ЗФБ-2017: выложена визитка Неродиськи!

НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 25 янв 2017, 05:17

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 134 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 7  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Пять тысяч любимых строк
СообщениеДобавлено: 22 дек 2007, 19:12 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Юрий Поройков

Разлука

Мы не огибаем, мы только проходим,
нам кажется - мы проходим, но мы подошли к концу -
свернулись просторы грядущего,
которые расстилало вокруг себя сердце
Рене Шар



... И вот, когда он поднялся с земли и увидел, что крылья его сломаны, он понял - больше ему не летать.
Крылья лежали в стороне.
Они были как чужие.
Но если болело, значит, свои?
Небо тоже казалось чужим.
Оно висело над ним - высокое и равнодушное.
Но если он его видел и чувствовал - значит, оно было еще с ним?
Крылья были как чужие.
Чужим казалось небо.
И уходила все дальше и дальшше та, которая отняла у него небо и крылья.
Она ушла и исчезла,
словно ее никогда не было.
Но в воздухе плавали слова,
пустые, как мыльные пузыри.
Сквозь них просвечивало солнце.
Он ткнул пальцем в один из них -
пузырь лопнул со звоном,
и в воздухе образовалась круглая дырка,
через которую можно было посмотреть на свое будущее.
Будущее было ужасным -
Там ничего не было.


(Как можно нарисовать пустоту? -
спрашивал он, когда был еще совсем маленьким.
Взрослые пожимали плечами.
"Пустота - это когда ничего нет, -
говорили они. - Вот, как эта белая стена,
видишь, она совсем пустая".
Да? -удивлялся он, - но она же белая!
Значит, пустота - это что-то белое?
Взрослые смеялись: Конечно, нет!
Значит, возражал он, пустота - это когда темно?
Но я же вижу ээто темное, значит, пустоту можно увидеть.
И, значит, нарисовать?
Взрослые сердились -
такой бестолковый мальчик!)

Теперь он знал - что такое пустота.
Он даже смог бы нарисовать ее.
Он нарисовал бы мыльные пузыри, сквозь которые просвечивает солнце.
Или лучше так:
выдул бы через соломинку
огромный радужный пузырь и ткнул потом в него пальцем.
Палец сразу же стал бы мокрым,
а в том месте, где только что был шар,
образовалась бы дырка в будущее.
Можно нарисовать
и пузырь, и солнце, и даже палец.
Жаль, что нельзя так же просто нарисовать будущее.
Прошлое вот можно:
стоит человек и у него вырастают крылья.
Потом они его поднимют и он начинает летать.

Люди показывают пальцем - какой чудак!
Он еще не знает, как легко падать с такой высоты.

И как больно ударяться о землю.

Они знают, потому и не летают.

И они, наверное, правы.

Когда все говорят одно и тоже, правда на их стороне.

И настоящее можно нарисовать.
Ну, хотя бы так:
человек пишет о том, как он летал.
Или о том, как ему хотелось летать.
Или о том, как он увидел, что у него ломаются крылья.
И даже о том, как он их чинит.
Пока человек обо всем этом пишет,
он надеется дожить до ьудущего,
хотя и не знает еще, что такое - будущее.

Мыльных пузырей много, но стоит ли их все разрушать?
Хватит и одной дырки, чтоб увидеть через нее что-то.
Пусть летят себе, ведь сквозь них просвечивает
солнце, которое одно на всех.

* * *

Когда она уходила от меня по длинному светлому коридору что-то должно было произойти.
Ну, например, люди должны были перестать суетиться.
Небо - померкнуть.
Милиционер - перестать зевать.
Табло - погаснуть.
Жизнь - остановиться.
Вселенная - рухнуть.
Ничего не произошло.
Уходил, не оглядываясь, человек.
Другой смотрел ему вслед.
Два человека расставались навсегда.
И ничего?
И ничего.
Небо не рухнуло.
Милиционер зевнул в третий раз.
Табло исправно горело.
Вселенная продолжала раскручиваться по спирали.
Нас поделило время:
Ей досталось будущее.
Там, куда она улетела, солнце вставало на 10 часов раньшше.
Прошлое осталось со мной.

Наполнен тобой до краев.
И надо мною - ты, и вокруг - ты...
А может, мы - это уже я?
А может, любовь - это и есть то самое-самое,
когда невозможно различить где - один и где - другой?
И тогда есть я, ставший тобой,
или ты, ставшая мной.

* * *

Разлука сокращает расстояние:

Лететь некуда и незачем.
Небо, круто изгибаясь, начинается у самых глаз.
Вижу свое отражение - вытянутое эллипсом и сплюснутое.
Зачем мне одному столько неба?
Звезды достались другим.
Ползаю по кругу.
Кричу.
Но голос мой падает рядом,.
как камень, брошенный в потолок.

* * *

"Мелкий дождь веселит листву
и проходит, не наззываясь".

Так сказал поэт.
Ему было грустно и потому он мне сегодня - брат.
Я его понимаю.
Он увидел в мелком дожде то,
что я увидел в длинном светлом коридоре.
Не грусти, дорогой Рене Шар:
дело не в дожде вовсе, а в листве.

* * *

Хватаюсь за воспоминания, как за соломинку.
Вновь вижу, как ты входишь ко мне:
сначала яркое нечто,
потом сосредоточенное лицо с вопросительными глазами -
как бы отстраненное от этого яркого:
само по себе лицо, сами по себе глаза.
Смотришь поверх меня на стену, как говоришь:
"Вот, пришла, ну и что?"
Яркий цвет пальто ты выбираешь, конечно, бессознательно.
Тебе нравится, чтобы потом, когда твое появление осоззнали и оценили, больше уже не отвлекались от самого главного - от того, что ты приносишь, как подарок кому-то, а в данном случае мне.
Я так и делал - смотрел на яркое пальто: спасибо, оценил!
И сразу же на твое лицо, твой подарок - каков он сегодня, мне ли?
Хватаюсь за воспоминания как за соломинку.

Но разве удержат?

* * *

Несу счастье свое, как на коромысле.
С одной стороны - радость,
с другой - горечь.
Не расплескать бы, не дать смешаться.
Мои радость и горечь -
вместе.
На одинаковом расстоянии от сердца.
И чем большше пью с одной стороны,
тем тяжелее с другой.
(но разве - пью?
только и подхватил, может, брызги - успел!)

* * *

Итак, новая весна.
А у тебя?
Почему она началась здесь?
Ведь, если солнце идет оттуда, где ты,
то почему же весна - наоборот?

* * *

С планетой что-то происходит.
Планету, возможно, подменили.
Или я случайно заблудился и попал не в ту эпоху?
Неужели этот сквер - тот же?
И эти люди - влюбленные!
Им же нечего сказать друг другу.
Они же умирают в объятиях друг друга - несчастные!
К тому, что ты теряешься во времени и пространстве,
привыкаю постепенно.
Смотрю вслед жизни долгим взглядом
и снова возвращаюсь
к своему, уже на ощупь знакомому горизонту.
Завтра, возможно,
я выпрошу у нее маленькую надежду
и приделаю к ней большие крылья -
летать нельзя, но можно хлопть ими,
разгоняя набежавшие облачка из будущего.

* * *

Кто сказал, что ждать трудно?

Надо только суметь забыть о часах
и научиться пересчитывать секунды тогда,
когда они приходят из ниоткуда и уходят в никуда.
Это очень сложно, но дело не в этом.
Я - научился.
Хочешь, я скажу тебе, сколько прошло секугд
с того мгновения,
когда я видел тебя в последний раз?
Когда ты вернешься,
время не остановится
Оно просто станет часами со стрелками.

* * *

Вечность - это время,
которое нужно, чтобы дождаться твоего письма.
Я подожду.
Многое успеет забыться,
и все-таки что-то останется.
И то, что останется, будет правдой.
Я согласен на вычитание -
пусть у меня вычтут тебя,
останутся стихи о тебе
и наоборот.
Так что, я все-равно ничего не теряю.
Как бы ни вычитали,
ты останешься со мной.
* * *

Когда в окне загорится одинокая звезда,
обманутая расстоянием,
когда дальние деревья
растают в синем полумраке,
когда смоет ветром со стекол
примитивную дневную пыль,
когда смолкнут
быстрые одинокие шаги за окном,
когда я, наконец,
подумаю о себе, как о другом, -
наступит будущее.
И я увижу,
что в нем есть ты, но нет меня....

И это будет будущее, которое уже прошло.

* * *

...И человек,
увидевший, что крылья его сломаны,
и понявший,
что полететь он уже не сможет,
стряхнул с себя пыль,
оглянулся вокруг
и зажмурился вдруг от того,
что небо было голубым и высоким,
и ни облачка не виднелось на нем.
И ему отчаянно захотелось взлететь,
потому что за этим небом
он чувствовал другое -
еще более голубое и высокое,
и беда ли -
сломались старые крылья,
когда на спине,
разрывая кожу,
набухали новые,
и земля уже сама бежала под ноги.
Взмахнуть бы,
оттолкнуться бы,
и туда - вверх! -
сквозь мыльные пузыри -
за солнце! -
к тому далекому небу,
где должно быть другое солнце,
которое тоже одно на всех,
но

каждому светит по-своему.

