НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 18 янв 2017, 20:02

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 25 авг 2016, 11:16 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
ludakantl писал(а):
Мое "жаль" относится только к гибели(возможной) Жданова, но не к пейрингу. Если автор пишет хорошо, любой пейринг читается с интересом.Так что отзыв в конце истории я Вам гарантирую.
Прошу прощения тогда, что не поняла сразу. Спасибо:))) :sun: :flower:

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 26 авг 2016, 18:54 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
— Жена? — переспросила я, чтобы лучше уяснить для себя. Вдруг ослышалась.
— Да, жена, — женщина присела рядом и отдала дочери куклу. Та сразу же побежала играть с ней на соседнем стуле. — Видимо, Андрей посчитал умолчать этот факт своей биографии. Ну, что же, никогда не поздно заполнять пробелы, правда, Катя?
Я тяжело вздохнула и облокотилась на стену. Мозг, до этого пребывавший во сне, начал кропотливо перерабатывать информацию.
"Нет... Это неправда. Этого не может быть. Я не могу поверить. Андрюша... Ты мой единственный..."
— И не надо так на меня смотреть, Катя! Я не привидение! А такая же обманутая женщина, как и вы! Мы встретились пять лет назад. Красивый, видный, обаятельный молодой мужчина... Знаешь, я сразу в него влюбилась! Хотя на тот момент я встречалась с твоим шефом нынешним. Но Малиновский — не мой типаж. Я почти сразу же это поняла, когда Жданов первый раз поцеловал меня. Малиновскому в этом деле, как до Парижа раком! Не сравнить! Да и... Ромка и сам не очень-то хотел.
Мы вскоре сыграли свадьбу. Андрей наобещал мне любовь, чистую и светлую до конца наших дней, осыпал золотом, драгоценностями, цветы каждую неделю, завтрак в постель, даже путевку в Италию подарил. Он — мечта любой женщины. Но я знала, что он только мой.
Через год у нас родилась дочь. Мы были самой счастливой семьей на свете. Это было так прекрасно, так чудесно ощущать его заботу, тепло, чувствовать себя любимой и желанной женщиной.
Но такое счастье длилось недолго. Через два года он нас бросил. Потому что встретил тебя! — женщина с презрением посмотрела в мою сторону. — И сразу же забыл, что его дома ждет жена и дочь! Я каждый день ждала, каждый вечер по-прежнему готовила ужин на троих, стелила постель в предвкушении сладкой ночи, думала, что вернется, и его помутнение рассудка исчезнет. Ах, наивная. Однажды он заявился такой веселый, счастливый, радостный. На воротнике — след от губной помады, пахнет женскими духами и выдал: "Кира, прости. Я ухожу к другой!" Мне хотелось взять тарелку, которую я мыла в тот момент, и разбить об его голову!
На этом и закончилась его неземная любовь.
Вот так, Катюша, не дело это уводить женатых мужчин.
— Зачем? Зачем... Вы... Все это... Мне рассказываете? — хриплым голосом спросила я.
— Потому что ты тоже останешься одна, как и я. С грудным ребенком на руках. Потому что в этот раз у него одна дорога — туда, — женщина голову вверх. — Сожалею, но после случившегося и из реанимации мало кто возвращается прежним.
— Как вы можете? Андрей жив! И он... Он поправится! Любящая женщина никогда не станет хоронить своего... Мужа... Раньше времени.
— А я не хороню! Мне уже терять нечего. Я уже все потеряла. Ну, влюбился в другую, да и что же теперь. Значит, судьба его сама наказала. Мне не себя жаль, а дочь. Увы, она теперь навсегда лишена отцовской любви, — эти слова стали заключительными. Потом женщина позвала дочь к себе. — Ника, пойдем. Пора домой.
— А к папе?
— Нет, к папе в следующий раз.
— Пока! — маленькая девочка помахала мне ладошкой и поспешила за мамой следом по коридору на выход.
Я же осталась наедине с вновь прибывшей информацией для моего сознания, которую необходимо было переработать и как следует осмыслить.
Сразу вспомнились слова девочек в свой первый рабочий день о том, что у Романа Дмитриевича была девушка, что они расстались, а она вскоре стала женой его друга Андрея. Моего Андрея.
— Господи... — одними губами произнесла я. — Это правда.
Мой разум отказывался в нее верить, но услышанное — не сон. Все произошло со мной, наяву. Все на самом деле так, как поведала Мария. Слово в слово.
Вот, наверное, и причина, почему Андрей так не желал, чтобы я работала на фирме у его друга.
"Но почему? Почему ты скрывал от меня эту правду? — понеслись ветром мысли. — Почему лгал, признаваясь в любви? Ведь у тебя есть жена и дочь, а я... Я ничего об этом не знала и наивно верила твоим словам о верности. Господи... Андрюша... Что же теперь будет со всеми нами? И как мне теперь жить, зная все это?"
Я прикрыла глаза и даже не заметила, как ко мне подошел Роман Дмитриевич со стаканом воды.
— Еле выпросил в столовой. Держите, — он подал мне стакан, но жажда давно ушла на задний план.
— Вы... Знали?
— О чем?
— О ней... О другой женщине... Андрея... И его дочери... Знали?
Роман обернулся. Коридор пуст. Киры в нем не наблюдалось. Он с ней разминулся.
— Катя... — он дотронулся до моей руки, но я настоятельно ее высвободила.
— Скажите... Прошу... — потребовала я насколько хватило сил.
— Знал, но это не имеет никакого значения. У Андрея после встречи с вами ничего с Кирой не было. Это точно! — Роман старался говорить как можно убедительнее, правда едва ли его словам теперь поверит Катя.
— Это... Так больно... — вдруг внутри у меня все сжалось, опустело, покрылось мглой.
— Катя... — ласково проговорил Роман и подсел ближе. — Андрей любит только вас. Искренне и по-настоящему. Всем сердцем. Поверьте.
— Андрюша... — я не выдержала и уткнулась лицом в плечо Роману. Едва слышно всхлипнула, не зная, как перебороть душевные страдания.
Роман старался вообще не шевелиться в эти трепетные минуты, чтобы не спугнуть одним своим лишним движением этого маленького и беззащитного птенчика, плачущего у него на плече. Боялся лишний раз вздохнуть, чтобы не спугнуть Катино к нему доверие. Сердце в одно мгновение ушло куда-то в район пяток, а затем едва заметно подало сигнал, что еще бьется. Все мысли куда-то улетучились, оставив место только небывалой нежности и теплу, которые хотелось дарить этой девушке всегда.
Я почувствовала как секундами позднее чужие ладони нежно и ласково прикоснулись к моим волосам и с трепетом провели несколько плавных движений, желая успокоить.
— Я так его люблю... — я первый раз сказала вслух эти три заветных слова. — И так боюсь потерять... — почти шепотом произнесла я.
— Я знаю... — в тон отозвался мягкий мужской голос, чуть дрожа от душевной боли.

* * *
Успокаивающее лекарство всю ночь текло по капельнице в вену моей руки, что к утру ранка от толстой иглы заметно опухла. Эти часы казались невыносимыми. Мысли сводили с ума, неизвестность еще сильнее пугала меня, немой страх завладевал все тело. Уснуть при таком раскладе было невозможно.
Утренний завтрак аппетита не прибавил, а только токсикоз настойчиво дал о себе знать. Я понимала, что моему малышу нужны силы, как и его маме, здоровое питание, а на кашу, похожую на рисовую, глаза не смотрели. Единственное, что принял мой ослабленный организм — стакан киселя.
Боль в боку уже не так ощущалась, но все же прилично ограничивала мои движения.
Мне необходимо было найти кабинет главврача и узнать о состоянии Андрея. Иначе я лишусь рассудка от неведомости.
В коридоре я встретилась лицом к лицу с Романом Дмитриевичем. На удивление, в такое раннее утро он был уже здесь.
— Доброе утро, Катя. Как вы себя чувствуете? — поинтересовался он.
— Спасибо. Уже лучше. А вы не знаете, где находится кабинет главврача?
— До конца коридора и налево. Но я как раз оттуда с хорошими новостями.
— Что с Андреем?? — в миг вся моя слабость ушла на дальний план, уступив место подступившей тревоге.
— Не переживайте, он пришел в сознание и его уже перевели в отдельную палату, но...
Роман договорить не успел. Я перебила:
— В какую? Я должна его увидеть!
— Нет, нет, Катюша, — Роман удержал меня за плечи. — Сейчас нельзя. К нему никого не пускают, даже родных. Он еще слишком слаб.
— Но... Мне бы только одним глазком... На минуточку... В дверях постоять...
— Катюш, потерпите. Я думаю, что уже завтра вы сможете с ним увидеться. А сейчас и ему, и вам нужен покой, — объяснил Роман и подвел меня к банкетке.
— А что врач сказал? Как он себя чувствует?
Ромка хотел ответить правду, да только понимал, что такую совершенно сейчас не нужно знать Катерине. Ее важно сейчас беречь и кто, если не он позаботится о ней в эти трудные минуты.
— Пока точных прогнозов он не дал. Покажет время. Андрей — сильный человек, он поправится.
— Вы... Вы что-то недоговаривайте! — сообразила я и поднялась с места. Но Роман меня задержал, ухватив за ладонь.
— Катюша, Андрею есть, ради кого жить. И вы всегда должны это помнить. Вы для него — единственная и настоящая любовь.
После этих слов каких бы то ни было сомнений поубавилось. Я верила Роману. Он надежный человек и не будет пускать слов на ветер. Андрюша никогда и фразы плохой в его адрес не сказал. Это стоит взять во внимание.
— Просто... После того, что вчера было...
— Я понимаю вас... Но вы, как никто другой, можете поддержать Андрея вашим доверием. Ведь после того, что вы узнали о его прошлом, любить меньше не стали, правда?
Я выдержала паузу. Задумалась. Кира поселила во мне сомнения относительно Андрея, но в себе я уверенна по-прежнему.
— Нет.
— И Андрей нуждается только с вас. Кира — это прошлое. Его уже не исправить. Дочь... Ну... Вы сами понимаете. Ребенок не виноват. А вы, Кать, его настоящее и будущее. Вы — та женщина, ради которой Андрей пожертвовал многим. Он бы ни за что не влез в такие долги, не остался бы без машины, квартиры, если бы вы для него были пустым местом. Я точно могу сказать, что вы и ваш ребенок — это... Смысл его жизни.
После вышесказанного у нас обоих возникло желание предаться молчанию и собственным размышлениям. Но получилось недолго.
— Роман Дмитриевич, вы простите за машину, работу... Это я виновата, что не отговорила Андрея ехать...
— Не корите себя. Вашей вины в случившемся нет. Главное, чтобы Андрей поправился.
Я тяжело вздохнула и присела на банкетку возле окна. Наверное, пока не увижу его, не успокоюсь. Андрюша весь удар взял на себя, и теперь остается только ждать.

* * *
Вечером Роман Дмитриевич сумел хоть на какое-то время вывести меня на воздух на территорию больницы. На улице уже достаточно морозно, идет мелкий снежок, едва ощутим северный ветер. За забором, тускло освещенным уличными желтыми фонарями, слышится шум автомобилей. Кое-где вдали можно разглядеть цветные и яркие вывески, украшенные новогодними гирляндами.
На душе так же пасмурно и холодно. И совершенно не веет праздничным настроением. Ведь Андрюша очень желал встретить Новый год дома, со мной, с живой елью... А теперь... В одно мгновение все рухнуло, разбилось, оставив после себя не шибко приятные последствия.
Чья-то ладонь прикоснулась сзади моего плеча. Я не испугалась этой внезапности. Я знала, что рядом со мной Роман Дмитриевич, который по-настоящему меня поддерживает. Искренне желает мне помочь.
— Катюш, пойдемте. Уже прохладно. Боюсь, как бы вы не простудились.
— Да-да. Я побуду еще немного. Одна. Пожалуйста.
— Конечно, — Роман все понял. Девушке надо собраться с мыслями наедине.
Он вернулся в холл больницы и стал ждать ее там. Умом понимал, насколько ей тяжело, а сердцем желал увезти куда-нибудь далеко-далеко в тихий и уютный городок, подальше от всех этих московских проблем, где ей никто не сможет причинить зла, а она не сумеет почувствовать боли. И он будет всегда рядом с ней. Не даст на растерзание этим мучительным страданиям.
Ах, это всего лишь его мечты. Пожалуй, неосуществимые, которые навеки и останутся в его сердце.
Из манящего мира желаний Романа вывел лечащий врач Андрея и сообщил, что пациент почти требует, чтобы к нему впустили его друга сообщить что-то очень важное. Рома хотел взять с собой Катерину, вернее, пусть лучше она испытает хоть несколько минут счастья, но врач сделал акцент на желание Андрея поговорить именно со своим другом. Что же, воля больного превыше всего.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 28 авг 2016, 18:58 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Роману стало, мягко говоря, не по себе, как только за ним закрыли дверь по ту сторону палаты, велев долго не задерживаться. Обстановка не вызывала уюта: тусклый свет ламп освещал лишь часть палаты, где находился Андрей, занавешенные темным тюлем небольшие окна придавали, казалось бы, еще больше мрака. Тиканье и писканье приборов словно мерили время, давая ему начало и конец.
— Андрей... — Тихо произнес Рома имя своего друга в тишине палаты и присел на стул напротив кровати.
Только сейчас он увидел, как несколько трубочек вели свой путь от приборов к рукам, груди и лицу Андрея. На нем было несколько ссадин, рассечена бровь и нижняя губа. Роман сразу подумал о Катерине. Это к счастью, что она не видит любимого в таком состоянии.
Мужчина очень медленно раскрыл глаза, словно не желая нарушать свой внутренний покой. Его волю исполнили, а значит, пора начинать самому.
— Как... Катя? — едва слышно спросил он, что Роман скорее догадался о содержании вопроса.
— Ты... Не переживай. С Катей все в порядке. Она жива, ей уже лучше. И с ребенком тоже все хорошо.
Андрей чуть заметно улыбнулся, продолжая тяжело впитывать больничный воздух.
— Ты не говори ничего, не надо. Набирайся сил.
— Ром... Я знаю... Что недолго мне осталось... Совсем недолго...
— Да что ты такое говоришь?! — Роман заметно посерьезнел. — Выброси это из головы! Ты поправишься! Обязательно! И никак иначе!
— Нет... Послушай... Катя... Ничего не знает о моем прошлом...
— Знает. Кира приезжала. Но это совершенно не важно. Катя все поняла, адекватно восприняла. Не волнуйся, Андрей. У вас все будет хорошо. Слышишь, меня?
— Уже не будет, — ответил Андрей на выдохе. Снова набрал в легкие побольше воздуха и зажмурился. — Я не смогу ей дать того, чего она достойна, поэтому... Рома... Ты... Ты мой лучший друг... Ты... Я верю тебе, как себе.
— Андрей...
— Пожалуйста, не перебивай... — он попытался сказать вслух, но вышло не очень продуктивно. — Ты уже давно знаешь Катю... И... Очень хорошо к ней относишься... Даже больше... Я видел... С какой нежностью ты смотришь на нее и поэтому пригласил к себе... Работать. Чтобы быть рядом. Наверное, ты тоже где-то в глубине души... Любишь ее... И поэтому я прошу тебя... Позаботься о ней...
— Но, Андрей... — Роман был немного шокирован словами друга, его внезапно настигнутое замешательство мешало сосредоточиться. — Я ведь...
— Дослушай... — тихим голосом продолжил Андрей из последних сил. — Катя для меня... Самый близкий и родной человек. И я хочу... Чтобы она... У нее все было в порядке. А ты... Ты сможешь сделать ее и ребенка счастливыми. Большего не прошу... Не оставляй их...
— Андрей, ты поправишься, и вы еще будете с Катей вместе! Обязательно. И будете счастливы.
— Обещай, что не оставишь ее! — почти потребовал Андрей.
— Обещаю, — Роме было легче сейчас принять волю друга, чем приводить свои доводы.
— Хорошо, — произнес мужчина, чуть слыша себя. — Ром... А Катя... Может прийти?
— Да, конечно. Ты хочешь ее увидеть?
— Позови ее... Я должен с ней попрощаться.
— Андрей, не говори так о себе!
— Позови...
— Хорошо.
Роман перед выходом еще раз взглянул на друга и хотел уже в дверях что-то сказать, но не решился. Андрею сейчас не до лишних разговоров. Ему покой и сон нужен. Но Катя ему придаст сил. Рома был в этом уверен.

* * *
Я в миг забыла обо всех болях, когда Роман Дмитриевич сообщил мне радостную весть, что Андрюша хочет увидеть меня. Это было моим маленьким счастьем за все эти нелегкие часы после случившейся трагедии.
Когда я вошла в палату, то едва ли сама собралась с силами, увидев своего любимого в таком тяжелом состоянии. Его лицо все бледно, что напоминало белое полотно, опухшие и закрытые веки говорили о том, насколько сильно боль дает о себе знать.
Тихими шагами я медленно приблизилась к его кровати и осела на колени. Тут же взяла его холодную ладонь в свою и оставила на ней едва ощутимый поцелуй.
— Андрюша... Андрюшенька... — тихонько всхлипнула я. Глаза заполнились слезами.
И он отозвался, чуть сжав ладонь. Коснулся своими пальцами моих и приоткрыл глаза.
— Господи, Андрюша, родной мой... Я так тебя люблю! Если бы только знал, как сильно я тебя люблю! — впервые за долгое время я призналась Андрею в своих чувствах. Не знаю, почему раньше все умалчивала, держала в себе. А сейчас требовала душа ответить самым сокровенным.
— Катя... Катюша... — его родной голос... Тихий, едва слышится. Но он так греет мое сердце. — Я так перед тобой виноват... Прости, если сможешь...
— Я не сержусь... Все, что было — не важно. Главное, что ты жив! Любимый... — я ласково погладила его ладонь, а затем приложила к своей мокрой щеке. — Ты только не бросай меня! Не оставляй! Я не смогу без тебя жить!
— Солнышко мое... — совсем тихо произнес Андрей, а затем сильно зажмурился. Боль резко охватила все его тело. Воздуха в легких стало не хватать, перед глазами появился туман. Серая пелена постепенно завлекала в свои сети.
Но он держался за жизнь! Боролся всеми оставшимися силами. Хоть последние несколько секунд провести рядом с Катюшей...
— Андрей! Андрей! Только не умирай, слышишь? Андрей! — слезы уже во всю текли по моим щекам, и я не в силах была взять себя в руки. Как бы не старалась не показывать свою слабость перед любимым человеком.
— Катюша... — наконец, он произнес на последнем издыхании. — Прости меня за все... За Киру... За то, что... Умалчивал правду...
— Нет, нет, не говори ничего, тише. Молчи. Прошу тебя! Родной! Береги силы!
— Я боялся потерять тебя... — он все же продолжил. — Боялся, что ты бросишь меня, узнав о моем прошлом...
— Андрей, ну что ты такое говоришь? Я же так сильно тебя люблю. И наш малыш. Он тоже тебя любит. Ты нам очень нужен! — я еще крепче сжала его ладонь, чтобы отдать хоть капельку своего тепла и забрать на себя всю его боль, лишь бы только любимому стало легче.
— Мы... Так и не сходили с тобой в ресторан... Ты так хотела...
— Ничего. Еще обязательно сходим! И встретим не один Новый год с настоящей елью! У нас все будет, Андрюш! Только не оставляй нас! — в тревоге я коснулась лбом одеяла, а затем снова подняла на Андрея заплаканные глаза. — Не оставляй! Умоляю!
— Катенька... Ты береги себя... Береги. И нашего ребенка тоже береги... Я очень вас люблю...
— Конечно, Андрюш, конечно, не переживай, — тихим шепотом ответила, гладя его едва теплую руку. — Наш малыш обязательно будет похож на тебя. У него будут такие же карие глаза, светлая душа и доброе сердце, и мы будем вместе его воспитывать! Мы станем самыми лучшими родителями на свете! Мы всегда-всегда будем вместе. Ведь, правда?
Но он уже не смог ответить. Его глаза медленно закрылись, дыхание остановилось.
Я не сразу услышала, как мерно тикающий звук кардиомонитора в одно мгновение переключился на долгий гудок. На экране высветилась одинокая полоска, символизирующая об остановке сердца. Оно отжило свою жизнь.
— Андрей, Андрей, ты слышишь меня? Андрей! Не молчи! Андрей! — вдруг спохватилась я, когда поняла, что любимый не подает никакой реакции. Тревога мгновенно дала о себе знать.
— Андрей!! О, нет! Врача! Врача! Скорее!! — я выскочила из палаты, требуя незамедлительной помощи, и чуть не врезалась в Романа.
— Врача! Врача быстрее! Врач!! — звала я, как околдованная, смятенная непониманием.
Из соседней палаты на крик отозвалась медсестра средних лет.
— Что случилось?
— Андрей! — я указала рукой в сторону открытой двери. — Андрей! Помогите!
Глотая слезы, я рвалась за медсестрой в палату, но Роман крепко удерживал меня возле себя, не давая никаких шансов вырваться.
Женщина вышла через несколько минут и только покачала головой.
— Мне очень жаль... — произнесла она, не сводя глаз с моего лица. В ее практике смерть больных — не первый случай. Поэтому она выглядела спокойной и даже уверенной, потому что знала — волю Божью не изменить.
— Нет... — не поверила я ее словам. — Нет... Этого не может быть... Это неправда. Андрей!!
Роман ослабил свою хватку, и я вольной птицей кинулась к кровати, к моему Андрею.
— Андрюша, Андрюша, любимый! — задыхаясь слезами, позвала его я хриплым голосом, когда осела на колени и взяла его еще чуть теплую ладонь в свои руки.
Его глаза по-прежнему закрыты, теперь отчетливо доходит до моего сознания долгий и писклявый звук, лишь едва приглушенный шумом с коридора.
— Андрей! Андрей... Ты слышишь меня? Скажи! Ответь! Андрей...
Но в ответ по-прежнему тишина.
Каждая моя клеточка вдруг оцепенела, дыхание замедлилось, глаза затуманились от чистых слез.
— Н-нет... Ты не можешь меня бросить... — чуть слышно произнесла я заупокойным голосом.
Повернула голову в сторону. В нескольких метрах от меня стоял Роман. Я могла лишь по силуэту понять, что это он. Все окружение за несколько секунд превратилось в незримую пыль.
Я вдруг поняла, что любимого больше нет. Он ушел от меня на моих глазах. Навсегда.
— Катюша, пойдемте, — услышала я тихий мужской голос, а затем почувствовала легкое прикосновение чужой ладони к моему плечу.
Не отрывая взгляда от любимого, я медленно приняла вертикальное положение и сделала несколько шагов назад навстречу Роману. А затем развернулась к нему лицом и тихо прошептала:
— Он умер?
Одинокая слезинка капнула на пол. В ответ лишь молчание. Его теплые ладони слегка обняли меня и прижали к себе.
Но твердой поверхности под ногами я не ощущала. В ногах чувствовалась вата. В легких стало тесно. А в сознании только слышались последние слова любимого.
Меня, едва живую, вывели из палаты и усадили на банкетку напротив. Кажется, что сделал это Роман Дмитриевич, который ни на секунду не отпускал моей руки.
А потом к нам кто-то подошел из медперсонала, что-то сказал и, наверное, ушел. Больше я ничего вспомнить не могу.
В этот день моя жизнь остановилась.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 30 авг 2016, 19:41 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 5

Прошло 3 дня.
Я сижу за столом в черном одеянии и безразлично смотрю в выбранную для себя точку. Почтить память Андрея пришли, пожалуй, самые для него близкие люди: несколько коллег по работе, Роман Дмитриевич и жена. Правда она на поминки с нами не поехала, мотивируя, что не с кем оставить дочку.
Не знаю, как я вообще дожила до этого дня. Наверное, это сделала не я, а моя оболочка, потому как весь мир стал для меня безразличным, пустым и серым. Даже безжизненным.
За это время я ни разу не вышла на улицу, а только едва заметно передвигалась по квартире, без желания даже позаботиться о еде. Порой просто часами лежала на диване, уставившись в потолок, не проронив ни одной слезинки. Сна ни в одном глазу не ощущалось. Ни в какую-либо из ночей.
Кажется, всю свою боль я оставила в тот день, когда его не стало. И мне уже не хотелось ни о чем думать, ничего вспоминать, а только плыть по течению, не оглядываясь по сторонам, не гребя веслами, принимая все, что уготовлено судьбой.
Андрей ушел, забрав с собой и меня. Мою душу и мое сердце.
— Катенька, — вдруг услышала я рядом с собой голос Романа. — Поешьте, пожалуйста. Хоть чуть-чуть.
— Спасибо. Не хочу, — ответила я похоронным голосом, не поворачивая головы в сторону.
Надо сказать, что Роман Дмитриевич организовал абсолютно все. От каждой мелочи, касающейся похорон, до поминок. Он и меня одну никогда не оставлял, все зачем-то приходил домой, готовил какую-то еду, разговаривал со мной, что-то выяснял, уточнял. Правда смысла в его действиях я не видела. Была только рада, когда остаюсь наедине со своими мыслями. Кажется, что после смерти родителей я так боялась одиночества, и появление Андрея в моей жизни стало раем, то теперь уединение — мой лучший друг. Но надолго ли?
— Катя, так нельзя себя морить. Вы же за эти дни и крошки в рот не взяли. Если вы не хотите, то подумайте о вашем ребенке. Каково ему там сейчас?
— Не знаю... Наверное, тоже плохо.
— Катюш, я понимаю, как вам тяжело, — Роман легко дотронулся своей ладонью до моего плеча. — Но ради малыша. Ему сейчас очень нужна ваша забота.
— Нужна...
— Да, именно так.
Мой пустой взгляд остановился на бутылке с прозрачной жидкостью. Мозг подал сигнал налить содержимое в стопку. Тогда уже никому не нужна будет моя забота.
Я дотянулась рукой до бутылки и взяла ее за узкое горлышко.
— Катя, не надо, — Роман остановил мое рвение, перехватив емкость, желая ее отобрать. — Давайте я вам лучше соку налью.
— Отпустите! — почти потребовала я, не разжимая пальцев.
— Кать, она горькая и противная, к тому же...
— Отпусти! — повысила я тон и перевела холодный взгляд на мужчину. Еще чего удумал! Мне перечить! В собственном доме.
— Отдай, отдай, — кто-то произнес из окружающих. — Чуть-чуть можно.
Роман ослабил хватку и убрал руку, но спокойно смотреть на то, как убитая горем девушка желает гробить себя и своего ребенка алкоголем, не был настроен. Да и идти наперекор ей в такой день не имелось желание.
Я налила немного водки в стопку и поставила бутылку рядом с собой, но емкость в руки так и не взяла. Случайно толкнула ее локтем. В следующую секунду раздался звук разбитого стекла.
— Разбилась! — посмотрев на осколки на полу, произнесла я, а затем добавила с некой иронией: — На счастье!
Меня тут же пробрал громкий смех от своих же бессмысленных слов. Кто придумал эту примету, что раз посуда бьется, значит, благополучие, удача или успех приходит в дом? Бред какой-то! Чушь! Ложь! Никакого счастья для меня уже не наступит! Никогда!
— Видели? Полный дом этого счастья, что аж девать некуда! — кажется, я внесла немного ноток веселья. А то все сидят, будто жабу проглотили. Мертвые статуи!
— Катюша, успокойтесь... Пожалуйста... — прервал мою только начатую речь Роман Дмитриевич. Опять он. Снова он мешает мне жить и делать то, что хочу!
— Это ты... — мой взгляд остановился на мужчине. Мгновенная неприязнь и даже злоба родилась к этому человеку. — Ты виноват в смерти Андрея! Если бы не твой аванс, мы бы никуда не поехали и Андрей был бы жив! — сорвалась я, постепенно переходя на крик, выплескивая весь негатив, все горькие эмоции, скопившееся во мне за это время наружу. — Он сейчас был бы здесь, рядом со мной!
— Катя... Не надо кричать. Я понимаю, вам тяжело... — Роман на удивление окружающих был совершенно спокоен. Еще пытался дотронуться до меня, но каждое прикосновение рождало отвращение.
Поэтому я встала из-за стола и с энтузиазмом продолжила:
— Понимаешь? — изумилась я. — Слышали, понимает он! Ты все знал! Все! И молчал! А на работу позвал специально, чтобы сделать мне больно! Чтобы там я все узнала и бросила Андрея! Но эти деньги... Эти чертовы деньги! Мы прекрасно жили и без этих миллионов! И еще прожили бы! Вместе!
— Катя, Катенька, успокойтесь, прошу вас, — Роман попытался унять мой пыл, активные жестикуляции, но я не поддавалась.
— И Андрей... Он же был против этого! Он знал, что ничем хорошим это не закончится!
— Катя, пожалуйста, успокойтесь! — Роман повысил голос и прижал меня к себе.
— Пусти! Я не хочу! — слезы, до этого набухшие в моих глазах, стали выходить наружу, отпуская скопившуюся боль. — Отпусти! — требовала я, рыдая в грудь мужчины, пытаясь хоть как-нибудь высвободиться. Но он держал меня крепко и уверенно. — Я не хочу больше жить... Без Андрея... Без моего... Андрюшеньки...
Постепенно я начала сдаваться и уже находилась под властью чужих рук Романа. Теперь они стали для меня отдушиной при моем наступившем горе.
— Тише, тише, Катенька, тише... — шепотом приговаривал он мне, гладя по голове, желая успокоить.
— Почему... Он не забрал меня с собой? Туда?.. Почему, Рома? — едва слышно твердила я, уже мало чего соображая. Кажется, я совсем потеряла контроль над собой, позволяя грубым и ядовитым словам сойти с языка.
— Тише, моя хорошая, тише. Пойдем потихоньку.
Роман Дмитриевич медленно довел меня до дивана и усадил на него. Затем укрыл меня одеялом и присел рядом. Без лишних слов я прижалась к нему, приютив голову у него на груди, и, лишь тихонько всхлипывая, стала постепенно успокаиваться, а затем и вовсе почувствовала приятный и темный мир.

