НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 20 ноя 2018, 12:13

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

С кем, по вашему мнению, останется Катя?
с Андреем 86%  86%  [ 42 ]
с Романом 14%  14%  [ 7 ]
с Александром 0%  0%  [ 0 ]
с Михаилом 0%  0%  [ 0 ]
Всего голосов : 49
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2007, 22:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Всем привет) :D Начнем?)
Ссылки на единый текстовый файл, к сожалению, пока нет. Кто может помочь с этим, если у кого есть текст, - пишите в личку) :D

Название: " Я виноват, я знаю..." Новая глава
Рейтинг: PG-13
пока такой, дальше видно будет
Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: мелодрама, альтернативная версия НРК
Герои: Катя, Андрей, остальные персонажи НРК


Последний раз редактировалось Julek 11 ноя 2007, 23:02, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2007, 22:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Рассказ начинается с того, как Катя находит инструкцию и впервые читает ее...

1

Катя лежала на полу, из глаз лились слезы. Рядом лежало несколько листков…
«Мой дорогой друг и президент!….»
Катя не могла поверить во все это…Это просто абсурд какой-то недоразумение, случайность, ошибка - да все что угодно, но он не мог так с ней поступить!… Не мог… Горячие слезы побежали по ее щекам, не думая остановиться или хотя бы прервать свой поток. За что?… За что он так с ней? Почему? Катя подняла заплаканные глаза и с ненавистью посмотрела на бумажки, лежавшие перед ней… Это не может быть правдой…Не может… Она закрыла лицо руками и снова разрыдалась… В это время в приемной раздались голоса… Катя попыталась встать, но тщетно…
Дверь распахнулась, и в кабинете появился…
- Катя, что с вами? – испуганный Рома, увидев девушку на полу, кинулся к ней.
Катя сейчас никого не хотела видеть, особенно Романа - автора той злосчастной инструкции, того бреда, который минуту назад попал ей в руки… Только не его... Каждое слово больно отдавалось в ней при одном лишь взгляде на Малиновского, при одном звуке его голоса. Она быстро собрала бумажки, спрятав их так, чтобы Роман не увидел, поправила очки и попыталась встать. Единственным ее желанием было побыстрее сбежать отсюда, подальше, что не видеть этого письма, Малиновского - убежать как можно дальше, не оглядываясь…

- Все в порядке, - сухо ответила она, однако встать никак не получалось.
- Роман помог девушке подняться и обеспокоено заглянул в ее глаза…
- Катя, с вами точно все в порядке? Вы плакали? – сказал он, увидев ее покрасневшие глаза.
- Нет, все в порядке… Это просто аллергия… Простите, мне нужно идти, - она вдруг резко рванулась к себе в каморку.
Ошеломленный Ромка остался стоять посреди президентского кабинета, гадая, где же носит Жданова и пытаясь вспомнить, зачем он вообще сюда зашел… Помявшись в нерешительности несколько минут, он решил зайти чуть позже, он вышел из кабинет и направился к себе…

Странно… впервые за долгое время он видел Катерину в слезах. Что же могло ее так расстроить? Наверное, что-то серьезное, раз она была так подавлена, это бросалось в глаза… И что опять Жданову не понравилось? Роман неодобрительно покачал головой. С девушкой пообщаться нормально не может… Ведь говорил же: постарайся сделать все, что в твоих силах, тем более, Киры не будет - ну рай просто для влюбленных! Не успел Ромка уехать, а Катерина уже в слезах… гадая над их возможной причиной, он не заметил, как приблизился к своему кабинету…
Его встретила радостная Шурочка, явно обрадовавшаяся возвращению шефа…

«Ну хоть кто-то рад», - подумал Ромка.
- Ой, Роман Дмитрич! А вы что же, не уехали?
- Как видите, нет, Шурочка! - улыбнулся он. - Я просто телефон забыл, пришлось вернуться… Жданова не видели?
- Так он же на встречу уехал, - ответила Шурочка.
- Ах да, точно… - словно вспомнил что-то Ромка. – Память совсем плохая стала… - он опять улыбнулся и зашел в кабинет.
Шурочка проводила шефа недоуменным взглядом…
Роман взял телефон и уже хотел идти, как вдруг заметил, что чего-то не хватает…
Пакет.
Для рядового Жданова.
Его не было…

2

Роман зажмурил глаза, надеясь, что ему все это привиделось. Но пакета по–прежнему не было… Он словно в замедленной съемке подошел к столу, поискал под ним, в ящиках, в шкафу, но все тщетно – инструкции для господина Жданова нигде не было видно…
Совершенно сбитый с толку, вице-президент принялся думать, меряя комнату шагами. Пакет пропал… но кому он мог понадобиться? С учетом того, что в кабинет Романа кроме уборщицы вряд ли кто-нибудь заходил, да и зачем? Даже если здесь кто-то был, зачем им понадобился пакет? Лицо Романа побелело при мысли о том, что было бы, если бы этот пакет попал в руки Воропаева… Как минимум он заставил бы Жданова, или чего доброго, самого Малиновского жениться на Катерине! Ну ладно Жданов, он может, уже привык лицезреть Катю в неформальной обстановке, и может быть, ему даже нравится, но… Эстет Малиновский, чей вкус можно сравнить с самым привередливым гурманом? Нет, на такие подвиги он не способен… Ромка помотал головой, отгоняя ужасные мысли. Вероятность того, что пакет мог находиться у Киры, равна нулю, так как Кира вместе с ним выезжала в аэропорт, где и находилась сейчас… А вот Клочкова… Эта могла, учитывая ее слабость ко всему блестящему и невероятным умением присваивать чужие вещи. Клочкова - это уже не так страшно, но она обязательно рассказала бы все Кире, а та устроила бы скандал, что крайне нежелательно. Милко на розовый цвет не посмотрел бы, вот если бы пакетик голубой был - другое дело… Ну, женсовет отпадает, так как если бы инструкция, не дай Бог, попал к ним, то об этом бы уже гудело все Зималетто… Кто же тогда? Внезапно Рома остановился, одолеваемый нехорошим предчувствием. Катя?…
- Шурочка! – дверь так стремительно распахнулась, что Кривенцова от удивления подпрыгнула.
- Да, Роман Дмитрич?
- Нет, ничего…Хотя… В мое отсутствие в кабинет никто не заходил?
- Эмм…Нет, - ответила Шура. – Только Андрей Палыч, он за документами какими-то заходил…
Роман облегченно вздохнул.
- А кроме него никого?
- Ну, Роман Дмитрич, ну вы же знаете, что мимо меня - никто…
- Да, да, я знаю…
- А что, что-то пропало у вас?
- Что? А нет, ничего не пропало, все в порядке…- Рома улыбнулся и вернулся в кабинет, закрыв за собой дверь, а секретарша проводила его виноватым взглядом. Заходил, еще как заходил…
Рома зашел в кабинет. Фу, гора с плеч! Никого в кабинете не было, кроме Жданова…Он наверное увидел пакет и взял…Откуда ему было знать. Что Рома не вернется? Ну, Палыч, пошутил…У него чуть инфаркт не случился…В это время раздался телефонный звонок. Звонил мобильный.
- Алло! Да, Кир! Вылет через полчаса? Уже выезжаю! Да, давай, пока!
Довольный, Роман покинул кабинет.
- До свидания, Шурочка!
- До свидания… Роман Дмитрич!…
Сказать или не сказать?… Ведь пакет находился у Кати…
- Да, вы что-то хотели? - улыбаясь, спросил Роман.
- А…Во сколько с вами связаться прибытии?
- Я сам позвоню. Это все?
- Эээ… Да… - покраснела она.
- Ну тогда до свидания, а то я очень тороплюсь! Не скучайте! - он помахал рукой и зашагал по коридору.
- До свидания, Роман Дмитрич… - обречено вздохнула Шурочка, так и не сказав про пакет…
Роман, насвистывая какую-то веселую мелодию, направлялся к лифту… У двери в президентский кабинет, он помедлил, словно раздумывая, зайти или нет…Подумав с секунду, он повернул к лифтам. На несколько дней он прощался со зданием под названием Зималетто, мысленно молясь, чтобы к его возвращению ничего не изменилось. И все же, что могло так обидеть Катю? Об этом думал Ромка, заходя в лифт…

«Первую часть плана по укрощению нашего монстра ты уже выполнил, за что тебе от лица трудового коллектива огромное спасибо. В некотором смысле ты даже герой, потому что спасть с такой женщиной как Пушкарева нормальный мужчина может только под наркозом. Но, несмотря на все твои заслуги, расслабляться рано…»

Он меня никогда не любил, никогда… Только смеялся надо мной… Все это был… план? Игра? Господи, за что…
В дверь постучались.
Катя смахнула слезы, быстро собрала все листочки - едва она успела это седлать, дверь распахнулась, и на пороге возникла Юлиана.
- Катюш, я тут заскочила по поводу новой коллекции, хотела обсчитать… Кать, что с тобой? Ты плачешь?
- Нет, все хорошо… - попыталась отвертеться Катерина, но не получилось… Слезы продолжали течь, а покрасневшие глаза выдавали с головой…
- Что случилось, Катя? - Юлиана подошла к Катерине, попыталась приободрить как-то.
- Ничего… - послышалось сквозь сдавленные рыдания.
- Так, быстро в туалетную, там умоемся, и все будет хорошо…
- Но…
- Никаких «но»! – тоном, не терпящим возражений, заявила Юлиана. - Давай пойдем… - она взяла ее под руку…

У двери Катя остановилась…
- А вдруг там Андрей?..
- И что? - удивилась Юлиана.
- Нет, я не пойду, - попыталась высвободиться она.
- Пойдем, если что, я прикрою.

На счастье Кати, в кабинете и в приемной никого не оказалось, и она беспрепятственно прошли в курилку, где на удивление то же никого не было…
- Катюш, - Юлиана усадила ее на диванчик, - ну что случилось? Кто тебя так обидел?
- Никто, - ответила Катя, уставившись в одну точку.
- Неправда, я же вижу, что что-то произошло… иногда полезно высказаться, не бойся, я никому не расскажу.
- Природа меня обидела, - грустно ответила Катя.
- При чем здесь природа? А по-моему, наоборот, она наделила тебя невероятным умом и отличной памятью. Ты - незаменимый работник в компании, ты и сама прекрасно это знаешь.
- Но обделила красотой, - горько усмехнулась Пушкарева.
- Под красотой можно понимать различное… Она наделила тебя духовной красотой, которая, на мой взгляд, гораздо ценнее и важнее внешности. Ты так не думаешь?
- Какая разница, что думаю я - окружающие думают по-другому!… Им… Им плевать, что у тебя в душе, главное – это картинка… Картинка, словно сошедшая с обложки модного журнала… Они не замечают тебя, если ты не такая, им все равно… Ты для них - пустое место! – Катя вдруг разрыдалась.
- Катя… Тише… Тише… Успокойся… Все… Но почему ты так думаешь? Это совершенно не так…

В это мгновение входная дверь открылась, и зашла Виктория.
-О, что это? Картина Репина «Не ждали»… А почему не на рабочем месте? - ехидно поинтересовалась она.
- Вика, уйди, пожалуйста, - ответила Юлиана.
- Хорошо, хорошо… Я сюда, собственно, по назначению, - сказала она, удалившись в одну из кабинок.
- А что за гуманитарная помощь народам Африки? Пушкарева, случилось что? - надменно поинтересовалась Виктория, направляясь к раковинам.
- Не твое дело, - зло ответила Катя.
- Что ж грубить-то? Я же просто спросила… - огрызнулась Виктория. - Тебя что, жених бросил?
- Вика, - предупреждающе встряла Юлиана.
- Да я молчу… Конечно, страшную-то такую… - усмехнулась она, поправляя макияж, и в следующую секунду пожалела о сказанном.
Катя со свирепым выражением лица стояла у нее за спиной… В следующее мгновение она с отчаянным криком накинулась на нее. Виктория явно недооценила противницу, и если бы не Юлиана, неизвестно, чем бы это все закончилось.
- Эээ… Пушкарева, ты чего? Драться, что ли, вздумала? А… Караул. Спасите, убивают!
- Вика, выйди, тебя попросили! - сказала Юлиана, держа Катю.
- Иду, иду! Да таких как ты надо изолировать от общества: сама страшная, как ночь, да еще на людей кидается… Она меня оцарапала!
- Вика! – Юлиана пригрозила зонтиком.

В следующую минуту Вики уже и след простыл… С зонтиком Юлианы она благоразумно решила не связываться.
Катя беспомощно сползла по стенке.
- Кать, не обращай на ее внимания, что с нее взять…
Юлиана присела рядом и с жалостью посмотрела на сотрудницу… Она сидела, свернувшись калачиком, головой уткнувшись в колени и сотрясаясь от рыданий.
- Ну Катюш… ну ты прямо расклеилась вся… - Юлиана не знала, что сказать, чтобы помочь этой бедной девочке.
- Вот видите, я же говорила… Она тоже… все так думают!
- Нашла, кого слушать! - возмутилась Юлиана. - Да она кроме журнала мод в жизни ничего в руках не держала! У нее постоянные счета, она даже себя прокормить не может. Получая немаленькую, но совершенно незаслуженную зарплату! К этому ты стремишься?
- Нет, но… У меня никогда ничего не получится… Все воспринимают меня как часть интерьера, смеются надо мной…Я – посмешище!
- Неправда, не смей так думать! Ты - умная, талантливая, находчивая… Да та же Вика сотни раз тебе обзавидовалась! Да Андрей никогда не будет относиться к ней так, как к тебе!
Да, что верно то верно…
Андрей никогда не будет ней относиться…
Катя разрыдалась еще сильнее.
- Катюш, ну вот опять… Иди сюда, нельзя сидеть долго на полу, а то простудишься… Кать… - Юлиана помогла ей переместиться на диван. - Ну поплачь, девочка, поплачь…

3

Катерина выплакалась, и ей действительно стало легче. Но неуверенность в себе и обреченность никуда не делись.
Юлиана не оставляла ее ни на минуту, всячески поддерживая. Она настояла на том, чтобы Катя немедленно отправилась домой - в таком состоянии невозможно работать, и хотела Андрея попросить это сделать, но Катя заупрямилась и не хотела ни в какую ехать со своим шефом. Несколько озадаченная такой реакцией Юлиана все же уступила, предложив свои услуги в качестве водителя. Катя поблагодарила ее, но отказалась, сказав, но преспокойно доедет на такси. На чем и порешили - только Юлиана вызвалась лично проконтролировать ее отъезд.
- И вообще, Катюш, если будешь плохо себя чувствовать завтра - не приходи. Отдохни…Совсем девочку замотали! - одновременно с возмущением и сочувствием в голосе говорила она.
Катя благодарно кивнула, обещав именно так все и сделать. Но впереди было самое сложное испытание - нужно пройти в кабинет Андрея, а там будет он…Катя очень этого боялась, боялась того, что не выдержит и заплачет. И тогда он может догадаться…А этого нельзя допустить во что бы то ни стало. Но прежде нужно вернуть инструкцию на место… Девушке повезло, и она благополучно отнесла пакет обратно в кабинет Романа, не встретив никого на пути, кто бы мог что-то заподозрить или задать ненужный вопрос. После этого Катерина хотела сразу отправиться домой, но не тут-то было - подруги из Женсовета перехватили ее и стали допрашивать относительно пакета, предназначавшегося Жданову: всем было любопытно, что же там такое было. На все вопросы Катя ограничилась одним ответом:
- Это ошибка. Этот пакет не предназначался Андрею Павловичу.
Как они не старались вытянуть из нее еще хоть словно, ничего не получалось. Пушкарева молчала, как партизан. Поняв, что больше им ничего выяснить не удастся, женсоветчицам пришлось ее отпустить.
Андрей, к этому времени уже вернувшийся с встречи, зачем-то решил зайти к Роману. Зайдя в кабинет, он стал посматривать бумаги на столе отчеты по отделу. Он уже хотел уходить, когда вдруг увидел большой розовый пакет. Он его заинтересовал, а учитывая явную склонность Романа ко всяким мелочам в последнее время, он мог не сомневаться о предназначении этого пакета. Нахмурив брови, Андрей взял его в руки. Бант был приклеен немного неровно, словно его несколько раз пытались прикрепить или уже открывать.
Эх ты, Малина, аккуратист нашелся…Хоть бы приклеил нормально.
Андрей скептически осмотрел сам пакет. Сбоку красовалась надпись: «Спасти рядового Жданова».
Ну да, как раз в его стиле…Андрей усмехнулся. Потом решил отложить просмотр содержимого пакета и сделать это в своем кабинете. Он взял пакет в руки, потом подумал и положил его в другой пакет, чтобы не так бросалось в глаза, и вышел из кабинета.
Зайдя в кабинет, Андрей не обнаружил Кати, что его очень удивило.
Странно…Где она может пропадать так долго? Ведь обеденный перерыв уже давно закончился…Немного недовольный и обеспокоенный Андрей однако решил, что как раз в ее отсутствие самое время ознакомиться с содержимым пакета, презентованным Ромкой. Игрушки, открытки, шоколадки…Что это? Как обычно, чего еще можно было ожидать от великого соблазнителя всех времен и народов… А это еще что? Андрей развернул один из листков:
«Так как ты с детства страдаешь редкой формой склероза, я снова решил придти тебе на помощь…»
Быстро пробежав глазами и усмехнувшись, Андрей выбросил инструкцию в корзину.
- Идиот! - сказал он и вновь усмехнулся.
Надо же такого додуматься…Как у него только фантазии, терпения и усидчивости хватило! Даже расписание составил!
Андрей со скучающим видом запихал все игрушки обратно в пакет, и очень вовремя, потому что в это время дверь распахнулась и на пороге застыла Катерина, явно не решаясь пройти в кабинет, словно боясь восседающего в кресле начальника как огня.
- Катенька! - улыбнулся Андрей. - Как хорошо, что вы зашли, а то я уже в МЧС собирался звонить, организовывать поиски! Я привык, что Виктории никогда не бывает на месте, но вы, если мне память не изменяет, таким синдромом не страдаете.
- Что же не организовали? – парировала Катерина.
- Шутите, Катенька? – Андрей немного опешил от такого ответа и поправил очки, улыбнувшись своей мальчишеской улыбкой.
- Отнюдь, - Катерина была настроена серьезно.
- Вы же знаете, что без секретаря я как без рук!
- Неужели? А, по-моему, вы бы прекрасно справились без… меня! - сказала Катя и быстро направилась к каморке. У двери ее нагнал голос Андрея:
- Катя, что с вами? Откуда такая агрессия?
- Оттуда, - сказала она, повернувшись. – Андрей Палыч, для вас люди - пустое место!… - она дернула на себя дверь.
Брови Андрея поползли вверх.
- Катя! Вы как-то странно выглядите… Не заболели? Говорят, грипп ходит… - он сунул руки в карманы.
- До меня не дошел! - торжествующе улыбнулась она, наконец-то открыв дверь и произнеся уже с порога. - И еще, приходила Юлиана, она очень хочет вас видеть!
Дверь захлопнулась, оставив Андрея в полном недоумении…


Последний раз редактировалось Julek 10 ноя 2007, 20:31, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2007, 23:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
4

Катерина, оказавшись наконец–то в спасительной каморке, прислонилась спиной к двери и тихонько заплакала… Оказалось - это целое испытание, пройти мимо него… И ей придется сделать это еще раз, и не один… каждый день приходить на работу, слышать от него признания в любви, и знать, что все это - игра, обман…
Он никогда меня не любил… Никогда…

Катя метнулась к столу и стала лихорадочно перелистывать инструкцию:
«Сегодня вручишь ей зайца, открытку номер один и шоколадку, пусть портит себе зубы, все равно хуже уже не будет. Потом скажешь ей, что вечером будешь занят, та как сам понимаешь - Кира будет звонить и проверять, а завтра можно вывести ее на вечеринку к Волочковой». Слезы текли по щекам, оставляя мокрые следы на бумаге…
Господи, за что?

Андрей постоял еще немного в задумчивости, мягко говоря, удивленный внезапно резко переменившимся настроением Кати, и пытаясь понять, чем же эта неожиданная перемена вызвана. Может, что-нибудь дома произошло? Или он сделал что-нибудь не так? Но все же было так хорошо, учитывая вчерашнюю ночь. Андрей невольно погрузился в воспоминания. Странно, ему никогда не было так хорошо. От одного ощущения, что Катя здесь, рядом, на душе становилось спокойно, а по телу разливалось тепло, которым так и хотелось согреть эту маленькую, беззащитную девочку со смешными косичками. Андрей поморщился, отгоняя такие неожиданные для него мысли. И что это на него нашло? Но эта была правда… Он так привык к Катерине, что не хотел ее отпускать от себя, ни на секунду. Андрей усмехнулся. Представляя, что ему в ответ бы на такое заявление ответил Валерий Сергеевич, и так недовольный сверхурочной работой дочери, которую почти не видел. А теперь Кира уехала, и он мог удрать в первый попавшийся клуб и наслаждаться там свободой, до этого чмокнув Катерину в щеку и отключив дома телефон, чтобы Кира лишний раз не звонила. Но он этого не хотел… Ему это было не нужно. А что ему было нужно? Он и сам не знал… Но он знал одно: ему нужна Катя… без нее он не сможет… А теперь она обижена на что-то, и если это что-то связано с ним, то он должен как можно скорее загладить свою вину… Он направился к столу и достал из корзины смятый листок.
Тяжело вздохнув, он развернул его и принялся читать:
«А теперь Андрюша, внимание: все открытки пронумерованы. Твоя задача - вовремя подбрасывать их Пушкаревой. И смотри не перепутай, Кутузов, а то будешь выглядеть полным идиотом. Открытку номер один вручи сегодня перед уходом»
Андрей выудил из пакета лопоухого зайца и открытку в конверте, на котором стояла цифра один…Прочитав ее содержание, Андрей фыркнул. Но ничего другого не оставалось. А если Катя ходит такая грустная из-за него? Нужно показать ей, что он думает о ней, что она ему небезразлична. Только вот толку от этих открыточек? Андрей никогда этого не понимал. А вот Роман, наоборот, был спецом в данном вопросе, и настоятельно рекомендовал себя другу в качестве лучшего советчика в этих вопросах.
- Положись на меня, - говорил он с самодовольной улыбкой.
Только вот он не учел одного: одно дело - писать всякие открыточки и признаваться в любви моделькам, и совсем другое дело - Катерине… Здесь простым стишком не отделаешься… Андрей задумчиво покрутил в руках открытку: с обложки на него смотрел маленький беззащитный котенок. Кого–то он неуловимо ему напоминал… Такую же беззащитную и трогательную…
Внезапный стук в дверь прервал размышления Андрея.

-Войдите, - крикнул он, поспешно спрятав зайца и открытку вместе с пакетом в стол.
- Андрюша, - в кабинет зашла Юлиана, - у меня к тебе важный разговор.
- Мне передали, что ты меня искала! - сказал он нарочито громко, оглядываясь на каморку. - Какой же? - снова повернувшись к Юлиане и улыбнувшись, поинтересовался он.
- Это касается твоей помощницы, - Юлиана была необычайно серьезно.
- Кати? – Андрею не пришлось изображать удивление, которое было написано на его лице.
- Да, на счет нее. А что, у тебя есть какая-то другая помощница? Вика, я думаю, вряд ли входит в их число.
- Да, но… Что-то случилось?
- Это я у тебя хотела спросить. Она сегодня сама на себя не похожа. И чем-то очень расстроена, как–будто ее кто-то очень сильно обидел.
- Да, я тоже это заметил… - протянул он задумчиво.
- Я могу быть уверена в том, что это не ты? - пристально посмотрела на него Юлиана.
- Я? Нет, ну что ты…Каким образом?
- Ну, не знаю… сегодня, когда я предложила, чтобы ты довез ее дома, она даже в лице изменилась, словно ты ее съесть можешь…
- Не знаю, чем это может быть вызвано… - Андрей заерзал на стуле.
- Ну да ладно, собственно, не за этим пришла… Андрюш, пожалуйста, отпусти ее сегодня пораньше, бедная девочка, ей сегодня нелегко пришлось… Она поедет на такси, я обо всем позабочусь и лично прослежу.
- Но…
- И выдели ей отдельный кабинет. Невозможно, вон до чего ее довели, неудивительно, я вообще не представляю, как она умудряется работать в таких условиях.
- Но Юлиана… - попытался было возразить Андрей, но был прерван спокойным, но не терпящим возражений голосом.
- Это не обсуждается. Думаю, кабинет Ветрова идеально подойдет. К тому же, на этаже полно других кабинетов. А ты додумался: посадить ее в кладовую! - она возмущенно на него посмотрела. - Надеюсь, завтра она уже будет осваиваться на новом рабочем месте, – она бросила взгляд на часы. - Ну все, мне пора. Завтра увидимся, - она встала и направилась к двери.
- А как же расчеты? Ты же хотела составить… - совсем растерялся Андрей.
- Вот завтра за ними и зайду. Пока, - она послала ему воздушный поцелуй и вышла.
- Пока, - он помахал ручкой.

Прекрасно… ну и что теперь делать? Ах, так, Катя?… Не хотите со мной ехать… Что ж так? Раньше почему-то хотели, и очень… Чем же вызвана такая внезапная перемена?
Но додумать Андрей не успел. Из каморки донесся звонок телефона.
- Алло, - Катя подняла трубку. – Коля?

5

Андрей замер, прислушиваясь к разговору, и, казалось, не дышал.
Катерина быстро поговорила и медленно положила трубку, тоже вслушиваясь в столь необычную тишину, воцарившуюся в кабинете начальника.

Коля обещал ее дождаться… Услышав, что Катя уже выезжает, он очень удивился.
- Как же тебя твой Жданов ненаглядный отпустил? Или он уже уехал?
- Андрей Павлович остался, уехал Роман Дмитриевич.
- Тем более странно… Он же раньше 11 тебя домой не отпускает…
- Коль, я очень устала… Дома поговорим…
- Дома так дома…
- Коль, дождись меня пожалуйста, хорошо?
- Ладно, Пушкарева, жду.

Катя только сейчас подумала, что Андрей, наверное, слышал весь их разговор. Она вспомнила инструкцию Романа:
«Не забывай, что коварный Николай Зорькин жаждет нашей крови и ждет не дождется, когда мы совершим неверный шаг. Тогда Зималетто уплывет к нему, а мы с тобой пойдем побираться.»

При чем здесь Коля?
Андрей всегда говорил, что ревнует ее к Николаю. На самом же деле он ревновал не ее, все это – из-за компании… Катя закрыла лицо ладонями и обессилено уронила его на стол.

Андрей нахмурил брови и обвел тяжелым взглядом кабинет. Карандаш, минуту назад вертевшийся в руках господина президента, совершил непродолжительный полет и с треском отлетел от стены.
Андрей Палыч остался…
Дома поговорим…
Дождись меня, пожалуйста…
Да, Зорькин зря времени не терял… Стоило Андрею заикнуться об отъезде, он уже тут как тут - к Катерине подкатывает! Прав был Роман. А Андрей только отмахивался, смеясь, не видя в Николае серьезной угрозы. А зря. Он ошибался. А Катя говорила, что он ей просто друг…
Друг...
Теперь это так называется?!…
Андрей уже снял трубку и хотел было набрать номер друга, но потом передумал и решил, что справится сам. Он достал из ящика открытку и игрушку и решительно направился к каморке.

Катерина тяжело вздохнула и уже собралась уходить. Она уже одела пальто и застегивала его, когда открылась дверь и на пороге возник Андрей.
- Катя… У меня для вас кое-что есть… - с этими словами он положил на стол открытку и зайца. – Вы уже готовы? Тогда поедем.
- Не надо, Андрей Палыч… Меня папа подвезет, он сейчас за мной заедет…
- Что вдруг? - спросил он, медленно обходя стол. - Глаза красные… ты плакала? Проблемы дома? – он взял ее лицо в свои ладони и участливо посмотрел.
- Нет, у меня все хорошо… И дома, и вообще… - ответила Катя, поспешно отворачиваясь.
- Ну так это же замечательно… - Катя посмотрела в его глаза. Она так хотела, чтобы Андрей сейчас сделал или сказал что-то, что бы доказало, что инструкция - всего лишь шутка, нелепый и злой розыгрыш. Но пока он делал все только подтверждающее ее существование.
- Совсем забыл… Завтра вечеринка у Волочковой, я хотел, чтобы вы пошли со мной… - он попытался ее поцеловать, но почувствовал, как Катя отдаляется от него и еще плотнее укутывается в свой шарф.
- До свидания, Екатерина Валерьевна, - холодно ответил он, постояв еще несколько секунд рядом, и вышел из кабинета.

Катя взяла в руки открытку. Все совпадало, слово в слово… Предательские слезы вновь грозили вылиться наружу… Она положила зайца и открытку в ящик. Достав фотографию Андрея, она разрезала ее ножницами. Затем взяла сумку и вышла из кабинета, только на этот раз без приключений, не обнаружив начальника в кабинете и спокойно пройдя мимо пустого ресепшена и приемной.

***

Катин ранний приход был воспринят дома как настоящий праздник. Но на все уговоры сесть за стол Катя отвечала отказом, мотивируя это тем, что уже пообедала с девочками.
-Нет, ну как же это так… - причитала Елена.
-Оставь девку в покое, проголодается - сама придет, поест! - донесся голос Валерия Сергеевича с кухни.
- Неправильно это… Катюш, ты же голодная! Смотри, вон как вся исхудала… С этой работой… - Елена Александровна качала головой, смотря на дочь.
- Мам, я не хочу есть, мы уже все девочками поели… Я правда, не хочу… - сказала Катя, увлекая Николая за собой в комнату.

- Что случилось-то, Пушкарева, давай рассказывай! На тебе лица нет…
Катя в ответ молча вручила ему инструкцию.
-Но…
-Читай…
-Ладно, ладно…- он принялся читать.
Через несколько минут возмущенный Коля ходил по комнате туда - сюда, поминутно грозясь Андрею:
- Ну, этот Жданов… Он у меня еще получит! Кать, а давай его накажем, а? Лишим компании - сделаем то, чего он так боится…
Катя не выдержала и расплакалась. Коля принялся успокаивать подругу, говоря, что они обязательно накажут Жданова. Но Катя не соглашалась с Колей - она не могла так поступить с Андреем. Вскоре Коля ушел, решив так просто не сдаваться и не отказываться от идеи поквитаться со Ждановым.

А Катя погрузилась в невеселые воспоминания. Всю жизнь она была окружена людьми, которые смеялись на дней, издевались и упражнялись в своем остроумии… Но она была благодарна им: они не скрывали своего отношения к ней. История повторилась… почему, почему опять? Почему Андрей с ней так поступил? Неужели он думал, что она и вправду может забрать у него компанию? Она ведь все для него сделала … И никогда бы его не предала… Зачем было лгать? Слезы опят полились против Катиной воли…
Может, Коля прав, и стоит наказать Андрея?

6

Утро для Катерины начиналось практически так же, как обычно. Будильник, завтрак, вкусные свежеиспеченные пирожки, йогурт campina, которым чуть ли не насильно мама снабжала на работу… Та же незатейливая кофточка, тот же пиджачок, та же юбочка… И Коля уже с утра пораньше прибежал к ним подкрепиться… Вот только сама Катя другая. Ей не хочется, так, как раньше, стремглав мчаться на работу…Наоборот, она бы все отдала, чтобы там больше не появляться. Чтобы не видеть его…
Катя устало прислонилась к дверце шкафа. Наивная дура… Как она могла подумать, что Андрей Палыч может влюбиться нее? Глупый, жестокий самообман… Он просто поиздевался над ней, использовал, словно какую-то вещь, а когда она ему уже не понадобится, выбросит на помойку… Так же он поступал и с Кирой. И Катя прекрасно это видела… Кира нужна была ему только для Совета Директоров, во всяком случае, он так говорил… И она ему верила.
Верила…

Глухой удар раздался по стенке шкафа.
«За что?» - будто пискнул он, жалобно скрипя.
За что?
Эхом отозвалось в душе Катерины…
Но… Андрей был с ней таким… нежным… любящим, заботливым… Ну не может человек так притворяться… Неужели все это - лишь талантливая игра непризнанного актера? Хотя нет, почему непризнанного!.. Его дебют уже состоялся - постоянные стычки с Кирой и дуэт Жданов - Малиновский по актерскому мастерству и запудриванию мозгов опережали всех… Катя невесело усмехнулась и посмотрела на себя в зеркало.
А чего ты хотела, Пушкарева?
Ждала, что он тебя полюбит, бросит все и женится на тебе?
О чем ты думала, соглашаясь на роман… с НИМ?
Неужели ты всерьез полагала, что он может жениться на ТАКОЙ, как ты?

Впервые в жизни ей захотелось стать другой, не такой, какой была. Конечно, раньше она тоже хотела измениться, но в принципе ее все устраивало. А сейчас… Почему именно с ней все это происходит? Она всегда знала, что она некрасива, но как-то мирилась с этим. С трудом пережив историю с Денисом, благодаря Коле и маме Катя стала жить дальше. Еще раз она бы этого не пережила. А теперь… Все повторяется снова… Только на этот раз в сотни раз больнее… Зачем играть на чувствах людей?
Неужели деньги дороже?
От размышлений ее отвлек Валерий Сергеевич, который напомнил дочери о том, что ее обязанности еще никто не отменял, и ей пора на работу. Катя хмурым и затуманенным взглядом посмотрела на себя еще раз…
Чем выше ты взлетаешь, тем больнее падать…

***

Роман промучился весь перелет. Из головы у него не шла история с инструкцией. Почему он так уверен, что ее взял Андрей? А вдруг это не так? Что тогда? Даже страшно представить… Рома зажмурил глаза на мгновение. И Катя… Она так плакала… Если это не Жданов… И не Зорькин… Тогда остается только одно… Роман даже не знал, что будет хуже: если инструкцию найдет Катя, или если ее найдет Воропаев. С одной стороны, теоретически, лучше Катя, так как с ней можно договориться и найти общий язык, но с другой…
Обиженная женщина способна на все… Ромка знал это, как никто другой.
А вдруг… ее действительно нашла Катя?
Как по-другому можно объяснить ее состояние? Это что же надо было такое ей сказать, чтобы довести до такого… Ему почему-то стало жалко эту девушку, трогательную, с косичками, пусть и некрасивую. Роман – настоящий эстет, не был сторонником тех, кто считал, что некрасивых женщин не бывает. И конечно, не понимал, что можно найти в Катерине как в женщине. Но он уважал ее как профессионала. И сто раз уже пожалел о написании этой дурацкой инструкции, которая должна была стать некоторым курсором на время его отсутствия для друга, а в итоге превратилась в оскорбительный и язвительный, полный желчи план по укрощению «очкастого монстра».
По прибытии в отель Роман первым делом попросил его соединить с Москвой по очень важному и неотложному делу. Однако в связи ему отказали.
- Простите, сэр, но связь с Москвой невозможна.
- Как это невозможна? Почему?
- По техническим причинам связь временно отсутствует.
- Но сделайте что-нибудь, вы же лучший отель в Праге!
- Увы, сэр, мы бессильны.
- И что же теперь делать?
- Остается только ждать. Простите, - извиняющимся тоном оправдывалась перед ним молодая симпатичная эффектная брюнетка, чем-то напоминавшая актрису, сыгравшую Ольгу Калиновскую в «Бедной Насте».
В свое время у Романа с ней был (простите за каламбур) роман. Но сейчас девушка, так похожая на его бывшую пассию, нисколько его не заинтересовала. Сейчас проблемой номер один было связаться с Москвой. Что он скажет или спросит у Андрея, Ромка не представлял. Но поговорить с ним было необходимо. Мобильник тоже не работал. Рома тихонько выругался.
Что же сегодня за день такой?

***

Катя пришла на работу вовремя, минута в минуту. На удивление, шеф уже тоже был на месте. А она так надеялась, что придет раньше него! Глубоко вздохнув и набрав побольше воздуха в грудь, Катерина открыла дверь в кабинет.
- Доброе утро, - хотела сказать она, но ее опередили…
- Доброе утро, Катенька! Вы как всегда, вовремя! - улыбнулся Андрей.
Как ни в чем не бывало…
Все по-прежнему, ничего не изменилось…
- Как ваше самочувствие? - вновь та забота в карих глазах.
- Все в порядке, спасибо, - чуть помедлила она с ответом. - Я могу идти?
- Да… Катя, идите, - улыбнулся он.

Через несколько секунд Катя скрылась за дверью каморки.
Катерина устало прислонилась к двери. День только начинался, а она уже успела пожалеть в который раз, что пришла сюда работать, и ее начальником был Андрей Павлович Жданов. И долго это будет продолжаться?
Теперь так будет всегда?
Может, плюнуть на все и уйти отсюда, пока не поздно?
Нет…
Она не предаст его…
Не оставит одного…
Она не уйдет.
Катя со вздохом повесила пальто на вешалку. Взгляд остановился на столе, на котором лежали открытка и игрушка.

7

Она, двигаясь словно в замедленной съемке, приблизилась к столу. Конверт с до боли знакомым дизайном и мохнатый кот лежали сверху на стопочке бумаг. Катя закрыла глаза, едва коснувшись рукой открытки. Она знала каждое слово, написанное здесь. Ошибки быть не могло. Тот же конверт, тот же кот…
Все по плану…
А она так надеялась, что вчерашнее совпадение - случайность, нелепость, недоразумение… Что сегодня Андрей войдет и скажет, что это - просто шутка…
Шутка…
Это и есть шутка…
Только подшутили над тобой…
Коснувшись шероховатой поверхности конверта, Катерина отдернула руку, будто обжегшись, и поспешно убрала все в стол, туда же, где лежала первая открытка. Подавив в себе тяжелый вздох, она села за работу, стараясь отвлечься от дурных мыслей, но получалось плохо.

Андрей с трепетом ждал, когда же Катя прочтет открытку, но зайти к ней не решался. Он корил себя за вчерашнюю слабость, за то, что позволил ей идти одной. Отпустил, хотя прекрасно знал, что она уехала на такси, а не с Валерием Сергеевичем. А еще… Ему было стыдно за инструкцию Малиновского, но еще больше - за то, что он ей последовал. Андрей сам не хотел себе в этом признаваться, но он понимал, что поступает неправильно. Он чувствовал себя виноватым перед Катериной. Игрушки, открытки - все куплено и подписано Малиновским, это - его слова, не Андрея… Это Роман из кожи вон лезет, подбирает рифму, вымучивает стих, а задача Андрея - просто донести их до адресата… Он не искренен с ней. И даже в отсутствие Ромки он умудряется следовать его инструкции и дарить подарки, специально им подготовленные. Андрею впервые за долгое время захотелось самому что-нибудь сделать для Кати: написать ей или подарить что-нибудь… Розу, например… Но не успел Андрей хорошенько обдумать эту мысль, как в дверь кабинета постучали.

- Да, да, войдите!
- Простите, а здесь где можно найти… Сейчас, одну минуточку… Екатерину Валерьевну Пушкареву? Меня послали сюда, - жизнерадостно улыбнулся курьер, держа в руках огромный, явно сделанный на заказ букет.
- Что?… Простите… Ах да…Екатерину Валерьевну… Одну минуту… - Андрей поправил очки, и, повернувшись к каморке, громко, насколько он это умел, крикнул, - Катя!
Не успела Катя как-то среагировать и подать голос, как на пороге кабинета возникла Виктория с истошными криками:
- Андрей, Андрей, я его не пускала… Он сам! Сказал, что к Пушкаревой! Ошиблись, наверное! – выдала на одном дыхании запыхавшаяся Клочкова.
- Все в порядке, Виктория. А с чего ты решила, что здесь произошла какая-то ошибка? - ответил Андрей, внутри же отчаянно надеясь, что здесь все-таки что-то напутали.
- Ну как… - улыбнулась Виктория. - Это же Пушкарева… Кто ж ей букеты будет слать? Если только ботаник какой-нибудь с извращенным чувством прекрасного!

Ботаник…
Где-то он уже это слышал…
Андрея внезапно одолело нехорошее предчувствие…
Неужели опять… Зорькин?!…

- Вика, ты бы шла, не мешала другим людям работать. Сама ничего не делаешь, так дай хотя бы другим возможность потрудиться!
- Но…
- Никаких «но»! Иди, работай! Катя! - он снова обратился к каморке, в которой, казалось, жизнь остановилась.
- Хорошо, хорошо… - поспешила удалиться Виктория, чтобы избежать надвигающуюся грозу, а там, как знать, может, она и в ураган перерастет. Лучше заранее найти укрытие и спрятаться подальше от эпицентра взрыва, коим непосредственно являлся Андрей Павлович Жданов, и, собственно, его кабинет.
Поэтому Клочкова благоразумно решила отложить вопрос о повышении зарплаты на потом, дав обратный ход и в дверях чуть не столкнувшись с Пончевой.
- Господи, да что ж за проходной двор-то такой! - в сердцах крикнула Вика, исчезая в приемной.
- Тоже мне… начальница нашлась, - пробурчала про себя Таня, входя в кабинет.
- Виктория, ты еще здесь? – Андрей повернул голову, но вместо ожидаемой Клочковой увидел Татьяну. - Таня? А вы здесь какими судьбами? Вам тоже не работается? Что-то случилось?
- Нет, просто… Тут к Кате пришли… с букетом… Я хотела вас предупредить… - она повернула голову и только сейчас заметила курьера и виновато посмотрела на начальника.
- Спасибо, я уже в курсе… Это все? - премило улыбнулся он.
- Д- да… - неуверенно ответила Татьяна, которой было страсть как интересно узнать, от кого букет. Впрочем, как и Жданову, который, кажется, уже догадывался, кто этот тайный воздыхатель.
- Ну тогда идите, - еще более мило ответил Андрей, - работа не ждет!
- Да.. Конечно… - ответила Таня, так не двинувшись с места.
- В чем дело? Вы что-то забыли? – поинтересовался начинающий терять терпение, которое и так было в ограниченных запасах, Андрей.
- Н-нет… - дрогнувшим голосом ответила она.
- Ну, так идите! - повышение тона явно подействовало на сотрудницу, которую вмиг как ветром сдуло. - Катя! Да что там у вас происходит, в конце концов? Сколько можно вас ждать?!
Раздался грохот, затем тишина, наконец, из каморки показалась Катя.
- Да, Андрей Палыч…
- Наконец-то, Катенька! Что-то вы слишком быстро! Не прошло и года!
- Простите…
- К вам пришли, - Андрей кивком указал на курьера, который сидел на одном из красных кресел, нахмурив брови.
- Ко мне? – удивленно спросила Катя, переводя недоуменный взгляд со Жданова на курьера и обратно.
- Пушкарева Екатерина Валерьевна? – уточнил курьер, вопросительно глядя на Катю.
- Да, я…- вконец растерялась она.
- Вот, это вам, - вручил он ей букет. - Распишитесь здесь, пожалуйста.
- Мне? - ошеломленная Катя смотрела на букет, с трудом удерживая его в руках. Расписавшись, она поблагодарила курьера и уже намеревалась вернуться обратно в каморку, но знакомый голос ее остановил:
- Катя!
- Да, Андрей Палыч… - немного помедлив, повернулась она.
На мгновение два взгляда встретились: уверенный, готовый ответить и бросающий вызов и беспокойный, тревожный, полный неясного сомнения… Первый принадлежал Катерине, второй - Андрею…
Не зная, что сказать, Андрей выругался про себя.
- Нет, ничего… Вы можете идти…

Едва заметная и неуловимая торжествующая улыбка на губах… Еще мгновение - и обладательница этой улыбки скрылась за дверью, оставляя своего начальника и по совместительству возлюбленного томиться в неведении и терзать себя муками ревности. Андрей с силой ударил кулаком по столу.
Да что же с ним творится в последнее время?

Катя зашла в каморку, аккуратно прикрыв за собой дверь. Остановилась, вдыхая аромат цветов. Ее любимые красные розы… Эх, Коля, Коля… Ну зачем было так тратиться? Ну вот, еще и Андрей теперь что-то заподозрит. А она не хотела, вернее, еще не решила, как с ним поступит… она не хотела его наказывать… Но проучить? Возможно… Внезапный тихий грохот, раздавшийся из кабинета, заставил Катерину прислушаться. Нервничает…
Ревнует?
Значит, любит?…
Смутная надежда, только появившись, тут же уступила место мрачным мыслям, стоило Кате вспомнить про инструкцию.
Все - просто игра…
Подтверждение - в ящике стола…Она медленно его выдвинула. Игрушки, едва увидев свет, тут же были отправлены обратно в темноту одним движением руки. Нет!
Уж лучше не видеть, не напоминать себе лишний раз…

Она снова вернулась к букету. А что это? Открытка? Раньше она видела это только в кино, и ей впервые приходилось получать букет с открыткой, да что там с открыткой - просто букет! Не такой, с каким она ходила в первый класс или получала на день рождения, - а просто так, да еще такой шикарный. Рука неуверенно застыла в воздухе. С недавних пор она не любила открытки, и не любила их читать. Но на этот раз она пересилила себя и прочла:

“Я виноват, я знаю...”
Всего четыре слова вызвали недоумение, отразившееся на лице Кати…Первая мысль - а вдруг это Андрей?…
Неужели?…
Но разум тут же спустил ее с небес на землю.
Нет, нет, нет…
Кто угодно, только не он…
Скорее всего, это Коля… Больше некому. Но что он имел в виду? Неужели то, что предлагал наказать Андрея? Или извиняется за присланный с целью позлить Жданова букет и за то, что не предупредил заранее, и это не было обговорено? А может, он все-таки взял кредитку Никамоды и решил потратить деньги на Викторию, с которой даже толком-то знаком не был?
Чтобы развеять свои сомнения, Катя сняла трубку и набрала номер. В любом случае, его нужно поблагодарить: букет действительно превосходен. И отругать: он же, наверное, очень дорогой…

- Компания “Никамода”! Слушаю вас! - деловито ответил в трубку Николай.
- Расслабься, это всего лишь я.
- Пушкарева… Что стряслось? Ты мне потенциальных клиентов отпугиваешь - они сейчас звонят, а здесь занято!
- Коля, подождут твои клиенты… Во-первых, спасибо… А во-вторых, - продолжала Катя чуть тише, чтобы Андрею не было слышно. - Зачем ты так потратился? Это же очень дорого… Что-то случилось?
- Так, секундочку, я не понимаю… Пушкарева, ты о чем?
- О букете, который ты мне прислал…
- Я?

