НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 14 ноя 2018, 13:33

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Подмена
СообщениеДобавлено: 19 фев 2016, 01:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июн 2015, 11:05
Сообщения: 72
Название: Подмена
Автор: Lullaby7
Пейринг: Катя/Андрей
Рейтинг: PG-13
Жанр: Юмор, Драма, Гет
Размер: Планируется миди
Краткое описание: Катя рассказывает Андрею о том, что знает об инструкции до совета директоров. По дороге домой попадает под колеса машины и теряет память, после чего становится абсолютно другим человеком.


Глава 1: Секрет в праздничной обертке

Что обычно делают люди, чтобы что-то исправить? Как им удается, упав с высоты Олимпа, встать, отряхнуться, оглянуться по сторонам, возможно, погоревать о своей разбитой коленке, а затем снова размазать масленую улыбку по лицу и ринуться покорять вершину заново? Это, вероятно, очень сложно. Да нет же, это определенно сложно и требует хороших усилий. Очевидно, что не каждому это по плечу. Очевидно, что не каждый на это способен. Но каждый верит, что именно он тот герой, который однажды сможет преодолеть все трудности и дойти своего мерцающего огонька счастья. Главное, чтобы этот огонь не оказался погребальным — мотыльки ведь также не сведущи, когда летят к ласковому источнику света и тепла. А что же люди? Они не лучше мотыльков. Как обычно нужно решать проблемы? Остановиться, вдохнуть полной грудью, насытив свой мозг кислородом, а потом придумать, как преодолеть свой марафон быстрее всех? Это так работает? Или определенной стратегии нет? Столько вопросов и ни одного ответа… Наверное, мы рождены, чтобы задавать вопросы, ведь посредством вопросов мы и познаем этот мир. Но что же делать с ответами? У кого-то они должны быть, кто-то же может все то, чего не можешь ты, кто-то будет лучше тебя, кто-то не влипнет в подобную ситуацию… Оказался мудрее? Нет, наверное, так сложились обстоятельства, и тебе просто не повезло. А должно было повезти? И ты этого достоин? Точно? Нет, наверное, и это не тот вопрос, что стоит задать. Всегда получается в жизни так, что ты отчаянно бьешься в глухие стены в надежде, что услышишь ответы.

Неделя. Прошла уже неделя, а память, словно папирус, прожигали ТЕ строчки из ТОГО письма, что не стоило открывать. Да, в жизни бывают вещи, которые вы иногда предпочли бы превратить в глухие стены. Иногда вам хотелось бы, чтобы этого всего не было, чтобы вы могли провоцировать их, кричать, долбить со всей дури, и в ответ получать молчание — временный глушитель ваших сомнений, тех, что точно черви гложут вас уже достаточно долгое время.
Под весом хрупкого девичьего тела скрипнул стул. Тишина, полумрак и шумное, равное дыхание — достаточно мрачная картина надо сказать. Девушка вертела листы в руках раз за разом — шорох, шуршание, вздох, снова шорох, всхлип… Почему уже невозможно злиться, но все еще боль клокочет где-то в уголке сердца, поднимается выше и комом из колючей проволоки встает в горле? Наверное, так и должно быть. Еще можно сослаться на простуду и совсем забыть, что что-то плохое случилось с тобой, выпить горячего чая, завернуться в плед, и думать, что все это просто твое воображение. Но это не было выдумкой.
«Спать с такой женщиной как Пушкарева…», «Мисс железные зубы», «Очкастый монстр», «К тому времени, как вы начнете делать ЭТО… представляю, как тебя передернуло…» — Все это было о ней. Горько, страшно, обидно и почему-то уже все равно. Не хочется ничего, не хочется спать и есть, не хочется говорить, даже думать не хочется, а еще не хочется смотреть на него… А он вроде беспокоится. Спрашивает, не грипп ли это? Нет, на грипп это вовсе не похоже. Как и его чувства к ней на любовь.
Катя встала, немного прошлась, еще час и скоро домой. А он сидит там, разговаривает со своим другом, тем самым, автором этих замечательных строчек. И даже смеется. А она вот не может больше смеяться — устала от эмоций, слишком много их перечувствовала за такое малое количество времени.
— Катя! — Раздалось за дверьми. Девушка вздрогнула всем телом. Тише, дыши, ты должна… — успокаивала она себя, пока пыталась унять дрожь в коленях.
— Да, Андрей Павлович?
— Кать… — Он замер на минуту, поправил галстук и изучающе посмотрел на девушку, в следующее мгновение он уже стоял напротив нее и держал за руку. — Кать… — Почти интимный шепот.
Девушка склонила голову и отвела взгляд. Мучитель, как он не понимает, что невозможно сейчас ей даже говорить? Она безмолвна, а он раздражен.
— Сегодня мы пойдем с тобой в ресторан.
— Да, а как же Кира Юрьевна? Она все еще ваша невеста, насколько я помню. — Он мог бы тоже сейчас промолчать, но он начал говорить, наверное, слишком громко, возможно, очень эмоционально:
— Это мои проблемы, Кать! Нам нужно поговорить, и точка! Я не понимаю, что с тобой происходит, ты ведешь себя так, словно ничего не произошло, но я вижу, что что-то не так!
Он сорвался. Всю неделю итак не проходило ощущение, что он сидит на пороховой бочке, а Катя была фитилём, который он так боялся зажечь, не зная, что фитилёк почти уже дотлел.
— И что же ты видишь? — Выдернув руку, злостно прошипела она сквозь зубы.
Мужчина втянул шею и запустил пятерню в волосы, его напугало ее быстрое изменение в лице, он слишком, возможно давил на нее. Взглянул на ее лицо — белое точно мело, губы только тонкие как ниточки приоткрыты слегка и глаза влажные точно от слез. Шумно вздохнул и обернул ее в свои объятия, почувствовав ее легкое сопротивление, чему очень удивился.
— Что происходит?
— Нас могут увидеть, прошу отпустите… — Пискнула она в ответ, но не получила в ответ того, чего просила.
— Кать, я не могу тебя отпустить, пока ты мне всего не объяснишь! — Каким-то образом она оказалась в его огромном кресле, в то время как он уже закрывал кабинет на ключ.
— Вот, теперь нас не побеспокоят. — Констатировал он и положил ключ себе в карман брюк. Катя вцепилась крепкой хваткой в подлокотники кресла и, сжав губы, опустила глаза. Андрей подошел к ней, сел на корточки и, взяв ее лицо в руки, пристально начал всматриваться ей в глаза, хотя она упорно их отводила.
— Ну что происходит? — На выдохе спросил он, и не надеясь на ответ.
— Ничего. — Устало парировала Катерина и убрала его руки от своего лица. — Мы идем сегодня в ресторан.
Андрей в порыве неожиданно накатившего облегчения впился губами в ее губы и еще долго бы не отпускал, если бы Катя не проявила сопротивления. Он очень этому удивился, но ничего не сказал, только встал с колен и, устало прошествовав к стулу напротив, рухнул в него. Потер переносицу, затем и вовсе закрыл лицо руками.
— Ты неделю уже ходишь с таким видом, словно я в чем-то виноват перед тобой.
Катя вдруг почувствовала, словно внутри нее образовалась до предела натянутая пружина, которая вот-вот грозится вылететь наружу, нервы стянуло так, словно кто-то силой наматывал их на скрипичный ключ, а сердце в груди ухало до невозможности громко и казалось, что Андрей его слышит. Катя не могла ничего ответить, потому что боялась, что застрявший ком в горле при первом же произнесенном ею слове выльется потоком слез. Ведь он смотрел на нее так, словно не обманывал, словно не претворялся и не смеялся над ней, прикрываясь любовью. А все для чего? Для того, чтобы их афера по спасению его бизнеса путем создания фиктивной компании под названием «Никомода», которая, надо сказать, была записана на имя Пушкаревой Е. В., не обернулась огромным провалом. Он сомневался в ней, хотел держать на коротком поводке, контролировать, и у него все получилось, стоит признать. Катя мысленно усмехнулась. Ну, конечно, если бы не его друг Роман Малиновский, который принимал в этом спектакле не последнее место, то, возможно, процесс по завоеванию сердца главного пугало «Зималетто» занял бы несколько больше времени, он ведь чуть ли не постель с ними делил. Наверное, знал все подробности их постельных утех… Катю передернуло, к горлу подступила тошнота, а по телу прошлась мелкая дрожь, точно разрядом тока шарахнуло. Она снова перевела взгляд на сидящего перед ним мужчину. Он все также беззастенчиво рассматривал ее, видимо, пытался уловить хоть какое-то изменение в ее лице, мимике, жестах, ведь ее словам уже давно разучился верить.
— Так я что-то сделал не так? Ты больше не хочешь со мной говорить, увиливаешь от разговоров в принципе, а что случилось на презентации Волочковой? Ты просто ушла и даже объяснять ничего не захотела! — К концу своего монолога Андрей разгорячился не на шутку, он ведь и вправду хотел провести с ней вечер… ночь. А она просто ушла с другим и бровью не повела.
Катя встала, спокойно, плавно прошествовала к нему и села на колени, так нагло и немного не скромно, но метод был этот эффективным. Погладила его по голове, ласково улыбнулась и снова заверила, что ничего не происходит, что все прекрасно. Андрей заметно расслабился, почувствовав тяжесть ее тела в своих руках, услышав ее тихий и размеренный тембр голоса, когда она говорила, что хорошо и вообще просто замечательно, ощутив тепло ее рук у себя на груди. Он расслабленно улыбнулся и позволил себе такую вольность, как поцелуй в губы. Катя не то чтобы была за, но и не сопротивлялась почти, разве что в момент, когда их губы соприкоснулись, нарочно в уме перебирала строчку за строчкой инструкции по ее совращению. Гнусные, противные слова вертелись в ее голове, роились и жалили точно пчелы, отравляли ее раз за разом, в какой-том момент из глаз непроизвольно брызнули слезы, и ее лицо стало мокрым, а губы солеными на вкус. Андрей не мог этого не заметить, конечно же. Мужчина отстранился и взглянул на Катю, которая тем временем украдкой пыталась стереть выступившие слезы.
— Что происходит? — Андрей растерянно вглядывался в покрасневшее лицо девушки и с ужасом наблюдал, как стремительно оно бледнеет. — Неужели я так плохо целуюсь? — Попытался пошутить он, хотя смеяться ему сейчас хотелось в последнюю очередь. Катя шутки не поняла, или не хотела понять, просто замотала головой, а после и вовсе вырвалась из его рук и умчалась в свою коморку, Андрей и глазом моргнуть не успел. В кабинете остался он, его тяжелое дыхание и соленый вкус ее поцелуя в его памяти. Что происходило с ней, он не знал, а она не знала, что он предпримет в следующий раз, чтобы снова привязать ее к себе.
Катя стояла в своем маленьком, совсем душном и темном чуланчике, который был ее кабинетом, тяжело дыша, она крепко сжимала пальцы в кулаке, ей сейчас так хотелось уйти куда-нибудь, раствориться в воздухе, стать невидимой чтобы ее не трогали, чтобы о ней забыли… Как бы ей хотелось хоть на время побыть другим человеком, ведь какая это несправедливость, когда жизнь всего одна, а тебе в ней отведена роль еще более малая, чем у какого-нибудь временного персонажа. Девушка прикусила губу от досады на саму себя и села за компьютерный стол. Что теперь делать? Она согласилась пойти с ним в ресторан… Зачем? Что они должны выяснить, когда ей все и так понятно? Когда жизнь стремительно и быстро точно стрела летит вниз, навстречу твердому и бездушному асфальту, на котором, увы, не останется и следа от столкновения со столь хрупкой конструкцией.