И пусть люди показывают на него пальцем -
опять летит чудак!
Летит, потому что у него крылья.
Или
потому у него крылья, что он летает.

Потому что иначе он не умеет.
Потому что, когда ему ломают крылья,
он их не чинит,
а отбрасывает.
Он просто знает,
что у него обязательно вырастут новые.
Когда они перестанут расти,
его уже не будет.
Пока он есть, они растут всегда.
Вот только объяснить - как это,
у него не получается, он не умеет.
Ему приходится показывать,
и поэтому, должно быть,
у него часто ломаются крылья.
И он падает
и больно ударяется о землю,
но встает и летит снова.
Такой это счастливый человек,
о котором все говорят,
что он чудак.

Но если человек може нарисовать пустоту,
разве он не заслуживает, чтобы его выслушали?
Тем более, что ему ничего особенного не надо.
Он просто хочет, чтою его поняли.
Особенно те, которые всегда правы.
Может быть, не стоит молчать?
Может, надо однажды закричать?
Но кто же услышит слабый человеческий голос -
крик с той высоты,
на которую забрался этот чудак
на своих крыльях?
Оставшиеся на земле не услышат.
Такая вот странная история.
А странная они и история,
потому, наверное,
что родилась однажды ночью
на бумаге, которая лежала рядом с конвертом,
где хранилась
нетающая льдинка-грустинка,
присланная по почте
из далекой холодной страны.
Оттуда, где солнце
встает и заходит раньше на десять часов.
И когда там человек спит,
здесь другой человек уже забыл,
что он видел во сне.
Расзодящееся время - несходящиеся сны.
Можно нарисовать такую картину:
Люди бегут навстречу друг другу
и пробегают мимо,
потому что бегут они друг к другу
в разное время.
Но, разве это важно?

Важно, что они все-таки бегут.
И не куда-нибудь, а навстречу друг другу.
Не так ли?

Отдавай всегда больше, чем можешь забрать.
И забудь.
Таков заповедный путь.
Рене Шар


Последний раз редактировалось NEDO 24 дек 2007, 10:19, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 22 дек 2007, 19:22 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Екатерина Горбовская

***

...Прийти на рынок без копейки денег,
Понюхать розы и потрогать веник,
И перепробовать все то, что разрешат -
Капусту, творог, мед и виноград,
Сказать, что мед - балованный, а творог -
Не так уж и хорош, насколько дорог,
И с чувством собственной законной правоты
Еще раз перенюхать все цветы.

***

Шел пятый день любви, прошедшей даром.
Шел пятый день того, что год спустя
Я назову безумьем и кошмаром.
"Давай поженимся", -- сказал ты мне шутя.

А этот день уже был на исходе,
И я, забыв про таявший пломбир,
Смотрела, как зареванных выводят
Детей из магазина "Детский мир".

Я не хотела видеть циферблата -
Твоих, моих и дядькиных часов,
Я восхищалась тем, что ты усатый,
И презирала тех, кто без усов.

***

Мы сидим в кафе "Метелица" -
Не роман, а так - безделица,
Мне вообще в любовь не верится,
А тем более зимой.
Тот, кто весел, - пусть смеется,
Тот, кто хочет, - пусть добьется,
А тебе еще придется
Провожать меня домой.

***

Я плакала и закрывала
Лицо журналом "Крокодил".
Меня кому-то жалко стало -
Мне кто-то место уступил.

Я плакала, себя кляня,
За то, что - глупо, неуместно...
А все смотрели на меня -
Всем было очень интересно.

***

Весна прикинулась зимой -
Бездарно как-то, неумело,
И неопрятной бахромой,
Висит метель. Мне надоело.
А ты все про мои глаза,
К тому же, не своими фразами:
Сперва сказал, что бирюза,
А под конец назвал алмазами.

...А за окном опять метели,
Когда же это прекратится?..
Ну подожди хоть две недели,
Я не могу сейчас влюбиться.

***

Привет, король бубновой масти.
Ты появился в октябре,
И я искала слово "счастье"
В большом толковом словаре.

Напрасно плакали чернила
На строчках странного письма...
Я не спрошу о том, что было, -
Я все придумаю сама.

Я все придумаю, как надо,
Ни в чем не буду обличать -
На лбу твоем - моя помада,
Как всепрощения печать.

***

Как и все другие вечера,
Этот вечер в восемь начинался.
В девять ты сказал: "Ну, мне пора..."
И опять до полночи остался.

И опять я жарила омлет,
И опять его пересолила,
И опять несла какой-то бред,
Думая, что весело шутила.

А потом махала вслед рукой...
Неужели я была такой?

***

Ты спал как сурок,
Ты спал как убитый,
Ты спал как убитый сурок.
А я допивала наш чай недопитый
И воспевала порок.
Я верила в счастье, я верила в чудо -
Так часто бывает с утра...
Я вытерла пыль и помыла посуду -
Я верила в силу добра...
Я вспомнить старалась,
Как делают тесто, -
Хотелось сварганить пирог.
Какое красивое слово "невеста"...
Ты спал. Как убитый сурок...

***

А я не о тебе мечтала.
И ты не обо мне мечтал.
Я просто принца ждать устала.
А ты принцессу ждать устал.

Ты по душе придешься маме -
И не дурак, и не пижон,
А папа лишь вздохнет: "Бог с вами",
И не полезет на рожон.

Мы купим телевизор, вазу,
Я научусь готовить суп,
А дверь, как только въедем, сразу
Оклеим пластиком - "под дуб".

***

Ты не ждал? А я пришла.
Здравствуй, милый, как дела?
Ты совсем уже не тот.
Как ты прожил этот год?

Да, любимый, в самом деле
Ровно год и две недели...
Я соскучилась, родной...
Познакомь меня с женой.

***

Мечется баба меж двух мужиков
Умная баба - меж двух дураков.
Первый - законный,
Второй - ненаглядный -
Ложь телефонов
И слежка в парадном,

Лица соседей
И взгляды детей...
Сколько в газете
Проблемных статей! -

Их не читая, уж много веков -
Мечется баба меж двух мужиков.

***

...Безумным смехом заходиться,
Поверить линиям руки,
Сбежать из дома с проходимцем
И разорвать черновики...

А может, просто жить иначе:
В тиши, в глуши, на дикой даче,
Пейзажи гладью вышивать,
Котенка в морду целовать

И по ночам мечтать о принце,
Подсев к открытому окну,
Судьбе молиться на луну,
Носить колечко на мизинце,
И под пластинку Адамо
Писать к Онегину письмо...

***

Вы были старше и умней,
Вы почему-то были с ней,
А я следила.
Вы говорили так умно,
А ей ведь было все равно,
Она курила.

Вы ей шептали о судьбе,
Она жевала курабье,
А я следила.
Я не о вас.
Я о себе.
Я вас любила.

***

Медленно ползет
Лифт вдоль этажей.
Как же мне везет
На чужих мужей!

Прислонясь к стене,
Я кусаю рот,
Потому что мне
- Вообще везет.

***

Берег моря. На песке
Дева мается в тоске.
Волны ходят ходуном,
Дева молит об одном:
"Море, море, мой любимый
Пусть вернется невредимый!"
Дева плачет на ветру:
"Он погибнет - я умру..."
Но челнок приплыл под вечер,
И она бежит навстречу,
Осушив потоки слез:
"Милый, что ты мне привез?"

***

"Сегодня на арене
Впервые перед вами
Мадемуазель Эжени -
С пантерами и львами!"

"Сегодня на арене..." -
Я комкаю афишу,
Опять дрожат колени,
Я ничего не слышу.

Вокруг мелькают тени,
Мне пудрят грудь и плечи...
"Впервые на арене", -
Звучит уж сотый вечер.

Я наливаю брома
И полстакана рома,
И старый гардеробщик
мне говорит: "Не трусь!"

Я ничего не слышу,
я ничего не вижу,
Но я их ненавижу
И до смерти боюсь!

И вот я перед вами -
С пантерами и львами:
Они сидят на тумбах
И на меня глядят!..

Пока я молодая,
Я слишком уж худая,
Когда я разбабею -
Они меня съедят.

***

Сходить с ума, сводить с ума -
Я все освоила сама.
И все усвоила вполне -
Вы не тревожьтесь обо мне:

Мне будет счастье - и без вас,
Любима буду - и не раз -
А десять, двадцать, тридцать, сто.
Ах, боже мой, а дальше что?..

***

Говаривала тетушка Ирена:
"Живем от Мендельсона до Шопена..."
Хранила пачку писем из Парижа -
Их перечтя, шептала: "Ненавижу!" -

И снова ненадолго убирала
В шкатулку, а шкатулку - запирала.
И что-то по-французски говорила,
Раскладывая вечером пасьянс...

А я еще французский не учила,
Но понимала слово "мезальянс".

***

А один чудесный мальчик
Посвятил мне странный стих.
Он прочел, а я молчала.
Я молчала - он притих.

Я сказала: "Очень мило..."
Мальчик вспыхнул горячо.
Я неискренне спросила:
"Может, что-нибудь еще?"

Он сказал: "Да ради бога!" -
А лицо такое злое...
Успокоился немного,
И прочел мне "Буря мглою..."

***

Поиграть собой,
Со своей судьбой -
В прятки.
Загадать на сон,
Чтоб явился ОН -
Святки.