* * *
Мне не снилось ничего. Давно я не ощущала эти приятные часы сна.
Я пробудилась от какого-то непонятного мне шороха. Кажется, это был звук посуды.
В комнате пусто, не пахнет пищей, не слышны разговоры гостей.
Насторожившись обстановкой, я взглянула на настенные часы. Уже поздно. Почти десять вечера. Наверное, все разошлись.
Я поднялась с дивана, всунула ноги в тапочки и поплелась на кухню. Там лицом к лицу встретилась с Малиновским. Он держал в руках несколько больших тарелок и полотенце, которое свисало поверх.
— Роман Дмитриевич... А... Все уже ушли? — спросила я немного сонным голосом.
— Да. Завтра же на работу, — подтвердил он. — Как вы себя чувствуете? — спросил, убрав тарелки в нижний шкаф, и подошел ко мне.
— Терпимо. Я хотела извиниться... Наговорила ненужного вам и... В общем...
— Ничего, Катюша, все в порядке. Я все понимаю и не сержусь. Я там убрал всю посуду на нижние полки, если что — переставите, а еду — в холодильник. Стол осталось только собрать.
— Вы так мне помогаете. Я даже не знаю, как отблагодарить вас.
"Просто разреши быть с тобой рядом. Как сейчас.
Просто позови меня, когда становится плохо.
Просто прижмись ко мне, когда чувствуешь холод не только в душе, но и снаружи".
Но мыслей своих Роман не озвучил. Слишком они откровенные. Катя не в том сейчас состоянии, чтобы воспринять их адекватно. Поэтому вслух произнес иное:
— Ничего не нужно. Друзья на то и есть, чтобы помогать.
Я присела на табуретку и облокотилась спиной об стену, посмотрела безразличным взглядом на верхние шкафы напротив.
— А у меня из подруг никого не осталось. Все куда-то разбежались, замуж повыходили, разъехались. А мы здесь с Андреем решили начать свою жизнь. Он стал для меня сразу больше, чем другом. Я могла поделиться с ним всем: и радостями, и горестями. А теперь... Я совсем одна... — мои глаза увлажнились, к горлу подступил противный комок. — Господи... Я не верю до сих пор, что Андрюши больше нет! — снова не сдержалась и выпустила слезы наружу, только слегка прикрыв лицо ладонями.
Роман опустился на корточки передо мной и аккуратно дотронулся до моих рук. Я опустила их на колени и встретилась с его нежным взглядом зеленых очей, обращенным только на меня.
— Вы не одна. У вас есть ребенок. И сейчас он очень нуждается в вашей заботе, потому что чувствует малейшее изменение в организме матери. Не плачьте, пожалуйста.
— Да... Мой малыш... — слегка улыбнулась я и приложила ладонь к своему животу. — Единственное, что осталось от Андрюши. И мы теперь совсем одни.
— Не говорите так, Катенька. Я всегда готов вам помогать и быть рядом с вами.
— У вас своя жизнь...
"Вы, Катя, — вся моя жизнь", — сказал в тон Роман в мыслях, а затем предложил остаться.
— Да, нет, Роман Дмитриевич, не стоит. Я справлюсь. Вы и так столько для меня сделали. И сами устали. А завтра еще на работу, — вежливо отказала я.
Роман предполагал такой исход и понимал, что, скорее всего, Катерина откажется. Хотя ему до ужаса не хотелось оставлять ее ни на минуту. Мало ли что может случиться с беременной девушкой после смерти любимого? А его не будет рядом.
Но слово хозяйки — закон. Возможно, ей и правда лучше и легче побыть одной.
— Хорошо, как скажете. Вы, если что — звоните.
Я кивнула. Пожалуй, впереди снова ждет меня очередная бессонная ночь в терзаниях и слезах.
Невозможно смириться с моим наступившем горем. Я знаю, что надо только ждать. Боль поутихнет лишь со временем.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 01 сен 2016, 19:42 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 6

Роман приехал на работу на новой черной иномарке за полчаса до начала рабочего дня. Свою "Audi A5" он припарковал на верхней стоянке из-за того, что планировал сегодня быть в разъездах. Дел накопилось достаточно и теперь нужно усиленно над ними работать.
На ресепшене, к его удивлению, уже находилась Мария, погрузив голову в замок из рук, сложенных на столе.
— Хм, доброе утро, Маша! — поприветствовал ее Роман.
— До начала рабочего дня еще полчаса. Так что я смело могу дальше спать, — ответила она сонным голосом, не поднимая головы.
— Спать надо дома, Маш, а не на рабочем месте, даже не в рабочее время. В любом случае молодцы, что не опоздали.
— Ага.
— Мне никто не звонил, не спрашивал?
— Неа. Ой, Роман Дмитриевич! — вспомнила Мария и тут же пробудилась ото сна. — Вас Катя спрашивала. Я сказала, что вы еще не приехали. То есть приехали уже, но тогда вас не было еще, когда она спрашивала.
— Катя? — удивился Роман. — Она здесь? В компании?
— Ну... Да... Она пришла минут за десять до вас. Хотя я тоже не понимаю, зачем. У нее такое горе, а она... Ответственный она человек!
— Спасибо, Маша! Приятных снов!
Малиновский резко направился в сторону своего кабинета.
Однако Катюши в приемной не наблюдалось.
"Ложная тревога? — подумал Рома. — Не могла же Маша обознаться. Тем более в такую рань разве только уборщица приходит".
В следующую секунду мужчина услышал какой-то грохот у себя в кабинете.
"Катя!" — единственное, что пришло на ум. С этими мыслями Роман вошел в свой кабинет и оглянулся по сторонам. Дверь в каморку была приоткрыта. Со всей скоростью Рома рванул к ней и застыл на несколько секунд в проеме.
Невысокая стремянка валялась поперек входа, а возле небольшого стола напротив шкафов на полу сидела Катерина, поджав колени под себя, и тихо всхлипывала, как делала почти всегда.
— Катя! Господи! С вами все хорошо? — беспокойно спросил Роман, осев передо мной, что от мгновенного появления мужчины в помещении я даже вздрогнула.
— Роман Дмитриевич? — я подняла на него несколько удивленные и чуть испуганные глаза. — Вы уже пришли?
— Катенька, вы не ушиблись? С вами все в порядке? — продолжал он в тревоге задавать вопросы.
— Да, да, — я кивнула в знак подтверждения. — Просто я случайно толкнула стремянку. Здесь места мало. А потом... Андрея вспомнила... И... — я опять ударилась в слезы.
— Катенька... — ласково произнес Роман, помогая подняться. Он, конечно, хотел бы обнять ее, и покрепче, но посчитал свой порыв неуместным. — Зачем вы только пришли на фирму? Пойдемте, — он провел меня в свой кабинет и усадил на кожаный диванчик возле стены. Сам же отошел к окну, чтобы налить стакан воды. — Возьмите.
— Спасибо, — сделав несколько глотков, я поставила стакан на стеклянный столик. — Я не могла дома находиться. Там все напоминает об Андрюше. Я думала, что работа хоть как-то поможет...
— Вам не нужно сейчас думать о работе, Катюш. А о себе и о ребенке. Я не хочу, чтобы с вами случилось что-нибудь серьезное.
Два таких уставших и даже измученных карих глаз смотрели в эту минуту на Романа, образуя внутри мужчины желание во всем ей признаться, но этого делать было сейчас категорически нельзя. Но ему так хотелось, чтобы Катерина всегда знала, что ее есть, кому защитить, помочь, на кого положиться.
— Катя, я сейчас попрошу Федора. Он отвезет вас домой.
В ответ я промолчала. Наверное, и правда лучше будет вернуться в домашнюю обстановку, чем мучиться здесь.
— Алло, Маша, это Малиновский. Федор на месте? Нет? Ах, да, еще рано. Нет, ничего. Заходить уже ко мне не надо.
Рома и забыл, что его сотрудники слишком четко выполняют трудовой кодекс и приходят на работу точь-в-точь по часовой и минутной стрелке, показывающей на циферблате цифру девять.
— Не стоит, Роман Дмитриевич, никого тревожить. Я сама доберусь, — негромко произнесла я.
— Этого еще не хватало. Сейчас такси вам вызову. Мне будет спокойнее, если вас довезут в целости и сохранности.
До машины Роман лично довел меня и велел водителю доставить меня к самому подъезду по нужному адресу.
По дороге, где-то на середине пути, на меня нашел немой страх. Мне почему-то стало казаться, что такси вот-вот врежется в впереди ехавший джип, или сзади в нас кто-нибудь въедет по неосторожности, забыв вовремя нажать на тормоза.
Перед глазами моментально всплыли несколько кадров того несчастного случая, в результате которого погиб мой Андрюша. Мне резко стало не по себе. Дрожь поселилась во всем теле. Страшно стало не только за себя, но и за ребенка. А он и так уже сколько всего пережил.
— Остановите машину, пожалуйста, — попросила я водителя, оглядываясь в салоне.
— Прямо здесь?
— Да! Остановите.
Автомобиль подъехал к тротуару, и я скорее освободила салон, почувствовав чистый холодный, зимний воздух.
— Спасибо, дальше я дойду пешком, — сказала я водителю и закрыла дверь.
— До чего странный народ пошел, — тот только пожал плечами. — В такую погоду и пешком. Охота ей?
А у меня не было иного выхода. Тем более прогулка пойдет мне на пользу. Хотя чего получат мои легкие в столичном мегаполисе, кроме запаха бензина? Наверное, еще аромат мандаринов, которые продавались в палатке, мимо которой я прошла, бенгальских огней, которые держала в руках молодая пара, шедшая мне навстречу, разговаривая и смеясь, манящий запах свежих и еще теплых пирожков с разными начинками, которые продавец так активно рекламировал, откусывая при этом кусочек булочки.
Но ничего из этого не родило во мне улыбку, не подняло новогоднего настроения. Внутри только пустота и мрак.
В печальных думах я и не заметила, как дошла до дома. Немного замерзла, но терпимо. Пора теперь привыкать к состоянию вечной мерзлоты своего организма.
На скамейке возле подъезда меня ждала хозяйка квартиры. Не знаю, долго ли, но ключи у нее имеются. Мне скрывать в доме нечего.
— Здравствуйте, — я поприветствовала ее первой.
— Здравствуй, Катя. Есть разговор. Насчет квартиры.
— Что-то не так? За прошлый месяц я заплатила. За этот, если можно, чуть попозже. С деньгами туго.
— Вот об этом я и хочу с тобой поговорить.
— Хорошо, пройдемте.
Строгий вид хозяйки жилплощади мне подал знак. С Нового года все дорожает, вот и мне сейчас поднимут плату на пару-тройку тысяч, которые взять совершенно неоткуда.
И тогда я окончательно утону в этих бесконечных долгах.
Я тяжело вздохнула. Наверное, до конца жизни такая моя участь — мучения.
— Проходите. Садитесь, — указала я жестом руки на диван.
— Я в своей квартире, — недовольно ответила хозяйка. — Меня можно не приглашать.
"Похоже, вежливости люди совсем не замечают", — ответила я сама себе в мыслях и присела рядом.
— Значит, так, Катерина, до Нового года осталось четыре дня. Их тебе хватит с лихвой, чтобы собрать свои вещички и покинуть эту жилплощадь. Ты поняла?
— Покинуть квартиру? — подняла я удивленные глаза на собеседницу. — Почему? Вам что-то не нравится? Мы с Андреем содержим ее в чистоте и платим почти регулярно. Вернее... Теперь содержу...
— Вот именно, что теперь. Здесь приличный дом. И мне совершенно не нужно, чтобы будущие жильцы узнали, что в моей квартире умер человек. Извини. Ничего личного. Понимаю, у тебя горе. Но и ты меня пойми. Мне проблемы не нужны. Так что собирайся.
— Но подождите! Андрей... Он... Умер в больнице. Причем здесь квартира? И потом... Куда же я пойду? Накануне Нового года?
— Это уже не мои проблемы, дорогая. Я тебе сказала, а время у тебя есть. Так что вперед. А у меня еще есть дела.
Женщина поспешила к выходу, оставив меня совершенно в недоумении.
Вдруг я резко соскочила с дивана и бросилась в прихожую.
— Подождите. Постойте. Мне действительно некуда идти. Но поймите же меня. Я только-только Андрея похоронила, у меня с работой едва наладилось и новое жилье... Это не так просто найти сейчас. В праздники. Но, может быть, как-то можно решить ваш вопрос хотя бы в январе?
— Нет!! — твердо ответила хозяйка и покинула квартиру.
Я медленно опустилась на стул возле стены и тихонько заплакала. Нет, это невыносимо понимать каждый день, как жизнь мало помалу уходит ко дну. Был бы рядом Андрюша... Он ни за что не позволил бы всем этим бедам случиться!
Через несколько минут в квартиру позвонили. Наверное, хозяйка что-то забыла мне сообщить.
Я вытерла ладонями слезы со щек и открыла дверь. На пороге стоял какой-то парень лет тридцати.
— Екатерина Пушкарева? — спросил он.
— Да. Здравствуйте. А вы кто? Что вам нужно?
— Я друг Андрея. Сергей. Он еще два месяца назад взял у меня в долг вот эту сумму, — мужчина поднял маленький листочек бумаги на уровне моих глаз. — Сами понимаете. Долги надо отдавать.
— Но...
— Я знаю. Андрей к моему и вашему сожалению умер, поэтому я жду своих денег от вас.
Я сглотнула комок в горле и приложила ладонь ко рту. Набрала в легкие побольше воздуха и тихо произнесла:
— У меня нет такой суммы сейчас.
— Тогда я зайду завтра в это же время. Надеюсь, деньги у вас появятся, и вы сможете расплатиться с долгами Андрея. До завтра. Я не прощаюсь! — прозвучало это лесным любезным тоном, что мне стало даже тошно.
На автомате заперла дверь и вернулась в свою единственную комнату, совершенно не зная, что теперь делать.
Я давно понимала, что с Андреем мы погрязли в большой долговой яме, а выкарабкиваться из нее теперь приходится мне одной. И это действие мне совсем не под силу.
А еще скоро будет ребенок. Это совсем теперь не мое счастье, а быстрее несчастье, потому, чтобы его вырастить, поднять на ноги, нужны средства, а я сама не только без них, но и теперь без жилья.
Если только тетя Таня приютит... Хотя верой в ее помощь я не очень располагаю. Но надежда умирает последней.

* * *
Собрав самые необходимые личные вещи и документы, у меня получилась одна небольшая сумка. Этого хватит на первые несколько дней. А, если все будет хорошо, заберу остальное.
Перекусив парой бутербродов и запив чашкой горячего чая, я поехала на квартиру своих покойных родителей в надежде, что там меня не прогонят.
Родной двор, серый дряхленький подъезд, четвертый этаж, двадцать третья квартира — ах, как все это было почти недавно. Уже почти семь лет прошло, как мне пришлось покинуть родной дом, а кажется, что я еще вчера здесь с родителями обедала за кухонным столом, закусывая мамины вареники яблочным пирожком. Ах, как же вкусно она у меня готовила. Пальчики оближешь! Ни одна пекарня, ни одно ресторанное блюдо не сравнится с маминой домашней едой. А я так и не научилась готовить хотя бы отдаленно по маминым рецептам. Андрюша в моем случае говорил так: главное, чтобы душа была светлая, а все остальное — не важно.
Ах, вот он мне и не давал умереть с голоду. Любил по вечерам приготовить что-нибудь изысканное, особенное, порадовать меня своим новым блюдом. И большего ведь мне и не нужно было. Наш маленький мир. Он устраивал нас обоих. А теперь он рухнул, оставив после себя только пепел после отгоревшего костра.
Еще с лестницы третьего этажа была слышна громкая басовая музыка, фальшивое пение каких-то блатных песен под струны гитары. Оказывается, звуки доносились из моей бывшей квартиры. Вернее, она и сейчас должна принадлежать мне, как наследнице первой очереди, но моя тетя сразу же отсудила ее после смерти мамы и папы, заплатив судье круглую сумму. Вот с тех пор я и скитаюсь по съемным квартирам в разных уголках столицы.
Поставив сумку на пол, я позвонила в дверь. Открыли мне ее не сразу, далеко не с первого звонка. И это очевидно. Не сразу в таком шуме можно услышать, как кто-то пришел.
— О, Катюха, здорово! А ты какими судьбами в наши края? — тетя Таня явно не скрыла своего удивления при виде меня.
— Здравствуйте, тетя Тань. Я... У меня... В общем...
— Ну рожай быстрее! Чего тянешь кота за хвост?
— Танюха, ну где ты там? Иди сюда! — низкий мужской голос позвал ее из недр квартиры.
— Сейчас! Иду! Ну, говори, чего надо?
— Мне жить негде. Из съемной квартиры попросили съехать до Нового года, а больше мне идти не к кому. Можно я у тебя остановлюсь на время праздников, а потом что-нибудь придумаю?
— Чего? — тетя Таня вытаращила на меня глаза. — С ума что ль сошла? Это надо же такое придумать! Пожить захотела за чужой счет! И даже не думай! Забудь сюда дорогу!
— Но, пожалуйста, мне правда некуда идти... — жалобно попросила я.
— Ты что глухая? Пошла вон! — прокричала тетя и с силой захлопнула дверь прямо передо мной, так, что осколки штукатурки отлетели от стены.
Я даже зажмурилась, насколько сильный получился хлопок. Больнее стало вдвойне. Или даже втройне. Какая теперь разница.
Значение имеет другое — я осталась в этом мире никому не нужна, кроме собственного малыша. Сейчас я поняла, как хорошо, что у меня он есть, который всегда поймет, поддержит и разделит мое горе.
Мерзкий ветер дул мне в лицо, слабый дождик не придавал никакого уюта в этот мрачный зимний день. Одиночество сковывало меня по рукам и ногам, холод вил свою паутину у меня в душе. Ах, если бы со мной рядом был мой Андрюша...
Не дойдя каких-то несколько метров до своего дома, я осела на сырую от измороси и снега лавочку. Слезы уже смешались с капельками дождя на моих щеках, что вытирать их ладонями со щек было уже бессмысленно. Все равно я уже вымокла и теплое пальто уже не спасет. Оно так же нуждается в сушке.
Мимо меня проезжал не один десяток всевозможных автомобилей, но одна из машин почему-то решила остановиться прямо напротив меня.
— Оставьте меня в покое! Прошу же! У меня нет денег, чтобы расплатиться с этими долгами! Поймите же, наконец! — в отчаянии произнесла я в полный голос и уткнулась лицом в ладони.
Пусть меня растерзают и отдадут на съедение волкам. Я больше не могу так жить!
— Катя, Катенька, Боже, что случилось? — вдруг услышала я знакомый мужской голос. Не поверила своим глазам — это оказался Роман Дмитриевич.
Ах, надеюсь, хоть он не пришел за своими деньгами. Ведь мы с Андреем тоже не мало ему должны.
— Почему вы здесь? Мокните в такую погоду! Так и заболеть не долго. Пойдемте домой!
— У меня нет больше дома, — едва слышно ответила я, дрожа от холода, чувствуя, как по телу под кофтой бегут мурашки. — Мне сказали освободить квартиру до Нового года.
— Почему? Из-за чего?
— Из-за смерти Андрея. Хозяйка не хочет, чтобы новые жильцы знали об этом. А тетя в квартиру родителей не пускает... Мне некуда идти... Роман Дмитриевич... — в отчаянии произнесла я и уткнулась в пальто мужчины.
— Господи... — он обнял меня, касаясь ладонями моих плеч. — Изверги какие-то! Но вымокнуть и замерзнуть я вам здесь не дам! Пойдемте. Это ваши вещи? — он обратил внимание на мою сумку стоящую рядом со мной.
— Да.
— И отлично, — он взял ее за ручки. — Пойдемте. Я отвезу вас туда, где совершенно никто не прогонит! Давайте вашу руку.
Я подала Роману свою холодную ладонь, чувствуя затем, как его теплые пальцы мгновенно отдали мне свое тепло, и пошла следом за мужчиной к его черной иномарке.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 03 сен 2016, 18:46 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 7

Яркий свет ламп натяжного потолка любезно осветил просторную гостиную. В глаза сразу бросилась дорогая обстановка, которая явно была приобретена по последней моде. Здесь все было такое новое, чистое, светлое, что казалось совершенно недавно сделали ремонт, и мебель не истратила своей красоты от старости.
— Катюш, не стесняйтесь. Шкафы с диванами у меня не кусаются, — Роман легко подтолкнул меня вперед и закрыл железную входную дверь. А затем вторую деревянную с красивой резной золотой ручкой. — Проходите.
— Вы привезли меня к вам домой?
— Да. Теперь это и ваш дом. Прошу!
Роман разделся, приготовил тапочки.
— Разрешите ваше пальто? Оно все намокло. Как и вы сами. Напоминаете мне маленького взъерошенного птенчика, которого просто необходимо согреть.
Я чуть улыбнулась краешком губ и сняла с себя одежду.
— Одевайте тапочки. Правда у меня здесь тепло, но будет еще теплее. Проходите. Располагайтесь.
Тапочки были на радость мягкими и очень теплыми с мордочками собачек и забавными висячими ушками. Это смотрелось очень мило и несколько по-детски, ведь мне давно не пять лет. Но в них было очень уютно.
Роман откуда-то вернулся уже без моего пальто. Как сообщилось позднее, его повесили сушиться на закрытый балкон с обогревом. Там ему будет тоже тепло, как моим ногам.
— Спасибо за тапочки, — поблагодарила я. — Очень милые.
— Я знал, что вам понравятся, — Рома тоже улыбнулся и смело взял меня за ладонь. — Вот, почти уже согрелись. Пойдемте. Я вам покажу, что где находится.
— Подождите... — я не сделала ни шага вперед. — Это неудобно с моей стороны по отношению к вам.
— Катя, все удобно. Не берите в голову, пожалуйста. У меня слишком большая квартира для одного, поэтому она с радостью примет в одну из своих комнаток такую скромную девушку. И я этому совершенно не буду препятствовать. Вы меня ни сколечко не стесните. И давайте больше не будем возвращаться к этой теме. Договорились?
Я пожала плечами, дивясь широкой душе друга Андрея. Неужели такие люди еще остались на этом свете? И Роман — один из них?
Он расценил мое молчание, как согласие. И повел за собой на экскурсию по своей квартире.
В ней действительно было так уютно, каждый уголок, можно сказать, был сделан с любовью. Это видно невооруженным глазом.
В комнатах каждая вещь имела свое непосредственное место. В них царили чистота и порядок.
Мне же выпала довольно просторная спальня в бежевых тонах. Окна украшал там тюль тоже пастельного цвета шампани, а по бокам гармонировали переливающиеся шоколадные ночные занавески до самого пола. На стенах висели несколько картин формата листа ватмана. Это была живопись неизвестных мне художников. Натюрморт над двуспальной кроватью, застланной покрывалом, цвета дуба, и два пейзажа: летний и весенний напротив. В центре большой плазменный телевизор. Невысокий небольшой шкаф с гардеробом и двумя дверцами по бокам у стены, журнальный столик с парой на нем книг в темных переплетах и светлый круглый ковер на полу. Под ним можно было разглядеть красивые узоры паркетной доски.
— Располагайтесь, Катюш, чувствуйте себя, как дома. Сейчас вам принесу чистое постельное белье, — сказал Роман у меня за спиной и удалился.
Ах, кажется, я попала в отель, и номер сняла для новобрачных. Здесь все было, словно в сказке. Только для меня с печальным концом. Потому что место, где я нахожусь — чужое. И как бы Роман Дмитриевич не был доброжелателен и любезен со мной, остаться здесь навсегда я не могу. Не имею право. Это невежливо. Меня воспитали иначе. Как бы здесь мне не нравилось, я должна найти свой кров и крышу над головой.
— А вот и я! — радостно оповестил меня Роман своим присутствием. — И ваше постельное белье. Нашел у себя только вот с цветами. Надеюсь, они внесут свою лепту уюта.
— Спасибо вам большое. Огромное, Роман Дмитриевич... Мне, право слова, так неудобно перед вами... Я...
— Катюш, пожалуйста. Вы для меня не чужой человек и я искренне хочу вам помочь. А по поводу всяких там неудобств, оставьте их кому-нибудь другому, ладно? Мы договорились, что больше не начинаем этот разговор.
— Хорошо, — согласилась я, встретившись с мужчиной взглядами. — Спасибо вам.
— Ах, да, и еще. Мы с вами, полагаю, не чужие люди, поэтому можете называть меня просто Романом. Я не обижусь, честное слово. Но впрочем, как знаете. Вы обживайтесь, а я пойду пока состряпаю что-нибудь на обед.
— Спасибо... — я кивнула. Мое лицо озарила светлая улыбка. Роман тоже искренне ответил мне ею и оставил меня дальше наслаждаться убранством комнаты.