Ближе к концу дня у Кати уже сильно болела голова, и несколько сложно было даже говорить, от волнения в ожидании предстоящего разговора ей хотелось закрыть глаза и никогда больше их не открывать, все тело било мелкой дрожью, дыхание то и дело сбивалось. Он вошел в ее кабинет как всегда совершенно спокойный и немного озабоченный, улыбался довольно и руки держал в карманах, смотрел на нее выжидательно, а Катя была совершенно растеряна. От него веяло такой уверенностью, таким оптимизмом, и тогда совсем хотелось забыть о тех гнусностях и подлостях, выдуманные этой головой, на которой держится эта прелестная улыбка. Но нельзя верить, нет, на за что. Ведь это именно тот самый наилучший механизм лжи ― притвориться, что веришь своей выдумке больше чем кто-либо. И он притворился, и теперь вот стоит и чуть ли не в рот Катерине заглядывает.
— Ну что, Кать, ты готова? — Бодрым голосом вопрошал Жданов, разглядывая свою помощницу.
— Почти, мне нужно кое-что еще доделать, скоро я освобожусь. — Тихо ответила Катерина, ни на минуту более не подняв взгляда. Андрей обиженно поджал губы, а после удалился, посчитав, что его присутствие здесь явно лишнее. Катя, как только он покинул коморку, облегченно выдохнула. Закончив все свои дела, Катя наспех накинула пальто и прошла в его кабинет, который находился сразу при выходе из ее, так уж получилось, что ее кабинет всего лишь бывшая кладовка. Президента на месте не было, а это значило лишь то, что он либо ждет ее уже на парковке, либо в кабинете своего друга, а по совместительству и вице-президента. Но не успела Катя выйти, как услышала чьи-то голоса. Прислушавшись, поняла, что это разговаривают Андрей и Роман.
— Это понятно, куда ее везти?! — Спрашивал Жданов, голос его был несколько громкий и чувствовалась некоторая нервозность. Катя поморщилась, было ясно, что говорили они о ней.
— Ну, тут есть довольно хороший ресторанчик, в Марьино, ничего такой, думаю для нашей прынцессы очкообразных лемурчиков сгодится. — Катя услышала, как гадко хихикнул Малиновский, и ее руки непроизвольно сжались в кулаки. До того стало жаль себя, что хотелось плюнуть на все, никуда не идти, а просто оставить этим авантюристам записку с направлениями куда она их посылает вместе с их компанией, и прикрепить еще инструкцию, а что, пусть Роман Дмитриевич заново оценит свое эпистолярное творчество, может, даже загордится тем, какое сильное впечатление его рукописи производят на людей. На лице Кати от подобных мыслей отразилась легкая усмешка.
— Что ты несешь, как я ее туда поведу?! — Возмутился Жданов. — Вряд ли она оценит столь прекрасный романтический ужин под факелами нефтеперерабатывающих заводов.
— Ну и что? Ты помнишь, что самое главное сейчас? Отчет! Ты должен ее уговорить, ублажить и так далее по списку… А не смотри на меня так! Не надо. Секс – это обязательное условие. Ты, конечно, можешь повести ее в Лиссабон или Ришелье, но не боишься, что наутро вся Москва будет обсуждать твой выход в свет с ручной обезьянкой?
Катя отпрянула от двери. Не могла физически больше слушать эту грязь, не могла выносить, как об нее нагло и беспринципно вытирают ноги. А главное, делают это так открыто, так неосторожно, словно не знают, что в этом здании и стены имеют уши. Катя обессилено села в кресло. Неужели в этих людях совершенно нет сострадания? Кого она полюбила? Какого-то монстра, самовлюбленного, жестокого, идущего по головам. Ей вдруг стало страшно. А что она может ему сделать? Мстить? Нет, устала. Дверь открылась, и Катя встретилась со взглядом Андрея. Кажется, он был чем-то недоволен.
— Кать, вы готовы? Пойдем?
— Нет, я не думаю, что не стоит.
Андрей даже на секунду замер, потому как очень удивился ответу.
— Что случилось за эти пять минут, Катюш? — В его голосе, как показалось Кате, проскользнула нотки заботы. Но она и не думала менять свое решение.
— Ничего, Андрей… Павлович. Голова разболелась. — Катя встала и хотела уже попрощаться с мужчиной, но он остановил ее одним движением руки.
— Ну что такое, Кать? Мы еще не женаты, а у тебя голова уже болит. — Рассмеялся он, но встретившись с хмурым взглядом девушки, тут же замолк. Повисло неловкое молчание.
Катя решила, что стоит рассказать все здесь и сейчас. Ни к чему этот фарс, да и спектаклю не нов, все одно и то же по кругу. Она в последний раз взглянула на него, словно пыталась набраться решительности, все-таки непросто было говорить подобное. В какой-то мере даже стыдно. И больше всего за себя. А еще страх. Этот неподкупный страх перед его реакцией: что он сделает? Рассмеется в лицо или начнет снова врать? Наверное, сначала попробует второе, но как только до него дойдет, что никакие уловки больше не возымеют власти над ней, он, наверняка, просто пожмет плечами, мол, а что такого? А еще хуже может рассмеяться.
— Нам нужно… — Катя застыла, почему-то говорить совсем не хотелось, он смотрел так преданно, но в голове все еще звоном отдавался их разговор с Малиновским и строчки инструкции. В какой-то момент, девушка окончательно поняла, что терять ей уже нечего, осознание этого легкой волной прокатилось по ее телу, и окончательно привело ее в чувства. — Поговорить.
— И я о том же, Катя… — начал было он, но Катя остановила его движением руки. Он заметно напрягся, но почему-то сказать ничего более не решился.
— Сейчас, здесь. Это не займет много времени.
Андрей послушно кивнул и сел рядом, уставившись на нее во все глаза.
Катя наклонила голову, с целью спрятать взгляд, сжала руки в замок и нахмурилась. Мужчина сразу понял, что разговор этот явно не простой, поэтому даже несколько испугался. Он хорошо знал Катю и понимал, что сейчас нужно набраться терпения и хорошо ее выслушать.
— Не поеду я в Марьино.
— Ч-что? — Заикаясь, переспросил Жданов. До него не сразу дошло то, о чем шла речь.
— Что слышал. Никуда я не поеду, ни в Марьино, ни в Лиссабон… — Катя улыбнулась одними уголками губ, представляя как Жданов, оглядываясь по сторонам, пытается сделать вид, что он и не с ней вовсе, заводя ее в ресторан. Но смешно было не долго, затем стало как-то мерзко и до боли обидно. — Ни тем более в Ришелье.
— Хорошо, а куда хочешь? — Кажется, Жданов от удивления совсем потерялся в мыслях. Катя подняла на него возмущенный взгляд, она подумала, что он издевается, причем смотрит так невинно, точно ничего не понимает.
— Жданов, ты совсем да мозги пропил? Разве не понятно, что я все знаю?!
Андрей открыл рот и так и застыл, а через мгновение бросился к ней и обхватил ее руками. Он так сильно стиснул ее плечи и грудную клетку, что Кате было трудно даже вздохнуть.
— Кать, ну ты чего? Ты слышала наш разговор, да? Ну да, я интересовался у друга, куда мне повезти любимую девушку…
— О, лучше заткнись! — Громко закричала Катерина, вырвавшись из его объятий. Она снова не смотрела на него. Было противно и до жути неуютно. — Не делай вид, что не понимаешь ничего! И не стыдно тебе, до последнего отпираешься?! Хотя откуда у тебя стыд! И вообще, ты наивно предполагаешь, что я не слышала, как Роман тебя буквально уговаривает лечь со мной в постель?! Да даже если бы и не слышала, Андрей… Палыч. Передайте вашему другу, что если хочешь сохранить секрет, то не нужно хранить его в пошло-розовом пакете, который так явно привлекает к себе внимание. — Голос Катерины к концу монолога просто угас. Андрей видел, как ее маленькая тоненькая фигурка принимает зигзагообразную форму, и к горлу подкатил противный комок.
— Ты читала инструкцию?
— Как ты догадался? — С наигранным удивлением спросила Катерина и горько усмехнулась. Из глаз брызнули слезы, Катя вытерла их по-детски рукавом пальто, а Андрею вдруг нестерпимо захотелось ее обнять. Он даже ринулся уже с этой целью к ней, но Катя отшатнулась, выставив вперед руки.
— Нет, Андрей. Ты неплохой актер, но вот спектакль мне вовсе не понравился. Да и у меня роль тут не самая лучшая. Не стоит.
— Катя, я могу все объяснить! — Андрей был взвинчен и не мог контролировать своих эмоций. Весть о том, что Катя знает об их с Малиновским плане, ударила его словно обухом по голове.
— Что именно? То, что тебе было противно прикасаться ко мне, то, что тебя перекашивало лишь от одной мысли о сексе со мной? Или о том, что ты напивался, только бы тебя не вырвало? Это ты хотел бы объяснить?! — В конце она снова сорвалась на крик, но после глубоко выдохнула, стерла с лица снова набежавшие слезы, вознеся глаза к потолку, и тихо шмыгнула носом.
— Нет, это вовсе не так… — Что-то еще лепетал в оправдание Жданов, но Катерина уже его не слушала. Она даже смотреть на него не хотела, ведь любой из его взглядов мог запустить в ней неведомый механизм, который снова заставил бы ее подчиниться ему. А ей это было не нужно.
— Неужели ты не понимаешь, что уже нельзя что-то исправить?
— Я просто хочу, чтобы ты знала, что это только поначалу был спектакль и фарс… а потом, я просто не знаю как….
— Замолчи! — Собравшись с последними силами, крикнула Катерина, и вылетела пулей из кабинета, столкнувшись у лифта с Романом.
Мужчина в приподнятом настроении напивал какую-то не замысловатую мелодию, перекачиваясь с носков на пятки. Увидев запыхавшуюся Катерину рядом, немного удивился. Катя это заметила, и позволила себе некоторую наглость. Взглянула ему прямо в глаза и широко улыбнулась:
— А что, что-то не так со мной? Что вы так смотрите?
Роман растерялся на мгновение, но как всегда быстро сориентировался:
— Прекрасно выглядите. — Улыбнулся мысленно и, удовлетворившись тем, что Катя раскраснелась от неловкости, как он подумал, отвернулся.
— Ну да. — Тихо ответила Катя, заведя руки за спину. — А прекрасно как, на уровне «Принцессы очкастых лемурчиков» или «Мисс железные зубы»?
Катя повернула голову, чтобы посмотреть на его реакцию, и это застывшее лицо несколько рассмешило ее, он ведь бедный даже моргать перестал.
— Знаете, я думаю, что сегодня я прекрасна на уровне «Зубастого монстра». — Продолжила невозмутимо Катерина, затем широко растянула губы и клацнула зубами — Роман даже дернулся от неожиданности.
Тут как раз прибыл лифт, Катя зашла в него одна, Малиновский все еще прибывал в ступоре от услышанного.
— Ну, вы передавайте там Андрею, чтобы он не пытался мне звонить, мобильный я отключу, а на домашний не стоит, боюсь, мой папа не поймет. О, а вот и Андрюша. Бежит, ух, запыхался весь.
— Катя, стой! — Кричал ей Андрей, размахивая руками.
— До свидания, Андрей Палыч. — С этими словами дверцы лифта закрылись, и он уехал.
Андрей от злости шарахнул рукой по стене, и, не дожидаясь пока его друг очнется, а лифт приедет, побежал по лестнице. Увидел ее только вдалеке и уже когда вышел из здания, пошел за ней.
— Катя! — Она не откликалась, тогда он побежал, чтобы успеть ее догнать прежде чем она сядет в автобус. — Катя!
Девушка обернулась, а спустя мгновение рухнула замертво от толчка какой-то иномарки.
— Катя! — Услышала она надломленный от страха голос Андрей перед тем, как отключиться.