...И он снился ей
Целых семь ночей -
Некрасив, недюж -
Подкаблучник муж.

ХОЛОДА

Январь. Иду и замерзаю,
И сапогами снег терзаю, -
Терзаю и не ведаю стыда,
Как в ноябре, еще тогда, когда
Снег - он не снег, а чудо, благодать
- Растает, как умрет, и снова ждать.
Как новогодняя открытка
Застыл январь, и от избытка
Снежинок, слитых в буйный снегопад,
Весь белый свет сегодня конопат.
И знаю я, что этот Новый год
Сегодня новым быть перестает.

***

Вот так сидим и говорим -
О том, что мир неповторим.
О том, что скоро выпускной,
Что пахнет в воздухе весной...
И все чудесно и чудно -
Сирень, открытое окно,
И сигареты огонек,
И разговоры до ночи...
И мне пока что невдомек,
Что все мужчины - сволочи...

***

И почерк не моей руки, и канувшие даты -
Мои смурные дневники конца семидесятых...
Шестнадцать лет, семнадцать лет
Все это было, или нет?

...Дым сигарет, неясный свет,
Стихи, похожие на бред,
Аквариум, где сдохли рыбки...
(Две грамматических ошибки.)
И этот невозможный тип -
Какого черта он прилип? -

Ведь - все. Проехали. Привет.
Иди гуляй себе - так нет:
Решил, что мы теперь близки
До самой гробовой доски...

...А я, как мышь, забилась в кресле,
Чтоб он моих не трогал рук...
А я все думала: "А если?.."
А я все думала: "А вдруг?.."
Но этот гад сказал: "Авось..."
И в самом деле, обошлось...
А дальше - странные значки,
Две-три зачеркнутых строки,
Девичий профиль, васильки, провал на месяц...

Куда бы деть все это прочь,
Чтоб не прочла однажды дочь -
Лет через десять?..

***

Я думала, что главное в погоне за судьбой -
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками, которые видны,
Над скверными задатками, которые даны,
Волшебными заплатками, железною стеной
Должны стоять достоинства, воспитанные мной.

Когда-то я так думала по молодости лет.
Казалось, это главное, а оказалось - нет.
Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь вот так тебя любил:
Со всеми недостатками, слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами, и склонностью ко лжи,
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

***

Светит солнце. Или месяц.
Или вовсе ничего.
А всего-то восемь-десять
Дней, как знаю я его.
И лица его не помню.
Где мне было рассмотреть!
Я глядеть старалась томно,
Мне хотелось зареветь.
Плыл туман перед глазами,
А с ресниц валилась тушь.
Я сказать решила маме,
А она смеялась: "Чушь".

***

Он говорит, что там есть речка Остынь,
Он говорит. что там такие звезды!
Он говорит, что там растет ракита,
Он говорит, его зовут Никита,
Он говорит, что там полно малины,
Он говорит, что медлить нет причины,
Он говорит, что там ручная сойка...

А я-то знаю: там изба да койка.

***

...А мама всё воюет с дочкой,
Своей научена судьбою.
Смешно: назвали одиночкой
В тот день, когда их стало двое.

А дочка – экая верзила,
И хорошеет не по дням.
И всё б не так уж плохо было –
Да больно нравится парням.

Уселась: в тапочках – на кресле,
Забита дрянью голова…
Кричит, чтоб в душу к ней не лезли…
А мама, подобрав слова,
Ей объясняет не без грусти
Законы жизни на земле:
Детей находят не в капусте –
Детей приносят в подоле.

***

Я кричу по ночам от ужаса,
Я от ужаса днём молчу:
Я боюсь, я боюсь замужества –
Не хочу, не хочу, не хочу!

Я хочу жить у папы с мамою,
Грызть морковку, вести дневник,
А мне снится всё то же самое:
Пучеглазый чужой мужик.

Снятся комнаты неуютные
И большая кровать у стены –
Извели меня эти мутные,
Беспощадно дурные сны.

***

Ну и что, что вдвоём. Ну и пусть при свечах –
У меня ещё есть голова на плечах…
А мой внутренний голос –
Он в голос кричал
И вполголоса сам же себе отвечал,
Что, когда при свечах,
А вокруг тишина,
Голова на плечах
Никому не нужна.

***

В замке было девять башен.
День был чист и ясен.
Принц был весел и отважен,
Молод и прекрасен:
Воевал, гулял по парку,
Пил вино с друзьями,
Иногда читал Петрарку
Влажными глазами,
У пруда кормил жар-птицу
Хлебом и изюмом...
Он хотел на мне жениться,
А потом раздумал.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23 дек 2007, 13:02 
Не в сети
шушпанчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 окт 2007, 21:46
Сообщения: 2322
Откуда: Владикавказ-Волгодонск-Нижневартовск
Копится нежность к тебе

копится нежность к тебе копится
колется нежность к тебе колется
под сердцем свила гнездо
отзывается на каждый вздох
ночью горлом идет-капает
очевидностью доканывает
гладит все подкожные родинки
все нервишки мои неровные
вырастает комочком маковым
на кулак меня наматывает
проливается истерикой
и режет до крови и жестко стелет
и просится к тебе в руки брызнуть
и как твои увлечения то галопом то рысью
и без знаков препинания
и лекарственно понимание
она не я она не я она не я она не я
и ты для нее что-то другое особое
нежность моя как спортсмен собрана
как бравый военный собрана
как пупырышки на коленях содрана
до мяса содрана до самого мяса
и умеет обнимать тебя и умеет с тобой смеяться
и умеет видеть тебя глубже глаз
и помнит каждую метку и помнит как обожглась
и ззззззззззззззз под кожей как яд
вот такая она вот такая я

Яшка Казанова

_________________

Думать - одно из наивысших наслаждеий, дарованных человеку. В шкале моих ценностей размещено сразу после оргазма и перед чтением книг. (Татьяна Саломатина)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23 дек 2007, 13:04 
Не в сети
шушпанчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 окт 2007, 21:46
Сообщения: 2322
Откуда: Владикавказ-Волгодонск-Нижневартовск
Будущее мной довольно

Позвонило прошлое,
сказало,
что соскучилось,
что хочет встречи.
Настоящее не отказало,
Будущее изувечив.
Снова позвонило
и сказало прошлое,
что хочет в гости.
Настоящее,бледнея,отказало.
Ничего, что прошлое от злости
остроумно, беспощадно, мило -
нахамило.
Ничего, что больно.
Будущее мной довольно.

В.Павлова

_________________

Думать - одно из наивысших наслаждеий, дарованных человеку. В шкале моих ценностей размещено сразу после оргазма и перед чтением книг. (Татьяна Саломатина)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23 дек 2007, 13:06 
Не в сети
шушпанчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 окт 2007, 21:46
Сообщения: 2322
Откуда: Владикавказ-Волгодонск-Нижневартовск
***

Полчаса, отведённые на войну,
Я проспал: ты любила меня во сне.
После многие ставили мне в вину:
Поражение, раны, кровавый снег.

Я не лгал оправданиями и не
Говорил о тебе тем, кто знал, как жить
И проспал бы снова, случись войне
Продолжаться. Ты снилась бы мне? Скажи...

После многих, отдавших войне тела,
Я писал похоронки для чьих-то жён.
Откровения зрячих. Собачий лай.
Снег пронзительно красен. А воздух - желт.

Я не лгал оправданиями и не
Говорил о тебе тем, кто знал, как жить.
И проспал бы снова, случись войне
Продолжаться. Ты снилась бы мне? Скажи...

Становилось бессильно. Тяжёлый спирт
Я глотал как амброзию, как бальзам.
После многие мне говорили - спи,
Что-то медное капали на глаза...

Подыхать от пули и от тебя
Равноценно для жизни: гореть в костре
Или рваться на дыбе. В зрачках рябят
Полчаса, отведённые на расстрел.



***

Невские пальцы перебираю.
Целую ладони ковш.
Гладь мостовых бередят трамваи.
Рвусь, отрываюсь, отогреваюсь
От сотен бетонных кож.
Лакаю воду каналов стылых,
Ласкаю решетки сон.
Сзади, закрытым заводом в спину,
Моей индустриальной пустыни
Скошенное лицо.
Навзничь кидаюсь. На небо. Наземь.
Рубашку шпилями в кровь.
Пунктиром линий Васильевской вязи
Молюсь на юных, больных, безобразных,
На эрмитажных богов.
Я - плоть от плоти. Я - камень от камня
Гранит на себе таскать ...
Хватает обугленными руками,
Крюковым держит нельзя дышать мне
Предпитерская тоска.

Яшка Казанова.

_________________

Думать - одно из наивысших наслаждеий, дарованных человеку. В шкале моих ценностей размещено сразу после оргазма и перед чтением книг. (Татьяна Саломатина)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23 дек 2007, 13:19 
Не в сети
шушпанчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 окт 2007, 21:46
Сообщения: 2322
Откуда: Владикавказ-Волгодонск-Нижневартовск
здесь

в этом городе каждый, кто был хоть чуть-чуть
обозначен как личность, становится тенью
с пиджаком на плечах и с букетиком чувств
в полувымерзшем теле.