* * *
Где-то через полчаса я вышла из ванной комнаты в Ромином темно-синем байковом халате, который слегка был мне великоват. Честно признаться, быть одетой в чужую одежду несколько сковывало меня, ведь приходилось в первый раз, но с другой стороны я настолько замерзла после улицы, что теплый халат стал раем. Вдобавок к пушистым тапочкам.
Даже ванная здесь и то такая просторная и светлая. Голубая однотонная плитка стильно сочеталась с синей. Их разделял узорный бордюр. Небольшое зеркало с левой стороны от двери четко отразило мое бледное лицо, блестящие усталые глаза. Единственное, чего мне хотелось сейчас, это выспаться. Закутаться в теплое одеяло и не вылезать из него минимум сутки. Но, пожалуй, это слишком искушенное желание.
— Катя, вы уже так быстро! — несколько удивился Малиновский при виде меня после мытья. — А у меня тоже почти все готово.
Мне тоже интересно было посмотреть на президента модного дома в домашнем фартуке. Оказывается, он тоже умеет готовить, как мой Андрей. Хотя в его кулинарных способностях я не сомневалась еще с времен поминок. Только не делала на них акцент.
— Проходите.
Я только кивнула, поплотнее сжав ворот халата, и прошла на кухню. Она тоже ни сколько не уступала по интерьеру остальным комнатам. Правда была в шоколадно-белых тонах. Большой обеденный стол был накрыт на две персоны. Компанию к белоснежным тарелкам составили блестящие алюминиевые вилки и ножи, стеклянные стаканы. Так же пахло свежей закуской, горячим. На нижнем шкафу подогревалась вода в электрическом чайнике.
— Катюш, чего вы стоите, как не родная? — услышала я голос Романа за спиной. — Садитесь.
— Спасибо. Роман Дмитриевич, а можно сразу чаю. Горячего.
— Конечно, можно. Вам черный, зеленый или фруктовый? С сахаром, с молоком или сливками?
"Ох, какой выбор! — подумала я. — Как в ресторане".
— Обычный. Без всего, — ответила я и присела на мягкий стул с резной спинкой. Поплотнее вжалась в халат, предвкушая горячий вкус чая.
— Держите, — он подал мне белую кружку с черным узором с напитком. — Осторожно, горячий, — предупредил он.
— Спасибо, — поблагодарила я и обхватила ладонями чашку. Тепло сразу же разошлось по моему организму.
Я сделала несколько глотков и поперхнулась. Какая-то неприятная пленка овеяла мое горло. Ну, вот, только заболеть мне не хватало в моем положении.
В прихожей раздалась мелодия мобильного Романа.
— Извините, — сказал он и покинул кухню.
Вернулся через несколько минут с сообщением мне, что ему срочно надо уехать на встречу. Я понимаю. Под конец года всегда много дел накапливается и создается такое впечатление, будто все время работал, спустя рукава.
— Катюш, вы кушайте. Обязательно поешьте! — сделал он акцент на последней фразе. — Обживайтесь, обустраивайтесь. А я вернусь и тогда мы обо всем поговорим, — сказал мне Роман, одеваясь, в гостиной.
Я кивнула и опустила печальные глаза.
— Не грустите, — ласково произнес он, подойдя ко мне почти вплотную. Сейчас я могла почувствовать его приятный парфюм и увидеть в глазах совершенно искренние ко мне намерения. — И не думайте ни о чем плохом. Пожалуйста. Обещаете?
— Я постараюсь, — скромно отвела я и прикрыла рот от приступа кашля.
— Вот, совсем другое дело! — улыбнулся Роман. — Согревайтесь. Я скоро вернусь.
Теперь мне открылась возможность быть предоставленной самой себе и немного расслабиться. Все же находиться с чужим человеком в его квартире как-то непривычно.
Закрыв за мужчиной дверь, я вернулась на кухню в общество пищи. Чай немного остыл и теперь не так обжигал горло.
Покормить свой желудок вкусностями не имелось желания, хотя они так маняще выглядели.
Все же голод взял вверх, и я положила несколько ложек салата в тарелку. С чаем блюдо стало невероятно вкусным.
Затем еще больше организму захотелось отдыха и сна и, убрав еду в холодильник, чтобы не испортилась, я переместилась в свою новую райскую комнату.
В новом шкафу мои вещи уместились всего на две полки. Да больше места я и не думала занимать. Хотя оно и так пропадает. Очевидно.
Большая кровать так и манила в свои объятия. Присев только на ее краешек, сразу захотелось опуститься на мягкий матрац всем телом, что я и сделала. Никаких мыслей даже не возникло. Я очень скоро погрузилась в манящий сон.

* * *
Роман Дмитриевич Малиновский окончательно вернулся с работы только к половине девятого. Старался поскорее уладить дела, чтобы как можно меньше оставить на новый год.
Еще со двора обратил внимание, что свет в спальне Катерины не горит, значит, она, возможно, отдыхает.
Его предположения действительно оправдались. Мужчина, стараясь создавать как можно меньше шума в гостиной, быстро разделся и заглянул в одну из своих комнат. Девушка мирно спала на краешке большой постели, свернувшись чуть ли ни в клубочек, прикрытая до плеч одеялом.
Ах, Роман просто не смог остаться в проеме или мимо пройти на кухню. Катерина так и пленила его, что он не удержался и совсем тихо вошел в спальню.
Лицо озарила светлая улыбка, а руки сами потянулись к кончикам одеяла, чтобы накрыть им плечи девушки.
Затем Рома присел на край постели и тихим шепотом проговорил:
— Отдыхай, хорошая моя. Сон сейчас для тебя — самое лучшее лекарство. И не думай ни о чем. Все будет хорошо. Главное — это твой малыш. Чтобы ему было уютно. А я о вас позабочусь, — затем Роман выдержал небольшую паузу и добавил: — Я тебя люблю. И всегда буду рядом.
Еще раз с нежностью и теплотой посмотрев на любимую, Роман решил не нарушать покой своим присутствием и покинул пределы спальни.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 05 сен 2016, 18:47 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Я проснулась одновременно от боли в горле, затем от приступов кашля, а потом и тошноты. Общая слабость всего организма давала мне понять, что я все-таки простудилась и заболела. Совсем не вовремя.
Умывшись холодной водой, я приложила ладонь ко лбу. Он был в меру горячим. Еще и поднялась температура.
"Боже, только этого мне не хватало", — с тоской подумала я и вернулась в спальню. За окном только начало светать, на часах почти четыре утра нового дня. Все же какое-то время мне удалось отдохнуть. Пожалуй, это единственное, чему можно радоваться.
Через минуту ко мне заглянул Роман Дмитриевич.
— Катюш, с вами все в порядке?
— Не совсем, — хриплым голосом ответила я. — Кажется, я заболела, — а затем прикрыла рот ладонью от кашля.
— Так, а температура есть? — спросил он, войдя в комнату.
— Да, вроде есть. Небольшая.
— Значит, вызываю врача! — решил Рома.
— Не надо. Я таблетку выпью и пройдет.
— Катя, таблетки вредны малышу. А врач посоветует что-нибудь из народных средств, — привел веский аргумент Роман и присел рядом со мной на постель. — К сожалению, сам ничего, кроме чая с малиной не могу вам предложить.
— Не надо врача, пожалуйста, — попросила я. — Я не хочу больше в больницу... Я не могу там... После всего, что случилось... Пожалуйста...
— Хорошо, хорошо. Как знаете. Тогда я вам горячего молока принесу. С медом.
— Лучше с маслом. Я не очень уважаю мед.
— Как скажете.
Через несколько минут Роман принес мне горячую кружку молока и колечко с кунжутом.
— Спасибо, я не хочу есть.
— А вы попробуйте. Оно свежее и очень вкусное. Аппетит и сам появится.
Я только слабо улыбнулась и взяла булочку в руку.
— Роман Дмитриевич, извините, что так получилось. От меня столько проблем...
— Катя, мы же ведь с вами договаривались, а вы опять? Что это за дела? А то я могу обидеться, — Рома сделал серьезное выражение лица.
— Не надо обижаться на правду. У вас свои дела, своя жизнь, а тут я...
— Кать, вы осуждаете меня за помощь по отношению к вам?
— Просто вы очень добрый и светлый человек... Другой бы на вашем месте... Сделал бы совсем иначе.
— И вы считаете, что с них нужно брать пример? Да пускай это останется на их совести! Забудьте, чего и как делают другие. Вам теперь о себе надо думать и о ребенке. Ну и иногда слушаться меня все же. А то вызову врача!
Я откусила кусочек колечка. Оно действительно было очень мягким и вкусным.
— Обещаю, что буду слушаться, — улыбнулась я и сделала затем глоток молока. — Роман Дмитриевич, можно вас кое о чем попросить? — скромно спросила я.
— Конечно, Катюш.
— Сегодня к полудню ко мне в квартиру, бывшую, должен прийти друг Андрея, Сергей за долгом. Вы не могли бы ему сказать, чтобы он пришел... — я замялась. Дата, в общем-то, неизвестна. Я же ведь знаю, что в ближайшие дни денег у меня все равно не будет, а надо чем-то отдавать. И что будет в итоге, я совершенно не знаю.
— Он требует теперь с вас деньги? — догадался Роман.
— Да, — я согласилась. — Но у меня нет такой суммы. И как расплатиться с ним... Тоже не знаю.
— Не волнуйтесь, Кать, я решу эту проблему, — уверенно развеял все мои сомнения Роман, правда, вдобавок поселил снова неуверенность. В итоге, сколько должна буду я ему потом... Явно число с не одним нулем. — Какая сумма?
— Приличная. Мне даже показалось странным, чтобы Андрей столько взял в долг. К тому же я знаю почти всех его коллег по работе, но этого... Видела впервые.
— Кажется, кто-то хочет наживиться на смерти Андрея за ваш счет. Но ничего. Я с этим разберусь. Не переживайте! — уверенно ответил Рома, дав мне понять, чтобы я совсем выбросила эту проблему из головы. — А насчет квартиры вам так и сказали освободить до Нового года?
— Да, к сожалению. Но, слава Богу, что хоть с ней у меня нет долгов. За первый и последний месяц мы с Андреем наскребли. Только там вещи остались кое-какие. Не очень важные, но... Это память об Андрее и я хотела бы их забрать, — вспомнив любимого, на душе стало сразу тускло и серо.
— Конечно! До Нового года еще есть время и как только вам станет лучше, мы с вами съездим и заберем все, что нужно, договорились?
— Спасибо, Роман Дмитриевич. Я искренне вам благодарна. Если бы не вы, не знаю, что сейчас со мной было.
— Катюш, давайте не будем о грустном, — он аккуратно положил свою ладонь мне на колено, что даже через тоненькую ночную рубашку я почувствовала тепло, исходящее от мужчины.
Как же жаль, что это ладонь не Андрюши. И что на нее, чужую, я не могу положить свою и счастливо улыбнуться.
Но все же слабая улыбка появилась на моем лице. Невозможно остаться равнодушной к заботе и помощи Романа. У Андрея действительно понимающий друг.
— Может, все же передумали насчет врача?
— Нет, нет, не стоит. Мне у вас комфортнее, — честно призналась я.
— Тогда отдыхайте. Если что — зовите!
— Хорошо. И спасибо за булочку! Очень вкусно.
— На здоровье!
За разговором я и не заметила, как подкрепилась. Да и настойчивый кашель стал меньше о себе напоминать. Вот так-то станет намного легче снова погрузиться в сон.

* * *
Роман ждал друга Андрея в квартире Катерины недолго. Он пришел ровно в полдень. Ни минутой позже, не раньше. И очень удивился, что дверь ему открыла не хозяйка в лице бедной женщины.
— Здравствуйте. А, где Катя?
"Вам не все ли равно, с кого сдирать шкуру, вернее, деньги?" — ответил Ромкин внутренний голос. Правда, пришлось сдерживаться.
— Она не сможет прийти по состоянию здоровья. Поэтому с вами расплачусь я — Роман Дмитриевич — ее друг. Здравствуйте. Проходите.
Мужчина как-то сразу изменился в лице и шагнул назад.
— Раз так... То я зайду попозже.
— Пожалуй, не стоит откладывать столь важное дело на потом, — Роман буквально втолкнул мужчину в прихожую и закрыл за ним дверь на ключ.
— На тумбочке лежит конверт с половиной суммы. Я не только друг Кати, но и Андрея в том числе и прекрасно знаю, что заявленную лично вами сумму он ни при каких обстоятельствах не мог одолжить. Совесть не позволила. А ваша, видимо, решила, что с бедной и одинокой девушки можно получить вдвойне. Так вот, не выйдет наживаться на чужом горе. Поэтому забирайте свое и больше вас не задерживаю, — Роман указал жестом руки на открытую секундами ранее дверь.
Мужчина спорить с Романом не решился. В конце концов половина — тоже деньги. Просто ему не повезло.
Взял конверт, и даже не заглядывая внутрь, быстро покинул квартиру.
Рома даже и не думал, что столь быстро разделается с этим типом.

* * *
К вечеру я стала чувствовать себя не так паршиво, как утром, и даже осмелилась выйти на какое-то время подышать воздухом на балкон.
В обед Роман не приезжал. Иначе я бы точно услышала его шаги, как бы он не старался передвигаться по квартире с наименьшим шумом. Поэтому пришлось обедать в одиночестве, смотря в окно через белый тюль, наслаждаясь красотой белых от снега деревьев.
После я нашла себе из книжной библиотеки произведение по душе и начала с упоением вникать в его содержание, что даже не заметила, как с работы вернулся Роман Дмитриевич с живой елью в руках.
— Катюш, как вы тут? Не скучали? Как чувствуете себя?
— Да, нет. Вроде ничего. За чтением не заметила, как время быстро пролетело.
— Понимаю. А я вот решил в этом году изменить традициям и нарядить живую елку на праздник. Вы, надеюсь, составите мне компанию?
На моем лице отразилась печаль. Нарядить новогодний живой символ стало последним желанием Андрюши. Конечно, Роман мог об этом и не знать.
Но я сразу вспомнила наш последний разговор с любимым на рынке. Он был так счастлив, что я все-таки согласилась купить эту ель, словно маленький ребенок радовался новой игрушке. Мечтал еще петарды запустить в новогоднюю ночь, а я все отговаривала, мотивируя долгами.
Может быть, минутой больше проведенной на этом рынке, тот лихач уже проехал и не врезался в нас и мой Андрюша был бы жив...
— Катюш, я что-то не то сказал? — заметил Рома, как девушка резко изменилась в лице. Еще минуту назад она улыбалась, едва заметно, но он это видел. Он вообще не пропускал ни одной эмоции Кати мимо себя. Все пытался анализировать, запоминать. Что ей может стать по душе, что не очень. Ему важно было найти к ней подход, свой, индивидуальный, особенный. А для этого требовалось терпение.
Роман опустил ель на пол, в угол, снял пальто и подошел ко мне ближе.
— Нет. Все правильно. Извините меня, — скромно ответила я и удалилась в спальню.
Рома так и остался стоять посреди гостиной, не вразумив в чем дело.
"Чем я ее так обидел? — спросил мужчина сам себя. — Ей не понравилась ель? Или я слишком надоедлив со своей заботой?"
Пытать девушку вопросами Роман не решился, понимая, что сейчас у нее трудный период. Любое событие, вещь может напомнить об Андрее. Правда, причем здесь елка Рома так и не мог вразумить.
Ужин думал будет проходить в одиночестве. Но, когда на кухне появилась Катерина с виноватым выражением лица, сразу понял, что она хочет что-то ему сказать. А там, возможно, и беседа завяжется.
— Когда вы принесли эту ель, я сразу вспомнила Андрея. Он так хотел встречать этот Новый год не с искусственной, а с живой, поэтому мы и одолжили у вас машину, чтобы купить ее на рынке. А на обратном пути все это случилось... — объяснила я, чтобы Роман не думал, что я на него обиделась.
— Ой, Кать, простите меня, ради Бога. Я не знал. Давайте я сейчас ее выкину, да и все! Никаких проблем.
— Нет-нет, не надо, — поспешила отговорить я. — Зачем же? Вы же ездили за ней, деньги заплатили, пусть уж...
— Да причем здесь деньги? Не в них же дело. А у вас неприятные воспоминания. Нет-нет, Новый год — светлый праздник, в котором не место печали.
— Почему же неприятные? Она напоминает мне детство, родителей. Время чего-то необычного и прекрасного. Грех такую пушистую красавицу не нарядить и не сделать украшением вашего дома.
— Вы уверенны?
— Конечно. А где у вас игрушки?
— Там... В шкафу на верхней полке, — несколько рассеянно ответил Роман, теряясь в искреннем взгляде любимой девушки. Она так перед ним открыта, что ему самому волей-неволей хочется признаться ей в своих чувствах, чтобы она не думала, что он что-то скрывает. Вовсе нет! Только понимал, что вынужден молчать. Пусть его любовь остается пока мечтой. Он и мысли не допускает, что когда-нибудь обретет взаимность. Это в ближайшее время вряд ли возможно.
— М-м, я не очень ориентируюсь в вашей квартире. Можно поточнее?
— Конечно. Я сейчас достану!
Роман решил, что сейчас самое время отвлечься от своих дурацких желаний, которые лезут в его голову совсем не к месту.
За разбором коробок с елочными украшениями Роман поведал мне, что встреча с другом Андрея прошла успешно. И я могу выбросить этот инцидент навсегда из головы.
Ах, сколько же добрых дел сделал для меня Роман Дмитриевич. Век с ним не расплатиться.
Он такой светлый, добрый, искренний человек. Жаль, что в личной жизни не сложилось. Ведь Кира действительно могла быть счастлива с ним. Я не хочу лезть за подробностями, почему между ними закончились отношения, это совершенно не мое дело. Возможно, у него на данный момент есть девушка, а я только мешаю ему спокойно наладить свою личную жизнь.
Жить вечно у Романа я не могу, не позволяет совесть. Вот как только стану чувствовать себя лучше, сразу буду искать новую жилплощадь. Если Роман, конечно, еще не передумал взять меня обратно в свою компанию. А то придется еще начать поиски и работы.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 07 сен 2016, 20:32 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 8

Новый год я встречала с невысокой температурой в обществе Романа Малиновского за большим, ярким от разнообразных блюд, приготовленных мужчиной, столом. Я намеривалась тоже внести свою лепту в приготовление к празднику, однако совсем не позволило здоровье. С раннего утра беременность оставила не самые приятные воспоминания.
Сначала без сил оставил уже привычный токсикоз, а затем тянущие боли в животе едва ли позволяли мне более-менее ровно дышать.
Скорая помощь приехала только через час после вызова. Врачи очень настаивали забрать меня в больницу, для полного обследования, но я взяла всю ответственность на себя за свое здоровье и здоровье малыша. Мне страшно доверять медицине после того, как я потеряла Андрея. Страшно только вспомнить эту больничную обстановку, угнетающие стены, море слез. Моему малышу еще хуже может стать от этого.
А в квартире Романа так спокойно и уютно. И ничего не тревожит.
Врачи сказали, что боли могут исходить от моей простуды, которая мучает меня уже не первый день. И чем быстрее я вылечусь, тем будет лучше.
Роман, кажется, переживал за меня больше, чем я за себя сама. Не знаю, с чем это могло быть связано, но объяснил он свое поведение тем, что я для него не чужой человек. Он всегда так говорил и старался не вникать глубже в эту тему своих эмоций по отношению ко мне в моем присутствии.
Я и не лезла. Надеюсь, что мне и не придется узнавать.
К вечеру боли заметно поутихли, температура спала, силы от дрема прибавились чтобы все же встретить праздник более-менее по-человечески.
Ах, больше всего я жалею, что с нами нет сейчас Андрея. Слезы так сами и наворачивались на глаза, но я мужественно старалась их сдерживать, чтобы не испортить никому из нас настроения. Но, получалось с трудом.
И Роман это видел. Но ничего не мог поделать. Андрея не воскресить. Можно только пожелать Катерине набраться сил, чтобы пережить это горе.
— Катюш, а у меня для вас есть подарок! — сообщил мне Роман после того, как куранты пробили полночь, и закончилась торжественная речь президента.
— Подарок? — удивилась я, вскинув бровями. — Вы и так для меня столько сделали безвозмездно.
— Да, подарок! Я не люблю нарушать свои традиции. Он ждет вас под елью.
Я улыбнулась и затем подошла к дереву. Среди густых зеленых веток и цветных лампочек, которые мы с Романом вешали вчера, нашла в тон им небольшую коробочку, перевязанную желтым бантом.
Аккуратно раскрыв ее, я отложила крышку в сторону и ахнула. Внутри находились бежевые пинеточки, а под ними светло-салатовая вязаная кофта с крупными пуговицами.
— Роман Дмитриевич... — промолвила я одними губами, взяв маленький сверточек в руки. На глазах набухли слезы. Одновременного счастья и боли, оттого, что мой еще неродившийся малыш уже вынужден мучиться.
Мужчина широко улыбнулся, а затем позволил себе приблизиться ко мне на расстояние пары шагов и приобнять легонько за плечи.
— Спасибо. Мне очень приятно. Правда!
— Не плачьте, пожалуйста. У вас все будет хорошо. Тем более сегодня праздник. Мне так не хочется, чтобы вы грустили.
Я скинула со щеки рукой одинокую слезинку и чуть заметно улыбнулась.
— Я постараюсь.
— Примерите? — обратил Роман мое внимание на кофту, еще завернутую в заводской пакет.
Я кивнула.
Ткань оказалась очень мягкой и приятной на ощупь. Сразу видно, что вещь не из дешевых. У меня как-то само собой уже выработалась привычка все переводить в стоимость, оценивать, ведь в своей жизни все приходилось четко рассчитывать: что можно себе позволить, а на что лучше и не заглядываться. Помечтать только и достаточно. Сшито было как для меня: вровень плечики, длина рукавов. Так и захотелось остаться в ней на все новогоднее утро.
С Романом Дмитриевичем мы еще часок посидели за столом, побеседовали на самые разнообразные темы: о природе, о животных, о моде, об искусстве и спорте, потом о еде, в результате чего у меня сложилось довольно хорошее мнение о собеседнике. Мне подумалось, что Роман может поддержать любой разговор, он много в чем осведомлен, с ним приятно и душевно размышлять, приводить свои доводы, вести обсуждения. Он всегда выслушает, поймет и посоветует, как правильно поступить. Не удивительно, что он достиг высокого уровня в своей карьере, став президентом такой известной фирмы по выпуску одежды. Затем речь зашла о его работе и о том, что в новом году "Зималетто" планирует открыть новый филиал в Чехии. Для компании открываются новые возможности.
Какое-то время спустя мой организм потребовал отдыха и покоя, и я переместилась в свою комнату в надежде, что смогу все же уснуть под грохот салюта за окном. Не все же дома болеют с температурой. В итоге помаявшись в постели каких-то недолгих полчаса, сон взял надо мной шефство и увлек меня в свои манящие объятия.