_________________
— И почему же ты такой... человечный?
— Именно потому что сейчас я не человек.(с) Доктор


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 19 фев 2016, 09:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 мар 2011, 11:47
Сообщения: 866
lullaby7 писал(а):
По дороге домой попадает под колеса машины и теряет память, после чего становится абсолютно другим человеком.
Совсем-совсем другим человеком? Тогда ей придется забыть папу и маму :sorry:
Спасибо, очень интересное начало. :bravo: :good: :thank_you:

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 19 фев 2016, 16:23 
Не в сети
Звезда Экрана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2010, 22:48
Сообщения: 223
lullaby7, дорогая моя :kissing_you: Как же рада, что мысли бывают материальными :dance: У меня самой несколько раз была идея начать фанфик именно с этим сюжетом, но так как автор я ...никакой. то... Будем с волнением и нетерпением ждать продолжения. И, если ты не посчитаешь мое предложение наглостью, могу тебе подкинуть пару сюжетных поворот. Так что при желании напиши в личку :curtsey:

_________________
О чем мечтаем то и получаем. При условии, что что-то для этого делаем.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 19 фев 2016, 17:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 сен 2010, 12:10
Сообщения: 1076
Заинтерисовали! Ждем продолжения!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 19 фев 2016, 20:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июн 2015, 11:05
Сообщения: 72
Спасибо вам всем за отзывы)) Скоро думаю порадую вас продой))

_________________
— И почему же ты такой... человечный?
— Именно потому что сейчас я не человек.(с) Доктор


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 22 фев 2016, 01:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июн 2015, 11:05
Сообщения: 72
Спасибо всем тем, кто читает)) Вот новая прода! :inlove:

Глава 2: Знакомые маски — чужие лица

— Катя… — Тихо, словно цепляясь за какой-то последний рычажок, прошептал Андрей, оказавшись у ног бесподвижного тела девушки. На некоторое мгновение он просто замер, затаил дыхание, казалось, точно он не понимал в чем дело и смотрел на Катю так, словно вот сейчас она встанет, отряхнет пальто и снова убежит от него, цокая по твердому льду своими каблучками.
Хлопнула дверца машины, и оттуда выскочила несколько долговязая, окутанная в дорогой мех девица, увидев Катю, она прикрыла свой аккуратно накрашенный ротик ладошками и тихонько взвизгнула.
— Боже, я сбила старушку! — Заголосила девица своим тонким голосом. — Я честное слово не хотела… она сама, я парковалась!
Андрей метнул на нее полный ненависти взгляд, и, ничего не сказав, достал из кармана мобильный и набрал номер скорой. Гудки оказались бесконечно длинные, как ему показалось, наконец, на том конце сквозь треск послышался серый бесцветный голос оператора. Объяснив все обстоятельства происшествия, мужчина сказал адрес, куда нужно подъехать, а также выслушал какие необходимо соблюдать осторожности.
— Мужчина, вы пульс проверили? — Спросил его железный голос медсестры на том конце.
Андрей захлопал глазами и тяжело вдохнул всей грудью.
— Пульс? Нет…
— Мужчина, ну вы чего! — Заголосила виновница аварии, и смешно замахав руками, показывая, чтобы он ушел, присела рядом с Катериной, но когда ее пальцы оказались на шее Кати, а ее острый ноготок чуть ли не воткнулся в тонкую, почти прозрачную кожу пострадавшей, Андрей готов был разорвать эту нахалку на куски. Но порыв прошел быстро, как только та бодро закивала головой и сказала волшебные для неге слова: «Пульс есть!»
— Пульс есть, она дышит. — Облегченно выдохнул Жданов в трубку.
— Кровотечение сильное?
— Нет.
— А рвота идет?
— Такого тоже нет.
— Хорошо, бригада выехала, не трогайте ее.
Андрей принялся ждать бригаду скорой помощи, ни на минуту не отвлекался от созерцания Кати, и хоть ему сказали ее не трогать, он слегка прикрыл ее руку своей ладонью.
— Извините меня, пожалуйста… — Раздалось откуда-то со стороны, Андрей даже не сразу понял, кому принадлежит голос. Поднял голову и встретился взглядом с девушкой, которая сбила Катю.
— Здесь нельзя парковаться, это во-первых, а во вторых, я советую вам нанять адвоката, потому что если… — Андрей на мгновение замер, не хотелось говорить такие слова. — То вы точно сядете.
Девушка явно испугалась, даже отшатнулась на мгновение, сделала большие глаза и зарыдала. Громко, неестественно и фальшиво.
— Да замолчите вы! — Не выдержав этой пытки, закричал Жданов, от ярости у него даже венки над виском вздулись.
Спустя минуту подъехала карета скорой помощи.
К тому времени из здания уже вышел Роман Малиновский, он был несколько хмур и, кажется, чем-то озадачен, но увидев машину с мигалками, несколько насторожился. «Неужели их ссора дошла до такой стадии?» — Мысленно ухмыльнулся Малиновский, но увидев своего друга, залезавшего в кабину кареты скорой помощи, несколько испугался.
«Все настолько плохо?»
— Что происходит? — Спросил Роман, подходя к Андрею и к врачам. — Что случилось?
— Ромочка! — Крикнул кто-то сзади и повис на нем, от неожиданности Роман даже вздрогнул.
— Ромочка? — Переспросил Андрей, недобро взглянув на друга. Малиновский вмиг понял, что если что-то здесь и произошло, то точно ничего хорошего для него. — Это курица к тебе ехала?
— Ромочка, почему он хамит мне? — Снова заголосила девушка и отчаянно захлопала ресничками, смаргивая слезы.
— Ты сбила ее, дура! Как ты думаешь, почему?! — Яростно закричал что есть мочи Андрей, едва удержавшись от того, чтобы не ударить кулаком по чему-нибудь.
— Кого ты сбила, Кристина?! — Растерянно спросил Роман, поглядывая то на друга, то на девушку.
— Катю, она сбила Катю!
Рома отстранился от девушки и заглянул в карету скорой помощи. И правда, оттуда торчали ее худые цыплячьи ножки, обутые в старомодные сапоги. Наверное, это второй раз в жизни, когда он не знал, что сказать. Первый был там, у лифта.

Привезли Катю в больницу, когда было уже около девяти вечера, Жданов тут же позвонил ее родителям, очень надеясь на то, что Валерию Сергеевичу не станет плохо. Надо сказать, когда родители Кати прибыли, он очень проникся уважением к ним, даже к ее другу, за стойкость и хладность ума, потому как сам не мог успокоиться.
— Что произошло? — Спросил тихо после Зорькин — друг Катерины, когда родители отошли, узнав все подробности. Нужно было собрать ей кое-какие вещи, которые впопыхах захватить просто не смогли, а Николая оставили как информирующего человека. — Я знаю, Жданов, что так или иначе ты в этом виноват.
Андрей смиренно молчал и смотрел в пол как нашкодивший котенок. Затем обнял этого щуплого, худого паренька, да так сильно сжал его, что тот чуть не задохнулся.
— Прости, меня, это я виноват, ты прав.
Зорькин от такого напора немного опешил, он ожидал всего чего угодно: насмешек, снисхождения, безразличия, но не такой ранимости.
— Это все из-за меня, я не знаю, что я делать буду, если…
— Замолчите, даже не говорите этого. — Николай, наконец, вырвался из его захвата и, поправив очки, строго взглянул на Жданова. — Если она не выкарабкается, я вам этого не прощу, несмотря на этот слезливый монолог.
— Я сам себе не прощу. — Тихо добавил Жданов, опустив глаза в пол, и отошел в сторону. Нужно было срочно успокоиться.
Далее все было как в тумане, голова совсем не соображала, Андрей просто сидел и смотрел как по коридорам то и дело проносятся что-то белое, бесформенное, потом он слышал беспокойное щебетание Елены Александровны — матери Кати, как она плакала, но ничего не мог поделать. Он хотел бы утешить их, сказать, что все будет хорошо, но иногда черные мысли посещали и его, и тогда единственное чувство, которое он бы разделить с ним, становилось отчаяние.
— Жданов! – Услышал Андрей над головой и поднял усталый взгляд на источник звука. Перед ним стоял щуплый паренек в очках, активно размахивая руками.
— Да?
— Иди домой. Катю ввели в искусственную кому, неизвестно, когда придет в себя — завтра, послезавтра или через неделю.
Андрей тут же встрепенулся, схватил Зорькина за грудки и с серьезным выражением лица спросил:
— Что с ней?
От грозного вида Жданова, надо сказать, у Николая в груди что-то екнуло. Но он собрался и ответил совершенно спокойным голосом:
— Все в норме. Состояние стабильное, скорая вовремя приехала, иначе… В общем, идите домой, вас все равно не пустят к ней, потому что вы не являетесь родственником.
— А тебя пустили?
— Нет. — Печально помотал головой Зорькин. — Но когда придет в себя и ее состояние нормализируется, то можно будет попробовать договориться с врачами.