в этом городе. улицы липнут к ногам,
увлекая в безумие всех достоевских.
раздеваю глазами тебя донага,
невзирая на "если...",

раздеваю. ты мерзнешь, ты рвешься ко мне
под рубаху поглубже. от воспоминаний.
и античные мальчики держат коней,
нарциссически-верно колеблясь в канале.

в этом городе солнце не греет, но льнет
к белой коже. всеядно, как татуировка.
замирает морщиной. смотрю на нее
откровенно и робко.

в этом городе нас не встречает никто,
кроме ветра и юноши светло-седого.
и кусает: не то ожиданье, не то
ощущение - дома.

23.11.2001



пiiт

Обессилев от сна, плавно вшагивал в утро,
Жарил кофе. Его окружавшая утварь
Отражала небритость и тяжесть запоев
Под глазами. Старался забыть, но запомнил
И ладони ее, и несмелую ласку.
Галстук - лассо. Сбиваясь на трезвых согласных,
Объяснялся ей в чем-то протяжно-противном.
Сам себя презирал. Был обозван сатиром,
Старым пнем. Резко чувствовал возраст. Пугался
Ощущенья финала. Устраивал танцы
Перед зеркалом пыльным. Один. Глупо плакал,
Ошибаясь в движеньях. Пил водку и на пол
Оседал, все цитируя бывших героев.
Поднимался по стенке, помят и неровен,
Доползал до постели. Спеша забывался,
Повторяя глазами движения вальса
Перед зеркалом пыльным. Ворочался, кашлял.
Был пронзительно стар наяву. Бесшабашен
Был во сне. Там сражался с редакторской правкой,
С рецензентами, с лестью, текущей отравой.
Там был смел, там был юн, популярен как будто...

Обессилев от сна, плавно вшагивал в утро.

23.11.2001




***(Не пускайте поэта в Питер)
....."Не пускайте поэта в Париж"
......................В.Долина

Не пускайте поэта в Питер.
Запирайте. Дома держите.
Если можете - повяжите.
Чем угодно жертвуйте - жизнью,
В оба глаза за ним смотрите.
Не пускайте поэта в город.
Он к вам вряд ли потом вернется.
Не простится, не обернется.
В сером воздухе изогнется
Темный лацкан и светлый ворот.
Не пускайте поэта в ветер.
Он Невой закашляет в бронхах.
Захлебнется по-чаячьи звонко.
Робкий бог, воспаленный и тонкий,
Задремавший на парапете.
Там Дворцовой дугою гнется,
И в шершавом сером граните -
Стих, закутанный в чей-то свитер...
Не пускайте поэта в Питер.
Все равно он туда сорвется.

21.11.2001


*** (Там - все другое)

Там - все другое,
все другое,
все другое.
Там - небо чайки разрывают, а не голуби.
Там - в тучах блеск Невы, ее подобие.
Там - все другое, все отчаянное, гордое
за глаз восторг, за ощущенье голода
тоски по красоте. За честь без гонора.
Там - все другое,
все другое,
все другое.
Там - каждое - история и горе.
Там - улиц расхожденье угловое...
Там глаз, там грусть, там голос. Голос Города.

21.11.2001



***(Кто же там по тебе скучает?..)

"Кто же там по тебе скучает?" - Саркастически спросят дети.
"Пара старых серьезных чаек" - Я, смутившись слегка, отвечу.
"Кто же там по тебе скучает?" - Иронически спросят дома.
"Пара улиц и гул причала" - Я отвечу, как незнакомым.
"Кто же там по тебе скучает?" - Издевательски спросит кто-либо.
"Бой Никольской. Отрывистый, частый" - Я отвечу сквозь зубы и брови.
"Кто же там по тебе скучает?"- Отрешенно себя спрошу я.
"Ветер влажный дома качает. Пара лиц на зимнем печальны.
И скамейка в сквере пустует."

21.11.2001



сонечный круг рас рас рас
девочки сонечки. сонные девочки.
девочки солоновато-сосновые.
замысловатое "здравствуйте, деточка" -
так заплетаются: слово за слово. я
нежным волчариком вою. по чаячьи
невский прибой отпевает утопшего
мертвые запонки, даже не чая - чьи
тонкие венки увядшие. toshiba,
жесткое порно (прости, что цитирую)
девочки сонечки любят по-взрослому:
белое поле с простывшими титрами,
кожа, сеченая юными розгами.
девочки сонечки сонные сладкие
сыплют словами стихами соблазнами
<стервами>
девочки сонечки. смысл - безделица:
нужно делиться собой апельсинчато -
нате Вам дольку! а если не делится,
рвется цветное сердечко из ситчика?
девочки сонечки. сонечки девочки.
все постепенно меняют фамилии
и имена.

21.11.2001



***(Невские пальцы перебираю)

Невские пальцы перебираю.
Целую ладони ковш.
Гладь мостовых бередят трамваи.
Рвусь, отрываюсь, отогреваюсь
От сотен бетонных кож.
Лакаю воду каналов стылых,
Ласкаю решетки сон.
Сзади, закрытым заводом в спину,
Моей индустриальной пустыни
Скошенное лицо.
Навзничь кидаюсь. На небо. На земь.
Рубашку шпилями в кровь.
Пунктиром линий Васильевской вязи
Молюсь на юных, больных, безобразных,
На эрмитажных богов.
Я - плоть от плоти. Я - камень от камня
гранит на себе таскать ...
Хватает обугленными руками,
Крюковым держит нельзя дышать мне
Предпитерская тоска.

21.11.2001



***(Вызванивает внутри, вызревает...)

Вызванивает внутри, вызревает
Новая, возбужденная, взрывная.
Так что рот закусить, прокусить
Ситец губ разорвать насилу,
В слово вылепить эхо.
Это
Подвластно не каждому.
Предпочитаю молчать.
Гниют каналы, от жажды
Старых собак моча
Спасет их едва ли.
Твари
Моих неуемных фантазий
Зимой становятся злее.
Лелею
Их. Чтоб случайно не сглазить,
Плюю через левое метко:
Гниют каналы, смехом -
Старых собак лай
Из-за угла.
Город, вживленный в печень
Печалится. Каменный птенчик
В суровом гнезде Невы.
Со мной "на Вы",
Лысеющий аристократ
Красит ресницы, край
Халата выпачкан салом.
Салонное очарование стало
Душить. Не хватает даже на водку.
Вот как.
Недостаток женщин рождает избыток либидо.
Обидно, но каждая - не моя
В этом городе мандельштамов.
Бесштанные
Дети зажгут на Мойке маяк,
Чтоб до "Идиота" добраться,
Официантке - "ну, здравствуй, милая, здравствуй".
Достоевский в переводах с Инглиш
Видишь?
Стопка водки к каждому стейку.
Стенки
Клеены пестрым. Иностранец за кофе зевает.
Как странно, что в этом городе вызревает
Новая, возбужденная, взрывная
Моя кровь.

21.11.2001



***(Валяюсь на кухне питерским псом)


Валяюсь на кухне питерским псом,
Под себя подогнув коленки.
Смотрю, разглядываю свой сон,
Твой город на желтой стенке.
Дыханье таЮ в собачьей груди,
Сердце стучу многоточием...
Ты говоришь: там часто дожди
И молочно-топленые ночи.
И я - мечтою и сном взахлеб:
Туманы - воздушной стаей,
Мостов и друзей ночной разлет
До утреннего трамвая.
И я мечтаю - проснуться, встать
И - чередой открытий -
С внезапной ясностью узнавать:
Это мой город. Питер.

21.11.2001



кружавчики


Тосковала по тебе волком.
Все казалось в толпе: вон ты!
И машины считала похожие,
Расстояние чуяла кожей.

А в отеле, в надраенных до одури этажах
Меня назвали почтительно "госпожа".

Этот Питер мне проел нервы:
Город тления, причал нерпы.
Телефончика междугородие:
Ты мне - родинка, ты мне - родина.

Рестораны, меню с начинкой из тысячи блюд.
- Вы не любите рыбу?
- Я? Я Одну люблю

До тебя два дня и две ночи.
Укрываться от тоски нечем.
Сигаретного дыма веночек,
Страхов-снов обильная нечисть.

И в тисках облаков через
Города и поселки - в воздух:
"Ты - спасенье мое, леченье
От смертельной ветряной оспы."