* * *
— Катенька, можно мне взять его на руки? — сквозь белую пелену дыма я услышала голос любимого.
— Конечно, — счастливо улыбнулась я и встала с больничной кровати с маленьким спящим комочком на руках.
Теперь Андрей показался мне во всей своей красе: на нем длинный белый халат, как у здешних врачей, светлые брюки, однако совсем не видно его лица. Лишь какие-то слабые очертания.
— Держи. Только аккуратнее. Поддерживай головку, — дав небольшие указания, я передала малыша на руки любимого. Он распахнул свои кругленькие глазки, пытаясь, видимо, сообразить, куда невзначай подевалось мамино тепло, и пришли на смену чьи-то чужие и прохладные ладони.
Сама же я, обняв Андрея за руку, уткнулась лицом ему в плечо и одарила дорогих мне людей своей лучезарной улыбкой.
— Кажется, наш маленький проснулся, — тихо произнес Андрей. — А я уже и не надеялся увидеть его большие глазки. Теперь могу забрать его с собой! Правда, мой хороший? Давай, скажи маме: "Прощай!" — обратился Андрей к ребенку.
— Заберешь с собой? — сильно удивилась я. — Нет, подожди. Еще рано. Нас пока не выписали.
— Прости, дорогая, но со мной ему будет лучше, чем здесь.
Постепенно Андрей стал отдаляться от меня в сторону выхода, а ребенка прижимать к себе все теснее, что ему стало трудно дышать, и он заплакал, прося о помощи.
— Нет! Что ты делаешь? Отпусти! — взмолила я. — Отдай! Ему же больно! Андрей!
Я кинулась к мужчине, но в клубах серого дыма его уже не было.
— Андрей... Нет... Нет! Андрей!! — закричала я и проснулась оттого, что воздуху в легких не хватало и мне стало трудно дышать.
Ничего вокруг не говорило о том, что я нахожусь в палате, в больнице, а меня из какой-то невидимой дали приходил навестить мой Андрей, забрав затем нашего малыша в свой особенный мир.
Я приняла вертикальное положение, облокотившись спиной на подушку, и в тревоге приложила ладонь к еще плоскому животу. Малыш еще слишком мал, чтобы подавать мне какие-то сигналы, поэтому ничего почувствовать я не могла, кроме жара и головной боли вследствие простуды.
Вдруг стало так страшно. Не за себя, а за ребенка. Вдруг ему там плохо и он таким образом просит меня о защите?
— Тише маленький, не волнуйся. Мама с тобой, — я нежно провела ладонью по животу несколько раз в целях самоуспокоения. — Она очень тебя любит и никогда не бросит.
Затем приложила ладонь ко лбу и прикрыла глаза. В ушах какой-то глухой звон, смесь уличного шума с протяжным гулом, горло царапают чьи-то безжалостные когти, в висок ударила колкая боль.
Такое мое состояние вызывало опасение за ребенка, и я все же решилась на медицинскую помощь.
Встав с постели, я легонько пошатнулась, но удержалась на ногах, и пошла на поиски Романа. В такой большой квартире реально можно заблудиться. Еще и в темноте.
Шум воды и посуды навел меня на мысль, что мужчина может находиться на кухне.
Он заметил меня первой. Видимо, на моем лице отражался еще больший ужас, чем внутри меня, но его испуг на лице стал очевидным при встрече со мной в дверях.
— Катя, вы вся бледная! Вам плохо! — это скорее звучало, как утверждение, нежели вопрос. — Садитесь.
Я присела на стул, очень кстати оказавшийся рядом со мной, и тяжело выдохнула.
— Все же вынужден нарушить ваше желание остаться дома и отвезу вас к врачу!
— Но сегодня же Новый год, — слабо произнесла я. — Ничего не работает.
— Есть круглосуточные больницы и именно туда я вас отвезу.
— Спасибо. Я сейчас соберусь... Только... — прошептала я, прикрыв рот от кашля.
Роман кивнул и предложил довести меня до спальни, на что я дала полное согласие. А то еще неизвестно, чем может обернуться мое путешествие до кровати.
Взяв документы и переодевшись в теплые вещи, я уже была готова к выходу.
Спасибо Роману, который по дороге до своего автомобиля не отпускал меня ни на секунду, крепко держа за руку. А то я все время норовила упаcть и растянуться на холодном льду.
Машину он вел медленно, все время по пути интересуясь моим состоянием, которое совершенно не располагало к веселью в это праздничное утро. Ох, угораздило же меня так сильно простудиться, что инфекция уже который день чувствует себя у меня в организме, как дома, доставляя мне массу проблем.
Врач не был в восторге оттого, что меня ему доставили в столь прелестное время суток, три часа утра первого января. Да еще Роман буквально потребовал немедленного моего осмотра с дальнейшими указаниями, как вести лечение.
— Ненормальная парочка! — пробубнил себе мужчина под нос, прежде чем перед Ромой закрыли дверь и велели ждать в коридоре. — Вот не сидится им дома в такой день!
Разумеется, спокойно находиться в пустом и тусклом коридоре, Рома не мог. Переживания за любимую девушку брали вверх, и он ничего не мог с собой поделать. Только надеяться, что с Катериной и ребенком все будет в порядке и болезнь не оставила никаких осложнений на плод.
— Ну, что скажешь? — спросил меня недовольным тоном врач, как только я легла на кушетку, что-то изучая за своим столом.
— Мне очень нехорошо, — слабым голосом ответила я.
— Конечно, хорошо бывает только сначала. Особенно мужикам. А на бабах потом вся ответственность. Выноси, роди, прокорми. Ну да ладно, — врач встал с места и подошел ко мне ближе. — Что болит? Где болит? Рассказывай.
— С утра боль сильная была в животе. Скорая приезжала. Врачи сказали, что это последствия простуды. В больницу ехать я отказалась.
— Да уж, невесело тебе, — сделал вывод врач, приложив ладонь к моему лбу. — И температура к тому же. С такой надо дома сидеть, а не разъезжать по больницам, мучая себя и мужа. Ладно, кашель, насморк есть?
— Кашель только немного.
— И давно болеешь?
— Несколько дней. Вчера температуры не было.
— Так, сейчас расслабься, лежи спокойно. Осмотрю тебя и там решим, что делать дальше с тобой.
Врач потянулся за каким-то прибором.
— Только не кладите меня, пожалуйста, на сохранение, — попросила я. — Я лучше дома отлежусь.
— Я что тебе сказал делать?
— Лежать спокойно и расслабиться.
— Вот и делай.
"Ох, ну что ее там так долго мучают? — тем временем по ту сторону палаты думал Роман. — Так все серьезно? Или наоборот проводят полное обследование. Скорее бы уже дождаться каких-нибудь результатов. А лучше только положительных!"
— Все. Можешь одеваться. С плодом все в порядке. И будет так дальше, если будешь соблюдать режим, хорошо питаться и гулять на воздухе. Но для начала надо как следует вылечиться.
Врач положил на стол пластинку таблеток. Когда я оделась, то увидела их и сразу вспомнила слова Романа о том, что подобные препараты вредны для ребенка. Да я и сама это понимаю.
— Вот. Возьми. Дома выпьешь одну и ляжешь. Это для понижения температуры.
— А мне можно таблетки?
— Это Парацетамол. Их беременным можно на любом сроке, только в умеренных количествах. Дальше можно попить липовый чай. Его заваривать можно, как обычный и пить горячим. По желанию с медом можно или вареньем. От кашля советую попить отвар из брусники или багульника. Ну и, конечно, здоровая пища: не жирное, не соленое, не перченое. Творог, свежие овощи, злаки. Я здесь все написал подробно. Так что выздоравливай.
Врач подал мне в руки тетрадный лист бумаги, на котором мелким и непонятным мне почерком было что-то написано.
— Спасибо. Я на ночь пью молоко с маслом. Это можно продолжать делать?
— Можно. И утром и в обед. Хуже не будет. Да и через неделю можно уже записаться на УЗИ, если еще не сделала.
— Да, хорошо. Спасибо, — я улыбнулась и сложила лист пополам. — До свидания. И с Новым годом вас.
— И тебя тоже. Не болейте больше с малышом.
— Обещаю.
— Как? Все хорошо? С вами все в порядке? — из Романа тут же полились вопросы о моем состоянии. Я же чувствовала себя не сказать, что лучше, но страх за здоровье малыша заметно поутих и даже исчез.
— Да, — я кивнула. — Все хорошо. Вот, врач прописал, что надо пить и дал мне таблетки от температуры. Сказал, что они безвредны для ребенка.
— Слава Богу. Тогда поедемте домой. Вам отдохнуть нужно.
— Пожалуй, — согласилась я.
По пути к машине я снова схватилась под руку Ромы, чтобы добраться без приключений. А идти нам пришлось прилично. На стоянке все места были заняты, поэтому Роману пришлось припарковать свой автомобиль на несколько метров дальше от входа в больницу.
— Вы извините меня, Роман Дмитриевич, что так вышло. Испортила вам весь праздник, — извинилась я перед мужчиной уже в теплом салоне, а потом несколько раз откашлялась.
— Катюш, не стоит. Главное, что с вами все в порядке.
— Да... И с маленьким тоже.
Вот так и начался мой Новый год Огненной собаки. Только первое января, а день уже был насыщен столькими событиями.
Даже и не представляю, чтобы я делала, если бы не искренняя помощь Романа Дмитриевича. Порой мне кажется, что мы знаем друг друга так давно и уже почти совсем близкие люди. Но потом вспоминаю, что он был всего лишь другом Андрюши и мне становится душевно тягостно. А обо всех волнениях и переживаниях мне лучше забыть. Хотя бы на время беременности. Мое маленькое счастье... Спасибо, Господу, что оно у меня есть!

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 10 сен 2016, 18:26 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 9

Вот и долгие морозы сменились долгожданным весенним теплом. На календаре первый день весны. Природа еще спит, слабые лучи солнца едва ли пробиваются сквозь пушистые облака, пытаясь начать согревать землю. Снег уже покрылся влажной грязевой коркой, и лишь местами можно едва ли разглядеть сырую, темную землю. Не успеешь оглянуться, как деревья оденутся в свои зеленые кафтаны и начнут радовать глаз своим цветением.
Со смерти Андрея прошло уже чуть более двух месяцев и душевная боль с ненастьем смогли чуточку поутихнуть, оставляя место спокойной и размеренной жизни.
Я по-прежнему продолжаю или, правильнее сказать, начинаю работать у Романа Дмитриевича в компании и жить с ним вместе на одной жилплощади. Могу открыто сказать, что к нему я привыкла. Как к мужчине, без которого я бы не выжила в прямом смысле этого слова.
В эти месяцы я не знала никаких проблем и не чувствовала ни малейшей тревоги за здоровье моего малыша. Это было очень важно.
Роман Дмитриевич относится ко мне, как к родному человеку. Это заметили даже все сотрудники в "Зималетто". Приглашает вместе с ним разделить обеденное время, пытается порой разгрузить меня беседами на свободные темы, не касающимися работы, всегда помогает в изучении документов и отпускает пораньше. Вчера даже мне сказал, что после обеда я вообще могу быть свободна ввиду своего положения. А обычно с работы мы всегда уезжаем вместе на зависть моих подруг. Конечно, я не специально хочу их позлить, показывая, что я уезжаю на шикарной иномарке, а им придется толкаться в метро. Просто так получается. Роман это объясняет тем, что не хочет, чтобы со мной по дороге что-нибудь случилось. Приятно, конечно, чувствовать его заботу.
— Да, Катька, повезло же тебе с твоим шефом, — мечтательно произнесла Мария на нашей очередной минуте паузы на ресепшене после окончания рабочего дня. — Прямо мечтать о таком.
— Ага. И красивый, и видный, при деньгах, да еще как заботится и ухаживает! — подтвердила Татьяна.
— Да причем здесь деньги? Роман Дмитриевич просто мне помогает. Добровольно.
— Вот именно, подруга. А как при этом на тебя смотрит — отдельный разговор, — добавила Маша.
— И как же? — удивилась я. — Совершенно обычно. Как директор на подчиненную.
— Неа! Как мужчина на женщину! Уж я-то точно знаю! — произнесла с уверенностью Мария.
— Маш, не говори глупости. Роман Дмитриевич никак на меня не смотрит. Это только твои фантазии.
— А ведь Маша права, — сказала подошедшая к нам Ольга Вячеславовна. — Я Малиновского знаю еще вот с такого возраста, — показала она рукой небольшое расстояние от пола до своего колена. — Когда он сюда приходил маленьким мальчишкой со своим отцом изучать отчеты, только потому, что дома его не с кем было оставить.
— Извините, а что случилось с его матерью? — вдруг родился во мне интерес насчет семейной жизни моего начальника. Все же как никак под одной крышей живем.
— Никто, Катюш, этого не знает. Дмитрий не любил распространяться на эту тему и никогда имя жены не упоминал в разговорах. Что-то мелькало из его уст насчет того, что один важный для него человек нашел другого спутника. А ему самому пришлось воспитывать сына в одиночку. Но никто из нас не знает, касались ли эти слова его жены или нет, но Рома рос, считай у меня на глазах. Постоянно проводил время здесь, в компании, стал постарше — начал отцу помогать. А после смерти Малиновского-старшего юный Роман и занял пост президента. Конечно, не все у него сначала получалось, были ошибки. Любил на тканях экспериментировать, что порой приходилось Милко не по душе. Но позже коллекции стали расходиться, открывались новые точки, фирма приобрела широкую известность, Романа стали уважать, как человека, сумевшего с честью и достоинством продолжить дело известного Малиновского. В общем, вот так, Катюш.
— О-о-о, — издали звук в один голос девочки после такого занимательного рассказа Ольги Вячеславовны.
— Так в чем Маша права то? — спросила Татьяна. — Вы хотели что-то подтвердить.
— Ах, да, к чему я все это говорю то! Сейчас и год назад, может чуть побольше, Роман в плане так сказать эмоционального отношения выглядит почти одинаково. В том смысле, что, когда человек влюбляется, он интуитивно меняется. Становится раскрепощеннее, ведет себя более плавно. Да у него глаза загораются, когда он только видит тебя. Так что Катюш, видно это все моим опытным взглядом.
Я даже смутилась от такой откровенности в мою сторону. Неужели я нравлюсь Малиновскому?
— Вот! Подтверждаю слова Ольги Вячеславовны! — произнесла Мария. — Положил он на тебя глаз! Явно!
— Да, ну нет, глупости это все, это так... Вам показалось, — несколько начала я даже нервничать, насколько стало мне неловко. — Просто мы друзья и все.
— Дружба между мужчиной и женщиной всегда перерастает в отношения. А они в свою очередь закрепляются либо браком, либо скандалом. И тогда дружба переходит в ненависть! Вот так дамы.
— Маш, ну ладно тебе Катюшку смущать. Роман действительно добрый человек. Он и тебе не раз помогал, — сказала Ольга Вячеславовна. — Вспомни, как легко дал тебе отгул на неделю за счет компании, когда твой сын заболел.
— Да, помню, помню. Эх, вот бы мне такого Романа встретить... — мечтательно закатила глаза Маша.
— А как же Федя? — удивилась Таня. — Чем он хуже Малиновского?
— Ты смеешься, Тань? С его то драндулетом! Ой, на люди показаться стыдно.
— Да разве дело в машине, Маш? Дело в душе и в отношении к любимому человеку. А Федя тебя любит. Очень любит.
— Ольга Вячеславовна, ну и что? Я ему ничего не обещала!
— Извините, дамы, что помешал вашему бурному обсуждению, — незаметно к нам подошел Роман Дмитриевич, одетый уже в свое черное пальто. — Катюш, спасибо, что подождали. Можем ехать! — оповестил он меня и посмотрел в мои глаза. Так прямо и действительно с нежностью и теплотой. Пожалуй, с особой теплотой, что в следующую секунду отвел взгляд, боясь, что я могу что-то тайное прочесть в его глазах. — До завтра, дамы, всего хорошего.
— Пока, девочки, мне пора. Завтра договорим, — попрощалась и я, хотя, честно признаться, продолжать эту тему совершенно не хотелось. Уж слишком она личная.
— Пока, Катя, до свидания Роман Дмитриевич! — произнесли Маша и Таня почти хором.
— Да я, пожалуй, поеду уже. До завтра, девочки, — откланялась и Ольга Вячеславовна.
В лифте в одной кабине с Романом Дмитриевич после сказанного подругами ехать стало, пожалуй, слишком неуютно. Я постоянно прятала свой взгляд где-то на кнопках, зеркале, лишь бы только не смотреть на мужчину. Хотелось побыстрее прибыть домой и уединиться в спальне. Там спокойнее.
— Катюш, а вы были когда-нибудь за границей? — внезапно нарушил тишину Роман.
— Была. Но очень давно. Еще, когда работала в банке.
— Понятно. А как вы смотрите на то, чтобы поехать со мной в Чехию на несколько дней?
— По работе?
— Ну, — мужчина выдержал недолгую паузу, но быстро собрался с мыслями, — можно и так сказать. Помните, я вам говорил, что планирую открыть новый филиал, вот собственно и пришло время.
— Ах, да, конечно. Это нужно для компании. Но, собственно, зачем я вам там?
— Кать, вы в курсе всех дел "Зималетто" и я вам доверяю. А потом и вы сможете отдохнуть от московской суеты. Думаю, вам это не помешает.
— Я не устала, — ответила я как-то жестковато. — Это надолго?
— Обычно переговоры и оформление документов проходят за несколько дней. Плюс еще открытие точки. Завоз товара. Около недели. Плюс-минус пару дней.
— Ясно.
— Но, если, конечно, у вас нет каких-то своих личных дел и вам можно летать на самолете.
— Пока еще можно.
Опущу тот факт, что летать я ужасно боюсь. Не знаю, почему, просто меня пугает эта необъятная высота и весь путь твердо держится мысль о том, что пилот не справится с управлением и самолет пойдет ко дну, в смысле носом шмякнется об землю.
Б-р-р! У меня даже мурашки под кофтой появились!
— И если важно по работе, то я поеду на столько, сколько нужно.
Роман улыбнулся. Новый филиал был лишь предлогом. Хотя, почему бы и попутно не позаботиться о перспективе родной компании? Пожалуй, и можно. А лучше только эту неделю провести вдвоем с Катериной. Пусть и она сможет хоть чуточку расслабиться, забыть о работе и насладиться отдыхом в полной мере.

* * *
— Катюш, с вами все в порядке? — спросил меня Роман с некой тревогой, когда мы уже находились в салоне самолета.
Поездка состоялась через несколько дней после прохождения УЗИ и разрешения врача. Так что за здоровье ребенка я могла быть более-менее спокойна.
А вот прежний страх никуда не ушел. Мне по-прежнему было несколько боязно сидеть в кресле и ожидать сигнала вылета.
— Д-да, в порядке, — ответила я и вжалась поглубже в кресло, крепко держась обеими руками за подлокотники.
— Вам страшно? Вы боитесь летать? — вдруг задал вопрос Роман, чуть повернувшись в мою сторону.
— Мне? Страшно? — переспросила я. — С чего вы решили? Вовсе нет. Просто я давно не находилась внутри самолета, — нашла я какую-то банальную отговорку.
Но Роман все понял. Очень аккуратно положил свою ладонь мне на руку и чуть сжал мои пальцы.
— Не бойтесь. Я с вами, — медленно проговорил он мягким голосом. — Просто закройте глаза и вспомните что-то хорошее из вашей жизни. Попробуйте представить эту ситуацию и заново ее прожить.
На автомате я еще крепче сжала ладонь мужчины, бескрайние благодаря его за то, что могу ему довериться, и прикрыла глаза.
— Представить хорошее, говорите?
— Да. Что-нибудь светлое, приятное вашему сердцу. Наверняка у вас были такие моменты.
Конечно, были. Мое первое свидание с Андреем. Его нежный взгляд, особенный какой-то. Я сразу поняла, что хочу быть рядом с ним. Всю жизнь. Он даже не побоялся меня в тот день поцеловать. Так легко, но в то же время страстно. А потом признался, что влюбился в меня почти с первого взгляда. Вот пришел домой и понял, что хочет увидеть снова.
Ах, мой Андрюша... Как же мне его сейчас не хватает.
Когда я распахнула глаза, то в них уже плескалась влага, которую я мужественно пыталась сдержать в себе и не показывать свою слабость на лицо Роману.
...И я не сдержалась. Уткнулась в плечо мужчине и тихонько всхлипнула.
Но он даже не вздрогнул, не удивился таковой моей реакции. А наоборот только ласково погладил меня ладонью по волосам.
— Катя, простите меня. Это была неудачная идея.
— Что вы? Хорошая. Просто одновременно со счастьем у меня всплывает горе...
И мы оба сейчас подумали об одном и том же человеке.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 12 сен 2016, 18:22 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Дни в Праге летели незаметно. Новая обстановка, чистый воздух, некая свобода от московской привычной жизни. Здесь выкралось достаточно времени, чтобы разобраться в себе и в планах на будущее.
Слова подруг не выходили у меня из головы насчет того, как близко и тепло ко мне Роман относится. Но это и оправдано. Мы же друзья. А друзья доверяют друг другу. И я знаю, что ничего лишнего он по отношению ко мне не позволит.
Хотя, надо признаться, сегодня вечером он пригласил меня в ресторан. Далеко по столице путешествовать не придется. Он находится прямо в нашем отеле на первом этаже. С утра от него пришел огромный букет цветов с маленькой открыточкой в форме сердечка, в которой он желал пригласить меня на ужин в честь открытия нового филиала. Правда, я не очень поняла, зачем так торжественно? Цветы, ресторан, раскрепощенная обстановка. Значит, у меня появилась возможность дать ответ на свой вопрос.
Выбирая из своего гардероба что-нибудь приличное, не слишком вызывающее, но в тоже время красивое, в чем без стыда можно показаться на люди, я остановила свой выбор на длинном черном платье ниже колен с рукавом в три четверти и небольшим вырезом спереди. Ткань не сильно обтягивала мою фигуру, все же я уже успела чуть-чуть набрать вес. Но для окружающих все еще пока остается незаметным мое положение.
Волосы подобрала в хвост, оставив несколько кудрявых прядей спереди. На шею надела узенькую золотую цепочку с кулончиком в виде капли воды, на руку — золотой браслет.
Затем легкий и ненавязчивый макияж — вот я и готова к встрече с мужчиной, который уже успел изменить мою жизнь.
Отражением в зеркале осталась вполне довольна. Теперь пора. А то возник легкий страх, ведь в таком вечернем наряде Роман Дмитриевич увидит меня впервые.
Он уже меня ждал. Я сразу его заметила, как только вошла в помещение, едва освещенное светом ламп. Но меня это не смутило. Все свое внимание я сосредоточила на мужчине. Он ждал меня за центральным столиком в обществе одной белой розы и двух низеньких зажженных свечей.
При виде меня лучезарная улыбка сразу появилась на его лице, и он медленными шагами приблизился ко мне, чуть переживая внутри себя за свой порыв устроить столь романтическую обстановку.
— Катенька, это вам, — он поднял на уровне груди одинокий стебелек и всмотрелся в мои очи. — Спасибо, что пришли.
Оторвать взгляда от его чарующих зеленых глаз в данный момент стало почти невозможным. По крайней мере, мне этого совершенно не хотелось делать. От мужчины исходило невероятное тепло и пленительная нежность, которая окутывала меня с лихвой и завлекала в свой манящий мир, особенный, желанный, в котором ничего и никого не существует, кроме нас двоих. Это волшебно...
Я очень медленно обхватила обеими ладошками небольшой бутончик, коснувшись кончиками пальцев рук мужчины. Внутри вдруг что-то загорелось, вспыхнуло, будто бы родился пленительный огонек долгожданного света.
— Вы потрясающе выглядите. Вам очень идет это платье, — нарушил очарование этих чарующих минут Роман.
— Спасибо... — несмело произнесла я, оставаясь еще под впечатлением своих эмоций и мягкого голоса мужчины. — А... Зачем все так... Торжественно? Ведь это просто обычный магазин.
— Да, но... Я хотел сделать вам приятное и... — Роман остановился. Филиал в данное время вообще не причем. Он же не мог ей сказать, что уже давно желает пригласить любимую девушку в ресторан и провести вот так это время с ней наедине? Это покажется слишком откровенно. И рано. После того, что произошло в ее жизни.
— Пройдемте? — он жестом руки пригласил меня к столику.
Я кивнула, разделяя желание мужчины. Еще в своем номере его поступок мне казался совершенно неясным, возникало желание никуда не ходить, прикрыться плохим самочувствием, но теперь я вовсе не жалею.
Я устала постоянно фильтровать события, происходящие со мной. Пусть они текут свободно. И я вместе с ними.
За столиком при выборе блюд из меню я осталась в замешательстве. Столько причудливых названий, непонятных слов, что я терялась. Поэтому я полностью положилась на вкус Романа, добавив к заказу еще стакан минеральной воды без газа.
В зале заиграла легкая и мелодичная музыка, придавшая еще больше романтики в теплую атмосферу, заставляя меня забыть буквально обо всем, что произошло со мной ранее.
— Первый тост я хотел поднять за вас, Катя, — произнес Роман, как только нам принесли заказ. В его бокале светлое игристое вино, а моем стакане — оранжевая жидкость вкуса апельсина, в белых больших тарелках — свежий салат, в котором я могу только узнать привычные мне помидорки и кусочки курицы. А в наших взглядах — открытые души для каждого из нас. — За то, чтобы в вашей жизни всегда светило солнце, а все невзгоды и неудачи ушли далеко-далеко и никогда не доставляли вам беспокойство. Пусть каждый день приносит вам только светлые и положительные эмоции и хорошее настроение. За вас, Катюша!
Не могла я скрыть улыбки на своем лице после сказанного. На душе стало приятно и так светло.
"Как давно я не ощущала подобные чувства!" — сказала я самой себе, сделав небольшой глоток сока, поблагодарив при этом Романа за искренние пожелания.
— Роман Дмитриевич... Если бы не вы... Я не знаю, как повернулась бы моя жизнь. Она уж точно не стала бы такой..., как сейчас. Вы такой светлый человек... И мне очень хочется, чтобы и у вас в жизни все было хорошо, как вы того заслуживайте.
— Спасибо, Катя. Знаете, я совершенно случайно услышал, как вы беседовали с подругами насчет своего нового жилья. Так вот я хочу вам сказать, чтобы вы не беспокоились. Я вас не гоню. К тому же... Не представляю, что будет, если вы уйдете, — честно признался Роман.
— Я... Тоже, — тихо добавила я. — Но... Я не могу столько времени вас стеснять. У вас своя жизнь, к тому же и у меня... Скоро будет ребенок... Мы должны как-то сами теперь обустроиться.
— Зачем, Кать? Ну что вы за глупости говорите? Вы совершенно мне не мешаете, ни коем образом! Вот именно, что вашему ребенку нужно постоянство, стабильность, тепло, свое пространство в конце концов. А вы наверняка хотите снять квартиру или комнату, где все чужое, где неизвестно, что решит хозяин, когда вдруг ему пожалуются соседи, что плач малыша мешает им спать. Зачем вам снова эти переживания?
— Но... Зачем вам лишние слухи про нас, наше совместное жилье. Да еще ребенок... Девочки вон и так думают, что...
— Да и пускай думают, что хотят! Катюш! Прислушайтесь к себе, к своему сердцу. Разве вам плохо... Со мной?
Я, честно признаться, вовсе не ожидала такого откровенного вопроса, а когда секундой позже ладонь мужчины нежно покрыла мою, мирно покоящуюся на столике, то совсем потерялась. Его волнующий взгляд, будораживающий во мне самые уснувшие клеточки, так и сводил в этот вечер с ума, уводя из мира реальности куда-то в незримую даль.
Роман не хотел на нее давить, заставлять под пытками не уезжать, но терпение медленно, но верно подходило к концу. Он столько времени усердно пытался себя сдерживать перед Катериной, на людях, чтобы она не подумала, что он хочет моментально получить ее взаимности. Однако сегодня хотелось стать к ней ближе, а для этого приходится вдвойне держать себя в руках. Что получается с большим трудом!
Возникло неловкое молчание, переросшее в разговор взглядами. Почему-то вдруг стало немного страшно понимать, во что он может вылиться. Хотя во что такое неприличное? Мы просто друзья, коллеги по работе. Он — мой начальник, я его помощница. Ну и что, что живем вместе? Это ни о чем не говорит. Вернее, говорит о порядочности Романа по отношению ко мне. И ничего более.
— Катюш, а давайте потанцуем? — вдруг мужчина резко сменил тему разговора? — Музыка такая приятная... Так и располагает к себе.
...Или все же говорит о чем-то большем, чем просто порядочности.
— Но... Ведь мы же...
— Хотите сказать различаемся по должностям?
— Ну... Да... В то смысле, что вы — президент, я — ваша помощница...
— Но сейчас мы же не на работе, а в неофициальной обстановке. Да и, если вас так это смущает, то разве президент не может пригласить свою помощницу на танец?
Он вышел из-за столика, решив, что пора действовать самому. Ничего же ведь зазорного нет в его приглашении. Оно искреннее, от чистого сердца.
Подошел на расстояние одного шага и подал свою ладонь, приглашая разделить с ним будущие несколько минут танца. Хотя я этим видом спорта никогда не занималась, но от меня и не требуется здесь практики каких-то элементов.
Я кивнула, без слов соглашаясь, и вложила свою ладонь в его. Роман неспешно вывел меня на боковую часть зала и развернулся ко мне лицом. Наши взгляды снова встретились. В его глазах бескрайняя нежность и тепло, обращенное только на меня. В моих — покой и умиротворение.
Он первым позволил себе прикоснуться ко мне, нежно обняв одной ладонью за талию, а второй легко сжал мою, чувствуя прикосновение тонких пальчиков. Я же, немного робея, тоже положила свою руку мужчине на плечо, а второй покрепче сжала его ладонь, не сводя от него глаз.
Наши медленные движения под плавную музыку. Они совсем не попадали в ее такт, но для нас это становилось не важным. Я старалась прислушиваться к своему сердцу, ведь оно билось так часто, но вовсе никакой тревоги я не ощущала. Просто доселе неведомые чувства поселились во мне, заставляя плыть по их течению.
Роман был столь близок, что я могла даже слышать его дыхание.
Ответ на вопрос поступил сам собой: конечно, мне слишком хорошо с ним. Вот так находиться рядом, ощущать райские прикосновения его сильных рук к моим, чувствовать себя защищенной и понимать, что ничего иного уже не нужно.
Я медленно потупила взор на пол, а затем приютила голову у него на груди.
Сердце мужчины забилось в разы сильнее, а потом и вовсе замерло. Он боялся лишний раз вздохнуть, чтобы не нарушить очарование этих драгоценных минут, за которые он готов отдать свою жизнь, лишь бы только Катерина не покинула его.
В это мгновение так захотелось признаться ей в своих чувствах, в своей чистой любви, но нельзя сейчас торопиться. Ни в коем случае. Катерина только-только к нему привыкла, и нельзя в одну секунду разрушить доверие этого маленького и беззащитного птенчика к нему.
Я осторожно подняла голову вверх и снова столкнулась со взглядом его выразительных изумрудных очей, светлых ресниц, которые чуть прикрывали его темно-русые волосы. Его губы так близко, что одного осознанного движения достаточно, чтобы к ним прикоснуться.
Кажется, что мир замер. Все вокруг остановилось. Но остались только мы. Вдвоем. И ничего иное не имеет значения.
Вдруг Роман освободил свои ладони от моих и обхватил ими мое лицо.
"Можно?" — затем спросил он меня взглядом.
"Не в моих силах отказать", — ответила я и, прикрыв глаза, нашла его манящие губы, оставив легкий на них поцелуй.
Он ничего толком не значил, но был таким желанным и осознанным.
Роман, не веря своему счастью, тут же откликнулся на мой поцелуй, желая, чтобы он продлился как можно дольше. Он прижал меня к себе теснее, не отрываясь от моих губ, а потом ласково провел кончиками пальцев по моему лбу, щеке, убрал кудрявую прядь за ушко.
Держать в себе давно возникшие чувства стало уже невозможным. И в следующую секунду я услышала над своим ухом тихое его признание в любви.
Боже, в эти мгновения я даже не подумала об Андрее. Неужели я смогла впустить в свое сердце другого мужчину столь скоро после его смерти?
Я уперлась кулачками в грудь Романа и несильно оттолкнула от себя, с сожалением прервав наши волшебные минуты.
— Простите... Я... Не могу... Пожалуйста...
Мои губы горели, к глазам подступала предательская влага, стало до боли стыдно, что отдалась своим эмоциям, желаниям, предав память дорогого и любимого мне человека.
В эти секунды Роман оказался совершенно беспомощным, словно очутившийся на улице домашний котенок, не имеющий представление, как теперь жить.
Будто они с Катериной поменялись местами. Он так боялся, что девушка сейчас озлобится на него и тогда это будет самой страшной ошибкой в его жизни. Что уже не в его власти что-либо изменить.
Он смотрел на меня с тревогой и волнением, у самой воздуха в легких едва хватало, чтобы сделать вдох, но, кажется, я пропала.
— Не провожайте меня! — выдавила я из себя и почти бегом устремилась к выходу.
Только очутившись в своем номере, я резко захлопнула дверь и даже закрыла ее на ключ. Затем прислонилась к двери и горько зарыдала, выливая наружу все скопившиеся за прошедший вечер эмоции.
"Господи, что я наделала?" — возникла в голове страшная мысль, после которой я медленно осела на пол и согнула ноги в коленях. Обхватила их руками и опустила на них подбородок. Зажмурилась и тяжело выдохнула.
— Катя! — мужской голос даже заставил меня вздрогнуть. — Откройте, пожалуйста. Катя! Я знаю, что вы там! Откройте! — требовательно просил Малиновский.
Но я сидела, не двигаясь, лишь только громкие всхлипы могли выдать меня и мое паршивое состояние.
Я сама виновата. Сама отключила разум и забыла про все на свете. Словно околдованная Романом, захотелось вновь испытать любовь и стать любимой женщиной.
— Катя, простите меня. Простите, — перешел Рома на чуть более мягкий тон. — Я не должен был все это устраивать. И... Извините за мой порыв к вам. Катюша...
Его ласковое ко мне обращение, словно ножом полоснули мое сердце. Так всегда называл меня Андрей, а теперь... О, Боже, что же творится сейчас в моей душе?
Он прислонился спиной к двери номера и провел ладонью по лицу. Затем сжал кулаки и набрал в легкие побольше воздуха.
Перед глазами возникло родное Катино личико, большие глаза, светлая улыбка, ее нежные губы. Вряд ли теперь она наградит его теплотой своего взгляда, счастливо улыбнется при утренней встрече на кухне, а уж тем более ни о каком поцелуе и речи идти не может. Все это лишь только навсегда останется в его памяти, в его мечтах.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 14 сен 2016, 17:57 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 10