Жданов кивнул и отвел взгляд в сторону. Повисло неловкое молчание.
— Скажешь, когда она придет в себя? — С надеждой в голосе спросил Андрей.
Зорькин кивнул, сказав, что обязательно позвонит, как только что-то прояснится, оба обменялись номерами телефонов.
— Ну, я пойду. — Бросил напоследок Николай и поспешил удалиться.
Жданов еще немного постоял, затем вышел из здания, сел в машину, и поехал домой. Время было позднее, оказывается он просидел там около двух часов, несколько пропущенных от невесты Киры и еще несколько от Ромки. Никому не стал отвечать, дома выпил стакан виски и заснул.

Утром даже завтракать не хотелось, все ждал звонка от Николая, но его все не было и не было. Нервы были на пределе, хотелось уже ясности, точно знать, что ее жизни ничего не угрожает. Тем более как он испугался там, увидев ее скрюченную, поломанную фигурку, лежащую под колесами мерседеса. Он бы не хотел, чтобы все закончилось именно так, особенно, не хотелось не просто прощаться с ней, а прощаться на такой вот ноте, когда она ненавидела его. Это было бы двойным ударом для него.
На работу приехал вовремя. Рома пытался узнать, что произошло, но Андрей только молча показал ему на дверь и зарылся в какие-то бумаги. Роман, конечно, поворчал, даже немного разозлился, пытаясь уверить друга, что ему тоже очень интересно состояние Катерины. Потом пришла Кира и устроила дикий скандал в виде театрального представления с ноткой трагикомедии, где присутствовало немало зрителей, мизансцена была великолепной, да и кто бы сомневался.
— Ты негодяй, Жданов, тебе плевать на мои чувства?! Плевать, что я беспокоюсь за тебя? — Кричала невеста. Громко, с надрывом, ведь надо, чтобы все услышали, а потом, возможно, пожалели ее.
— Кира, я не просил беспокоиться за тебя. — Устало парировал Андрей, не обращая на Киру внимания. Все его мысли были далеко не здесь.
— Ах вот как?! Так знаешь, что? Если у тебя не хватает смелости признаться, что вчера был у очередной любовницы, то просто мог бы промолчать.
Андрей устало облокотился на спинку стоящего кресла, потер виски и совершенно спокойно объявил:
— Я был в больнице.
— И что ты там делал? Сдавал анализы на ЗППП? — Ехидно подметила Воропаева.
— Нет, Катю вчера у Зималетто сбил автомобиль. Я был у нее.
Кира ненадолго замолчала, казалось, весь ее пыл вмиг поутих.
— Как это сбили? — Притихшим голосом спросила Кира и села в кресло напротив.
— Кира, обычно! — Сорвался на крик Андрей и тут же замолк. — В общем, я не хочу об этом говорить.
— Не кричи на меня!
Оба смотрели друг друга в глаза, оба были на взводе, каждый молчал и думал о своем.
— Извини. — Сказала Кира.
— Нам надо расстаться. — Произнес одновременно с ней Андрей.
Снова повисло молчание. Андрей напряженно вглядывался в стремительно бледнеющее лицо своей невесты, ему до сих пор не верилось, что он это сказал.
— Что? — Надломленным голосом вопрошала Ворапаева, вставая с места.
— Нам нужно отменить свадьбу, Кир, это уже не смешно. Мы не подходим друг…— Последовал резкий шлепок по лицу. Андрей ожидал такой реакции, поэтому принял ее спокойно.
— Значит, мой брат был прав. Ты был со мной только из-за голоса на совете?
— Кира…
— Отвечай! — Закричала, что есть мочи блондинка и зарыдала. — Это так?
Андрей прикрыл глаза, все и так стало понятно. Кира, еще минуту постояв, отвернулась и, вытерев набежавшие слезы и зажав рот ладонью, чтобы подавить рыдания, сказала:
— С этой минуты я больше не работаю в Зималетто. То есть не так. У тебя есть две недели, чтобы найти нового директора отдела продаж. Затем я увольняюсь, а потом, вы меня здесь больше не увидите.
— Но зачем так радикально, Кир? — Попытался успокоить ее Андрей, но все было тщетно. Все разговоры с ней сейчас были бесполезны.
— Я больше не могу этого терпеть, Андрей. Своим родителям скажешь об отмене свадьбы сам.
С этого момента жизнь Андрея приняла самый кардинальный поворот. Сначала ему пришлось звонить родителям и говорить об отмене свадьбы, Маргарита — мать Андрея, пыталась наставить его на путь истинный; говорила, что это все временно, что они обязательно помирятся, и просила не совершать поспешных решений. А он как раз все уже решил. Шли дни, прошла неделя, но вестей от Зорькина не было, он звонил ему сам, но ответ был один и тот же: «положение стабильное, никаких изменений нет». Все эти дни по Зималетто уже точно маленькие паучки расползлись слухе разрыва президента Зималетто со своей невестой, некоторые из слухов, кстати, были еще и о том, что причина разрыва Президента и его невесты была в тихой невзрачной помощнице, Жданов даже не пытался их развеять — у него еще были дела с делом о наезде на Катерину, но к счастью для той барышни на мерседесе, Пушкаревы не стали подавать заявление, хотя Кристина все же оплатила лечение Кати. И Маргарита даже прилетала, говорила с Кирой, но все безрезультатно. Кира уперлась, Андрей пытался извиняться перед ней, но та и слушать его не хотела.
— Кир, прошу тебя, не бросай компанию, да я виноват перед тобой, но компания…
— Не пытайся манипулировать тем фактом, что это дело моих родителей. Я не могу больше так. Это слишком сложно.
Это был последний их разговор, перед тем, как Кира улетела в Лондон. Туда пригласила ее мать Андрея, как та сказала своему мужу и отцу Андрея: «Девочке нужно отвлечься, возможно, все еще наладится». Но Павел Олегович Жданов, кажется, понимал сына лучше своей жены, хотя и не возражал, чтобы уже бывшая невеста погостила пару недель у них.
И вот, как раз, когда Андрей прощался в аэропорту с родителями, снова рассыпаясь извинениями перед Кирой, позвонил Зорькин.
— Да? — Голос его дребезжал, в груди глухим стоном отдавалось трепыхание сердца. Жданов ждал этого звонка больше, чем что-либо на свете и сейчас надеялся, что ничего плохого этот звонок ему не принесет.
— Алло, Андрей Павлович?
— Да, Коль, говори, что-то стало известно?
— Да, Катя позавчера пришла в себя, но сегодня к ней пустили только родителей. Вы бы, конечно, могли попробовать попасть к ней, если хотите. Но только…
— Я скоро буду! — Недослушав, Жданов бросил трубку.
Распрощавшись с родителями под недовольный взгляд бывшей невесты, Андрей помчался к Кате в больницу. Казалось, дорога была бесконечно длинной, его посещали разного рода мысли, он очень волновался. Пока он стоял на одном из светофоров, зазвонил телефон.
— Да, Ром?
— Андрей ты где? В офисе сегодня будешь?
— Нет. Ром, я еду в больницу к Кате, ты не мог бы подъехать?
— В больницу? — Голос Малиновского на том конце показался ему несколько озадаченным. — А сам ты не справишься?
— Понимаешь, Ром… Я не знаю, что буду говорить ей и…
— Понятно… — Отмахнулся Роман и, как показалось Жданову, даже улыбнулся. — Раз в этом есть и моя вина, то я конечно приеду.
Жданов облегченно выдохнул. По дороге заехал за гостинцами, все-таки не хотелось приезжать к ней с пустыми руками. В больницу прибыл, когда уже Пушкаревы уехали, Зорькин сказал, что нужно было довезти какие-то вещи.
— Ну что, как она? — Спросил Жданов сразу, как только выяснил все подробности.
— Она ээ… — Договорить не успел, подбежал Малиновский, весь запыхавшийся, сунул быстро цветы в руки Жданова и, отдышавшись, поздоровался с Николаем, при этом кинув на него неодобрительный взгляд.
— Малиновский, вечно ты как цунами, все набегами! Ладно, Коля, говори, что там? Она себя хорошо чувствует? — Не унимался Андрей, ему уже не терпелось увидеть ее.
Николай выдохнул. Надо было сказать это, но сказать было сложно при виде того, с каким фанатизмом Жданов интересовался здоровьем подруги. Он ведь был почти уверен, что это банальное чувство вины, а оказывается, здесь что-то похлеще.
— Дело в том… В общем, она ничего не помнит. — Наконец, выпалил Зорькин и тяжело выдохнул.
Андрей недоуменно воззрился на щуплого паренька перед ним, переглянулся с другом и спросил:
— Что это значит?
— Значит, что доктор говорит у нее ретроградная амнезия. Она даже родителей не узнала.
— А что говорят врачи, когда она вспомнит? — Андрей немного растерялся, такого он точно не ожидал. Было в этой новости что-то странное, что его пугало и заставляло его сердце биться сильнее. Роман тоже отнесся к этой новости серьезно, кажется, его это несколько напугало.
— Неизвестно… — Печально вздохнув, пожал плечами Коля. — Знаете, она не очень-то хорошо выглядит. Пока вы ехали, мне удалось попасть к ней по разрешению ее родителей, но я не знаю, пропустят ли вас. Она очень слаба пока и в растерянности, все кажется для нее новым сейчас.
Жданов как-то сник и немного нахмурился, что очень не понравилось его другу. Роман, угадав с настроением друга, тут же начал его подбадривать.
— Ничего, Андрей, она поправится! Вот увидишь, давай пока попробуем уговорить врача дать нам разрешение ее посетить?
Андрей не поворачиваясь, кивнул и решительно ринулся к стойке регистрации, но затем вдруг резко развернулся и сказал:
— Спасибо, Коль. Я думаю, это даже больше, чем ты мог бы сделать для меня.
Коля тускло улыбнулся и последовал к выходу. Сегодня он всю ночь дежурил в больнице, а потому не выспался, надо сказать, что известие о том, что Катя пришла в себя, его обрадовало, но проблем от этого не стало меньше.
Договориться с медсестрой оказалось несколько легче, чем он предполагал, а все из-за гениальной идеи его друга соврать, что Жданов муж Кати.
— Муж? — Поспросила полноватая медсестра с огромными очками, свисающими с самого кончика ее длинного острого носика. — Ничего не написано про мужа.
— Понимаете, — С ходу начал плести свою ложь Андрей. — Ее родители они не знают о том, что мы женаты, мы сделали это втайне от всех.
Медсестра смотрела сначала недоверчиво, но когда Андрей протянул тысячную купюру, свернутую в четыре раза, все ее сомнения отпали как-то сами собой.
— Этот со мной! — Указав на Романа, заверил он медсестру, что провожала его в палату.
И уже на входе в нее, у Андрея сильно участилось сердцебиение, и если бы не брошенная вскользь фраза медсестры: «К вам посетители, Катерина Валерьевна!», он бы, может, долго еще не решился войти. Это его несколько подстегнуло.
Входили они с Романов в палату притихшие, с опущенными в пол глазами. Девушка выглядела слабой, бледные впалые щеки, кровавая ссадина на скуле, на голове окровавленный бинт, а рука, облечённая в гипс, покоилась на груди. Ее сухие потрескавшиеся губы обхватили край стакана с водой, и Катя сделала глоток. Как только мужчины оказались рядом с ее постелью, она подняла на них свои большие, болезненного вида глаза, с фиолетово-синюшной тонкой кожей вокруг, и от одного их вида, у обоих мужчин сжалось сердце.
— Здравствуй, Кать.
— Да, привет. — Голос ее был несколько осипшим и больным, что вызывало в Андрее еще большее чувство вины. — А вы… А кто вы?
Как ни странно, этот вопрос, хоть он и был очевиден и ожидаем, вызвал что в Андрее, что в Романе некоторое смущение и растерянность.
— Я… — Начал Андрей, обернулся на друга и, заручившись поддержкой, выпалил то, что не должен был: — Я твой муж.
Катя замялась, закусила губу и посмотрела на Романа.
— А я коллега по работе. — Сказал тот, поняв, что теперь его очередь представиться.
— Странно, — Начала Катерина, заелозив по кровати. — Родители мне не сказали, что я замужем…
— А их ты узнала? — С энтузиазмом перескочил на другую тему Жданов, сев рядом с Катериной.
— Нет. — Она грустно покачала головой. — Я хотела бы… Это так странно и страшно. Они смотрели на меня, мама плакала, а отец держался за сердце, и все боялся, что я это замечу… А я не могла их узнать. Это очень печалит. Они для меня не то чтобы чужие, но…
— Не говори, если не хочешь. — Перебил ее Андрей, схватив вдруг за руку. Она посмотрела на его ладонь, и Андрей тут же отдернул руку. Он не хотел ее смущать или что-то в этом роде, вышло все чисто машинально.
— Я, что, правда, замужем? — Вдруг спросила она, бегло оглядывая взглядом мужчин. Она пыталась понять, есть ли в их чертах что-то, что могло бы ей напомнить о знакомстве с ними, но, увы, все ее попытки были тщетны. Никаких воспоминаний. Для нее они посторонние, как ни крути.
— Ты сомневаешься?
— Я… А сколько мне лет? Врачи не назвали ничего кроме моего имени, а родители… Я не хотела их волновать, даже если я их почти не знаю, это было бы неправильно, я думаю. Зачем лишний раз напоминать им… ну ты понял.
— Ты не помнишь? — Вступил теперь в диалог Роман, которому вдруг стало интересно все происходящее. Катя перевела на него взгляд, задержала на мгновение, а потом пожала плечами.
— Единственное, что я помню, так то, я студентка первого курса Московского государственного университета, наверное, мне около восемнадцати?
Андрей сделал осторожный вдох и отрицательно покачал головой.
— Тебе двадцать пять.
— Серьезно? — Удивленно воскликнула девушка, сложив губы в форме буквы «о». — А выгляжу я так, словно мне восемнадцать и я просто любительница выпить в шумной компании. Большая любительница, надо сказать. — Далее последовал ее нервный смех, но никто, кажется, кроме нее не разделил с ней веселья.
— Что вы так напряглись? — Непонимающе спросила Катерина, усмехнувшись. — Словно я сказала что-то ужасное. Всякое в жизни бывает.
— Ты почти не пьешь, Кать.
— Ладно, это я теперь знаю. — Раздраженно бросила она, переведя свое внимание на пейзаж за окном, где играли солнечные зайчики. Хороший сегодня был день. — Как вас хоть зовут?
— А да…Я Андрей, а это Роман.
— Приятно познакомиться.
Андрей кивнул и попробовал выдавить из себя хоть какую-то улыбку, только он один знал, как сложно было проглотить сейчас вставший в горле ком. Все было странно и необычно. Катя была далекой и немного не такой, хотя нет, это уже была не она даже. Но он все равно готов был сделать для нее все, что угодно.
— Можно к тебе приходить еще? — Спросил он.
— Конечно, в чем проблема? Тем более ты вроде мой муж. Что само по себе странно, но если это так, то конечно. — В этот момент обоим мужчинам было неловко. Андрею за ложь. А Роману за то, что он вообще тут находится. После того, как он узнал, что Катя знает про обман, его что-то мучило крученой болью в животе, кажется, это была когда-то долгосрочно потерянная совесть.
— Тогда я приду к тебе вечером, не скучай тут. — С этими словами Андрей клюнул Катю в щеку, и вышел из палаты, оставив гостинцы на прикроватной тумбочке.
— До свидания, Кать. — Бросил Роман и также ринулся вслед за другом.
Катя же смотрела на этого взрослого, большого мужчину и никак не могла понять, что могло их связывать. А еще ей было очень стыдно, когда она понимала, что он не вызывает в ней никакого волнения.