8

- Коль, не смешно…Ты, конечно…
- Пушкарева, я конечно, занятой человек, понимаешь ли - постоянно в разъездах - то в Париж, то в Нью-Йорк, то в Лондон…Но пока в здравом уме и в твердой памяти и прекрасно помню, что никакого букета тебе не отправлял.
- Но…
- И потом, мы же договорились, что пока не будем предпринимать никаких действий по отношению к Андрею, вернее, ты сама так захотела…Или что-то изменилось?
- Нет, но… - окончательно смешалась Катя, пытаясь понять, что происходит.
- А тебе не приходила в голову мысль, что этот букет мог прислать твой обожаемый Жданов?
- Нет… - слишком резко ответила она, покраснев. На самом деле, ей такая мысль приходила в голову, просто она сразу ее отмела…
- Я же просто спросил… - обиженно пробурчал Коля. - А что? Получается, у тебя появился новый ухажер? А мне ничего не рассказала…
- Какой ухажер, Коля? - возмущенно и слишком громко крикнула Катя. - Ты что, с ума сошел? - продолжила она уже чуть тише. - Наверное, просто произошла ошибка.
- Ну да… Сказки мне тут рассказывать не надо, - засмеялся господин финансовый директор в трубку.
- Ха-ха-ха! - она возмущенно фыркнула. - Ладно, мне нужно работать. Пока.

Катя положила трубку и озадаченно посмотрела на букет. Кто же мог его прислать? Если это не Коля, то кто? Оставался только один человек…
Андрей…
Но это просто невозможно…
В голове не укладывается…
Она дрожащими руками еще раз развернула и прочитала записку, прилагавшуюся к букету.

Я виноват, я знаю…

Нет, это просто ошибка… Не может быть такого…
Катя уже хотела отнести букет обратно курьеру, но что-то ее остановило. Рука сама потянулась к ящику с игрушками и открытками…Она взяла в руки открытку, полученную сегодня…
А что, если я ошибаюсь?…
Она раскрыла ее…Но вместо ожидаемого стихотворения там было написано ровным и уверенным почерком следующее:

«Катя, я очень скучал без тебя вчера и жду не дождусь вечера. Не забудь, сегодня вечеринка у Волочковой, и я хотел бы, чтобы ты тоже пошла. А потом мы могли бы провести где-нибудь время…
Ты мне очень нужна.
Твой А.»

Катя читала и не верила своим глазам…Она ожидала увидеть открытку, написанную Малиновским… Ведь все было то же самое, даже открытка та же… Но слова… были совершенно другими.
Неужели… он сам написал?
Катя перечитывала еще и еще раз, словно не веря в реальность происходящего… Но слова никуда не исчезали… Означает ли это, что она ошибалась? Поверила этой дурацкой инструкции, а вдруг…
Вдруг все не так?…
Но вчерашняя открытка совпадала слово в слово…
Катерина окончательно запуталась и не знала, чему верить. И потом еще букет…От кого он?
Телефонный звонок заставил ее встрепенуться и оторваться от своих размышлений. Она уже хотела, было, взять трубку, но Андрей ее опередил.

Андрей не находил себе места. Наконец он встал и начал ходить туда - сюда по кабинету. Видел бы его сейчас Ромка! Хорош гусь! Оставил его одного и уехал! Тоже мне друг, называется…
Андрей вздохнул. Вчера Катя отказалась от его предложения подвезти ее и уехала домой на такси. Он прекрасно это видел. Никакого Валерия Сергеевича не было. Она ему солгала…Но зачем? Дома ее ждал Коля…
Наверняка не хотела, чтобы Коленька видел их вместе…
И какая-то странная весь день вчера была…а сегодня еще этот букет! Андрей схватился за голову.
Это невыносимо!..
Итак, подведем итог. Катя в последнее время какая-то странная, его избегает, а теперь еще по телефону она заявила Николаю, что никакого ухажера у нее НЕТ! Будто оправдывается!
Внезапно зазвонил телефон. Андрей не хотел никого видеть и слышать.
А вдруг…
Андрей покосился на каморку.
А что, если это Зорькин?
Опять решил позвонить?…
Не наговорился?..
Ромео…
Сейчас я с ним побеседую!…
Он подошел и снял трубку.

***

Роман безуспешно пытался связаться с Москвой весь вечер, но все безрезультатно. Чтобы как-то убить время и проанализировать сложившуюся ситуацию, он решил прогуляться. Свежий воздух подействовал на него положительно, и Роман начал думать, что же можно сделать, чтобы исправить положение. Ситуация осложнялась тем, что в данный момент Ромка находился в Праге, а связь с Москвой временно отсутствовала.
Думай, думай, думай…

Незаметно для себя он, намотав довольно большой круг вокруг отеля, снова пришел к нему. Так ничего и не придумав, отчаявшись, Рома уже хотел идти обратно в номер, как вдруг заметил небольшую палатку с цветами. Внезапно в голову ему пришла идея.

В отеле он позвонил в службу доставки цветов и заказал шикарный букет. Помедлив немного с выбором цветов, он остановился на красных розах - просто и со вкусом. Подумав, он добавил открытку со словами. Здесь пришлось помучиться. В итоге Роман написал то, что чувствовал и сказал бы при встрече. Вздохнув, он попросил отправить цветы в… Москву. Проверив связь, которой до сих пор не было, он с тяжелым вздохом плюхнулся на кровать. Завтра она получит букет. И наверняка решит, что он от Андрея. Ну, уж точно не подумает, что цветы от него. Роман усмехнулся. Это было даже хорошо - если Катя ничего не знает об инструкции, то будет рада такому знаку внимания со стороны Андрея. А если все-таки она знает об их плане - то подумает опять-таки, что Андрей раскаивается и просит прощения. Только вот открытка… Зря, наверное, он ее отправил. Но что сделано - то сделано, теперь уже поздно что-либо менять. Однако все равно что-то его беспокоило, и он не мог объяснить, что. Ромка перевернулся на другой бок и попытался заснуть.
Утро вечера мудренее…

Однако заснуть ему так и не удалось. Ночью он не сомкнул глаз и
Никак не мог перестать думать об этой дурацкой инструкции. Нужно было что-то делать, так дальше продолжаться не могло.
Он быстро принял душ, позавтракал на скорую руку, оделся и спустился в холл, перед этим зайдя к Кире. Она еще спала и очень удивилась столь раннему визиту.

- Ромка, ты что так рано? - спросила она, зевая и жестом и отходя в сторону, пропуская его в номер. На ней был ее любимый домашний мягкий сиреневый костюм. Кира не очень любила переезды и быть вдали от дома, поэтому она всегда старалась взять с собой какую-нибудь вещь, от которой веяло домашним уютом.
- Прости, если разбудил… Кир, мне нужно срочно уехать в Москву, я зашел тебя предупредить, - он так и остался стоять на пороге.
- В Москву?… - Кира не понимала, спит она или уже проснулась, - подожди, но как это… а как же партнеры, поставщики?
- Ты прекрасно справишься одна, ты же умница! Кроме того, вы не первый год знакомы, я думаю, вы без труда решите все вопросы и без моего присутствия.
- Но, Ром… - растерянно произнесла она.
- У тебя все получится! – ободряюще улыбнулся он. - Ну, мне пора, а то опоздаю. Пока! - он чмокнул вконец растерявшуюся Киру в щеку и зашагал по направлению к лифту.
- Пока…- ответила она ему вслед, так и оставшись в дверях и наблюдая за Романом.

- Роман Дмитрич!
Малиновский обернулся. Девушка, зажимая в одной руке телефонную трубку, другой махала ему рукой.
- Связь с Москвой наладили!
Роман в мгновение преодолел расстояние до стойки и, поблагодарив шепотом девушку, набрал номер. В трубки раздались заветные гудки.
-Алло!

9

- Андрей? Ну, слава Богу! Я уже думал, что никогда тебя не услышу! - обрадовано произнес в трубку Роман.
- Малиновский?
- Да, а ты ожидал услышать кого–то другого? Жанетту, Жоржетту?
- Очень смешно! Ты там шутишь, а я не знаю что мне делать…Оставил меня одного! Тут такое творится….
- Это не надолго. Послушай, я скоро вылетаю и приеду на день раньше… Жданов, это очень важно: ни в коем случае не следуй инструкции! Ты меня понял?
- Какой инструкции?
- Которую я оставил у себя на столе…
- А, эту… Поздно, Ромка…
- Только не говори мне, что ты последовал моему плану…
- А что мне еще оставалось делать? Этот Зорькин!… Следует за Катей по пятам!
- Что, все так серьезно?
- Можно подумать, что нет! А сегодня вообще букет цветов прислал… - Андрей покосился на каморку.
- Э - эй, ты говори–то потише, а то Катерина услышит…
- Да пусть слышит! Это не секрет, что Зорькин ее встречает дома… Она даже со мной вчера домой не поехала, представляешь, все – из-за Коли!
- Ну, положим, не все…
- Что ты имеешь в виду? – поинтересовался уже немного успокоившийся Жданов.
- Букет…
- А что с ним?
- Его прислал я…
- Ты?!… - Андрей подпрыгнул на месте от неожиданности.
Еще бы, не каждый день услышишь такое…
- Да, я… - Роман попытался представить, в каком сейчас состоянии находится его друг и измерить в баллах, чтобы узнать, какой величины будет землетрясение, и не достигнет ли оно Праги. Вывод был неутешительным - стрелка стремительно приближалась к максимальной, грозя вылиться в извержение вулкана.
- Какого черта?!
- Спокойно, Андрей, спокойно…Это необходимо было сделать…
И потом, сколько раз я тебе говорил, что женщинам нужно обязательно дарить цветы? Но ты постоянно забываешь!
- Да причем здесь… цветы?! Зачем ты это сделал?
- Я же говорю, так надо было…Объясню по приезду. Ладно, мне нужно спешить, у меня вылет через полчаса. Скоро увидимся. Не скучай, - улыбнулся он в трубку.
- Да, уж…Соскучишься с вами! - Андрей с силой швырнул трубку на рычаг.

Безумный сегодня день…
Зачем Роману понадобилось присылать Кате букет?
И почему он сегодня возвращается? Он так и не спросил…
А Кира? Она летит с ним или нет?
Сплошные вопросы, и никаких ответов…

Катя по услышанным отрывкам, сопоставив их, пришла к выводу, что букет - дело рук Малиновского. То есть, подарил его Андрей, но с подачки своего друга. И то же самое наверняка касалось «новой» открытки…
Они просто изменили стратегию…
Решили сменить тактику…
А она-то, дура наивная, уже купилась, подумала, что открытку написал сам Андрей, и букет тоже он прислал…
Золушек не существует…
И прекрасных принцев тоже…
Только в сказках…
Она горько усмехнулась. Ну вот, и вся сказка. Опять план, опять Малиновский. Все просто.
Но, почему они отказались от первоначально плана?
А вдруг они догадались, что она знает?
На минуту Катя испугалась. Ей стало страшно, что Андрей в курсе, из-за чего она ходит такая заплаканная и неприветливая. Но потом Катерина уверенно отмела эту мысль. Вряд ли они догадались. Скорее, просто решили придумать что-нибудь посвежее. Сменить амплуа, так скажем. Ну, что же…
Флаг в руки…
Только на нее это не подействует.
Зря стараетесь…

Энергичный стук в дверь заставил ее оторваться от своих размышлений. В последнее время Катя только и делала, что постоянно уходила в себя и не замечала ничего вокруг. Так было и на этот раз.
- Войдите! – поспешила ответить она.
На пороге появилась сверкающая и улыбающаяся Юлиана.
- Привет, Катюш! Ну как у тебя дела, как самочувствие? - ее взгляд стал на немного обеспокоенным и заботливым.
- Все в порядке, спасибо… - немного обескуражено ответила Катерина, удивленная таким вниманием к своей персоне.
- Тебе стоит взять выходной на пару дней. В последнее время ты вся какая-то замотанная, уставшая ходишь, вон как побледнела вся…Надо будет поговорить с Андреем. - Юлиана покачала головой, посмотрев на Катю.
- Нет, ну что вы, право не стоит, - покраснела Катерина.
- Я подумала над твоими вчерашними словами… И я решила тебе доказать, что ты не права.
- Что вы имеете в виду?
- Я докажу тебе, что ты ошибаешься, говоря, что ты некрасивая, и все над тобой смеются.
- Бросьте, это глупая затея, она ни к чему не приведет… - обреченно усмехнулась Катерина, закрывая лицо руками.
- Доверься мне, и тогда все получится. Поверь в себя, - ободряюще улыбнулась Юлиана. - Кстати, а почему ты все еще здесь? – она вскинула брови, очертив каморку зонтиком и обведя ее взглядом. - Новый кабинет еще не готов?
- Новый кабинет? - удивленно переспросила Катя, пытаясь придти в себя от предыдущей фразу и смотря Юлиане в глаза.
- Да, новый кабинет! Теперь у тебя будет светлый, просторный кабинет, Катюш, не то, что это каморка!
- Но… Мне не нужно… Мне и здесь хорошо…- потупив глаза, тихо ответила Катя.
- Ага… Хорошо… Так хорошо, что ты уже стала похожа на тень отца Гамлета. Боюсь представить, что будет дальше. Это даже не обсуждается, - уверенно ответила ее собеседница.
- Но… Как же… мы с Андрей Палычем постоянно что-то рассчитываем, ему так удобней, он будет недоволен… - Катерина сама удивилась вдруг непонятно откуда взявшейся смелости.
- Не беспокойся, Катюш, с Андреем я уже решила этот вопрос. Кабинет Ветрова не так уж и далеко расположен от президентских апартаментов, ну а если это будет необходимо, я думаю, Андрей решит вопрос с офисами и найдет что-нибудь поближе, - Юлиана улыбнулась. – Да, кстати…Сегодня будет вечеринка у Волочковой… Ты идешь, Кать?
- Да, Андрей Палыч сказал мне, чтобы я пошла с ним тоже.
- Отлично! Значит, я попозже зайду еще, подберем с тобой наряд для вечеринки. А сейчас мне надо бежать! До встречи, увидимся! - Юлиана помахала зонтиком и скрылась за дверью, улыбнувшись напоследок еще раз.
Ошеломленная Катя осталась сидеть в кресле, не в силах пошевелиться. Юлиана так быстро и непринужденно это сказала, что Катя даже не успела возразить и сказать, что это не нужно и лишнее.
Юлиана и она… будут подбирать наряд?…
Для нее?...
Происходящее казалось невероятным. Такого просто не могло быть!
Еще некоторое время назад Катя вспоминала сказки, грустно осознавая, что их не существует. А сейчас появилась Юлиана, как настоящая сказочная фея, которая обещала ей помочь…
Поверить в себя…
Вот только все это бесполезно… Потому что все это делается только ради одного человека, который наверняка ничего не оценит или даже не заметит…
Катя с грустью посмотрела на дверь каморки, за которой находился он. Всего какая-то дверь, стена отделяла их, но она была так высока и прочна, что преодолеть ее было невозможно. Она уже пыталась и думала, что ей это удалось. Забравшись на самую вершину, она совершенно забыла, что нельзя забываться, но Катя ничего не замечала вокруг…И горько за это поплатилась, упав и сильно ударившись. Она усвоила урок и поняла, что все это было лишь иллюзией, ее миражом. Никогда он ее не любил и не полюбит.
Им не суждено быть вместе…

10

Привычно тяжело вздохнув, Катерина уже хотела покинуть кабинет, чтобы отправиться на обед. Но ее планам помешали… Помешал Андрей, внезапно появившийся в проеме двери.
- Катя… - он шагнул в каморку. Затем зачем-то обернулся и прикрыл за собой дверь.
Катя инстинктивно сделала шаг назад, потом еще один, пытаясь справиться с одолевавшими ее мыслями.
Зачем он прикрыл дверь?…
- Андрей Палыч, вы что-то хотели? – как она не старалась, голос все равно дрогнул. Ругая себя последними словами, Катя все же не осмелилась поднять глаза и посмотреть на Андрея.
- Я хотел… - он опустил глаза. – Я хотел спросить, как там отчет…

Ну вот… А ты чего ждала?
Того, что он накинется на тебя с объятиями и признаниями в любви?

- Да, с ним все хорошо. Можете не беспокоиться, – холодный, непроницаемый взгляд.
- Замечательно… Но… Я пришел не из-за этого…
Сердце испуганно замерло…
- А зачем тогда?
Зачем? Зачем все это?
Я… - Андрей начал медленно обходить стол. – Я пришел к вам, Кать, потому что… - рука замерла в сантиметре от незаметно подрагивающих плеч. – Потому что очень соскучился…

Он снова лжет…
Почему?
Зачем все это?
Неужели из-за компании?

Но он так близко… Это невыносимо… Невыносимо и совершенно невозможно ему сопротивляться… И как она себе это представляла? Она не думала, что будет так тяжело…

Забыть его…

- Вчера вы ушли, оставив меня одного и даже не разрешили себя проводить… - рука медленно опустилась на Катино плечо, обнимая его, а вторая осторожно коснулась щеки.
- Не надо, Андрей Палыч… - тихо попросила она, пытаясь отстраниться.
- Кому не надо, Кать? Вам не надо? Мне то как раз нужно… Именно это… - рука незаметно переместилась на талию, и в следующую секунду Катя уже оказалась в его объятиях, таких сладких и мучительных.
Андрей пытался поймать ее взгляд, но не смог… Поцелуй, поначалу нежный и невесомый, постепенно перерос в страстный. Андрей просто не мог остановиться, чувствуя, как Катя раскрывается ему навстречу. А Катя не могла ничего с собой поделать. Ей не оставалось ничего другого, как поддаться ему. Потому что не могла…
Не могла противиться этим сильным рукам..
Этому аромату одеколона, который кружил голову…
Да что там, одно его присутствие, особенно на опасно близком расстоянии, уже заставляло ее с трудом держаться на ногах.
Мир как будто перестал существовать, сосредоточившись для них лишь друг в друге.
- Кать… Я так надеюсь, что сегодня мы сможем провести время сегодня вместе… Я не могу без тебя… - он взял ее лицо в свои ладони. - Только ты и я…
Катя подняла на него свои глаза. Так хотелось сейчас ему поверить…
И пойти за ним куда угодно, хоть на край света…

- Да, - тихо ответила она.
- Катенька… - Андрей облегченно вздохнул, а на его губах заиграла улыбка. Не давая ей одуматься, он запечатлел на ее губах нежный поцелуй. – Я очень рад, что вы согласились…Ну, мне пора работать…

Он вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Катя невольно протянула за ним руку, которая еще горела от его поцелуя. В глазах застыли слезы.

Как хотелось верить…
Глядя в эти красивые карие глаза…
Ну не могли они так врать…

Но Катя в очередной раз опустила себя с небес на землю.
Ничего нет… Все – просто игра…

Андрей думал о Кате. О его Кате…
Он не знал, с каких пор она стала его и почему… Он знал только, что не хочет ее ни с кем делить… И не собирается…
И никакие Зорькины и Малиновские ее не получат, пусть даже не надеются!
Катя - моя!…

Он так хотел сказать ей, что чувствует сейчас. Он хотел сказать, что она делает его самым счастливым человеком на свете… Но не смог… Вместо этого получилось только сказать, что он очень рад предстоящей встрече… Рад… Не то слово… Он не мог это объяснить, но..
Такого с ним никогда не было.
Его словно уносило волной… Рядом с Катей он забывал про все. А еще… Он совершенно не знал, как с ней себя вести. Он не привык к таким отношениям. Он всегда был окружен толпой девушек, которые вешались на него. И именно они были инициаторами их отношений. Что же касается Киры, то здесь имели место постоянные сцены ревности. Ни дня без них не проходило. Конечно, Андрей сам давал повод, но Кира уже не могла без этого, ей постоянно везде мерещилась измена. А Катя… Она просто была рядом. Всегда. Ничего не требуя взамен. Всегда поддерживала его во всем, понимала, даже когда это шло в разрез с ее мнением. Она согласилась… Стать главой подставной компании…
И все из-за него…
Радовалась каждому пустячку, каждому подарку, каждой мелочи…
А они… Андрей снял очки и потер ладонями лицо.
Они придумали этот план… Из-за компании… Идиоты! Да Катя… Она бы никогда… Никогда бы не предала их… Его… Вот только Николай Зорькин… Он, судя по всему, представлял собой реальную угрозу.
Но он начеку. Он не даст увести компанию…
И Катю тоже…

Так, видимо, пора развеяться. Надо бы сходить к Милко, спросить, все ли в порядке. Нужно чем-нибудь себя занять до вечера…
При упоминании этого слова на лице Андрея заиграла улыбка.
Спокойно. До него еще далеко… а пока - к Милко.
Он вышел из кабинета.

***
Катя попыталась успокоиться, но ничего не получалось. Внезапный стук в дверь заставил ее испугаться и подпрыгнуть на месте. Стучали в дверь президентского кабинета.
- Отлично! Президента на месте нет… Впрочем, кто бы сомневался. Ну хотя бы его помощница должна быть? – через минуту на пороге Катиной каморки появился Воропаев. - Вы здесь… Какая приятная неожиданность! А я уже было расстроился, не надеясь вас увидеть… - его лицо изогнулось в кривой улыбочке.
- Вы что-то хотели, Александр Юрьевич? – холодно и с не менее “приветливой” улыбкой вежливо спросила Катерина.
- Ну что вы так, Екатерина Валерьевна… Я же пришел к вам исключительно с благими намерениями… С, так сказать, деловым предложением…
- Хм, это что-то новенькое. Интересно, с каким же? – вопросительно посмотрела она на него.
- А я смотрю, оно вас заинтересовало… - Александр медленно обошел стол.
- Не обольщайтесь, - ответила ему в тон Катя.
- Я восхищаюсь вашей силой воли и преданностью к работе! Теперь я понимаю, почему Андрей взял вас на работу… Вы действительно незаменимы… Я бы сам не отказался от такого секретаря…
- Это комплимент или попытка переманить на свою сторону?
- Просто констатация факта, - ухмыльнулся Александр. - Но ближе к сути…У меня появилась информация касательно некой фирмы, которой вы владеете…
Катина рука не секунду замерла, не в силах двигать мышкой.
Господи, неужели ему все известно?
Но она тут же приказала себе взять себя в руки. Если бы Александр все знал, то об этом уже знало бы все Зималетто, ну или, по крайней мере, Совет Директоров. Ведь он так и ждал ошибки Андрея, чтобы занять его место. Главное - не подать виду…
- Не понимаю вас…
- Не понимаете? – настала очередь Александра изогнуть губы в иронической усмешке. - Ну, что ж… Я постараюсь вам объяснить… Вы являетесь владелицей некоей фирмы под названием Никамода, причем очень состоятельной… Не поделитесь, откуда у простой секретарши могут быть таки деньги? - Александр нагнулся и теперь оказался почти вплотную к сидящей на кресле Катерине, боящейся сделать лишнее движение.
Она решила, что разумнее будет промолчать…
- Молчите? Так вот… Я почти нутром чувствую, что эта фирма как-то связана с Зималетто. И поверьте, я выясню как. Но… я хочу предложить вам сделку.
- Вы сама любезность! - усмехнулась Катя. - С какой стати я должна заключать с вами сделку?
- Не пытайтесь казаться глупее, чем вы есть на самом деле, Катерина Валерьевна, вам это не идет… Вы прекрасно понимаете, что если я прав в своих расчетах, и Зималетто - банкрот, то когда все раскроется, вы с треском вылетите из этой компании… Я же предлагаю вам взаимовыгодную сделку: вы останетесь в компании, и вас никто не тронет, но взамен вы должны помочь мне…
- В чем же? - спросила Катерина, заранее зная ответ.
- А вы еще разумнее, чем я предполагал… Стать президентом компании, разумеется…
- Каким же образом?
- Вы поможете мне разоблачить Андрея… Я знаю, что вы делаете все эти отчеты, он даже палец о палец не ударил, все лежит на вас… Вместе мы бы смогли многое сделать… - горячий, обжигающий шепот раздался около ее уха, заставляя Катю вздрогнуть.
Вот он, шанс…
Отомстить Андрею…
Наказать его…

11

- В таком случае, Александр Юрьевич…- Катя отклонила голову в сторону. – Вы ошиблись: с Зималетто это никоим образом не связано, - ее голос звучал как нельзя более уверенно.
Александр немного опешил и встретился с ее взглядом. Катерина выпрямилась и достойно, с вызовом посмотрела на соперника.
- Вы уверены, Екатерина Валерьевна? - он взглянул на нее с насмешливой улыбкой.
- Можете не сомневаться, - вернула улыбку Катя.
- Ну что ж…- он ухмыльнулся. – Как знаете… Я не понимаю одного… Вы так преданны Андрею и готовы за него броситься и в огонь и в воду… Почему? А ведь он этого совершенно не замечает… - он навис над Катей, словно коршун. - И все же, подумайте над моим предложением. Решать вам, - с этими словами он подхватил портфель и вышел из ее маленького кабинета.
А ведь он прав…


Решив, что на сегодня с нее хватит, Катя решила отправиться пообедать, но не тут-то было. Пройти мимо подружек, учитывая то, что ей хотелось побыть одной, оказалось просто невозможным. Вокруг нее тут же собралась толпа, участники которой наперебой пытались выяснить, от кого же присланный букет. Однако видя, что все попытки бесполезны, и Катя непреклонна, все списали оказанный знак внимания на безумно влюбленного Колю. Наступившую было тишину вновь заглушил очередной вой голосов: на этот раз все возмущались, почему Николай никогда не провожает Катерину. Этот вопрос поставил ее в тупик. Желая поскорее окончить разговор, Катя поторопила всех, напомнив, что перерыв на обед не вечен, и если они хотят успеть, то им нужно поторопиться. Однако на этом неприятности не закончились. Дружная компания умудрилась столкнуться с Викторией, которая не преминула возможностью язвительно поинтересоваться, кто же «такой как Пушкарева» дарит букеты. Однако тут Женсовет не подкачал и вступился за подругу. Клочковой ничего не оставалось, как позорно удалиться. Поблагодарив девочек, Катерина наконец смогла направиться к своей каморке.

Оказавшись там, она прислонилась к косяку двери и почувствовала невероятную усталость. События этого дня действительно были очень насыщенными, и это было только начало: впереди было самое главное - вечеринка, на которую ей предстоит пойти, и еще неизвестно чего нужно было ждать от Юлианы, которая обещала зайти сегодня же. Катя и сама не понимала, почему так волновалась. Не то чтобы она полагала, что поход по магазинам изменит ее внешность. С самого детства люди, окружавшие ее, за исключением семьи и Коли, давали ей понять, что она некрасива, и никогда не станет привлекательной. Екатерина хорошо выучила эту аксиому и приняла как данность, не пытаясь доказать обратное. Она просто смирилась, сдалась. Редкие порывы ее измениться тут же жестоко подавлялись в корне. Так было с Денисом, когда она почувствовала себя красивой, но оказалось, что напрасно - это была нелепая игра, всего лишь спор, предметом которого она оказалась. Так было и с Андреем, ради которого она хотела измениться, но поход к стилисту не принес ничего хорошего и только усугубил ситуацию. С тех пор она оставила попытки изменить себя и свою внешность, решив оставить все так, как есть. Но любовь Андрея, его признания окрылили ее. Она почувствовала себя красивой, желанной… Пусть и в этой неприглядной одежде, нелепых очках и со смешными косичками… Но она любима…

И больше ничего другого не нужно…

Как вдруг…Мир разбился на мелкие кусочки, возвращая ее в реальность. В мир, полный лжи и обмана. Она снова наступила на те же грабли. Доверилась. Забыла про себя… И слишком поздно поняла, что все - лишь иллюзия, ненастоящее, искусственное.
А теперь… Где найти силы, чтобы вновь поверить в себя? Чтобы суметь собрать и попытаться склеить разбившееся на осколки сердце? Вновь почувствовать себя сильной и независимой, а возможно даже, когда-нибудь, снова любимой и желанной?
Неужели это возможно?
Катя лишь горько усмехнулась своим мыслям.
Кому нужен такой очкастый монстр? И никакие переодевания не помогут…

Ее размышления прервал деликатный стук в дверь. На пороге появилась Юлиана.
-Катюш, ты здесь?
-Да, я тут… - она подняла голову, чувствуя некоторую неловкость.
-Ну что, ты готова? У нас мало времени, а нужно сделать кучу дел! - она с задорной улыбкой посмотрела на подопечную.
-Так… рано?- Катя немного растерялась.
-Рано? – тут уже настала очередь Юлианы удивляться.- Я думаю, что этого времени неприлично мало, но к сожалению, альтернативы у нас нет. Так что собирайся, жду тебя внизу!
-Но…
-Не беспокойся, Жданова я беру на себя! - улыбнулась она.
-А…
- Поедем на машине Милко…
- Что?!…
- Он любезно согласился нас подвезти, - парировала пиарщица.
- Но… Он знает, что я тоже еду?
- Он в курсе. Это все? – вновь улыбнулась Виноградова.
- Да… Вроде… - вздохнула Катерина, не зная, что добавить.
- Ну все, я внизу. Время пошло, Катюш.

Ну вот, еще одно маленькое сумасшествие! Впрочем, ничуть не удивительно, если судить по меркам этого дня. Она поедет в одной машине… с Милко?!! Да он ее даже на порог не пустит, не то, что повезет куда-то! Это даже смешно! Чтобы он вот так согласился… Или всю дорогу будет причитать, а потом и вовсе машину сменит, побрезговав ездить на ней. А может, он просто не знает? Или не заметит ее в салоне своего большого автомобиля? Катя с грустью посмотрела на дверь. Ну да, мечтать не вредно…
Но вредно не мечтать…
Опомнившись, она последовала, наконец, указаниям Юлианы и стала быстро собираться. Накинув пальто и взяв сумку, она уже хотела выйти из кабинета, как вдруг остановилась как вкопанная, прислушиваясь к звукам, доносившимся из кабинета. А они не доносились. Точнее, стояла тишина. Его там не было. То ли обрадовавшись этому, а то ли наоборот, огорчившись, Катя осторожно, словно разведчик, вышла из каморки и направилась к выходу. Стоп!… А как же Воропаев? Андрей Павлович должен знать… Она в нерешительности остановилась около самой двери и повернулась, обвела взглядом стол, такой знакомый и родной. Его стол. Тот самый, куда она все время приносит на подпись бумаги, и куда же их складирует. Фигурка орла, напоминавшая своим завоевательским характером самого хозяина… Кресло, небрежно развернутое боком к столу, будто с него только что встали и забыли задвинуть… Она словно видела Андрея сейчас, работающего, за этим самым столом, и как будто советовалась с ним. Как же ему сказать? Взгляд скользнул дальше… Фотография Киры и Андрея вернула в реальность… Обман, все обман… Вот его настоящая судьба. С ней он будет счастлив. Катя решительно развернулась в сторону двери. Не беда. Она скажет ему о Воропаеве на вечеринке. В конце концов, Андрей же тоже там будет. С этими мыслями покинула кабинет.

***

Катя мерила платье. Посмотрев в зеркало, она в очередной раз увидела там отражение совершенно незнакомого человека. Неужели это… она? Катерина не верила своим глазам… Неужели одежда… Может так красить человека? Ей всегда казалось, что ее случай безнадежен, но теперь…
Она начинала верить в себя…
И в то, что сказки действительно существуют…
Иначе, как можно объяснить такое перевоплощение?
Раздавшийся из-за ширмы голос вернул ее в реальность.
- Катюш, ты там скоро? - спросила Юлиана.
- Сейчас… Я почти гот… - Катя не договорила, увидев в зеркале Юлиану, заглянувшую в кабинку.
Катерина, смутившись и покраснев, повернулась к ней, избегая смотреть в глаза.
Минуты две стояла тишина, которая становилась для Кати все более мучительной. Наконец, раздался тихий голос Юлианы:
- Восхитительно!…
Катя подняла свои удивленные глаза и, наконец, отважилась встретиться взглядом с Юлианой.
- Вы правда… так считаете?
- Конечно! А ты сомневалась?
Впервые за этот безумный день Катя почувствовала, как улыбается.
Столько событий и новых впечатлений…
- Спасибо… - внезапно она не удержала равновесия и чуть не упала.
К счастью, Юлиана успела ее придержать, да и мягкий пуфик пришелся очень кстати.
-Катюш, что с тобой? - Юлиана тревожно всматривалась в ее лицо и приложила руку ко лбу.
-Все в порядке, просто… - Катя вздохнула и улыбнулась, - наверное, перенапряжение… Устала немного…
- Ничего себе немного… Ты сейчас ведь чуть в обморок не упала… - Юлиана покачала головой. - Нет, так дело не пойдет… Придется отменить презентацию.
- Но…
- Никаких но, Катя! А вдруг с тобой что случится? Ты должна себя беречь. Я сейчас попрошу Милко, он отвезет тебя домой, - она уже было поднялась, но Катя ее остановила.
- Не надо, что вы! - испуганно и умоляюще посмотрела на нее Катя. - Я сама справлюсь, тут ехать недолго, на таски…
- Ну уж нет, одну я тебя не отпущу!
- Я попрошу, за мной заедут, не беспокойтесь! Коля…
- Коля? - строго переспросила Юлиана.
- Николай… Мой друг… - Катя почему то растерялась и покраснела, словно оправдываясь. – Мы с ним с детства знакомы…
- Ну раз так, то хорошо… И все-таки… Ты уверена, что так будет лучше? Может, тебя подвезем мы?
- Нет, нет, спасибо… Не беспокойтесь…
- Что ж… Тогда так и сделаем. Катюш, ты посиди пока здесь, а я сейчас приду, хорошо? Вот, возьми телефон, позвони Николаю.
Катя кивнула, а Юлиана вышла из примерочной. Она быстро о чем-то переговорила с консультанткой и вернулась к Кате. Та выглядела уже получше, но все равно было видно, что ей необходим отдых. Как выяснилось, Коля был уже в пути и вот-вот должен был подъехать.
- Катюш, я все уладила, платье мы берем.
- Спасибо, но… Это, наверное, очень дорого…
- Катя! Во-первых, ты не должна об этом думать: считай это моим подарком! А во-вторых… Я же обещала тебе доказать, что ты не права и грех скрывать такую красоту? Так что все расходы я беру на себя. И потом, ты столько мне помогала при разработке новой коллекции… Считай это маленькой премией, - улыбнулась она.
- Спасибо большое, - Екатерина вновь покраснела.

Вскоре она была уже дома. Недовольный Коля весь вечер бурчал о том, «как это несправедливо и негуманно вытаскивать человека вечером из дома, из-за стола, и заставлять его нестись на другой конец Москвы». Тем более, когда выясняется, что ты - единственный, кто не знал о вечеринке, и тебе даже о ней не сказали, не то что не пригласили.
-Коля… Ну прости, пожалуйста… - Катя села на диван рядом с ним. - Но что мне еще оставалось делать? Не ехать же с Милко домой…
- Интересно было бы посмотреть на его реакцию, - Коля недовольно нахмурил брови и еще сильнее скрестил руки на груди, обиженно надувшись.
- Да… Думаю, ничего хорошего из этого бы не вышло… - Катя закатила глаза. - Ну… Ты на меня еще дуешься?
Коля продолжал сидеть, напустив на себя неприступный вид.
- Ты думаешь, было бы лучше, если бы Милко действительно меня подвез?
- Да Бог с ним, с этим Милко! - не выдержал Коля.
- Значит… ты больше не сердишься на меня? - Катя уже было обрадовалась, но поняла, что поторопилась, увидев, что лицо друга оставалось все таким же надутым. - Но… В чем же тогда дело?
- Почему ты не сказала мне о презентации? - Коля посмотрел на нее с упреком.
- Я.. Думала, ты знаешь… Я хотела тебя пригласить, но... - она потупила глаза. - Но не получилось, потому что сама не пошла… Прости…
Коля понял, что был несправедлив к подруге.
- Кать, прости меня, пожалуйста, я не знал…
- Мир? – протянула она ему руку.
- Мир, - улыбнулся он и пожал ее.

После ужина Николай ушел, обещав непременно вернуться к завтраку. Катя проводила его и ушла в свою комнату. Сев за стол, она достала дневник и принялась писать:
«Как странно… Сегодняшний день был просто сумасшедшим: открытка, Андрей, Александр… Теперь возрос риск, Воропаев может узнать о Никамоде… Что будет тогда? Наш заговор раскроется… И пострадает Андрей… Александр предлагал мне сделку и сотрудничество. Шанс отомстить, поставить Андрея на место… Но я не смогла… Я не могу с ним так поступить. Ему нужно сообщить о приходе Воропаева. Я должна ему помочь. И я буду рядом. Потому что…
Я все еще люблю его…»

Катя отложила ручку, встала и подошла к окну. Как она не старается избежать, забыть его, ничего не помогает… Видеть его каждый день, быть рядом с ним, слушать его признания в любви и знать, что он лжет - это невыносимо! Она прикрыла на мгновение глаза. Сегодня она опять потеряла контроль… Не смогла справиться с нахлынувшими чувствами. Когда он рядом… Она забывала обо всем, все странным образом куда-то улетучивалось, исчезало и становилось неважным. Его присутствие опьяняло, кружило голову и затуманивало сознание. Прикосновение его губ… Нет, так не может больше продолжаться! Она должна найти в себе силы… Не поддаваться его речам и поцелуям… Больше она не купится на это.
Катя отвернулась и посмотрела на пакет… В нем лежало новое платье. Поход по магазинам … Не менее странный и необычный, как и весь этот день… Они ехали в машине с Милко молча, что ее очень удивило. Катя села на заднее сиденье и уже мысленно приготовилась выслушивать его насмешливые замечания и колкости, однако этого не последовало: они с Юлианой беседовали о различных коллекциях и последних модных новинках, и казалось, вовсе не замечали Катиного присутствия. Изредка только Катя замечала пристальные взгляды Милко, который бросал их на нее, стоя на светофоре. Это еще больше смущало ее и окончательно запутывало и ставило в тупик. Когда они уже подъехали к магазину, Милко отказался идти с ними и решил подождать в машине, ссылаясь на то, что ему необходимо морально подготовиться к предстоящему показу коллекции Анастасии.
Поэтому в бутик они отправились без него, чему Катя несказанно обрадовалась, так как полагала, что выбор одежды, с ее-то внешностью, затянется надолго и уж точно не оставит равнодушным маэстро, который и так нервничал и переживал по каждому поводу, даже подбирая одежду безупречным моделям. Что уж говорить о ней…
Однако далее ее ожидал еще один сюрприз, не менее неожиданный, и на этот раз… приятный. Платье, которое предложила примерить Юлиана, сидело великолепно… На стройной фигуре? Она не узнала себя в зеркале и с трудом поверила в реальность происходящего. Неужели это… я? Стресс и усталость сказались, и от обилия пережитого за этот день она чуть не упала в обморок. Юлиана отправила ее домой, и… Она так и не увидится с Андреем. Может, это и к лучшему… Ведь иначе ей бы все равно пришлось покинуть вечеринку… Ведь по плану у них должна была быть ночь… «Сеанс любви»… Такой же не настоящий и фальшивый, как его любовь… А она бы этого не перенесла… Лучше уж совсем не видеть его и не слышать, чем видеть и знать, что все - ложь…
Кого я обманываю…
Больше всего на свете я хотела провести этот вечер с вами, Андрей Палыч…

Я смогу не думать о нем. Я прикажу себе забыть его улыбку, его дыхание… У меня получится, вот увидите, господин Жданов. Получится.

Она вздохнула и вновь повернулась к окну. И внезапно замерла, вглядываясь в темноту… Под окном стояла знакомая черная иномарка…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2007, 23:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
12

Катя зажмурила глаза, пытаясь прогнать видение. Потихоньку получалось…
Это только мне кажется…
Всего лишь мираж…
Сейчас я открою глаза - и он исчезнет…
Внезапно она услышала звук мотора и заводящейся машины. Ошибки быть не могло…
Резко открыв глаза, Катя увидела лишь стремительно исчезающий за поворотом силуэт…
Она старательно пыталась разглядеть что-то в окне, сама не зная, чего ожидала и надеялась увидеть…Но было слишком поздно…
Катя со вздохом опустилась около окна.
Это был… он?
Сердце предательски сжалось, а разум тут же приказал взять себя в руки. Да мало ли черных иномарок ставят под ее окном! И какая угодно машина могла проехать сейчас под окном! Да и кроме того, он сейчас на презентации… И голова его сейчас занята совсем другим… И уж явно не ей…
Только вот… Почему она так сомневается?
Катя обхватила голову руками, пытаясь спрятаться от самой себя.
Хватит!…
Я обещала, приказала самой себе, что перестану о нем думать и выкину из своего сердца! И я сдержу свое обещание!…

Пальцы нервно постукивали по рулю. Водитель тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла.
Докатился!
Начал следить за Катей…
А что ему еще оставалось делать?
Ведь она не приехала на вечеринку… Юлиана сказала, что Катя себя плохо почувствовала… Он уже был готов на всех порах мчаться сюда, к ней, забыв про свою обиду, лишь бы узнать и удостовериться, что с ней все в порядке. Но оказалось, что этого вовсе не требуется…
Коля обо всем позаботился….
Такой милый молодой человек…
Снова он…
Будь он проклят, этот Зорькин!…
Андрей с силой ударил по рулю.
В голове не укладывалось… Ведь они же так хотели провести этот вечер вместе… Он целый день думал лишь о том, что вскоре будет их с Катей вечер…
А ей вдруг стало плохо…
И господин Зорькин, как всегда, оказался рядом!…
Андрей закрыл глаза и закрыл лицо руками.
Так. Успокойся. Попытайся взять в себя в руки.
А к кому Катя еще могла обратиться?
Ну не президенту же звонить! Что бы та же Юлиана могла подумать?
Им не стоит привлекать лишнего внимания…

И все же… В последнее время Андрей начал замечать, что Катя стала какая-то другая. Чужая… Не та девочка, которая смотрела на него доверчивыми глазами. Андрей словно чувствовал невидимую преграду, которая встала между ними… Сначала он подумал, что, может быть, причина в Кире, но ведь раньше Катя на нее так не реагировала, да и Киры сейчас не было в Москве. Тут было что-то другое…
А сейчас… Все указывало на Зорькина.

Почему?
Почему он, а не Андрей?
Он поднял глаза на знакомые окна, словно ища там ответа. Внезапно ему показалось, как в одном из них колыхнулась тень… Не может быть? Показалось? Однако тень не исчезала, а казалось, тоже заметила его присутствие.
А вдруг…Это Катя?
Что она подумает, увидев его здесь?
Андрей поспешил вставить ключ и повернуть его, сорвавшись с места и скрывшись за поворотом.
***
Несмотря на то, что по календарю на улице должна стоять зима и сильные морозы, утро началось с дождя и облаков, затянувших весь небесный свод. Мокрый снег с дождем превращали белоснежные дорожки, покрытые тонкой корочкой льда, в грязевые и слякотные потоки. Пешеходы старались не увязнуть в этой каше, спеша на работу и сходя с транспорта.
Катя с некоторой грустью наблюдала эту картину из окна. Настроение было ее примерно таким же, как и погода. В такие дни не хотелось никуда идти, а особенно, на работу. Она тяжело вздохнула.
Некоторые вещи, к сожалению, не зависят от нас…
Повернувшись, она бросила взгляд на пакет с платьем, который лежал на стуле. Ей так и не представился случай его надеть…Да и когда он теперь настанет…Она горько усмехнулась. И почему-то ей захотелось еще раз посмотреть на этот прекрасное творение из черного шелка…Не удержавшись от соблазна, Катерина открыла пакет , и с удивлением обнаружила, что там не одно платье…
Как такое может быть?
Наверное, ошиблись…
Катя забеспокоилась и уже хотела позвонить в магазин и сообщить о произошедшем недоразумении, как увидела находившуюся в пакете записку, и развернув ее, она прочитала:

«Катюша!
Здесь кроме платья, еще парочка костюмов. Не пугайся, это не ошибка, все верно. Они – тебе. Не знаю, угадала ли с размером, я ориентировалась на размер платья, которое мы купили, но думаю, что они должны подойти. Надеюсь увидеть тебя в них в Зималетто в ближайшее время. И так же надеюсь, что тебе уже лучше.
Юлиана».

Катя с жадностью ловила каждое слово, пытаясь уловить смысл прочитанного… Неужели эти костюмы и вправду - ей?….И тут же сама себе поразилась и тут же осеклась, невольно улыбнувшись…В который раз уже за эти дни она задавала себе один и тот же вопрос: неужели?…Но ведь и вправду все происходящее вокруг казалось удивительным.
Она развернула остальные покупки, которые оказались в пакете. Он вчера еще показался Катерине подозрительно большим: неужели там может уместиться все лишь одно платье? Сил посмотреть на все вчера уже не было, а сегодня оказалось, что действительно одним платьем не обошлось. В придачу к нему там находились черный и белый юбочный костюмы и еще несколько кофточек к ним…Завершал все это великолепие изумительный белый брючный костюм…Катя осторожно взяла его в руки, боясь помять или испачкать…
Он казался таким невесомым, мягким на ощупь…И как можно его носить? Он же такой непрактичный…
И такой красивый…
Отложив костюм, Катя заметила, что на дне пакета белеет еще что-то. Ей стало любопытно, что там такое. Оказалось, что это была еще одна записка от ее сказочной феи:
«Совсем забыла. Туфли, которые мы подобрали к платью, подходят ко все костюмам. Ну а сумочку я пришлю чуть позже.»
И словно в подтверждение ее словам, в прихожей раздался звонок. Удивляясь, кто же это может быть в столь ранний час, Катя пошла открывать.

13

На пороге оказался Коля, взлохмаченный и еще не проснувшийся.
- Проходи, - Катя вздохнула и невольно улыбнулась при взгляде на него.- А ты что так рано?- спросила она, закрывая за ним дверь.
- Заснуть не мог… - недовольно пробурчал он, разуваясь.- Ну вот и решил зайти…
- Хорошо хоть, ночью не пришел,- покачала головой Катя, наблюдая за ним.
В дверях появилась Елена Александровна.
- Коленька, а ты что так рано?- она вытерла руки о передник.
- Да вот…
- Не смог заснуть,- улыбнулась Катя.
- Ай-яй-яй…- Елена всплеснула руками.- Бедненький…Ну ничего, ничего…Мой руки и садись за стол, я тут как раз твои любимые пирожки пеку, - с этими словами она скрылась на кухне.
Коля сразу как-то повеселел, и даже глаза загорелись. Катя только улыбнулась. Он уже хотел было отправиться на кухню, но был остановлен Катериной.
-Коль, мне нужно с тобой поговорить, - она кивнула головой в сторону комнаты.
Николай с тоской посмотрел на кухню, из которой доносился приятный запах, понимая, что завтрак придется отложить, и поплелся вслед за подругой.