Прошло чуть более месяца с того непредсказуемого и одновременно волшебного вечера в Праге. Который я пыталась каждый новый день вычеркнуть из головы. Но, увы, чем сильнее желание, тем хуже результат. Это стало неподвласно моей психике.
Роман делал все, чтобы ничего подобного не случилось. Обычное дружеское общение, ничего личного и более тесного. Все такие же совместные завтраки по утрам, обеды в его обществе, правда уже не такие частые, и ужины. Но для других, для посторонних, они казались совершенно прежними, а вот я постоянно чего-то опасалась, боялась, что вот-вот не смогу сдержаться, разревусь и потом едва ли меня кто успокоит, только потому что с каждым днем становится труднее осознавать, что Роман Дмитриевич мне безразличен.
И что так быстро остыли чувства к Андрею. Они, конечно, живы, но где-то там, глубоко внутри меня и лишь изредка напоминают о себе в самый неподходящий момент.
Квартиру я так и не подобрала. Не хватило духа. Потом желания. А затем и возникло понимание, что, если уйду, то потеряю доверие Романа навсегда, сделаю ему больнее, а я ведь и так знаю, что он чувствует.
Наверное, нам стоило бы поговорить, расставить точки над "i", но, кажется, мы оба знали исход разговора и полагали, что кто-нибудь из нас не выдержит и первым его начнет. Тогда я точно покину его квартиру, возможно, потеряю работу, а он останется наедине с разбитым сердцем.
А пока пусть будет все, как есть.

* * *
Сегодня Роман с самого утра уехал на встречу с поставщиками и до сих пор не вернулся. А время уже обеденное. Поэтому, я свободна и с чистой душой могу передохнуть и выйти на свежий воздух, такой необходимый для моего малыша.
Как только я покинула приемную, то тут же наткнулась на подруг, которые кучковались возле лифтов.
— О, Катюха, пойдем с нами в "Ромашку"! — первой пригласила меня Мария. — А то ты все с Малиновским по ресторанам, сделай разнообразие.
— Да! Пойдем с нами! — подхватила Татьяна. — Роман Дмитрича все равно нет!
— Ну... Хорошо, — согласилась я почти сразу. — Только пальто накину.
— Давай, мы ждем тебя! — прокричала в ответ Мария.
Одевшись в приемной, я уже готовая вышла к подругам.
— Ну вот, как в старые времена. Посидим все вместе, — довольным тоном произнесла Татьяна.
— Катюш, а ты чего сегодня не поехала на встречу вместе с Романом? — поинтересовалась Ольга Вячеславовна.
— Работы много, — коротко ответила я. — Да и Роман Дмитриевич справится без меня. А вы лифт уже вызвали?
Разумеется, причина была иной, а работа лишь прикрытие. Слишком частое общение с Романом для меня быть не должно.
— Да! Еле тащится, черепаха! — ответила Мария.
— Слушай, Кать, а ты что-то уже решила по поводу отдельного жилья? — спросила Таня. — Все же у тебя и ребенок скоро будет. Как-то это не так удобно, думаю, для Малиновского.
— Да, мне тоже интересно! Признайся, Кать, у него хорошо жить, да? О такой квартире только мечтать!
Отвечать на этот вопрос совершенно не было желания, да и от этой участи меня спас пришедший лифт. В кабине точно можно сменить тему разговора.
Но, видимо, я слишком рано обрадовалась. Из нее вышел сам президент и еще несколько сотрудников.
— О, Роман Дмитриевич, вы уже вернулись! А мы в "Ромашку" собираемся! Хотите с нами? — предложила Татьяна.
— Нет, спасибо, — вежливо отказал он и перевел взгляд на меня.
"Сейчас предложит мне с ним разделить обеденный перерыв", — только успела подумать я, как услышала от мужчины вопрос:
— Катя, можно вас на пару слов?
— А они могут потерпеть часок? Мы с подругами уже обедать собрались. Некрасиво получится, если они будут меня ждать, — ответила я размеренным и несколько холодным тоном.

"И когда она так изменилась? — возникла мысль в голове Ромки. — До сих пор держит обиду за тот вечер?"

— Кать, ну ты идешь? — раздался голос Марии из лифта. — Мы есть хотим!
— Меня ждут. Позже поговорим, — ответила я, стараясь выглядеть такой же уверенной, и вошла в лифт. Двери быстро закрылись. Машина тронулась.
"И зачем я только так сказала? — мозг тут же начал кропотливую работу. — Ясно дала понять, что избегаю его. А нужно ли мне это? Скорее, да, потому что рядом с ним еще тяжелее. Сразу вспоминается тот вечер, и боль тут же полоскает мое израненное сердце. Правда, легче мне сейчас не стало. А наоборот, неизвестно что подумал Роман теперь. Ведь ему все равно придется посмотреть в глаза.
Мне стыдно? Наверное. Я должна век его благодарить за то, что он для меня сделал. Но не могу при этом включить в благодарность свою взаимность на его чувства. Пока не могу! И Роман должен меня понять!"
— Кать, Катя, ты слышишь меня? Катя! — наконец, достучались девочки до моего сознания, а то я слишком глубоко ушла в свои думы.
— Да, да. Вы что-то спрашивали?
— Ты вообще с нами или где-то в облаках летаешь? — спросила Мария.
— С вами, конечно. Иду в "Ромашку".
— А что от тебя Малиновский то хотел?
— Поговорить, наверное. Насчет работы, — ответила я как-то нервно. Нельзя мне сейчас думать о Романе. Надо поскорее сменить тему.
— Или позвать на обед? — перевела стрелки Татьяна.
— Девочки, ну ладно вам! — осекла их Ольга Вячеславовна. — Замучили Катю своими вопросами. Что, да как? Правда, Катюш?
Я слабо кивнула, желая повернуть время назад и извиниться перед Романом. Так нехорошо получилось.
— А что мы? Нам же интересно! Мы переживаем за нашу подругу. Что тут такого?
— Ничего, Маш. Просто я устала сегодня. А мне еще впереди полдня работать. Давайте лучше поговорим о чем-нибудь, не касающееся "Зималетто" и того, что с ним связано.
— А ты отпросись у Малиновского! — предложила та. — Он же хорошо к тебе относится. Уверенна, отказать не сможет. К тому же в твоем положении работать вообще противопоказано!
— Маш, ну я же просила...
— Дамы, и правда! Что вы в самом деле? — сделала моим подругам замечание Ольга Вячеславовна. — Катюш, не обращай внимание. Задавай свою тему, а мы с радостью ее поддержим!
Но не успела я и рта раскрыть, как Маша уже произнесла с восторгом:
— Девочки, а давайте поговорим о мужчинах! Вот вы знаете...
А что было дальше меня не касалось. Я снова погрузилась в мысли о Романе, лишь иногда поддерживая разговор словами "да" или "ага".

* * *
Роман одиноко стоял посреди коридора, провожая взглядом Катерину, которая быстро скрылась в лифте на его глазах. Внутри все опустело. Он так торопился со встречи, чтобы успеть пообедать вместе с ней, а в итоге получил справедливый отказ.
Наверное, теперь так будет всегда. Ей тяжело и трудно начать новые отношения. Роман понимал это. И одновременно карил себя за то, что позволил себе прикоснуться к ее губам. Сделал ошибку, за которую теперь придется расплачиваться.
Больше всего он боялся, что Катерина покинет его дом, а ведь он так к ней привык. Каждый день спрашивать о ее самочувствии, о состоянии малыша, он уже начал свыкаться с той мыслью, что обязательно наступит время, и он сможет назвать ее ребенка своим и станет о нем заботиться также трепетно, как и о его маме.
"Может быть, я что-то не так делаю? Слишком навязываю ей свою заботу? Может, ей нужна полная свобода? Но ведь я волнуюсь за нее! Катя для меня родной человек, который столько боли пережил. Я просто не могу вот так взять и не думать о ней! Я ведь обещал Андрею, что не оставлю ее, что всегда буду рядом с ней! И я сам не хочу, чтобы наша теплая дружба вдруг закончилась!"
— Рома, Ромочка! — вдруг услышал он голос Виктории, которая внезапно появилась на горизонте. — А ты на обед собрался? Возьми меня с собой! Пожалуйста.
— Нет! К твоему сожалению, у меня иные планы.
— Но, Ромочка, ну, пожалуйста, — девушка обняла мужчину за шею, готовая уже повиснуть на ней, лишь бы добиться своего. — Я совсем сирота. Никому не нужна. Посмотри, на кого я стала похожа? Даже денег нет, чтобы маникюр сделать.
— Вика, отстань от меня! — Роман опустил руки девушки от себя, и достал из внутреннего кармана пиджака бумажник.
— Мне не нужны твои деньги, мне ты нужен, как мужчина, Ром... — промурлыкала Виктория прямо у него над ухом. — Ромочка... Ну, неужели я тебе совсем не интересна?
— Представь себе, ни капельки! На. Купи себе тортик и оставь меня в покое! — Роман подал девушке тысячную купюру и, даже не взглянув на нее, удалился в сторону своего кабинета.
По пути зазвонил мобильный телефон.
На экране высветился номер его бывшей девушки.
— Да, Кира. Слушаю тебя.
Женщина что-то сказала в трубку, отчего радости Малиновскому не прибавилось.
— Ждите меня на месте. Я буду через час, — ответил он и нажал кнопку отбоя.

— Рома! Так ты передумал, да? — с воодушевлением произнесла Виктория, как только заметила президента у лифтов. Она сидела на высоком стуле возле бара и ждала свой заказ. Но, увидев мужчину, тут же подбежала к нему, готовая кинуться в объятия.
— Вика, успокойся! — Роман пресек ее пыл. — Если меня будет спрашивать Катерина, скажи, что я уехал по делу, но к вечеру вернусь.
— С какой это стати я должна ей что-то говорить? — Клочкова сделала недовольное лицо.
— С такой, что об этом просит тебя президент компании.
— Да хоть папа Римский! — усмехнулась Виктория. — Я знаешь ли... Не сижу здесь часами и вообще я не справочное бюро, чтобы всем все передавать.
— Вика! — Роман окликнул ее, когда та уже направилась к бару, совершенно забыв, о чем желала минутой ранее. Но она даже не оглянулась.
"Бесполезно", — сказал Рома сам себе и вызвал лифт.

* * *
Мы с девочками уже подходили к нашей любимой кафешке, а из нее как раз вышел молодой парень лет двадцати пяти в черном пальто не застегнутом на пуговицы, под которым можно было увидеть черные брюки и белый свитер.
— Катя? — вдруг кто-то меня окликнул.
Я подняла голову и встретилась лицом к лицу с...
— Коля? — не поверила я своим глазам, когда узнала в лице молодого человека своего старого друга Николая.
Мы сразу же обнялись, чувствуя небывалую радость.
— Катька! Какая встреча! Так рад тебя видеть!
— И я тоже! А ты давно в Москве то?
— Да нет. Только вчера вернулся. На несколько дней. Слушай, как хорошо, что мы с тобой встретились!

Девочки переглянулись между собой, не понимая, в чем дело, желая объяснений.

— А ты, то есть вы тоже в "Ромашку"?
— Да, у нас обеденный перерыв. Это мои подруги: Маша, Таня и Ольга Вячеславовна.
— Очень приятно. Катюх, какой у тебя замечательный...
— Николай, — ответила я. — Это мой друг. Давний. Мы еще вместе учились.
— Да, и потом в один институт пошли, в общем... Знаем друг друга сто лет, — добавил Николай.
— А-а-а, — ответили девочки в один голос.
— Слушай, Кать, а может я украду тебя... Ну по такому случаю, а? Ты не против? — Предложил Коля, улыбаясь.
— Девочки, вы же не обидитесь, ладно? Просто мы давно не виделись...
— Нет, нет, Катюш, мы все понимаем, — ответила за всех Ольга Вячеславовна. — А мы пойдем в "Ромашку". А то уж обеденный перерыв скоро кончится.
Ольга Вячеславовна легонько подтолкнула подруг впепед, ведь те совсем не горели желанием отпускать меня. Их разобрал моментальный интерес, что и как будет дальше в их отсутствие.
— Спасибо, вы очень любезны, — поблагодарил Коля. — Ну, что, Катя, пойдем?
Я кивнула и взяла мужчину под руку. Мы направились вперед к его старенькой машине.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 17 сен 2016, 16:58 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Кира с дочерью сидели на лавочке возле дома Романа. В руках женщины только папка с документами. А малышка, крепко прижавшись к маме, гладила по голове свою куклу.
— Мам, когда мы пойдем домой? Я кушать хочу, — жалобно попросила девочка.
— Домой не скоро. Сейчас дождемся дядю Рому и обязательно покушаем. Смотри, а вот и он приехал.
Во двор въехала черная иномарка. Из нее вышел Роман, поставил автомобиль на сигнализацию и сразу подошел к Кире.
— Привет, Ника, здравствуй, Кира. Что случилось? Я так ничего по телефону и не понял.
— Нам некуда идти. И, кроме тебя, совершенно не от кого ждать помощи, — ответила женщина, застегнув свое весеннее пальто на верхние пуговицы.
— Да что случилось? Давай поднимемся ко мне. Там все расскажешь.
— Да, так будет лучше.
Уже в гостиной Кира заметила чужую ветровку в гардеробе, который был слегка приоткрыт, эти милые тапочки, с которыми не расставалась Катерина, женские духи на открытой полке в шкафу и сразу поняла, что у Романа есть женщина. Либо живет, либо приходила на одну ночь, либо может еще вернуться.
— Ты не один? — поинтересовалась она.
— Да. Со мной живет Катерина, — ответил Роман совершенно спокойно, убирая Кирину верхнюю одежду в гардероб.
— Пушкарева?! — Кира вытаращила глаза.
— Валерьевна. И не надо так на меня смотреть.
— Я всегда знала, что нет в ней ничего человеческого. Не успела Андрея похоронить, перешла в постельку к его другу? Что же! Неплохой ход! — съязвила Кира и взяла дочь за руку. — Ника, пойдем мыть руки.
— Прекрати! Думай, что говоришь! Тем более при ребенке!
— Лучше закажи что-нибудь поесть. Она голодная.
Кира с Романом разошлись по разным углам квартиры.
Из холодильника Роман извлек картофельный суп, приготовленный еще вчера Катериной, и поставил на плитку в небольшую кастрюлю разогревать.
— Ника, садись за стол. Суп будешь картофельный? — спросил Роман девочку, когда та пришла на кухню.
— Да. Только немного, — ответила она и забралась на диванчик, который стоял напротив стола.
Суп уже разогрелся, его горячий Роман налил в глубокую тарелку и поставил на стол. Затем взял ребенка на руки и усадил на стул за стол. Подал в его маленькую ручку десертную ложку.
— Кушай. Приятного аппетита. Только осторожно. Суп еще горячий.
— Спасибо.
На кухне появилась Кира.
— У тебя хорошо получается с детьми общаться!
— Кира, что случилось у тебя? Чем я могу тебе помочь? — проигнорировав ее высказывание, мужчина задал вопрос.
— Нам пока негде жить, — тихо ответила женщина. — У соседей квартира сгорела. Огонь и на нашу перекинулся, когда меня не было дома. Хорошо соседка снизу за Никой присмотрела. Иначе не знаю, чтобы было. Слава Богу, что документы целы остались.
— Господи... Но никто не пострадал?
— Да, нет. Пожарные быстро приехали. У нас только в прихожей стены на снос, мебель... А все остальные комнаты целы. Так что в этом плане нам повезло. Но так, как ты теперь у нас не свободный мужчина... Понимаю, нам здесь делать нечего.
— Подожди, Кира! Это не то, что ты подумала. У Кати проблемы с жильем. Ты же знаешь, где они жили с Андреем. После его смерти ей пришлось освободить квартиру по желанию хозяина, — объяснил Рома.
— По-моему, ты ей достаточно платишь, чтобы она сняла другую или даже купила? Разве я не права?
— Нет! — сурово ответил Роман и отошел от Киры в сторону. — Это не твое дело судить о Катиной жизни. Вас с Никой я не гоню. Живите, сколько надо.
— И ты об этом не пожалеешь? — тихо спросила женщина, подойдя к Роману сзади, положив ему ладони на плечи.
Он аккуратно высвободился и отошел на шаг в сторону.
— Ты для меня не чужой человек. Только при одном условии.
— Каком?
— Адекватном поведении с Катей. Ей и так сейчас нелегко.
— А мне легко? Я осталась одна! С ребенком! Без мужа! Без дома! Почему меня никто не спросит, тяжело мне или легко? Почему я должна страдать, когда кому-то так повезло в жизни, а? Ты не знаешь, Малиновский?
— Ну, хватит! В своем доме скандалов не потерплю! — серьезно произнес Роман. — И это второе условие. О дочери подумай!
— Мам, я покушала! — прокричала девочка с другого конца кухни и подбежала к Кире.
— Молодец. Скажи дяде Роме "спасибо".
— Спасибо, — поблагодарила Ника, снизу посмотрев на Романа.
— На здоровье. Еще что-нибудь хочешь?
— Нет. Я наелась.
— А леденец хочешь?
— А какой?
— Не знаю. Разные есть. Пойдем. Выберешь сама.
— А мама? Мама, пошли с нами!
— Ника, оставь маму. Она устала. Пусть отдохнет.
Девочка с сожалением посмотрела на Киру и пошла следом за Романом выбирать конфету.

* * *
— Прости, Кать, что нагло вмешался в твои обеденные планы, просто полгода разлуки — это для меня отрезок большой, знаешь ли! Давай сюда, к окошку?
— Давай! — кивнула я, когда мы только вошли в небольшой и довольно уютный с первого взгляда маленький ресторанчик неподалеку находящийся от кафешки. — Ты не вмешался, Коль. Я наоборот очень рада тебя видеть!
Мы прошли к столику, освещенному помимо дневного света еще лампами ресторана. Я сняла пальто и повесила на спинку стула.
— Катька... Ой! Тебя можно поздравить! — радостно воскликнул Николай. — Чего же ты раньше молчала?
Сначала я не вразумила, с чем меня друг собрался поздравлять, а потом сообразила, что он имеет в виду мое положение.
Я только слабо улыбнулась и присела за столик. И Коля заметил печальное выражение лица подруги, решив, что обязательно узнает, как у нее течет жизнь в его отсутствие в столице.
К нам подошел официант. Подал меню. Коля сразу заказал только чашку чая. Я же, долго не раздумывая, ограничилась овощным салатом и стаканом апельсинового сока. Молодой мужчина молча удалился, но обещал вернуться через минут пять-десять с готовыми блюдами.
— Катька, как у тебя дела? Как жизнь? Рассказывай, мне все интересно!
— Давай лучше ты. Уехал и ни слуху, ни духу. Письмо одно и то, в котором я совсем ничего не поняла, кроме того, что тебя повысили до финансового директора.
— Так и есть! Да у меня все по-прежнему. Ты же знаешь, что наша фирма в Минске стала только недавно процветать. На прошлой неделе, кстати, очень шикарный показ был. Правда, денег мы в него вложили... Тебе такие суммы и не снились даже. Наш дизайнер сам не ожидал такого феерического успеха. Ну еще бы! Теперь точно модели будут расходиться на рынке, как грибы расти в летний дождик. Вот собственно, чем и хвалюсь.
— Значит, ты к нам, в Москву, по работе заглянул?
— Ну, можно и так сказать. Надо кое-какие делишки уладить. А вообще я взял отпуск за свой счет на три дня. Знаешь, Кать, устал! Вот честно! Даже в выходные никакого покоя. Ну и тебя повидать захотелось! Полгода же, считай, не виделись! А ты чего такая грустная сидишь? Катька, что случилось, давай рассказывай. С Андреем не сошлись во мнениях?
— Ты же ничего не знаешь. Умер Андрей...
— О, Боже! Катя... Прости...
— Ничего... — я глубоко вздохнула и прикрыла на несколько секунд глаза. — Я рада, Коль, что ты приехал. Правда! Со мной столько всего произошло. Только ты меня сможешь понять.
— Да я всегда. Ты же знаешь, если бы не фирма... В жизни бы из столицы ни ногой. А ты сейчас все там же, в магазине работаешь?
— Уже нет. С нового года я в "Зималетто" работаю.
— Ого! Ничего себе! — удивился Николай. — В самом "Зималетто"! Это же самая известная и прибыльная фирма! Наш президент просто грезит заключить с вами сделку, а все никак. Там же, если мне не изменяет память, президентом стал сын известного Малиновского. Ну, давно еще!
— Да, все так и есть. Роман, друг Андрея, и устроил меня к себе на фирму.
— Круто! Слушай, Катька, тебе так повезло, невероятно! А кем?
— Я помощник президента. Тебе, наверное, привычнее считать эту должность секретарем.
— Но все равно это лучше в сто раз, чем кассиром в продуктовой лавке, — сделал Николай правильное сравнение. — Конечно, с твоим то образованием не в секретаршах сидеть, но ничего. Начальство, заинтересованное жизнью своих сотрудников, обязательно сделает повышение. Это я тебе по собственному опыту говорю!
— Да, уж. Помню, как ты на своей "Оке" еще совсем недавно развозил письма.
— Вот именно! — Николай взглянул на ручные часы. — Слушай, Кать, мне сейчас уже пора. Давай я вечерком за тобой заеду. Поговорим, как в старые добрые времена. Расскажешь дальше о себе. Ты во сколько кончаешь?
— В пять официально. Но могу и пораньше отпроситься. Мне можно.
— Тогда и отлично. Телефон остался у тебя прежним?
Я кивнула.
— Хорошо. Тогда я тебе позвоню и подъеду прямо ко входу. Договорились?
— Я не против.
— Тогда я поехал. Не прощаюсь! — Коля оставил счет прямо на столе, не дождавшись чая, который, надо сказать, только принесли, и покинул столик.
Я все же осталась испробовать здешний салат, все же до вечера надо чем-то покормить свой желудок, да и тоже решила кушать побыстрее. А то и у меня перерыв подходит к концу.