21.11.2001



один из двух

Астория вся в снегу, как в плевочках,
А чего вам хотелось? Это - Питер.
Я бреду по городу винно-водочному
В нежном, с хитрецой, подпитии.
У меня круглое личико.
Звать меня Лиличка.
А он гордый, чертяка.
Он, даже здороваясь,
Руки из кармана штанов широченных не вынет.
Мне же хочется, чтоб плакал, тявкал,
Чтоб любую ладонь целовал навылет,
Но мою лобызал,
Как христову или как шлюхину.
Чтоб катался в глазах
Истерически. Чтоб вынюхивал
Запахи на мне не его, чужие.
Чтоб мы вместе до угла не дожили,
До поворота, не дотерпели чтоб
Ни за что.
Астория близится. Сережка Есенин
Там размазан по стенам.
Бреду на свидание... далее... далее...
Люблю ночные скитания.
А он, желвачок напрягает, как металлический шар
С постоянством безумного. Нарциссизма
Черви в каждом жесте его кишат,
В дыме трубочном сизом.
Желвачок-ромашка: женишься? не женишься?
Опасливы движеньица.
Ох, как опасливы. Но не трусливы.
Он не плачет, давится слизью,
Когда мне тычется в личико,
В имя мое Лиля Лиличка.
Он ревностью умывается, как мылом.
Мой милый. Большой и милый.
А потом пуля плющит висок в кашу.
Я-то, дура, боялась: мол, много кашляет.
А он жолудями холодными измесил себе всю душу,
Ревностью бледной, словоблудным своим "не струшу".
Ну, не выдержал, спекся, сник.
Вероника
Тоже из тех, кто мог бы быть ведьмой.
Но ты ведь мой?
Только мой?
Вот такой громадой себя сам сломавший...
Хотя сейчас неважно.
Висок - в кашу.
Слюна - в соль.
Трусцой
К нему. Хрупкому Гулливеру.
Пойдите вон! Я вам не верю!
Где он? Пустите к нему, к мЈртвому.
Прорываюсь увЈртками.
Пуль давленые виноградины
Околдовали меня, его обрадовали.
Лицо совсем не узнаю. Что вы мне тут подсунули?
Сыр сулугуни
На столе
И бутылка сухого.
И не слова.
Впоследок.
И на репетицию торопится девочка дикая
Вероника.

21.11.2001


одинокий из двух

А у Лилички рвется коса до пояса
Роза красная в волосах.
Мне даже глянуть на Лиличку боязно,
Не то, чтоб ладони лобзать.
Она шагает по каждой площади,
Как по Красной. Каблук трещит.
Была бы иная, жилось бы проще мне:
Семечки, сырники, щи...
А у Лилички нежность руки проклятая -
Поллуны таращусь в окно
И вою. Трахея забита кляпами -
Глубочайшая из всех нор.
Тосковать, в каждой рюмке спиртово плавиться:
Кто ласкает ее - гадать.
А она - и умница, и красавица,
Строптива не по годам.
Стоп, машина! Я - под колеса бревенчато,
Но великоват для авто.
Не лечится эта зараза, не лечится.
Ни в этой жизни, ни в той.
А у Лилички брови вразлет по-летнему,
И Арбат истоптан до дыр.
В кистях грабастаю два билетика,
Глотать мешает кадык.
Я бросался здороваться с незнакомками,
Драться с мальчиками в "пежо" -
Она не пришла. Циферблатик комкался.
Револьвер эррекцией жег.
И потом, коробок черепной разламывая,
Пуля видела наперед:
Не пришла на Садовое? Это не главное.
На похороны-то придет.
Вот и памятник. Двух штанин бессилие,
В мерополитене - бюст.
А у Лилички платье синее-синее.
До сих пор ослепнуть боюсь.

20.11.2001

Яшка Казанова.

_________________

Думать - одно из наивысших наслаждеий, дарованных человеку. В шкале моих ценностей размещено сразу после оргазма и перед чтением книг. (Татьяна Саломатина)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 23 дек 2007, 18:09 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Иосиф Бродский

ШЕСТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
Так долго вместе прожили, что вновь
второе января пришлось на вторник,
что удивленно поднятая бровь,
как со стекла автомобиля - дворник,
с лица сгоняла смутную печаль,
незамутненной оставляя даль.

Так долго вместе прожили, что снег
коль выпадал, то думалось - навеки,
что, дабы не зажмуривать ей век,
я прикрывал ладонью их, и веки,
не веря, что их пробуют спасти,
метались там, как бабочки в горсти.

Так чужды были всякой новизне,
что тесные объятия во сне
бесчестили любой психоанализ;
что губы, припадавшие к плечу,
с моими, задувавшими свечу,
не видя дел иных, соединялись.

Так долго вместе прожили, что роз
семейство на обшарпанных обоях
сменилось целой рощею берез,
и деньги появились у обоих,
и тридцать дней над морем, языкат,
грозил пожаром Турции закат.

Так долго вместе прожили без книг,
без мебели, без утвари на старом
диванчике, что - прежде, чем возник,-
был треугольник перпендикуляром,
восставленным знакомыми стоймя
над слившимися точками двумя.

Так долго вместе прожили мы с ней,
что сделали из собственных теней
мы дверь себе - работаешь ли, спишь ли,
но створки не распахивались врозь,
и мы прошли их, видимо, насквозь
и черным ходом в будущее вышли.
1968

* * *
Л.В. Лифшицу

Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
Я сижу у окна. За окном осина.
Я любил немногих. Однако - сильно.

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишина глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
Я сижу у окна, обхватив колени,
в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишина мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
Я сижу в темноте; как скорый,
море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.
1971


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24 дек 2007, 18:25 
Не в сети
шушпанчик
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 окт 2007, 21:46
Сообщения: 2322
Откуда: Владикавказ-Волгодонск-Нижневартовск
На презентации своего альбома "Ветер в голове" в 2004 году в Питере Сергей Трофимов читал свое стихотворение. И как читал! В напечатанном виде и без его голоса оно выглядит намного бледнее..
И тем не менее:

***

Твоя пронзительная нежность,
Твоя губительная страсть,
Как будто смерти неизбежность
Имеет надо мною власть.
И я всего лишь раб послушный –
Терплю мучительную боль
Когда легко и простодушно
Ты вновь повелеваешь мной.

Небрежно брошенное платье
Твое тепло еще хранит.
А на стене висит распятье
И алым пламенем горит.
Но в споре двух противоречий
Греха возвышенная суть:
Твои блистательные плечи,
Твоя божественная грудь

А ты дышала лунным светом,
Что вился в воздухе ночном,
И ночь была тобой согрета,
И пели птицы за окном…
О том, что в мире все бесценно,
Пока над ним имеют власть
Твоя пронзительная нежность.
Твоя губительная страсть...

Сергей Трофимов.

Люблю его, ничего не поделаешь))

_________________

Думать - одно из наивысших наслаждеий, дарованных человеку. В шкале моих ценностей размещено сразу после оргазма и перед чтением книг. (Татьяна Саломатина)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24 дек 2007, 21:20 
Не в сети
авторитетная бета
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 09:52
Сообщения: 3935
Откуда: Москва
***
Я разлюбил тебя... Банальная развязка...
Банальная, как жизнь, банальная, как смерть..
Я оборву струну жесткого романса -
Гитару пополам - к чему ломать комедь..

Лишь не понять щенку, лохматому уродцу,
Чего ты так мудришь, чего я так мудрю.
Его впущу к себе - он в дверь твою скребется,
А впустишь ты его - скребется в дверь мою.

Наверное, можно так с ума сойти, метаясь,
Сентиментальный пес, ты попросту юнец,
Но не позволю я себе сентиментальность,
Как пытку продолжать - затягивать конец.

Сентиментальным быть не слабость - преступленье,
Когда размякнешь вновь, наобещаешь вновь
И пробуешь кряхтя поставить представленье
С названием тупым "Спасенная любовь".

Спасать любовь пора в самом начале
От пылких "никогда", от детских "навсегда"
"Не надо обещать"- нам поезда кричали...
"Не надо обещать" - мычали провода.

Надломленность ветвей и дыма задымленность
Предупреждали нас, зазнавшихся невежд,
Что полный оптимизм есть неосведомленность,
Что без больших надежд надежней для надежд.

Гуманней трезвым быть и трезво взвесив звенья,
Допрежь чем их надеть - таков закон вериг.
Не обещать небес, но дать хотя бы землю
До гроба не сулить, но дать хотя бы миг.

Гуманней не твердить "Люблю...", когда ты любишь
Как тяжело потом из этих самых уст
Услышать звук пустой, вранье, насмешку, грубость
И ложно полный мир предскажет ложно пуст

Не надо обещать - любовь неисполнимость.
Зачем же под обман вести, как под венец.
Виденье хорошо, пока не испарилось.
Гуманней не любить, когда потом конец.

Скулит наш бедный пес до умопомраченья,
То лапой в дверь мою, то в дверь твою скребя.
За то, что разлюбил, я не прошу прощения.
Прости меня за то, что я любил тебя...
Е.Евтушенко


Ирония

Двадцатый век нас часто одурачивал.
Нас, как налогом, ложью облагали.
Идеи с быстротою одуванчиков
от дуновенья жизни облетали.

И стала нам надежной обороною,
как едкая насмешливость – мальчишкам,
не слишком затаенная ирония,
но, впрочем, обнаженная не слишком.

Она была стеной или плотиною,
защиту от потока лжи даруя,
и руки усмехались, аплодируя,
и ноги усмехались, маршируя.

Могли писать о нас, экранизировать
написанную чушь – мы позволяли,
но право надо всем иронизировать
мы за собой тихонько оставляли.

Мы возвышались тем, что мы презрительны.
Все это так, но если углубиться,
ирония, из нашего спасителя
ты превратилась в нашего убийцу.

Мы любим лицемерно, настороженно.
Мы дружим половинчато, несмело,
и кажется нам наше настоящее
лишь прошлым, притворившимся умело.

Мы мечемся по жизни. Мы в истории,
как Фаусты, заранее подсудны.
Ирония с усмешкой Мефистофеля,
как тень, за нами следует повсюду.

Напрасно мы расстаться с нею пробуем.
Пути назад или вперед закрыты.
Ирония, тебе мы душу продали,
не получив за это Маргариты.