Войдя в комнату, Катя прикрыла дверь.
-Ну что еще стряслось?- Коля сел на диван и взял в руки игрушку.
- Я…- Катя сделала глубокий вдох.- Я подумала над твоими словами…Насчет Андрея…- она опустила глаза. – Ты прав…
- Ты…Хочешь ему отомстить?- Коля подался вперед, удивленно смотря на Катерину.
- Нет…То есть…Я хочу…Заставить его ревновать…- она подняла на него глаза.
- То есть как?- он недоуменно посмотрел на нее.
- Пусть поймет, что он не единственный…И вокруг есть и другие…
- То есть ты хочешь сказать, что… - потихоньку начал понимать Коля.
- Ты должен мне помочь…- Катя умоляюще посмотрела на друга.
- Я? - Коля указал на себя и посмотрел на Катю.
Катерина кивнула.
-Ну уж нет…- он отрицательно покачал головой.
- Но…Почему? Один раз ты уже сыграл роль моего жениха, и причем очень убедительно!
- Это было другое дело! Ты же сказала ему, что я просто твой друг…Да меня твой Жданов убьет просто!- он выставил руки вперед в знак протеста.
- Не убьет…- Катя тихо опустилась рядом с Колей.- Ему все равно…Главное для него - компания…- она опустила голову.
Коля с сочувствием посмотрел на подругу, не зная, как ее утешить и чем ей можно помочь.
- Они боятся, что мы можем забрать ее…Поэтому все и затеяли…Пусть же они таки думают…Мы не будем их разубеждать…
- Ну что ж…В таком случае с сегодняшнего дня мне придется представляться твоим женихом?
Катя посмотрела на него и улыбнулась, после чего они рассмеялись.


Разговор прервала появившаяся внезапно Елена Александровна, которая звала всех к столу. Коля тут же устремился на кухню. А Елена, внимательно посмотревшая на дочь, а затем оглядевшая комнату, заметила вдруг на стуле пакет.
- Катюш, а что это? - она подошла к столу.
- Это…Юлиана прислала…- покраснела Катя. - Помнишь, я тебе о ней рассказывала?
- Да…Хорошая девушка - , мама утвердительно кивнула.- Ой…Как красиво…- Елена, охая, покачала головой.- Но…Катюш, это, наверное, очень дорого? – она повернулась и посмотрела на дочь.
- Да, но…Юлиана сказала, это в качестве моей премии, - она покраснела еще больше, встала и подошла к матери, положив ей руки на плечи.
- Но…Неудобно как- то…
- Мам, не беспокойся…Я все ей отдам с первой же зарплаты.
- Ну раз так…Знаешь, что, Катюш…А одень - ка один из них!
- Сейчас?- растерялась Катя.
- Да, а что здесь такого? И на работу тоже можно…Так хочется посмотреть на тебя!- улыбнулась Елена.
- Ну…хорошо..- неуверенно согласилась Катя.
Елена Александровна поцеловала дочь и вышла из комнаты. Катя осталась наедине со своими страхами…Выбор сделан. Назад дороги нет.
Я смогу. У меня получится.
Время лечит…

Она посмотрела на костюмы, которые мама разложила на диване.
Переводя свой взгляд с одного на другой, она, наконец, остановилась и выбрала один из них…

***
- Валера, ну что ты опять… Дай мальчику поесть…- Елена подавала на стол.
- Между прочим, я не только ем, но еще и занимаюсь делами,- обиженно пробурчал Колька, придвигая к себе тарелку.
- Ну да…Знаем мы! Кушай давай! Только не лопни, - от души растерялся Валерий Сергеевич, кивая ему на тарелку.
Катя стояла в коридоре, прислушиваясь к происходящему на кухне и улыбаясь таким знакомым фразам. Наконец, собравшись с духом и глубоко вздохнув, она шагнула в сторону столовой.
- А где Катька-то? – спросил Валерий Сергеевич, взяв в руки ложку…И тут же ее выронив, стоило ему увидеть Катерину на пороге.
- Катенька?- Елена повернулась в сторону двери…И замерла.
Коля, увидев, что все вдруг притихли, тоже повернулся…И чуть не поперхнулся.
Виновница всего происходящего скромно стояла на пороге, не решаясь его переступить, и с выжиданием смотрела на родителей и друга. Наконец, она не выдержала…
- Все…Так плохо?

Катя уже сто раз пожалела о том, что одела этот костюм. И вообще, что ввязалась во все это.
Кого я пытаюсь обмануть…
Красивая одежда ничего не изменит…
Какой была, такой я и останусь…

Потрясенные родители и Коля не могли вымолвить ни слова. Елена Александровна первой пришла в себя:
- Катенька…- только и сказала она.
- Не надо ничего говорить…Мне не стоило одевать этот костюм…- она опустила голову и горько усмехнулась, намереваясь уже развернуться, как вдруг…
- Катя…Катюша, ты неправильно поняла!…Тебе очень…очень это идет…- Елена, умиляясь, смотрела на дочь.
- Правда?…- замерла она на пороге.
- Да…ты просто красавица!…- она с трудом держалась, чтобы не с.
- Катюха…Дочка…- казалось, и Валерий вот-вот заплачет.
- Пушкарева…- только и смог выдохнуть Коля.
Счастливая улыбка озарила ее лицо.
- Повернись, дай на тебя полюбоваться!
Катя закружилась на месте, не скрывая улыбку.
А затем, не выдержав, бросилась обнимать родителей.
- Красавица наша…- тихо шепнула Елена, обнимая дочь.
А Колька и Валерий Сергеевич просто смотрели и любовались…

Внезапно раздался звонок в дверь.
- Кто это может быть? - с удивлением спросила Елена, посмотрев на остальных.
- Это, наверное, меня…- улыбнулась Катя.- Юлиана должна была кое- что прислать…Я сейчас! - пояснила она и скрылась в коридоре.

- Да, мать…Растет наша дочка –то! – Валерий, подперев голову рукой, смотрел в сторону, где только что стояла Катя.
- Растет… - она вздохнула, утирая слезы. - Вон какая красавица стала…
- Да…Колька, ты там за ней приглядывай, а то от женихов, глядишь, отбоя не будет…
Бедный Коля чуть не поперхнулся, услышав слово «жених». Но все-таки заставил себя поднять глаза на Валерия Сергеевича и торжественно пообещать:
- Можете не беспокоиться, Валерий Сергеевич! Я от нее ни на шаг!
- -То то же! Ну ты тоже смотри… Не увлекайся! А то… смотри у меня! – погрозил ему пальцем и тут же улыбнулся, увидев Колькину реакцию.

- Я, между прочим, серьезно к вашей просьбе отнесся…А вы опять шутите!- пробурчал он, ковыряя вилкой в тарелке.

- О! Ты смотри, мать! Как заговорил! Смотри, чтобы аппетит не пропал!- рассмеялся Валерий Сергеевич.

- Что-то Катенька там долго…Пойду посмотрю…- Елена вышла вслед за дочерью в прихожую.

Окрыленная, Катя побежала открывать. Почему-то она сразу подумала, что это пришли от Юлианы. А с чего бы, собственно? Вдруг это соседка пришла, или папин друг? А вдруг это Витька или еще кто-то из «балбесов», как называл их Валерий Сергеевич? Но она словно забыла об их существовании…
Щелчок замка, еще секунда…И она открыла дверь, даже не посмотрев в глазок….
14

Андрей перевернулся на другой бок, громко простонав. Голова жутко раскалывалась…И даже не из-за выпивки, как это обычно бывало. Всю ночь он ворочался и никак не мог заснуть. Катя, его Катя…Променяла его на Зорькина?!…Да как такое вообще может быть? У него просто не укладывалось это в голове. Неужели Кира могла бы так поступить?…Нет…Даже представить себе такого нельзя…Но Катя…
Она другая…
И видимо, она смогла…Как же он хотел вчера примчаться, взбежать по ступенькам, ворваться в ее квартиру - лишь бы узнать, что с ней все хорошо, все в порядке…И она с ним…
А вместо этого…
Он просто испугался….
Испугался того, что Катя может его увидеть…
Испугался самого себя, своих чувств…
Да что ж это такое происходит?!…

Не пробыв на вечеринке и пяти минут, он поспешно удалился, извинившись перед Анастасией Волочковой и вовремя сбежав от истерик Милко. Удивленный Роман нашел его уже у себя дома. Приехав к другу, он не на шутку забеспокоился, увидев того сидевшим за столиком на диване с самым серьезным выражением лица.
- Что случилось? Что-то в компании?- с порога крикнул он, не раздеваясь.
- Причем здесь компания…- раздраженно ответил Андрей, уставившись куда-то в окно.
- Но…Я не понимаю тогда…Что произошло? - Роман уже снял пальто и прошел в комнату.
- Ты и не поймешь…- ответил Андрей, встав с дивана и подойдя к окну.
- Ну спасибо…Еще и друг называется…Объясни мне тогда, такому непонятливому…Что стряслось?- он внимательно смотрел на Андрея, не отводя взгляда.
- Катя…
- Что с ней? - Роман мгновенно превратился вслух.
- Дело даже не в ней…А в Зорькине…
- Только не говори мне, что этот молодой человек увел нашу Катерину с вечеринки…
- Именно так…
- Да…ну и дела…- Роман сел, пытаясь осмыслить ситуацию.- И что ты предпринял?
- Поехал к ней…
- И?..
- Что и?…Постоял немного и уехал…
- Жданов!…Да это же на тебя не похоже!…
- А что я должен был делать? - сорвался вдруг Андрей, повернувшись к Роману.- Она с ним, у нее дома. С родителями…Они его сто лет знают!…И тут я такой, нарисовался…Здравствуйте, я ваша тетя!…Да ты сам понимаешь, что говоришь, Малиновский?…Она, может, меня видеть не хочет вовсе!…
- С чего ты так решил?
- Судя по ее поведению, дело обстоит именно так…Она постоянно…Болтает с этим Колей…Получает от него какие-то подарки…- Андрей поморщился и дернул рукой. – И совершенно не обращает на меня внимания!…
- Может, ты плохо старался? – не удержался и улыбнулся Рома.
- Помолчал бы ты! Я вообще не обязан ничего делать!…
- Конечно, не обязан…- улыбнулся Рома.
- И в любой момент могу отказаться!…
- Конечно, можешь…
- И вообще, у меня есть невеста!…
- Ох! Вспомнил! Невеста у него есть!
- Хва-а-тит! - закричал вдруг Андрей с хватился за голову.- Мне надоели твои бесконечные шуточки, как ты не понимаешь? Кира-Катя -компания, компания- Кира- Катя, родители…Как я от всего этого устал! Тту еще ты…со своими остротами!…
- Андрюша, я могу и обидеться, но не стану. Хочешь серьезно поговорить? Хорошо,- Роман был преисполнен серьезности.
- Прости, Малина…Я сорвался…Просто в последнее время иногда вообще не соображаю, что творю…- он плюхнулся на диван рядом и устало закрыл лицо руками.
- Ничего, бывает…- Ромка сочувственно посмотрел на друга. -Что ты собираешься делать?
- Я хочу поговорить с Катей… Расставить все точки над «i».
- Правильно… Давно пора показать, кто в доме хозяин. Только…Андрей, я прошу тебя…Не дари ей больше ничего из того пакета…Ни в коем случае!
- Почему?
- У меня есть такое подозрение…Впрочем, не важно…- отмахнулся он.
- Продолжай…Что ты хотел сказать?- Андрей отнял руки от лица и внимательно смотрел на друга.
- Я хотел…Эээ..Сказать…Мы поступаем бесчеловечно…Это очень низко и подло, вся эта инструкция…Я был не прав.. - выкрутился он.
- Слава Богу, ты это понял… - устало вздохнул Андрей.- Знаешь, когда я в первый раз ее прочитал…Я выкинул ее…
- Так почему же достал? – с удивлением посмотрел на него Роман.
- Зорькин… Появился вдруг на горизонте и позвонил Кате…Нужно срочно было что –то делать, иначе...
- И ты не придумал ничего лучше, как достать из мусорки инструкцию и последовать ей?…

Андрей только качнул головой в знак согласия, откинувшись на спинку дивана…
Да, действительно, тогда ничего лучше ему в голову не пришло. А следовало бы…

- Но…На следующий день открытка уже была другая…Моя…
- Ты сам ее написал?
- Да…
- А что Катя?- казалось, Романа очень заинтересовал этот факт.
- Катя?- Андрей горько усмехнулся.- Ничего…Все крутилась со своим букетом, который…Кстати…- он внезапно встрепенулся и вскочил, резко присев на диване, и Роман, не ожидавший таких манипуляций, подпрыгнул. - Тебе предстоит объясниться, зачем ты прислал Катерине букет? - Андрей сверлил его взглядом, ожидая ответа.
- Как зачем?…Так это…- Роман медленно и потихоньку отползал на всякий случай в другой конец дивана, подальше от Андрея,- так я ж…Я подумал, что ты, как всегда, не догадаешься подарить ей букет, хоть я тебе об этом и написал! Вот! - улыбнулся Роман.
- Но зачем было присылать его из Праги? Можно было просто позвонить и сказать!
- Так телефоны не работали! Я целый день не мог до вас дозвониться! И вообще, что ты себя ведешь, словно с цепи сорвался? Тоже мне…Отелло доморощенный!…Ты что, ревнуешь что ли?
- Мне просто обидно…почему она так делает? Я не понимаю…

«Зато, кажется, я понимаю…», - подумал Роман, в который раз за этот вечер с сочувствием посмотрев на друга.

Для него это утро тоже было не самым лучшим, учитывая события предыдущего дня.
Сначала оказалось, что консьержка, не ожидавшая Роман Дмитриевича так рано, отложила куда-то его ключи, чтобы не перепутать, а вместо нее на дежурство заступил ее внук, который понятия не имел о «секретном тайнике». Наконец, промучившись с полчаса, они нашли ключи, которые оказались спрятаны в шлеме рыцаря, «охранявшего» вход в холл. Пообещав себе, что больше никогда не будет оставлять ключи консьержам, Роман наконец оказался у себя, после долгого перелета, поисков друга, который невесть куда запропастился, и длительной беседы с ним же. Сев наконец на диван, он понял, как устал за этот безумный день, и даже сил принять душ не осталось.
Но самое главное - теперь он знал наверняка, что произошло. Не зря он сюда ехал, только…Было уже поздно. Сделать что-нибудь было не в его силах, а завтра уже приезжала Кира… Нет, ну ее, конечно, он мог взять на себя, но…
Кто гарантирует, что Катя вообще будет слушать Жданова и его объяснения? И говорить с ним?
После инструкции…
А о нем и вообще говорить нечего…Романа Дмитриевича Малиновского Катерина наверняка не захочет видеть до конца своей жизни…
При условии, что она читала инструкцию…
А в этом Роман уже был почти уверен после рассказа друга…
Надо что-то делать…Но что?…

Он так и не смог заснуть, всю ночь промучившись с этим вопросом. Андрей, Катя не лезли из его головы…Что же он наделал? И перед глазами, словно вспышка, промелькнуло видение: Кира в номере перед его отъездом... Ее беспомощность и растерянность...
А ведь она тоже страдает…
И за что ей-то досталось?…
Роман закрыл лицо руками. Господи, сколько же он сломал судеб!…Вернее, почти сломал…Ведь он был так близко к этому…Сколько же они всего с Андреем натворили, совершенно не задумываясь над последствиями…И все из-за этой компании…Равзе она стоит того? Но он вовремя заметил. Опомнился…И не допустит этого…
Хватит.
Пора исправлять свои ошибки.
Время действовать.
И разгребать все, что натворил…

Почти так же сейчас набирался решимости Андрей, собираясь сегодня поговорить с Катей, как обещал Роману и самому себе. Но на словах – это одно, а на деле оказалось все совершенно по-другому. Его вдруг опять посетил страх…Что все может измениться, если…
Если он откроется ей…
Самому себе…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2007, 23:34 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
15

- Да, - он взял трубку, на ходу натягивая рубашку.
- Андрей, это Юлиана.
- Да, я слушаю, - немало удивившись, он тем не менее весь превратился в слух.

Через несколько минут он уже мчался по дороге, боясь опоздать.
Только бы успеть…

Пятнадцать минут - и он уже на месте. Однако он ставит рекорды. Обычно эта дорога занимала у него двадцать минут, а, учитывая зимнюю дорогу, иногда и все тридцать. Но только не сегодня.
Выйдя из машины, он поднял голову вверх, на знакомые и уже ставшие почти родными окна. Затем, набрав побольше воздуха в грудь, зашел в подъезд и поднялся по ступенькам. У двери немного замешкался, как будто чего- то испугавшись…Но только на секунду. А затем, набравшись храбрости, нажал на звонок. И замер, прислушиваясь к звукам, доносящимся из квартиры. Вскорео н услышал чьи-то торопливые шаги. Затем дверь распахнулась, и на пороге оказалась…
- Катя? - смесь восхищения, удивления отразилась на его лице…Причем он сам даже не мог сказать, чего было больше…
Катя, его Катя…
Она… И вроде не она…
Боже мой… Какой я был раньше глупец…
И как я ее сразу не разглядел?…

На мгновение растерявшись и не зная, что сказать, они встретились взглядами…Его глаза притягивали, как магнит, а взгляд обволакивал мягкой дымкой, в которой так и хотелсь раствориться… Еще бы чуть-чуть - и она не устояла бы, поддавшись искушению… Но, словно опомнившись, Катя попыталась закрыть дверь и таким образом скрыться от нежданного гостя…
Однако на этот раз Андрей среагировал почти мгновенно, успев придержать эту самую дверь.
Она бы продолжила эту бессмысленную борьбу, но в коридоре послышались шаги. Опасаясь, что это могут быть родители,
Кате не оставалось ничего другого, как произнести:
- Андрей Палыч?…
- Кать…Я..- он словно забывшись, о чем хотел сказать, замер, не спукая с нее внимательного взгляда.

Внимательного и…влюбленного?…
Нет, этого быть не может…
Просто игра…
- Я тут по поручению Юлианы заехал… Вот… Она просила передать, - он выудил из-за спины яркий сверток. Катя признала в нем фирменный пакет, а вместе с ним…
- Ой, Андрей Палыч…А вы-то как у нас…Так рано?- появившаяся внезапно Елена Александровна перепугала Катю, которая чуть не подпрыгнула от неожиданности.
- Да я вот, собственно, заехал, Кате кое-что завез, - в подтверждение своих слов он перевел взгляд на Катерину.- Юлиана просила…Это вам..- он протянул красивый и огромный букет Елене.
- Какой красивый!..Спасибо большое, но, право, не стоило… Ой, как же так…Э то, наверное, очень неудобно,- запричитала Елена, охая и качая головой.
- -Ничего страшного,- разулыбался Андрей.- А что касается посылки от Юлианы, то мне по пути: у нас сегодня назначена встреча в банке, вот я и Катю как раз хотел прихватить.
Изумленная Катя подняла на него глаза.
Встреча? Какая встреча? Насколько она знает, на сегодня у них ничего такого не запланировано…

Но зачем…
Ему так говорить?…

- Ой да вы что, Андрей Палыч… Да зачем же…Катя бы и сама прекрасно доехала! Правда, как –то неудобно получается…
- -Ничего страшого, Елена Александровна! Мне не составляет никакого труда, а кроме того, таким ценным сотрудникам негоже ездить на троллейбусе, вы так не считаете?
- Да, но…- попыталась возразить она.
- Не беспокойтесь, все в порядке, - успокоил ее Андрей.
- Андрей Палыч!… Какими судьбами? - Валерий Сергеевич, немного обеспокоенный долгим отсутствием супруги и дочери, решил сам сходить и проверить, что стряслось.
- Валерий Сергеевич! Доброе утро! - мужчины обменялись рукопожатиями.
- А вы что же к нам? - спросил, улыбась, Валерий.
- Да вот… За Катей заехал и завез кое-что, попросили, - улыбнулся Андрей.
- А так что же вы стоите? Катюш, что гостя не приглашаешь? Давайте, садитесь с нами, позавтракаем!
- Ты что, папа? - внезапно оживилась Катя. Поймав удивленный взгляд отца, она поспешила исправиться:
- Андрей Палыч, наверное, торопится…
- Нет, спасибо большое, я уже позавтракал,- попытался откреститься Андрей, но не тут-то было. Противостоять Валерию Сергеевичу и Елене Александровне оказалось невозможно, даже
Объединенные усилия Катерины и Андрей не помогли справиться, и в итоге пришлось смириться.

Андрей находился в прекрасном расположении духа. Весьма плодотворное общение с Катиной семьей очень хорошо на него влияло. А прекрасный аромат, доносившийся с кухни, еще больше поднимал настроение, напоминая о вкусной домашней пище…Эх, сказка!…Андрей попытался вспомнить, когда он в последний раз ел вот так, по-домашнему, но не получилось… На ум приходили постоянные ресторанные застолья и обеды, а ужины у Киры, заказанные в тех же ресторанах, были не в счет. Да, давно это было…Вздохнув, Андрей про себя отметил, что беспрестанно улыбается. И тут же, не выдержав, рассмеялся. Семейный завтрак… Как знать, вохможно это когда –нибудь станет реальностью. Он только покачал головой и вытерев руки, отправился на кухню.
Но его улыбка тут же спозлза, когда он увидел… Почему-то он сразу догадался, что это и есть тот самый Зорькин.

И что она в нем нашла?…
Грусть, недоумение, обида, а может быть, где-то даже и злость одновременно взыграли в нем. Прекрасное настроение мгновенно куда-то улетучилось. Уступая беспросветной…ревности…

Ревности?…
Жданов, очнись! Кого ты ревнуешь?…Катю Пушкареву?…

Но тут появилась и сама Катерина, не оставляя времени на размышления. Все в том же своем новом костюме, который ей был очень шел. На мгновение Андрей забыл про Зорькина, про свое настроение, так внезапно переменившееся… Но, увидев не предвещающий ничего хорошего взгляд Катерины, вынужден был вновь вернуться к Николаю… Родители, слава Богу, не заметили этих маневров.
А Катя решила воспользоваться временной передышкой, чтобы представить Андрея и Колю друг другу, хотя они –то как раз в этом представлении не нуждались.
- Вот, познакомьтесь..Это Анд..Андрей Палыч, А это- Коля…- Катя почему – то опустила глаза.


И не увидела того взгляда, каким Андрей окинул предполагаемого соперника. Бедный Коля в который раз пожелал сейчас находиться на другом конце света. И почему ему всегда так не везет? Однако подводить друзей, а тем более бросать их в беде не хорошо, поэтому, раз он начал участовать в этой истории, то придется идти до конца. Вздохнув и мысленно возведя глаза к потолку, он протянул Андрею руку в знак приветсвия со словами:
- Очень приятно.
- Взаимно, - ядовито ответил в свою очередь Жданов, с готовностью пожав протянутую руку. И сделал это с такой силой, что Николай невольно поморщился. Напряжение, повисшее между ними, было почти ощущаемым. Казалось, еще немного - и посыпятся искры.
Ситуацию спас Валерий Сергеевич:
- Андрей Павлович…А что же вы стоите? Прошу вас, садитесь! - он жестом пригласил гостя к столу. Андрей, не сводя взгляда с Николая и холодно улыбнувшись ему, все же последовал за Валерием.

А Катерина наконец осмелилась поднять глаза. И тут же наткнулась на возмущенный взгляд Андрея, который буравил Николая, шептавшего в это время ей что-то на ушко. Коля же тем временем не менее возмущенно жаловался Катерине:
- Ты видела, как он на меня смотрел? Чуть не убил! Пушкарева, я еще жить хочу!…
- Коля…- процедила сквозь зубы Катя, улыбаясь.- Не делай из мухи слона, тебе просто показалось…
- Ага!..- мгновенно отреагировал Коля на очередную молнию, которую Андрей метнул в них взглядом. - Показалось? …
- Коля!…- Катя старалась придать лицу как можно более непринужденное выражение.
- Катя, хватит секретничать! Давай за стол!.. - Валерий оглядел Колю добрым взглядом, расмеялся и произнес:
- Эх… Давай, за стол тоже! Что ж с тобой делать? Жених…тоже мне, - он усмехнулся.
В этот момент три пары глаз устремились на него: Андрей - еще больше уверяясь в своих самых худших предположениях, Катя - явно не ожидавшая такого подвоха, а Николай - обиженно, не понимая, за что ему все это свалилось на голову, за какие такие грехи…

Его родители женихом называют… А он молодец, зря времени не теряет!.. Интересно, он домой -то уходил или всю ночь здесь тоже провел?…

Теперь Жданов точно от него живого места не оставит...
Слава Богу, хоть сидеть не с ним рядом…

Стол, конечно, не был надежной преградой и защитой, но все – таки общаться через него, с другого конца, для Коли как-то было поспокойнее. А Катерине как раз пришось несладко: она сидела в непосредственной близости от начальника, а учитывая то, что за столом гостей было больше, чем обычно, им пришлось потесниться… Но самих гостей это, похоже,это ничуть не расстроило, во всяком случае, Андрея. Теперь они почти соприкасались с Катей: малейшее движение - и непременно одна рука случайно коснется другой.


Чем Андрей и не преминул воспользоваться: он осторожно, как бы невзначай, беря прибор со стола, накрыл своей рукой ее ладошку, задержал на секунду… И тут же извинился, смущенно улыбаясь, как в ни в чем не бывало:
- Катенька, простите…
И это шепотом, почти на ушко…
Несмотря на все свои обещания и клятвы забыть Андрея Жданова и перестать о нем думать, пока у Кати получалось плохо. Да и как тут не думать, когда он сидит в каких-то двух сантиметрах, а его горячее дыхание буквально обжигает? Валерий Сергеевич, казалось, этих манипуляций не заметил и продолжил:
- Кто ж за тебя пойдет, Колька? На тебя же не наготовишься! - расмеялся он.- Андрей Палыч, а как ваша невеста поживает… Кира Юрьевна?…- обратился он к Андрею.
На этот раз немая сцена вновь поворилась, но несколько иначе: Колька сидел, с нескрываемым торжеством глядя на противника, а Андрей с трудом пытался сохранить некое подобие улыбки на лице и не растерять при этом последнюю доброжелательность; Катя же едва заметно отдвинулась от него, насколько это было возможно. Лицо ее сразу же приняло отсраненное выражение.
- Спасибо, хорошо, - сдержанно ответил Андрей.
- А когда свадьбу играть собираетесь? А то сейчас такие молодые пошли, живут вместе до свадьбы…Куда это годится? Ну это еще ладно: ведь расстаются потом, так и не поженившись, а тут дети появлятся… Вот ведь какая штука! Дети –то не виноваты! Я конечно, Андей Палыч, не имею в виду вас! - поспешно исправился Валерий Сергеевич.
- Да, нравы сейчас хоть куда… Ну, точная дата еще не определена. И потом, я не знаю, будет ли свадьба…
Коля едва удержался, чтобы не прыснуть от смеха в начале фразы.
Уж кто бы говорил про нравы! Но потом...

Вторая половина фразы заставила Катерину невольно обернуться и посмореть в его глаза.
Неужели правда…Он собирается отменить свадьбу?…

- Простите, Андрей Палыч, Не понял…Вы свадьбу собираетесь отменить? Но…как же так? - удивленно посмотрел на него Валерий Сергеевич.
- То есть… Я хотел сказать, что не знаю, будет ли свадьба в ближайшее время... Мы еще сами пока не знаем,- он ослепительно улыбнулся.

Ну, конечно…
Чего и следовало ожидать…
А то о чем подумала?
Размечталась…

Далее завтрак прошел в основном относительно спокойно, и никаких эксцессов не происходило. Вскоре Катерина уже собиралась на работу, а рядом стоял Андрей и украдкой наблюдал за ней, беседуя с ее родителями, которые, в свою очередь, суетились и подгоняли дочь:
- Катюша, давай быстрее!

Наконец, распрощавшись со всеми, а особенно тепло - с Зорькиным, они покинули квартиру. Катя попыталась взять с собой Николая, так как, если они собрались в банк, то его присутсвие там было просто необходимо. Но Андрей категорически отказался. Поняв, что спорить бесполезно, Катя решила всю дорогу молчать и лишний раз не заговаривать с ним. На самом деле она просто боялась остаться с ним наедине, и Колю поэтому хотела с собой взять. Однако попытка не удалась, и теперь ей придется делить и без того тесное салонное пространство машины со своим начальником, от которого можно было ожидать все что угодно, особенно после « случайных» утренних соприкосновений.
Но она больше боялась не его, а себя… Боялась, что не сможет выдержать и уже не сможет сопротивляться, повтори он свои прикосновения или сделав хоть малейшее движение навстречу. Просто она не сможет оставаться равнодушной и безразличной рядом с ним. Час, два… Надолго ее хватит? А что потом? Бросится к нему в объятия? На мгновение мир снова покажется цветным, а краски - яркими… А потом наступит протрезвление, и все вновь вернется на круги своя… Лучше уж вообще не поддаваться, не дать увлечь себя в этот омут с головой, их которого нет выхода…
Пусть и такой большой ценой…

16

Погрузившись в свои мысли, Катерина не заметила, как машина остановилась. Она с удивлением огляделась по сторонам: вместо ожидаемой башни «Зималетто» они остановились у обочины какой-то незнакомой ей улицы.
- Почему вы остановили машину? - Катя недоуменно посмотрела на Андрея, который, как оказалось, все это время не сводил с нее взгляда, но, не выдержав пронзительно взгляда карих глаз, она смутилась и поспешно отвела глаза.
- Нам нужно поговорить, Кать, - улыбка чуть тронула уголки его губ.
- Вы говорили, что у нас назначена встреча в банке. Нам нужно торопиться, иначе мы опоздаем, - она смотрела куда-то вперед, через стекло.
- Нет у нас никако встречи. Я так сказал, потому что мне необходимо было с Вами...С тобой поговорить…Кать…- внезапно он подался вперед, стремительно сокращая и без того небольшое расстояние между ними, делая его совсем маленьким.
- Не надо! - произнесла она резко, невольно вскрикнув и тут же понизив голос, скорее как просьбу, отстранившись.
- Катя, я не понимаю, что происходит… Вы избегаете меня в последнее время, вот как сейчас! Неужели я вам так противен?
- Нет, нет… Дело не в этом…- она повернулась к нему, но так и не осмелилась поднять глаза.
- А тогда в чем? Я не понимаю! Неужели… все из-за вашего Зорькина?
- Причем здесь Коля?
- Я бы тоже хотел знать, почему он всегда с тобой: и когда ты едешь домой, и когда тебе становится плохо… Везде с тобой оказывается он!.. - как Андрей не старался держать себя в руках, все же не удержался и вспылил.
- Коля –мой друг! И нет ничего удивительного в том, что он общается со своими друзьями!
- Друзья не имеют статус жениха! - не уступал Андрей, решив идти до конца.
- Я же говорила, что он просто мой друг!Что мне говорить девочкам: я же не стану говорить, что на самом деле мой избранник – вы!
- Да! И именно поэтому он вас провожает домой!
- Вы.. вы следили за мной?
- Да, я следил за вами… - он отвел глаза и, сняв очки, на мгновение закрыл лицо ладонями.
- Да… как вы смеете! - Катерина чуть не задохнулась от возмущения, слезы выступали на щеках.
- Катя, послушайте…
- Я не хочу ничего слушать! И я не обязана перед вами отчитываться! Как мне все это надоело!…
- Катя, я не могу вас видеть с другим мужчиной! Вы слышите? Я не могу без вас…
- Как я устала… - она беспомощно закрыла лицо ладонями.
- Кать…- Андрей осторожно коснулся рукой ее щеки.
- Не трогайте …меня…- едва слышно прошептала она.
- Кать, я люблю тебя…

Повисло напряженное молчание, длившееся всего лишь несколько секунд, но казалось, что прошла целая вечность…Она внезапно подняла на него свои глаза, в которых на миг отразилась невероятная боль, обида и… Любовь…
- Я не верю вам…- в следующее мгновение взгляд ее был устремлен в окно.
- Ты мне не веришь? Хорошо.. - казалось, Андрей начинал злиться. - Cейчас я тебе докажу…
И неожиданно для нее через секунду Катя оказалась в крепких и горячих объятиях. Она поняла, что теряет голову… Нужно было что-то делать.
- Я…
- Молчи…
- Не…- очередной возглас захлебнулся в поцелуе, страстном, несдержанном, требующем ее всю, без остатка. На это мгновение они как будто стали одним целым, слившись воедино…Долгий поцелуй уносил куда-то далеко –далеко, кружа голову и заставляя терять остатки разума…Наконец, она закончился. Переведя дух, Андрей, по- прежнему держа Катерину в своих объятиях и тяжело дыша, спросил:
- Ты что-то хотела сказать?
Она словно его не слышала. Его голос заставил ее вздрогнуть, но Андрей мгновенно среагировал на это, еще крепче прижимая Катю к себе.

Надо что-то делать…
Иначе я сейчас растаю, прямо здесь…
И больше никогда не смогу ему противостоять…

- Да…- она опустила глаза, смотря куда-то вниз.
- И что же? - спросил он.
Катя глубоко вздохнула, набрав побольше воздуха в грудь, словно перед прыжком в пропасть.
- Я…Не люблю тебя…- произнесла она и отстранилась.
- Что?
- Я не люблю тебя…- тихо повторила она, так и не осмелившись поднять взгляд и посмотреть на него сейчас.
- Катя…Я..ты…Не может быть!..- в отчаянии вскрикнул он, хватаясь руками за голову.
- Катя… Я прошу тебя, помотри на меня!…
Она упрямо помотала головой.
- Катя!…
Еще один кивок, резкий. По щеке едва заметно скользнула щека.
- Кать..Я прошу тебя... - произнес он уже тихо, потчи неслышно.- Пожалуйста...
Подчиняясь его просьбе, она медленно повернула голову.
И встретилась с его взглядом, недоумевающим, ищущим поддержки и понимания, и…
Любящим?
Нет, только показалось…

Она смахнула слезу.
- Я не люблю вас больше…- тихо, уверенно, глаза в глаза.

Больше нет ни боли, ни эмоций.
Все.
Это конец.
Назад дороги нет…

17

Катерина сидела в своем кабинете, обхватив голову руками.
Допрыгалась…
Радоваться должна.
Только как-то не радуется…
Всю дорогу до Зималетто ни он, ни она не проронили ни слова. Так же молча поднялись на этаж. И так же в полном безмолвствии разошлись по кабинетам. Он больше ничего не сказал.
Только его взгляд… Он сказал за Андрея все. Катя никогда не видела его таким подавленным. Но только на секунду. В следующее мгновение его взгляд сменился на холодный и бесстрастный. Отстранившись, он завел машину. Молча. Так же молча выехал с обочины и погнал. Катя зажмурила глаза, боясь их открывать хоть на секунду, как будто от этого что - либо зависело. Немного сбавив скорость, он тем не менее пулей домчался до их офиса.
С тех пор они больше не виделись. Да и это было совершенно ни к чему. Хорошо, что теперь они в разных кабинетах.
Не видеть его.
Не слышать.
Забыть!
Но сердце, несмотря ни на что, продолжало упрямо кричать: «Невозможно! Такое не забывается!»
Поздно.
Слишком поздно.

Ворвавшись в свой кабинет, Андрей бросил на ходу ничего не понимающей Виктории, которая, к удивлению, была на месте в столь ранний час:
- Меня ни для кого нет!
- А если…акциорнеры? Или… Кира? - робко поинтересовалась она, не рискуя последовать за начальником.
- И для них тоже!
- Ну, а если… Роман?- последняя попытка Виктории была сопровождена ее неловкой попыткой выглянуть из-за дверного проема.
- Я ЖЕ СКАЗАЛ: НИ ДЛЯ КОГО! Неужели так трудно понять?!!!…- Жданов был в лучшем своем репертуаре.
- Все…п-ппонятно… - пролепетала она, быстро закрыв за собой дверь и только после этого сумев перевести дух.
С тоской посмотрев на свой стол, она простонала:
- Господи, ну за что ты меня так не любишь? Почему посылаешь мне сплошные наказания?
Подумав так, Виктория Клочкова поплелась на свое место, решив сидеть как можно тише, пока «разлюбезный» начальник не прибил окочательно.

А в это время в кабинете мир стремительно раскалывался на части. Его мир, в котором была Катя… И было чувство к ней. Какое, он сам еще не понял… Вот только Катерине оно не нужно. И любовь его тоже.

Я не люблю вас больше…

Слова полоснули как ножом. Кому вы врете, Катенька? Я же видел ваши глаза… Видел, как дрогнули ваши ресницы, а по щекам текла слеза. Неужели вы думаете, что я не заметил этого?
Но вы выбрали не меня. Что ж, как вам угодно. Я не стану вас разубеждать и не буду вам мешать. Хотите строить свою личную жизнь - пожалуйста.

Я не могу без тебя…

Он перед ней распинался, как идиот, она его слова и в грош не ставит! Поверил! Купился! Добрая, наивная и чистая любовь…
Как бы не так!
Черт!…
В стенку полетела подставка с карандашами…
Будь проклят тот день, когда он согласился управлять этой компанией!
Он стункул кулаком по стене и беспомощно прислонился к ней…
***
Внезапно раздавшийся стук в дверь заставил Катю встрепенуться. Она подняла голову, сердце учащенно забилось в наждежде, что сейчас войдет он…
Но это были лишь девчонки из Женсовета, звавшие подругу на обед.
Пришлось согласиться. Очередной обед прошел в обсуждении последних сплетен Зималетто, а Катя все это время с грустью смотрела в содержимое своей тарелки. Есть не хотелось, да и аппетита не было никакого. На вопрос подруг, ни заболела ли она, она ответила, что здорова.

-Значит, влюбилась! - заключила Маша, улыбаясь.
-Эх! Везет же тебе, Кать, у тебя Коля такой хороший! - вздохнула Татьяна. - Ты береги его!
Катерина кивнула в знак благодарности.
Да, действтельно…
Коля такой хороший…
Чего о ней не скажешь…

Ей почему–то вдруг захотелось заплакать, громко, навзрыд. Катерина совершенно запуталась в последнее время в том, что происходит, что правильно, а что нет…
Погруженная в свои мысли, Катерина вернулась с перерыва, и первое, что она увидела, была Кира, вернувшаяся из командировки.
- Здравствуйте, Кира Юрьевна, - поздоровалась она.
- Здравствуйте, Катя. А Андрей у себя?
- Не знаю, я его не видела.
- Как не знаете? Вы что, только что появились? По – моему, ваше рабочее место находится нет так уж далеко от кабинета президента, и вы без труда можете сказать, там он или нет.
- Дело в том, что… Меня перевели в другой кабинет,- произнесла Катя, опустив глаза.
- Другой кабинет? Хм, интересно…- нервно улыбнулась Кира. - Это же за какие такие заслуги?
- Это распряжение сделал Андрей Павлович.
- Ну что ж…Я это выясню, - Воропаева сорвалась с места и направилась к кабинету Андрея.
Женсовет проводил ее взглядом, посочувствовав Андрею Павловичу.
А Катя молча удалилась в свой кабинет, пытаясь привести в порядок свои мысли и чувства, которые в конец перепутались. В дверях она неожиданно встретилась с Малиновским.
- О, Катенька! А я как раз вас ищу! - ослепительно улыбнулся он.- Вы знаете, Жданов сегодня не в настроении, кричит на всех…- Роман скорчил шутливую рожицу, изображая нерадивого начальника.
Хм…Странно…
Интересно, с чего бы это?
Неужели на него так повлиял наш утренний разговор?
Радоваться должен, что отделался наконец…От очкастого монстра…
- И я подумал, что, может быть, вы составите мне компанию… Катя, не хотите сходить пообедать?
Она изумленно подняла глаза, чуть не выронив сумку из рук.
Мир сошел с ума… Или Малиновский собственной персоной решил пригласить ее пообедать? Но его взгляд еще более удивил Катерину, заставив покраснеть до кончиков волос.

- Р-роман Дмитрич, спасибо, но я уже обедала…- устало ответила она.
- Какая жалость…- сказал он, уставившись на ворот ее пальто, точнее, на костюмчик, который чудесным образом из-под него выглядывал. - А вы…сегодня прекрасно выглядите,- он расплылся в улыбке.
- Спасибо, но я не люблю комплименты, - ответила она, снимая пальто и собираясь повесить его, однако Роман ее опередил. Пожав плечами, Катя направилась к рабочему столу.
- Ну…Раз вы уже пообедали… Может, вы согласитесь поужинать со мной? - Рома уже повесил пальто и теперь стоял напротив ее стола.
- Я подумаю, - сдержанно улыбнулась Катерина.
- Ну что ж… Я надеюсь, вы сделаете правильный выбор,- он улыбнулся, постоял еще с минуту, а затем развернулся и вышел. Катя проводила его недоуменным взглядом. И что с ним сегодня такое творится? А может, они разработали новую стратегию, согласно которой вместо сброшенного со счетов Андрея за ней должен будет приударить Роман Дмитриевич? Она усмехнулась. А что, с них станется! Но она больше не купится на эту уловку.
С нее хватит.
***
- Вика, Андрей у себя?- Кира ворвалась, словно ураган.
- Нет… То есть, да… Но он просил не беспокоить его НИКОГО, понимаешь! Кир, ну пожалуйста…Он же меня убьет! - взмолилась Вика, старательно закрывая баночку с лаком и стараясь не залить им документы.- А что случилось - то?
- Ты знаешь, что он выделил Пушкаревой отдельный кабинет?
- Знаю… Ну и что с того? Радоваться должна, теперь она не сможет его покрывать и не будет так часто мозолить глаза, - Виктория с облегчением вздохнула.
- Вика, ты ничего не понимаешь! С какой стати он вдруг решил выделить ей новый кабинет?
- Взял и выделил! Кир, ты же не думаешь, что… - Виктория вдруг рассмеялась.
Кира выжидающе смотрела на подругу.
- Нет, ну же не думаешь…Кир…Ты что, серьезно решила, что Андрей…Влюбился в Пушкареву? Да он не сумасшедший! Ты же знаешь его идеальный вкус… И потом… Как тебе вообще такое могло в голову придти?
- А что мне еще остается думать? - Кира в отчаянии села на диванчик. – Он постоянно с ней, днем и ночью, она в курсе всех его дел, мне же он ничего не рассказывает…Можно подумать, что это я - его секретарь!
- Кир, ты на себя в зеркало давно смотрела? Да она же страшна, как ночь! Ну что он мог в ней найти?
Воропаева внимательно посмотрела на Викторию.
- Вика, ты ее видела?
- Сегодня нет… А что, сегодня она выглядит еще хуже чем обычно? - засмеялась она.
- Нет,- ответила Кира резко.- Сегодня она выглядит не как обычно…Честно говоря, я бы ее не узнала, если бы не очки, ну и голос, конечно…
- Кир, ты меня пугаешь…Что, все так страшно?
- Хуже.- Кира встала и начала мерить приемную шагами.- Теперь я начинаю понимать, что могло привлечь Андрея в этой девушке.
Виктория в изумлении уставилась на подругу.
***
Женсовет по достоинтсву оценил новый Катин костюм, и его обсуждение продолжилось в курилке, но уже самой Катерины там не было.
- Нет, девочки, вы видели, какая Катя сегодня красивая пришла! - улыбнулась Таня, глядя на подруг.
- Да…- вздохнула Амура.- Видимо, карты не лгут…
- А что говорят? - спросила Шурочка, стряхивая пепел.
- Говорят, что любовь изменит ее очень сильно. Только вот в хорошую или плохую сторону, зависит от нее самой…
- Ну, Катя же наша хорошая, значит, и изменится в лучшую сторону, правда ведь, девочки?- спросила Татьяна.
- Конечно, в лучшую, - заверила Шура.
- Видели, какая она красивая сегодня пришла! - улыбнулась Машка. – И это только начало!
- А вот я считаю, что все от мужчины зависит. Вот вдруг бросит он ее, и что тогда? Мы же не знаем, какой этот Николай на самом деле,- высказалась Светлана.
- Свет, типун тебе на язык! - возразила Таня.- Коля - хороший, и Катю нашу очень любит! Надеюсь, у них все будет хорошо!
- Не знаю, не знаю… - задумчиво произнесла Амура.- Но ясно одно: грядут в ее жизни большие перемены….


Последний раз редактировалось Julek 11 ноя 2007, 14:32, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 00:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
18

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
<…>
Ф. Тютчев


Катя вот уже с полчаса смотрела на экран монитора, пытаясь сосредоточиться на составлении отчета. Не получалось. Тяжело вздонув, она в изнеможении откинулась на спинку кресла. Странное поведение Малиновского и их утренняя беседа с Андреем не давали ей покоя. Беседой, правда, это можно назвать с натяжкой. Выяснение отношений подходит куда больше. Перед ее глазами вдруг яркой вспышкой возник их утрений разговор. Взгляд Андрея, полный какого-то отчаяния и страха… Она помотала головой. Нет, нет!
Не вспоминать, не думать.
Сжигать мосты, уходя без оглядки.
Пусть сейчас будет больно, но время лечит.
И возможно, когда–нибудь она сможет забыть…

***

Еще один бокал виски. Андрей с отвращением отодвинул его от себя. Минутное забвение не спасет его, от этого лишь станет хуже. Хотя, казалось бы, куда хуже? Компания почти развалилась, родители вот-вот приедут и потребуют отчет. А уж Воропаев к этому времени подсуетится и очень хорошо подготовится, норовя найти все уязвимые и слабые места.

Он женится - на дорогой ему, но нелюбимой женщине, разрушая тем самым ее судьбу, и не только.

Его перестали интересовать женщины - по правде говоря, ему не нужен был никто, кроме…

Жданов, соберись!
Возьми себя в руки!
Неужели ты… Влюбился в Пушкареву?!
Его размышления прервались коротким стуком в дверь. Она распахнулась, и на пороге появилась Кира Воропаева. Его невеста.
- Кирочка, - Андрей слабо улыбнулся.
Получилось.
- Привет, Андрюша, - она натянуто улыбнулась в ответ, стараясь выглядеть естественной и непринужденной. – Как дела? - Воропаева села за стол.
- Потихоньку, а ты давно приехала? Что же ты не сказала, я бы тебя встретил…

Ну, да встретил бы…
Только они бы разминулись…
Если только аэропорт не находится в пяти минутах езды от дома Пушкаревых…

- Спасибо за беспокойство. Это было ни к чему, меня встретил Рома. Тем более, у вас же была назначена встреча в банке.
- Ах, да… - Андрей постарался не выдать своего удивления.