_________________
— И почему же ты такой... человечный?
— Именно потому что сейчас я не человек.(с) Доктор


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 22 фев 2016, 15:25 
Не в сети
Близняшка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:30
Сообщения: 15987
Откуда: Москва
Спасибо за новую главу, интересно, как дальше будут события развиваться. :flower:

_________________
ИзображениеИзображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 22 фев 2016, 19:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 сен 2010, 12:10
Сообщения: 1076
Да, спасибо, я тоже жду!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 22 фев 2016, 19:39 
Не в сети
просто читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 ноя 2007, 10:33
Сообщения: 5990
Откуда: Крым
Ого, муж. Смело!
И я жду!!!!
Автора с Днем Варенья!!!!! https://m.youtube.com/watch?v=nhXfGP7Z96U

_________________
Изображение
Крестная фея, я хочу себе дракона
— Может что по проще?
— Тогда хочу есть и не толстеть
— Какого цвета дракона ты хочешь?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 22 фев 2016, 21:07 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июн 2015, 11:05
Сообщения: 72
lady Yu писал(а):
Ого, муж. Смело!
И я жду!!!!
Автора с Днем Варенья!!!!! https://m.youtube.com/watch?v=nhXfGP7Z96U


Спасибо))) С вареньем угадали, я сладкое люблю))

_________________
— И почему же ты такой... человечный?
— Именно потому что сейчас я не человек.(с) Доктор


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 24 фев 2016, 23:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 сен 2013, 12:32
Сообщения: 174
Начало интересное, :Rose: посмотрим, как дальше будут развиваться события. В общем, я тут присаживаюсь рядом, в ожидании проды... :girl_sigh:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 26 фев 2016, 14:00 
Не в сети
Звезда Экрана
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2010, 22:48
Сообщения: 223
Автор :flower: :flower: :flower: :flower: :flower: :Rose:

_________________
О чем мечтаем то и получаем. При условии, что что-то для этого делаем.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 29 фев 2016, 00:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июн 2015, 11:05
Сообщения: 72
Так как 29 февраля всего лишь раз в 4 года, то почему бы не отметить его продой? Ловите :LoL:

Глава 3: Как птица Феникс


— Ты что творишь?! — Раздался возглас его друга за спиной, как только они перешагнули порог больницы. Андрея немного било дрожью, да и вообще его всего потряхивало. — Я тебя спрашиваю, ну?!
Жданов остановился, глубоко вздохнул, пытаясь унять внутреннее напряжение, и повернулся лицом к другу.
— А что не так?
— Что не так? — Будучи полным возмущения, переспросил Роман, округлив от удивления глаза. — Ты ей чего наболтал? Какой муж к черту?
— Ты разве не понимаешь? — Надломленным от усталости голосом вопрошал Андрей, хватаясь за плечи друга как за спасательный круг. — Это мой шанс! Понимаешь? Мне там, — Андрей многозначительно ткнул пальцем вверх. — Дали шанс. Грех им не воспользоваться.
Роман мгновение молчал, он действительно испугался за друга, тот выглядел до жути безумно, просто пугающе. Можно ли такому сопротивляться, не ударит ли?
— Какой шанс, Жданов? — Попытался все же взывать к здравому смыслу друга Малиновский. Но та, кажется, заснула крепким сном. — А если она все вспомнит? А ее родители? Что им ты скажешь? А в офисе ты думаешь, ей никто не скажет, кто она и кем является? Жданов, ты идиот! Причем форменный!
Андрей угрюмо взглянул на друга, но потом просто молча открыл дверь своего автомобиля и сел в него. Роман уселся рядом на переднее сидение, все также продолжая сверлить его взглядом и ждать внятного ответа.
— Ну! — Не выдержал, наконец, Малиновский, когда они проехали уже около ста метров, а ответа так и прозвучало.
— Я что-нибудь придумаю. — Тихо ответил мужчина, сосредоточив свой взгляд полностью на дороге.
— Что-нибудь?! — Взорвался Малиновский от такого простейшего ответа на вопрос. — Ты с ума сошел? Я думал, у тебя хотя бы план есть какой-нибудь! А ты просто…
— Да, я просто не подумал! — Сорвался на крик и Андрей, на секунду зажмурившись. — Но план будет. В конце концов, не везет с деньгами, повезет в любви, как говорится!
— Ты мне еще похохми! — Малиновский был зол не на шутку, тем более его раздражала веселая физиономия друга, которая еще и вдобавок сияла, как медный таз. — Хохмач… Что ты наделал, а? Когда Пушкарева очнется и станет прежней тебе конец, ты понимаешь это или нет? Она ведь не поверит в твои чувства, дорогой мой, она снова подумает, что ты просто воспользовался ситуацией, чтобы завладеть компанией, ты разве не понимаешь?
Жданов снова молчал. Теперь уже от полной растерянности и страха. И вправду, с чего он взял, что все пройдет гладко? Как он вообще до сих пор не понял, что ложь с Катей никогда ему чем-то хорошим не оборачивается. Она обязательно узнает! А как же?! Вспомнит! А если и не вспомнит, тот же Воропаев — брат его бывшей невесты, а по совместительству акционер компании обязательно напомнит, еще и потопчется на разрушенных ожиданиях бедной девушки, чем не месть? Да и как он, человек, который и маленькую-то ложь удержать в узде не смог, удержит огромную? Это ведь масштаб покруче, тут сноровка нужна, а у него ее, как оказалось, не достаточно для Катюши. Киру он еще мог обманывать, а вот на Кате скололся. И как убедить ее родителей, что так нужно? Или не убеждать вовсе, сказать потом Кате, что поженились они втайне ото всех и… А что потом? Нет, она ведь не дура и в паспорт может заглянуть, а там и штампа нет. Вот на этом моменте в голове Жданов словно стрельнула молния, его тряхнуло немного даже, и он под возмущенный крик Малиновского чуть не улетел в кювет.
— Ты что творишь, дурень?
— А? Да, я дурень. Малина, паспорт…
— Что паспорт? Или ты тоже уже свое имя позабыл? Амнезия заразна что ли? — Хохотнул было Малиновский, но увидев замершую гримасу ужаса на побледневшем лице друга, немного устыдился. А что, и вправду, может, забыл, а он тут свое чувство юмора оттачивает. — Что ты сказать-то хочешь?
— Катя ведь заглянет в паспорт, а там…
— Боишься, что испугается своей фотографии?
Жданов медленно повернул голову в сторону друга, и у того сердце в груди екнуло, в эту минуту Малиновский понял, что с Андреем пока больше не шутить, а то его такое чувство юмора может оказать неоценимую помощь в получении соседней палаты с Катюшей.
— Тихо-тихо, не кипятись. — Роман отвел взгляд в сторону и нахмурился. Жданов, во всем, что касалось Кати, был теперь излишне темпераментен, заводился с полуоборота от его безобидных, казалось бы, шуток и совершенно не был расположен в такие минуты к конструктивному разговору. Роман это усвоял и уяснил, правда, извечно грызущий его червячок сарказма и иронии, иногда вырывался наружу и доставлял ему некоторые неприятности в виде грозной физиономии друга. — Так там?
— Нет штампа! Вот что там! — Сорвался Жданов на крик, и даже окна автомобиля немного тряхнуло.
— Что ты кричишь?! Ты заварил кашу, вот и расхлебывай, муженек!
Андрей съехал с дороги и припарковался у обочины. Сделал пару успокоительных вдохов и рассмеялся. Малиновский посмотрел на него как на сумасшедшего, а потом рассмеялся следом. Кажется, споры решились сами собой.
— Нам надо к Пушкаревым. — Наконец, выдавил из себя Жданов, стерев с уголков глаз набежавшие от смеха слезы. — Я им скажу, что мы уже женаты. А потом возьму паспорт под предлогом того, что нужно кое-что для фирмы… в общем придется дать взятку в загсе. — Закончив, Андрей снова повернулся, чтобы посмотреть на друга, а через минуту снова разразился громкий смех.
— Помнится, когда-то тебя в загс под страхом смерти не затащишь, а тут сам, да еще доплачиваешь! — Малиновский смеялся громко, заливисто и все никак не мог успокоиться, Жданов лежал головой на руле и также сотрясался в беззвучном смехе. Когда оба затихли, Андрей поднял свой кристально чистый взгляд на друга, закусил губу, чтобы снова не рассмеяться, а потом сказал:
— Когда все вскроется, мне несдобровать.
— Главное, не совершать больше прошлых ошибок, рядовой Жданов и не хранить свидетельство о браке в огромных розовых пакетах.
Жданов спрятал улыбку от Романа, вспоминать все это было бы кощунственно по отношению к Кате, но само воспоминание было часть их общей истории, и, как бы некрасиво не заканчивалась история, он мог вспоминать ее только с улыбкой на лице. Потому что во всех этих историях хранилась частичка Кати. А Роман этого знать было не обязательно.