Мы заживо тобою похоронены.
бессильны мы от горького познанья,
и наша же усталая ирония
сама иронизирует над нами.
Е.Евтушенко

***
Я помню первый день, младенческое зверство,
Истомы и глотка божественную муть,
Всю беззаботность рук, всю бессердечность сердца,
Что камнем падало – и ястребом – на грудь.

И вот – теперь – дрожа от жалости и жара,
Одно: завыть, как волк, одно: к ногам припасть,
Потупиться – понять – что сладострастью кара -
Жестокая любовь и каторжная страсть.
М.Цветаева


Кинематограф

Кинематограф. Три скамейки.
Сентиментальная горячка.
Аристократка и богачка
В сетях соперницы-злодейки.

Не удержать любви полета:
Она ни в чем не виновата!
Самоотверженно, как брата,
Любила лейтенанта флота.

А он скитается в пустыне,
Седого графа сын побочный.
Так начинается лубочный
Роман красавицы-графини.

И в исступленье, как гитана,
Она заламывает руки.
Разлука. Бешеные звуки
Затравленного фортепьяно.

B груди доверчивой и слабой
Еще достаточно отваги
Похитить важные бумаги
Для неприятельского штаба.

И по каштановой аллее
Чудовищный мотор несется.
Стрекочет лента, сердце бьется
Тревожнее и веселее.

В дорожном платье, с саквояжем,
В автомобиле и в вагоне,
Она боится лишь погони,
Сухим измучена миражем.

Какая горькая нелепость:
Цель не оправдывает средства!
Ему - отцовское наследство,
А ей - пожизненная крепость!
О.Мандельштам

Двадцать сонетов к Марии Стюард

Сонет 6

Я вас любил. Любовь еще (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги.
Все разлетелось к черту на куски.
Я застрелиться пробовал, но сложно
с оружием. И далее: виски:
в который вдарить? Портила не дрожь, но
задумчивость. Черт! Все не по-людски!
Я вас любил так сильно, безнадежно,
как дай вас Бог другими – но не даст!
Он, будучи на многое горазд,
не сотворит – по Пармениду – дважды
сей жар в крови, ширококостный хруст;
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды
коснуться – «бюст» зачеркиваю – уст!
И.Бродский


ЖЕНЩИНЕ

Ты - женщина, ты - книга между книг,
Ты - свернутый, запечатленный свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.

Ты - женщина, ты - ведьмовский напиток!
Он жжет огнем, едва в уста проник;
Но пьющий пламя подавляет кник
И славословит бешено средь пыток.

Ты - женщина, и этим ты права.
От века убрана короной звездной.
Ты - в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечем ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся - от века - на тебя!
В.Брюсов


О самом главном

Самое горькое на свете состояние -
одиночество.
Самое длинное на земле расстояние-
то, которое одолеть не хочется.

Самые злые на свете слова: "Я тебя не люблю".
Самое страшное - если ложь права,
а надежда равна нулю.

Самое трудное - ожидание конца любви.
Ты ушла - как улыбка с лица,
и сердце считает шаги твои.

И все-таки я хочу самого страшного
и самого неистового хочу.
Пусть мне будет беда вчерашняя
и счастье завтрашнее по плечу...
А.Дементьев

_________________

Надежда - глупое чувство. (с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24 дек 2007, 22:51 
Не в сети
Благодарный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 12:44
Сообщения: 7680
Откуда: Israel
Елена Аксельрод

Н. и Л. Кутиковым

Когда-то была я слегка опальной,
Но никогда — гражданкой великой.
Вот и теперь — лишь уставлюсь на пальму —
Нехотя взглядом встречаюсь с липой.
Зелено, холодно — жарко, голо —
Мутная явь, наподобие клипа.
Пальцы пальмы сжимают горло —
Перед глазами маячит липа.
Жизнь маскарадная, все понарошку —
Рукопись стала крошкой-кассетой.
Села на корточки, глажу кошку —
Даму дородную полусвета -
Свет загорожен наполовину,
Ибо окошки завешаны липой.
Месят дожди поселковую глину,
Щебет, урчанье, чавканье, всхлипы.

Завтра я с пальмой махну на свиданье,
С гордой любимицей полного света.
Снова урчание и щебетанье.
Ливня усердного песенка спета —
Ливня, которому я подпевала
Вместе с далекими, милыми — вами.
Было ли это иль не бывало?
Что же мне делать с моими правами
В небе метаться в поисках крова,
Если любое жилье иллюзорно,
Если былое пристанище — слово —
В тине озерной, в сухости горной
Не разглядеть, не найти, не присвоить?
Рукопись смыта, стерта кассета.
Пальма и липа, одни вы — живое —
Дети дождя, порождение света.

2003


* * *

Отгороженный дождем,
Пруд прикинулся дорогой,
Черным глянцевым листом,
Распластавшимся полого.

Отгороженный прудом,
Лес прикинулся горою
С переливчатым хребтом,
Под которой мы с тобою,

Не забыв про лес и пруд,
Поселились ненароком,
Где знакомый наш верблюд,
Повернувшись лысым боком,

Нас встречает что ни день —
Та же поза, тот же профиль.
Как ему стоять не лень —
Без фалафеля, без кофе?

Благо, туча не грозит,
Благо, ни дождя, ни града.
Только высохший зенит,
Только мы и небо рядом.

2003



* * *

Я возвратила ссуду,
Сдала свои дела,
Смахнула всю посуду
С разбитого стола.
Но черепки сверкают —
Часы, недели, дни —
И будто намекают:
Очнись, нам жизнь верни!
Те лунные тарелки,
Тот лиственный узор
Не так уж были мелки,
Коль помнишь до сих пор
И полдень на поляне,
И полный до краев
Кувшин хмельных желаний,
Неосторожных слов.

2003


В ПАЛИСАДНИКЕ

Может, от неприютности,
может быть, с непривычки
Полюбила я, как родного,
тощей земли клочок.
Вон как за жизнь цепляются
плюща-бедолаги косички,
Скорей расплетайтесь, милые,
а коль приуныли — молчок.

Здесь баловница-землица.
Копнешь — и уткнешься в камень.
Как ухищряются корни
смягчить неуступчивый нрав?
И вот ладони лимона
глажу своими руками,
Сбитый ветром фонарик
загорается между трав.

Горькую кожуру я накрошу в бутылку…
Вихрами плюща заслонившись,
сядем с гостями за стол
И распечатаем вместе от Господа Бога посылку —
Пляшущий палисадник
и на опохмелку — рассол.

2003



* * *

Я в детстве не была ребенком,
Я в зрелости не стала взрослой,
Не заливалась смехом звонким,
Страшилась лишнего вопроса,
Сама не спрашивать старалась.
Десятки лет недоуменья
В тяжелый ком сплелись под старость,
Но не прибавилось уменья
Ни друга спрашивать, ни Бога,
За кем бежать, играя в салки,
Как не судить о ближних строго,
Не замечать в колесах палки,
И, не оглядываясь — мимо —
В качалку — с музыкой и книжкой…
Пока заждавшаяся мина
Не разорвется черной вспышкой.

2003




* * *

Дети и птицы щебечут
Не на моем языке.
Гнутся к земле мои плечи —
Ветви гнутся к реке.

Что ни денек — все ближе —
С Летой накоротке —
Ветви теченье лижут,
Льнут к ледяной щеке.

2003



ГРЕШНА…

1

Как просто нам дается грех,
Как трудно покаянье!
Давным-давно замолкший смех
Смутит и, вспыхнув, канет
В провал безмолвный — в забытье,
И я почти забыла
Тот светлый чад — добро свое,
Которое сгубила.
А вспомнишь — сладко защемит,
Винишься ты и плачешь,
Забравшись в свой пустынный скит,
Воспоминанья прячешь.


2

Потому-то, наверно, бессонницей маюсь,
Что во сне просыпается совесть,
Колобродит, бесчинствует… Я подымаюсь,
Разлепляю глаза, чтоб незваную
в слове
Запереть, но она, бестелесная, тает,
Забивается молча за черные шторы.
Вроде сплю…
Тут как тут она. Память листает.
За тяжелыми шторами — шепот и шорох.

2003


* * *


Ф. Я.
Отец — мой Бог, сын — Господин…
А я, как перст, посередине.
Не помудрела от седин,
Не видела склоненных спин,
Как следует богине.

Не Божья дочь, не Богоматерь —
Весталка в стираном халате,
Не знающая Благодати,
Не заслужившая проклятий —
Что ни затею — все некстати.

Нарушившая все обеты,
Варю нехитрые обеды
На нас двоих,
Безбожных сих.
Не присягнувши на безбрачье —
Знай разливаю суп горячий.
2003



* * *


Памяти отца

Твой голос не умер в квартире пустой,
Тебя не забывшей, еще заселенной…
Ты сам их когда-то пустил на постой —
И рощи, и лодки, и крымские склоны.
Их голос сливался с твоим, глуховатым,
Их цвет состязался с приморским закатом.

Живет твое зренье в квартире пустой,
Печаль о мальчонке в картузе глубоком —
Притушены краски его нищетой,
Понурясь, глядит неизраильским оком,
К столу прислонив свой пастушеский посох…
Ты здешних увидел бы — громкоголосых…

Как будто меня на бессрочный постой
Вселили в бетонные эти квадраты.
С тобою в обители нашей пустой —
Не пусто. По стенам гуляют закаты,
Летят тамариски в лиловые дали
По белой известке, по диагонали.