Ромео, молодец!
Дружище, спас меня как всегда…
- И потом, это и к лучшему. Я приехала к обеду и узнала много нового… - уклончиво ответила Кира, рассматривая узор на рукавах своего свитера.
- Например? - Андрей сцепил руки и внимательно посмотрел на нее.
- Например… То, что Пушкарева получила новый кабинет. Это правда? - она подняла на него глаза.
- Да. А что тебя так удивляет? По-моему, это уже давно нужно было сделать, - он пожал плечами.
- Интересно… С чего это вдруг? - она подавила нервный смешок. - Ведь тебя же вполне устраивало, когда она находилась в каморке!
- Кира, - устало повторил Андрей, прикрыв на мгновение глаза. - Юлиана попросила меня сделать это. Кроме того, я и сам собирался переселить Катю в другой кабинет, просто времени не хватало. Она – ценный сотрудник и помошник президента, и как - никак имеет право на достойные условия.
- Да? Только помощник? А может, что-то большее? - Кира уже не могла остановиться.
- Кира, прекрати! - он почувствовал, что начинает заводиться. - Твоя ревность не знает границ! Может, еще скажешь, что у меня роман с Милко?
- А что? Очень даже может быть! Свидание у вас уже было! - вырвалось у нее.
- Так все, с меня хватит, - Андрей встал, чернее тучи, собираясь покинуть кабинет.
- Прости, Андрюша, прости, - Кира бросилась к ему, чтобы остановить. - Просто…Я очень сильно тебя люблю…И очень боюсь тебя потерять…
Он стоял, не двигаясь, ощущая и чувствуя рядом эту женщину, преданную ему всегда. Андрею было ее жалко. До каких пор он будет ее мучить? Сколько можно издеваться над ней? За что ей столько страданий? Она и так перенесла слишком много! Долго это еще будет продолжаться?
Он ругал самого себя, но не смог пересилить…
Страх?
Отчаяние?
Боязнь все потерять и опуститься в глазах близких?
Может, ответственности?
Или… Самого себя?
- Я тоже тебя люблю, - тихо ответил он, обнимая застывшую в его руках фигурку.
- Правда? - Кира отняла голову от его плеча и посмотрела своими изумрудными глазами.
- Кир, ну что за глупые вопросы…- он отстранился, попытавшись перевести тему. - Конечно, - он улыбнулся, а затем обошел стол и сел на свое рабочее место.
Кира молча наблюдала за ним, а затем продолжила:
- А ты скоро собираешься домой?
- Да… Осталось только закончить кое-какие дела, и… - он замер со стопкой бумаг в руке и уже хотел сказать, что у них с Катериной как всегда, неотложные дела, но потмо вдруг осознал, что этого больше не будет.
Никогда…
- Андрей? Ты меня слышишь?
- А? Что? Прости, я отвлекся…
- Я заметила. Ты говорил о том, что когда закончишь дела, то…
- Я буду свободен, - он натянуто улыбнулся.
- Отлично. Тогда я подожду тебя, - она улыбнулась, чмокнула его в щеку и покинула кабинет.
***
Время пролетело совсем быстро, и вот уже настало окончание рабочего дня. Новостью номер один для всех было преображение Екатерины, но для нее самой, похоже, это осталось незамеченным. Катя была слишком погружена в свои мысли и, казалось, не замечала ажиотажа вокруг. Конечно, еще много над чем нужно было работать в ее обновленном облике, но первый шаг был сделан. И как выяснилось, это не ускользнуло от внимания Романа Малиновского. Он уже стоял в ожидании Катерины у ресепшена, даже не зная, согласится ли она на ужин с ним или нет. Вероятнее всего, как думал Рома, он услышит вежливый отказ в ответ. Однако… Почему бы и нет? Надежда умирает последней.

Как раз в это время раздались голоса приближающегося Женсовета. С ними была Катя. Роман напрягся и почему-то вдруг заволновался, услышав ее голос.
Откажет… Или нет?

- Роман Дмитрич? А вы что еще на работе? - спросила Шурочка. - Вы же вроде собирались уходить…
- Или ждете кого-то? – игриво поинтересовалась Маша.
- Ну, как вам сказать…Жду, - он посмотрел на Катерину в ожидании, улыбнувшись.
Женсовет с удивлением переводил взгляд с Романа на Катерину.
- Простите, Роман Дмитрич, мне нужно идти, - покрасневшая до корней волос, Катя уже собралась вызвать лифт, но появление Андрея и Киры изменило ее планы. Она так и не сдвинулась с места, изучая рукав своего пальто. А Женсовет просто в кои –то веки молча стоял и наблюдал за разворачивающимся действом.

- До свидания, Андрей Палыч, Кира Юрьевна, - сказала Маша подошедшим Кире и Андрею, стоявшим в ожидании лифта.
- До свидания, Маша, девочки, – он на секунду задержал взгляд на Кате, но так и не произнес ее имени.
- Андрей… у меня для тебя есть подарок,- улыбнулась Кира, обнимая его.
- Да? И какой же? - он почувствовал себя немного неловко.
- Увидишь…Он дома, - Кира улыбнулась и поцеловала его.

Катя не в силах на это смотреть, отвела глаза.
Вот какая его любовь…
Цена его словам и обещаниям…
Что же ты отводишь глаза?
Почему не смотришь?

- Роман Дмитрич… - Катя помедлила, а Роман, стоявший позади нее, изумленно изогнул бровь. - А куда мы …поедем? - она прикрыла глаза на последней фразе, мысленно приказывая сделать себе глубокий вдох.
- А куда вы хотите?
- Ну, в «Лиссабон» например… - она произнесла это достаточно тихо, но Андрей услышал. И это же мгновение резко обернулся, обжигая ее пламенным и гневным взглядом.
- Как вам угодно. В «Лиссабон», так в «Лиссабон», - Роман улыбнулся и элегантно предложил ей локоть в качестве поры. Катя воспользовалась предоставленной услугой, и поблагодарила, едва заметно улыбнувшись.

Андрей не верил своим глазам. А Катя всячески избегала встречи с его красноречивым взглядом. Андрей медленно перевел свой взгляд на Романа… И недоумение, протест сменились яростью и ревностью.

Вот как значит, Ромочка…
В «Лиссабон» собрались…
А что же меня не позвали?
Теперь понятно, зачем тебе понадобилось слать цветы из Праги!…

Кира, казалось бы, не заметила этой мизансцены. Почувствовав напряженность Андрея, она повернулась к нему.
- Андрюш, что-то случилось? - спросила Кира, с тревогой взглядываясь в его лицо.
- Нет, нет, все в порядке, - ответил он, смерил тяжелым взглядом и Романа, и Катерину, и поворачиваясь к Кире. - Просто устал немного.
- Бедненький. Но я это легко исправлю.. - она рассмеялась и что-то прошептала ему на ушко. Андрей рассмеялся, нарочито громко.
- Да, конечно, - улыбнулся он.
Наконец, лифт пришел.
- До свидания, - улыбнулась Кира всем своей обворожительной улбыкой.
- До свидания, - казалось, прощание Андрея было предназначено только одной Кате. Он бросил на нее взгляд, и задержал его на секунду…
- Андрюш, ты идешь?
- Да, - он скрылся в кабине лифта, двери которого закрылись в следующее мгновение.
Катя, словно в замедленной съемке, смотрела, как он уезжает. И если бы не поддержка Романа, то она, наверное, давно бы уже упала.
- Ну так что, едем, Катенька? - Роман указал на другой лифт, двери которого приветливо распахнулись навстречу.

20

Роман закрыл лицо руками. Не получилось. Ведь он знал, что так и будет. На что надеялся? Что она ему поверит?
Нет, просто…
Он хотел вселить в ее маленькое сердечко надежду.
Сказать, что все будет хорошо.
И что Андрей ее любит.
Но не получилось.
Она не поверила…

А в это время…
- Андрюша…Ты такой грустный сегодня…Ну что случилось?- Кира попыталась его успокоить, обвив его шею руками, но он по-прежнему не сдвинулся с места, сидя на кровати и смотря куда-то вдаль.
- Прости, Кира, я очень устал…
- Проблемы на работе?
- И это тоже. Ты же знаешь, так всегда перед показом новой коллекции… Тем более, что совет на носу, нужно подготовить отчет, ведь Александр как всегда, буде искать иголку в стоге сена….
- Ну, ты преувиличиваешь. Сашка, конечно, иногда перегибает палку, но в целом он же тоже заботится о процветании нашей компании.
- Если бы все было так просто, - вздохнул Андрей.
- Надеюсь, со временем вы все же найдете общий язык. В конце концов, вам придется - ведь вы же станете одной семьей, а я не хочу, чтобы мой брат и муж конфликтовали! - улыбнулась Кира и поцеловала его в макушку.

При слове «семья» Андрей неприязненно поморщился. До сих пор ему как-то удавалось не думать о свадьбе - еще бы, ведь рядом с ним была Катя, и в ее присутсвии он забывал обо всем. А она, как оказалось, была способна думать о ком-то еще. И не только думать. Он закрыл глаза, стараясь сейчас о ней не думать, но не получалось.
С кем она сейчас?
Где?
Вспоминает ли о нем?
Поехала ли с Малиновским в «Лиссабон» или нет?
Малиновский…
А может, они уже у него?
С его –то темпами…
Как долго у них это длится?
Когда началось?
А может, и не началось вовсе?
Может, ничего нет между ними, и ты сам все придумал?
А Катя…
Катя…
- Андрей, ты меня слушаешь? – спросила его Кира.
- Да, прости…Ты что-то говорила? Я задумался…
- Я говорила про нашу свадьбу… Как ты думаешь, стоит ли устраивать какое-нибудь торжество для сотрудников? Или нет? Ведь на саму же свадьбу мы их не пригласим.
- Почему бы и нет? Я бы с удовольствием позвал весь Женсовет.
- Ты что, Андрей? Они же опозорят нас, и все торжество будет насмарку…

Он вдруг представил Катю на их свадьбе. Она стоит рядом и смотрит. Как он, Андрей, дает клятву верности другой.
Ну это же не навсегда, Катенька…
И тот же миг перед его глазами предстает другая картина: Катерина в свадебном платье, идет под венец… Но рядом со священником, у алтаря, не он…
- Согласны ли вы стать мужем и женой, любить друг друга в болезни и здравии, пока смерть не разлучит вас?
- Согласна, - отвечает она и поворачивается к Андрею:
Ну это же не навсегда, Андрей Павлович…

- Нет! - закричал вдруг он.
- Андрей, ты о чем? - удивленно посмотрела на него Кира.
- А я..Да ничего…Просто подумал, что наверное, ты права: не стоит приглашать Женсовет на нашу свадьбу,- он выглядел немного растерянным.- Я пойду, пожалуй, приму душ, а потом пойду спать. Извини, - он вышел из комнаты, оставив Киру одну.

«Неужели у него новая женщина?» - пронеслось у нее в голове.
Он опять так холоден со мной…
И такой отстраненный.
Хватит себя накручивать!
Просто ону стал.
Опять?
Да.
Ему нужен отдых.
А она подождет.
Как всегда ждала.
***
- Катя! – Роман бежал за ней. В нем вдруг что-то сработало, зашевелилось, и он понял, что не может вот так ее отпустить. Бежать, догнать, найти, во что бы то ни стало, и все объяснить. Попытаться рассказать все то, что он сейчас чувствует, чтобы она поняла. И поверила.
- Катя, подождите!
- Оставьте меня в покое! - крикнула она на ходу, не оборачиваясь и ускоряя шаг.
- Стойте! - он догнал ее и развернул лицом к себе. - Вы так и не выслушали меня… Простите меня, я был не прав! Я не знал, что творю…
- Я не хочу ничего слышать! - она отчаянно пыталась вырываться, холодный воздух словно резал кожу.
- Андрей любит вас!
- Я вам не верю!
- Можете не верить мне, но вам придется поверить ему! Он сходит с ума от ревности, видя вас с другим! И сейчас наверняка клянет меня на весь белый свет!
- Я не верю в вам обоим! Я ненавижу вас! – она принялась яростно стучать ему в грудь кулачками. Роман же не сдерживал ее порыв, но и не давал возможности убежать.
- Вы гнусный обманщик! Вы не имеете никакого представления о живых людях! Вас интересуют только деньги и красивые куклы! Люди же для вас – просто игрушки! Вы думаете исключительно о себе! Вам не понять, что такое чувство и любовь!
При этих словах Роман вздрогнул, но ничего не сказал.
- Я ненавижу вас…- Катя внезапно заплакала.
- Тише, тише…- успокаивал Роман.- Я отвезу вас домой.
- Нет,- прошептала она.
- И все же я настаиваю.
Он подвел ее к своему автомобилю и помог сесть внутрь. Затем, захлопнув за Катериной дверь, обошел машину и сел на водительское сиденье. Через минуту машина тронулась. Ее пассажирам было невдомек, что кроме них и швейцара, на улице был еще один человек, только сейчас показавшийся из своего укрытия.


***
День не задался с самого утра. Сначала не сработал будильник, и не разбудил ее, как обычно. Затем кто-то звонил, но она не успела подойти к телефону. А в довершение всего, когда она уже оделась и собралась уходить, в дверь позвонили. Гадая, кто же это может быть, Катерина открыла дверь.
- Роман Дмитрич?.. - ее удивлению не было предела.
- Доброе утро. Я заехал за вами… Чтобы вас подвести.
- Что вы, не стоило… - она опустила глаза. - Я бы прекрасно доехала сама.

Напряжение, повисшее в воздухе, ощущалось каждой клеточкой. Возникла неловкая пауза.

- Вы уже готовы? - он поднял на нее глаза.
- Да…- как-то робко и неуверенно ответила Катя, словно боялась и не хотела покидать родные стены.
- Ну так, пойдемте? – он рукой махнул куда-то в сторону коридора.
- Да, сейчас, - она взяла шапку и сумку в руки и вышла вслед за Романом.

Дорогой они не проронили ни слова. Как и вчера. Прошлым вечером Малиновский довез и проводил ее до дома, как-то странно на нее посмотрев, и затем уехал. На предложение родителей Кати остаться поужинать он ответил вежливым отказом. Проводив гостя восхищенными взглядами, они наперебой стали выяснять, кто же этот галантный и неотразимый молодой человек, сопровождавший Екатерину, а Коля только покачал головой и ехидно улыбнулся, глядя на Пушкареву. Она же мечтала лишь об одном - оказаться сейчас поскорее в своей комнате, где ее наконец-то оставят в покое, наедине со своими мыслями, и можно будет спокойно поразмышлять. Хотя думать как раз не хотелось. Просто забыть все, как страшный сон. И не вспоминать. Особенно разговор в ресторане с Малиновским. Но не получалось. Он никак не хотел лезть из головы.
Зачем ему это надо?
Почему он мне все это рассказал?
А если все это правда?

Звонок Юлианы прервал ее невеселые размышления. Она спрашивала, понравились ли костюмы, и извинялась за излишнюю самодеятельность. Смущясь и краснея, Катерина поблагодарила Виноградову за уделенное внимание и за прекрасные наряды, которые ей очень понравились. Юлиана осталась довольна и сообщила, что навестит подопечную в офисе завтра.
Оставшись снова наедине со своими мыслями, Катя так и не сомкнула глаз, промучившись всю ночь.

Андрей тоже был лишен спокойного сна. Ему снились кошмары, в которых Катя уходила с другим, оставляя его одного. Сначала это был Зорькин. Потом - Малиновский, и даже Полянский откуда-то взялся.
А Катя только улыбалась и говорила:
- Так надо.

- Катя! Нет!
Андрей в который раз проснулся в холодном поту. Кто-то теребил его за плечо.
- Андрей, что с тобой? - Кира тревожно и внимательно смотрела на него.
- Аа…Что?
- Ты звал во сне какую-то Катю…
- Не обращай внимания, кошмар приснился.
- Нет, ты звал кого-то определенного во сне. Кто она? - Кира не собиралась так просто отступаться.
- О чем ты говоришь?
- Это твоя новая любовница?
- Кира, прекрати! Какая любовница, о чем ты говоришь?
- О том! Тебе уже давно наплевать на меня и нашу свадьбу! Ты практически не бываешь дома!
- Кира, прошу тебя, не начинай очередной скандал!
- Он и не заканчивался!
- Кира! Как я устал от всего этого… Мне снилась Катя. Катя Пушкарева.
- Как интересно! - Кира театрально закатила глаза. - И с каких пор она тебе снится?
- Мне приснилось, что наша компания разоряется, а Катя…Только она может ее спасти. И вдруг…ее похищают, - он сказал почти правду.
- А ты еще и сочинитель! Только знаешь, я не верю ни единому твоему слову! Хватит, Андрей, мне надоело слушать твой бесконечный обман!
- Кира, что ты несешь!
- Скажи еще, что я не права!
- Ты не права. Впрочем, если ты так хочешь, пожалуйста. Я не буду настаивать. Завтра же я съеду к себе.
- Скатертью дорога! - разозлилась она.
- А пока я перемещюсь на диван, с твоего разрешения, - он встал и направился в гостиную.
Кира кинулась подушкой в уходящего Андрея, и обессиленно упала на кровать, зарыдав.
Наутро они сели в автомобиль, всю дорогу ехав молча. Поднявшись вместе на этаж, они разошлись, словно чужие люди. Только вот Катерина об этом не знала. Она только видела, как они подъехали вместе. И решила не отступать от задуманного. Если она права, и все это ложь, то очень быстро Андрей забудет о ней. Но если прав Роман…

Катя уверенно зашагала к лифту. У дверей она остановилась и обернулась на своего спутника. Роман недоуменно вскинул бровь - он полагал, что как только они приедут к Зималетто, Катя бросится бежать от него; она же, напротив, ждала его, чтобы подняться вместе. Опешивший Малиновский решил не показывать своего удивления, и, не привыкший в чем –либо отказывать даме, он направился к лифту. Вскоре они уже были на административном этаже. Их появление вызвало всеобщий восторг и недоумение. Катя и…Малиновский?
Это было что-то из ряда вон выходяшее.
Случайность?
Просто встретились внизу и поехали вместе, в одном лифте. Но…вчера они тоже ушли вместе.
Совпадение?
Или…Закономерность?
Судя по улыбающейся Катерине и довольному, но слегка напряженному Роману - вполне возможно.
Но как?
Такие разные…
- Доброе утро, Маша! - Катин голос бодро раздался над ухом.
- Доброе… Здравствуйте, Роман Дмитрич! - чуть покраснев и растерянно улыбнувшись, произнесла Тропинкина. - А что это вы сегодня…Так рано? - осторожно спросила она.
- Да вот, за Катей заехал, боялся опоздать,- улыбнулся он.
- Аа…Понятно, - улыбнулась Мария, осонав, что окончательно запуталась.
- Ну, если что, я себя, - он обворожительно улыбнулся и зашагал по направлению к своему кабинету.
- Я пожалуй тоже пойду, - Катерина, быстро смекнув, что допроса не избежать, поспешила удалиться.
- Кать, подожди! Стой!.. - закричала ей вслед Маша, но тщетно.
- Привет, Маш! – двери лифта раскрылись, и навстречу Тропинкиной выплыл Федор.- Как дела? – он чмокнул ее в щеку.- А что такая грустная?
- Да вот... - она неопределенно махнула куда-то рукой. – Представляешь, Роман и Катя вместе появились в компании!
- Тоже мне, новость… Я смотрю, ты от жизни отстала, - с видом знатока посмотрел на нее Коротков.
- Что ты хочешь этим сказать? - Маша удивленно на него посмотрела.- Ты что–то знаешь?
- Ну, скажем, кое-что знаю… - Федор явно получал удовольствие от сложившейся ситуации.
- Федечка, милый, скажи пожалуйста, а.. - заныла Мария, отчаянно схватившись за его рукав.
- Ну… Может быть..- улыбнулся он.
- Фе- е - дь…
- Вот, держи, - не выдержал они с торжествующей улыбкой протянул ей сверток.
- Что это?
- Увидишь, - подмигнул ей Федя и исчез.
Маша осторожно развернула сверток… И чуть не закричала от удивления.
-Ничего себе - охнула она, прикрыв рот ладонью.
Не теряя ни секунды, она сняла трубку:
- Девочки, срочный сбор через пять минут!

***
Кира не находила себе места. Она встала и нервно заходила по кабинету. С утра совсем не работалось, и дурные мысли не покидали голову. И что только на нее нашло? Кто ее дернул за язык?
Зачем надо было говорить про свои догадки, которые, возможно, в действительности, лишь плод ее фантазии?
А теперь неизвестно, что у них с Андреем - он переезжает к себе.
И так все было запутано. А она только усложнила и без того зашедшую в тупик ситуацию.
Звонок мобильника заставил ее встрепенуться.
- Алло, - она подняла трубку. - Привет. Да, нормально…А как ты? Что? - Кира изменилась в лице. - Ты уверена?


Последний раз редактировалось Julek 10 ноя 2007, 02:05, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 01:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
21

- Абсолютно. Ошибки быть не может.
- Но как?
- Это я у тебя хотела спросить: как?
- Я в первый раз об этом слышу… - растерянно произнесла Кира.
- Уверяю тебя, не в последний. Эта новость облетит все издания, если уже не облетела.
- Будет же грандиозный скандал…
- Именно, - удовлетворенно улыбнулась ее спутница на другом конце провода, так, что Кира почувствовала это.
- И ничего нельзя сделать?
- Вряд ли… Я звонила тебя предупредить.
- Что ж. Спасибо, пока.
- Пока.
Кира положила трубку.
Что все это значит?
Рома и… Пушкарева?
Бред какой-то!

***
- Я говорю вам, девочки! – отчаянно жестикулировала Маша. - Я видела их вместе утром!
- Не может быть…
- Кто бы мог подумать?
- А как же… Коля? – растерянно обвела подруг взглядом Таня.
- Коля!..К оля - просто прикрытие! - возвестила Маша, скрестив руки на груди.
- Да нет, что вы, Катя не такая! - помотала головой Светлана.
- Помните, карты говорили о выборе... И о большой любви? – вдруг подала голос Амура.
Все замерли.

- Да, помним, - ответила Шурочка. - Но причем здесь это?
- Ты думаешь, что…
- Я думаю, что Малиновский и есть та самая любовь, - ответила Амура.
Все в изумлении уставились на нее.
- Господи…
- Вот тебе и Катя…
- Вот и тихоня…
Внезапно их разговор был прерван появлением господина президента.
- А-а-ндрей Палыч?..- удивлению служащих не было предела.
- А что вы здесь…Делаете?…
- Это что вы здесь делаете! Когда должны быть на рабочих местах! Что это? - он взял из рук Татьяны какой-то сверток. - Развлекаетесь?
Она лишь опустила глаза, а подруги послали, не сговариваясь, в ее адрес неодобрительные и гневные взгляды.
Андрей развернул его и…
В мгновение все поплыло перед глазами…
- Андрей Палыч, вам плохо?.. - ринулись к нему сотрудницы.
- Нет, нет, все в порядке, - поспешил заверить он. - Откуда это?
- Федор принес, - потупила глаза Маша.
- Федор? Что ж…
Все стояли, не решаясь сдвинуться сместа.
- А почему вы до сих пор здесь? - вопрос не нужно было повторять. И через несколько секунд всех как ветром сдуло.
- Значит, Федор…- Андрей клацнул зубами и покинул помещение.
В это время одна из кабинок приоткрылась, и чья-то тень проскользнула к двери, исчезнув за нею.
***
- Кира, я тебе сейчас ТАКОЕ расскажу! - как всегда, без стука, влетела к ней Виктория.
- Вик, мне сейчас не до этого…
- Да ты даже не знаешь..
- И не хочу знать!
- Но..
- Я же сказала!
- Ну и как хочешь… Только потом не говори, что я тебе этого не говорила… Роман и Пушкарева вместе! - не выдержала она.
- Откуда ты знаешь? - подняла на нее глаза Кира.
- Как…Тебе уже известно? - удивленно посмотрела на нее Виктория.
- Да, но как ты узнала?
- Я была в туалете, когда Женсовет в полном составе ввалился и начал обсуждать последние новости…Тропинкина видела их вместе на ресепшене, а еще про них напечатали в журнале…
- Что? Значит, все-таки напечатали?
- Да..Ты что, и про это знаешь? - разочарованно протянула Вика, не ожидавшая такой реакции.
- Так и думала! Но… Как она узнала! - сокрушалась Кира.
- Ты о ком?
- Шестикова звонила мне, и рассказала про журнал, - пояснила Кира.- Теперь не избежать скандала. Может пострадать и репутация компании…
- Так это что, все - правда?
- Вик, очнись! Весь персонал об этом говорит, а теперь еще эта новость станет достоянием общественности…
- Но..как он мог? Как он мог променять МЕНЯ на…Пушкареву? - Вика невольно вызывала к себе жалость.
- Видимо, смог. Теперь надо думать, как избежать последствия этой..хм..связи.
- Кир, ты не понимаешь…
- Вик, я все понимаю! И понимаю, что это не только удар по твоему самолюбию, но и угроза для репутации всего Зималетто! Надо сказать Андрею.
- Да он уже знает…
- Что? - Воропаева удивленно посмотрела на нее. - Ты что то знаешь, Виктория? Говори!
- Он зашел и разогнал всю эту шайку, когда они бездельничали и перемывали всем косточки… И видимо увидел журнал.
- Увидел или нет?
- Откуда я знаю! Ему только как-то поплохело сразу..
- Что? - Кирины глаза расширились от изумления.
- Все бросились ему помогать, а он спрашивает, откуда это, то есть журнал.
- И что дальше?
- Он всех разогнал, а потом ушел сам. Недовольный такой и злой.
- Значит, злой… - Кира откинулась на спинку кресла, лихорадочно размышляя.
- Да..я еще подумала, что к нему сейчас лучше не ходить: наорет как всегда… И все шишки мне достанутся, незаслуженно. Кир, ты меня вообще слушаешь?
- Прости, – она взяла телефон со стола.
- Кир, ты куда?
- К Андрею. Пора подожить этому конец, - она вышла из кабинета.
- Господи, ну почему ты так несправедлив ко мне? Ну почему этой Пушкаревой все, а мне - ничего? И Зорькин, и пост крупный, и теперь..Малиновский!… А как же я? - сокрушалась Виктория, обращаясь к небу и заломив руки.
***
Андрей сидел в кресле, прикрыв глаза. На столе перед ним лежал журнал, обложку которого украшала фоторафия, судя по всему, влюбленной пары. Надпись под фотографией гласила:
“Невероятно! Сказки существуют! Казанова влюбился? ”
Вот и все.
Приехали…
Катенька…
Его Катя…
И ..Малиновский?
Быть такого не может!
Он ведь прекрасно знал своего друга и его вкус – это была явно не его партия.
Тогда почему?
Почему на этой фотографии они вместе?
Стоят, обнявшись, а он что-то шепчет ей на ухо.
Какое он имеет право?
Судя по тому, как она прильнула к его плечу, самое наибольшее.
Тема более, она ни от кого не зависела со вчерашнего дня.
Он сам ее отпустил.
Идиот…
Но ведь вчера она сама говорила, что любит…не его. Зорькина?…
Причем здесь Роман?
А может…
Именно поэтому она ушла?
Потому что…Любит другого?
Не его?
И не хотела ему говорить.
Он закрыл лицо руками.
Нет, нет…
Нет!
Он не допустит, не позволит…
Катя- моя.
И я никому ее не отдам.

22

Внезапно дверь кабинета распахнулась, и на пороге показалась Кира.
- Андрей, нам нужно поговорить, - сказала она, теребя в руках мобильный телефон.
- По-моему, мы уже вчера все обсудили.
Кира заметно помрачнела, но продолжила:
- Это касается компании.
Андрей молча смерил ее усталым взглядом. Взвесив все «за» и «против», Кира осторожно продолжила:
- Мне звонила Шестикова. Репутации нашей компании грозит большой скандал, - ее взгляд выловил лежащий на столе журнал. - Ты уже…знаешь?

- О чем? - он была сама невозмутимость.

- О Романе и Пушкаревой… Неужели между ними и правда что-то может быть? Но это же абсурд! Если так, то мы все погибли.

- Послушай, Кира…- Андрей закрыл на мгновение лицо руками. – Это их личная жизнь, и они имеют на нее право. Мне нет никакого дела до того, с кем проводит время мой лучший друг и встречается моя помощница, - последняя фраза далась ему особенно тяжело.

- Андрей, ты правда не понимаешь? - Кира посмотрела на него округленными от удивления глазами. - Теперь же об этом будут писать все газеты! Вице-президент ZimaLetto и это недоразумение!

- Кира! - не сдержавшись, он закричал. - Что ты мне предлагаешь делать? Спрятать их подальше и не показывать? Или установить кордон, который будет охранять парочку от прессы?
- Прекрати иронизировать! Я не это имела в виду! Но…Нужно что-то делать!
- Прекрасно! Вот и занимайся этим сама! Я не вижу в этом никакого смысла!
- Замечательно! - она резко встала и вылетела из кабинета, хлопнув дверью.
Андрей остался один.
На самом деле, действительно нужно было что-то делать.
И он знал, что.
***
Малиновский сидел в своем кабинете, задумчиво вертя в руках ручку. В последнее время Катерина как-то странно себя вела. В отличие от Андрея, он знал, чем это вызвано. Но смущало его другое. Странное поведение Кати по отношению к нему, Роману Малиновскому. Эта показная игра на людях… И ежу понятно - она хочет заставить Жданчика ревновать. Или…Она думает, что в таком случае Жданов отступится от нее. Как бы не так. Он слишком хорошо знал своего друга. А больше всех как всегда, достанется Роману. Насколько он разбирался в женской психологии, а Рома был знаток в этом деле, Катя хотела представить его в качестве своего жениха, создать иллюзию совместного счастья. Сам виноват, нечего сказать, напросился. Роман покачал головой, усмехнувшись. Но, с другой стороны, лучше уж он, чем этот Зорькин, от которого можно ожидать чего угодно. Только вот как убедить Андрея, что все это – спектакль? Сейчас он его точно слушать не станет. Ох, Катерина, ловкачка, все продумала! Если Роман сейчас кинется бежать и рассказывать Андрею про инструкцию, шансы, что друг ему поверит, практически равны нулю: ведь Малиновский, можно сказать, увел его девушку. Значит, нужно пойти другим путем. Насколько он знал Жданова, далее в программе следует неконтролируемая ревность.
Ну что ж, Катенька, так и быть, я вам подыграю. Мы еще посмотрим, кто кого.

***
Деликатный стук в дверь оторвал Катерину от просматривания очередной сметы. Она подняла голову и произнесла:
- Войдите.
На пороге появился Роман, весь цветущий и с улыбкой на губах.
- Здравствуйте, Катенька!
- Здравствуйте, Роман Дмитрич… Мы с вами уже вроде как виделись, - ей показалось немного странным его поведение.
- Да, конечно! Я собственно, по какому поводу… Собирался пойти пообедать и хотел пригласить вас составить мне, так сказать, компанию.
- Я не…- начала была она, но Роман не дал ей договорить:
- Вы меня боитесь?
- Что? - опешила Катя.
- Раз так старательно избегаете. Мне стоило больших трудов вчера получить ваше согласие, и сегодня, судя по всему, история повторяется. Что мне еще остается думать? Только, что вы меня боитесь.
- Слишком много чести, - фыркнула она.
- Тогда что? Я вам так неприятен?
- Вы угадали, - с ядовитой улыбкой произнесла она.
- Ну, возможно, у меня есть шанс исправиться?
Катерина окинула его ледяным взглядом. Она уже собиралась послать его куда подальше, но внезапно вспомнила про свой план. Отступать было некуда. Позади – пропасть. Впереди - неизвестность. Из двух зол, как говорится, выбирают то, которое еще не пробовали.
- Вряд ли. Но…Я согласна.
- Прекрасно. В час у ресепшена. Или…Лучше я зайду за вами, - подарив напоследок еще одну обворожительную улыбку из своего арсенала, он покинул кабинет.
Довольной собой и своей маленькой победой, Роман шел, насвистывая какую-то мелодию. За этим нехитрым занятием, на свою беду, он не заметил приближающейся и постепенно возрастающей угрозы в лице Жданова, который пребывал явно не в лучшем своем настроении.
- Малиновский, - окликнул его друг.
- А, Жданчик! Привет, как дела? - он вел себя как ни в чем не бывало.
Это только еще больше разозлило Андрея.
- Что это? - он потряс журналом перед Малиновским.
Роман бросил взгляд на название и произнес:
- « Hello», - ответил он спокойно.
- Сам знаю, что не « Мурзилка»! Я спрашиваю, что вот это такое? - он показал на статью.
- «Лиссабон»…- приглядевшись, ответил Роман, поднял глаза на Андрея и ужаснулся: столько ревности сейчас было в них.
- Прекрати издеваться! Не смешно! Что вы там делали с Катериной?
- Ужинали, - как само собой разумеющееся, сказал Роман.
- Ага! А на фотографии было продолжение банкета, да?
Роман, наконец, заметил фотографию. Шестикова, чертовка! Наверняка ее рук дело. Да…Дело принимает серьезный оборот.
- Андрей, ну что ты кипятишься? Ты что, этих папарацци не знаешь? Сваливаются как снег на голову, в совершенно не подходящий момент.
- В неподходящий момент? - казалось, стены задрожали. - Послушай меня, Малиновский: не смей приближаться к Кате! Ты меня понял?
- Полегче, полегче! Понял, не дурак. Но, боюсь, что не получится: сейчас мы идем обедать.
- Обедать? Как интересно! Куда на этот раз? В «Ришелье»? Или, может, в «Траффальгар»?
- Не угадал. В новый ресторан «Мармеладофф»,- довольно улыбнулся Роман.
- Даже так! Что ж, приятного аппетита! Смотри, не подавись! Я тебя предупредил! – разъяренный Андрей развернулся и зашагал прочь.


В приемной Малиновский столкнулся с Кирой.
- Рома, как хорошо, что я тебя встретила. Нам нужно поговорить, -Кира выглядела немного взволнованной.
- Не сейчас, я тороплюсь.
- Рома, это очень важно!
- Думаю, это все-таки может подождать, а перерыв на обед не резиновый.
- Ты видел журнал?
- Да, Андрей мне его показывал.
- И что ты собираешься делать?
- А что, я должен?
- Ром, раскрой глаза! Это же грозит огромным скандалом! Нужно попытаться замять эту историю…Ты же на самом деле не встречаешься с Пушкаревой? Удивляюсь, как так получилось!
- Кира, - он был абсолютно серьезен. - Почему ты решила, что у меня не может быть никаких отношений с Катей?
- Ну это же просто смешно! Посмотри на нее…Я доверяю твоему вкусу!
- В таком случае, ты ошиблась. Мой вкус безупречен. И на этот раз он не ошибся. Такую девушку, как Катя, еще нужно поискать, - сказав это и выдержав паузу, он скрылся в кабинете.
Ошеломленная Кира растерянно смотрела ему вслед.

***
Через полчаса Роман, как и обещал, зашел за Катей.
- Вы готовы, Катенька?
- Да, - она встала из-за стола и направилась к вешалке, но Роман ее опередил, услужливо подав пальто.
- Благодарю, - фыркнула она.
- Прошу, - он словно не заметил колкого выпада в свой адрес и пропустил ее вперед.
Удивившись, но не подав виду, Катерина вышла из кабинета, Роман вышел следом. К тому моменту, как они подошли к ресепшену, там уже был весь Женсовет в полном составе, который, конечно же, тут же принялся напускать на себя занятой вид, просматривая бумаги.
«Знаем мы ваши прикрытия!» - одновременно усмехнулись про себя Роман и Катерина. Дальше произошло то, что Катя вовсе не ожидала. Как бы невзначай, Роман коснулся рукой ее плеча, улыбнулся и посмотрел ей в глаза, не отводя взгляд. Слава Богу, лифт подоспел вовремя, и они скрылись в кабине от любопытных глаз. Но, Малиновский, казалось, только обрадовался. Несмотря на то, что он находился на некотором расстоянии, он так и не отвел взгляда, чему-то загадочно улыбаясь. Поначалу Катя просто старалась не обращать на это внимания, но всякому терпению приходит конец, и, не выдержав, она спросила:
- Что-то не так?
- Простите?
- Почему вы так на меня смотрите?
- Как? - казалось, его удивление было вполне искренним.
- Как…- она внезапно покраснела, но заставила взять себя в руки. - Как баран на новые ворота! И при этом все время улыбаетесь.
- Ну что же мне теперь, плакать что ли?
- Не помешало бы для разнообразия, - ухмыльнулась она.
- Простите, не умею, - ответил он, по – прежнему улыбаясь и пропуская ее вперед.
Катя, фыркнув, вышла из лифта и направилась к машине. Но там их ожидал еще один сюрприз.
- Вы посмотрите, какие люди! - словно из-под земли, возник перед ними Воропаев. - Куда торопимся?
- Александр Юрьевич, кажется, это не ваше дело, – ответил Роман, взяв инициативу на себя и премило улыбнувшись.
- Просто очень удивлен. Такое странное сочетание…- при этих словах Катерина невольно сжалась, и это почувствовал Рома. - Обычно вы, Роман Дмитриевич, предпочитаете себе…более эстетичную пару, - последняя фраза была произнесена с явным намерением унизить его спутницу.
Катя уже было собралась высказать обидчику все, что она о нем думает, но не успела: Малиновский опередил ее:
- Отсутствие у тебя вкуса вовсе не означает его отсутствия у других.
Александр рассмеялся.
- Да, Роман, ты меня все больше и больше удивляешь, - улыбка на лице Алекса сменилась обычной маской, полной цинизма. – Ну да ладно. Отложим в сторону ненужные разговоры. Андрюша, я надеюсь, у себя?
- Да, а что?
- Завтра я собираю совет. У меня есть для вас важная информация. Берегитесь, - ухмыльнувшись, он обогнул застывшую парочку и направился к лифтам.
- Что все это значит? - крикнул ему вдогонку Роман, но тот его уже не слышал.
- О, нет! - вдруг произнесла Катерина, стукнув себя по лбу, и казалось, заплакав.
- Что такое? - с беспокойством посмотрел на нее Рома, осторожно положив свои руки на плечи.
- Я совсем забыла…
- Что, Катюш?
- Воропаев приходил уже, совсем недавно, и говорил что-то о «Никамоде»…- она испуганно подняла на него глаза.- Я сделала вид, что не понимаю, о чем речь. Он предлагал сотрудничество…- она опустила голову.
- И что, Катя? Вы согласились?
- Нет, я…Отказала, - твердо сказала она. – Я собиралась сказать Андрею, но потом…Я нашла инструкцию, - глухо произнесла она.
- Катя… - шепотом произнес он, инстинктивно прижав ее к себе.
Бедная девочка! Сколько же ей пришлось пережить! Только сейчас Роман осознавал, какими подлецами они были с Андреем. Как он пытался еще шутить, когда друг потихоньку начинал понимать, что же они натворили. Жданов действительно влюбился. Впервые в жизни, уж Роману – то было известно. Кира - не в счет, это первая любовь, умершая уже давно. Господи, а он еще надеялся, что Андрей просто шутит! Нет, все правда. И теперь Роман прекрасно его понимал: в такую девушку, как Катя, запросто можно влюбиться: понимающую, добрую, нежную. Она всегда поддержит, поймет. Но как оказалось, в этой хрупкой девушке таится нешуточный накал страстей. Она могла быть и совсем другой: дерзкой, провоцирующей, вызывающей. Насколько многогранна была она как личность! За последние несколько дней он узнал о ней больше, чем за все время, пока Катя у них работала. И хотя он был настоящим специалистом по женской психологии, предугадать, как поведет себя Катерина в той или иной ситуации, даже для него было очень сложно. Он просто не знал, насколько далеко может она зайти, и чего от нее следовало ожидать. Так что, учитывая еще в конец разъярившегося Жданова, и Киру, находившуюся на грани истерики, он сейчас находился словно на вулкане, который вот-вот мог взорваться.

23

Безвыходных положений не бывает. Из любого положения есть выход, только иногда плохой.
Уточнение Димитра Подвырзачева


- Теперь ZimaLetto под угрозой! Если наш обман раскроется, то… - пыталась произнести она,но голос ее не слушался.
- Успокйся, все будет хорошо, слышишь меня? Мы не дадим раскрыть нашу тайну.
- Но если он уже узнал? - не сдержалась она.- Что тогда будет? Во всем виновата я... Я не предупредила… Я не хотела… - сквозь всхлипывания говорила она.
- Нет, Катя, ты не в чем не виновата! Воропаев мог узнать все еще раньше, и тогда ты вовсе не при чем, а может, и сейчас он только нас запугивает, не имея на руках никаких доказательств.

Она вдруг заплакала. Чудовищное напряжение, скопившееся в ней за эти несколько дней, просто обязано было дать выход. Инструкция, помощь Юлианы, смена имижда, предложение Александра, расставание с Андреем, теперь вот еще Роман…
- Я не могу так больше…- невольно она уткнулась в его плечо.
- Все образуется. Все будет хорошо, обещаю, - обнадежил он ее, обняв.
А сам в это время лихорадочно думал, что же предпринять в сложившейся нелегкой ситуации. Андрей явно будет не в восторге, когда узнает. Остается только надеяться, что Воропаев не разузнал о настоящем положении компании. Иначе они все погибли. Тогда прощай, президенство Андрея и его вице - президентсво, а Катю, чего доброго, вообще могут выставить, если она не уйдет сама. Конечно, в последнее время ему начинало казаться, что она по-просту не выдержит и в один прекрасный день сбежит из фирмы, не оглядываясь. Подальше от всего, чтобы забыть и не вспоминать. Только вот от себя не сбежишь.
Можете обманывать себя сколько угодно, Катенька, но меня вы не обманете. Вы любите Андрея.
-Надо предупредить Андрея, - донесся до Романа ее тихий голос, возвращая его в реальность.
- Да, обязательно.
- Обед придется отменить, - грустно произнесла она, отстранившись.
- Ну уж нет. Посмотрите на себя: вы и так в последнее время ходите вся бледная… Так не пойдет. Обедать - непременно. А Андрея мы предупредим по телефону.
- Но…- попыталась было возразить она.
- Никаких “но”. Садитесь, - он открыл перед ней дверцу.

Постояв пару секунд, Катерина поняла, что спорить бесполезно, и покорно села в машину. Удовлетворенно улынувшись, Малиновский прикрыл за ней дверь автомобиля и набрал номер друга. Андрей взял трубку не сразу.
“Дуется”,- покачав головой, вздохнул Роман.
Наконец, Жданов ответил. Сообщив о приближающейся опасности, а так же о возможной осведомленности врага, Роман со спокойной совестью сел в автомобиль, и они вырулили со стоянки.
Вслед за ними выехала еще одна машина, все это время незаметно притаившаяся неподалеку.

- Куда мы едем? - спросила Катя, смотря в окно.
Роман не без радости отметил, что напряжение и натянутость в их общении исчезли, уступая место даже некоторой симпатии, по крайней мере, с его стороны точно.
- В один известный ресторан. Вы там еще не были, - улыбнулся он своей пассажирке.
- А я думала, мы поедем в Ришелье, - немного разочарованно протянула она.
- Это новый ресторан. Открылся совсем недавно, и ничуть не уступает Ришелье. Мармеладофф, может, слышали о таком?
- Кажется, да. Его директором является некто Борщев, родом из Новоссибирска, если я не ошибаюсь?
- Именно так, Катенька. Я начинаю вас бояться. Если хоть одна вещь, которую вы не знаете?

Она улыбнулась, но не ответила. Какое-то приятное, непередоваемое чувство разлилось по Роману, заполняя каждую его клеточку. Он вызвал у этой замечательной девушки улыбку - после все того, что он сделал. Значит, они не враги. Уже не противники.
Вскоре они уже были на месте. Галантный, настоящий джентельмен Роман, как всегда, помог даме. На этот раз Катерина не пренебрегла оказанным вниманием.

- Здесь красиво, - она оглядела небольшое здание.
Малиновский только улыбнулся, пропуская ее вперед.
Только теперь, когда они оказались внутри, к ресторану подрулила машина, следовавшая за ними по пятам. Через несколько минут отттуда вышел кто-то в черном и направился к ресторану.

- Что будете заказывать, Катя? - спросил Роман когда принесли меню, и тут же добавил: - Только, пожалуйста, не двойную текилу или водку, нам еще сегодня работать.
- Нет. Пожалуй, стакан апельсинового сока подойдет.
Ему показалось, или уголки ее губ вновь изогнулись в едва заметной улыбке?
- Ну а я тогда, пожалуй, ограничусь чашкой чая. А из второго что будете?
Их беседу прервал внезапно непонятно откуда взявшийся знакомый голос. А через секунду у столика появилась и его обладательница:
- Катя, Роман! Вот уж не ожидала вас здесь встретить!
- Юлиана! - обрадованно посмотрела на нее Катя. – А как вы здесь оказались?
- Я, собственно, здесь по работе, занимаюсь пиаром этого ресторана. А вы пришли пообедать?
- Да, нужно же хоть иногда расслабляться. А то Катерина совсем заработалась, - вставил свое слово Роман, чмокнув в щеку Юлиану.
- Согласна с тобой, Катюшка совсем не жалеет себя. Молодец, что вытащил ее! Как дела в компании?
Катя и Рома переглянулись как заговорщики, и через минуту Катя продолжила:
- Все в порядке.
- Рада слышать!
- Александр Юрьевич приходил сегодня, хочет собрать совет…
- Совет? А не рановато? Он сообщил, по какой причине? - нахмурила брови приарщица.
- Нет. У него есть для нас… Какая-то важная информация. Но какая, для нас пока остается тайной.
- Хмм..Ну что ж. Подождем. Утра вечера мудренее, - Юлиана посмотрела куда-то вглубь зала и помахала очередным знакомым. - Я на минутку, сейчас вернусь, - она улыбнулась Катерине и Роме.
Они вновь переглянулись. Пронесло. Покачав головой, Роман снова принялся изучать меню.
- Рома, Катя, я хочу вас кое - с - кем познакомить.
Они подняли головы и увидели довольно симпатичного молодого человека, возможно, еще немного “зеленого”, но вполне себе ничего.
- Это хозяин ресторана, Михаил Борщев.