Дома у Пушкаревых было все также по-домашнему тепло, только родители Кати были несколько взволнованны посещением их Андреем Павловичем. Встретили, конечно, радушно, но не без опаски.
— Андрей Павлович, да вы проходите, что же вы на пороге… — Заворковала Елена Александровна, обхаживая гостя.
— Да я с радостью, но я по делу. Мне нужно вам кое-что сказать, только сразу предупреждаю — это вас шокирует. — Родители Катерины застыли в легком недоумении и с вопросом в глазах. Медлить было уже нельзя, но и сказать подобное было трудно. Родители Кати, и Андрей это знал, как никто другой, были старой школы, а отец и вовсе опекал свою дочь с таким рвением, словно ей все еще пять лет, отсюда и нелепость ее нарядов, и очки эти забавные, круглые, как глаза совы. Но надо отдать им должное, дочь они воспитали в лучших традициях морали и нравственности.
— Ну не томите, раз уж начали, говорите до конца. — Мужественно и строго взглянул на Андрея Валерий Сергеевич, держался прямо и с достоинством — как и полагается отставному военному.
— Я… Мы с Катей женаты.
Повисло молчание. Андрей опустил взгляд и сжался немного, словно ожидая удара.
— Странно это слышать от вас. — Глухим голосом ответил Пушкарев, схватившись за сердце и усевшись на стул в прихожей. Его жена тут же затрепетала, закружила вокруг него с нашатырем, отчего Валерий Сергеевич только отмахивался, пытаясь, так сказать, сохранить хорошую мину при плохой игре.
— А что же Катя? — Вопрошал он, взглянув исподлобья на гостя. — Почему молчала? А невеста ваша как же?
— Катя боялась сказать, а невеста… ее нет давно.
Валерий Сергеевич крепко сжал челюсти и глубоко вздохнул, строго взглянул на свою жену и как-то обреченно качнул головой.
— Вот, мать, воспитали дочь! Мало того, что чужих мужей уводит, так еще и словом с родителями не обмолвилась! Все твое влияние!
— Валера! — Елена смотрела на него с упреком, но как-то побаиваясь, Андрей это заметил и пришел к выводу, что действовать надо немедленно.
— Валерий Сергеевич, никто никого не уводил, с Кирой у меня отношения не складывались еще до появления Кати в моей жизни, это раз; а два — ваша жена здесь явно не причем. Катя обо всем рассказала бы вам, не будь вы так строги с ней. Вы же ей шагу без своего контроля ступить не давали, запугали ее своей опекой.
Возмущению Валерия не было предела, он выпучил на новоявленного зятя глаза, часто задышал так, едва не захлебываясь в собственном негодовании, и единственное, на что у него хватило сил это выставить руку вперед, указав на дверь.
— Вон! Вон, сейчас же! Нахал, ах каков нахал! Мало того, что дочь мою совратил, так еще и упреки мне тут предъявляет!
Андрей к этому моменту был решителен как никогда. Ситуация была патовая, а решать ее было нужно немедленно.
— Никто никого не совращал! Что у вас за взгляды средневековые?! Я люблю Катю, я даже женился на ней!
— Женился он! — Снова вступил в перепалку Валерий, теперь стоя напротив Жданова и уперев руки в боки. — А по-человечески нельзя было все сделать?!
— Я и делаю, вот пришел просить, так сказать, руки вашей дочери. — Тихо ответил Андрей и опустил голову, как нашкодивший кот он готов был стерпеть любое унижение, только бы получить нужное ему сейчас так одобрение.
Валерий к тому времени уже немного успокоился, даже попросил жену накрыть на стол, после чего молча, одним лишь взглядом пригласил гостя за стол. Таким образом, вопрос они решили за стаканом фирменной наливки, а к утру Жданову удалось выудить паспорт Кати, а еще разрешение на времяпровождение с ней у родителей, ну и конечно, пришлось долго уговаривать Валерия Сергеевича разрешение на то, чтобы Катя иногда оставалась у него (тут пришлось даже поклясться, что он и пальцем к его дочери не притронется, пока она не реабилитируется и все не вспомнит). Конечно, пришлось пообещать в будущем нормальную свадьбу, в этом-то пункте он даже не сомневался.
И вот ровно в девять ноль-ноль Андрей отдавал работнику загса неприметный белый конверт, а в руках у него была бумага о заключении бракосочетания между Ждановым А.П. и Пушкаревой (ныне Ждановой) Е. В.
Оставалось самое трудное — убедить как-то некоторых особо прозорливых сотрудниц, любительниц офисных сплетен, коих звали в Зималетто женсоветом, в том, что вся эта махинация с браком между ним и Катей правда. Конечно, при всех сопровождающих это событие происшествиях трудно было назвать их брак честным, но таков он был для него, а для нее — ничего не помнящую о своей прошлой жизни, и подавно. В день выписки Катерины он собрал весь женсовет у себя в кабинете, там был и Роман, он, конечно, был не нужен, но хотя бы нес в себе моральную поддержку для Жданова, потому что признаться в подобном буквально на весь офис было крайне сложно.
— Дамы, — Андрей расхаживал из одного угла кабинета в другой, поглядывая на своих сотрудниц с волнением и некоторым страхом. — Дамы…
— Да, Андрей Павлович, вы это уже в пятый раз повторяете, что вы хотели сказать? — Подала голос самая полненькая из женщин Таня Пончева, после чего потупила взгляд, устыдившись своей дерзости.
— Вы же знаете, что одна из наших сотрудниц, а также ваша подруга попала недавно в неприятную ситуацию, так скажем, и теперь находится в больнице? — Начал он издалека, осторожно поглядывая на каждую из представительниц женсовета.
— Вы это о Кате что ли? — Переспросила Светлана Федоровна — женщина средних лет в квадратных очках и строгом костюме. — С ней что-то случилось?
— А что ей хуже? — Тут же подхватила взволнованная Амура, вцепившись от страха в свои цветастые бусы. — Если что-то, то вы скажите…
— Нет-нет! — Поспешил предотвратить нарастающее волнение Жданов. — Ее выписывают сегодня. Но она потеряла память.
— Ужас какой… — Услышал он чей-то шепот.
Затем он под выжидательные взгляды дам прошелся снова из угла в угол, поймал краем глаза недовольную физиономию друга, уселся на стол и, сосредоточив взгляд на одном из своих ботинок, нечленораздельно произнес:
— Мы с ней поженились.
Женсовет молчал, кажется, словно они ничего и не слышали, но когда Андрей поднял голову, то увидел на лицах женщин округленные от удивления глаза и раскрывшиеся рты.
— Что вы сказали? — Переспросила Мария Тропинкина — самая фигуристая из женсовета.
Андрей облизал пересохшие губы, набрал в грудь побольше воздуха и как можно громче сказал:
— Я и Екатерина Валерьевна женаты. Поэтому убедительная просьба, когда Катя снова приступит к работе, а случится это через неделю, то не удивляйтесь ничему, ей я об этом уже сказал. Никого из вас она не помнит, поэтому, я думаю, как не было бы вредно ваше влияние на нее, все равно вы важная часть ее воспоминаний, и мне придется терпеть ваше общение с ней. Я все.
— Но как же… — Заговорили вдруг ожившие от шока женсоветчицы, но Андрей без лишних разговоров выставил их за дверь. Затем глубоко выдохнул и рухнул в кресло рядом с Малиновским.
— Молодец! Мужик! — Хохоча аплодировал Роман, за что и получил оплеуху.
— Самое сложное еще впереди.