2003



* * *

Горизонтальный веник пальм
В совок окна сметал соринки,
А ты не видел их, ты спал,
Как нищий спит на пыльном рынке.
И мне б заснуть, чтоб нищий дух
Оставил скаредную душу,
Но слышу я, как ветер сух
И жар трясет, как ветер грушу,
Мою, еще живую плоть,
Надежды мятую сорочку…
Как славно — пустоту полоть,
Под солнцем гнуться в одиночку
И вдруг заметить, что росток —
Причуда робкая меж сора
Земли бесплодной, мертвых строк, —
Моргнув, проснулся у забора.

2003



* * *

Как примирить гармонию и хаос?
Безукоризненны черты лица,
Но что-то чуждое в глаза прокралось —
Блеск зимней стали, синева свинца…

Своих богатств чурается природа —
Казнит, бичует самоё себя.
Топя себя в дождях, не ищет брода.
Свирепый зной зовет, себя слепя.

Гармонией дареные мгновенья —
Очковтирательство для простаков,
Сумятицы пропущенные звенья,
И где счастливцы те, что без очков

Их разглядят? Есть простаки такие —
Не пряча зависти, смотрю им вслед.
Свой лад в душе у них, и нет стихии
Сильнее их непрошеных побед.

2003



* * *
Ф. Я.
Ветер не театральный,
Ветер не показной,
Качели на детской площадке
Кружатся, а не взлетают.
Пальма, как панк нахальный,
Желтой трясет волосней,
Своей макушкой зеленой
Пыльную книгу листает.

А я — не панк и не пальма,
Смотрю из окна на бурю,
Взглядом встречаюсь с ней.
И будто завеса спала —
Попросту мучаюсь дурью —
Сколько недель заспала!
Ветер меня живей.

Вдохни в меня силы, милый,
Сам побуянь немного,
Слегка подтолкни качели,
В небо смурное подбрось.
Окна я перемыла,
Не надо смотреть так строго,
Мы долго прожить сумели —
Вместе, как пальма и ветер,
Как снег и пустыня, — врозь.

2003



ДВА ЛЕТА

Цокот шаров бильярдных,
Шелест газеты в беседке,
Сбивчивый говор машинки,
Треск надломившейся ветки —
Летний замес тишины…

Смех юнцов шоколадных,
Спасателя окрик редкий,
В бокалах лодочки-льдинки.
Выстрел редкий, но меткий —
Летний замес не-войны.

1973, 2003

Уважаю я её.

_________________
Умная женщина - та, в обществе которой можно держать себя как угодно глупо. Поль Валери
Жизнь-это цепь потерь. Айзик Азимов


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 00:58 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Евгений Евтушенко
НЕРАЗДЕЛЕННАЯ ЛЮБОВЬ
И. Кваше

Любовь неразделенная страшна,
но тем, кому весь мир лишь биржа, драка,
любовь неразделенная смешна,
как профиль Сирано де Бержерака.
Один мой деловитый соплеменник
сказал жене в театре "Современник":
"Ну что ты в Сирано своем нашла?
Вот дурень! Я, к примеру, никогда бы
так не страдал из-за какой-то бабы...
Другую бы нашел - и все дела".
В затравленных глазах его жены
забито проглянуло что-то вдовье.
Из мужа перло - аж трещали швы!-
смертельное духовное здоровье.
О, сколько их, таких здоровяков,
страдающих отсутствием страданий.
Для них есть бабы: нет прекрасной дамы.
А разве сам я в чем-то не таков?
Зевая, мы играем, как в картишки,
в засаленные, стертые страстишки,
боясь трагедий, истинных страстей.
Наверное, мы с вами просто трусы,
когда мы подгоняем наши вкусы
под то, что подоступней, попростей.
Не раз шептал мне внутренний подонок
из грязных подсознательных потемок:
"Э, братец, эта - сложный матерьял..."-
и я трусливо ускользал в несложность
и, может быть, великую возможность
любви неразделенной потерял.
Мужчина, разыгравший все умно,
расчетом на взаимность обесчещен.
О, рыцарство печальных Сирано,
ты из мужчин переместилось в женщин.
В любви вы либо рыцарь, либо вы
не любите. Закон есть непреклонный:
в ком дара нет любви неразделенной,
в том нету дара божьего любви.
Дай бог познать страданий благодать,
и трепет безответный, но прекрасный,
и сладость безнадежный ожидать,
и счастье глупой верности несчастной.
И, тянущийся тайно к мятежу
против своей души оледененной,
в полулюбви запутавшись, брожу
с тоскою о любви неразделенной.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 00:59 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Николай Асеев

Я не могу без тебя жить!
Мне и в дожди без тебя – сушь,
Мне и в жару без тебя – стыть.
Мне без тебя и Москва – глушь.

Мне без тебя каждый час – с год;
Если бы время мельчить, дробя!
Мне даже синий небесный свод
Кажется каменным без тебя.

Я ничего не хочу знать –
Бедность друзей, верность врагов,
Я ничего не хочу ждать.
Кроме твоих драгоценных шагов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 01:02 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Осип Мандельштам

Я наравне с другими
Хочу тебе служить,
От ревности сухими
Губами ворожить.
Не утоляет слово.
Мне пересохших уст,
И без тебя мне снова
Дремучий воздух пуст.

Я больше не ревную,
Но я тебя хочу,
И сам себя несу я,
Как жертву палачу.
Тебя не назову я
Ни радость, ни любовь.
На дикую, чужую
Мне подменили кровь.

Еще одно мгновенье,
И я скажу тебе:
Не радость, а мученье
Я нахожу в тебе.
И, словно преступленье,
Меня к тебе влечет
Искусанный в смятенье
Вишневый нежнвш рот...

Вернись ко мне скорее,
Мне страшно без тебя,
Я никогда сильнее
Не чувствовал тебя,
И все, чего хочу я,
Я вижу наяву:
Я больпе не ревную,
Но я тебя зову.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 01:04 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Владимир Маяковский

ЛИЛИЧКА!
Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 02:05 
Не в сети
Стеснительная
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 02:13
Сообщения: 5918
Откуда: Израиль
Евгений Евтушенко

ОДИНОЧЕСТВО
Как стыдно одному ходить в кинотеатры
без друга, без подруги, без жены,
где так сеансы все коротковаты
и так их ожидания длинны!
Как стыдно -
в нервной замкнутой войне
с насмешливостью парочек в фойе
жевать, краснея, в уголке пирожное,
как будто что-то в этом есть порочное...
Мы,
одиночества стесняясь,
от тоски
бросаемся в какие-то компании,
и дружб никчемных обязательства кабальные
преследуют до гробовой доски.
Компании нелепо образуются -
в одних все пьют да пьют,
не образумятся.
В других все заняты лишь тряпками и девками,
а в третьих -
вроде спорами идейными,
но приглядишься -
те же в них черты...
Разнообразные формы суеты!
То та,
то эта шумная компания...
Из скольких я успел удрать -
не счесть!
Уже как будто в новом был капкане я,
но вырвался,
на нем оставив шерсть.
Я вырвался!
Ты спереди, пустынная
свобода...
А на черта ты нужна!
Ты милая,
но ты же и постылая,
как нелюбимая и верная жена.
А ты, любимая?
Как поживаешь ты?
Избавилась ли ты от суеты;
И чьи сейчас глаза твои раскосые
и плечи твои белые роскошные?
Ты думаешь, что я, наверно, мщу,
что я сейчас в такси куда-то мчу,
но если я и мчу,
то где мне высадиться?
Ведь все равно мне от тебя не высвободиться!
Со мною женщины в себя уходят,
чувствуя,
что мне они сейчас такие чуждые.
На их коленях головой лежу,
но я не им -
тебе принадлежу...
А вот недавно был я у одной
в невзрачном домике на улице Сенной.
Пальто повесил я на жалкие рога.
Под однобокой елкой
с лампочками тускленькими,
посвечивая беленькими туфельками,
сидела женщина,
как девочка, строга.
Мне было так легко разрешено
приехать,
что я был самоуверен
и слишком упоенно современен -
я не цветы привез ей,
а вино.
Но оказалось все -
куда сложней...
Она молчала,
и совсем сиротски
две капельки прозрачных -
две сережки
мерцали в мочках розовых у ней.
И, как больная, глядя так невнятно
И, поднявши тело детское свое,
сказала глухо:
"Уходи...
Не надо...
Я вижу -
ты не мой,
а ты - ее..."
Меня любила девочка одна
с повадками мальчишескими дикими,
с летящей челкой
и глазами-льдинками,
от страха
и от нежности бледна.
В Крыму мы были.
Ночью шла гроза,
и девочка
под молниею магнийной
шептала мне:
"Мой маленький!
Мой маленький!" -
ладонью закрывая мне глаза.
Вокруг все было жутко
и торжественно,
и гром,
и моря стон глухонемой,
и вдруг она,
полна прозренья женского,
мне закричала:
"Ты не мой!
Не мой!"
Прощай, любимая!
Я твой
угрюмо,
верно,
и одиночество -
всех верностей верней.
Пусть на губах моих не тает вечно
прощальный снег от варежки твоей.
Спасибо женщинам,
прекрасным и неверным,
за то,
что это было все мгновенным,
за то,
что их "прощай!" -
не "до свиданья!",
за то,
что, в лживости так царственно горды,
даруют нам блаженные страданья
и одиночества прекрасные плоды.
1959

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 02:09 
Не в сети
Стеснительная
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 02:13
Сообщения: 5918
Откуда: Израиль
Константин Симонов



* * *
Если бог нас своим могуществом
После смерти отправит в рай,
Что мне делать с земным имуществом,
Если скажет он: выбирай?