Одного взгляда Роамну хватило, чтобы оценить обстановку. И почему-то сразу стало не по себе. Вроде бы, и что ему беспокоиться - поводов нет никаких, тем более причины. Однако что – то внутри зашевелилось, заставляя полностью сосредоточить свое внимание на “сопернике”.
Стоп!…
Почему на сопернике?
С каких это пор все молодые люди вдруг стали для него конкурентами?
Тем более до недавнего времени их вовсе не было - от природной скромности, Роман был асолютно уверен том, что при появлении в обществе девушек ему нет равных, Жданов - не в счет: друзья, что поделаешь.
А тут…
И Андрея рядом не было.
Так что же тогда?
Он невольно среагировал на подавшую голос Катерину, и взгляд его остановился на девушке.
Неужели все дело в ней?
- Очень приятно, - вымученно улыбнулась Катерина, соблюдая правила приличия и протягивая руку для рукопожатия, однако, как оказалось, галантный Михаил предпочел поцеловать ее ручку, сопроводив жест следующей фразой:
- Для вас просто Миша, - завершил он представление распологающей к себе улыбкой.
Роман невольно закашлялся, и Юлиана, с беспокойством взглянувшая на побледневшего друга, поспешила подать ему стакан воды и похлопать по спине. Роман поспешил заверить, что все в порядке, и бросив взгляд на Катерину, заметил, что та почему-то покраснела и опустила глаза, а на своего спутника не обратила ни малейшего внимания. Почему – то стало обидно. Ведь он мог сейчас захлебнуться, да и вообще, мало ли что - а ей совершенно нет до него никакого дела! Ну и отлично! Обидевшись столь незначительным вниманием ко своей персоне, Роман, сухо поздоровавшись с гостем, углубился в дальнейшее изучение меню.
Юлиана, лишь вздернув бровью, ничего не сказала, но от ее проницательного взгляда не утаилось странное поведение Малиновского. Всегда такой дружелюбный и открытый, сейчас же напротив, он вел себя черезчур сдержанно. На него это не похоже. В чем же причина столь необычного поведения? Это была загадка, над которой стоило поразмыслить. Отвлекшись от своих мыслей, Юлиана очаровательно улыбнулась своим друзьям. И что-то прощебетав, поддержала беседу, при этом уже не сводя взгляда с Романа и Кати, которая на всякий случай, тоже оказалась под наблюдением.
Но Юлиана была не единственная, кто наблюдал сейчас за этой парочкой. Таинственный посетитель в черном, который оказался в ресторане вслед за Малиновским и Пушкаревой, теперь, выбрав наиудобнейшую во всех отношениях наблюдательную позицию, сидел, и помешивая ложечкой кофе, не сводил пристального взгляда со столика, расположенного в противоположном конце комнаты.

Настало время вторых блюд. Беседа, которую активно старались поддержать, никак не клеилась. Каждый был погружен в свои мысли, и казалось, соверешенно не замечал происходящего вокруг, рассеянно реагируя на реплики и отвечая невпопад. Юлиана все больше и больше укреплялась в своих подозрениях, одно лишь оставалось для нее неясным - что вызвало столь разительную перемену в Романе. Было одно предположение, но его Виноградова отмела сразу, так это скорее из области фантастики. Но ничего больше в голову не приходило. И потом, компания, которую он выбрал для похода в ресторан: Катя Пушкарева, конечно, милая девушка, и Юлиане она очень нравилась, но чтобы Малиновский пригласил ее куда-нибудь? Это было по меньшей мере странно, если не сказать, невероятно. Катя изменилась, но не столь разительны были в ней эти перемены, чтобы Роман так резко изменил свое отношение к ней. А в неземную любовь Виноградова не верила, разве только…все указывало именно на то, что Роман влюбился. И именно это ставило знаменитую пиарщицу, по совместистельству психолога, отлично разбирающегося в тонкой огранизации человеческих душ, в тупик.

Роман с грустью смотрел перед собой. Тарелка была наполнена различными изысками. Однако есть совсем не хотелось. Он в очередной раз поднял глаза на Катерину. Такая трогательная и маленькая наивная девушка, и как он раньше этого не замечал? Но вместе с тем она может быть и очень жесткой и способна дать отпор, в чем Роман Дмитриевич убедился на собственном опыте. Она не красива, но в ней есть что-то такое неуловимое, что тянит и манит. Природный магнетизм - наверное, это так называется. Слащавый голос заставил его напрячься. Недовольно нахмурив брови, он перевел взгляд на хозяина ресторана, расположившегося с ними за одним столиком. Очередной вопрос кулинара, как его уже успел прозвать про себя Роман, вновь был обращен к Катерине. А она, залившись краской, не без некоторой запинки дала ответ. В общем –то, диалог шел только между этими двумя, изредка разбаляясь фразами Юлианы, что касается Романа, то он и вовсе предпочел молчать. Пару раз попытавшись пошутить, и притом оба неудачно, чего, к слову, с ним никогда еще не случалось, он счел разумным не принимать участия в беседе. Вот и сейчас. Он словно был сторонним наблюдателем, и постепенно, не без недовольства, начал замечать, как Катерина все более и более раскрепощалась в непривычном для нее разговоре, как бы раскрываясь, и от того становясь еще прекраснее. Не ожидавший такого от себя и успугавшись своих мыслей, Роман поспешил отвернуться. Не хватало еще, чтобы Юлиана или этот повар что-нибудь заподозрили. Они просто друзья. Просто…
Но, черт возьми, что за чувство одолевает его?
Не может же он ревновать Катю Пушкареву к кому-то, хоть бы и к этому пареньку!
А тогда кого?
Во вкусе Юлианы он не сомневался, и потом, это была птица не ее полета.
Значит, все-таки Катя?
Нет, нет…
Это девушка Андрея Жданова. Его лучшего друга. Точка.
Запятая. Сейчас она свободна. И почему бы не…
Что? Воспльзоваться ей? Ну уж нет. А что, это как раз в твоем стиле, Малиновский! Один раз ты уже заставил эту девушку страдать, использовав ее в своих корыстных целях “ради блага компании”, и тем самым ранив и без того хрупкое сердце, а тепер хочешь сделать это снова?
Подлец, что и требовалось доказать. Ты ее недостоин.
И нечего тут думать.
Все решено за тебя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 01:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
24.

Ты ее недостоин - эхом отзывалось в Андрее простое сочетание из трех букв, вызывая одновременно беспомощность и желание разгромить что-нибудь и отвести душу. Он закрыл лицо руками, шумно вдохнув. Даже его буйный темперамент сейчас сник , уступив место тоске и внезапно охватившему отчаянию. Андрей сам загнал себя в тупик, из которого нет выхода. И если с Кирой он более или менее знал, что будет дальше, то по отношению к Кате его мучила полная неопределенность. Все это время он ухаживал за ней только ради ZimaLetto, оправдывая свое странное, меняющее на глазах отношение ко всему неизбежной надобностью. Избегая смотреть правде в глаза. А теперь он абсоблютно свободен, и, что самое интересное, оказалось, что он в этой свободе вовсе не нуждается. Всего лишь второй день без Кати - а он уже безмерно скучает.
Что же будет дальше с ним, с его чувствами?
Нет, не то…
Как вернуть ее любовь и заслужить доверие?
Он уже понял: он не сможет без нее. А еще…
Он ее любит.
Так просто.
Всего каких-то три слова…
Жданов, неужели ты наконец себе признался?
И влюбился, впервые в жизни?
В кого?
В Катю Пушкареву…
Да, именно так.

И сколько бы он с собой не боролся, пора признаться. Как его помощница, служившая Жданову верой и правдой, надежная и преданная, из обычной подчиненной Екатерины Пушкаревой, вдруг превратилась в Катеньку, которую хотелось защищать и оберегать, и чуть что, разъяренным волком бросаться на защиту? Когда все это началось? Вряд ли можно найти ответ на данный вопрос. Чувство рождалось постепенно, увлекая его все больше и больше в мир грез, где хочется парить высоко в небесах, согревая в объятиях лишь одного, единственного человека, даря ему все свое тепло, заботу, ласку и самого себя. Рядом с Катей Андрей словно забывал обо всех проблемах, и мир переставал существовать - никого, кроме их двоих. Она действовала на него умиротворяюще. Он становился мягким, добрым и податливым - это тот самый грозный «тиран» ZimaLetto, в то же время чувствуя себя сильным защитником рядом с этим нежным созданием. И все было бы хорошо, если бы не…
Что произошло?
Почему она захотела расстаться?
Что он сделал не так?
Или…не сделал?
Может, ей просто надоело ждать, пока он расстанется с Кирой, и слушать бесконечные обещания, которые лишь сотрясали воздух?
Но ведь он действительно намерен был расстаться со своей невестой, что и сделал, только Катерина наверняка не в курсе, и скорее, спишет их с Кирой разрыв на все что угодно, кроме как на его любовь к ней. А ведь он произошел именно по этой причине. Он просто больше не мог обманывать Киру, да и себя тоже. Сердце требовало одну - единственную, и больше никого взамен.

Что же теперь делать? Как объяснить и заслужить доверие?
Вернуть ее любовь?

Все это было бы возможно, если в глубине ее души, в самом потаенном уголке сердца теплилась еще любовь к Андрею Жданову.
Но что, если в ее жизни появился новый человек, подаривший ей чувство, ставшее ответным?
Тогда его шансы минимальны, и он может потерять ее, навсегда.
И жизнь потеряет всякий смысл.
Без нее.

А еще этот Воропаев, как всегда, некстати, со своими ехидными подколами… На этот раз про Катю и Романа. Мало ему газетной вырезки! Всерьез Андрей не верил, что между ними что-то есть - все-таки Малиновский был для него лучший друг. Но ревность была сильнее, и с каждым днем все острее становилась боль, когда он видел их вместе.
Одна надежда - что все лишь сон, миф, созданный журналистами, которые, как обычно, раздули из мухи слона. А Воропаев? Мало ли что он видел, это еще нужно доказать.
Вот только от всех этих размышлений сердце Катерины не смягчится, и она так и не узнает, что он действительно ее любит.
Если только сказать ей об этом, но она, по обыкновению, не захочет слушать.
И снова тупик…
А перед глазами лишь невесомый и воздушный образ - той, с которой готов провести всю жизнь.
Все настолько серьезно, что он даже сам оторопел.
Всю жизнь…
Вот как вы заговорили, господин Жданов.
Вас все-таки поймали в сети.
Заманили, как неопытного юнца.
И судя по всему, вам уже не выбраться.
Настоящая любовь бывает раз в жизни…
Неужели это она?

***
На десерте Роман совсем расклеился. Не то, чтобы он не любил сладкое, но сегодня оно почему – то вызывало у него отвращение. И даже любимый черный чай с бергамотом и долькой лимона не помог. Он поморщился, отодвинул от себя чашку, одарив присутствующих за столом скучающим взглядом и намеренно избегая смотреть на Катерину. Роман уже успел заметить, что Юлиана как-то странно поглядывает в его сторону, и решил, что следует быть осторожнее, а то, чего доброго, заподозрят в том, чего нет.
А нет ли?
Так, все. Закрыли тему.
- Счет, пожалуйста ,- сухо проговорил он официанту.
И этот странный тон не укрылся от внимательной Юлианы. Все же, с ним явно что-то происходит.
Катерина в очередной раз зашлась румянцем, отвечая Михаилу на какой-то вопрос. Рассеянно слушая их беседу, Виноградова с улыбкой кивала, а сама в это время пыталась собрать кусочки мозаики воедино, однако какой-либо кусочек все время выпадал.
Роман уже потянулся за бумажником, собираясь расплатиться, но, заметив этот жест, Борщев с улыбкой поспешил произнести:
- Нет, ну что вы, все за счет заведения. Тем более, при знакомстве с такой очаровательной девушкой, и целого ресторана мало, - он многозначительно улыбнулся, сделав легкий кивок в сторону Кати. Та вся зарделась, но промолчала.
Юлиана мельком взглянула на Романа и широко раскрыла глаза от удивления: таким она его еще не видела. Застывший на его лице удивленный взгляд, слегка изогнутая бровь, а в глазах – неприкрытая враждебность, которая, впрочем, тут же сменилась на пугающую отстраненность, в которых так и читалось:
«Вы что же, сударь, напрашиваетесь?»

Ну все.
С него хватит.
Этот кулинаришка уже переходит всякие границы!
Какое право он имеет так обращаться к Катерине? Он же откровенно привлекает ее внимание и флиртует, не скрывая особо своих намерений. Про свои обычные намерения и правила поведения с девушками Роман почему-то счел нужным не вспоминать и опустить.
Пусть он здесь всего лишь как друг, но он еще пока может постоять за любимую своего товарища, с которым он «не разлей вода». Как говорится, «один за всех - и все за одного»! И он не собирается терпеть такое наглое обращение.
Жили бы они во времена благородных мушкетеров или средневековых рыцарей, он бы немедленно вызвал подлеца на дуэль. Но, к сожалению, они принадлежат иной эпохе. Поэтому остается лишь два выхода, вернее три: смолчать, прокомментировать или пустить в ход кулаки. Ну, третье отметается сразу: как бы не убить этого поваренка, а сидеть еще потом за него как-то не хочется. Первый вариант, конечно, самый лучший, но так поступают слабаки или очень сильные люди, а он ни относится ни к тем, ни к другим, да и молчать не намерен. Значит, остается второй. Но озвучить то, что собирался, он уже не успел, так как был опережен очаровательной рыжеволосой феей, как всегда, пришедшей на помощь в нужный момент:
- Да, конечно, - поспешила произнести она, с лучезарной улыбкой на губах. – К сожалению, нашим гостям пора: работа, увы, не ждет. Надеюсь, вам понравился прием? – она бросила мимолетный гневный взгляд на Романа, который тут же виновато опустил голову, и улыбнулась Катерине. Девушка, вновь смутившись и зардевшись, ответила легким кивком.
- Все было великолепно, - изо всех сил натягивая приветливую улыбку, похвалил Роман «замечательный» ресторан, в тайне про себя твердо решив, что больше здесь ни ногой.
Теперь взгляд Виноградовой был переведен на Михаила: его очередь сказать что-нибудь. Тот не заставил себя ждать.
- Я бесконечно рад…
- Ну что ж, - держа беседу под контролем, а это всегда у нее получалось отменно, она, с удовлетворением окинув взглядом собравшуюся компанию, подвела все к логическому завершению. - Я очень рада, что мы все вот так встретились. Катюш, спасибо за отличную компанию, - подмигнула она девушке, - и тебе, конечно же, Роман,- она шутливо кольнула его зонтиком и бросила неодобрительный взгляд, понятный только им обоим.
- И тебе, - солнечно и искренне, впервые за все время их обеда, улыбнулся Роман девушке. – Михаил, - он легко кивнул, - Рад был познакомиться.
Мужчины обменялись рукопожатием.
- До встречи, - Роман поцеловал Юлиану в щечку.
Уже протянув руку за Катиным пальто, он с удивлением и некоторой досадой обнаружил, что его опередили. Точно. Повернувшись, он увидел, как этот Михаил проворно накидывает пальто на плече его Катеньке… Тьфу! Катеньк…Просто Кате!
Одернув сам себя, он вновь нахмурился. И что сегодня за день такой!
Подойдя к Катерине, он ожидал, пока закончится бесконечная «процедура прощания», которая, скорее напоминала нескончаемый поток комплиментов. За пару часов он уже успел возненавидеть Новоссибирск и все, что с ним связано, или откуда там этот Михаил?
- Надеюсь, мы с вами еще увидимся, и эта встреча была не последней, - произнес Борщов, целуя на прощание ручку Катерине.
- Разумеется, я тоже на это надеюсь, - ответила она, улыбаясь и почему-то краснея.
Так, вот это мне уже не нравится, подумал Рома.
- Но когда я снова смогу увидеть вас?
- В следующей жизни, - не выдержал Рома, взяв Катерину за руку, и улыбнувшись, добавил:
- Шутка! Простите, нам пора, - еще раз обворожительно улыбнувшись, он повернул к выходу, увлекая за собой свою спутницу и оставляя Михаила стоять в легком недоумении.
Таинственная личность в черном же, как только двери за Катериной и Романом закрылись, поспешила расплатиться за свой кофе, и не взяв сдачу, торопливо направилась к выходу, не выпуская парочку из виду.
Возле дверей весь план преследования чуть не рассыпался в пух и прах, потому что произошло неожиданное столкновение с приятной миниатюрной рыжеволосой женщиной, которая, не ожидав, вскрикнула:
- Осторожнее!
- Извините, - быстро пробормотал виновник, и поспешил к выходу.
- Все в порядке? - Михаил тут же оказался рядом с девушкой.
- Да, – она чуть нахмурила брови, но тут же лицо приняло привычное невозмутимое выражение:
- Ничего страшного! Просто кто-то оказался невнимательным…- Юлиана посмотрела на дверь, через которую только что этот странный человек, одетый, между прочим, во все черное, покинул ресторан, и покачала головой. Что-то ее насторожило, но вот что… Она никак не могла понять. В конце концов, списав все на усталость, она велела себе забыть об этом небольшом происшествии. Слишком много странных событий за сегодняшний день. Необходимо было отдохнуть, тем более, что завтра - Совет Директоров.

25.
Большой день.

И вот этот день настал. Пожалуй, он ничем не отличался от предыдуших, только в отличие от прошедших двух бесснежных зимних месяцев на улице подморозило, и по земле мела поземка. Катя грустно посмотрела в окно, будто не замечая этого снежного великолепия, полностью погруженная в свои мысли, которые отнюдь были невеселыми. Она совсем запуталась. В своей игре, в правде и во лжи, и в своих чувствах к Андрею. Рома говорит, что Жданов ее любит, но можно ли ему верить? Ведь он бы не стал говорить что-то другое - тем более, то именно Малиновский писал все эти открытки, и не в его интересах было, если она и Андрей расстанутся. Уже расстались. С другой стороны, прошлый день показал, что Роман - не такой уж и плохой, каким казался на первый взгляд. Еще утром она его ненавидела, но к вечеру, когда Роман в очередной раз, проявив благородство истинного джентельмена, довез ее до дома, он уже воспринимался ею не иначе как хороший приятель. Удивительно, как может поменяться мнение о человеке!

Качнув головой, она наконец пригляделась к происходящему на улице и заметно удивилась, когда к дому подъехала знакомая машина, а через минуту показался и сам ее обладатель. Ошибки быть не могло - это приехал Роман. Но зачем?

Проследив за ним в окно до тех пор, пока он не скрылся из виду, она было ринулась к двери, но вспомнив, что еще толком не одета, бросилась к шкафу. На свет впопыхах был выужен и одет черный элегантный костюм, купленный Юлианой. Надо сказать, смотрелся он потрясающе, да и с размером Виноградова угадала. Затем, поколебавшись, Катя бросила взгляд на зеркальце, потом все же махнула рукой и достала косметичку. Пара штрихов, и легкий макияж, которому учила ее пиаршица, был готов. Растерянный взгляд в зеркало - не до этого, спешные сборы, изящные туфельки на ногах - и она готова. Вот только…Стоп. Закрыть глаза, глубоко вздохнуть.
Раз, два, три…
Вот теперь можно идти.
Как бы в подтверждении этих слов послышалась трель входного звонка.
Однако, армейское воспитание Катерины не прошло для нее даром. Не каждая девушка может вот так, всего за несколько минут, суметь собраться. Некоторым и нескольких часов недостаточно.
Но открыть дверь она не успела, ее опередили. С порога раздались приветствия, радостные восклицания, и послышалось:
-Здравствуйте, Роман Дмитриевич! Очень рады вас видеть!

Как же, рады. Очень. Если бы вы только знали, как этот…Роман Дмитриевич и ее многоуважаемый начальник, в котором Валерий Сергеевич души не чаял, поступили, вы бы так не ликовали при встрече с ними. Однако, все-таки что-то хорошее в его приходе. Что вселяло надежду и неясную радость, причину которой Катерина объяснить не могла. Вздохнув, и заметив, что она немного дрожит, Катерина шагнула в коридор. И тут же была встречена взглядом выразительных зеленых глаз. Секундная пауза - и она слышит его голос, кажется, восхищенный:
- Прекрасно выглядите, - легкий кивок головой, словно на дворе 19 век.
- Спасибо, - красный румянец без предупреждения залил щеки.
- А я приехал за вами, - тоже почему-то смущенно произнес он, поспешно отведя глаза. – Вы уже готовы?
- Я?…Да, да, почти…- тихо завершила она фразу, старательно избегая встретиться с ним взглядом.
- Как же, Катюш? И без завтрака? - заохала Елена Александровна.—Нет, где это видано? Так не пойдет. Гастрита еще не хватало. Роман Дмитрич, а может, вы к нам присоединитесь? Позавтракаете быстро - и на работу?
- Да нет, что вы, спасибо, я как-нибудь сам…
- Вы уже отказывались от ужина, теперь от завтрака, ну что вам стоит?
- Я право не…
- Действительно, порадуйте хозяйку, - вмешался Валерий. - Она старалась, готовила - а выходит, все насмарку?
Роман хотел еще что-то возразить, но понял, что это бесполезно, поэтому сдался:
-Ну хорошо, - улыбнулся он, посмотрев на Катю.
Она по-прежнему стояла, прислонившись к стене, но мыслями была далеко-далеко, рядом с единственным для нее человеком и мужчиной всей ее жизни. Так она, по крайней мере, думала.

Андрей Жданов не покидал ее даже во сне. Не важно, был то кошмар или сладкое забытье, его имя, срывавшееся с Катиных губ, разрывало тишину, заставляя ее просыпаться в холодном поту и устало откидываться на подушку. Она не могла ничего с собой поделать. Это было сильнее. Непреодолимое желание видеть его, чувствовать…И в то же время горькое осознание того, что им лучше вообще не встречаться и как можно меньше контактировать. Все это было бы возможно, если бы не…

Любовь?

И кто только ее придумал? Зачем? Только лишняя головная боль в череде проблем и неудач. Почему обязательно, стоит ей в кого-либо влюбиться, она страдает? Неужели таков удел ее судьбы? Ведь не об этом мечтала Катя, когда представляла себе встречу со своей половинкой. Неужели она никогда не обретет свое счастье?
Погрузившись в свои мысли, она совсем не заметила, как Роман уже несколько минут не сводит с нее пристального взгляда. Словно очнувшись и придя в себя, она рассеянно оглянулась по сторонам в поисках родителей, но они уже прошли в столовую. Почему-то смутившись и опустив глаза, Катя направилась в сторону кухни, тем самым приглашая Романа последовать за ней.
Действие - то же, герои - те же, за исключением разве что одного фигуранта. Все та же столовая в квартире Пушкаревых, родители Катерины и она сама, сидящие за овальным столом, только вот вместо Андрея рядом с девушкой на этот раз сидит Роман. Казалось бы, просто совпадение… А кто знает? Оно заставляло задуматься. Валерий не сводил внимательного взгляда с мужчины. Он был не против Малиновского, более того, Рома ему нравился, но и Андрей произвел на него очень хорошее впечатление. Единственное, кого он не понимал - так это свою дочь, и сердцем чувствовал, что что-то здесь не так, но что - понять не мог. Почему-то его настораживала необычайная скованность Кати; а отнюдь не дружеские и непозволительно пылкие взгляды Романа, украдкой брошенные на Катерину, тоже не утаились от внимательного, хоть и бывшего, разведчика. Он так же прекрасно помнил, каким счастливым был Андрей, совсем недавно так же пребывавший у них гостем. Чувствуя, что ему что-то недоговаривают, Валерий Сергеевич решил сам все выяснить. Возможно, волноваться вовсе не о чем , но лучше проверить.

Роман поневоле вновь и вновь незаметно останавливал свой взгляд на Катерине, любуясь ею. Он и сам не мог объяснить, что с ним происходит. Знал лишь одно: если так и дальше пойдет, то ему не жить, уж Жданов-то постарается. Малиновский запутался в своих чувствах. За последние несколько дней его мировоззрение вдруг резко поменялось, словно Роман стал другим человеком. Многие годы он прятал свои настоящие чувства под маской цинизма и безразличия и почти сросся с ней, никому не показывая себя настоящего. Так было гораздо легче и удобнее. И только сейчас Малиновский понял, что все это не имеет смысла. Он может сколько угодно прятаться от окружающих и убегать от действительности, но от себя не скроешься. У него открылись глаза, и все благодаря этой девочке. Он вновь повернулся к Катерине. За что ей все это? Почему она все время страдает? Сначала - Денис, теперь вот - они с Андреем… С самого начала он понимал и осознавал, что вся эта затея мерзкая и низкая, и совесть где-то в глубине души пыталась до него докричаться. Однако они пошли дальше, наплевали на все, лишь бы сохранить компанию. А ведь Андрей и вправду влюбился. И похоже, не он один…
Господи, если бы только он знал, к чему все это приведет! Но уже поздно о чем либо жалеть…
Отступать некуда.

Валерий и Елена еще что-то говорили, чем-то восхищались, а Роман и Катя, казалось, совсем их не слушали. Покончив с завтраком, они отправились на работу. Ехали молча, не разговаривали. Катерина вновь предалась своим мыслями полностью ушла в себя, а Роман просто боялся заговорить. Вчера, когда они возвращались из ресторана, Катерина сослалась на головную боль и попросила отвезти ее домой. В ZimaLetto они так и не вернулись. Ромка, который обычно пытался завести непринужденную беседу или хотя бы сказать пару фраз, всю дорогу ехал молчаливый и напряженный. Было видно, что он чем-то недоволен, даже зол, и это не укрылось от Катерины. Только вот она никак не могла найти причину. Неужели дело в Михаиле? А на ее взгляд, Миша - довольно милый и симпатичный молодой человек. Разве что немного настойчивый… Однако он помог ей хоть на немного забыть об Андрее, а это дорогого стоит. Только вот Роман не разделял ее восторга по поводу этого, напротив, был совершенно иного мнения об этом кулинарном гении, но предпочитал молчать. Вчера вновь проводя ее до двери, он сухо попрощался, избегая смотреть в глаза, и ушел. Катерина только и успела проводить его машину взглядом - он уехал почти сразу же. Откуда же ей было знать, что, завернув за угол, Роман Дмитриевич простоял там целых полчаса, пытаясь разобраться в себе и окончательно запутавшись.
Поэтому сегодня он счел разумным вообще не начинать разговор, который неизвестно к чему может привести. С недавних пор начиная опасаться себя и уже не надеясь на собственные силы, Роман решил, что так будет лучше.
Подъехав к ZimaLetto, они так же молча поднялись на этаж и разошлись по своим кабинетам. Каждому нужно было собраться с мыслями, ведь впереди предстояло сложное совещание, и неизвестно, что приготовил для них Александр Воропаев.
Для Андрея начало это дня было тоже не самым лучшим, хотя вполне закономерным - вот уже несколько дней он просыпался в отвратительном настроении, проклиная все на свете. Причиной тому была Катя и ее изменившееся поведение. Она стала совсем другой. И хотя внешние изменения были незначительными, наибольшая работа шла у нее внутри. Она все больше и больше отдалялась от Андрея, строя многочисленные преграды между ними. Вчера они так и не вернулась в ZimaLetto после обеда, на который ездила с Малиновским. По компании уже вовсю поползли об очередном романе донжуана. Сердце моделей было разбито. Они не могли поверить, что Роман сделал столь порочащий его выбор. Жданов тоже не мог поверить в то, что любимая изменила ему, а лучший друг предал. Он до сих пор надеялся, что все происходящее - лишь выдуманная история. Выгодная во всех отношениях для Катерины и созданная в первую очередь для того, чтобы вызвать в нем ревность. И если за саму Катю он не боялся, то вот за друга беспокоился, и притом очень сильно. Он всегда доверял Роману, но он знал и Катю. Андрею хватило несколько месяцев, чтобы влюбиться, причем впервые. А что уж тогда говорить о влюбчивом Малиновском. Тем больнее будет для Кати, если их роман будет краткосрочным, как это всегда бывало с Ромкой. Ее сердце вновь будет разбито. Андрей совсем уже запутался и не знал, чего ему хотелось больше - счастья для Катерины или их совместного счастья? Конечно, идеально было бы второе, но если оно противоречит первому… Он готов сделать все, лишь бы больше она не страдала. И даже принести в жертву свою любовь.
С такими мыслями он собирался на работу, с неприязнью вспоминая о предстоящем совете. Перед глазами всплывало ухмыляющееся выражение лица Воропаева, которое он имел удовольствие вчера лицезреть в своем кабинете. Ему что-то было известно. Это можно было сказать наверняка. Но вот что именно? И как он понял со слов Малиновского, он угрожал Кате. Предлагал сотрудничество… Андрей стиснул зубы и закрыл глаза. На лице отобразилось неподдельное страдание. Почему он был так слеп? Бедная Катя, ей пришлось столько пережить из –за него, а он…Эгоист, всегда видел только себя, свои собственные страхи и компанию! Как он хотел расспросить о случившемся, защитить и больше никогда не подпускать Александра к ней ближе, чем на метр. Заключить ее в свои надежные объятия и быть с нею….Всегда. Сейчас это казалось недосягаемой и нереальной мечтой. Если бы она когда-нибудь его простила… Но на это не стоит надеяться. Он сам виноват во всем. Жизнь преподнесла Андрею очередной горький урок. Теперь пришло время расплачиваться за свои ошибки.
Он так и не дождался ее вчера…Так и не смог поговорить…Узнать, как она, все ли с ней в порядке. Катя сама сделала выбор. Теперь его очередь - попытаться исправить последствия когда-то принятого им решения - в свое время он, не задумываясь, сделал для себя главной компанию, и все что с нею связано.
Рассеянно глядя за дорогой, Андрей не заметил, как подъехал к Зималетто. Припарковавшись, он хмуро посмотрел на стоявшую рядом машину - Малиновский, и возможно, вместе с ним и Катя, уже были на работе. Посидев несколько минут в салоне, он вышел из машины и не спеша поднялся на этаж. Почему – то сейчас ему не хотелось встречаться ни с Катериной, ни с Романом. Жданов не отдавал себе в этом отчет, но он боялся увидеть что-то такое, что больно ранит его. Поцелуй его девушки пусть и бывшей, как она считает (лично он другого мнения) и пока еще действующего друга он бы не перенес. Поэтому, снизив до минимума общение с окружающими, президент компании с мрачным видом прошел в кабинет, не удостоив сотрудников приветствием или хотя бы взглядом. Это позволило Маше Тропинкиной, которая на удивление оказалась на своем месте, сделать вывод о плохом настроении шефа и предупредить девочек, что сегодня лучше Андрею Павловичу на глаза не попадаться.
Следом за Андреем, Катей и Романом подтянулось и остальное руководство ZimaLetto. Кирино появление мало чем отличалось от появления Андрея, только если Андрей напоминал собой некую черную тень, то Кира из-за своей бледности больше походила на белую.
«Опять поссорились», - решила Мария.

Ей было совершенно невдомек, что одна из самых красивых светских пар вот уже второй день как не пара.

За Кирой как всегда, семенила Виктория, странным образом не опоздав сегодня.
«Ну конечно, сегодня же такой день - подавать обеды в конференц –зал» -, не удержалась от иронии Мария и рассмеялась.

Не успели они скрыться за поворотом, как из лифта вышел Милко. Он был словно не в своей тарелке. Немного рассеянным, и, казалось, немного расстроенным, при этом не выпуская из руки трубку и с кем-то разговаривая. Бросив короткий взгляд на Тропинкину, маэстро недовольно покачал головой, увидев очередное декольте, и направился к себе в мастерскую. Двери лифта вновь раскрылись, выпуская Урядова. Старый развратник не смог пройти мимо, не улыбнувшись Марии. Вовремя появившийся Федор, как всегда, спас положение, за что был награжден поцелуем. Вот именно в этот момент и появился Воропаев, который вопреки обыкновению, не ругался и даже не хмурился. Но что больше всего поразило Короткова и Тропинкину - он улыбался! И даже сделал комплимент цветущей Марии, а Феде шутливо погрозил пальцем, мол, что они на рабочем месте вытворяют. Подмигнув, он скрылся в одной из приемных, а сотрудники, не сговариваясь, проводили его удивленными взглядами.
«У кого-то сегодня хорошее настроение» ,- заметил Федя.
«Что-то будет» ,- в ответ закатила глаза Маша.
Хоть она не была предсказательницей и не гадала на картах и кофейной гуще, как Амура, тем не менее, оказалась права.

***

Стрелки часов остановились около одиннадцати. Пора было начинать. Андрей заметно нервничал. Александру было что-то известно, он это чувствовал, но все же надеялся, что все не столь серьезно. Родители вот-вот должны были приехать, и возможно, им придется задержаться. Все остальные по идее, уже должны были собраться, только Юлиана позвонила и сообщила, что будет немного позже.
Жданов тяжело вздохнул и задумчиво посмотрел в окно. Его не покидало странное чувство, что сегодня все решится - судьба компании и работающих здесь людей, его судьба. Покачав головой, он поднялся с кресла и уже повернулся к каморке. Чтобы позвать свою помощницу, но внезапно осекся.
Катенька…
С недавних пор она работает в другом кабинете.
На его лице отразилась нестерпимая мука. Катя…
Он не смог, отпустил. Слабак. И как он только мог?
Почему-то Андрею казалось, что сегодняшний совет еще каким-то образом связан с Катей, и произойдет нечто серьезное. Если бы он мог предсказывать будущее и видеть вещие сны… Но, увы. Иногда лучше чего-то не знать.
На мгновение прикрыв глаза и сделав над собой явное усилие, он все же шагнул к двери и покинул кабинет.

***

Тик-так, тик-так. Так стучало ее сердце. Катя сидела за столом и смотрела куда-то в даль. Вот уже полчаса она никак не могла сосредоточиться и хоть сколько – нибудь подготовиться к предстоящему собранию. Тревожные мысли вовзращались к ней бумерангом, не покидая ни на минуту. Что может быть известно Александру? А вдруг он знает о состоянии компании…и о «Никамоде»? О ее настоящем владельце, то есть владелице. Что тогда? Они ей этого не простят. Андрей не простит ей такого предательства. Ведь это целиком и полностью ее вина - он предложил, она согласилась. Потому что беззаветно любила и готова была ради него на все. А он…На ее лице появилось горькое выражение, и Катя усиленно замотала головой. Нет, не думать об этом. Не сейчас. Может, было бы лучше, если бы она приняла предложение Александра? По крайней мере, Андрей бы посчитал ее предательницей и разорвал бы всякие отношения. А так…Он ведь до сих пор надеется. На что? И для чего ему все это? Катя никак не могла понять. Поведению Жданова было только одно объяснение, мысли о котором она упорно гнала от себя и не позволяла проникнуть в и так воспаленный мозг, что уж и говорить об истрадавшемся сердце. Хватит с нее игр. Довольно. Если потребуется, она признается во всем, и уйдет с чистой совестью. Она больше не может мучить его, и себя. Так не может дальше продолжаться.

***

Наконец, час пробил, и все постепенно начали стекаться в конференц-зал. Роман замер на секунду перед Катиным кабинетом, но решил не звать ее. Пусть придет сама, возможно, им еще с Андреем необходимо обсудить некоторые вопросы. Подумав так, он сам изумился какому –то странному неожиданно возникшему чувству, как–будто душившему его. Что же это такое? Раньше с ним такого не бывало. Неужели …ревность? Нет, что за глупости. Этого еще не хватало. Помотав головой, он решительно зашагал в зал для совещаний.

Чуть погодя вышла и Катя из своего укрытия, предусмотрительно оглядевшись по сторонам. Меньше всего сейчас ей хотелось встретиться с Андреем, тем более, что Романа, который мог бы помочь и в случае чего взять инициативу в свои руки, рядом не было. Убедившись, что ничто не предвещает опасности, она поправила очки и поспешила на совещание. Но, как это бывает, чем больше мы чего-то боимся или избегаем, тем чаще это с нами происходит. Смотря куда-то себе под ноги и погрузившись в свои мысли, Катя уже почти была на месте, как вдруг ощутила весьма ощутимый толчок и поняла, что снова врезалась в кого-то.
«Только не Воропаев! - мысленно взмолилась девушка. –«Этого еще не хватало…»
А вслух только произнесла, опустившись на колени и собирая разлетевшиеся бумаги:
- Простите…
Не поднимая взгляда, она поняла, что уже не одна собирает упавшие документы.
-Ничего страшного…
Кровь мигом прилила к щекам, а руки задрожали, стоило лишь только ощутить такое знакомое дыхание на своих щеках и услышать родной голос, сводящий с ума…Невозможно держать себя в руках, когда он так близко! Это невыносимая пытка! Запах одеколона, кружащий голову и заставляющий терять контроль над собой - еще немного, и она просто потеряет сознание. Бежать отсюда, пока есть возможность, без оглядки! Лишь бы не видеть и не слышать его…
Их взгляды на мгновение встретились. Андрей и Катя замерли на мгновение. Казалось, даже время остановилось. Но в следующую секунду она поспешно встала и прижала к себе бумаги, словно защищаясь таким образом. Андрей поднялся следом, молча и слегка растерянно протянул ей остальные документы. Она кивнула и поспешила взять их. Еще секунда, и он отошел в сторону, пропуская ее. Катерина поспешила пройти в кабинет и занять свое место. Чуть отдышавшись, он проследовал за ней.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 02:35 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 25.
Час пробил.

В жизни каждого человека наступает переломный момент, когда начинаешь осознавать многое и по–другому смотреть на вещи. В такие минуты все чувства обостряются, эмоции переполняют, и кажется, что в одно мгновение решается твоя судьба. Так и Катя с Андреем чувствовали, что стоят на пороге чего-то нового, что почему-то пугало и в то же время манило своей неизвестностью.

Любовь… Существует ли она на самом деле? Или это лишь причудливая игра гормонов и бунтующие древние инстинкты? Наверное, этим вопросом задается почти каждый, и ответа на него нет. Это своего рода риторический вопрос, или философский, о том, что появилось раньше: курица или яйцо. Сможем ли мы когда-нибудь разгадать эту загадку? Кто знает. Ведь все люди разные. Кому –то посчастливилось найти ее - ту самую половинку, завещанную нам судьбой, и обрести счастье, подобно тому, как много веков назад мудрейшие из алхимиков постигали тайну найденного ими философского камня. Это вопрос веры. Для тех, кто ждет и надеется, это чувство всегда будет существовать, и однажды сказкой войдет в его дом, пусть это и будет происходить лишь в его воображении. Но тем, кто отвергает возможность существования любви как таковой, может быть предложено на выбор два варианта, первый из которых - никогда ее не встречать, а второй - вкусить и испытать на себе, прочувствовать все, от начала до конца, и затем потерять…навсегда. Это жестоко. Но так устроен наш мир, и от этого никуда не деться.
И обманувшись однажды, мы уже никогда не сможем впустить в свое сердце новое чувство, точно так же, как и впустив ее, не сможем забыть.

Катя села на свое место, пытаясь восстановить дыхание. Отчего-то сердце выпрыгивало из груди, а руки никак не хотели слушаться свою хозяйку. Роман, заметивший ее напряжение, чуть подался вперед, и секунду вглядываясь в ее озабоченное чем-то лицо, внезапно накрыл Катины ладони своими. Он и сам не мог объяснить, чем был продиктован сей порыв, но через несколько мгновений ему удалось унять непонятную дрожь, и согреть своим теплом холодные ладошки. Подняв глаза, Рома заметил пристальный взгляд, обращенный в их сторону, тяжелый и прожигающий насквозь. Это был Андрей. Он наблюдал за ними, и не без досады отметил, что Катя не пугается прикосновений Романа, а наоборот, даже привыкла к ним, не выказывая ни малейшего сопротивления. Тем более ему стало обидно, вспомнив, как обычно Катерина реагировала на его случайные прикосновения. Одарив их еще одним взглядом, не предвещавшим ничего хорошего, он, помрачнев еще больше, занял свое кресло. Андрей не мог не заметить перемен в Кате. Этот костюм, макияж…новые духи! Все как будто сделано нарочно, чтобы свести его с ума, окончательно и бесповоротно! И эта холодная сдержанность, коей она его одаривала в последнее время… Когда они столкнулись, на мгновение ему показалось, что маска была сброшена… Но лишь на мгновение. И снова безразличные друг к другу, словно и незнакомые вовсе, два разных человека, просто работающих вместе, они разошлись. Господи, ну почему всегда так! Он бы и хотел сказать хоть что-нибудь, но все слова начисто вылетели из головы, стоило ему увидеть ее…как можно оставаться равнодушным рядом с ней? А надо бы, ведь впереди еще тяжелое собрание. Она ведь до сих пор думает, что все его слова о любви - сплошная иллюзия и обман… Но это не так. Теперь он точно знает. Он любит Катю Пушкареву.

Но, к сожалению, этого не достаточно, чтобы она поверила. Чтобы вернуть ее любовь. И она еще долго будет в нем сомневаться, если вообще когда-нибудь простит. А пока рядом с ней не он, а… Андрей сжал карандаш в руке и посмотрел на Ромку. Нет, он не хотел наговаривать на друга. Но его поведение было по меньшей мере странным. Хотя Малиновский - не единственный потенциальный соперник Андрея. Кроме него есть еще и Зорькин. На счастье Жданова, ему ничего не было известно о Михаиле, в данную минуту усиленно наводящем справки об очаровательной девушке, посетившей его ресторан. Видимо, намека Романа было недостаточно.

Что же думала сама Катя? Ею владели весьма противоречивые чувства. С одной стороны, Андрей обманул ее, растоптал ее сердце и любовь, наплевал на ее чувства… Но с другой - как можно смотреть в эти и невероятно притягательные карие глаза и оставаться равнодушной? Оставаться спокойной, когда находишься с ним в непосредственной близости, а пульс бешено подпрыгивает, сердце же щемится от нежности? Она на мгновение прикрыла глаза…и ощутила чью- ту руку, накрывшую ее ладошку.
«Все будет хорошо», - услышала она шепот Романа совсем рядом.
И почему – то поверила ему. Как в детстве дети безоговорочно верят родителям. Ей хотелось так думать. Открыв глаза и судорожно вздохнув, она кивнула и мысленно повторила про себя, словно заклинание:
«Все будет хорошо».

Она не видела, как полыхнули огнем глаза ее начальника, сидящего по другую руку подле нее, стоило ему увидеть эту милую сцену. И уж тем более она не догадывалась, какую бурю эмоций вызвал этот невинный дружеский жест в его душе. Все зашло слишком далеко, назад дороги нет. Придется идти до конца.
Не успела она так подумать, как дверь стремительно распахнулась, и в кабинет друг за другом зашли Кира, Милко и Урядов. Последний, как всегда, рассыпался в комплиментах руководству, и не обошел вниманием Катерину, почтительно склонив голову и поспешив занять свое место под грозным взглядом президента. Воропаева, казалось, не заметила никого и даже не удостоила приветствием, молча сев на свое место. Она была бледна и как-то рассеяна.

«Снова поссорились?»- мелькнуло в голове у Катерины.

Милко же превзошел все ожидания. Окинув Екатерину внимательным оценивающим взглядом, он довольно улыбнулся. Или ей показалось? Следующая же фраза повергнула всех присутствующих в шок.
- Прелестно, - улыбнулся он еще шире, не сводя с нее глаз.
Было непонятно, комплимент это или наоборот, насмешка, призванная осудить Катю, но проницательный маэстро тут же исправился:
-Так гораздо лучше, - и поспешно открыл папку с документами, будто вовсе и не он сейчас произнес эти слова.

Кира, сидевшая рядом, потрясенно посмотрела на дизайнера.
«Она и его заколодовала», - чувство отчаяния и какой-то непонятной злости, на саму себя, охватило вдруг ее. Как она могла допустить такое? Какая-то Пушкарева за короткое время стала всеобщей любимицей, затмив всех остальных! Случайно перехватив взгляд Андрея, она наконец поняла, куда он так внимательно смотрит, вернее, на кого. Неужели? Она уже не удивится, если выяснится, что это именно невзрачная страшная секретарша увела у нее жениха. Что же в ней такого особенного?
Ее размышления прервало появление Александра. Тот, вопреки своему обычному мрачному облику, был весел и бодр. Роман же с Андреем, наоборот, дружно нахмурились, стоило Воропаеву появиться на пороге.
- Доброго всем утречка, - улыбнулся Сашка.- Екатерина Валерьевна, - он многозначительно улыбнулся и сделал легкий поклон. - Полагаю, с руководством нужно здороваться в первую очередь, не так ли? - загадочно подмигнул он ей, и, не дав остальным опомниться, быстро поприветствовал всех остальных.

У Кати внутри все похолодело. Неужели ему удалось что-то выяснить? Она бросила быстрый взгляд на Романа…и как ей не было тяжело, на Андрея. Казалось, тень беспокойства тоже легла на их лица, но тут же сменилась безразличным выражением. Даже если и было о чем беспокоиться, Александр не должен был об этом узнать.

Он еще о чем-то шутили и вели беседу, но для нашей троицы сейчас это было не важно. Они погрузились в свои мысли и мучительно пытались найти хоть какой-нибудь выход из сложившейся ситуации, но, увы, изворотливый ум на этот раз упорно отмалчивался. Всерьез уйдя в себя, они чуть было не пропустили приход Юлианы и родителей Андрея.
Юлиана поприветствовала всех, и особенно тепло поздоровалась с Катериной, что опять же не укрылось от Киры. Легкая усмешка коснулась ее губ. Другого и ожидать было нельзя. Теперь еще и Юлиана записалась в число поклонников «дурнушки Бетти». Кира не любила латиноамериканские сериалы, считая их слишком глупыми, но название данного знала от Виктории, которая постоянно возмущалась и злорадствовала над фигурой девушки из сериала, не переставая тешить свое самолюбие поминутным напоминанием о том, какие же они красавицы, и как им повезло. Кира только смеялась, не понимая, на чем построен данный сериал. Ну как красавец-герой может влюбиться в такую страшную девушку? Это было для нее не понятно. Не понятно… Что ж, теперь все вставало на свои места. И она имела тому наглядное подтверждение: сначала в эту страшилу Пушкареву умудрился влюбиться Роман, а теперь, судя по всему, еще и Андрей. Или наоборот? Теперь она вряд ли узнает.