Катя с утра чувствовала себя хорошо. Еще бы, сегодня ее выписывают, она наконец-то сможет увидеть то место, где она живет. А кстати, где она живет? У мужа или у родителей? Катя с трудом заставила себя признаться, что жить с тем мужчиной, который называет себя ее мужем, ей вовсе не хочется. Он, конечно, красив и, судя по его одежде, богат, но не внушает ей доверия. Возможно, все не так гладко в их семейной жизни, а что если он непроходимый юбочник и бабник? А сюда цветы ей таскал, только бы вину свою вытравить? Уж больно идеальным он кажется, а идеальных людей, тем более мужчин не бывает. Он хорошо держался, про таких говорят — статный. Но нужен ли он ей такой? Какой-то преданный слишком и слишком ласковый, а таких людей не существует. Да и ни о какой любви речи тут явно не шло. Да и любовь что-то эфемерное и такое неопределенное, выдуманное служить подслащённым угольком для более наивных представителей человечества. Но вот откуда у нее возникали такие мысли и рассуждения Катя не знала. Она казалась себе несколько циничной, даже грубой в отношении людей. Ей — набравшейся сил и здоровья, хотелось горы свернуть, посвятить свою жизнь чему-то новому, чудесному, замечательному, словно кто-то дал ей второй шанс, она ощущала себя какой-то легкой и очень сильной. Ее друг, что приходил ее проведать, сказал, что она гений в финансах, рассказывал ей об их общей университетской жизни, делился подробностям своей и ее жизни в общем. Значит она действительно стремилась к чему-то более рациональному! Значит, ей были чужды сказочное трели о любви и счастье, это ведь о чем-то говорит? Или нет?
Слушать Колю было интересно и занимательно, да и сам он был каким-то простым, но в то же время, словно каким-то необычным, немного чудаковатым, наверное, но только если по-хорошему. В общем, родители и друг детства оказались у нее что надо, она сразу приняла их, хоть и не узнала их даже, а вот муж… Он ей казался каким-то далеким, чужим и вообще от его интонаций ее бросало в дрожь. Родители на последующих встречах подтвердили, что она замужем и сказали, что знают Андрея Павловича, а отец и вовсе выглядел слишком гордо, когда говорил о нем. Но вот что смущало Катю, так это реакция друга на вопрос об Андрее. Он сначала стушевался, а потом заверил ее, что действительно Жданов ее муж, что женаты они недавно, и что она его любила. Хотелось во всем этом разобраться, а в какой-то момент Катя поймала себя на мысли, что эта все ей даже нравится, и пусть ее женитьба всего лишь чья-то авантюра, ее-ли, Андрея, но ей это все определенно нравилось. Ей хотелось нырнуть с головой в это все, вести себя так, чтобы ее обвиняли в излишней безалаберности, говорили как это глупо, и что порядочные девочки так себя не ведут. Что же с ней происходило? Ей хотелось определенно чего-то большего, чем тихого семейного счастья. Катя обо всем этом думала, и нисколько не чувствовала себя утомленной от подобных мыслей, ей казалось, что она заново родилась. Но потом пришли родители, они о чем-то рассказывали, смеялись, видно было, что старались ее отлечь, не зная, что ей это было даже не нужно.
— Вот, Катюш, там вещи твои, переоденься пока, мы с отцом подождем тебя снаружи. — Елена Александровна протянула черный целлофановый пакет, Катя развернула его, и оттуда вывалилась груда чего-то серого и бесформенного.
— Ээээ… Это мои вещи? — Спросила Катя, оглядывая свою блузку больше похожую на огромную серую кляксу.
— Да, Катенька, что-то не так?
Катя немного помолчала, потом натянула на лицо радостную улыбку и, кивнув головой, заверила, что все хорошо.
Примерив все это бесформенное чудо, Катя криво улыбнулась себе в зеркало, заметила, что у нее есть брекеты, которые до этого были ей не очень видны из-за плохого зрения. Да и очки вызвали у нее весьма странные ощущения. Теперь, глядя на себя в зеркало, и наблюдая там бледную и бесцветную барышню, Катя понимала, что была в некотором смысле обманута. Ведь она не чувствовала себя больше той, кем была, по-видимому. Она была другой, совершенно другой.
Дома родители устроили семейный ужин в честь ее выписки, ее мама, как оказалось, очень вкусно готовит, и очень много. Пришел и Коля, он снова много говорил, рассказывал в основном о ней, но ей было приятно. Оказалось, она была неплохим человеком и другом.
— Коль? А я всегда выглядела так? — Спросила Катя, снова рассматривая себя в зеркале, когда они остались в ее комнате вдвоем.
Николай потер задумчиво подбородок, нахмурился и кивнул.
— А ты не знаешь, где я хранила деньги?
Зорькин в вопросе приподнял брови, а Катя только рассмеялась.
— Не бойся, я не хочу сбежать в Канаду с наркобароном из Венесуэлы.
— Откуда в тебе столько сарказма? Что при ударе тебе там нажали? — Недоверчиво спросил Зорькин, словно заново посмотрев на вернувшуюся Катю. Девушка улыбнулась, хлопнула по-дружески его по плечу и сказала:
— Насколько я поняла, — Девушка очертила в воздухе руками круг, оглядывая комнату. — Мы вовсе не душа компании.
— И?
— И… Завтра мы идем в магазин, мне скоро на работу, не могу же я идти в таком виде.
Зорькин приоткрыл в удивлении рот, но он уже был готов признать, что как бы сильно не изменило его подругу это происшествие, оно пошло ей на пользу. Оставалось только порадоваться за нее.

_________________
— И почему же ты такой... человечный?
— Именно потому что сейчас я не человек.(с) Доктор


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 29 фев 2016, 15:02 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 авг 2014, 16:42
Сообщения: 129
:girl_haha: говорят один после аварии даже стал оперном певцом :inlove:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 01 мар 2016, 00:35 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 09:54
Сообщения: 2953
Откуда: запад
Emi писал(а):
:girl_haha: говорят один после аварии даже стал оперном певцом :inlove:

Это вы не на золотой голос Российской эстрады намекает? :pooh_lol:

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 01 мар 2016, 01:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02 июн 2015, 11:05
Сообщения: 72
Спасибо всем тем, кто читает мою работу :flower:

Глава 4: я - не равно она

Катя примеряла очередной свитер, который ей подавала продавец-консультант одного достаточно дорогого и хорошего магазина, но Катерина отмахивалась от всего, что ей предлагали.
— Кать, сколько можно? Мы тут уже час торчим. — Канючил Зорькин, сидя на пуфе возле примерочной.
— Слушай, мы тебе выбрали обновки? Выбрали. Подожди и меня теперь.
— Но я не делал это три часа. — Пробубнил Зорькин, снова глянув на наручные часы. — Ты уже купила себе два платья, блузку, брюки, пиджак и даже пальто, что ты еще хочешь?
Катя довольно хмыкнула, рассматривая себя в новых персикового цвета брюках и просторном кашемировом свитере с одним открытым плечом, затем выглянула из-за ширмы и, довольно улыбнувшись, сказала:
— Мне еще нужно одно вечернее платье, сапоги и туфли, ну и белье под все это.
Зорькин, услышав последнюю фразу, раскраснелся как школьник, завертелся и попытался сделать вид, что этого не слышал. Как только Катя пришла в себя после удара, он уже начал понимать, что что-то здесь не так. Она вела себя по-другому, говорила иначе, а еще, кажется, совершенно позабыла, что такое стыд и скромность. Шутки, что она отпускала порой, были достаточно грубы, немного ироничны были и ее высказывания, но что парадоксально, такая Катя нравилась ему больше. Он не знал, как объяснить это даже самому себе, но ее теперь уже извечный оптимизм и некоторая легкость или даже легкомысленность в отношении многих вещей хоть и заставляла его в силу старой привычки смущаться, но в то же время приводила в какой-то восторг.
— Хорошо, здесь я закончила. Пошли в следующий, он напротив. — Буквально скомандовала Катерина, оплатив очередную покупку. Зорькину ничего не оставалось, как просто устало выдохнув кивнуть и пойти следом.
В следующем магазине, в котором Катя приметила себе короткое черное платье без бретелек со слегка открытой зоной декольте, встретили ее не очень радушно. К Зорькину отнеслись с улыбками и хлопаньем ресниц, так как он уже был при параде — в новом костюме и пальто, а вот к Кате отнеслись равнодушно.
— Извините, — обратилась Катерина к смуглой черноволосой девушке. — Вы не подскажите, у вас есть это платье, только размером меньше? — Она показала на красное короткое платье с длинным шифоновым шлейфом позади. Оно показалось ей несколько неординарным, открытым, но в то же время сдержанным и привлекающем внимание. К тому же два платья это лучше чем одно.
Продавец посмотрела на нее косо, и как показалось Кате, скривила губы в презрительной усмешке, а затем она сказала:
— Может, вам что-то более скромное и менее открытое, не думаю, что оно подойдет к вашей фигуре. — Катя услышала тихий смешок за спиной, а обернувшись, увидела другую девушку-консультанта. Катерина слегка улыбнулась и прикрыла глаза. Нельзя сказать, что ее расстроил этот инцидент, но и оставить все просто так она не могла. Она чувствовала, как что-то такое рвется из нее, и ее это даже немного пугало, а местами веселило. Ее последующие действия, порой, были неизвестны ей самой, и это было самое лучшее ощущение. Оказалось, она по натуре авантюристка.
— Знаете что, я сама решу, что мне идет, а что нет. Почему вы, человек которой носит джинсы на размеры меньше, чтобы скрыть свои располневшие ляжки, позволяет себе отпускать в мою сторону подобные высказывания? — Катя выглядела уверенно и нисколько не злобно, но произвела на хамку то еще впечатление. Брюнетка тут же поджала губы от досады и, молча кивнув, принесла Кате платье нужного размера. Зорькин все это время стоял в стороне и прибывал в легком шоке от увиденного. Катя впечатлила его настолько, что все последующее время хождения по магазинам только и делал, что выказывал Катерине свое восхищение. Домой они пришли поздно, разволнованные родители тут же принялись их журить, но Катя как всегда все утрясла своей теперь типичной манерой. А весь последующий вечер Катя примеряла на себя наряды и подбирала нужный макияж — больше всего ей понравилась матовая клюквенная помада вкупе с подведенными стрелками на глазах, хотя она была согласна и на менее яркие цвета — этакий элегантный глянец.
И если Николай продолжая изучать новую Катерину, только и делал, что высказывал ей свое восхищение, то родители были несколько обеспокоены, особенно отец:
— Катерина, ну что это еще за маскарад? Чем тебе прежние-то одежды не нравились? Выглядишь ведь как… как…
— Валера! — Возмущенно отдернула его Елена Александровна, что не могла отвести от своей девочки взгляд. — Ну, перестань ворчать. Девочка выросла, замужем уже, смотри какая красавица. — Елена умиленно улыбнулась. Валерий Сергеевич насупился, руки сложил на груди и надулся как мальчишка, но потом все-таки снова перевел взгляд на дочь и после, хоть только и самому себе, признал, что все это ей очень даже идет.
— Смотри, как не увел бы кто женушку нашу. — Проворчал напоследок Валерий, улыбнулся добродушно и, махнув рукой, ушел в сторону кухни. Елена последовала за ним.
— Да, Пушкарева, ты не перестаешь меня удивлять. — Наконец, подал голос Николай, вольготно разложившись на ее маленьком диванчике.
— А что? Цвет помады не очень, да? Слишком вульгарно? Нужно на тон посветлее? Так и знала! — Затараторила Катерина, принявшись стирать с губ помаду.
— Да нет, я не об этом. — Николай спустился на пол к Катерине и, сев на корточки рядом, взглянул на новую-старую подругу со всей серьезностью. — Откуда ты вообще знаешь, как нужно все это делать? Раньше ты не могла отличить цвета марсель от фиолетового.
— Марсала, а не марсель.
— Вот именно, откуда только знаешь, что это вообще?
— Ну, ты ведь говоришь, я работаю в модном доме? Может, отложилось где-то в памяти, ведь дебит и кредит я также не забыла, а тут просто, получается, вспомнила что-то новое. Такое, я читала, бывает.
Коля пожал плечами, как бы не казалось ему все это странным, но все-таки все это было интересно, а наблюдать за Катериной тем более. Особенно за тем, как она аккуратно и точно рисует стрелки на глазах, она в этот момент выглядела такой сосредоточенной и вдохновленной, что трудно было отвести взгляд.
— Кстати, Коль, ты мне начинал что-то говорить про «никомоду»? Дальше расскажешь?
И Коля принялся рассказывать в мельчайших подробностях о никомоде, а залоге зималетто, правда, упустил подробности с инструкцией. И как раз где-то уже к концу рассказа зазвонил Катин телефон.
— Это твой, Кать. — Коля протянул трубку перемотанную изолентой, Катя немного скривилась, но потом взяла трубку в руки, на дисплее значилось имя «Андрей».
— Кто звонит?
— Андрей. Это вообще странно, что он вчера мне ни позвонил, ни приехал как обычно. Ты точно ничего о нем не знаешь?
Коля отрицательно мотнул головой и отвел взгляд в надежде, что Катя не заметит его смущения. Говорить о Жданове ему было несколько неловко. Он до сих пор не понимал причин по которым ему приходилось скрывать некоторые факты об отношениях Жданова и Кати, но почему-то, еще там в больнице, он не уже понимал, что сейчас ему придется врать ей. Неужели Жданов настолько убедителен?
— Ответь же. — Поторопил он ее, и Катя тут же нажала на клавишу ответа.
— Я слушаю.
— Катя, привет, это Андрей. — Прозвучал несколько неуверенный голос на том конце.
— Я поняла, у меня ведь записан твой номер, ты не в курсе? — Съязвила тут же Катерина, после чего сразу же закрыла от смущения рот ладошкой. Все это выходило у нее само собой, и иногда она не могла это контролировать.
— Ты… ты просто недавно меняла номер. — Соврал он, поняв, что попал в неловкое положение. — Как ты? Хорошо себя чувствуешь? Извини, что не звонил вчера и не приехал, аврал на работе.
— Ничего. Я прекрасно себя чувствую, скоро смогу помочь тебе на работе.
— Не торопись, Кать, тебе врач запретил напрягаться до следующей недели хотя бы.
— Да, конечно. Я знаю, но мне уже скучно, могу я хотя бы просто приходить на работу? Это ведь часть моих воспоминаний?
Андрей замолчал, не зная, что ответить. События развивались слишком стремительно, и он не поспевал за ними. Но, наконец, принял решение:
— Да, конечно, ты можешь приезжать. Точнее сегодня я заеду за тобой, мы поедем к нам домой и утром я отвезу тебя на работу.
Теперь Катя прибывала в растерянности. С одной стороны – ей хотелось узнать о себе прошлой побольше, а с другой – она ведь совершенно не знала этого мужчину, тем более даже не представляла, что от него можно ожидать, да и он все также вызывал в ней массу опасений и подозрений.
— Хорошо, когда заедешь?
— Думаю, ближе к девяти вечера, так что собери вещи, какие тебе нужны…
— А разве моих вещей нет в нашем доме? — Начав что-то подозревать, спросила Катерина. В этот момент в ней проснулся дух авантюризма, становилось все куда интереснее.
— Нет-нет... — Жданов запаниковал, надо же было такое ляпнуть. И получается весь вчерашний день под откос? Ну, нет, так просто сдаваться он не собирается. — Просто какие-то вещи отвезли в больницу вот я и сказал…
— А, ну хорошо, приезжай тогда, жду.
Катя бросила трубку. И почему вся эта ситуация казалась ей странной, она и сама не понимала, но что-то беспрестанно клокотало в груди от голоса этого мужчины и хотелось влепить ему отчего-то звонкую пощечину. Может, она чувствовала, что он лжет? Но для чего ему это? А тем более, зачем прикрывать его ее семье и другу? Что-то тут не складывалось.