* * *
На ресепшене Марии еще не было в тот момент, когда я вернулась в компанию. И оно к лучшему. А то начнет приставать со своими вопросами: что, да как. А у меня как-то не возникает желание вдаваться в подробности, как у меня прошел обеденный перерыв. По крайней мере, за этот часовой промежуток времени я совершенно не думала о Романе Дмитриевиче. И это для меня хорошо освободить мозги от его житья в них.
Правда сейчас возникла иная задача — я должна извиниться перед мужчиной. Помню до сих пор его взгляд: сначала в глазах тепло, нежность, а потом пустота и отрешение. Надеюсь, что он на меня не сильно осерчал.
В его кабинете пусто. В конференц-зале тоже никого.
"Наверное, тоже уехал на обед", — подумала я и вернулась в приемную продолжать работать.
Где-то через полчаса после перерыва Роман Дмитриевич так и не вернулся. Мне это показалось странным, ведь он — человек ответственный. Никогда не опаздывает. Тем более по графику никаких выездов у него не запланировано. По крайней мере, я о них не осведомлена.
Я снова вышла на ресепшен. На этот раз только куртка Машина висела на стуле, но ее обладательницы не видно в пределах поля моего зрения. Наверное, в туалете с девочками ведет деловые сплетни.
В баре встретила Вику. Очень кстати, чтобы узнать о ее бывшем шефе.
— Виктория, а ты не знаешь, где Роман Дмитриевич? У себя его нет.
— Я что тебе справочное бюро, чтобы знать, где ходит твой шеф. Ты ж его секретарь, это входит в твои, между прочим, обязанности вести его органайзер и знать его график!
— Зачем так много слов? Ты тут сидишь, думала, может, видела его?
— Сижу! Да! И что с того? Я не камера, знаешь ли, чтобы следить за Малиновским! В отличие от тебя я устала! И имею право на отдых!
В следующее мгновение в висок ударило что-то колкое, перед глазами появился слабый туман, слабость овеяла мое тело.
— Значит, ты не видела... Романа Дмитриевича? — переспросила я Викторию, приложив два пальца к виску и сморщив лицо.
— Чего же ты такая надоедливая, а?! — возмутилась Клочкова, прилично повысив голос. — Что вы все ко мне пристали?! Я могу хоть полчаса посидеть спокойно и выпить кофе! Дайте мне лимон, сколько я буду ждать?! — настойчиво попросила Вика у бармена.
— Не надо так кричать... — тихонько попросила я и прислонилась спиной к стенке. Ко всему прочему еще появился шум в ушах и возникла боль в животе.
— Кать... Кать... Ты это... Ты чего? — мгновенно испугалась Виктория, чуть не выронив чашку из рук. — Ты что рожать уже собралась?! Катя!!
— Не кричи... Пожалуйста... — умоляла я, сморщив лицо от общего недомогания организма.
— Пушкарева, ты это... Тебе плохо?! — еще больше разнервничалась Клочкова. — О, Господи! Подожди, вот, сядь! Давай!
Виктория поставила передо мной стул. Но у стойки они все были слишком высокие. Мне сейчас туда совсем не прельщало залезть. Поэтому я медленной поступью направилась к мягким кожаным диванчикам напротив.
— Катя, ты куда?
Но я ничего не ответила. Когда опустилась на диван, то глубоко выдохнула. Прикрыла глаза и положила ладонь на округлившийся живот. Тянущие боли продолжались, но не такие сильные, как минутой раньше.
— Пушкарева, ты живая еще? — прямо над ухом раздался голос Виктории.
— Да... Принеси воды, пожалуйста... — слабым голосом попросила я, не открывая глаз, по-прежнему тяжело дыша.
— Сейчас! Сейчас дам! Ты только не это... Не девайся никуда! Я сейчас! — заверила Клочкова.
Куда я могу деться в таком состоянии? До рабочего места едва ли хватит сил дойти.
— На. Вот! Держи! — уже вернулась Виктория с полным стаканом бесцветной жидкости.
— Спасибо, — я обхватила стакан обеими руками и поднесла ко рту. Сделала пару маленьких глотков и тут же поперхнулась.
— Не спеши. Ты как? Тебе лучше?
Я кивнула, а затем вздрогнула, как эхом боль отозвалась в боку.
— Катя, я же видела Малиновского! Ну он это... После тебя сразу ушел. Ему позвонил кто-то и он ушел. Сказал, что вернется скоро. Вот. Больше я ничего не знаю, — с испугу Виктория выдала все, что знала. — Ты только не это... Рожать не начинай, а то я вида крови боюсь! Слушай, может тебе еще воды, а? Или чего-нибудь еще?
Я только тихо застонала от боли, которая снова начала усиливаться в животе. К горлу подступил противный комок, в горле плескалась эта противная вода, все тело стало постепенно неметь, на лицо вышел пот.
— Скорую... Вызови... — одними губами произнесла я.
— Скорую? Конечно! А номер 01 или 04? Я просто все время их путаю, — честно призналась Клочкова.
— 03, — ответила я и тяжело вздохнула. Воздуха в легких стало не хватать, кажется, что едва ли не теряю сознание.
— Кать, сейчас! Сейчас вызову! — Виктория тут же бросилась к ресепшену. Быстро набрала номер. После гудка третьего в трубке послышался усталый женский голос:
— Алле. Слушаю вас.
— Помогите! Женщине плохо! Она беременна! Помогите! — кричала в трубку Вика.
— Какой срок?
— Срок? Сейчас спрошу. Ка-а-атя, какой у тебя срок? — прокричала она на весь коридор.
Интересно, Вика полагает, что я ей тем же ором отвечу? Мне даже слова сказать трудно.
— Короче, где-то месяцев пять. Вы приезжайте скорее! А то она сейчас родит еще! Это совсем не нужно.
— В пять месяцев еще редко, кто рожает. Что с больной?
— Не знаю. Ей плохо. Она вся бледная и живот, похоже, болит!
— Ясно. Она принимает какие-нибудь таблетки?
— Да откуда я знаю? Я что ей мать что ли? — возмутилась Виктория.
— Серьезные болезни были?
— Послушайте, я над ней свечку не держала! Она сейчас концы отдаст, а у вас одно словоблудие!
— Адрес говорите.
— Адрес? О, Господи! — Вика схватилась за голову, осознав, что его-то она и не знает. — Сейчас. Ка-а-а-тя, — опять криком она обратилась ко мне. — А какой у нас адрес?
Я сейчас реально умру от диких болей, если мне кто-нибудь из медицинского персонала не поможет.
— Сейчас, подождите секунду.
Тишина. Слышен только шорох бумаг.
— Нашла! Вот! Записывайте! Набережная Тараса Шевченко, дом 23А. Записали? Да. Хорошо. Быстрее только приезжайте!
Когда Виктория закончила разговор, то глубоко выдохнула. Никогда ее мозги еще так не шевелились, и не срабатывала быстрая реакция.
— Катя, я вызвала скорую, — сообщила мне Виктория и присела рядом. — Сказали, что приедут через полчаса. Ты терпи, ладно?
— Спасибо... Вика... Ты не отходи от меня... Пожалуйста... — взмолила я.
— Я? — она вытащила глаза. — Кать, ты что? Да что я могу сделать?

— О, Клочкова, а что это ты не на рабочем месте? — услышала я голос Марии.
— Да подруге вашей плохо! Я же не могу ее оставить одну в таком состоянии! — оправдалась девушка.
— Катя! Катя! О, Боже, что с тобой? — это уже спросила Татьяна. — Маша, скорую вызывай! Быстрее!
— Я уже вызвала. Минуту назад, пока вы в курилке сплетничали! Вот расскажу Малиновскому, чем вы тут занимаетесь! Он быстро с вами разберется!
— Ой, кто бы говорил!
— Маша, Вика, хватит! — пресекла их спор Татьяна. — Лучше Роман Дмитричу позвоните. И воды принесите!
Мария и Виктория разбежались по разным сторонам: первая к телефону, вторая за стаканом жидкости.
— Тань... Не уходи... — вполголоса попросила я подругу, когда та присела рядом со мной, и сжала ее руку. Потому что боялась, что мне может стать хуже, а рядом никого не будет.
— Конечно, Катюш, я здесь. Потерпи. Скорая помощь уже едет. Потерпи. Скоро тебе станет легче.
Я снова закрыла глаза, только слыша вокруг себя различные глухие звуки.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 19 сен 2016, 18:16 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Роман приехал в больницу сразу же, как только ему позвонила Мария и сообщила печальную весть о Катерине.
В коридоре третьего этажа он встретился с ней и узнал первые подробности: девушке стало плохо около часа назад. И больше ничего конкретного она сказать не смогла. Так же Мария отдала Роману еще и дамскую сумочку своей подруги, посчитав, что их начальник лучше знает, как с ней распорядиться.
Почти сразу же вышел врач и сообщил присутствующим, что у плода девушки была нехватка кислорода и чуть не случился самопроизвольный выкидыш. Скорую помощь вызвали как нельзя вовремя.
На данный момент матери уже значительно лучше, здоровью ее ребенка ничего не угрожает. Больше всего она нуждается сейчас в полном покое и отдыхе, а в дальнейшем в хороших и длительных прогулках. Желательно, где-нибудь за городом, где воздух не пропитан насквозь бензином и прочими газами.
Далее Роман отпустил Марию уже домой, так как работать после случившегося, понимал, уже не имеет для нее смысла. И велел, чтобы завтра была ровно в девять на своем рабочем месте. Без опозданий.
Сам же, пока врач не передумал, решил зайти к Катерине. Правда особо не надеялся на то, что она обрадуется, особенно после разговора в обед.
Но оттянул важный момент звонок Катиного мобильного телефона.
Не хорошо, конечно, отвечать на чужие звонки, но Ромка все же это сделал. Не к чему Катю сейчас тревожить.
Определитель высветил номер и имя незнакомого для Романа человека — Коля.
"Хм, интересно", — только успел подумать мужчина и нажал кнопку вызова.
— Алло, Катька, привет, это я. Ты еще на работе? А я уже свободен. Когда мы можем встретиться?
У Ромки после этих слов перехватило дыхание, насколько они стали неожиданностью. Но не выдал себя ответом:
— Это не Катя. С вами разговаривает Роман Малиновский — президент "Зималетто".
— Президент "Зималетто"? А... Ой... А что с Катей? Позовите ее, пожалуйста, к телефону тогда, — сообразил и Николай, что ответить.
— Она не может подойти в данное время. Катерина в больнице. Ей что-то передать?
— О, Боже! А что с ней случилось? Хотя да, вы, наверное, не в курсе. Передайте, что звонил Николай. Она знает. А в какой она больнице?
— В тридцать первой. Хорошо, Николай, всего доброго! — Роман тут же нажал кнопку отбоя.
А затем выдохнул, пытаясь сообразить, а что собственно сейчас произошло.
Какой-то Николай, о котором Катя никогда ничего не рассказывала, собирался с ней встретиться. Зачем-то. Кто это? Откуда взялся этот фрукт? Когда Катерина успела с ним познакомиться? Ведь она почти всегда у него на виду, да и он сам, Роман Малиновский, почти всегда с ней рядом.
Правда сегодня день какой-то суматошный выдался. Он видел свою Катеньку только с утра, да и то она не слишком была расположена к беседе с ним. Молча позавтракали и на работу. А там он уехал сразу на встречу и вот только быстрый разговор у лифтов, а уже узнал о каком-то загадочном Николае.
Роман положил телефон обратно Кате в сумочку, закрыл ее и повернулся к двери, ведущую в палату, в которой лежала девушка.
Медленно открыл ее и вошел на порог. В палате находились несколько пустых застеленных белым бельем кроватей, а на крайней возле стены лежала Катерина.

Как только я заметила в помещении Романа, то улыбка так и озарила мое тусклое лицо. Он — мой маленький светлый мир, в котором всегда тепло и хорошо.
Мужчина медленными шагами приблизился ко мне и присел на черный стул рядом.
— Катюш, как вы себя чувствуете? — спросил он тихим голосом и аккуратно положил свою ладонь на мою.
— Уже лучше, спасибо, — ответила я довольно бодрым в моем состоянии голосом. — Врач сказал, что меня через пару дней можно уже выписывать.
— Так скоро? — удивился Роман.
— Я сама не хочу здесь надолго задерживаться, — ответила я и покрепче сжала ладонь мужчины, ощущая тепло его казалось бы уже родных пальцев. — Вы простите меня, Роман Дмитриевич, подвела вас так... Со мной одни проблемы.
— Что вы, Катя? Не говорите глупости. В вашем положении никто не застрахован от плохого самочувствия. Я все понимаю. Главное — чтобы ваш ребенок чувствовал себя комфортно.
Незаметно для мужчины я положила под одеялом ладонь на свой живот. Да, мой маленький сегодня заставил маму попереживать серьезно.
— Ему тоже уже лучше, — улыбаясь, ответила я, желая продлить эти минуты нахождения мужчины в палате как можно дольше. — Еще я хотела извиниться перед вами за тот разговор возле лифтов.
— За что, Кать? Это ваш обеденный перерыв и вы имеете полное право распоряжаться им, как хотите, — Роман старался держаться уверенно, чтобы не подавать на лицо признаков своей обиды. Крохотной, но она все же есть. — Кстати, вам тут какой-то Николай звонил. Я ответил, что вы в больнице. Он обещал перезвонить.
— Ах, Коля... Спасибо. Я сама ему перезвоню, чтобы зря не волновался. А то напридумывает себе еще чего-нибудь.
Роман молчал. Хотя в душе все бурлило. До ужаса хотелось узнать, кто это за тип! Правда мучить Катерину своими расспросами не решился.
Может быть, она сама ему поведает тайну мистера икс.
— Тогда не смею вам мешать, — произнес Рома заключительные слова. — Катюш, выздоравливайте. Я зайду к вам завтра.
"Он уже уходит? Так скоро?" — совсем не радостные мысли постигли мое сознание.
Противилась душа его отпускать!
— Роман Дмитриевич! — окликнула я мужчину, когда тот уже прикоснулся к ручке входной двери.
— Да, — он обернулся и подарил мне свою восхитительную улыбку, под которой скрывалось его плачевное душевное состояние.
— Вы Викторию поблагодарите от моего имени. Она очень помогла мне.
— Конечно. Я передам ей. Отдыхайте, Катенька. До завтра! — произнес он почти что на одном дыхании и покинул палату.
— Я буду ждать... Очень, — тихонько ответила я ему вслед.
А секундой позднее почувствовала изнутри сигнал малыша. Он дал мне понять, что, наверное, проснулся и теперь хочет сообщить эту прекрасную новость своей маме.
— Тебе тоже не хотелось, чтобы Роман Дмитриевич уходил? — вполголоса спросила я ребенка. — И мне так же. Но у него работа, дела. Он занятой человек. Но обещал прийти к нам завтра. И мы будем очень-очень ждать. А сейчас давай позвоним дяде Коле и скажем ему, что с нами все в порядке.

* * *
По пути домой Роман заехал сначала в "Детский мир", а затем в супермаркет, чтобы было из чего приготовить ужин. Хотя находиться за одним столом с бывшей девушкой не очень-то имелось желание. Но с той, с которой хотелось, увы, не сможет ближайшие несколько дней разделить с ним завтраки, обеды и ужины.
Кира встретила Романа в его домашнем халате прямо с порога ванной комнаты, даже не успев высушить волосы феном. Да и вовсе об этом не пожалела. Шампунь был таким душистым, что хотелось чувствовать этот приятный запах луговых трав и цветов как можно дольше.
— Привет! А ты чего так поздно? Где твоя ненаглядная секретарша? — съязвила молодая женщина.
— В больнице, — без особого желания ответил Рома и снял пальто. — Так что в ближайшие несколько дней можешь жить спокойно.
— Так это прекрасно! — обрадовалась Кира. — Ужинать будешь? Я приготовила. Еще горячее.
— Спасибо, нет. А где Ника?
— Спит уже. Ты на часы смотрел? Полдесятого уже!
Роман и сам себе удивился, как много времени он провел в магазинах. Тем лучше. Меньше будет лицезреть физиономию Киры.
— Мам, а кто там пишел? — в гостиной послышался детский голосок. Сонная девочка затем показалась из-за угла.
— Дядя Рома. Ника, иди спать.
— Я не хочу спать, — ответил ребенок сонным голосом. — Мне скучно сидеть одной.
— Иди спать, я сказала! — Кира повысила голос. — Никакого режима!
Девочка мгновенно заплакала, что Рома просто не мог остаться в стороне.
— Ника, Никочка, что ты? Не надо плакать. Смотри, какая куколка пришла к тебе в гости, — Роман тут же извлек из сумки цветную красную коробку с купленной игрушкой и показал девочке, присев перед ней на корточки. — Хочешь, она станет подругой для твоей Таточки?
— Хочу, — моментально просияла Ника. — А как ее зовут?
— А у нее еще пока нет имени. Но ты его ей обязательно дашь, правда? Ну, пойдем знакомиться.
Роман взял ребенка на руки и унес в одну из комнат.
Кира только с упреком посмотрела на произошедшую сцену.

* * *
Когда Роман вышел из комнаты, на часах было всего лишь десять вечера. За эти полчаса девочка в игре сама заснула, не доставив ему никаких проблем.
Кира его ждала на кухне в обществе бокала вина и блюда разрезанных на колечки ананасов.
— И зачем ты поощрил ее волпли? Отцом стать готовишься? Репетируешь заранее? — задала Кира совершенно недвусмысленные вопросы, суть которых Рома сразу и не понял.
— Ты о чем?
— А ты не знаешь?
— Нет не знаю, если спрашиваю, — натянуто ответил мужчина.
— У тебя же на лбу написано: "Люблю Катю Пушкареву". А она беременна. Дальше сам додумаешься или мне пояснить?
— Хватит поясничать! — внезапно сорвался Роман. — Моя личная жизнь тебя с некоторых пор не касается!
— Да, знаю, что я для тебя всегда была интересна только в постели и больше нигде.
— Прекрати! — Рома тоже усмирил ее суровым взглядом. — Наши отношения в прошлом. И давай не будем к ним возвращаться. Я устал! Спокойной ночи!
Роман развернулся и хотел уже удалиться с глаз долой, но не успел. Женские ладони мягко легли на его плечи.
— Ромочка... — шепнула она ласковым голосом. — Прости меня. Прости за мой грубый язык. Да, я такая, какая есть. И ведь нравилась же тебе? Скажи.
— Я сказал, что наши отношения в прошлом, — не поворачивая головы ответил Рома.
— А если подумать? У нас же так все хорошо начиналось.
Руки женщины уже обхватили лицо Романа, повернув его голову к себе, а губы оказались в непосредственной близости от его.
— Кира, что ты хочешь?
— Давай начнем все сначала? — совершенно невинным голосом предложила она, а затем медленно развязала узелок халата. — У тебя так хорошо получается ладить с детьми, да и Ника к тебе уже привыкла. А уж я-то подавно.
Женщина приспустила сначала одно плечико халата, потом другое и мгновением позже ткань потеряла надежную опору и упала на пол, оставив лицезреть только обнаженное тело.
Ее губы потянулись к губам Романа, чтобы оставить на них поцелуй, а руки уже успели разместиться на его шее.
Но мужчина в последнюю секунду успел отвернуть голову и отойти на несколько шагов в сторону. И так паршиво, а стало еще поганее.
— Кира, не надо! — чуть хриплым голосом проговорил он. — Между нами все кончено.
Он стоял к ней спиной, убрав руки в карманы брюк.
— Ты правильно сказала, — продолжил он. — Я люблю Катю Пушкареву. А к тебе у меня исключительно дружеские и уважительные отношения.
— Да что вы все в ней нашли?! — вдруг сорвалась Кира. — Ты, Андрей! Она что святая? Чем она так очаровала вас всех? Скажи, Рома! Что в ней такого... Особенного?
— Не кричи. Ребенка разбудишь!
Роман все так же продолжал стоять к женщине спиной и не мог не видеть ее угнетенного и обиженного выражения лица.
— Почему она? Почему не я? Объясни! — чуть сбавила она тон.
— Она просто другая, — вот так легко ответил Рома и повернулся к женщине лицом. Окинул ее совершенно безразличнвм взглядом, пустым и даже безжизненным. И быстро вышел с кухни.

* * *
Просторная спальня с радостью встретила мужчину. Одинокая и пустая. Он сегодня вернулся домой, зная, что за стенкой не будет его Катеньки. Ах, она даже не его. Это он сам себе выдумал это, потому что считал до сегодняшнего дня, что кроме него и женсовета, друзей у нее нет. Но с появлением Николая и его слов о встрече совсем выбили мужчину из уже привычного ритма жизни. И пока он не разберется во всем, огонек ревности будет полыхать в его душе еще неопределенное время.
Он разделся, опустился на мягкие подушки. Сна не шло, а от мыслей становилось еще неприятнее.
Он прикрыл глаза. Перед ним моментально всплыл образ Катерины: ее милое личико, выразительные глаза, светлая улыбка и такие манящие губы, к которым он имел небывалое счастье прикоснуться. Он никогда не забудет этот волшебный вечер и именно их особенный танец. И ее аромат. Любимой женщины. Его мечты.
Он так хотел, чтобы Катюша в эти минуты находилась с ним рядом, а он бы тогда обнял ее крепко-крепко и не выпускал из своих объятий ни на секунду. А еще бы шептал ей ласковые слова и чувствовал тепло ее бархатистой кожи.
Ах, с какой же болью Роману пришлось осознать, что все это — плод его желаний. И, возможно, Катерина уже отдала свое сердце этому Николаю, который вот так нагло взял и отнял у него любовь!
Роман перевернулся на бок и накрыл лицо подушкой.
Если завтра он не узнает хоть толику об этом типе, то компания имеет риск остаться без президента.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 21 сен 2016, 18:03 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 11

— Доброе утро, Роман Дмитриевич, — почти хором поприветствовали его Маша и Татьяна с ресепшена. — А как там Катя? Ей уже лучше?
— Доброе, дамы. Значительно, — ответил Роман, вынужденно наклеив на себя жизнерадостную улыбку. — Обещали скоро выписать.
— Ой, хорошо то как! Я рада за нее! — произнесла с восторгом Татьяна. — А то, бедняжка, настрадалась.
— Согласна! — поддержала подругу Мария. — И все после встречи с Колей! Как-то плохо он на нее влияет.
— А мне показался он довольно позитивным и любезным молодым человеком, — высказала свое мнение Пончева.
— Коля? — услышал Рома знакомое имя, которое всю ночь не давало ему сомкнуть глаз. — После какой встречи?
— Так Катя с Колей встретились возле "Ромашки". Катя нам сказала, что он — ее давний друг, с которым они еще вместе учились, — поведала Татьяна. — А вы разве не в курсе?
— Ваша подруга не распространилась мне насчет этого факта своей жизни, — ответил Рома. — А что вы еще о нем знаете?
— Все. Дальше Николай с Катей уехали куда-то. На личную беседу. Потому что они давно не виделись, — добавила Маша.
— Ясно. Спасибо, дамы за информацию, — поблагодарил Роман и удалился в сторону своего кабинета.
В приемной к его удивлению встретил Викторию, которая с умным видом изучала документы.
— Вика? А что ты здесь делаешь?
— Как что? Тебя жду! Когда ты придешь и дашь мне какое-нибудь поручение, — совершенно серьезно ответила девушка.
Роман тряхнул головой в надежде расставить мысли в нужном порядке.
— Виктория, а ты ночью хорошо спала?
— Да. А что?
— То, что ты с нового года секретарь Ветрова. И его выполняешь поручения. Так что иди за свое рабочее место, а то понадобишься Ярославу в тот момент, когда тебя нет.
— Подожди, Ром, — девушка встала из-за стола и подошла почти вплотную к мужчине. — А как же ты? Ты же ведь теперь остался без секретаря. Кто будет выполнять то, что пожелаешь ты, пока Катя в больнице. Кстати, как она?
— Передавала тебе благодарность за то, что ты не оставила ее на произвол судьбы и вызвала скорую помощь.
— Ой, да! Это вообще такая история была! — воодушевилась Виктория событиями ушедшего дня. — Я еле адрес откапала в документах! Зачем же так прятать? Едва ли найдешь!
— Адрес, дорогая, надо знать наизусть. Вот для подобных случаев. А теперь иди. Ветров тебя ждет, — Рома указал рукой в сторону выхода.
— Ром, подожди! Я не хочу к Ветрову! Я к тебе хочу. Ну, возьми меня обратно, а? Все равно Катя в больнице.
— Ее скоро выпишут. Не вижу смысла, — серьезно ответил Роман и скрылся за дверью своего кабинета.
— Ну, вот. Как только желаешь людям помочь, ты не нужен. А обидеть Вику может каждый, — с сожалением произнесла Виктория и поплелась к входной двери.

* * *
— Да, Катька, — Николай только теперь смог выдохнуть, как только узнал всю мою историю жизни, начиная со смерти Андрея и кончая нынешним днем. — Я очень тебе сочувствую. Столько на тебя навалилось на одну.
— Спасибо Роману Дмитриевичу, — добавила я. — Если бы не он, не знаю, что и как со мной бы было.
— Да, шеф у тебя, конечно, мужчина с мозгами. Но все же жить в одной с ним квартире — это не дело. И слухи по работе уж, наверное, расходятся. К тому же вон... Самой скоро рожать. Не, с этим надо что-то делать.
— У тебя есть предложения?
— Есть. Переехать ко мне!
Я чуть приподнялась и облокотилась спиной на подушку.
— К тебе? — переспросила я с изумлением.
— Да, ко мне. В московскую квартиру. А чего ты так удивляешься? Я все же в ней уже не живу. Она пустует, пылится без хозяйской ласки. А вам с малышом там как раз будет уютно.
— Но... Коль... Это как-то неожиданно, — немного смутилась я.
— Знаешь, если бы я знал, что у тебя все так сложится, заранее оставил бы тебе ключи. А так... Я все равно через два дня уезжаю в Минск. Так что ты никак стеснять меня не станешь. Насчет этого можешь не волноваться. Да и шеф твой будет доволен что, наконец, сможет пройтись по своей собственной квартире в одних трусах, не задумываясь даже о том, что может на тебя, беременную, наткнуться.
На лице появилась светлая улыбка.
Он то, может и будет доволен, а вот я...
Я уже, признаюсь, жду этого заветного часа, когда он навестит мою скромную персону.
— Чего ты смеешься? Разве я не прав?
— Да, Коль, прав, конечно. Я подумаю над твоим предложением.
— Короче, решайся. У меня, конечно, не царские хоромы в отличие от твоего Малиновского, но все же отдельная жилплощадь.
— Колька, спасибо тебе! — я взяла друга за руку и улыбнулась. — Правда! За то, что выслушал, побеседовал. Мне честно так не хватало тебя все это время.
— Ну, вот, видишь, как я вовремя и появился. Тебя уже завтра выписывают?
— Да.
— Это хорошо. Дома и стены лечат.
На этих словах в палату вошел Малиновский. С букетом желтых крупных хризантем.

* * *
— Вика, где ты ходишь? — спросила Мария Викторию, когда та, опустив голову вниз, шла мимо ресепшена. — Малиновский тебя обыскался, в итоге уехал так и не найдя тебя!
— А что ему меня искать? С некоторых пор он променял меня на эту Пушкареву! Так что я — свободный человек. И ему не подчиняюсь! — гордо ответила Виктория.
— Так Катя же в больнице. И сколько там пробудет — неизвестно. А Роман Дмитрич остался без секретаря и хотел...
— Его проблемы, — перебила Виктория. — Нечего было брать беременную бабу на работу!
— Вика! Но ты даже не дослушала! Он просил меня передать, чтобы в Катино отсутствие ты пока поработала вместо нее.
— Еще чего? Вместо... Что?! — сообразила девушка, что только сейчас услышала. — Поработать секретарем президента?
— Ну, да. Он сказал, что берет тебя обратно на несколько дней. И что в приемной на столе оставил список, что надо тебе сделать.
— Что серьезно? — Клочкова даже просияла. — Он так и сказал?
— Ну, поди, проверь. Если мне не веришь.
— И проверю! Знаю я ваши бабские шуточки! — настороженно произнесла Клочкова и почти бегом устремилась в родную приемную.
На столе на самом деле лежал лист бумаги с несколькими пунктами, которые необходимо было выполнить в срочном порядке сегодня.
Внизу от руки синими чернилами было подписано: "Виктория, надеюсь, ты справишься. Не подведи. А то Ветров очень огорчился, что остался без личного секретаря".
Намек Ромы Викторией был понят. Не скрывая своей радости на лице, она тут же схватила нужные документы и пошла выполнять задания.