Павел Олегович, увидев Катю и заметив в ней изменения, позволил себе едва заметную одобрительную улыбку. Он очень ценил и уважал Катерину как толкового сотрудника, и почему-то всегда считал, что если она захочет, то сможет выглядеть привлекательно. Стоит лишь только поверить в себя. Марго же, в отличие от Павла, была совершенно противоположного мнения. Но перемены в Кате, пусть и малозначительные - всего лишь новый макияж и костюм, даже очки остались старые, Маргарита не заметить не могла. Костюм был очень стильный, сшитый по последним модным тенденциям и выгодно подчеркивающий очень даже неплохую, как оказалось, фигуру, а макияж и прическа придавали лицу какое-то новое выражение, заставляя Катю светиться изнутри. И как бы она не недолюбливала Катю, госпоже Ждановой оставалось только признать, что девочка и впрямь стала выглядеть гораздо лучше и оказалась даже довольно милой. Если бы не Кирочка, то Маргарита сочла бы важным побеспокоиться за Андрея - в такую девушку как Катя, вполне можно было влюбиться…

Наконец, все собрались, и Павел решил, что пора начать собрание. Он обвел взглядом присутствующих и обратился к Александру:
- Ну что ж, Саш, ты собрал нас всех по неотложному делу. Мы внимательно тебя слушаем.
Спасибо, - он кивнул и встал из-за стола, - у меня действительно имеются для вас важные сведения, - он в упор посмотрел на Андрея и принялся раздавать папки с документами.

Глава 26.
Последняя надежда.

- Итак, - произнес Александр, закончив процедуру раздачи бумаг и оглядев присутствующих. – Пожалуй, можно начинать.
- Боже мой, опять цифры! Я ничего не понимаю! - отложил Милко свой экземпляр и беспомощно посмотрел на своих соседей. – Кто - нибудь мне объяснит, что здесь твОрится?
- Все очень просто, - с легкой иронией улыбнулся Воропаев, и взгляд его не предвещал ничего хорошего.

Катя, Роман и Андрей молча уставились в документ, понимая, что им конец, только если они не предпримут какую-нибудь отчаянную попытку в надежде на спасение.

-Что это? - спокойно поинтересовался Павел Олегович, изучая бумаги.
Юлиана только повела бровью, и, судя по всему, тоже не совсем понимала, почему они должны заниматься расчетами какой-то другой фирмы.

«Никамода…где-то я уже это слышала», - подумала она, но не придала этому значения.

- Сейчас я всю объясню, - загадочно произнес Александр Юрьевич.
- Да уж, потрудись, - сказал Павел, мельком взглянув на сына: странно, но вопреки обыкновению, Андрей не одергивал и не поправлял Сашку, а сидел тихо и казался каким-то отрешенным.

«Неужели он наконец начал взрослеть? Впрочем, маловероятно», –подумал Жданов - старший и перевел взгляд на Киру. По ее виду проницательный мужчина догадался, что между ней и Андреем снова разлад, но на этот раз серьезный. Об этом говорит и то, что они впервые сели по разные стороны стола. Раньше такого не происходило даже при самых бурных и серьезных ссорах. Павел очень любил Киру как дочь, и ценил как отличного работника, но ее брак с Андреем никогда не являлся его мечтой. Он не был против этого, и был бы даже рад такому повороту, но личная жизнь детей - в первую очередь их собственное дело, вмешиваться в которое, в отличие от Маргариты, мудрый руководитель и отец не находил нужным. Пусть разбираются сами.

Однако он совсем отвлекся от доклада Александра, а надо было бы послушать его. Сашка…К нему он тоже относился, как сыну, и уважал за его лидерские качества. Однако стремление к власти сильно портило его, и фамильярность Воропаева сильно резала слух. В этом плане он был полной противоположностью отцу - воспитанному, интеллигентному человеку, никогда не позволявшему себе лишнего. Но, сейчас все изменилось - другие времена и нравы, что поделаешь. Женщины уже могут позволить себе выругаться при посторонних, не говоря уже о мужчинах, а последние и вовсе забыли, кто такой истинный джентельмен, и как нужно вести себя с дамой. Что самое удивительное и даже ироничное во всем этом - так это то, что они же потом будут жаловаться на грубое обращение окружающих и полное отсутствие у них манер, напрочь забывая о своем собственном поведении.
Тем временем Воропаев продолжал излагать интереснейшую информацию:
-Как мне стало известно, одна из сотрудниц нашей компании, которая, по моему мнению, обладает чрезмерным доверием со стороны нашего незабвенного начальства, - здесь он ехидно улыбнулся и посмотрел в сторону Андрея - зарегистрировала на свое имя некую компанию, работающую так же, как и наша, в сфере моды. Точный адрес компании неизвестен, а офис расположен в частной квартире. Известно лишь о финансовом директоре компании- Николае Зорькине. Обычный парень, ничем не примечательный, до этого времени скромно ходивший в жилетке с жирафом, - Александр поморщился, - вдруг покупает себе навороченный джип и становится известным уже в компании ZimaLetto как жених все той же сотрудницы. Далее, бюджет этой неизвестной никому Никамоды все более и более разрастается, вследствие игры на бирже. Но имя вкладчика энной суммы, стартовой, по–прежнему окутано тайной. Теперь Зорькин может себе позволить ездить обедать в такие рестораны, как «Лиссабон» или «Ришелье». Он подвозит все ту же сотрудницу до работы, забирает ее, своей машиной вызывая зависть даже членов правления компании, - тут он бросил мимолетный взгляд на Романа и Андрея, которые дружно опустили головы. Усмехнувшись, Воропаев продолжил:
- Тем временем компания ZimaLetto испытывает сильнейший кризис. Этого не написано в бумагах, и вся отчетность безукоризненна, ник чему придраться - а все потому, что ее ведет все та же сотрудница, и, что самое интересное, траты Zimaletto на новую коллекцию удивительным образом совпадают с суммой, отданной под кредит Никамодой. Это наводит на некоторые размышления, согласитесь.
- Но я не совсем понимаю, причем здесь господин Зорькин? И таинственный сотрудник…- протянул озадаченно Урядов.
- В фирме работает предатель? - догадалась Кира.
- Правильно мыслишь, сестренка, - легкая улыбка скользнула тенью по его лицу.
- Это только предположения, - заметил Павел.
- Будут и доказательства, - ответил Сашка. – Итак, доходы и расходы двух фирм подозрительно совпадают. Значит, можно предположить, что одна из них давала кредиты другой. Но с чего бы? Тем более, руководство их друг другу не представлено…То есть, я хотел сказать, номинальное руководство, не так ли Екатерина Валерьевна?
Катя залилась краской, но нашла в себе силы ответить:
- Почему вы спрашиваете об этом меня?
- Вы прекрасно знаете. Впрочем, всему свое время. На чем я остановился? Ах, да. Таинственные совпадения. Слухи о приближающемся крахе ZimaLetto и его долгах начинают распространяться. Тем временем Зорькин продолжает посещать различные весьма недешевые заведения и безбожно тратить деньги, но не на свою будущую дрожайшую супругу, а совершенно на другую девушку.
Не выдержав, Катя покачала головой - эх, Зорькин, Зорькин. Ты неисправим. Кажется она, знала, о ком пойдет речь.
- К сожалению, его новая избранница не столь умна, как предыдущая, но она очень любит деньги, и ради них готова пойти на все. В том числе и на встречи с ним. Бедный, он же принимает все за чистую монету, - тут уже Александр позволил себе не сдержать ухмылку. - А что же в это время делает его невеста? Поразительно, но то же самое: наставляет ему рога. И с кем? С вице-президентом компании все той же компании ZimaLetto.

Роман удивленно поднял глаза и напрягся. Таааак, уже совсем интересно…

Но вслух ничего не произнес.
- Мне не составило большого труда вычислить их вместе. И с помощью наблюдения, я сделал выводы, что его, как и других, просто водят за нос, - быстрый взгляд на Катю и снова на Романа. - Но он-то об этом не знает. Не знает и того, что следом за ним президент компании расходится со своей невестой, и все по той же причине - неразделенной любви. Умница–Шестикова не рассказала все, что знала, особенно сцены перед Лиссабоном, - на этот раз взгляд был обращен к Андрею, а он лишь сжал до боли в руках карандаш, помрачнев. Александр, явно довольный произведенным эффектом, хотел уже продолжить, но случайно заметил реакцию сестры, и сердце сжалось от жалости: Кира смотрела изумленными глазами на Андрея, и казалось, вот-вот заплачет.
«Ничего, потерпи, родная, еще немного осталось. Скоро он перестанет тебя мучить», - подумал Воропаев, и стал рассказывать дальше:
- Но этого ей показалось мало. Компания по пошиву модной одежды? Боже мой, какие мелочи! - он театрально закатил глаза.- Ведь есть же, помимо этого, много других видов бизнеса, и там есть где развернуться, например. Ресторанный бизнес. Новый ресторан «Мармеладофф» вам ни о чем не говорит? Хороший. Новый. Модный. Прекрасное, идеально подходящее место для вложения денег, а в дальнейшем его можно легко прибрать к рукам и открыть сеть ресторанов по всей стране.
- Саш, я не понимаю, к чему ты клонишь, - холодно заметила Юлиана.
- Юлианочка, прошу, не пойми превратно. Я знаю, что ты занимаешься этим проектом, и ни в коем случае не хочу задеть ни тебя, ни твоих партнеров… Михаил Борщев, кажется?
- Именно так.
- Прекрасный малый, только начинает делать первые шаги в своем бизнесе. Отличный кулинар. Но тоже влюбился, увы, не проявив оригинальности - все в ту же девушку, успев оборвать уже все телефоны. Кто это? Новая жертва, возможно? Все может быть. Если она успеет до него добраться и обработать. Пока все шло отлично.

Он сделал паузу, и в зале воцарилась полнейшая тишина. Наконец, она была прервана репликой Павла Олеговича:
- Увы, доказательств я пока так и не услышал, а всего лишь странный рассказ.
- А вот и они, - Александр кивнул на вошедшую в кабинет Викторию.
В руках у нее был какой-то конверт.
- Благодарю, - он принял из ее рук сверток. – Андрей, ты должен удивиться, но я нашел этой секретарше подходящее занятие. Как это не странно, но выяснилось, что она неплохой шпион.

Вика заулыбалась, а Кира с не меньшим удивлением, чем на Андрея, посмотрела на бывшую подругу. Бывшую, потому что уже не знала, кому здесь можно доверять.

- Итак, теперь все имеет подтверждение. «Лиссабон», «Ришелье», наконец, «Мармеладофф»…А вот и сам господин Зорькин, на фотографии со своей любовницей – это ни кто иная, как Виктория Клочкова. Разговор в машине… На вашем месте, я был быболее разборчив в выборе остановки,- взгляд, предназначавшийся Кате и Андрею. - Парковка под окнами какого-то старого дома… Андрей, не потрудишься ли объяснить, где ты на этом снимке? - молчание было ему ответом. - Молчишь? Что ж, я объясню сам. Это дом нашей незаменимой помощницы, Екатерины Валерьевны Пушкаревой.
Все потрясенно уставились на Андрея, еще не оправившись от увиденного на фотографиях.
-Ну все, с меня хватит, - процедил сквозь зубы он, намереваясь встать. Но Александр предугадал это его движение и поспешил сказать:
- Подожди, я еще не закончил. Будь добр, дослушай до конца. Катерина Валерьевна Пушкарева. Невеста Зорькина, помощник президента ZimaLetto, и наконец, владелица Никамоды, - ахнув, все перевели потрясенные взгляды уже на нее. – И самое главное доказательство, - его тон стал резок. - Документ, подтверждающий то, что ZimaLetto находится под залогом у Никамоды,- произнес он и замолчал, наконец-то закончив свою речь.

На этот раз пауза была более длинной, а тишина - леденящей душу и гнетущей. Роман отстраненно смотрел куда-то вдаль, лихорадочно соображая и понимая, что им уже не выкрутиться. Андрей как-то совсем скис и поник, опустив голову. А Катя… На нее страшно было взглянуть. Она сжалась в маленький комочек, боясь совершить хоть малейшее движение. Тишуну вновь нарушил Павел Олегович, задав очень тихо один–единственный вопрос, адресованный Катерине. Он снял очки, и глядя ей в глаза, спросил:
- Это правда?

Глава 27.
Правда за семью печатями.

Катя опустила голову, и не знала, что ответить.
- Я отвечу за нее, - раздался вдруг голос Воропаева. - Это правда, и весь этот страшный маскарад - только для того, чтобы отвлечь наше внимание! На самом деле цель ее и ее сообщника - компания и наши деньги!
- Я спрашиваю не тебя, - ответил Павел, строго взглянув в его сторону.- Итак, Катя?
После минутного молчания она все же собралась с мыслями и произнесла:
- Компания Никамода действительно существует, - охи и ахи вновь разнеслись по кабинету, а на губах Воропаева появилась торжествующая улыбка.- Но это моя компания, и я не собиралась разорять ZimaLetto.
- Так ли? – ехидно поинтересовался Александр, скрестив руки на груди. Теперь без пяти минут будущий президент, как он сам считал, он мог себе это позволить.
- Именно,- ответила она, с вызовом и неизвестно откуда вдруг взявшимися силами посмотрев ему в глаза.
- Но позвольте, Екатерина Валерьевна, как вы тогда объясните все это?- он жестом указал на доказательства в виде фотографий и документов, лежащих на столе. – Все улики против вас.
- Это просто совпадение, - краска залила ее лицо, но взгляда Катя так и не отвела, продолжая своеобразный поединок.
- Совпадение? Что ж,- он ухмыльнулся. –Тогда как вы объясните это? - Александр вдруг резко встал и направился к ней, отчего заставил Катерину непроизвольно вжаться в кресло, а сидевших рядом с ней мужчин – напрячься. - Почему такая интересная и привлекательная женщина, как вы, рядится в какие-то нелепые одежды и бесформенные балахоны? Что за нелепая маскировка? - с этими словами он бросил на стол перед ней фотографии из салона, куда они ездили несколько дней назад с Милко и Юлианой. Вот она в платье…Милко и Юлиана…А вот и Коля…
- И опять мсье Зорькин. Странно, не слишком ли много совпадений?
- Катя, я вынужден повторить свой вопрос, - счел нужным вмешаться Павел, - все действительно так, как рассказал Саша?
- Нет, - тихо ответила она и опустила глаза.
- Неужели вы не видите, что она снова играет? И опять вас всех одурачит? - не выдержал Воропаев.
- Ты забываешься, - процедил сквозь зубы Малиновский, готовый в случае чего заступиться за Катерину. Да и насупившийся Андрей отнюдь не выглядел дружелюбным.
- Саша, я прошу тебя, сядь и успокойся,- железный голос Жданова –старшего привел его в себя, и Александру волей-неволей пришлось подчиниться. Было видно, что особой радости происходящее ему не приносит.
- Так как же было все на самом деле, Катя? Мы ждем ваших объяснений.

Она кивнула головой и, чуть дрогнув, ответила:
- Фирма действительно принадлежит мне. Она берет кредиты у банков и перечисляет их на счет ZimaLetto, которая действительно находится под залогом. Николай Зорькин является финансовым директором, который ведет все дела по компании и играет на бирже. Увеличивая доходы. Но все делается лишь с одной целью - не разорить Зималетто, а помочь ему.
Александр, не сдержавшись, только покачал головой. А Павел удивленно спросил:
- В чем? Разве Зималетто нуждается в помощи?
Ответить на этот раз Екатерина не успела, ее опередили.

- Да, - компания нуждается в помощи, чтобы выбраться из той долговой ямы, в которой она оказалась. По моей вине, - голос Андрея раздался словно гром посреди ясного неба. Катя опустила глаза, а Роман с беспокойством посмотрел на остальных. Милко без конца причитал, Кира стала еще бледнее и смотрела куда-то в одну точку, Юлиана же внимательно слушала и следила за происходящим, стараясь понять и сопоставить все события. Павел и Маргарита казались невозмутимыми, но это только на первый взгляд. Урядов же молчал, так как не знал, кому из начальства в данной непонятной и довольно щекотливой ситуации следует отдавать предпочтение. А Клочкова, которая каким-то невероятным образом до сих пор осталась на совете, растерянно хлопала глазами и не знала, на кого смотреть. Первой пришла в себя именно она, и со свойственной ей легкостью, выпалила прежде, чем подумала:
- Получается, что ты разорил компанию?
- Паша! - раздался крик Маргариты, которая заметила, что мужу стало плохо. Внезапно все засуетились, и было уже не до собрания.
- Все, это нужно немедленно прекратить!
- Нет. Все в порядке, - сказал он, приняв лекарство и выпив стакан воды. - Можно продолжать.
- Но Паша! - попыталась было возразить Марго, однако Павел был непреклонен.
- Собрание необходимо продолжить. Это не подлежит обсуждению.
После своеобразного минутного перерыва решил продолжить. На этот раз на всякий случай без Клочковой, чтобы больше не было эксцессов.

-А теперь Андрей, расскажи мне все с самого начала, - попросил Павел, не глядя на сына.

И он начал рассказывать. Все, как было. С самого начала, не утаивая ничего. Почти ничего, конечно - кроме их романа…с Катей.
- Но почему…Почему ей? - тихо спросила Кира, подняв на него заплаканные глаза. – Ведь я всегда была рядом, я…
- Отдать компанию в руки чужому человеку…Андрей, о чем ты только думал? - голос отца прозвучал глухо и безжизненно.
Андрей молча выслушивал справедливые обвинения в его адрес. Но он не мог опустить, чтобы эта вина стала и Катиной заодно.
- Я ей доверяю, - ответил он твердо.
- Больше, чем нам? - зачем-то спросила Кира, хотя и так знала ответ.
- Это не повод и уж тем более не оправдание или объяснение твоего поступка, - Павел был непреклонен.
Единственным, кто чувствовал сейчас себя относительно хорошо, был Александр Воропаев. Наконец–то сбылась его мечта - он добился полного уничтожения соперника и осуждения любящих и близких ему людей. Казалось, о чем еще можно было мечтать? Только лишь о кресле президента. Но всему свое время. А пока можно насладиться победой, не последней в его грандиозном списке.

И лишь один человек из всех присутствующих здесь сейчас понимал, что если сейчас не предпринять что–либо, то президентом почти наверняка станет Воропаев, и тогда компанию точно ожидает крах. Но как не допустить это? Что делать? Есть только один выход.
- Андрей не сделал ничего предосудительного. Вернее, конечно, по его вине ZimaLetto влезло в долги, но он не отдавал компанию чужому человеку.
- Что? – хором спросили все, удивленно посмотрев на Романа Малиновского, а Катя и Андрей вслед за остальными перевели на него изумленные взгляды.
- Это не секрет, с недавних пор. Катя – моя невеста, и мы собираемся пожениться, - произнес он.

Глава 28.
Этого не может быть.

- Что? Не может быть…- потрясенно произнесла Маргарита.
Кира и Милко, казались, были сражены ошеломительной новостью. Воропаев и тот словно кол проглотил. Павел пока никак не отреагировал, а Урядов словно растерял весь свой словарный запас, пытаясь сообразить, кем же теперь является Катя, и как к ней отныне следует обращаться. Единственной, пожалуй, кто не выглядел удивленной, была Юлиана. В ее голове наконец сложились все кусочки мозаики, и все встало на свои места. Теперь стало понятно такое странное поведение Романа в ресторане, Катины переживания, и более того, теперь Виноградова знала, кто же тот таинственный шпион в черном. Им оказалась не кто иная, как Виктория Клочкова. Вот почему ее голос показался Юле таким знакомым. Правда, оставалось еще кое-что, не до конца ей понятное, но и это она собиралась выяснить в ближайшее время. Что же касается самой Кати, то она была удивлена не меньше, чем великий дизайнер и светская красавица. С немым изумлением она перевела взгляд на Романа, пытаясь понять, что все это значит. Но он словно ее не замечал, смотря куда-то в сторону лучшего друга. Друг же, в свою очередь, готов был в любую секунду взорваться. Заявление Малиновского просто вывело его из себя, да что там, он готов был все разнести в зале, как только услышал! Это же надо такое сказать! Катя, его Катя…Выходит замуж? За Романа? Неет! Ни за что! Только через его труп!
С трудом подавив еле сдерживаемые эмоции, он выглядел почти равнодушным, почти…если не считать этого огня в глазах и ярости, грозившей снести все на своем пути.
- Однако…Кто бы мог подумать! Неужели нашего неуловимого донжуана наконец- то окольцевали? Даже не верится! - с плохо скрываемой иронией в голосе произнес Александр. - Ну и как ощущения?
- Помолчал бы ты лучше, - бросил Роман.
Перепалка могла бы затянуться и неизвестно чем бы закончилась, если бы их разговор не был прерван Маргаритой:
- Но Рома…Все так внезапно…Почему ты нам ничего не сказал? Мы же почти одна семья…
- Лично я считаю, что он наконец-то обрАзумился. Только вот он недостоин Кати, - своим заявлением Милко просто поверг всех в шок.
- Милко, ты себя хорошо чувствуешь? - не выдержала Кира.
- Не обращай внимания, сестренка, это его обычное состояние, - съязвил Воропаев.
- Между прочим, я бы попросил…- возмутился гений.
- Прекратите! - внезапно раздался крик Андрея, в отчаянии взмахнувшего руками. Ему просто необходимо было куда-то выплеснуть переполнявшую его отрицательную энергию. Воропаев же не преминул воспользоваться подарком судьбы, холодно произнеся:
- Мне, кажется, ты забываешься, Андрюша. Ты уже не президент. Кто же оставит тебя после того, как ты чуть не развалил компанию?
- Но и тебя тоже еще не назначили, - не растерялся вечный противник.
- Это лишь вопрос времени, - ответил он быстрее, чем сумел сообразить.
- Я бы не был столь уверен, - произнес вдруг Павел. - Новость, которую нам сообщил Роман, полностью меняет дело. Андрей действительно наворотил дел, и за это я вынужден снять его с поста президента.
Торжественная улыбка озарила лицо Александра. Он с нескрываемым удовольствием смотрел на поверженного противника.
- Но позвольте, - впервые за все время подала голос Катерина, - ведь антикризисный план действует…Всего каких–то полгода, и компания выйдет из кризиса…
- Именно поэтому и.о. президента компании отныне являетесь вы, Екатерина Валерьевна.
Вся радость мигом сползла с Сашкиного лица.
- Что? Вы отдаете компанию в ее руки? Да она же только этого и добивается! Она обманывает вас!
- Вы что, правда хотите доверить ей ZimaLetto? А не слишком ли много для нее одной? - произнесла Кира, окинув соперницу взглядом.
- Она не первый месяц работает в компании, и по-моему, уже доказала нам свою верность. Что касается управления фирмой, фактически, Екатерина Валерьевна уже давно стоит во главе компании, и опять же, продемонстрировала нам свои способности, из чего я делаю вывод, что ей этот пост вполне по силам.
- Конечно! Развалила компанию на пару с Андреем, - проворчал Александр.
- Это не ее вина. Катя пыталась сделать все, что в ее силах, что спасти компанию. И я считаю это вопрос решенным. Я попросил бы от всех полнейшего уважения, - Павел Олегович взглянул на Александра, - к Екатерине Валерьевне. Это в ваших же интересах.
Кира не удержалась от нервного смешка.
- С какой стати мы должны нормально к ней относиться, когда она буквально на наших глазах разворовывает наши деньги? - Процесс “Никамода” над “ZimaLetto” вот-вот начнется, и тогда мы все окажемся на бобах! - не сдавался Вропаев.
- Именно поэтому вы заинтересованы в сотрудничестве с ней. Процесс нужно отттягивать как можно дольше. Так мы сможем выиграть время и постараться вытащить ZimaLetto из такой трудной для компании ситуации, - Павел поморщился.
- Но…я не хочу…не смогу управлять компанией, - произнесла Катерина и покраснела.
- Я понимаю, Катя, что вам сейчас очень тяжело. Мы все переживаем не самые лучшие времена. Но если вам не безразлична судьба этой компании, то вы поможете нам.
- Мне нужно время…чтобы подумать.
- Я все понимаю. Вы имеете на это полное право. Объявляю получасовой перерыв, - с этими словами Павел Олегович встал из-за стола и направился к выходу. - Андрей, мне нужно с тобой поговорить.
- Да, папа, - он встал и проследовал за отцом.
Им предстоял тяжелый разговор.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 21:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 29.
Важные решения.

Павел Олегович с тех пор, как они с Андреем покинули конференц-зал, так и не проронил ни слова. Казалось, он весь ушел в себя, а его взгляд рассеянно следил за происходящим за окном. Андрей стоял чуть поодаль, около стола, виновато опустив голову. Говорить что либо было излишне. Но молчание тоже не являлось лучшим выходом. Наконец, набравшись духа, Жданов–младший робко произнес:
- Пап, прости, я…
Павел жестом, не оборачиваясь, остановил его. Помолчав минуту, он наконец, произнес первые за этот день слова, обращенные к сыну:
- Говорить сейчас что-нибудь излишне…Андрей…
Последний, заметно погрустнев, совсем сник.
- Знаешь, я… Когда я оставлял тебе эту компанию… Нашу компанию, я надеялся на твое благоразумие, на то, что ты уже повзрослел… Я доверял тебе. Но я ошибся.
В кабинете вновь повисла пауза, мучительная и тяжкая для обоих. Как Андрею, так и Павлу сейчас было нелегко.
- Я не могу тебя сейчас уволить, даже если бы хотел…Ваш антикризисный план неплохой, и он действительно работает. Только поэтому я оставляю тебя работать с Катей…Екатериной Валерьевной, которой ты так всецело доверяешь.
Андрей не знал, что сказать. С одной стороны, ему было обидно услышать такие слова от отца. Но с другой - они были абсолютно справедливы. И если бы не Катя, президентом стал бы Воропаев…Да что там, ZimaLetto уже не существовало бы без нее!
- Надеюсь, это хоть чему-нибудь тебя научит.
- Да, папа, - покорно ответил он, по-прежнему не поднимая головы, нона этот раз в его голосе появилась уверенность. Он действительно научился на своих ошибках, и сможет в дальнейшем отвечать за свои поступки. Он докажет отцу, что тот был не прав, и завоюет вновь его доверие.
- Что ж. Поживем – увидим, - недовольно пробурчал Павел Олегович. И добавил тихо, но Андрей все же услышал:
- Мы должны благодарить Бога, что у нас есть Катя.
- Это действительно так, - ответил Андрей.
Взгляды отца и сына встретились на мгновение. Что увидел в них Павел? Отчаяние? Вину? А может быть, надежду? Но время не стояло на месте.
Нужно было возвращаться на совещание.
- Я не подведу тебя, пап, - Андрей повернулся к отцу, который уже был в дверях.
Павел Олегович остановился на мгновение, кивнул головой и вышел и покинул кабинет. Андрей же остался стоять посередине комнаты, оказавшись как бы на распутье. Жизнь в этот момент началась для него заново. Теперь у него есть шанс исправиться и доказать, что он изменился. Главное его не упустить.

***

Катя сидела в своем кабинете и неосознанно следила за бегущей секундной стрелкой на циферблате. Внутреннее беспокойство не покидало ее. А что, если она поступает неправильно? Как ей узнать? Она же хотела бежать отсюда, сломя голову. А теперь… Если она примет предложение, то еще не скоро простится с ZimaLetto. Уйти прямо сейчас было бы самым легким и простым вариантом. Ведь теперь ее ничего здесь не держит. Но она не могла так поступить с Павлом Олеговичем и …Андреем. Несмотря ни на что, она продолжала его любить, хоть и бежала от самой себя и от своих чувств. Контролировать себя будет гораздо сложнее, когда они вновь будут работать вместе, бок о бок. А еще Роман… И его слова о помолвке… С чего вдруг ему вообще пришло это в голову? Что за шальная идея? Но это же абсолютный бред! Она и Малиновский… Хотя статья и фотографии говорили об обратном. Вот что значит правильно расставить акценты…и попробуй потом докажи, что вы с Романом Дмитриевичем даже не друзья. Ну хотя, насчет последнего, она наверное, погорячилась. За последние несколько дней они сблизились и даже стали немного понимать друг друга. Он оказался не таким уж и плохим. Но больше всего ее поразила реакция Андрея. Даже грязные обвинения Воропаева не произвели на нее такого впечатления. Взгляд Андрея…Андрея Павловича в тот момент, когда Ромка…Малиновский произнес ошеломительную новость об их помолвке, просто метал молнии – столько ярости в них было. Казалось, еще немного, и он взорвется. Ревность? Но…почему? Ведь теперь их операции с фирмой больше не является тайной, так зачем же продолжать весь этот фальшивый спектакль с любовью? Наверное, дурные привычки затягивают. Такой привычкой была для него она, и ее любовь. Да и к кому ревновать? К Малиновскому? Чушь. Ну ладно, Зорькин: от него еще можно ждать каких-нибудь необычных поступков, но Роман - тут же все ясно! В меню известного привереды и гурмана значились исключительно рыбки, а она явно не относилась к их числу. Тогда что?

Ее размышления прервал вежливый стук в дверь.
- Да, - произнесла она, хотя на самом деле сейчас Кате больше всего хотелось побыть одной.
- Простите, Екатерина Валерьевна, я не помешал?
- Нет, конечно. Проходите, - она встала, и на щеках появился легкий румянец.
- Простите, что отвлекаю. Я хотел бы с вами побеседовать, - Павел Олегович слегка улыбнулся.
- К-к-онечно, - она кивнула.
- Вы обдумали мое предложение?
- Да, я приняла решение.
Павел кивнул головой, выражая свою готовность принять его любым, независимо от того, будет ли это устраивать его или нет.
- Но у меня есть несколько условий.
- Конечно, - произнес он с явным облегчением. Понимая, что наличие условий с ее стороны фактически означало то, что Катя все-таки остается.
- В компании «Никамода»… - она запнулась и покраснела на мгновение, но все же продолжила, - работали помимо меня мой друг, Коля, и мой папа. Сейчас у них не самые легкие времена, и мне бы не хотелось, чтобы они потеряли работу…
- Ну разумеется, этот вопрос будет улажен. Что-то еще?
- Да, сказала Катя, - окончательно смешавшись. - Я бы хотела попросить вас…не увольнять старых сотрудников. Они не виноваты в сложившейся ситуации, - она опустила глаза.
- Вы правы. Никто и не собирается их увольнять. Но некоторые кадровые перестановки мне все же придется сделать. Что–нибудь еще?
- Все, - тихо произнесла она, смутившись.
- Ну вот и отлично, - было видно, что Павел остался доволен разговором. - Тогда пройдемте в конференц - зал?
- Да, - робко и несмело кивнула она.
- Да, вот что…- произнес Павел Олегович, внезапно остановившись у двери и заставив Катю замереть на месте. - Я давно хотел познакомиться с вашим отцом…
- Ой, что вы…спасибо большое.
- Он должен гордиться тем, что воспитал такую дочь, – Павел чуть заметно улыбнулся и вышел.

Вздохнув и попытавшись собраться с мыслями, Катя окинула прощальным взором свой кабинет. Скоро она перестанет в нем работать и переедет в новые апартаменты. Что там ее ждет? Кто знает. Но во всяком случае, этот период жизни - полоса неудач и вереница переживаний - судя по всему, для нее уже закончился.

***

Дальнейшее развитие событий легко предугадать. Вторая часть заседания прошла относительно спокойно: Катю утвердили на должность, условия исполнения ею президентских обязанностей были оговорены, кадровые перестановки тоже были оглашены. Андрей оставался на административном этаже и должен был как можно более тесно сотрудничать с Катериной - их задачей номер один теперь являлся антикризисный план и его выполнение. Кира оставалась при «своих баранах», равно как и Милко, Александр опять ничего так и не получил, а вот Рома вынужден был пострадать за свою излишнюю доброту - за такую явную «протекцию» своей будущей «жены»( на последнем слове Андрей едва держался, хотя внешне выглядел абсолютно спокойным), его решили наказать и сослать на производство - пусть трудится на благо общества. Катя попыталась было вступиться за него, но тут уже она была бессильна. А Роман, казалось, только рад был такому повороту событий. Еще бы. Ведь там работает столько хорошеньких девушек! При виде его довольной физиономии Кира только нервно усмехнулась. Бедная Катя, она не понимает, с кем связалась! Эти бесконечные измены вновь посыплются, как из рога изобилия, но теперь уже не на нее, Киру Воропаеву, а на эту хрупкую и невзрачную, ничем не приметную на первый взгляд девушку, которая теперь является президентом их компании. Удивительно, как все может перевернуться с ног на голову! Еще вчера они над ней смеялись - теперь, видимо, пришел ее черед. Не зря же говорят: смеется тот, кто смеется последним. Только почему-то в такие моменты хочется плакать.

Существенная перемена наблюдадась лишь в Кате: ее словно подменили: до перерыва она была подавлена и бледна; сейчас же на щеках выступил румянец, и откуда-то появилась уверенность в себе. Это уже была не та наивная Катя, которая когда-то пришла работать в фирму по пошиву модной одежды. Теперь перед советом директоров стояла уверенная в себе женщина, знающая себе цену. Случаются и такие метаморфозы. Андрей невольно любовался ею: какой она может быть разной. Но он был не одним ее поклонником как оказалось: Юлиана не сводила внимательного взгляда с девушки, а по лицу ее периодически тенью пробегала улыбка; Роман же сосредоточенно слушал «невесту», в который раз поражаясь ее стойкости и выдержке. Как там, в песне поется?
Вынесу, выстою…

Точно - точно…

Сильная, смелая,
Как лебедь белая…


Только вот прошло ли все, что болело? Вряд ли. По крайне мере, он очень сильно в этом сомневался. И собирался выяснить в ближайшее время. Роман уже и сам не знал, что было бы лучше в данной ситуации, для него, для нее и для друга. С некоторых пор эти понятия стали различаться.

Глава 30.
Лучше поздно, чем никогда.

Собрание продолжалось еще недолго. На завтра было назначено совещание, на котором станут известны все кадровые перестановки и новые назначения. Ну и конечно, вести собрание будет уже Екатерина Валерьевна Пушкарева. Поскольку новости в компании разносятся быстро, Женсовет к тому моменту, когда Катя наконец-то вышла из кабинета, уже знал все изменения, произошедшие за сегодняшний день. На бедную девушку обрушился шквал вопросов и поздравлений, к которому Катя совершенно не была готова. Сбежав от подруг в свой кабинет, но обещав вернуться, она смогла наконец перевести дух.

Столько всего произошло за это время… И все это требовало осмысления и обдумывания. От нее не утаилось и странное поведение Андрея, которое буквально бросалось в глаза. Ведь он был готов разорвать Романа на части, особенно после фразы про помолвку! Ему-то что? Какая разница, он или Роман? Ведь фирма все равно останется у них, кроме того, больше нечего скрывать. Тогда почему он на протяжении всего собрания не сводил с них яростного взгляда? И Кира… Она совсем не похожа на счастливую невесту. Неужели они действительно расстались? А ведь он ей ничего не сказал. Ну да, с горечью, подумала Катя, да и зачем. Она оказалась больше ему не нужна.

Хотя…Чего ты хотела? Ведь ты же сама его бросила.
Она в отчаянии обхватила голову руками. Почему…почему она не может просто его забыть?
Неужели обязательно испытывать такие муки?
Силы ее уже на исходе, и надолго ее не хватит.
И это еще называют красивым словом «любовь»…
Простить? Нет, это невозможно.
Она бы смогла, если бы это произошло с ней в первый раз…смогла бы простить все, что угодно. Но только не предательство.
Она больше не позволит вытирать о себя ноги.
И жить простыми обещаниями.
Ей нужно либо все, либо ничего.
А с Андреем они никогда не смогут быть вместе.
Значит, все решено уже за них…

***

Роман в задумчивости сидел за своим столом, рассеянно следя за ползущей стрелкой на часах. Этот совет изменит многое, и в его жизни тоже. Он словно предчувствовал грядущие перемены. И его фраза, сказанная так быстро, что даже сам Рома не успел сообразить и обдумать ее. Что теперь подумает Андрей…
Его лучший друг, первый товарищ и просто компаньон. Они всегда были вместе: и когда девочек кадрили, и когда ночи напролет гуляли в клубе, а потом стояли с виноватым видом и отчитывались перед Павлом Олеговичем, почему у них с утра такой непрезентабельный вид. И в делах фирмы они всегда советовались друг с другом - словом, не разлей вода. Что же произошло? Всего каких-то два дня, проведенных в обществе Кати - и вот , они уже практически не общаются, Жданов смотрит на него волком, готовым вот-вот разорвать жертву на кусочки.

Неужели это и есть любовь?

Странное чувство. Роман никогда не вдавался в значение этого слова, да и не было особого желания. Его устраивало все так, как есть. Между ним и Ждановым никогда не возникало соперничества из-за женщины, и всегда было четкое разделение: его женщины и свои. Девушки друга - табу для него, и наоборот. Но с появлением Катерины все изменилось, и в их дружбе тоже. Посиделки в баре, красивые девочки - все это уступило беседам о Кате и бесконечным советам по поводу нее же. Малиновский и сам не заметил, как начал тоже о ней думать. Почти все время, стараясь невольно помочь другу. И тогда, когда он увидел ее на полу президентского кабинета, сотрясающуюся от рыданий, сердце невольно сжалось. За нее. Когда только он успел проникнуться сочувствием и…нежностью к этой милой и неформатной девушке? Но ведь проникся же. И похоже, чересчур увлекся. Катерина теперь от него шарахается. А лучшему другу лучше вообще на глаза не попадаться. Того и гляди - метнет чем-нибудь тяжелым, потом ходи инвалидом всю жизнь. А разгребать все же придется, и будет это никто иной, как Ромка. Только вот как это сделать, не представлялось возможным даже для великого комбинатора. Хотя, кое-что он может сделать уже сейчас: рассказать Жданову о Кате: о том, что она знает про инструкцию. Раньше он сделать этого не мог, так как дал ей честно слово…и не мог подвести. Но теперь…теперь все так запуталось, что не разберешь, что есть что, и возможно, такой шаг с его стороны наоборот будет лучше для всех. В одном он точно не сомневался - Катя любит Андрея, и Андрей любит Катю. Но они оба страшно упрямы. И насколько Роман знал своего друга, сейчас он, как раз в самый неподходящий момент, может дать задний ход. И тогда, возможно, Катерина добьется своего - он от нее отстанет, и они никогда больше не будут вместе. Этого Роман допустить не мог.

Он еще думал, провожать ли Катерину сегодня, как обычно. Поразмышляв, он пришел к выводу, что не стоит. Она и так сегодня слишком многое пережила. Им обоим требуется передышка. А пока…
Следует поймать Жданова и все ему рассказать, пока не поздно. С этим твердым намерением Роман покинул кабинет, отправившись на поиски своего «дорогого друга и президента», теперь уже бывшего.
У двери в президентские апартаменты он резко затормозил и окликнул Шурочку, которая почему-то в данный момент находилась в приемной господина Жданова:
-Шурочка, Андрей Павлович у себя?
Она оторвалась от бумаг и удивленно посмотрела на начальника:
- Нет, он только что ушел.
- Ушел? Как ушел? - он удивленно посмотрел на помощницу. - Уже? Вы ничего не путаете?
- Нет, он был одет в пальто. Хмурый такой, - она виновато опустила глаза, невольно поежившись, вспоминая тяжелый и мрачный взгляд начальника. Да уж. Такое не забудешь.
- А давно? - Романа охватило нехорошее предчувствие.
- Да почти сразу после совета…Ворвался как молния, и исчез за дверью. А потом и вовсе ушел.
- Понятно…- Роман в задумчивости потер рукой лицо, пытаясь сообразить, куда он мог поехать.
- Что-нибудь еще? - Шурочке очень хотелось помочь любимому начальнику, который явно был чем-то расстроен, но, к сожалению, она не знала, как это сделать.
- Нет, нет, спасибо, - рассеянно кивнул он и покинул приемную так же стремительно, как и появился.
- Во народ! - только и сказала Клочкова, чуть не столкнувшись с ним с дверях. - Того и гляди, снесут! - произнесла она, проводив Романа недобрым взглядом.

Но Малиновский даже не обратил на нее ни малейшего внимания. В другое время он может, и поступил бы по-другому. Хотя бы извинился, но не сейчас. На ходу достав телефон, он по памяти набрал знакомый номер, но вопреки его надеждам, вместо голоса Андрея в трубке послышался бесстрастный металлический голос оператора:
«Абонент не отвечает или временно недоступен. Попробуйте перезвонить позднее.»
-Черт! -в сердцах крикнул Ромка, у которого возникло непреодолимое делание забросить телефон куда подальше.
Вот уж вправду, с кем поведешься , от того и наберешься…
Он вдруг замер на месте, осознав, что находится на распутье между двумя кабинетами - Катиным и Кириным.
А что, если Жданов в одном из них?
Да нет же, бред.
В Кирином ему делать нечего, если только в Катином…
Но она бы точно не потерпела его присутствия дольше минуты. Прислушавшись, Роман различил голоса, доносившиеся из Кириного кабинета. Их обладатели явно о чем-то спорили. Затаив дыхание, он неслышно приблизился к кабинету и весь обратился в слух.

- Это невозможно!
- Почему же нет? Я лишь прошу тебя помочь мне.
- Разве ты не понимаешь, что это наше семейное дело? В ZimaLetto - наша жизнь.
- Была, Кирочка. До недавнего времени, пока твой дорогой Андрюша на стал президентом и не развалил компанию!
- Он совершил ошибку, это может быть с каждым. Я верю, что у компании есть будущее. Все обязательно наладится.
- Ну да! - язвительная ухмылка появилась на его лице. – Ты действительно так думаешь?
Она кивнула головой.
- Ну что ж, это твое право. Я же считаю, что отсюда нужно уносить ноги, пока не поздно! И распродажа компании - самый лучший вариант. Так мы хотя бы спасем свои оставшиеся деньги, если конечно, Жданов еще не все разбазарил.
- Не смей так говорить о нем!
- Как? Или ты будешь отрицать, что он развалил ZimaLetto? Дело, которое с таким трудом поставили на ноги наш отец вместе с Павлом? Всего за каких-то полгода он сумел камень о камне не оставить от этой швейной империи! Заложил компанию незнакомому человеку, и ты его защищаешь?
- Катя не посторонняя, - тихо произнесла она, опустив глаза.
- Что? - на мгновение Александр лишился дара речи. - Мне показалось?
- Нет. Она невеста Романа, и теперь мы все знаем это.
- Ты действительно в это веришь?
На этот раз она никак не отреагировала, только подняла на него свои изумрудные глаза.
- Так вот тебе мое мнение: это очередная уловка твоего Жданова! Вместе они придумали это или нет - неизвестно. Но Пушкарева ловко воспользовалась ситуацией. От нее будет сложно отделаться. А теперь ее еще назначали президентом! - он выдержал и взмахнул рукой.
Кира по–прежнему молчала, скрестив руки на коленях и тяжело вздохнув.
- Я думаю, ты преувеличиваешь. Катя отличный специалист, она сможет вытащить компанию из долговой ямы.
- А как насчет твоего Жданова? Ведь она и его увела. Кира, она разбила твою жизнь!
- Неправда! - она вдруг повысила голос.
- Сестренка, ты по-прежнему такая наивная, и не замечаешь того, что происходит вокруг. Она обвела тебя вокруг пальца, словно простушку. А тебе будто все равно. Роман - всего лишь прикрытие. За этим стоит что-то гораздо большее, я уверен. Только влюбленная женщина может пожертвовать всем, так, как это сделала она.
- Нет, ты сам не знаешь, что говоришь, - она помотала головой, отмахиваясь, словно от кошмара.
- Что ж. Вижу, тебя не переубедить, - он встал и, еще раз посмотрев на сестру, спросил:
- Так какое твое последнее слово?
- Нет, - твердо и уверенно произнесла она, даже не посмотрев в его сторону.
- Ты сделала свой выбор. Только потом не говори, что жалеешь, - с этими словами он подхватил и направился к выходу из кабинета.

Роман, сообразив, что сейчас его могут застукать на месте преступления, быстро ретировался из приемной в свой кабинет, благо он был совсем рядом. И вовремя. Потому что в следующую минуту из кабинета Киры Юрьевны Воропаевой вышел ее брат, чем-то очень расстроенный и злой, и с силой хлопнул дверью. Лишь только когда его тяжелые шаги смолкли в коридоре, Роман смог первести дух и заставил себя выглянуть из своего убежища.
Чертов Воропаев! Однако, проницательности ему не занимать. И как он догадался: и про помолвку, и про Катю, и про Андрея? Это путало все планы. Кира не должна была узнать об истинной причине их разрыва с Андреем, иначе она начала бы мстить Катерине, а в нынешней ситуации это было сродни запуску бомбы, которая рано или поздно сдетонировала бы. Что же теперь делать? И Андрей, как назло, куда-то запропастился. Все против него.

***

Кира сидела в кресле, так и не сдвинувшись с места. Сашкины слова зародили в ней сомнения. А что, если он прав? Любящая женщина готова ради любимого человека на все, она прекрасно знала это по себе. И еще совсем недавно сама же Кира признала в Пушкаревой девушку, в которую Андрей мог бы влюбиться. И даже ревновала к ней…выходит, это не была беспочвенная ревность?
Нет…
Это невозможно.
Только не Пушкарева.
Кто угодно, только не она.
Почему?
Слезы готовы вот-вот политься у нее из глаз. Кира только еще сильнее помотала головой, вцепившись в подлокотники.
Она и сама знала ответ на этот вопрос, но не хотела и не могла с этим смириться…
Он предпочел Катю ей.
Нет, нет, нет!…
Она не выдержала и закрыла лицо руками. Ее жизнь, словно песочный замок, разрушилась в один момент.
Но если так…Тогда все вставало на свои места. Ночная работа с Пушкаревой во внерабочее время, то, с каким рвением Андрей бросался на ее защиту…
Она могла бы сразу догадаться. Но слишком невероятным казалось это предположение, даже сейчас.
Легкий стук в дверь заставил ее придти в себя.
- Можно? - на пороге неуверенно застыл Роман, не зная, остаться ли там или все же рискнуть.
Кира не ответила ничего, спешно приводя себя в порядок.
Решив, что молчание – знак согласия, он прикрыл за собой дверь и прошел в кабинет.
- Кира?
Напрасно она пыталась держать себя в руках. Ее бесконечное напряжение и бессонные ночи, длившиеся уже на протяжении почти двух месяцев, наконец, дали о себе знать. Она вдруг зарыдала, громок и надрывно. Перепуганный Роман бросился к ней:
- Кира, что с тобой?
А она уже не могла остановиться. Ей просто необходимо было выплакаться и высказаться обо всем, что наболело. Отпустить эту дикую боль. Невозможно все время хранить это в себе, рано или поздно душевная рана даст о себе знать.
- Ну что ты…Успокойся,.. Кирюша, что случилось? - Малиновский, казалось, даже растерялся. Он никогда не видел Воропаеву такой. Уверенной в себе, холодной - да, устраивающей грандиозный скандал и истерику - возможно, но такой беспомощной он видел ее впервые. В последние дни творилось вообще что-то из ряда вон выходящее. Кажется, мир сошел с ума. Катя управляет компанией, Кира плачет в своем кабинете, Андрей вообще неизвестно где шляется… И опять он один, Ромка, как всегда, в центре событий, и выступает в роли координатора. Эх, нелегкая его доля, фея местного разлива…
- Тихо, тихо…- он старался хоть как-то ее успокоить, но пока получалось плохо. - Кирюш, тебя кто-то обидел?
- Ром…- она наконец подняла на него свои слова и как–то слишком крепко уцепилась за него, словно за свою спасительную соломинку.
Роман не смог отвести взгляд и был поражен: сколько же отчаяния сейчас отражалось в глазах светской красавицы и «снежной королевы», как все ее любили называть. – Скажи, ты любишь Катю?
- Что? - ему не пришлось разыгрывать удивление. Честно говоря, Роман даже не сразу понял вопрос.
- Вы действительно собираетесь пожениться?