Мне не надо в раю тоскующей,
Чтоб покорно за мною шла,
Я бы взял с собой в рай такую же,
Что на грешной земле жила,-

Злую, ветреную, колючую,
Хоть ненадолго, да мою!
Ту, что нас на земле помучила
И не даст нам скучать в раю.

В рай, наверно, таких отчаянных
Мало кто приведёт с собой,
Будут праведники нечаянно
Там подглядывать за тобой.

Взял бы в рай с собой расстояния,
Чтобы мучиться от разлук,
Чтобы помнить при расставании
Боль сведённых на шее рук.

Взял бы в рай с собой всё опасности,
Чтоб вернее меня ждала,
Чтобы глаз своих синей ясности
Дома трусу не отдала.

Взял бы в рай с собой друга верного,
Чтобы было с кем пировать,
И врага, чтоб в минуту скверную
По-земному с ним враждовать.

Ни любви, ни тоски, ни жалости,
Даже курского соловья,
Никакой, самой малой малости
На земле бы не бросил я.

Даже смерть, если б было мыслимо,
Я б на землю не отпустил,
Всё, что к нам на земле причислено,
В рай с собою бы захватил.

И за эти земные корысти,
Удивлённо меня кляня,
Я уверен, что бог бы вскорости
Вновь на землю столкнул меня.
1941

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 02:17 
Не в сети
Стеснительная
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 02:13
Сообщения: 5918
Откуда: Израиль
Марина Цветаева

ПОПЫТКА РЕВНОСТИ
Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу - не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами - вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам - хлопочется -
Ежится? Встается - как ?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

"Судорог да перебоев -
Хватит! Дом себе найму".
Как живется вам с любою -
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее -
Снедь? Приестся - не пеняй...
Как живется вам с подобием -
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром - люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам - здоровится -
Можется? Поется - как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк - крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог - и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной -
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?..
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин -
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?
19 ноября 1924


* * *
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
- Нечитанным стихам! -

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.
Май 1913, Коктебель

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 02:39 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Анна Ахматова


Я улыбаться перестала
Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам за смех и поруганье,
Затем, что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье.

***

Сердце к сердцу не приковано,
Если хочешь - уходи.
Много счастья уготовано
Тем, кто волен на пути.

Я не плачу, я не жалуюсь,
Мне счастливой не бывать.
Не целуй меня, усталую, -
Смерть придет поцеловать.

Дни томлений острых прожиты
Вместе с белою зимой.
Отчего же, отчего же ты
Лучше, чем избранник мой?

***
Мне с тобою пьяным весело -
Смысла нет в твоих рассказах.
Осень ранняя развесила
Флаги желтые на вязах.

Оба мы в страну обманную
Забрели и горько каемся,
Но зачем улыбкой странною
И застывшей улыбаемся?

мы хотели муки жалящей
Вместо счастья безмятежного…
Не покину я товарища
И беспутного и нежного.

***

Муж хлестал меня узорчатым,
Вдвое сложенным ремнем.
Для тебя в окошке створчатом
Я всю ночь сижу с огнем.

Рассветает и над кузницей
Подымается дымок.
Ах, со мной, печальной узнице,
Ты опять побыть не мог.

Для тебя я долю хмурую,
Долю-муку приняла.
Или любишь белокурую,
Или рыжая мила?

Как мне скрыть вас, стоны звонкие!
В сердце темный, душный хмель,
А лучи ложатся тонкие
На несмятую постель.

Сероглазый король

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

"Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.

Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой".

Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:
"Нет на земле твоего короля..."

Над водой

Стройный мальчик пастушок,
Видишь, я в бреду.
Помню плащ и посошок,
На свою беду.
Если встану - упаду.
Дудочка поет: ду-ду!

Мы прощались как во сне,
Я сказала: "Жду".
Он, смеясь, ответил мне:
"Встретимся в аду",
Если встану - упаду.
Дудочка поет: ду-ду!

О глубокая вода
В мельничном пруду,
Не от горя, от стыда
Я к тебе приду.
И без крика упаду,
А вдали звучит: ду-ду.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 03:21 
Не в сети
Благодарный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 12:44
Сообщения: 7680
Откуда: Israel
Х.Н.Бялик
Перевод Виктора Шапиро

То не в полночь, то не в полдень

То не в полночь, то не в полдень
Не в саду, не в огороде,

А под вечер, вечерочек
В поле я сорву цветочек.

У ромашки, у цветочка
Много-много лепесточков.

Ты скажи, скажи ромашка,
Кто возьмет, меня бедняжку,

С кем делить свою судьбу мне:
Он красивый или умный.

Он нездешний или местный,
Он богатый или честный,

Литвак он или хабадник,
Скромник он или похабник,

Он приедет к нам в карете
Или на велосипеде.

Носит кудри или стрижку,
Он вдовец или мальчишка:

Об одном прошу, ромашка:
Не хочу я старикашку,

Мне любой годится в пару,
Но не старый, ах, не старый.

_________________
Умная женщина - та, в обществе которой можно держать себя как угодно глупо. Поль Валери
Жизнь-это цепь потерь. Айзик Азимов


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 25 дек 2007, 10:20 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Саша Бес


Звезды во всем виноваты
Как вчерашний закат догорели церковные свечи
Я порезал себя – из порезов посыпалась вата
Все, конечно, прошло, только сердце не плакало – нечем
Я ведь знал наперед - это звезды во всем виноваты

Я сказал: «Не судьба», но настаивать было бы лишним.
Ты ведь помнишь тот день, когда сердце случайно сломалось?
Ты ведь знаешь тот звон, тот надрыв. Я уверен – ты слышал.
Страшно не было, нет… или, может быть, самую малость…

Как вчерашний закат расплескались осколки салюта
Я смотрел в небеса, оказалось, что мы не знакомы.
Я искал в них сегодня частицы мирского уюта
И они улыбнулись, стирая земные законы

***

Поранил ладони о ржавые гвозди в стене
Поранил ладони о ржавые гвозди в стене,
Что, в общем, привычно
Смотрел безразлично сквозь мир камасутры теней
Был пойман с поличным

Нет выхода? Врешь! Я тебе покажу целых два
Ты их проглядела
На просьбу «Прости», как и прежде болит голова –
Какое мне дело?

Скрываясь от солнца, сидишь в полутемном углу
С озлобленным взглядом
Как кокон плетешь бесконечную серую мглу
Которая рядом

А я, как и прежде, безмолвно курю в стороне
Давясь никотином
Чтоб ты вдруг очнулась от скучного мира теней,
Сказав: «Ты скотина!»

В глазах твоих я б отразился, как жалкий трофей
Что, в общем, привычно
И может быть, это и вовсе не я, а Морфей
Был пойман с поличным?

Фарфоровая любовь

Я фарфоровая кукла -
Столь трагичное решенье
Это горестно и глупо
Ждать от жизни утешенья.

Я люблю тебя, мой ангел
Злой фарфоровой любовью
Твое имя на бумаге
Я выписываю кровью

Я прекрасная, простая
В красном траурном наряде
Кровь нетленная, густая
Отражается во взгляде

Приласкай зимою глупой,
Хмурой пасмурной весною
Ты умрешь, и станешь куклой
И останешься со мною.

Мы в лифте застряли…

Мы в лифте застряли… Что ж, с кем не бывает?
Давай посидим, жаль, нельзя закурить…
А там, за пределами, ночь наступает…
Не надо бояться, давай говорить?

Ну, что ты сопишь? Понимаю, не сладко….
Замерзла? Дрожишь… Вот, накинь мой пиджак
Там в сумке возьми, у меня шоколадка.
Ведь ты на диете… прости, я дурак.

Я вспомнил парнишку, вы с ним тусовались.
Такой симпатичный высокий блондин.
Давно вы с ним вместе? Недавно расстались..?
Прости меня, я однозначно, кретин!

Поспи хоть немного, нас скоро откроют…
Приляг на плечо, ты все так же грустишь…
А хочешь, попсу для соседей повоем?
Не парься, побудь оптимисткой, малыш..

Ты не единственный, даже не первый

Ты не единственный, даже не первый
Я необузданный, юный, циничный
Мы будем действовать миру на нервы:
Жить напоказ, целоваться публично.

Ты образованный, в меру доступный
Я - раздолбай в кепаре и кроссовках
Мы многолики, немного преступны
Принцы и барды в мирских потасовках

Ты одиночка в толпе одиноких
Я подстрекатель в толпе бесноватых
Вместе мы будем излишне жестоки.
После, мы вместе найдем виноватых

Ты оклемаешься в грязной больнице
В морге обнимешь меня на прощанье
Я буду помнить усталые лица,
Вечное лето и нимба сиянье


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 134 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 7  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только