* * *
— Здравствуйте, Катень... Екатерина Валерьевна! — поприветствовал Роман меня с улыбкой на лице, но, как только заметил моего друга в лице Николая, то тут же напрягся, но старался не выдать свое состояние.
— Ой, это, кажется к тебе! — заметил и Коля Романа, обернувшись к нему лицом. Теперь мужчины встретились почти один на один.
"Вот он каков, этот Николай", — подумал про себя Роман и сделал шаг вперед.
— Здравствуйте, Роман Дмитриевич. Познакомьтесь, это мой друг Николай Зорькин.
— Очень приятно, — в этом пришлось немного приврать. — Можно просто Николай.
— Роман Малиновский. Мы с вами по телефону разговаривали.
Мужчины обменялись рукопожатиями.
— Да, я помню. Вы президент известного и я считаю самого престижного дома моды. Если не секрет, как добились такого результата?
— Практикой и своими ошибками, — как-то натянуто произнес Роман, желая поскорее избавиться от любопытного дружка.
— Понимаю. Они многому учат. Катюш, я к тебе еще зайду. Пока. Не прощаюсь. Всего доброго, Роман Дмитриевич! — Коля помахал рукой, словно первоклассник на линейке родителям, и покинул палату.
Рома выдохнул. Не нравилось ему вся эта ситуация. Будто третий лишний.
— Катя, я вам там фруктов принес. Витамины вам сейчас нужны. Да и... Цветы, наверное, в вазу надо поставить...
— Спасибо. Очень красивые. Я медсестре скажу. Потом принесет, — ответила я с сияющей улыбкой на лице, не отводя взгляда от мужчины ни на секунду. И не думала я, что так сумею по нему соскучиться!
— Хороший у вас друг. Заботливый, — начал Роман беседу со своей больной темы.
— Да, Колька такой. Мы всегда друг другу помогали, когда учились вместе, и потом, когда на работе были проблемы.
— Понятно. А где же был раньше ваш друг?
— Он уехал полгода назад в Минск. По работе. А сейчас приехал в свой отпуск погостить в родную столицу.
— Ясно.
"Приехал погостить... На мою голову! И на Катину тоже! Нет! Ты ее, друг заботливый, не получишь!" — пронеслись в голове Романа совершенно постыдные мысли. Сердце забилось быстрее. Он и сам не думал, что станет так сильно ее ревновать.
— А почему вы спрашиваете?
— Да, так... Не хочу, чтобы вас кто-нибудь обидел, — ответил мужчина первую банальную фразу, пришедшую на ум.
— Что вы? Колька и мухи то не обидит.
— Охотно верю! — натянуто произнес Рома.
Да, разговора как-то не получалось. И это ему самому совершенно не нравилось. Ведь он совсем с иным настроением шел к своей любимой Катеньке.
— Роман Дмитриевич... Что с вами? — спросила я, заметив, что мужчину что-то тревожит. — На работе проблемы?
— Нет, вам показалось, — постарался ответить Роман как можно уверенней, но на деле получилось не очень.
— Я так не думаю, — тихо произнесла я, положив свою ладонь на руку Ромы, которая мирно покоилась у него на коленях. — Вас что-то тревожит. И вы усердно это пытаетесь скрыть, полагая, что беременной женщине ни к чему волнения. А я вот буду переживать, что не смогла узнать причину.
— Кать, вам на самом деле привиделось. Все в порядке. А вот переживать не надо. Вам беречь себя нужно. Вдвойне.
Ах, но не может же он ей сообщить в лоб, что ревнует! Нет. Он должен держать себя в руках.
— Буду надеется, что мне и в правду показалось. Кстати завтра меня уже обещали выписать.
— Не рановато? — с беспокойством спросил Роман. — Все же после того, что произошло...
— Нет. Я же хорошо себя чувствую. Зачем меня здесь держать?
— Врачам, конечно, виднее. Тогда я заеду за вами завтра.
— Не стоит, Роман Дмитриевич. Меня Коля заберет. У него все равно отпуск. А у вас всегда работы много.
"Опять этот Коля! На что он надеется? Что он вообще хочет?"
— Вот именно, что в отпуск положено отдыхать, а моя работа никуда не убежит. Мне будет спокойнее, если я доставлю вас в целости и сохранности до дома, — высказал Роман свою позицию, но как секундой позже оказалось, что зря.
— Вы и так для меня очень много сделали. А с Колей мы давно не виделись. Пожалуйста, не обижайтесь... — я посмотрела на Романа умоляющими глазами, даже не подозревая, что он сейчас чувствует и насколько ему делаю больно.
— Что вы, Катя? Какие обиды могут быть на вас? — подыграл Рома, едва сдерживаясь, чтобы не сказать что-нибудь такое, о чем точно будет жалеть. — Понимаю. Давние друзья... Общие темы. Теплое общение.
"Жаль, что я не ваш друг, которого вы бы тогда не избегали".
— Но хотя бы я смогу завтра узнать из ваших уст, когда вас выпишут?
— Конечно, это будет после обеда.
"Значит, у меня есть еще время, чтобы подготовить Киру и сообщить о ней Катерине".
Роман улыбнулся.
Правда за этой пленительной улыбкой я до сих пор чувствовала нотки беспокойства, волнения и терзаний. Я не знала, по какой причине они мучают Романа, но очень хотелось бы понимать, что я все-таки ошиблась.
Хотя я уже достаточное время с ним живу, чтобы отличить душевные терзания от искреннего бодрого настроения. И сейчас перевес не в пользу второго пункта.
Мне не хотелось мужчину сегодня уже отпускать. А пришлось. Я же понимаю, в отличие от меня он занятой человек, а модельный бизнес требует много сил и времени, чтобы поддерживать весь конвейер на высоком уровне.
Прощание вышло каким-то скудным. Об этом новом друге Ромка знает каких-то два дня, а уже успел понервничать. Друзья — это, конечно, хорошо. Но однажды он уже упустил свою любовь, любезно отдав ее своему другу. Второго раза не хотелось иметь даже в перспективе.
Как только за Романом закрылась дверь, я тут же встала с кровати и взяла цветы обеими руками. Поднесла к носу. Они так приятно пахли. Свежестью и весенним теплом. А еще ароматом парфюма мужчины.
— Я тебя люблю, — шепотом произнесла я, прижав букет к своей груди. — И я хочу сделать завтра тебе сюрприз.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 24 сен 2016, 19:36 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Глава 12

Меня, к радости, выписали уже в одиннадцать утра, и даже не думали и лишней минуты задерживать. Коле я позвонила сразу же, как только получила на руки справку.
Теперь могу с чистой душой дышать свежим воздухом, не пропитанным больничными лекарствами.
Друга я ждала в сквере больницы на лавочке, любуясь красотой весенней природы. Уже кое-где на деревьях появились едва заметные листочки, слышно громкое щебетание ранних пташек, чувствуется тепло первых ярких солнечных лучей, не скрытых пленом густых облаков.
На моей душе так же светло и хорошо. Я думала о Романе и о своих к нему чувствах, а так же о том, что пришло время для серьезного с ним разговора. Я к нему готова. Надеюсь, и он тоже. Тогда, в Чехии было еще слишком рано. А сейчас я созрела.
Николай приехал где-то через минут сорок после моего звонка. Поставил машину на сигнализацию и подошел ко мне, присел рядом.
— Привет, Катюх! Давно ждешь? Не замерла?
— Привет. Нет, хорошо так на улице, — протянула я, морщась от света солнца. — Тепло, свежо.
— Согласен, сегодня приятный денек, — поддержал Коля. — Ну, что поедем?
— Да. К Роману.
— Погоди! — Коля встал и насторожился. — Ты же мне вчера вечером по телефону сказала, что готова переехать ко мне. Что изменилось?
— Присядь, — попросила я его, коснувшись локтя.
Коля подчинился.
— Если бы я не сказала тебе, что согласилась, ты же ведь обиделся бы и не приехал за мной.
— Ну-у, я бы приехал в любом случае. А вот насчет обиделся или нет... Так, Пушкарева, колись, что задумала?
— Посмотри... Как красиво... Весна. День прибавляется. Солнце высоко. Небо какое голубое-голубое. Ни единого облачка. Деревья одеваются. Ручейки журчат. Все это — богатства природы.
— Кать, ты что, влюбилась? — спросил меня Коля в лоб, уставившись на меня.
— Я уже около недели не думаю об Андрее. Вернее, думаю, конечно, но... Меня это не тревожит так, как было раньше. Я даже не сержусь на него за Киру, за то, что он умалчивал от меня правду. Все ведь это в прошлом.
— Ну... Кать... — Николай несколько потерялся. — Я даже не знаю, что на это сказать.
— Ничего не надо. Просто дослушай.
Краем глаза заметила, как Коля кивнул.
— Мы ведь любили друг друга и нам было хорошо вместе. Но... Жизнь продолжается. И моя в том числе. Знаешь, Колька, Роман так мне помогал. Искренне, от души, от всего сердца. Он столько для меня сделал. Всегда рядом был: хорошо ли мне, или плохо. Всегда. Я и не думала, что наша дружба перерастает в нечто большее. Понимаешь? Я сама не ожидала, что смогу впустить в свое сердце кого-то еще, кроме Андрея.
— А... Что Роман? — тихо поинтересовался Коля. — Он знает о твоих... Чувствах?
— Пока нет. Но... Он признался мне в своих. В Праге. Одним вечером. Это было так волшебно... Словно в сказке...
Перед глазами сразу всплыл наш короткий, но такой значимый поцелуй. Ах, как захотелось ощутить сейчас на своих губах его и раствориться в его нежных объятиях.
— Кать... Для меня это, конечно, очень неожиданно, но... Ты же понимаешь, что это очень ответственный шаг... Ты уверенна, что действительно любишь?
— Коля! Ты чем слушал?
— Прости... Тогда тебе нужно поговорить с Малиновским и не откладывать в дальний ящик.
— Коля, а если... — я повернулась к другу всем телом. — А нужна ли я ему... С чужим ребенком? Вдруг Роман его не примет? Что мне тогда делать? — в миг забеспокоилась я.
— Прежде всего, не забивать голову вот тем, что сейчас сказала. Давай подумаем логически. Твой Роман — хороший, добрый и порядочный человек. Так?
— Так, — я кивнула.
— Помог тебе с деньгами и жильем. Так?
— Да.
— Устроил к себе на работу. Правильно?
— Но это было еще до смерти Андрея, — сделала я небольшое уточнение.
— Не важно. Факт остается фактом. Дальше, до сих пор продолжает к тебе тепло относиться. Так?
— Ага.
— Что посчитал нужным не скрывать от тебя свои чувства.
— Да.
— Значит, вывод можно сделать какой? Если он любит тебя, то и полюбит твоего ребенка.
— Почему ты так в этом уверен?
— Кать, я доверяю фактам. У меня работа такая. А факты — на лицо. Я не вижу никаких препятствий, чтобы он что-то имел против твоего ребенка.
— Ох, Коль... — я тяжело вздохнула. Наверное, потому что продолжаю в чем-то сомневаться.
— Я считаю, что ты тоже должна ему ответить искренностью. И только в тесном разговоре ты сможешь дать ответ на свой вопрос, — сделал Николай заключение.
— Да... Наверное, ты прав... Я должна. Но я боюсь. Вдруг он ухаживает за мной по какой-то иной причине?
— Кать, это сейчас совершенно был глупый вопрос. Ты же сама сказала, что он любит тебя. Какая может быть другая причина?
Я промолчала. И действительно, смолотила чушь. Это от волнения. Банального перед сложным разговором.
— А Малиновский знает, что тебя уже выписали?
— Пока нет. Я сказала, что это будет после обеда.
— Так позвони ему и обрадуй, — вот так просто сказал Николай. — А там и разговор завяжется.
— Нет. Мне нужно еще немного времени, чтобы подумать. Найти слова. Да и я хочу приготовить ему что-нибудь... Особенное. Порадовать. Давай заедем в магазин по дороге?
— Ты же с плитой не в ладах! — напомнил мне друг эту маленькую деталь. — Или уже научилась?
— Я постараюсь. Ведь есть повод.
— Да, уж... Подруга... Что я могу тебе сказать... Только разве что стать личным водителем. Поехали? — Коля протянул мне свою ладонь.
— Да. Поедем! — решилась я и вложила свою в его.
Впереди предстояли коварные часы долгой работы моего разума.

* * *
Колю отпустила по своим делам.
Дверь в квартиру открыла своими ключами. Сняла пальто и сапоги, даже не представляя, что за мной может кто-то упорно следить, а до этого бесшумно подкрадываться.
— О, Катя! А вас уже так быстро выписали? — услышала я за спиной чей-то женский голос. И показался он мне знакомым.
Обернулась. Передо мной стояла Кира, скрестив руки на груди, в Ромином домашнем халате, который когда-то одевала и я. Правда уже в своих личных тапочках.
— Здравствуйте, Кира, — это все, что я успела вымолвить от неожиданности видеть в квартире Романа другую женщину. Вернее, его бывшую девушку.
— Ну что вы на меня так смотрите, будто увидели пришельца с инородной планеты? Проходите. Не стойте же на пороге, — Кира пригласила меня в квартиру, в частности на кухню.
Сумки с едой благополучно остались ждать своего часа в гостиной.
Я молча прошла на кухню и присела на ближайший стул, желая объяснений от женщины и пока никаких своих выводов делать не спешила.
— Катя, давайте перейдем сразу к делу. Малиновский в курсе, что вы уже здесь?
— Нет.
— Что же. Это и к лучшему, — сказала женщина и села за стол напротив меня. — Значит, его пожелание придется передать мне. Мужчины, они все такие слабые личности, что сами никак не могут решиться сделать женщине признание. Вот, поэтому приходится делать все самой, — начала Кира с небольшого вступления.
Я же находилась вся в напряжении, стараясь уловить значимую мысль в ее словах.
— Ты же знаешь, что с Ромой нас раньше связывали тесные отношения? Поэтому утруждать тебя долгим рассказом, как они возобновились, не стану. Мы поняли этой ночью, насколько нам чудесно вместе. Да и Ника к нему очень привязалась. Ты — девушка взрослая, умная. Сама скоро матерью станешь и, надеюсь, понимаешь, как для ребенка важен отец. Особенно для девочки. Мы с Ромой и Никой теперь живем все вместе. И не стоит тебе рушить наше обретенное счастье. Поэтому он просил тебе передать, если ты вернешься, чтобы не расстраивалась. И не держала на него зла. Сама понимаешь, нам втроем здесь не место. Уж, прости, но он выбрал не тебя.
Я смотрела на женщину в упор и не понимала, что происходит. Кажется, кто-то очень жестоко со мной пошутил. Мозг отказывался верить хоть одному из сказанных ею слов, а сердце отчетливо помнило всю ту нежность, которую дарил мне Роман.
"Неужели они с Кирой смогли помириться за то недолгое время, пока я находилась в больнице? — кропотливую работу начали мои мысли. — А с чего я решила, что они ссорились? Просто я знала, что их отношения были в прошлом, но почему-то была уверенна, что им уже не будет дано второго шанса, ведь Кира вышла замуж за моего Андрея. Ах, видимо, я слишком была уверенна и в себе, и в Романе. Он даже не счел нужным сообщить мне об их с Кирой союзе. Хотя бы намекнуть. Чтобы вот сейчас не стало так больно.
Вот, почему вчера в палате он вел себя как-то иначе. Теперь я могу дать объяснение его поведению".
Что же? Его признание ко мне в любви было слишком давно и я не учла, что время меняет чувства людей. Конечно, Кира для него дороже и ближе во всех смыслах этих слов.
— Почему же Роман Дмитриевич не сказал мне обо всем этом сам? — осмелилась я задать Кире вопрос. Хотя, он уже не имел никакого значения.
Конечно, Роман имеет право на свою личную жизнь! И не обязательно в моем обществе.
— Кать, ну что за глупые вопросы? Ты прекрасно знаешь, где все время Ромочка находится. На работе у него слишком много дел. И даже нет ни одной свободной минутки, чтобы связаться с тобой. И к тому же, я полагаю, он не хотел тебя огорчать. В твоем положении вредно же волноваться.
К глазам подступила предательская влага. Обидно стало за саму себя! За дуру такую, которая понадеялась, что еще может стать счастливой. Ах, я наивная. Если и Рома испытывал хоть какие-то близкие ко мне чувства, то это было очень давно. И правда ли... Теперь уж знать мне и ни к чему.
— Я знаю, у тебя проблемы с квартирой были, — тем временем продолжила Кира сыпать соль на открытую рану. — Но ты же понимаешь, что жить втроем... Это как-то... Не очень удобно и неприлично с твоей стороны. Конечно, кто откажется от такой райской комнаты. Я, конечно, тебе очень сочувствую и могу потерпеть твое присутствие за стенкой, пока ты не найдешь новое жилье, но все же... Ромочка не сильно будет этому счастлив. А я не хочу, чтобы он расстраивался по таким пустякам. У него и на работе нервотрепки хватает.
— Не переживайте... Мне есть, куда уйти, — чуть ли не плача, произнесла я.
— Правда? — оживилась женщина. — Тогда мне очень приятно было иметь дело с такой понятливой собеседницей.
Я не выдержала. Сорвалась с места и, едва сдерживая слез, скрылась за дверью своей спальни.
Опустилась на постель и тихо заплакала в подушку от своей беспомощности. Я ведь поверила ему, думала, что имею право на взаимность, хотя никогда не открывала свою душу Роману до конца. Но, если я только вчера до конца в себе разобралась? И, видимо, лучше бы этого не делала. Не принесли мне свои чувства весеннего счастья.
Быстро собрав свои вещи в одну небольшую сумку, я уже готова была покинуть этот природнившийся дом. Я действительно здесь лишняя. И всегда такой была. Конечно, я не имела права на что-то надеяться, однако надеялась.
— Уже уходишь? — спросила Кира, заметив меня в гостиной, когда я надевала сапоги. — Может быть, Роману что-нибудь передать?
Я задумалась на секунду. А стоит ли сейчас что-либо говорить?
— Нет. Ничего не надо. Всего доброго, — ответила я совершенно отрешенным голосом и накинула пальто. Обойдя так и неразобранные сумки с продуктами, толкнула дверь, оставив ключи на открытой полке шкафа.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 24 сен 2016, 23:39 
Не в сети
сказочница
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 ноя 2007, 20:58
Сообщения: 2797
Откуда: Уфа
Неожиданный поворот событий. Катя как всегда решает все сама. Поговорить, выяснить - это не в ее правилах.К чему приведет ее бегство?
Автору - :bravo: :good: :Rose:

_________________
Изображение
Изображение
Сведения о моих книгах: topic1796.html?&p=1287322#

Архив


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 24 сен 2016, 23:45 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
ludakantl писал(а):
Неожиданный поворот событий. Катя как всегда решает все сама. Поговорить, выяснить - это не в ее правилах.К чему приведет ее бегство?
Автору - :bravo: :good: :Rose:
Спасибо:)) :Rose: Да, в ее стиле) Приведет к раскрытию черт главных героев. Все для них))

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 26 сен 2016, 19:53 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Рабочий день Романа Малиновского уж полчаса назад, как закончился, а звонка от Катерины так и не поступило. И первым делом, что президент решил сделать, позвонить ей самой. В мобильном он услышал только долгие гудки. А через два набора абонент был и вовсе недоступен.
Ромка занервничал. Ведь, Катя обещала позвонить в любом случае, а в итоге...
Мужчина принял решение самому съездить в больницу и все узнать.

* * *
— Зачем ты выключила телефон? — спросил меня Николай, предложив разделить с ним ужин. — Думаешь, если будешь игнорировать его звонки, станет легче?
— Я не хочу с ним разговаривать и все! — твердо ответила я, сделав глоток чая. — Неужели я не достойна того, чтобы хотя бы сообщить о том, что в его квартире женщина? Просто предупредить и все!
— Кать, но он же не знал, что ты захочешь сделать ему сюрприз. И потом, я бы на твоем месте не стал так опрометчиво доверять этой Кире. А сначала бы поговорил с Малиновским.
— У меня нет оснований ей не верить. С чего бы ей врать?
— А зачем врать Малиновскому?
— Коль, ты что его защищаешь? — возмутилась я.
— Я всегда на твоей стороне. Просто пытаюсь понять, в чем дело. Посуди сама, зачем Роману тебе врать, если он так хорошо к тебе относится?
— Коль, но кто я ему? А с Кирой он раньше встречался. У него чувства были.
— Это он сам тебе сказал?
— Нет. Кира так говорила. И девочки из женсовета. Они врать не будут.
— Тоже мне, нашла кому верить, — скептически отозвался Николай. — К тому же ты сама говорила, что их шеф не очень то любил рассказывать о своей личной жизни. Так что мне думается, что ты погорячилась, забрав свои вещи. Все же надо сначала убедиться, а уж потом...
— В чем убедиться? В том, что он не испытывает никаких ко мне чувств, кроме исключительно дружеских?
— Да. Хотя бы так! И это ты должна услышать именно от него.
— Ох, не знаю... — я покачала головой и откусила баранку.
Я ведь совсем не готова услышать от него подобное, что отзовется болью в моем сердце.
— Ладно, подумай. А я спать пошел. У меня завтра рано самолет. И телефон все-таки включи.
Коля поставил чашку в раковину и удалился с кухни, оставив меня в глубоких раздумьях и сомнениях.

* * *
В больнице от дежурной медсестры Роман не узнал ничего хорошего, кроме того, как Катерину выписали еще утром. И сразу почувствовал что-то нехорошее. Ведь, если Катерина дома, значит, она столкнулась лицом к лицу с Кирой, а от его бывшей девушки мало чего приятного можно ожидать после неудавшегося с ним на днях разговора.
Со всей скоростью Роман поехал к себе домой, надеясь встретить там Катю.
Однако все надежды ушли сразу в незримую даль, как только он увидел Катину связку ключей в гостиной, а затем одинокие тапочки на полу.
Его как обычно встречала Кира, сегодня она была особенно в приподнятом настроении.
— Привет, милый! — она тут же бросилась к нему на шею и поцеловала в щеку. — Ты сегодня рано! А я по тебе так скучала!
Роман, пропустив лесные слова женщины мимо ушей, отцепил ее от себя и прошел в Катину спальню. Дверь в гардероб чуть приоткрыта. Полки пустые. Вешалка тоже. Лишь на перекладине остался забытым ее шелковый голубой шарфик, подаренный им самим.
Роман все понял. В частности то, что ему даже не посчитали нужным сообщить о своем уходе. Вернее, даже не дождались, чтобы поговорить.
— Дорогой, что ты там забыл? — в спальню вошла Кира.
— Где Катя? Что ты ей такого наплела, что она ушла? — серьезно спросил Роман, наградив женщину холодным взглядом.
— Откуда я знаю, где Катя. Мне она не докладывает о своих перемещениях. Да что мы все о ней? Давай лучше поговорим о нас, — Кира сделала шаг ближе к мужчине.
— Кира, что ты себе возомнила? Нет никаких нас, нет! И больше не будет! Что ты сказала Катерине, отвечай? — Роман заметно повысил голос.
— А что ты на меня кричишь? Ничего такого, отчего бы она решила остаться. Неужели ты и в правду втрескался в Пушкареву? Малиновский, ты совсем заработался. Ты хоть подумал, что о тебе скажут другие?
— Мне нет дела до других, а тебя моя личная жизнь не касается! Ясно тебе? Что ты наговорила ей? Отвечай!
— А еще чего хочешь? Кремлевской звезды тебе не надо достать?
— Куда она ушла?
— Пошел ты к черту, Малиновский! — выругалась Кира и вышла из спальни.
"Очевидно, что почти туда же меня и послала Катерина, раз теперь я даже дозвониться ей не могу", — сказал Роман сам себе и снова набрал номер любимой. Он был по-прежнему недоступен.
"Ей некуда идти, кроме как к этому Николаю. Я уверен. Она сейчас с ним и изливает ему свою душу. Но я не знаю его адреса. И мне нужно срочно его откуда-то взять!" — принял верное решение Роман и, не задерживаясь далее в своей квартире, поспешил сделать обзвон женсовету в салоне своего автомобиля, в надежде узнать у них эту заветную улицу, номер дома и квартиры, в которой может находиться его Катенька. Вдруг она по чистой случайности поведала им адрес своего друга.

* * *
Малиновский выругался про себя не самыми хорошими словами. Обзвон результатов не дал. Ничего нового девушки ему не сказали, кроме того, что он уже знает. Ему было больно и обидно, что Катя ушла, так ни в чем не разобравшись. Еще бы знать, что ей наговорила эта бестия, в лице Киры. Но судя по всему выходило, что не самые приятные вещи.
Ромка опустил голову на руль. В голове не было ни одной мысли, как раздобыть адрес Коли. И с ним ли вообще Катерина. Вдруг она сейчас одна одиноко блуждает по городу и вот-вот решает, что ей теперь делать. А она же ведь ждет ребенка. Ей в любой момент может стать не хорошо, а его нет с ней рядом.
Вдруг неожиданно вспомнил о квартире Катиных родителей. Там наверняка остались ее вещи, записные книжки, в которых можно попытаться поискать адрес давнего друга.
Рома стал скрупулезно перелистывать свой маленький ежедневник, который всегда носил с собой, так как помнил, что когда-то Андрей давал ему адрес этой квартиры и еще говорил, что дом расположен совсем недалеко от "Зималетто". Буквально несколько автобусных остановок и приехали.
Какие-то ненужные чеки — в сторону. Исписанные клочки бумаги — в комочек — в карман куртки. Выбросит потом.
От чуть порванных местами листиков ежедневника, пожелтевших от времени тоже можно избавиться. На них уже ненужная информация.
Ах, вот и он, заветный адрес! На последнем листе внизу, очерченный в рамочку.
— Моя последняя надежда, — сказал Роман сам себе и завел мотор машины.
Около восьми вечера Роман въехал во двор бывшего Катиного дома. По номеру квартиры разобрался с подъездом и этажом. Оказывается, дом такой старый, что лифта там не предусмотрено. Тем безопаснее. При случае — не застрянешь в кабине.
Нажал на кнопку звонка. Дверь в двадцать третью квартиру открыла женщина средних лет с растрепанными волосами в домашнем халате и тапочках с дырявыми мысами. Очевидно, для мужчины, та самая тетя Таня, которая не пустила Катю на порог.
— Добрый вечер. Меня зовут Роман. Я друг Катерины.
— И тебе не хворать. Чего надо?
— Дело в том, что здесь у Кати остались кое-какие важные вещи и она попросила меня их забрать. Так как сама себя не очень хорошо чувствует. Я пройду?
Роман решил не церемониться. Время дорого. И не может он терять лишних минут.
— Да, проходи! — не отказала и хозяйка. — Да какие там вещи? Ценности что ли? Барахло одно.
— Все же, для Кати они очень важны. Ее комната там? — Роман указал в сторону закрытой белой двери.
— Ага. Да, мне же не жалко. Хоть все забирай. У самой все руки никак не дойдут избавиться от этого хлама, — пробурчала женщина себе под нос. — Ну я у себя. Ты если что надо — зови, — она зевнула и медленной поступью скрылась за дверью соседней комнаты.
Роман прошел в комнатку Кати. Она такая маленькая, но довольно уютная. Справа от двери весьма старенький шкаф, но довольно вместительный, далее небольшой диванчик, застеленный красный пледом, шкаф с полками с разнообразной литературой, узкий стол, на котором лежала пара книг и стояла настольная лампа.
Только все это усыпано слоем пыли.
Рома даже удивился, что спустя приличное количество времени здесь все осталось на своих местах.
Мужчина включил свет и присел на стул, выдвинув его из-за стола. Открыл верхний ящик. Внутри — гуашь разных цветов, набор кисточек, поглубже — какие-то тетради.
В среднем ящичке — тонкие книги по делопроизводству и еще какая-то в черном кожаном переплете.
"Телефонная книга" — прочитал он надпись на первой странице. Это то, что ему надо!
Рома сразу же открыл книгу на букву "З". Пусто. Чистый лист. Затем — на букву "Н". Там номера каких-то неизвестных ему людей. И ни слова о Николае. Тогда Роман решил посмотреть на букву "К". Сокращенное имя от Николая — Коля. И не ошибся. Его номер и адрес самый первый значился на листе.
— Наконец-то! — облегченно вздохнул Рома. — Спасибо, Катюша, что оставила мне зацепку.
Мужчина переписал адрес в свой ежедневник на всякий случай и положил телефонную книгу на место.
По шагам в прихожей его услышала хозяйка.
— Нашел, что нужно? — прокричала она через дверь.
— Да. Спасибо.
— Ладно. Дверь там захлопни. Я потом закрою!
Рома сам себе кивнул. Теперь впереди осталось самое трудное — серьезный разговор с Катериной.