Он уже собирался ответить, слегка качнув головой, но внезапно осекся, вновь поймав ее взгляд. Она не отводила его, по–прежнему смотря ему в глаза. Казалось, сейчас от его слов зависит, без преувеличения, ее дальнейшая жизнь. Сколько же боли плескалось в ее взгляде. Но будет еще больнее, и Роман это знал. Так стоит ли лишать ее последней надежды? Или продолжать мучить дальше, что не лучше? Как это там говорили… Лучше горькая правда, чем сладкая ложь… Посмотрел бы я сейчас на этих теоретиков… Рассуждать могут все…
Но, с другой стороны, узнай она правду, станет ли от этого лучше? Только Катя подвергнется еще большим нападкам с ее стороны, а ей и так в последнее время приходилось несладко.
Господи, и почему он всегда оказывается перед таким нелегким выбором? От его фразы слишком многое зависит, и это уже не в первый раз. Правильно ведь говорят, меньше знаешь - крепче спишь. Ввязался в бизнес, на свое несчастье… И теперь за ним очередное важное решение, и новое испытание.
-Тихо, тихо, Кирюш…- пытался он выиграть время, видя, что слезы вновь побежали по лицу девушки.
- Ответь мне, пожалуйста, для меня это очень важно…
Он молчал, придерживая ее за плечи.
- Пожалуйста, я больше так не могу… - она вновь разрыдалась
- Тшш..Тихо…Все будет хорошо, - он осторожно привлек ее к себе, пытаясь успокоить.
Кира уткнулась ему в плечо и зарыдала еще сильнее.
- Все будет хорошо, слышишь….
Опасность миновала.

***

Но не всем так повезло в этот день. Похоже, что судьба решила играть с Катей до конца, и по– крупному. Не успела она оправиться от шока, связанного с собранием, как ей уже был приготовлен другой. Она стояла спиной к двери, когда услышала чьи-то шаги за дверью, и замерла. Сейчас ей не хотелось никого видеть. Но, что если это Павел Олегович? Вздохнув и услышав стук в дверь, она, не оборачиваясь, ответила:
- Войдите.
Дверь в кабинет приоткрылась, и тут же была прикрыта нежданным посетителем.
Однако он не спешил объявлять о своем присутствии и нарушать тишину.
- Вы что –то хотели? - спросила она, по – прежнему стоя спиной к двери и разбирая документы.
Он ответил не сразу.
- Да, хотел, - как раз в этот момент она обернулась.
От раздавшегося голоса внутри сначала все похолодело, потом бросило в жар.
- А-андрей Палыч..? - на автомате произнесла она, чуть не выронив все папки из рук.
- Катя, вам не кажется, что уже давно пора перейти на «ты»…- спокойная улыбка озарила его лицо.
- Я не…понимаю…
- Разве? – его бровь изумленно и насмешливо изогнулась, а он поспешил спрятать руки в карманы длинного пальто.
Она не знала, что ответить, а Жданов, казалось, не спешил, в свою очередь, нарушить тишину, с каждой минутой становившуюся все тягостнее для обоих.
- Я …простите…Александр…он приходил и говорил, а я не поверила, - она опустила глаза и помотала головой.

Как она может еще винить себя в произошедшем?
Ведь это он один заварил всю эту историю, наломал дров, ему и разгребать.
А она еще считает себя виноватой в осведомленности Александра и в том, что не сумела этого предотвратить.
Это он во всем виноват, от начала и до конца.
В конце концов, этого следовало ожидать, рано или поздно разоблачение должно было произойти, это было всего лишь вопросом времени. Тем более, после выхода статьи в «Юридическом вестнике» - для Воропаева, как для чиновника с высшим юридическим образованием, такая корреспонденция на рабочем столе в качестве ежедневного чтива вполне закономерна, разве что он не любит читать. Ну да ладно, Бог с ним. Прошлого не изменишь. Теперь, по крайней мере, все встало на свои места.

- Это не ваша вина, Катя. Он и так бы все узнал. Вы были честной со мной до конца. По крайней мере, я так думал.

Чего о вас не скажешь.
Интересно, а почему думали?
Неужели он вправду мог во мне усомниться?
Даже после всей той боли, которую он мне причинил, я не предала его, и никогда бы этого не сделала.
А он…меня еще в чем-то упрекает?

Она едва качнула головой, на лице отразилась вмиг невероятная гамма чувств: недоумение от того, что он мог в ней усомниться, подавленность и в то же время нервный смешок. Да как он смеет так о ней думать! Ее не так воспитали!
- Вы…сейчас так уже не думаете? - спросила она и тут же пожалела, потому что расстояние между ними было сокращено ровно на один шаг. Ну, если быть точным, то на полшага - потому что, стоило Андрею шагнуть вперед. Катя тут же испуганно и незаметно попятилась назад.
- Я имел в виду не компанию.
Катя окончательно растерялась.
А что же тогда?
Воспользовавшись ее секундным замешательством. Он сделал еще один шаг в ее сторону.
- Но…что же тогда?
- А вы не догадываетесь?
Еще шаг.
Уже совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки. А он уже взглядом будто ласкает ее лицо, стараясь запомнить мельчайшую подробность. Не упуская ни малейшей детали…Катя, его Катенька…Просто видеть ее и находиться с ней рядом - уже счастье. Каким же он раньше был слепцом.
Она вдруг поймала его взгляд. И испугалась. Себя, его…На этот раз его, а что, если он не шутил тогда? И сейчас? Если это не розыгрыш? Тогда она в большой опасности. Сделав еще один шаг назад, она слегка попятилась от него.
Но Андрей будто бы и не заметил этого маневра. Только чему-то загадочно улыбнулся.
-Нет, я не …Право, не знаю, что вы…имеете в виду…- стараясь побороть волнение, внезапно охватившее ее, она отступала все дальше и дальше.
- Не знаете, значит…
- Нет…
- Не догадываетесь…
Она помотала головой, испуганно вжав ее в плечи.

Он этого простого движения у Андрея вдруг защемило сердце от нежности. Господи, какая же она….Прекрасная! Так и бросился и расцеловал бы, закружил, но…Она не позволит. Слишком много «но» в их отношениях стало в последнее время. Пора это исправить.

- Что ж, я попытаюсь вам объяснить…- он опустил глаза куда-то в пол, продолжая ей любоваться. Проследив за его взглядом, она немедленно вспыхнула.

Да что это такое?
Почему я так на него реагирую?
Стоит ему только посмотреть, и меня уже бросает в жар!

- Видите ли, Катенька…- его взгляд вновь скользнул по ее лицу. - Я всегда думал, что люблю женщину – единственную, неповторимую такой больше нет…

Что?
Нет, он еще и издевается…

- Кира Юрьевна действительно неповторимая…- она позволила себе едва заметную горькую иронию.

Она еще умудряется иронизировать? Упрямая!
Ну когда она наконец поймет, что кроме нее, мне никто не нужен!…
В его глазах застыло странное выражение, на мгновение, будто он получил тяжелый удар. Но тем не менее, Андрей взял себя в руки.

- Вы опять все неправильно понимаете. Кира здесь совершенно не при чем.

Господи, зачем весь этот спектакль?
Зачем он мучает и себя, и меня?
Ведь от этого еще больнее!

- Я теряюсь в догадках…
Не играйте с огнем, Катенька…
- Неужто? А по-моему, все очевидно.
Катя только повела бровью. Удивительно, как ей это удалось учитывая то, что нервы находились совсем уже на пределе.
- Даже так?
- Именно.
- И кто же эта счастливица? - она наконец осмелилась поднять на него свои глаза, с вызовом посмотрев на него и даже улыбнувшись.

Играете? Что ж.
Пусть так. Он согласен и принимает правила игры.
Еще посмотрим, кто окажется чемпионом.

- Одна девушка, которой, похоже, совершенно наплевать на чувства других, и она находит больше приятного в общении с другими мужчинами, нежели со своим возлюбленным, - его голос повысился лишь слегка, а взгляд стал еще более игривым.

Да что с ним такое сегодня творится?
И как ему такому противостоять?
Совершенно невозможно!
Только что с трудом приобретенное мужество уже позорно сбежало, уступив место возмущению и смущению одновременно.
И это он ее обвиняет в безразличности?

- Интересно, - она попыталась проигнорировать его, но не получилось.
- Вы ведь прекрасно знаете, кто это, Катенька.
- Не имею представления.
- А должны.
- Разве?
- Сомневаетесь?
- Уверена. Я никому ничего не должна.
- И ему тоже?
- Кому? – растерялась она.
- Возлюбленному, тому самому.
- Бывшему, - сказала, как отрезала Пушкарева.
- Ах вот как…- улыбнулся он. - А то, что вы его обманывали еще до разрыва? Это вы считаете приемлемым?
- Я? – ее удивлению не было предела.

Да как он смеет!

- Да, вы. И не прикидывайтесь святой невинностью: я слышал от вас про Зорькина еще давно!
- Причем здесь он? И вообще, это не ваше дело!
- А букет, присланный Романом? Это тоже было раньше! Теперь понятно, зачем ему нужно было его присылать!
- Что? - кровь прилила к ее щекам. - Да…как вы смеете! И вообще, какое вы имеете право…Моя личная жизнь вас не касается!
- Ах так!…Не касается, значит? Сейчас проверим!

В одно мгновение сократив оставшееся между ними расстояние, он оказался совсем близко от ее и без того раскрасневшегося лица. Инстинктивно отступив назад, она поняла , что дальше идти некуда - позади стена. Не дав ей одуматься, он приблизился вплотную и накрыл ее губы поцелуем, страстным, всепоглощающим. Последней мыслью было то, что она пропала. Его горячее дыхание на ее коже, сильные и такие нежные руки, уже успевшие заключить ее в объятия, лишали ее последних крупиц разума.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 21:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 31.
Опять на те же грабли.

Отстраниться было невозможно… Катя прекрасно понимала, что не сделай она что-нибудь сейчас, то вся ее, с таким трудом выстроенная оборона рухнет в одночасье. Нужно было срочно что-то предпринять. Решение пришло неожиданно, и другого выхода просто не было…Собрав последние силы в кулак, она прошептала, по возможности отсранившись от его разгоряченного лица и стараясь не обращать внимание на обжигающее дыхание, прошептала:
- Пустите, Андрей Палыч…Это неправильно…
- Плевать, Катенька...
- Вы только создаете лишние проблемы, а это не нужно ни мне, ни вам…
- Вы верите в то, что говорите?
- Да…
- А мне кажется, нет..
- Пустите…Прошу вас… Забудьте меня, навсегда. Рано или поздно это придется сделать...
- Катя, вы не отдаете себе отчета в том, что…
- Кира Юрьевна наверняка волнуется.
Словно в подтверждение, у него зазвонил телефон. Вздрогнув от до боли знакомой мелодии, Катя только повела печами и нервно рассмеялась.
- Ну что же вы, возьмите трубку.
- Нет, - отрывисто произнес он, не отойдя ни на шаг.
- Ответьте, я вас прошу.
- Мне все равно, кто это. Я не желаю никого слушать.
- Зачем вам весь этот спектакль?
- Я не понимаю, о чем ты…
- Вся эта игра: любовь,поцелуи…Ведь все ради компании… Но теперь ведь с ней все в порядке. Так зачем ты…Вы, Андрей Павлович, продолжаете свою игру? - эти слова дались ей очень тяжело, но тем не менее, она решила идти до конца.
- Прости, но я действительно…
- Не понимаете? Что ж, я не удивлена, - от ее странных слов Андрей слегка растерялся и ослабил напор. Это позволило Катерине дышать спокойнее.
Вновь зазвонил телефон.
У нее неожиданно сдали нервы…
Она просто устала бороться. Верить, ждать.
Хватит. Не легче ли просто отказаться? Просто это не ее партия.
Легко и просто. Тогда почему так замирает серце, когда он рядом? И хочется забыть обо всем на свете только лишь от одного прикосновения и горячего дыхания на своей щеке?
Она мысленно одернула себя. Нет, все. Точка.
В их отношениях. Окончательная.

- Возьмите, - ее голос звучал уверенно и холодно.
Видя, что спорить бесполезно, он подчинился. Но вместа ответа на вызов просто отключил телефон и демонстративно отбросил его подальше. Такого Катерина явно не ожидала, испуганно переводя взгляд с телефон на Андрея.
-Так лучше? - он взмахнул руками, и недобро улыбнувшись, надвинулся большой черной горой на нее.
Опасность возникла снова.
Когда он был уже совсем близко, она отчаянно прошептала:
-Уходи, пожалуйста…Прошу тебя…

Андрей неожиданно остановился. Ее слова отразились отразились в его сердце глухой болью. Она умоляла его уйти… Когда он хотел остаться навсегда. Неужели это конец? Их чувствам, их любви? Нет, он не хотел в это верить. И все же, сжавшаяся и дрожащая Катерина всем своим видом указывала на обратное.

- Кать… - его рука замерла в миллиметре от ее лица. Катя непроизвольно дернулась, а в глазах Андрея тут же появилась невыразимая мука. Это все, что он мог ей предложить- его любовь - сейчас была отвергнута… Опустив голову, он отсранился, и не своим, каким глухим голосом произнес:
- Прощайте…

И зашагал к выходу из кабинета. Задержавшись лишь на мгновение, он покинул его. В этот момент больше всего на свете Катерине захотелось остановить его, крикнуть, чтобы он остался - но все слова будто застряли в горле. Бессильно сползнув по стене, она заплакала.
«Что же я наделала? Он же больше никогда не вернется…»

***

Андрей ушел раньше, чем Роман смог бы его разыскать. Жданов был настолько опустошен и разъярен одновременно, что просто больше не мог ни секунды оставаться в проклятом здании. Малиновский же продолжал успокаивать Киру, стараясь всеми способами увести ее от столь животрепещушей темы – его помолвки с Катериной.
- Кир, давай я отвезу тебя домой… В таком состоянии тебе опасно ехать одной, - пробормотал он, осторожно приобняв ее за плечи. Так и не получив ответа, он осторожно, не выпуская ее из рук, снял с вешалки ее пальто, и, прихватив свое, направился вместе с Кирой к лифтам. Как назло, Женсовет был там, и не сводил тревожных и обескураженных взглядов с Романа и Киры. Увидеть Катю в обществе Романа - это еще куда не шло, но вот Воропаеву… В свете последних событий это выглядело более чем подозрительно. Малиновский, даже если и догадался о чем-то, сделал вид, будто не заметил. Через секунду они уже скрылись за закрытыми дверьми. Последнее, что увидели девочки - то, как Кира положила голову ему на плечо. Не успели они оправиться от только что увиденного, как на ресепшене появилась Катерина, какая-то подозрительно молчаливая и грустная. Казалось, она плакала.

- Кать, что с тобой? Ты плакала что ли? Что-то случилось? Мы тут такое видели…Твой…Роман… - наперебой раздались голоса.
Катерина только устало отмахивалась, нажав кнопку вызова лифта, и жестом попросила прекратить поток излияний.
- Кать, понимаешь, такое дело… В общем, мы его видели, с Кирой…Он..Представляешь.. - они замялись,- положил ей руку на плечо… То есть она к нему прильнула… Прижалась, будто ее собственность! - возмущенно произнесли сотрудницы.
Катино терпение подошло к концу. Она вдруг сорвалась:
-Я не хочу ничего знать! - крикнула она. Маша, которая как всегда оказалась в эпицентре страстей, испуганно отпрыгнула. В этот момент подошел лифт, и Катерина, стремительно войдя в него, оставила своих подруг пребывать в недоумении.
-Кать, а как же твое назначение? Мы же хотели отметить! - крикнула Маша вслед закрывающимся дверям, но было уже поздно.
С сожалением вздохнув, девушки посмотрели друг на друга.
- Вы видели, какая была Катя?
- Наверное, что - то случилось…
- Судя по всему, они с Романом поссорились…
- И причем серьезно. Она даже плакала…
- Да… Прямо не компания по производству модной одежды, а фирма по бракоразводным процессам…
- Ты что? Типун тебе на язык…
- Тьфу-тьфу-тьфу, - суеверная Амура постучала по дереву, и Женсовет издал дружный тяжелый вздох.

***

Этот день дался Кате нелегко. Вот так просто обнародовать обман, тайну, которую они хранили на протяжении нескольких месяцев, оказалось нелегко. И в первой очередь ей самой, по отношению к себе. Не говоря уже про Андрея и его странное поведение. Про Малиновского она вообще старалась не думать. Все мысли слились и превратились в одну сплошную и непотнятную путаницу. Больше всего на свете сейчас ей хотелось забыться, убежать на край света и больше не вспоминать, ни о чем. Еще вчера она могла так сделать. Но теперь Катя дала слово. А Пушкаревы всегда его держат.

Какое-то странное чувство сейчас владело ей. Беспокойство, непонятное и неосознанное, не давало ей покоя. Тяжелым камнем лег на душу их последний разговор с НИМ. Она как могла, старалась изгнать его из своей памяти, но не получалось. Словно какая-то одерджимость. Почти выбежав из ZimaLetto, она чуть не столкнулась с Юлианой. Та, мило улыбнувшись, просияла в ответ:
- Что–то мне в последнее время везет на столкнвоения! Катюш, осторожнее, так и снести можно! А ты что бежишь, как на пожар? Что-то случилось?- и в мновение веселящийся и озорной взгляд сменился на встревоженный и обеспокоенный.
- Нет, все в порядке…- попыталась отмахнуться она, нопроницательная Юлиана заметила легкую дрожь в голосе и едва уловимые нотки отчаяния.
- Я видела Рому и Киру, они только что уезжали…Что-то случилось? - она вновь задала свой вопрос, не сводя с девушки внимательного взгляда.
- Нет…- начала было Катерина, но вдруг, откуда не возмись, появились непрошенные слезы.
- Это из – за Романа? - осторожно спросила Юлиана.
- Нет,- еще больше разрыдалась Катя. Ее вдруг как будто прорвало.
- Катюш… - сочувственно вздохнула Юлиана и провела рукой по ее волосам.- Тихо, ну что ты, все будет хорошо…
- Я…простите… Со временем я все вам расскажу…
- Ты не обязана мне что-либ объяснять…Но тебе станет легче. Поверь.
- Мне пора домой…
- Отпустить тебя в таком состоянии одну? Ну уж нет, даже и не рассчитывай. Собственно говоря, у меня были несколько иные планы относительно этого вечера, с которыми я как раз хотела с тобой поделиться.
- Какие же? - спросила Катя, вытирая заплаканные глаза.
- Вообще-то, это сюрприз. Если ты свободна и готова провести вечер в моей компании, то…- она очаровательно улыбнулась и посмотрела на Катерину в ожидании ответа.
Опустив голову, Катя на секунду замолчала, словно собираясь с мыслями. Но, решив что-то про себя, она тихо проговорила:
- Я согласна…
- Воти отлично! Пойдем, ты не пожалеешь!- улыбнулась пиарщица,и они направились к ее машине.

Глава 32.
Лиха беда начало.

Юлиана сдержала свое слово. Катя ни на секунду не пожалела, что отправилась с ней. Конечно, отвлечься от мыслей об Андрее даже в ее блистательной компании не получилось, но они хотя бы отошли на второй план. Виноградова же как будто знала, что ей сейчас нужно. Казалось, новая стрижка и поход по магазинам были совсем не вовремя - но они помогли Кате придти в себя, хоть немножко, развеяться. Кроме того, теперь она президент, и по статусу ей положено выглядеть соответсвующе. Меряя очередное платье, она поймала себя на мысли, что думает о том, понравится ли этот наряд Андрею или нет. Нахмурившись и мысленно одернув себя, она отложила красивое атласное творение дизайнеров. Сколько же это будет продолжаться? Она любит, и не может ничего с этим поделать. Может, перестать сопротивляться, и будь что будет? В омут с головой. Но с другой стороны, Роман и помолвка… Как она будет смотреть в глаза Павлу Олеговичу? И Кире… Ведь получается, что она увела у нее жениха и разбила их и без того хрупкое семейное счастье. Да и ее родители будут не в восторге. Валерий Сергеевич явно не о такой участи мечтал для дочери - быть любовницей почти женатого мужчины. Теперь все запуталось еще сильнее. И по иронии судьбы, когда она уже готова переступить через свои сомнения и страхи, возможностей почти не осталось. Что теперь думает о ней Андрей? Наверное, он даже не посмотрит в ее сторону, если и раньше смотрел. Катерина мучилась от собственного бессилия и отчаяния.

***

Следующий день мало чем отличался от предыдущего. Но все же изменнения были. Катя чуствовала себя взволнованной, сама не зная почему. Первый день в качестве президента, конечно, очень важное и ответственное событие, но она переживала по другому поводу. Ей просто необходимо было увидеть Андрея - даже под страхом смертной казни она не смогла бы объяснить, зачем. Мысль о том, что она все же простила его, Катерина загнала в самый дальний уголок своего сознания. Лучше вообще с ним не пересекаться, так будет лучше и безопаснее для всех.
Но на общем совете все равно встретиться придется. От осознания этого факта ее бросало то в жар, то в холод. Главное - справиться и держать себя в руках, хотя бы на время собрания. А там будь что будет.

Женсовет встретил вконец обновленную Катю восторженными криками и вздохами. Пообещав, что теперь–то Катерине точно не отвертеться и придется им все рассказать, они нехотя отпустили ее работать, теперь уже в новом для девушки качестве. Зайдя в президентский кабинет, Катя нерешительно остановилась на пороге…Воспоминания одно за другим высплывали в ее памяти. Совсем недавно. Вот здесь, в этой каморке они с Андреем… Нет!… Она отвернулась и подошла к окну. Эта история должна быть похоронена и забыта. Так хотел он, обсуждая с Малиновским то, как они отправят ее на Мадагаскар. К очкастым лемурам. Она горько усмехнулась. Вот как вы любили меня, Андрей Павлович. Что ж…

Но внезапно голос подала другая Катя. Он же любит меня… Любит? Похоже на то. Вчера…когда он ушел, сердце разрывалось на части. Она ведь знала, что Андрей больше не вернется. Только если она попросит. Но этого не случится, скорее всего. В ее душе велась сейчас жесточайшая борьба: одной половиной она вся стремилась к нему, а другой - ни на секунду не хотела даже вспонимать его имя…Она не будет мстить. Но она не вернется…
Только если он сам поросит…
А Катя знала, вернее надеялась, что он этого не сделает.
Замкнутый круг.
И сердце защемило от горькой боли.

***
Наконец- то я тебя нашел! - с облегчением произнес Роман, увидев друга. - Я тебе вчера весь вечер обыскался, где ты был?
Жданов бросил на него какой-то странный и насмешливый взгляд.
- Думал, - саркастически ответил он.
- О чем же? - скрестив руки на груди, поинтересовался Роман.
- О многом, - уклончиво дал ответ Андрей.
- М- да. Мне нужно тебе кое-что рассказать, это важно, - произнес Роман, присаживаясь в кресло.
- Мне тоже.
- Это касается Катерины.
- И опять совпадение, - вновь на лице Андрея появилась пугающая улыбка.
Малиновский с трудом скрыл свое изумление. Главным ля него сейчас было рассказать Андрею все, как есть.
- Андрей, послушай, это важно…
- Извини, Ром, меня не интересует что-либо, связанное с Катей.
- Но…
- Я хотел тебе сказать…- он посмотрел на приятеля. - Я не буду мешать вам с Катей. Вы отличная пара…
- Жданыч, ты чего? - неподдельное изумление отразилось в глазах Роман Дмитриевича. - Ты вот сейчас серьезно говоришь?
- Абсолютно. Совет вам да любовь, - казалось, Андрей не лукавил и говорил искренне. - Ей нужен ты.
- Слушай, я не знаю, что ты пил вчера, но прекрати говорить глупости!
- Это не глупости.
- Но между нами ничего нет! Я сказал это, чтобы защитить ее, только и всего, и ты сам прекрасно это знаешь!
- Как бы то ни было, я уже все решил.
- Но…
- Прости, Ром, впереди Совет, нужно подготовиться, - мягко улыбнулся он другу и погрузился в изучение материалов. Видя, что говорить что-либо бесполезно, Малиновский молча встал и, окинув напоследок Жданова осуждающим взглядом, произнес:
- Ты не знаешь, что творишь.
С этими словами он покинул кабинет, с силой хлопнув дверью.

***

Роман сидел в баре за чашечкой кофе, но мыслями был далеко отсюда. Он нервничал, и довольно сильно. Великий комбинатор в очередной раз допустил ошибку ошибся и не просчитал все ходы. Что же такое могло произойти вчера, что вызвало столь разительную перемену в Жданове? Видимо, он что-то пропустил.
Теперь убедить Жданова, достучаться до него будет в сто крат сложнее. Прекрасно зная характер своего друга, Роман мог только посочувствовать Катерине. Катя… Интересно, а что она сама обо всем этом думает? И вообще, как она? После вчерашнего заседания он так ее и не видел. Закрутившись с Кирой, Роман, приехав домой, почти сразу же уснул, а утром, чуть не проспав, засобирался на работу. Нужно хотя бы поинтересоваться, как у нее дела. Все–таки невеста, как–никак. Роман усмехнулся. Еще ни одна женщина не сумела его довести до алтаря, даже Виктория, которая должна была стать матерью возможно его ребенка. А сейчас он сам, по доброй воле, без принуждения согласился на это. Что происходит? Мир сошел с ума, окончательно и бесповоротно. Сделав еще один глоток кофе, поморщившись и отодвинув от себя чашку, Роман поднялся и направился к приемным.

Однако вопреки ожиданиям, на рабочем месте Катерину он не застал.
Как оказалось, она в это время проводила срочное собрание, посвященное опозданиям Женсовета. По иронии судьбы, выходя из зала, Катя вновь столкнулась со Ждановым. Когда весь Совет уже покинул помещение, она, проведя руками по президентскому креслу, стоя ему во главе стола, задумалась и попыталась собраться с мыслями. Совсем скоро ей предстояло провести еще одно совещание, на котором будет ОН. Ей было страшно. Слишком большая ответственность ложилась на ее плечи. Раньше Андрей всегда сидел в этом кресле. Теперь все изменится. Хорошо это или плохо, она не знала. Только вдруг почему-то вновь Кате захотелось увидеть его, хотя бы на секундочку, скользнуть взглядом по напряженному и сосредоточенному лицу, поймать улыбку, живой взгляд. Она покачала головой, стараясь отогнать непрошеные мысли. Но чем больше Пушкарева пыталась сосредоточиться, тем больше мысли ее рассеивались, вновь возвращаясь к одному человеку. Вздохнув, она направилась к выходу, и совершенно не заметила, как дверь неожиданно распахнулась, впуская высокого темноволосого мужчину. Андрей тоже не ожидал, что в конференц - зале кто-то есть, и вошел так быстро и стремительно, что невольно оттеснил Катерину вглубь кабинета. При этом она не могла не почувствовать жара его тела. От легкого и невинного соприкосновения слегка закружилась голова, а следом волна смущения накрыла с головой, заставив ее покраснеть до кончиков волос. Андрей, казалось, тоже находился не в своей тарелке. Но быстро взял себя в руки.

- Андрей Павлович…- потрясенно выдохнула она, еще не оправившись от первого шока.
- Катерина Валерьевна, - улыбнулся он. - Простите, - он сделал шаг в сторону, освобождая ей дорогу. - Я не знал, что здесь кто – то есть.
- Ничего страшного, - нервно улыбнувшись, ответила Катя, и, помедлив, направилась к выходу. У дверей она замерла на секунду, словно собираясь с мыслями, и наконец произнесла:
- Скоро будет совет, я надеюсь, вы в курсе и будете присутствовать, - произнесла Катя, не поднимая головы.
- Да, я знаю. Ровно в назначенное время я буду здесь. Собственно говоря, я пришел сюда как раз подготовиться, чтобы можно было предоставить все необходимые материалы и продемонстрировать их, - он указал рукой на пустовавшие стенды вдоль стен.
- Да, конечно, - кивнула она, не зная, что еще сказать. Подняв взгляд, она посмотрела на него, но увидела только чужого мужчину, склонившегося над документами. Он больше ей не принадлежал.
Закрыв на мгновение глаза и остановив слезы, готовые вот – вот пролиться из глаз, она взялась за ручку двери и покинула зал.

Глава 33.
Ирония судьбы.

Холодность, сквозившую в его голосе, невозможно было не заметить. Подчеркнутая вежливость и равнодушие так и бросались в глаза. И ни намека на то, что было вчера. Словно ничего этого и не было, и перед Катей снова был тот непосредственный весельчак-шеф Жданов, того времени, когда она только пришла сюда устраиваться на работу.

Но ты же сама этого хотела? Что же бесишься теперь?

Наверное, в природе женщины заложено, и является необходимостью то, чтобы ее добивались. Ежедневно, ежечасно, поминутно говоря о том, какая она красивая и умная. Ей все время нужно чувствовать себя желанной. Такой уж удел мужчин - быть завоевателем. Поэтому, даже сейчас , когда она твердо пообещала себе забыть Андрея Жданова, Катю снедала горькая обида. Почему? Он кричал о своей любви, а теперь даже не удостоит ее взглядом. Отчего такая перемена? Сама виновата. Но ведь она хотела как лучше… А получилось, как всегда.

***

Вот и настало время совета. Андрей сидел рядом с Романом, далеко от Киры и Кати. Это лишний раз подчеркивало его независимость. С каждым днем подозрения о разрыве Воропаевой и Жданова росли, многие начинали догадываться об истинной причине бледности утонченной светской леди. Теперь он свободен. Но почему–то Катерину это не обрадовало. С Кирой все было ясно и понятно, но если это действительно правда, и они расстались, то все станет гораздо сложнее. Ведь Андрей может по–настоящему влюбиться. Что тогда будет делать она? И хотя разум отчаянно сопротивлялся и пытался внушить Кате мысль о том, что Андрей ей совершенно не нужен, ее сердце говорило совсем иное, и ревность забрезжила на горизонте.

Задумавшись, Катерина совсем потеряла нить разговора. Андрей зачем-то встал и обошел всех, раздавая какие-то папки.
- Это мой новый план по продаже франшиз. Я собираюсь распространить продукцию ZimaLetto по всей России.
Павла Олеговича, казалось, заинтересовало его предложение.
- Когда ты собираешься этим заняться?
- Я выезжаю завтра.
- Так скоро? – помимо воли вырвалось у Киры, которая чертила что-то на своем листочке.
Но он, казалось, нисколько не удивился.
- Да, я думаю, не стоит терять времени, иначе мы сможем потерять потенциальных покупателей. Что скажете, Екатерина Валерьевна? – впервые за все собрание он посмотрел на нее.

Уезжает?…Он уезжает?
Но почему? Так скоро?
Мысли разом разбежались куда-то, уступая место непонятному волнению.
Только сейчас она поняла, как важно для нее его присутствие.

- Что ж, это отличное предложение, сулящее компании большие перспективы. Я не вижу причин, что его не принять.

Кира бросила на нее какой-то странный взгляд, но тут же отвела его. А Екатерина старалась вообще ни на кого не смотреть, до боли сжимая ручку в руках. Почему всегда так? Стоит ей поверить самой себе, как все рушится. Она снова почти доверилась ему, и все повторилось. Зарекалась же не влюбляться!

Роман все собрание предпочитал молчать и следил за окружающими. После окончания совещания все стали расходиться. Андрей ушел первым, сославшись на то, что ему еще нужно подготовить документы перед отъездом. Павел Олегович похвалил Катю за блестяще проведенный первый слет, и сообщил о том, что они с Маргаритой Рудольфовной вылетают в Лондон, для заключения ряда важных договоров, намекнув, что дальнейшее их общение и координация действий буду производиться по телефону. Попрощавшись с ним, Катерина ощутила, как кто-то осторожно взял ее за локоть. Обернувшись, она увидела Романа.
- Мне нужно с тобой поговорить, - произнес он.
- Это не может подождать? –казалось, она была взволнованна.
- Нет, - сказал, как отрезал, Роман.
Кира бросила на них мимолетный взгляд и поспешила удалиться, вслед за родителями Андрея. Юлиана кивнула им и пообещала после Милко заскочить к Кате. Зорькин, неловко потоптавшись со стопкой документов, наконец, тоже убрался восвояси. В кабинете остались они вдвоем.
- У меня очень мало времени, - проговорила Катя, собирая папки.
- Не сомневаюсь, - холодно ответил он.
- Что с тобой? – не выдержала Катя, бросая на Малиновского удивленный взгляд.
- Что со мной? Нет, это что с тобой? - спросил он, скрестив руки на груди.
- Я не понимаю, о чем ты.
- Не понимаешь?
- Нет, - честно ответила Катя.
- Вы бросаете непозволительно пылкие взгляды на Андрея Павловича Жданова, госпожа президент, - его голос был лишен каких-либо эмоций. Зато заставил Катерину сначала побледнеть, а потом залиться румянцем ее щеки.
- Это неправда, - быстро проговорила она, собрав все документы в кучу и устремившись к двери. Но Роман не отставал.
Они вошли в президентский кабинет.
Малиновский не сводил с нее испытующего взгляда, под которым Катя чувствовала себя неуютно.
- Вы что-то еще хотели?
- Как ты можешь врать самой себе?
- Это не так.
- А как же иначе? Вместо того, чтобы пойти и признаться ему во всем, ты сидишь здесь, продолжая вздыхать о безответной любви!
- Я лучше знаю. Что мне делать и что нет.
- Андрей расстался с Кирой, - произнес он серьезно.
- Меня не касается их личная жизнь.
- Почему ты упрямо делаешь вид, что он тебе безразличен?
- Так и есть на самом деле, - ответила она так тихо, что почти не услышала сама своего голоса.
- Мы оба знаем, что это не так.
Она промолчала, не ответив ничего, и отвернулась к окну.
- Ты сама отказываешься от своего счастья! Ведь он даже не знает ничего про инструкцию… - упоминание о злосчастном листке заставило Катерину побледнеть.
- Ты рассказал ему о том, что мне все известно?
- Нет… - внезапно остудил свой пыл Роман. - Он не захотел меня слушать.
На ее лице появилась грустная усмешка.
- Что ж, это к лучшему. Так и должно быть, - она опустила глаза.
- Вы просто не хотите смириться с тем, что не можете друг без друга.
- Нет…Это была лишь игра. И ничего больше.
- Убеждайте себя сколько угодно, рано или поздно вы поймете, как ошибались. Только смотрите, как бы уже не было поздно, - он вышел из кабинета, хлопнув дверью.

***
Роман был зол. На Катю, на Андрея, на себя, в конце концов. Его бесило то, что в данной ситуации он был бессилен и не мог ничего сделать. Неужели двум любящим людям требуется пройти через все круги ада, чтобы наконец быть вместе? Сколько они еще будут мучить друг друга?

Ведь все так просто, и сложно одновременно. Малиновский влетел в свой кабинет. Шурочка притихла на своем рабочем месте - давно она не видела шефа таким раздраженным. Обычно роль тирана брал на себя Андрей, а Роман, наоборот, выступал в качестве весельчака и добряка. Но сегодня, казалось, друзья поменялись местами.
Роман рывком подвинул к себе кресло, и открыв один из ящиков, достал пачку сигарет. Давно он не курил, с тех пор, как узнал о Викиной беременности. Поднеся огонь к сигарете, он затянулся, и тут же закашлялся, потушив сигарету. Это просто невозможно! Господи, как же он от них устал! Больше он не станет им помогать, и пытаться их помирить, все равно все без толку. Пусть мучаются дальше, если находят в этом удовольствие. Он умывает руки.

***

Катерина сидела за своим столом, положив голову на руки, и вспоминала прошедший совет. Андрей, с присущей ему одному грацией, переходил от одного графика к другому и наглядно демонстрировал, какой успех может принести продажа франшиз компании. Он выглядел таким увлеченным и уверенным в себе. Впервые за долгое время он вновь знал, что делал, и шел к своей цели. А потом…
Он так неожиданно сказал о своем отъезде… Оказалось, отпустить любовь гораздо тяжелее, чем она предполагала. Целый месяц не слышать его голос, не видеть его… Его не будет рядом. Одно дело - смириться с мыслью, что им не суждено быть вместе, и совсем другое - лишиться возможности видеть его вовсе. Ведь он вполне мог остаться и работать в одном из этих городов, а заодно, познакомиться с какой-нибудь симпатичной девушкой. Ревность в Катерине заговорила так невовремя. Ну почему, почему так? Роман прав. Она может убеждать себя сколько угодно, но от этого ничего не изменится. Но Андрей тоже так думает. Он хочет ее забыть. Что ж…она не станет ему препятствовать. Это единственно верный выход для них обоих, покончить с этой историей и похоронить ее в своей памяти.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 21:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 34.
Что-то большее, чем дружба.

В дверь, осторожно постучавшись, кто-то вошел. Катя не успела среагировать и сказать, что никого не хочет видеть, как на пороге оказалась Юлиана.
- Катюш, я не помешала?
- Нет, - ответила она, слабо улыбнувшись.

Юлиана нравилась ей все больше и больше. Хотя они не были настолько хорошо знакомы, Катерине почему-то казалось, что в прошлой жизни они были очень хорошими подругами. Виноградова с полуслова понимала Катерину, словно они всегда думали об одном и том же. Как бы она хотела ей все рассказать, но…Не могла. Стоило только представить ее реакцию, как Катя сразу грустнела. Еще бы, ведь Юлиана и Кира были подругами, а она кто такая? Просто временно исполняющая обязанности президента, к которой Юлиана хорошо относится, только и всего. Скоро все закончится, и ее мучения тоже. Она больше не увидит Андрея. Всего каких-то полгода…

- Кать, ты меня случаешь?
- А, что?… - вынырнула она словно из забытья.
- Ты весь мой рассказ витаешь в облаках… Да что с тобой такое? - внезапно улыбнулась она.
- Все в порядке, - Катя с трудом выдавила улыбку. – Просто устала.
- Еще бы, такой сложный день. Знаешь-ка что, поезжай домой и отдохни хорошенько, утро вечера мудренее.
- Спасибо за заботу. Но мне еще нужно доделать кое-какие дела. Работы много, - она обвела руками кабинет и грустно улыбнулась.
- Кать, мне кажется, ты уже столько сделала для этой компании, что она может и подождать до завтра. Ну что?
Катя на секунду задумалась.
- Ладно, уговорили. Обещаю, что через полчаса я поеду домой.
- Какая же ты упрямая! - Юлиана только покачала головой. – Ладно, но учти, я проверю. И если через полчаса ты еще окажешься здесь, то… - она шутливо погрозила пальцем.
- Обещаю, этого не будет, - вновь улыбнулась Катерина.
Юлиана кивнула головой и, очаровательно улыбнувшись на прощание, покинула кабинет.
А Катя вновь осталась наедине со своими грустными мыслями.

***
-Ром! - за его спиной раздался голос.
Он обернулся.
- Я хотела…- запнулась Кира, теребя рукава своей мягкой кофты. - Извиниться за вчерашнее…
Он кивнул головой:
- Ну что ты, с кем не бывает…Тебе не за что извиняться.
- Нет, я вела себя ужасно, - она усмехнулась и потупила глаза.
- Все уже забыто, - с улыбкой заверил он.
- Спасибо за поддержку, - она посмотрела ему в глаза.
И столько отчаяния и невыраженной боли было в них, что Роману стало ее жалко.
- Не за что. Любой бы на моем месте поступил бы так же.
- Я тогда наговорила про Катю столько гадостей… Прости…я же не знала, что вы помолвлены.

При упоминании имени Пушкаревой Роман непроизвольно вздрогнул. Она все время теперь будет его преследовать? И самое главное, все же считают, что именно Роман ее избранник. Стоп. Он дал себе слово, что больше не будет им помогать. Пусть сами разбираются. А окружающие вправе думать о том, о чем им хочется.

- Знаешь, Кир, многое было. Я тоже вел себя не идеально. Давай просто забудем старые обиды, и не будем ворошить прошлое. Мир? - спросил он, протягивая руку.
- Мир, - улыбнулась она, протянув в ответ свою ладонь.
Они рассмеялись.
- Предлагаю скрепить заключенное перемирие дружеским ужином, как ты на это смотришь? - она вопросительно посмотрела на него.
- А почему бы и нет, - улыбнулся Роман. - Ты долго еще собираешься работать?
- Собственно, я уже закончила.
- Тогда чего же мы ждем? Вперед! - он с улыбкой пропустил ее вперед.
- Только возьму пальто.
- Я буду ждать на ресепшене, - кивнул он.

***

Женсовет, завидев Романа, занял наблюдательные позиции. Не прошло и дня, как об их с Катей помолвке знала уже вся компания, и внимание со стороны Катиных подруг к нему усилилось. Хоть они и любили Романа Дмитриевича, но даже ему бы не позволили обижать Катерину, а уж зная его легкий характер и любовь к слабому полу, не трудно было предположить, что примерный муж из него не вышел бы. Увидев его вчера с Кирой, они не на шутку обеспокоились. А вид подавленной Катерины только утвердил их подозрения. Сейчас же Роман явно кого-то ждал. Каково же было удивление девушек, когда к нему навстречу снова вышла Кира.

- Прости, что так долго, - смущенно произнесла она. - Звонили наши партнеры из Праги. Пришлось задержаться.
- Ничего страшного, - улыбнулся Рома. - Ну, как контракт?
- Они согласны со всеми условиями. И искренне рады сотрудничеству с нами.
- Хорошие показатели, - сказал он, и нажал на кнопку лифта.
- Ааа… Роман Дмитриевич? – вырвалось у Маши.
- Да, Маш, - он обернулся.
- Аа… Екатерина Валерьевна…вы не знаете, скоро ли она освободится?
- Об этом лучше спросите у нее, - холодно ответил он, и следом за Кирой зашел в лифт.
- Подождите, Роман Дмитриевич!
Но было уже поздно.

-Нет, вы слышали, а? «Об это лучше спросите у нее…» - скорчив рожицу, произнесла Маша. - Ну уж нет, я этого так не оставлю! Катя должна знать! - окинув подруг воинственным взглядом, она направилась прямиком в президентский кабинет.

***

В дверь вновь постучали. Катя только покачала головой. И кого это несет, уже давно дома должны быть. А вдруг… Надежда промелькнула в ее сознании.
Вдруг это Андрей?
Вернулся, но зачем…
Он бы не стал стучать.
Нет, это не он…
И все же , сердце забило чечетку, готовое вот – вот вырваться из груди…

- Войдите! - глухо произнесла она.
- Кать, можно? - неуверенно замерла на пороге Тропинкина.
Стараясь скрыть свое разочарование, Катя протянула:
- Проходи, Маш…
- Кать, ты конечно, можешь говорить что хочешь, но я все же скажу. Мы твои подруги, и нас это тоже касается.
- Что опять случилось? - спросила Катя, откинувшись в кресле и устало закрыв лицо руками.
- А то, что твой жених опять уехал с Кирой на глазах у всех!
- Коля? - удивленно спросила Катя, подняв на Машу глаза.
- Причем здесь Коля: Кать, ты что? Я про Романа говорю!
- Ромка? - казалось, она была удивлена.
- Ну да, Малиновский, а кто же еще?
- Ну и что с того?
- Как что, Кать? Его на твоих глазах уводят, а тебе все равно! Кира вот-вот у тебя его отобьет!
- Маш, что за глупости ты говоришь… Они знают друг друга уже много лет, и нет ничего удивительного в том, что вы видите их вместе.
- Можешь мне поверить, уж в чем, а в любовных делах я разбираюсь! Сразу было видно, что они куда-то собираются… И ужин будет отнюдь не деловым.
- А почему он должен быть деловым? - рассмеялась Катя. – Они же друзья, если мне память не изменяет.
- Какие друзья! Да Кира Ромку больше всех не жаловала, если ты хочешь знать! Ведь это он Жданова провоцировал всегда на сторону гулять!
Катя внезапно посерьезнела. Действительно, Роман всегда был инициатором его походов на сторону. Взять хотя бы ее…в памяти сразу всплыла инструкция:
«Мой уважаемый друг и президент!…»

Хотя она уже почти простила эту выходку Романа, все равно воспоминания отзывались в ней болью. Маша же превратно поняла изменившееся Катино настроение.
- Видишь, о чем я тебе говорю? Кать, нужно что-то делать! Неужели ты все так оставишь?
- Не вижу причин для беспокойства.
- Ты серьезно? - Мария недоверчиво взглянула на нее. - Слушай, а ты случайно не поссорилась с Романом?
- Нет, - коротко ответила Катя, вспомнив, как он хлопнул дверью, уходя.
- М-да, тогда все ясно. Он делает это тебе на зло.
- Маш, это уже не смешно… Ты смотришь сликшом много сериалов.
- Кать, если это правда, причем здесь кино! Просто ты не хочешь посмотреть правде глаза! Роман Дмитрич… Он же любит тебя, а ты!…

А я…
А что я…
Я тоже люблю…Только…
Она внезапно осеклась.

- Маш, ты делаешь из мухи слона. Я вполне могу разобраться со своей личной жизнью сама.
- Так ведь будет уже поздно!
- Я так не думаю, - твердо произнесла Катя.

Маша только кивнула головой, готовая вот-вот заплакать. Конечно, ей лучше знать! Сидит в своем кабинете и никуда не выходит! А тут такое происходит… Она резко встала и вышла из кабинета. Катя отложила бумаги и тяжело вздохнула головой. Час от часу не легче. Теперь вот еще фиктивная помолвка на ее голову… Трель мобильного телефона заставила ее отвлечься от своих мыслей.