Андрей же, когда разговор закончился, свободно выдохнул. Оказывается, врать было сложнее, чем он предполагал. А вчера ведь он не из-за работы пропустил выписку Катерины. Ему ведь нужно было создать образ семейного очага, а в его доме все еще находились некоторые вещи бывшей невесты, а Катиной ни одной. Хорошо, что хоть какие-то вещи он позаимствовал у Пушкаревых, как в принципе и ее паспорт, пока само семейство спало. Только вот пришлось все же прикупить пару вещиц, зубную щетку, а еще женскую пижаму, халат и белье. С последним было трудновато, особенно, когда дело дошло до размера бюстгальтера. А еще пришлось даже новую зубную щетку несколько раз покрыть пастой и смыть ее, чтобы было похоже, словно ее использовали. Ох измотал его вчерашний вечер, он боялся любую деталь упустить. А детали были важны. Настолько важны, что из-за отсутствия в его доме женских тапочек он чуть не впал в истерику, а еще пришлось спрятать его коллекцию вина и виски, не нужно ему было, чтобы Катя думала, что он какой-то алкоголик.
Впрочем, Андрей не обманул. Прибыл ровно в девять, Катя как раз заканчивала свой макияж, и решила, что сегодняшний вечер и будет стартом для полной смены имиджа. Те самые персикового цвета брюки хорошо сели на ней, впрочем, как и свитер, открывающий одно ее плечо. Образ выглядел элегантно, а некоторую пикантность и дерзость образу придавали хорошо выделенные черной подводкой глаза. Она слышала, как Андрей разговаривал с ее родителями, а потом по их разговору поняла, что они уговорили его выпить с ними чая. Катя положила все свои новые вещи в чемодан, который надо сказать, очень контрастировал по стилю с содержимым, если таковой у него вообще имелся.
— Да, Пушкарева, никогда бы не подумал, что ты можешь выглядеть так. — Выразил свое восхищение Зорькин, как только вошел в комнату.
— Как так? — Лукаво улыбнувшись, спросила Катерина.
— Так восхитительно. Ты никогда не любила яркие цвета, а тут ты сама сплошная яркость.
— Все иногда меняется, Коль. Хоть я и не помню, какой я была, но я точно знаю, какой я буду.
Коля улыбнувшись, поправил очки, а потом обнял ее, сказав:
— Если этот тебя обидит, звони.
— А он может? — Удивленно поинтересовалась Катя, выбравшись из объятий друга.
— Жданов очень вспыльчивый человек, всякое может выкинуть. Вдруг такая ты ему придешься не по нраву? — Попытался выкрутиться Зорькин, поняв, что ляпнул лишнего.
— Кто кому еще по нраву не придется? Я еду с ним не потому что пылаю желанием оказаться в его объятиях, Коль, он, если честно, не внушает мне теплых чувств. Он какой-то странный, тебе не кажется?
— Да нет, обычный вроде. — Пожал плечами Коля, в который раз проклиная себя за свою ложь.
— И я хочу понять, что он за человек. Он мой муж, но… — Продолжала тем временем Катя, не обратив внимания на внезапно возникшую неловкость в друге.
— Но? — Перебил он, пытаясь говорить об этом обо всем сдержано. Нельзя было сказать, что он был доволен темой разговора вообще.
— Но я его просто не понимаю. Вот ты простой, умный, логичный, чудак, конечно…
— Эй!
— Извини. — Катя рассмеялась и снова обняла друга. — Ты чудак, Коля. Хотя бы потому, что выслушиваешь тут мои сопли вместо того, чтобы просто заткнуть меня.
— Хорошо, а он что? — Сменил тему разговора Николай, положив теперь голову Катерины себе на грудь.
— А он, как уж на сковородке. Сам посуди, если я действительно выглядела всегда так, ну в этой нелепой одежде, очках как у Гарри Поттера, то как он — красавец, богач и президент модного дома мог на меня глаз положить? Тут явно что-то не так.
— А если он тебя любит?
Катя подняла голову и показательно закатила глаза.
— Любовь, Коль? Это бред. Люди не умеют бескорыстно любить, вся их любовь это просто общая выгода, будь то материальное положение или плотские утехи.
Коля был несколько ошарашен ответом. Катя, его милая подруга Катя, которая всегда верила только в самое хорошее в людях, говорила сейчас такие циничные вещи. Наверное, это был тот самый момент, когда нужно было окончательно принять ее перемены.
— Что вообще известно о нашем браке?
И тут Николаю снова пришлось соврать. Он разговаривал с глазу на глаз со Ждановым только в больнице, в день, когда Катя попала под машину, обо всем остальном они договорились по телефону. Что же его заставляло верить словам Жданова, он и сам не мог понять, но не охотно, он все же верил.
— Вы поженились недавно, свадьбу собирались сыграть позже, для остальных, так сказать, вы были вроде счастливы.
— Это обнадеживает.
Наконец, Катя вышла с чемоданом в руках к своему мужу. Андрей сначала и вовсе не узнал свою Катю. Красота, элегантность, сдержанность — и это все она. А еще ее лукавая улыбка. Она просто сводила с ума.
Андрей счастливо улыбнулся и тут же бросился ей навстречу.
— Ну что, пойдем, Катюш? — Его голос звучал так приторно сладко, что у Кати свело зубы. И кто бы знал, что ласка мужчины может так раздражать ее?
— Идем, конечно. — Катя сдержанно кивнула и ушла в коридор одеваться. Нельзя сказать, что Андрея не задела ее холодность, но, тем не менее, он сдержанно попрощался с родителями Катерины и пошел вслед за ней. Через пару минут его машина уже увозила Катерины в их общий дом.

_________________
— И почему же ты такой... человечный?
— Именно потому что сейчас я не человек.(с) Доктор


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 01 мар 2016, 15:32 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 авг 2014, 16:42
Сообщения: 129
:pooh_lol: не ,не наш золотой голос россии, а про Хулио Иглесиас / прям с большими буквами/. Вот К атерина какая то другая сможет ли Жданов с ней справится


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 01 мар 2016, 18:15 
Не в сети
Близняшка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:30
Сообщения: 15987
Откуда: Москва
Автор, большое спасибо. :flower:
С такой Катериной Жданову будет не просто.

_________________
ИзображениеИзображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 01 мар 2016, 18:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 26 сен 2013, 12:32
Сообщения: 174
да-а, Жданова ожидает сюрприз-откровение: Катенька уж не та :o


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Подмена
СообщениеДобавлено: 01 мар 2016, 20:24 
Не в сети
просто читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 ноя 2007, 10:33
Сообщения: 5990
Откуда: Крым
А может Катя и не теряла вовсе память, а решила проучить котика?

_________________
Изображение
Крестная фея, я хочу себе дракона
— Может что по проще?
— Тогда хочу есть и не толстеть
— Какого цвета дракона ты хочешь?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только