* * *
Вечерние пробки заставили мужчину постоять на светофорах и подъехать к дому Николая уже в начале одиннадцатого. Свет, судя по окнам нужной квартиры, горел в одной из комнат. Или на кухне. Роману было трудно понять планировку незнакомого дома.
На телефоне пять не отвеченных вызовов. От Киры. Поэтому сейчас он решил его выключить, чтобы настойчивая мелодия не помешала в самый важный момент.
Глубоко вздохнул и направился вперед к подъезду.
— Эй, огонька не найдется? — кажется, это кто-то обратился к Роману.
Мужчина повернул голову в сторону и присмотрелся в темноту двора. Тусклый свет уличного фонаря осветил незнакомого ему парня лет двадцати пяти в черном обличии.
— Не курю, — ответил четко Роман и сделал еще шаг вперед.
— Ты уверен? — с другой стороны Рома услышал другой низкий и довольно неприятный голос.
— Абсолютно, — предельно ясно ответил Роман, когда второй молодой человек тоже вышел из тени.
— А может нам все же проверить твои карманы? Да и машинку заодно? А? Глядишь и завалялась где сигаретка, — довольно грубый голос первого незнакомца совсем пришелся не по душе Ромке, наводя его на совсем несветлые мысли.
— Послушайте, молодые люди, — теперь Роман уже четче разглядел их лица. И понял одно — они слегка не трезвы. — Идите своей дорогой, а я — своей.
Ромка решил далее не продолжать диалог, а действительно благополучно скрыться в подъезде. Правда, этого не получилось.
Второй незнакомец тяжело положил свою руку ему на плечо и резко развернул его к себе. Взгляд бросил едкий, колкий, с искорками приближающегося пламени.
— Ты, похоже, не понял, с кем имеешь дело! Хочешь узнать иначе?
— А ты так горишь желанием мне это показать?
Не успел Роман и глазом моргнуть, как ему локтем грубо всадили в бок. Роман поморщился от внезапной боли, но старался не подать виду. Видимо, так просто его не отпустят. И придется вырываться самому.
— Как тебе такой ход? Ключи давай! — потребовал тот, кто постарше из парней.
— Заработать сам не пробовал? — успел произнести Роман и ударил парня по лицу. Тот приложился спиной об мокрый асфальт.
Не в Роминых принципах пускать кулаки в ход. Быстрее так мог бы поступить его покойный друг. У него характер вспыльчивый. Местами даже мог и взрывным стать. Физическая сила пошла бы в данной ситуации в ход даже без каких-либо предисловий.
— Скотина, — пробубнил тот, пытаясь нащупать разбитый до крови нос.
Но расслабляться мужчине было еще рано. Второй незнакомец со всей своей силой сзади накинулся на Романа, решив таким образом прийти на помощь своему дружку. Роман почувствовал, как безжалостные руки обхватили широкими пальцами шею, и дыхания стало не хватать. А затем резкая и колкая боль дала о себе знать в районе живота. Его еще раз и еще приложили кулаками в бока, не давая мужчине и секунды, чтобы прийти в себя. Ясно и слепому, что силы стали совершенно не равны. Рома, конечно, сопротивлялся, но соперники применили все свои физические силы, чтобы выйти из драки победителями.
В следующую секунду перед глазами Романа все поплыло, он только слабо услышал еще чей-то мужской голос:
— Это что еще здесь происходит?! А ну! Дворье паршивое! Я сейчас милицию вызову, если сейчас же не прекратите!
Парни без лишних слов быстро выбросили какую-то мелочь и ключи от автомобиля, ранее извлекшие из карманов Романа куда-то в сторону, под дерево, и быстро скрылись в неизвестном направлении.
Выдох Романа аукнулся щемящей болью в правом боку. Кажется, что даже кости хрустнули. Он не стал испытывать свою судьбу для того, чтобы попытаться встать и поблагодарить своего спасителя.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 28 сен 2016, 17:30 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
* * *
Сна ко мне не шло. Выспалась за все время пребывания в больнице, наверное. Колька уж ушел давно спать, а я слонялась по комнате, сходя с ума от своих мыслей.
Случайно взгляд остановился на окне. Подойдя к нему поближе, я посмотрела во двор, освещенный тусклыми желтыми фонарями.
Возле подъезда стоит до более знакомая машина. А рядом каких-то двое парней пытаются с помощью кулаков выяснить отношения с мужчиной в темно-оранжевой куртке.
— Господи, какой ужас! — шепотом произнесла я самой себе. — Они же его сейчас покалечат не дай Бог.
Надо было что-то делать! В срочном порядке. А не так, как поступаю я, тупо уставившись в окно, наблюдая за дракой.
— О, Боже! Роман Дмитриевич! — с четвертого этажа своей комнаты я узнала в пострадавшем человеке своего начальника.
Я пулей рванула к Зорькину в спальню.
— Коля, Коля, проснись, быстрее! — стала теребить я друга за плечо, попутно включив настольную лампу. — Коля!
— М-м, Катька, ты что ли? — мужчина нехотя разлепил сонные глаза.
— Коля, вставай! — требовала я над его ухом. — Там Рома! Его сейчас убьют! Коля!
— Чего?! — спросонья Николай не вразумил, в чем дело, но поднялся с подушки. — Пушкарева, тебе что приснилось что ли?
— Если бы! Коля, быстрее! Там, на улице! Во дворе! — лепетала я сбивчиво, понятно только для себя, но с большой тревогой.
— Что на улице? Кто во дворе? — не доходило никак до ума Николая, но он все же ради любопытства последовал за мной в прихожую.
Там я уже надела поверх халата только свою куртку, и упорно пыталась вставить ключ в замок.
— Ты куда?
— Коля, быстрее! Я прошу!
Наконец, дверь открылась и я рванула к лифту. В отличие от моего бывшего дома, в этом он находился. Зорькин едва успел за мной втиснуться в кабину перед тем, как закрылись двери.
— Рома! О, Боже! Роман Дмитриевич! — ахнула я, увидев мужчину, лежавшего на боку напротив двери парадной. Парней по близости уже не было, зато какой-то мужчина, стоявший в двух шагах от Романа, участливо поинтересовался:
— Помощь нужна? Может скорую вызвать?
— Спасибо. Мы сами справимся, — ответил Николай, который вышел следом за мной.
— Рома, Господи... Роман Дмитриевич! — звала беспокойно я мужчину, но он совсем не подавал никаких звуков.
Я обошла его стороной и коснулась ладонью его лица, на котором не утаились от меня грубые ссадины.
— Коля... Сделай же что-нибудь! — настойчиво попросила я друга, который сам пребывал в шоке от увиденного.
Вдруг Роман ожил на моих глазах.
— Катя... — едва слышно шепнул он и попытался встать. Коля тут же поддержал его за спину, велев мне отойти подальше и не путаться под ногами, и медленными шагами повел к скамейке, находящейся в метре от подъезда.
Роман присел на холодную поверхность, сутулясь от боли, которая расползлась по всему телу, и медленно приложил ладонь к рассеченной брови.
— Роман Дмитриевич, вы как? — все с той же тревогой спросила я, хотя и так прекрасно понимала, что на мужчине и живого места не оставили эти изверги. — Коля, надо скорую вызвать! Срочно!
— Не надо... — Роман поморщился и постарался выпрямиться, но получилось совсем плохо. — Кать... Я к вам... Приехал. Поговорить... — произнес он, тяжело дыша.
— Какие могут быть сейчас разговоры! — справедливо рассудил Николай. — Все потом! Вам сейчас, правда, лучше в травмпункт. Катя, иди за телефоном. И дома оставайся. А то простынешь еще.
— Катя, не надо! — смелее произнес Роман и положил свою ладонь на больной бок под мокрую и вымазанную от грязи куртку.
— Хорошо, хорошо, Роман Дмитриевич. Вы сможете до квартиры дойти? — все с тем же беспокойством за жизнь любимого спросила я. — Коля, помоги!
Я подхватила мужчину под локоть с одной стороны, мой друг — с другой, стараясь дать Роману максимум опоры помимо своих ног. В итоге без приключений мы добрались до Колиной квартиры.

* * *
— Роман Дмитриевич, давайте я помогу вам раздеться! Коля, неси скорее аптечку! Надо раны обработать! Роман Дмитриевич, вы как? — суетилась я между кухней и комнатой с мокрым полотенцем, пытаясь хоть как-нибудь помочь мужчине, забыв о своих на него обидах.
— Катенька... Не стоит так... Волноваться. Мне не так плохо, как вы думаете, — тихо ответил Роман, присев на краешек дивана, и даже сам попытался снять верхнюю одежду.
— Господи, нелюди какие-то! — с ужасом произнесла я, приложив мокрое полотенце к рассеченной брови мужчины. — Терпите, Роман Дмитриевич!
— Да так... Карманы обчистить хотели.
— А вы решили по справедливости поговорить с ними, да? Ценой своей жизни! С ума сошли!!
Я случайно дотронулась до плеча мужчины, но в следующую секунду на его лице исказилось нечто нехорошее.
— Ой, простите! Давайте я вам помогу рубашку снять.
— Кать... Да ну их! Пусть это останется на их совести, — он поймал мою руку с полотенцем в ней и так заглянул в мои глаза, словно в душу. Даже самая моя гиблая клеточка и то решила еще чуть-чуть пожить, чувствуя эту невероятную нежность, исходящую от мужчины. — Я к тебе приехал. Поговорить.
— Роман Дмитриевич... — немного смутилась я от его ко мне обращения. На "ты". — Я сейчас за мазью схожу.
— Катя! — он еще крепче сжал мою руку, несмотря на то, что я хотела ее высвободить. — Больным надо уступать. Ну, или хотя бы выполнять их желания. А я сейчас как раз пострадавшая сторона...
— Так, аптечка прибыла! — заявил о себе Николай, войдя в комнату с небольшим пластмассовым чемоданчиком в руках. — Ну, как вы тут? Может быть, все же еще и милицию вызвать?
— Что значит еще? — насторожился Роман и приложил пальцы к рассеченной губе, из которой струилась кровь.
— Вдобавок к скорой помощи, от которой вы отказались. Вы просто еще удачно отделались. Соседка мне рассказала, что в соседнем подъезде одного парня вообще оставили без сознания, при этом угнав его дорогую иномарку и бумажник с кредитными карточками.
— Коля, хватит нас тут пугать! — возразила я, копаясь в аптечке, в надежде найти какую-нибудь мазь от ушибов. — Лучше помоги мне мазь найти!
— Николай... Спасибо за помощь, но можно попросить вас оставить нас с Катей наедине? — вдруг попросил Роман.
Мы с Колей переглянулись, он пожал плечами и улыбнулся.
— Конечно. Не смею мешать. К тому же я и сам хотел откланяться, — ответил Зорькин и покинул пределы комнаты.
— Вот! Нашла! — довольная поиском, я извлекла из чемоданчика голубую мазь под названием "Фастум Гель" и повернулась к Роману лицом. — Рубашку бы снять... Давайте я вам помогу!
Я присела рядом с мужчиной на диван и робкими дрожащими пальчиками прикоснулась к верхним пуговицам одежды.
— Кать... Зачем ты ушла? — тихонько спросил он, накрыв мою руку своей ладонью. — Забрала вещи и бросила меня. М?
Я опустила глаза на колени, чувствуя свою вину. Ведь, если бы раньше сообщила Роману о своем местонахождении, то его бы точно не избили до адских болей во всем теле!
— А как иначе? Ведь вы же теперь с Кирой... Вместе.
— Кто тебе такое сказал? — удивился Роман. — Это Кира тебе наговорила эту ерунду, да?
— Почему ерунду. Она сказала, что вы...
— Кать, да это чушь! Ее больные фантазии. Она попросила у меня помощи, потому что ее квартира пострадала от огня, который возник у соседей. Ей просто некуда идти было. Я и по доброте душевной приютил у себя. А она в благодарность возомнила себе, что у нас могут снова начаться отношения. И даже не понимает, что это невозможно.
— Невозможно? — немного удивилась я, переведя взгляд на Романа. — Почему?
— А ты не догадываешься?
Его выразительные зеленые глаза, чертовское обаяние, чуть заметная, но печальная улыбка, так и пленили меня в его объятия. Даже и представить не могу, если все это для какой-то другой женщины.
Роман чуть поддался вперед и обхватил мое лицо теплыми ладонями. В его взгляде только тепло и еще море нежности. Наши губы требовали поцелуев. И оба понимали, что может сейчас произойти. Мы хотели этого.
— Гм, хм, извините, конечно, что отвлекаю. Но у меня завтра самолет в восемь утра. И я хотел бы хоть чуточку поспать, — вмешался Николай в наше с Ромой трепетное общение. — Кать, моя спальня свободна, если что. А я на кухню.
— На раскладушку? — сообразила я. Потому как по всем соображениям она туда даже не влезет, так как на кухоньке едва развернуться можно.
— У тебя есть другие варианты? — Коля вытаращил на меня изумленные глаза.
— Оставайся в своей комнате, Коль. Не переживай. Иди, правда, ложись. А то завтра рано вставать.
— А...? — Зорькин хотел что-то возразить, не понимая, что я такое задумала, но решил не вдаваться в подробности, а пошлепал в свою комнату и закрыл дверь.
"Ну, и ночка сегодня! И все, Катька, по твоей милости, — подумал он, накрывшись в постели одеялом. — Лишь бы помирилась ты с ним, и моя душа будет за тебя спокойна".
— Роман Дмитриевич, давайте я вам все же мазью обработаю раны, — перевела я разговор на другую тему, более актуальную в данный момент.
— Катя, мы не договорили, — Роман заметно посерьезнел.
— Кажется, сейчас не самое подходящее время для разговоров, — нашла я банальную отговорку и поднялась с дивана. Сделала несколько шагов к выходу, но покинуть комнату мне не дали. Ромина ладонь мягко легла мне на плечо, а вторая — на уже сгладившуюся талию.
Спешить разворачиваться лицом я не стала. Дала возможность высказаться мужчине.
— Я так не думаю. Катюш, мне никто не нужен, кроме тебя...
— Но как же Кира? — я развернулась лицом и положила свои ладони к нему на грудь. — Она любит... Вас...
— Это не любовь, Кать. Это стремление к роскошной жизни. А она не всегда приносит счастье. Важнее то, что человек испытывает внутри. А у нее в душе холод и тьма.
Роман кончиками пальцев нежно провел по моему лбу, щеке, ухватил за мою ладошку.
Ему она показалось такой маленькой и хрупкой, которую очень хотелось согреть и держать в своей руке вечно.
— Что ты сейчас чувствуешь? — вполголоса спросил Роман, по-прежнему не сводя с меня глаз.
— Тревогу за тебя. Ведь тебе больно.
— Видишь, как мы с тобой связаны. Так как мне еще доказать, что я... Безумно тебя люблю?
Я улыбнулась краешком губ и прикрыла на мгновение глаза. В эту секунду почувствовала нежное прикосновение его губ к моим долгим и чувственным поцелуем.
Роман уж и не надеялся, что получит взаимность. Но я ответила, войдя в наш общий маленький рай. Для двоих любящих сердец.

* * *
— Не спишь? — тихо спросил меня Роман, поудобнее устроившись на старенькой раскладушке, которой не помешало бы смазать петли, чтобы не скрипели.
В тишине пространства комнаты слышится только тиканье часов, да шум ветра за окном.
— Нет. Не спится что-то, — шепотом ответила я и перевернулась на бок, чтобы иметь возможность любоваться Романом. — День сегодня был... Насыщенный.
— Устала?
— Немного. Морально.
— Теперь все будет хорошо. А что там твой друг говорил про какой-то самолет? Он уезжает куда-то?
— Да. Завтра утром. К себе в Минск. Отпуск то кончился, — с некой печалью в голосе ответила я.
— Серьезно? — не поверил Роман услышанному.
— Да, конечно. У него же там работа.
— Значит, больше никто тебя у меня не отберет, — довольно вздохнул Роман. — Не сможет.
— Ты о чем? — нахмурила я брови.
— Не важно. Уже не важно. Ты же ведь не передумаешь вернуться ко мне?
— А Кира? Боюсь, она не очень обрадуется моей персоне. Я лучше у Коли останусь. Как-то спокойнее.
— Кать... — Роман чуть приподнялся, но сразу почувствовал колкую боль в боку. — Ох... Зачем же бить так?..
— Тебе плохо? — всполошилась и я. Рукой нащупала выключатель. — Где болит?
— Ты спроси лучше, где не болит. Быстрее отвечу, — тяжело произнес мужчина и опустился на подушку. — Просто никогда не спал доселе на раскладушках. Не полагал, что это окажется настолько "удобно".
Вот я свинья. Ведь понимаю, как Роману плохо, да еще к тому же лежать на вытянутой раскладушке, как в люльке, с такими болями.
Я тут же встала с дивана, решив, что на нем вполне хватит места и для больного. Только для начала его надо разложить.
— Ты чего задумала, Катюш? — нахмурился Роман, сразу не вникнув в мою затею.
Я опустила спинку вниз — спальное место готово. Расстелила простынь, матрац разложила по всей площади и подошла к Роману.
— Пойдем. Здесь тебе будет удобнее, — я указала рукой в сторону своего дивана.
— А ты куда? — удивился он, по-прежнему стиснув брови.
— Ты идешь? — проигнорировав его вопрос, задала я свой, и подала мужчине руку.
— Нет-нет, я лучше сам.
Роман медленно встал с раскладушки, оперевшись одной рукой на стенку, а вторую приложил к ноющему боку.
Я помогла ему переместиться на просторный и мягкий диван, не забыв при этом взять подушку с раскладушки. Укрыла одеялом. А затем сама расположилась рядом с другого края дивана.
— Ты уверенна? — в его голосе слышалось удивление.
— В чем? В том, что диван лучше раскладушки? Вполне! — легко я ответила и устроилась поудобнее. — Сейчас сам поймешь. Тебе удобно? Может еще подушку принести или одеяло? У Кольки есть на антресолях. Можно достать.
— Здесь и антресоли есть? — изумился Рома. — Какая редкость.
— Это же старая планировка. Между прочим, очень удобно на них хранить не очень нужные вещи.
— Типа раскладушки? Для таких безумных случаев?
— Как раз для таких, — подтвердила я.
— Кать... Обо мне никто так не заботился... Как ты... — вдруг произнес Роман совсем тихо, почти шепотом, что мне пришлось прислушаться к его словам, чтобы понять смысл его фразы.
— А родители? Разве они не в счет?
— Отец всегда был на работе: в отчетах, презентациях, показах, встречах. И очень редко брал отпуск. А если и брал, то и на нем умудрялся работать. Мы мало проводили времени вместе, чтоб для души. Понимаешь?
— Да.
— А мать свою я не помню. Вернее, даже не знаю. Отец говорил, что она бросила нашу семью, как только я родился. Ушла почти сразу к другому мужчине, не успев я и недели прожить рядом с ней. Наверное, сильно любила, что даже ни разу о нашей семье и не вспомнила.
На лице Ромы я увидела невероятную грусть и даже тоску, которую способен испытывать совершенно любой человек. Мне стало Романа искренне жаль, ведь он рос и воспитывался исключительно в обществе отца и совсем не получал материнской ласки и любви, которая обязательно нужна каждому ребенку. Наверное, ему было тяжело по-своему, он познавал мир иначе. И как говорили девочки, рано вошел в мир экономики и модельного бизнеса. Но от этого не разочаровался в женщинах и до сих пор верит в любовь.
— Катюш... Спасибо за то, что ты рядом.
Роман ласково провел кончиками своих пальцев по моей щеке, затем губам, прикоснулся к шее.
— Я знаю, что ты будешь самой лучшей матерью.
— Почему ты так в этом уверен?
— Просто знаю, любовь моя, — коротко ответил он и поцеловал в кончик носа.
Я прикрыла глаза и ощутила легкий и невесомый поцелуй в уголок рта, затем его губы легли на мой подбородок и шею. Я повернулась на спину и довольно вздохнула, чувствуя, как Ромины поцелуи сводят меня с ума. Затем он освободил меня от одеяла и нежно положил свою ладонь мне на живот, уже без лишних слов выдававший мое положение, и с особым трепетом провел ей по нему несколько раз.
Я по-прежнему не совершала никаких действий, лишь только впитывала всю нежность, ливнем исходившую от мужчины.
— Катюш... — шепотом позвал он меня. — Можно я буду называть твоего ребенка своим? Нашим?
Я раскрыла глаза и наши взгляды встретились.
— Ты этого действительно хочешь?
— Конечно, солнышко мое...
От его горячего шепота моя голова пошла кругом. И я дала ему ответ в виде долгого и чувственного поцелуя, обхватив его руками за шею.
Оторвавшись от меня на мгновение, Роман выключил свет, который стал откровенно лишним в нашем уединении, и вернулся к моим губам, покрывая их страстными и долгими поцелуями, сбивая мое ровное дыхание.

* * *
Будильник Николай не услышал ввиду слишком короткой ночи. Заснул он далеко не сразу, мысли за подругу одолели, лишь бы ее жизнь сложилась успешно после его отъезда, в итоге опаздывал на самолет на приличных сорок минут.
По собственной квартире старался передвигаться без лишнего шума, все надеялся, что его счастливая подруга все же вспомнит о своем обещании проводить его в аэропорт.
В конце концов, когда до вылета оставалось чуть больше часа, а еще надо было добраться на такси, собранный Николай аккуратно приоткрыл дверь в соседнюю комнату.
На расстеленном диване в обнимку лежали двое воистину любящих людей и даже не подозревали о том, что кто-то положил на тумбочку маленькую записку с искренним пожеланием:
"Будьте счастливы! Приеду — позвоню.
Коля".

Но, если учитывать, что продолжительность перелета составляет всего лишь полтора часа, то влюбленных уже совсем скоро потревожит настойчивая мелодия мобильного телефона.

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Аромат его мечты
СообщениеДобавлено: 30 сен 2016, 19:40 
Не в сети
Ягодка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 июн 2015, 18:50
Сообщения: 539
Откуда: Россия, г. Москва
Эпилог

Несколько дней спустя.
Мы с Романом сидели в обнимку на постели в моей спальне, прикрытые мягким пледом, и наслаждались чудесным временем, наступившим для нас. Когда не нужно ни о чем тревожиться, не думать о долгах, а только ощущать ласковые прикосновения родных ладоней и губ, тепло искренних взглядов, ощущать полное умиротворение в душе.
— Катюш, а помнишь, когда ты еще работала в банке, мы с Андреем пришли зарплату снимать. Ты тогда сразу мне понравилась. С самого первого взгляда, — Роман предался воспоминаниям прошлого.
— Помню. А потом ты пригласил меня на свидание.
— Да. Верно. И на нем, единственном, я понял, что влюбился.
— Тогда? — этот факт стал для меня открытием, так как я полагала, что чувства Романа зародились ко мне с уходом Андрюши.
— Тогда, родная, — он легко поцеловал меня в щеку. — И так хотел провести свою жизнь рядом с тобой.
— Все равно хотел, зная, что я люблю твоего друга?
— Я же не виноват, что ты выбрала после его. В этом же банке, кстати. Магический он какой-то, — улыбнулся Роман и положил свою ладонь мне на живот. — Ты была моей мечтой. А теперь у меня двойное счастье. А мечтам ведь свойственно осуществляться, правда?
— Ромка... — я обняла любимого за шею и чуть поддалась вперед. — Я очень тебя люблю!
— И я тебя люблю, — в тон ответил мне Рома и покрыл мои губы горячим и глубоким поцелуем.

* * *
Кира, как только узнала, что мы с Романом помирились и вернулись вдвоем в его квартиру, тут же, без лишних слов, собрала свои вещи и ушла. Как сказала, что ее готов взять на полное обеспечение ее давний знакомый Никита, который безответно ее любит уже не первый год. В сложившейся ситуации мне жалко стало только ее дочь, которой теперь придется расти без родного отца.
Где-то через полгода от Ромки я узнала, что она стала теперь Минаевой и вполне счастлива в браке. Что же, я только за нее могу порадоваться.

* * *
Виктория так и осталась работать секретарем Романа, так как мне велено было уйти в декретный отпуск и начать полную подготовку к рождению малыша. Первое УЗИ показало, что у нас будет мальчик, как и хотел Андрей, а второе, что девочка, как желал Роман. В итоге мы решили положиться на волю судьбы и дождаться того заветного дня, когда наш ребенок покажется на свет во всей своей красе.

* * *
Личный статус Марии так и остался стоять "В активном поиске", однако теперь они с Федором не разлей вода, лишь только совсем изредка бывают ссоры, когда она позволяет себе после окончания рабочего дня его не дождаться и укатить на встречу с каким-нибудь плечистым импозантным мужчиной на навороченном "Porsche" или "Toyota".

* * *
У нас же с Романом все текло своим чередом.
Как только все синяки и ссадины после той злосчастной драки заметно поубавились, он сделал мне предложение в одном из московских дорогих ресторанов. Разумеется, я ответила согласием. И уже чуть более чем через месяц, я с гордостью стала носить фамилию известного Малиновского.
Правда на нашем торжестве меня чуть ли не отправили в больницу. Малыш слишком болезненно давал о себе знать, что хотели даже положить на сохранение. В итоге на следующий же день при посещении моего личного врача выяснилось, что таким образом он репетирует свой выход в новый мир, а так же вместе с мамой радуется такому счастливому событию, как рождение новой ячейки института — семьи.
В первую неделю октября у нас родился сын с карими глазками и пухленькими розовыми щечками. Кричал так на все отделение, что бедные другие мамы только и успевали спрашивать, не нужна ли мне помощь?
Папу в лице Романа признал сразу же, улыбаясь, как только тот брал его на руки и прижимал к своей груди, счастливо шепча ему, как он его любит.
Лишь изредка я появлялась в "Зималетто" только потому, что скучала по любимой работе, друзьям, хотя они очень часто бывали у нас в гостях и любили повозиться с нашим с мужем первенцем.
А через два года у нас родилась дочка — одно лицо с Романом. Такие же жизнерадостные изумрудные глазки, лучезарная улыбка и едва заметная родинка на правой щеке — радовали каждый день нашу счастливую семью.
Я была уверенна, что Андрей тоже рад за нас: за меня и его лучшего друга, который сумел дождаться своей единственной любви.


КОНЕЦ

Клип, конечно, не к фанфику, но на песню, которая легла в основе истории.
Название: Аромат его мечты
Автор: Romashka
Пейринг (Персонажи): Катя/Андрей, Катя/Рома
Рейтинг: 12+
Музыка: Аромат моей мечты, Олег Винник
phpBB [video]

_________________
"Женщины – удивительные существа... Чем больше они страдают, тем больше они любят". ©


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только