- Алло!
-Ну и где же ты? Только не говори, что до сих пор сидишь над бумагами!
-Уже выхожу, - виновато произнесла Катя.
-Так я и думала, - со с вздохом произнесла ее собеседница. - Ну что мне с тобой делать?
- Я обещаю, сейчас же покину закончу работать и буду…отдыхать, - улыбнулась Катерина.
- И как я смогу в этом удостовериться?
- Придется поверить на слово.
- Что ж. Надеюсь, на этот раз мне повезет. Катюш, ты обещала.
- Я вас не подведу, - улыбнувшись, заверила Катя.
Закончив разговор, она потянулась и встала из-за стола. Ее первый и столь насыщенный день в роли президента закончился. Теперь можно и поехать домой. При упоминании дома Катя сладко улыбнулась. Действительно, хватит на сегодня с нее дел. Взяв пальто, она погасила свет и вышла из кабинета.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 21:57 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 35.
Откровенный разговор.

Солнце ранними весенними лучиками заглядывало в окно и приятно щекотало лицо. Просыпаться так не хотелось, но это было необходимо. Президенту модного дома негоже опаздывать. Улыбнувшись, Катя встала. Настроение было хорошим, и причины крылись вовсе не в повышении на работе и не в солнечных ваннах. Ей опять снился он. Каждую ночь. Только если раньше это был кошмар, в котором они расстаются, то сегодня они были вместе. Может, это знак судьбы? Вдохнув, Катя только покачала головой. Мечты мечтами, а пора бы уже спуститься на землю. Им никогда не быть вместе.
Умывшись, она прошла на кухню и села за стол. На удивление, Коли еще не было.
«Наверное, проспал»,- улыбнувшись, про себя подумала Катерина и налила себе кофе.
Она подняла глаза и встретилась взглядом с отцом, который вопреки обыкновению, молчал и пристально смотрел на нее.

- Что-то случилось, папа? - чуть не поперхнулась она горячим напитком.
- Случилось… И ты еще спрашиваешь?
Лицо его посуровело. Судя по–всему, надвигалась буря.
- Пап, я тебя не понимаю... - попыталась перевести все в шутку Катя, но тут же поняла, что эта была плохая затея.
- Не понимаешь? - язвительно переспросил он. - Воспитал дочь… На свою голову... - только сейчас Катя заметила, что он теребит в руках какую-то газету. Не выдержав, Валерий швырнул ее на стол.
- Папа, ты можешь все нормально и спокойно объяснить?
- Объяснить? Нет, она еще объяснений требует! Вы посмотрите! - он встал и принялся расхаживать по комнате.
В дверях появилась обеспокоенная Елена Александровна.
- Валер, что случилось? - спросила она, плотнее кутаясь в теплую шаль.
- Мать…Ты слышала?.. Объяснений требует! - сказал он, обернувшись к жене.
- Катюш, что такое? - перевела на нее взгляд мама.

Катя скрестила руки на груди, предпочитая отмалчиваться. Если уж папа выбрал свою любимую стратегию обвинения, то пока он не доведет задуманное до конца, не успокоится. Значит, нужно просто посидеть и подождать.

- Все знают, один я как всегда не в курсе! У меня такое впечатление, что какая-то часть жизни прошла мимо меня! – продолжал рвать и метать Валерий Сергеевич.
- Да о чем ты, в конце концов? - удивленно спросила Елена, не сводя взгляда с Катерины.
- Ты знала, что у твоей дочери роман с Романом? То есть… С Малиновским Романом Дмитриевичем, шашни они крутят!
- С Романом? - еше больше удивилась Елена Александровна.
Катя не знала, как и реагировать. Но откуда могли узнать родители? Теперь точно без скандала не обойтись. И зачем только он сказал, что они помолвлены? Хотя, Ромка же не виноват, он спасал ее.

Не виноват…
Это как посмотреть…

- Так я и знал! Все обо всем знают! Катерина, смотреть в глаза, когда с тобой старшие разговаривают! - голос отца заставил ее вздрогнуть.
- Подожди, подожди, Валер… А откуда ты все это взял? Про Катю и Романа?
- Читай! - он вручил ей газету, не переставая буравить взглядом Катерину. Та лишь смущенно опустила глаза.
- Так, так…- Елена водила глазами по строчкам. - Но здесь же написано, что Малиновский Роман, известный ловелас и плейбой Москвы, был замечен в компании Киры Воропаевой, невесты его друга Андрея Жданова, и судя по всему, бывшей. Но…причем здесь Катя? - она подняла на него глаза.
- Читай, читай дальше!
При упоминании знакомых имен Катя непроизвольно вздрогнула и заерзала на стуле.. Господи, ведь она совсем не подумала, что родители тоже могут узнать об их «романе»! Заметив ее маневр, отец с укором произнес:
- Что, совесть проснулась? Как – то поздновато!
- «...Примечательно, что двумя днями ранее господин Малиновский ужиналв ресторане с Екатериной Пушкаревой, правой рукой президента ZimaLetto. Тогда все решили, что у них роман. Но в свете сегодняшних событий мы задаем вопрос: так ли это? Или у Романа новое амурное похождение?..» Елена оторвалась от статьи. - Катюш, это правда? - с надеждой и отчаянием взглянула она на дочь.
Катя, опустив глаза, молчала.
- Молчишь? Потому что нечего сказать! - ответил за нее Валерий и внезапно схватился за сердце.
- Папа! - тут же метнулись к нему дочь и жена. Катя налила в стакан воды, а Елена Александровна спешно достала валокордин.
- Пап, ты в порядке?
Отдышавшись и приняв лекарство, он произнес, все еще рассерженный:
- Будешь тут с вами спокойным!
Помедлив, Валерий грозно добавил:
- Я жду объяснений, Катерина.
Елена Александровна, судя по всему, тоже была заинтересована в разговоре, поэтому Кате не оставалось ничего другого, кроме как поведать родителям об их отношениях с Романом. А уж правду говорить или нет - решать ей самой. Помолчав с минуту, она решила выбрать верную, на ее взгляд, тактику:
- Да нет у меня с ним ничего… Вы же знаете, что пишут эти газеты… Им только дай повод посплетничать.
- Да? А это что? – отец ткнул в их с Романом фотографию. – Тоже сфабриковано?
«Лисссабон», - вспомнила Катя.
- Отвечай, что же молчишь?
- Нет, - она густо покраснела.
- Значит, все же не врут газеты?
- Пап, я все объясню…
- Да уж хотелось бы.
- Дело в том, что…
- Значит так. Сейчас ты опоздаешь так на работу, а я не допущу, чтобы моя дочь, да еще находясь на такой должности, тормозила рабочий процесс. А этого своего...как его там?
- Романа Дмитриевича, - вставила Елена Александровна.
- Романа…Хм, жених нашелся… Вечером зови к нам на ужин. И чтобы был, как штык! Спрошу с обоих.
- Но папа! - попыталась было возразить Катерина.
- Отставить! Дана команда - выполнять.
Она с грустью взглянула на отца. Если уж сказал - то как отрезал, и от своего не отступится. В этом они с ним похожи. Валерий, словно в подтверждение своих слов, оторвал взгляд от газеты и поинтересовался:
- Ты еще не ушла на работу?
- Уже иду, - тяжело вздохнув, - произнесла она и пошла собираться.

***

Рабочий день президента компании мог бы начаться и лучше. Андрей уехал, и теперь все вопросы по реорганизации навалились на нее. Роман помогал, как мог, но даже они вместе не справлялись. Кира тоже старалась, но и по продажам было слишком много работы. Кроме того, лишний раз пересекаться с Пушкаревой для них обеих было стрессом. Кира в глубине души не отказалась от своих подозрений, чувствуя, что с Катей не так все гладко. Но разум по - прежнему отказывался верить в то, что она могла увести у нее Андрея. Екатерина же чувствовала себя виноватой перед Воропаевой. Таким образом, как Катя, так и Кира старались свести их общение до минимума.

Вот и сейчас Катя сидела и разбирала документы в своем кабинете, и обычный рабочий день грозился превратиться в кошмар. Все началось с очередной истерики Милко. Он заявил, что не будет работать с новыми неформатными моделями. Они не удовлетворяют его эстетическому вкусу. Надо сказать, здесь Кира проявила солидарность с Катей, и попрекнув дизайнера, взяла все «заботы» на себя: увела его в мастерскую, заставила принять успокоительное и верещала над ним полчаса. В итоге он понемногу стал успокаиваться. После в кабинете президента появились две невероятно большие стопки бумаг, за которыми спрятались Маша и Федя. Все они требовали ее незамедлительной подписи. Звонок Юлианы напомнил о подготовке к показу, который состоится уже через месяц. Затем раздался еще один звонок - звонили из редакции модного журнала и просили об интервью. Совсем растерявшаяся Катерина пообещала, что перезвонит, как только сможет.
Стоило ей положить в трубку, как в дверь постучались, и, не дожидаясь ответа, в кабинет влетела Маша:
- Кать, там авария на производстве, необходимо твое присутствие!
Она в отчаянии закрыла лицо руками. Голова шла кругом.
- Все хорошо, Кать? - осторожно спросила подруга.
- Да, все в порядке. Скажи, что я спускаюсь, - кивнула Катя.
- Хорошо, - на лету схватила ее секретарь и уже упорхнула из кабинета.

***

Через несколько минут Катерина уже спускалась на лифте на производство. Кроме всех забот, свалившихся на ее голову, была еще одна, самая важная – необходимо было сказать Роману про ужин. Она не знала, как это сделать. Мало того, что само по себе приглашение было странным, так еще она не знала, как он к этому отнесется, ведь вчера они, если сказать мягко, не сошлись во мнениях, иначе говоря, поссорились. Мысли роем вились в ее голове, не давая сосредоточиться на чем-то одном. Наконец, нужный этаж. Выйдя из дверей, она чуть не столкнулась с персоналом, который уже стоял в ожидании начальницы. Не теряя времени, Катерина сразу отправилась на объект. В цехе стояла суматоха, все снова туда –сюда, откуда-то летели брызги, на полу валялись куски ткани.
- Рома? – удивленно спросила Катя. Первым, кого она увидела, был он.
- Катя!
- Что случилось? – она попыталась пробраться к нему, но ее тут же обрызгало водой.
- Авария! Что-то с водоснабжением… Необходимо перетащить ткани, здесь был запасной склад! Если не перенесем - они погибли!
- О Господи! – она и спешно стал поднимать с пола успевшие частично намокнуть обрезы шелка и атласа.
- Нужно торопиться!
Катя принялась помогать переносить ткани.
В очередной раз придя за материями, она услышала голос Романа:
-Кать, мне нужна твоя помощь!
Она, бросив все, кинулась к нему.
- Что...Что нужно делать? - она заметно нервничала. Руки дрожали.
- Вот, зажми здесь! - он указал на место, где протекала труба.
- Тут?
- Да!Теперь… Держи, не отпускай! - из-за шума приходилось перекрикивать всех так, чтобы было слышно.
Она кивнула, изо всех сил стараясь сдержать поток воды. Малиновский возился и что-то делал в основании трубы. В результате постепенно воды становилось все меньше, а потом она и вовсе прекратила течь.
- Остановилась! - выкрикнула Катя.
- Слава Богу! - выдохнул он, устало прислонившись к стене.
Постепенно народу становилось все меньше. Все переместились в соседний отдел, где приводили в порядок те ткани, которые еще можно было спасти.
- Не знала, что ты сантехник, - улыбнувшись, произнесла Катя.
- А что, не похож? - рассмеялся он.
- Не тот типаж.
- Ну, да, где-то ты права. Но лично я считаю, что мужчина должен уметь все, так сказать, мастер на все руки.
- Никогда бы не подумала!
- Хмм…Охотно верю! – он снова рассмеялся.
- Так где же ты этому научился, если не секрет?
- Да, ерунда. До того, как я решил работать в индустрии моды, я работал в магазине сантехники, и иногда приходилось подменять ребят при установке. Видимо, для меня это не прошло даром.
- Наоборот, очень даже помогло, - почему–то смущенно произнесла она.
Повисла неловкая пауза, нарушить которую решился первым Роман:
- Ты только посмотри, на кого мы стали похожи! - он посмотрел на Катю, и они, не сговариваясь, рассмеялись. Их офисные костюмы теперь скорее напоминали мокрые тряпки.
- Да уж, это мало отвечает офисному дресс-коду. Урядов будет в восторге, - прокомментировала Катерина, а Малиновский разразился хохотом.
- Нам срочно нужно переодеться, не можем же мы так расхаживать по компании? Сотрудники могут не так понять.
Внезапно на лице Катерины отразилось беспокойство.
- Ты прав…А я об этом как-то не подумала…Что же теперь делать?
- Я могу подвезти тебя домой, чтобы ты заехала и переоделась…
- Нет, - резко ответила она, что заставило Романа внимательно на нее посмотреть.
- Все в порядке?
- Да…Просто… Не надо домой, - опустив глаза, ответила она.
- Какие-то проблемы?
- Нет, нет, все в порядке… Я потом все объясню, - коря себя за свою нерешительность, она все же решила отложить разговор на потом.
- Что ж, тогда вам придется довольствоваться моей одеждой! - с улыбкой произнес он, но увидев, как Катя удивленно посмотрела на него, поспешил добавить:
- Шутка!
- Ааа…- она облегченно вздохнула и улыбнулась в ответ.
- Но поехать тебе со мной все равно придется. Ты же не будешь ходить так по компании?
- Почему бы и нет…
- Кать, ну ты представь! А если приедут деловые партнеры, а ты в таком виде, словно только что выиграла конкурс «Мокрая футболка»!
- Да, пожалуй, ты прав…
- Да и потом, так и заболеть недолго! Так что, никаких отговорок, - он весело ей подмигнул.

В этот момент к ним подошли две девушки и вручили халаты, и спец- одежду, чтобы было во что переодеться.
- Спасибо девушки, спасибо, красавицы, - улыбнулся Роман, целуя каждой поочередно руку.

Катя, находившаяся рядом, поймала себя на мысли, что этот невинный жест со стороны Романа вызвал в ней странную и непонятную волну протеста. Почему–то ей не понравилось то, что он уделял внимание этим девушкам в ее присутствии. И хотя она прекрасно понимала, что претензии совершенно безоснавательны, и все же ее это задевало.
А собственно, чем ее это касается? Кто она ему? Невеста, несостоявшаяся. Вот и все. Девушки, многозначительно переглянувшись, мягко высвободили свои руки из сладостного плена, и , посмотрев на Катерину, удалились. Роман оглянулся на Катю и снова на них, не понимая причину их реакции и пропев им вслед с тоской:
- Ну куда же вы, девушки?
Катя, скрестив руки на груди, молча провожала их взглядом.
- Странно… И что это с ними… - задумчиво произнес он.
- Теряешь квалификацию, не удержалась от колкости Катя.
- Очень смешно… А у меня вот горе, - насупился он.
- Ну не раскаивайся… На самом деле, все гораздо проще.
- Не понимаю…Ты о чем?
- Просто они думают, что мы помолвлены.
- Что?… - он внезапно хлопнул себя по лбу. – Черт, и как я мог забыть!
Ее вдруг охватило непонятное чувство горечи. Забыть? Но как… Как такое вообще возможно… Он же сам заявил об этом. Никто его за язык не тянул. А потом просто вылетело из головы! Вот она, цена всем словам и обещаниям мужчин.

Глава 36.
Другой Роман.

Всю дорогу до квартиры Романа чувствовалась некая недоговоренность. Роману было неловко за сказанное им на производстве. На самом деле, он отлично помнил про помолвку. И явно перегнул палку, прикинувшись, что забыл об этом. И почему Роман так поступил, он не знал сам. Слова вдруг вырвались сами собой; он не знал, как Катя на самом деле отнеслась к его тогдашнему выпаду, и что для нее это значит. А сейчас было что-то вроде проверки. И судя по грустно опустившимся уголкам ее губ, она была расстроена. Ему не следовало этого говорить, и кто его за язык тянул!

Катерина действительно пребывала не в лучшем настроении. Слова Романа не шли у нее из головы. Неужели ему настолько на все наплевать, что он может бросаться такими словами на ветер, а потом забывать о них? А она уже начала думать, что он совсем другой – не такой, каким его привыкли видеть окружающие. Выходит, она ошибалась.
Кроме того, об ужине ей все же придется сказать, рано или поздно. Нужно было решиться. Но вся храбрость словно покинула ее с тех пор, как она вышла из дома. Катя не представляла, как скажет об этом Роману. Семейный ужин… С кем? С человеком, который даже не помнит, что объявил об их помолвке.

Но вот уже приехали. Роман, как всегда, галантен и обходителен. Мгновение, и лифт доставил их на нужный этаж. Только сейчас Катя осознала, что уже была здесь. Только с Андреем…

Знакомая прихожая и коридор. Столик, бар спальня… Прямо посредине комнаты - как похоже на Романа. А память услужливо подкидывает совершенно другие картины. Интересно, Андрей хоть на секунду был с ней искренне тогда? Или все эти ласки и поцелуи вызывали у него лишь отвращение?
Роман замер в дверях, не зная, что сказать.
Катя, почувствовав спиной его присутствие, обернулась и произнесла:
- Вы знали?
- Да, - ответил они почему-то пустил глаза.
- Конечно, - усмехнулась она, грустно улыбнувшись и помотав головой.
- Вот одежда…- он протянул ей сверток. - Не знаю с размером, подойдет ли…Это моей сестры.
- У тебя есть сестра? - удивленно спросила Катя. - Я о ней никогда раньше не слышала.
- Это неудивительно, - усмехнулся он. - Вот уже несколько лет как она вышла замуж живет в Штатах.
- И вы не виделись все это время?
- У нее есть заботы поважнее, - быстро проговорил он. Было заметно, как Роман напрягся. - Я пойду, соображу что-нибудь на стол, а ты пока прими душ, отдыхай - в общем, будь как дома.

Малиновский скрылся за перегородкой, а Катя осталась растерянно стоять посреди комнаты. Ей ничего не было известно про его сестру. Да и про его семью тоже. Романа в компании все знали как любителя женщин, который, вероятно, так и останется холостяком на всю жизнь. Что же касается его родственников, то даже Женсовет не был в курсе. Это было тайной для всех. Человек из ниоткуда - так можно было его назвать.
Знали только лишь, что они с Андреем закадычные друзья, и все.
Катерине вдруг стало интересно узнать побольше об этом Романе - неизвестном для других. Каким он был человеком? Таким же циником, или, может быть, романтиком? Развернув сверток, она нашла там красивое платье, подходившее как для офиса, так и для вечернего выхода в свет.
« У его сестры отличный вкус»,- подумала она, с восхищением разглядывая шелковое произведение искусства.
Вздохнув, она прикинула, как оно будет смотреться на ней. К удивлению Катерны, это был ее размер. Решив не терять времени, она отправилась в душ, чтобы привести себя в порядок. Честно говоря, ей было жутко неудобно, что пришлось вот так вторгаться к Роману и стеснять его. И если бы не необходимость разговора, она бы ни за что не согласилась поехать с ним. Но было нельзя, папа ждал их сегодня.

***

Приняв душ, Катерина почувствовала себя гораздо лучше. Однако странное чувство не давало ей покоя. Все это время она размышляла о том, как же лучше сказать Роману о предстоящем ужине с отцом, но так и не смогла придумать ничего хорошего. Как он к этому отнесется? Может, он вообще не захочет ехать, и что тогда сказать папе? Вздохнув, она пригладила чуть влажные волосы. Ну вот, так-то лучше. Поразмыслив, Катя решила, что из душа , наверное, лучше выйти в халате, чем в платье. Но кроме большего белого халата - очевидно, он принадлежал Роману – в ванной больше ничего не было.
«Придется одеть его», - подумала Катя и покраснела. Что он о ней подумает! Но другого выхода нет. Накинув его, она вышла из ванной, прислушалась. В комнате было тихо.

«Может, он вышел?» - промелькнуло у нее в голове.
Но не успела она так подумать, как в коридоре словно из ниоткуда, появился Роман. Увидев Катю в халате, он произнес с улыбкой:
- А тебе идет!
- Спасибо, - его слова в очередной раз загнали ее в краску.
- Давай за стол, почти все готово,- подмигнул он и скрылся в направлении кухни.

Кивнув, она хотела уже было последовать за ним, как вдруг раздался телефонный звонок. Она потянулась к трубке, но вовремя осеклась: это же дом Романа, мало ли кто может ему звонить? Ей не следует отвечать. Однако раздавшийся шум, а следом приглушенное ругательство, донесшееся с кухни, и шипение дали ей понять, что взять трубку все же придется.
- Кать, ответь пожалуйста!
- Хорошо, ответила она и, сняв трубку, произнесла: - Алло!
Но на другом конце была тишина.
- Алло, я слушаю, говорите!
И вновь тишина. А затем раздались гудки.
Катя в задумчивости положила трубку.
- Ну что там? – спросил Роман, выглянув с кухни.
- Бросили трубку, - ответила она, по–прежнему гипнотизируя телефон.
- Наверное , ошиблись. Кать, давай уже, садись, а то опять что-нибудь пригорит!
- Да, я иду, - рассеянно ответила она и побрела на кухню.
Сев, Пушкарева посмотрела на Романа и произнесла:
- Может, что–то важное?
- Не бери в голову. Было бы важное - перезвонили бы. Вот, держи,- он поставил перед ней приборы.
- Спасибо.
- Кать, ну что ты расстроилась? Ну позвонил кто-то, и что. Да сколько раз не туда попадают!
- Знаю, просто… Как- то странно все это.
-Ты думаешь, звонил Андрей?

Она резко вскинула на него глаза. А вдруг действительно он? Что тогда… Господи, что он о ней подумает? Нет, это невозможно…

- Спокойно, я только предположил. Конечно же, это был не он. Не бери в голову.
- А что, если ты прав?
- Так, все Кать, никаких если. Хватит мучить себя из-за того, чего на самом деле , возможно, вообще не было! Вон как извела себя уже. Надо восстанавливаться. Набираться сил. Вон, давай поешь, - он придвинул к ней тарелку, - приятного аппетита.
- Да, наверное, ты прав, - задумчиво протянула она, но странный звонок упорно не хотел лезть из головы. Чтобы как–то отвлечься, она решила переключиться на что-нибудь другое, и вдруг вспомнила об ужине.
- Ром… Ты только не пугайся…
- Что такое? - чуть не поперхнулся он. - Кать, ты меня своими загадками в могилу сведешь! Что случилось?
- Дело в том, что… - она покраснела, но приказала себе не опускать глаза. В конце концов, она же не виновата, что так взбрело в голову папе! - В общем, мой папа…Он видел статью…о нас, и... Понимаешь, он очень строгий… Ну, в этом плане… - последние слова вновь заставили ее покраснеть.
- Моя дядя самых честных правил... - улыбнулся Роман, посмотрев на Катерину. Его слова немного развеселили девушку, заставив ее улыбнуться на мгновение.
- Я серьезно…
-Я тоже. Ты хочешь сказать, что теперь твой папа думает, что мы вместе?
- Да…
- И что в этом такого?
-Ну.. понимаешь…Он не признает…таких ..отношений, что ли… Я не знаю, как тебе это сказать…
- То есть, молодой человек… Обязан жениться?
- Ну да…то есть нет…ты меня запутал! - увидев , что она сердится, Роман засмеялся.
- Что смешного?
- Ничего. Просто когда ты сердишься… Ты очень привлекательна. Шучу, - поспешил исправиться он, едва сдерживая улыбку.
- Ну и наглец же ты! - вспыхнула она.
- Так что от меня требуется?- поспешил он перевести тему.
- В общем, ты приглашен сегодня на семейный ужин, - Катя подняла на него глаза и ждала его реакции.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 ноя 2007, 22:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 37.
Семейный ужин.

- И это все? А я-то думал, что меня уже под венец поведут! - улыбнулся Роман.
- Так ты… согласен? - удивленно спросила Катя.
- Что? Жениться? Кать, не спеши так - я конечно, легок на подъем, но и мне тоже время нужно для размышления!
- Рома! - сердито вскрикнула она.
- Шучу, шучу. Конечно, согласен. А разве у меня есть выбор? - снова улыбнулся он.
- Спасибо тебе большое… Ты не представляешь, мой папа…
- Знаю, уже наслышан. От Андрея.
- Он тебе что-то о нем рассказывал? - удивленно спросила Катя.
- Говорил, что его наливка - самая лучшая в мире!
Катя укоризненно на него посмотрела:
- Ты когда-нибудь бываешь серьезным?
- Только иногда! - рассмеялся он, встав и собрав со стола грязные тарелки. - Кофе, чай?
- Спасибо, кофе. Давай, помогу?
- Ни в коем случае! Ты же гость! Сиди, отдыхай, ни о чем не беспокойся - я сам обо всем позабочусь.

Быстро разобравшись с грязной посудой, Роман, виртуозно обращаясь с чашками, подал кофе.
- С сахаром?
- Две ложки. Спасибо.
- Да не за что. На здоровье - как я люблю говорить в таких случаях, - он с улыбкой подал ей чашку.
- Забавно, - Катя вдруг коротко усмехнулась, помешивая свой кофе ложечкой.
- Что? - не поняв, переспросил Роман.
- Я никогда не думала, что ты можешь быть таким. Ты казался мне…каким –то циником… Жестоким и…беспощадным… - добавила она, опустив голову.
- Ну видишь, иногда мнения о людях меняются, - ответил он, наливая себе кофе. Было видно, как он напрягся.
- Да, - Катя тоже почувствовала себя немного неуютно. После непродолжительной паузы она вновь нарушила тишину.
- Так ты придешь сегодня?
- Да, а во сколько вы собираетесь?
- Думаю, часам к восьми.
- Тогда может, сразу поедем от работы вместе?
- Вместе? - об этом Катя как-то не подумала.
- Ну да… Так же удобнее… Или у тебя какие-то другие планы? Если ты не хочешь, то я…
- Нет, нет, все в порядке. Ты прав, - поспешила ответить она. - Я наверное, пойду переоденусь. Спасибо, - она быстро вышла из-за стола.

Да что там говорить, просто сбежала! И от кого? Можно, подумать он тебя съест. Хотя после того, что ты ляпнула - стоило бы. Чтобы не повадно больше было.

Ругая себя последними словами, Катя зашла в комнату и стала переодеваться. Оглядев себя в зеркале и оставшись довольной увиденным, она уже собиралась покинуть комнату, как ее взгляд зацепил стоявшие на полках фотографии. На одной из них со снимка смотрела молодая красивая девушка. Она улыбалась. Не понятно почему, но Катю зацепил этот снимок. Она, словно завороженная, не могла оторвать от него глаз. И естественно, не заметила появления Романа. Только когда он оказался почти рядом, она встрепенулась, и осмелившись, все же спросила:
- Это твоя сестра?
- Нет, - на мгновение его голос стал безжизненным и глухим. Или ей только показалось? Она поспешила посмотреть на него - но Роман уже скрылся за привычной маской жизнерадостного оптимиста Малиновского.
- Это одна старая, очень хорошая знакомая. Так сказать, «подруга дней моих суровых…» - он невесело усмехнулся.
- Я смотрю, ты любишь стихи?
- Нет, она любила, - последовала небольшая пауза, после которой Роман вдруг тряхнул головой и быстро заговорил:
- Ну, что-то мы ушли от темы… А ты отлично выглядишь в этом платье, я уже тебе говорил?
- Да, спасибо…
И вновь пауза.
- Мне наверное , уже пора… - Катя внезапно опустила глаза. - Пора возвращаться на работу. Обеденный перерыв давно закончился.
- Да, ты , пожалуй, права… И … О, сколько уже времени! - произнес, посмотрев на часы, Роман.
- Мы и вправду сильно опаздываем? - запаниковала Катя.
- Шутка! Но если не поторопимся - то сильно опоздаем!
- Малиновский! - не выдержав, Катя кинулась в него подушкой, лежавшей в кресле.

Но он легко увернулся, не забыв улыбнуться, и был таков.
Вскоре они уже были на работе. Их совместному появлению уже никто не был удивлен. Девочки из Женсовета только многозначительно улыбались и переглядывались, А Катя с Романом, обменявшись взглядами, только покачали головами. И что они понимают!

На ужин, как и решили, поехали вместе. Роман зашел за Катей, и пройдя мимо заговорщицки что-то обсуждающего Женсовета, они сели в лифт. Девочки были очень расстроены, что вновь не удалось поговорить толком с Катей, но понимали, что она очень занята и устает - пост президента все же не шутки!

Дорогой ехали молча, перебросившись лишь парой фраз. Каждый думал о своем. Катя очень переживала из–за предстоящего ужина: что скажут родители, что подумают они и Роман? И опять во всем виновата она. Если бы…так не сложились обстоятельства. Если бы она… Да впрочем, что теперь говорить! Бежать надо было сломя голову из этого Зималетто! Теперь уже поздно. Во всех отношениях. И Андрея это тоже касается. Поздно что-либо менять, даже если бы она и захотела. Да он бы просто не стал ее слушать. А вдруг это он звонил сегодня? На мгновение задумавшись, Катя тут же отмела эту мысль, запретив себе даже думать об этом. А с другой стороны, что если даже так? Ей теперь все равно, и Андрею должно быть тоже. Хотела же, чтобы он подумал, будто они с Романом вместе. И что теперь? Кого она обманывает? Ей совсем не все равно. Только какое это теперь имеет значение.

Она повернулась и посмотрела на Романа. Тот сосредоточенно смотрел на дорогу и казалось, не замечал ничего вокруг, полностью погруженный в свои мысли. Интересно, о чем он думает сейчас? Или о ком? И кто та девушка на фотографии? Она очень много для него значила, судя по всему. Какой же он на самом деле, настоящий? И что у него произошло с сестрой? Катерина поймала себя на мысли, что это ей не безразлично. Наоборот, даже интересно. Она хотела побольше узнать о нем. Могло ли это что-то значить? Вряд ли. Но заставляло задуматься о многом. Только вот Кате сейчас меньше всего хотелось думать. Просто жить, не задумываясь о последствиях - как она об этом мечтала, но Пушкаревой, видимо, этого было не дано.

За размышлениями она и не заметила, как они оказались возле дома. Роман помог ей выбраться из машины. У подъезда он вдруг остановился и спросил:
- Ну как я выгляжу? Достаточно для твоего жениха?
Катя посмотрела ему в глаза и с удивлением обнаружила, что он волнуется.
- Более чем. Ромка, ты что, волнуешься? - не выдержала она и улыбнулась.
- Нет, что ты…Просто… Я впервые на семейном ужине. Вернее, почти…Не бери в голову.
- Ладно, постараюсь. Ты так странно себя ведешь, - она удивленно вскинула бровь.
- А кто сказал, что будет легко, - улыбнулся он. - Прошу, мадам,- открыл он дверь с легким поклоном.
- Мадмуазель, - поправила она и улыбнувшись, сказала: - Спасибо.
-Пардон, - вновь поклонился он, и они, смеясь, вошли в подъезд.

***

- Приехали, - констатировал Валерий , выглядывая из- за занавески.
Елена только покачала головой.
- Ну что, мать, встречай гостей, - хмуро посмотрел на нее отец.


Глава 38.
Почти родственники.

Елена Александровна открыла дверь и с улыбкой встретила молодых людей.
- Катюша, Роман Дмитриевич, проходите, - суетилась она возле входа.

Следом за ней в проходе появился отец Кати и замер с мрачным выражением на лице, скрестив руки на груди. Жена только неодобрительно взглянула на него и покачала головой.
Катя, встретившись с суровым взглядом отца, почему-то покраснела. Странно - хотя она давно не девочка, а до сих пор боится папиного наказания. Наверное, в семье военных по-другому не бывает. Роман же поспешил поздороваться с «тестем». Однако Валерий ответил весьма холодно, коротко кивнув. Тут уже и Малиновский почувствовал себя не в своей тарелке, будто снова попал в армию.
Вскоре все собрались за столом. Разговор явно не клеился. Поинтересовавшись делами в Зималетто, родители Катерины внезапно замолчали. Елена испуганно переводила взгляд с Катерины на Валерия, гадая, когда же начнется гроза, сам же Валерий Сергеевич угрюмо ковырял вилкой еду, так как аппетита не было совсем. Роман сначала было попытался разрядить обстановку, но вскоре поняв, что все безуспешно, тоже замолчал. Первым не выдержал отец Кати. Отбросив вилку, он произнес:
- Кто–нибудь мне наконец объяснит, что происходит?

Эти слова заставили Катю и Романа вздрогнуть. Она украдкой бросила взгляд на Ромку и пожалела его. «Бедный, ему ведь ни за что достается».
- Папа, я…
- Молчать! Ты уже все мне сказала, что хотела. Теперь я бы хотел послушать молодого человека, если не возражаете, - обратился он к Роману.
- Так точно…Брр…То есть, конечно, - тряхнул он головой и поспешил исправиться. - О чем вы хотите, чтобы я вам рассказал?
- Нет, он еще и издевается!
- Валера! Папа! - хором возмущенно крикнули женщины.
- Я уже почти 60 лет Валера! Только пока что-то ничего не понимаю! Так что вы можете мне сказать?
Роман потупился, однако позиций своих не сдал.
- Почему я последним узнаю, что моя дочь, оказывается, обручена? Да еще помолвка фиктивная!
- Ну так, так же лучше - можно считать, что ее нет… - неуверенно начал Роман, за что тут же незаметно получил от Катерины.
«Понял», - кивнул он и поспешил исправиться:
- То есть, я хотел сказать, вам не о чем беспокоиться…
Катя закатила глаза.
«Опять не так?» - стрельнул глазами Рома в ее сторону.
- Вы хотите сказать, что я должен радоваться тому, что мою девочку обманули? Обещали жениться и взяли свои слова обратно? Просто пошутили?
- Нет, вы все неправильно поняли…Мы с Катей…
- Никаких «мы»! Забудьте об этом!
- Валерий Сергеевич, я все прекрасно понимаю, но…
- Да что вы понимаете, что вы понимаете! Я открываю газету и вижу, как мою дочь обнимает какой–то мужчина, первый гуляка по Москве! И я должен быть спокоен! Жених, тоже мне! Или вы будете отрицать?
- Я не…
- Вам даже ничего сказать!
Катя испуганно оглянулась на Романа, боясь, что скоро он не выдержит, и его терпению придет конец. А судя по нему, к этому все и шло.
- Так я и знал, - ответил Валерий, глядя на него.
Внезапно Роман поднялся.
-Послушайте. То, что газета написала про меня и вашу дочь, это еще ничего не значит. Для нее же лучше, если газеты будут считать нас женихом и невестой. Учитывая мою репутацию, они раздули что-то невообразимое из невинного объятия.
- Невинного? - закашлявшись, произнес Валерий Сергеевич. Елена Александровна поспешила похлопать его по спине.- Да вы ее прижали к себе, да еще на глазах у всех, так, что дышать невозможно!
- Я просто подержал ее, как друг!
- Знаем мы таких друзей!
- Папа!
- А ты еще не лезь! - отмахнулся он от нее. - Положим, газеты так написали. Но ведь в компании тоже считают, что вы помолвлены? Так?
Ответом ему было скромное молчание обоих.
- Значит, так и есть. И что вы им скажете? Тоже про дружеские объятия? Так они вами поверили!
- Мы не собираемся им ничего объяснять,- ответил Рома, не поднимая глаз.
- Но и на свадьбу приглашать, я думаю, тоже не собираетесь?- язвительно заметил Валерий Сергеевич.
- Вы угадали,- не растерялся Роман.
Катя угрюмо молчала, пытаясь себе представить предстоящие извинения перед Романом и разговор с отцом. Этого, по-видимому, было не избежать.
- Подождите. Катя, Роман Дмитриевич, - обратилась к ним Елена Александровна, - я что-то ничего не понимаю. Вы что, правда собираетесь пожениться? Или как, по–другому? Вы что, правда встречаетесь?
- Да нет же, мам. Мы и пытаемся вам сказать- все выдумки репортеров.
- Ага. Друзья, значит, - не успокаивался Валерий Сергеевич.
- Именно так, - подтвердила Катерина без задней мысли, надеясь, что хоть мама ей поверит.
- А девочки? Они ведь…Они тоже знают? - спросила Елена.
- Нет, - ответила Катя, опустив глаза и покраснев.
- Они думают, что мы помолвлены, - ответил за нее Роман.
- Но…Ничего не понимаю…Как же так? Валер… - беспомощно оглянулась она на мужа.
- Вот видишь? Я же тебе говорил!
- Мам, пап, Рома очень помог мне. Он выручил меня, сказав, что я его невеста, на совете. Меня бы выставили из компании, если бы не он.

Словно Кати словно гром разрезали воздух. Разом все смолкли, и наступила гробовая тишина. Роман изумленно посмотрел на нее. Он никак не ожидал, что Катя расскажет об этом, кому угодно, но не родителям, и не сейчас. Ну а те, в свою очередь, были в еще большем шоке.
-Я что-то не понимаю…Почему выставили? - спросил отец, непонимающе глядя на дочь. Минуту назад он был готов броситься с кулаками на этого пижона, но сейчас бы он уже, пожалуй, не стал этого делать.
- Все изменилось. Теперь я занимаю новую должность, - грустно улыбнулась Катя.
Родители недоуменно переглянулись и посмотрели на дочь.
- Я временный президент компании.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2007, 00:32 
Не в сети
Мульяна
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 окт 2007, 19:14
Сообщения: 800
Откуда: Казань
УРА!!!!!! Julek переезжает вместе с фиком...
Жду с нетерпением и с новосельем!!! :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
...
Евгения Герм на сервере Стихи.ру


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2007, 01:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 38.
Неожиданные открытия.

Те, чьего одобрения вы жаждете больше всего, будут самыми скупыми на него.
Закон поиска одобрения


- Что? - хором спросили Валерий Сергеевич и Елена Александровна, явно не ожидавшие такого поворота.
- Катенька, да как же это так...
Она лишь виновато опустила голову, краснея и боясь лишний раз вгзлянуть на родителей.
- Я требую объяснений! - вдруг прогремел Валерий Сергеевич. - Как это так? Наша дочь - и потайными путями вздумала разорить другую фирму? Да что же это такое!
- Ну все, с меня хватит. Послушайте... - Роман поднялся, одернув пиждак. - Я все понимаю, вашу заботу и беспокойство за дочь. Но поверьте, без Кати компания "Зималетто" давно бы уже прекратила свое существование. Она сделала для нас невозможное. Ваша дочь спасла нашу фирму. Но передать права на компанию незнакомому человеку для совета акционеров означает конец доверия президенту и тем более, нынешнему владельцу их сбережений. Поэтому я был вынужден заявить о нашей помолвке. Я делал это исключительно во благо Катерины. Без нее мы бы давно стали бы банкротами.
- Но почему ты нам ничего не рассказала, дочка? - со слезами на глазах спроисла ее мама.
- Я боялась вашей реакции... Что вы не поймете... - грустно произнесла Катя.
- И была абсолютно права! Я никогда не пойму, как можно пойти на такое! Ты - Пушкарева, а значит, у тебя есть совесть и гордость! О чем ты только думала? Моя дочь не могла так поступить!
- Ваша дочь не могла отдать компанию на растерзание конкурентам и кредиторам. Она пошла до конца, проявив мужество и смелость, столь не свойственные хрупкой и нерешительной девушке.
- И вы считаете, что это дает вам право называть ее своей невестой? Да кто вы такой?!
- Папа! - вскричала Катя, пытаясь остановить бесполезный разговор, который и так зашел уже слишком далеко.
- Я все лишь пытался помочь ей.
- Она не нуждается в вашей помощи!
- Папа! Позволь мне самой решать, в чем и в ком я нуждаюсь!
- Ты уже нарешала! Много, я смотрю! Даже слишком!
- Мама права: ты всегда думаешь только о своих принципах! Когда ты уже перестанешь жить своими идеями и подумаешь о нас, папа? - неожиданно вскричала дочь.
Отец, уже хотевший что-то возразить в ответ, внезапно замолчал. Слова Кати пронзили его в самое сердце.Она ведь была права - для него всегда были важны моральные устои, и превыше всего он ставил честь и достоинтсво, справедливо полагая, что это основополагающие заветы во всех сферах жизни. Он везде применял уравнение с одинаковыми переменными - в то время как ситуации были различными, и люди тоже; судить все по одному закону было просто невозможно. Но он не замечал или просто не хотел этого замечать. А теперь судьба столкнула его лицом к лицу со своей душой: с одной стороны, его настоящего, и с другой, иную его сторону, выстроенную на бесконечных убеждениях, в правильности которых Валерию раньше не доводилось сомневаться. Что же сейчас он медлит с ответом? Почему в очередной раз не произнес хвалу добропорядочности и чести? Что-то надомилось в нем, заставило оглянуться назад. И к сожалению, ничего хорошего он там не увидел. Только раскаяние за свои поступки.
- Я же... Просто беспокоюсь за тебя, дочка, - хрипло произнес он, проглатывая слова, и понуро опустил голову.

Кат вдруг стало стыдно за свои слова. Как она могла обвинить папу - который все время жил и работал ради них с мамой! - в невнимательности с его стороны! Да как только у нее язык повернулся сказать такое! Отец прав - она сама виновата во всем. Ввязалась в аферу, стала помогать - но ведь никто ее не заставлял, она сама пошла. Сейчас не важно почему, главное - ее никто не принуждал. Все по доброй воле. А сейчас Катерина чуть было не обвинила своего папу в том, что случилось, в то время как его вины здесь нет вообще.
- Папочка, прости! Прости, прости меня... - она не выдержала и бросилась к нему. - Я сама не знаю, что говорю... Это я во всем виновата...
- Пустое! Мы тоже виноваты, не меньше тебя. Не доглядели... Видели же, что-то происходит...
- Прости меня, папа...
- Ну полно, полно... Все...
- Ты... Простишь? - недовречиво посмотрела Катя ему в глаза.
- Нет вины, чтобы прощать, - улыбнулся он, и предательские слезы готовы были вот-вот пролиться из глаз. - Мать, доставай налвику... Наша дочка президентом компании стала!
- Папа! - неверящим взглядом окинула она не него, улыбнулась и бросилась на шею.
Валерий счастливо рассмеялся.
Елена Александровна, охнув, утерла платком выступившие слезы и пошла доставать напиток. Роман же с улыбкой смотрел на воссоединение семьи. Все так, как и должно было быть.
Они еще много рассказали родителям. В этот вечер было достаточно споров и дискуссий. Но больше не было недопонимания или взаимных обид.
Валерий Сергеевич, поначалу настроенный против Романа, к концу вечера нашел его вполне сносным малым. А когда выяснилось, что Роман Дмитриевич ещеи в армии служил, да к тому же в чину офицера, отношение к нему у фиктивного тестя стало еще лучше. Расставались они почти друзьями: улучив момент, когда женщины что-то делали на кухне, Валерий подошел к Роману, и, пожав ему руку, произнес:
- Спасибо.
Малиновский молча кивнул. Одно простое, казалось бы, слово, может порой вместить в себя столько эмоций, что все и так становится понятным, без лишних объяснений. Так было и сейчас.
Провожая Романа, Катя почуствовала, как громадное напряжение этого нелегкого дня отпускает ее, и чувство умиротворения захлестывает с головой, а одна улыбка и очаровательный блеск его глаз заставляют ее улыбнуться в ответ и на мгновение забыть обо всем на свете. Это ли не счастье?
В коридоре ее поймал отец. Взяв ее за руку, он тихо попросил:
- Пообещай мне, пожалуйста, одну вещь.
- Все что угодно! - задорно и весело произнесла она, в этот момент готовая горы свенуть.
- Впредь, если что-то у тебя случится, всегда рассказывать нам с мамой. Мы очень тебя любим и беспокоимся за тебя.
- Я знаю. Обещаю - больше никаких тайн.
Они вновь расплакались и обнялись. Елена со слезами на глазах смотрела на них из коридора. Только на этот раз это были слезы счастья.

***
Катя закрыла за собой дверь в комнату и устало прислонилась к ее косяку. Вот и подошел к концу этот бесконечный длинный день. Еще утром она не знала, как скажет Роману об ужине, а всего лишь несколько минут назад со счастливой улыбкой провожала его. Что-то изменилось в ее отношении к Малиновскому, и Пушкарева это чувствовала. Для Катерины он уже давно перестал быть циником и лицемером, но нечто новое сегодня открылось для нее в его душе. Теперь Роман казался Кате благородным рыцарем. Глупо, смешно и по-дестки наивно. Но это так. Желание побольше узнать о той, другой его жизни, неизвестной окружающим, боролось в ней с другим -оставить все так, как есть. Меньше знаешь, крепче спишь. И все же первое было сильнее. Помимо этого, из Катиной головы никак не шел телефонный звонок - тот самый, в квартире Романа, когда она взяла трубку. Ведь если это и вправду был Андрей, то теперь он окончательно утвердится в своих подозрениях по поводу нее и Романа. При желании он всегда сможет проконсультироваться с Женсоветом, а они, несомненно, с радостью подтвердят его версию, ведь Катины подруги убеждены в том, что она и Роман влюблены друг в друга. И если на счет Малиновского они еще могут сомневаться, то в Катиной привязанности - как раз наоборот. Она печально улыбнулась. Вот как может все обернуться. А может, и к лучшему? Ей с самого начала было ясно, что из их романа с Андреем ничего не выйдет. Но разум твердил одно, а сердце - совсем другое. Видно, правильно говорят - на ошибках учатся. И про грабли тоже. Вот так и у нее. Жизнь так ничему и не научила. И ей до сих пор продолжает сниться Андрей. Если бы он сейчас протянул руку, Катя бы пошла за ним, не задумываясь. Прочь от своих сомнений, туда, где бьется любимое сердце, и в такт с ним ее. Только это лишь очередные мечты. Разбитые и никому не нужные. Ведь он, наверное, даже и не вспоминает о ней.
Вздохнув, Катя отошла от окна, возле которого неподвижно стояла уже минут десять, и сделала шаг по направлению к дивану. Боковым зрением на автомате отметила отсутствие черной машины под окном. Любимой. Она не хотела себе в этом признаваться. Прошел всего лишь один день, а она уже скучает. Один долгий, очень длинный день. И если бы не Роман, он бы показался бы ей еще более бесконечным.
Покачав головой, она выключила ночник и перевернулась на другой бок. Утро вечера мудренее. Она подумает обо всем этом завтра.
Но Катя и не подозревала, что в эту минуту, за сотни километров от ее квартиры, точно так же засыпал один человек и думал о ней.

Глава 39.
Что-то большее.

Так прошло несколько дней. Катю и Романа привыкли видеть вместе в обществе друг друга, и никого не удивляло, если они уходили на обед, приезжали или покидали вечером работу вместе. Сотрудники обменивались понимающими взглядами, а женсоветчицы не могли сдержать улыбок, строя предположения по поводу предстоящей свадьбы. В том, что она будет, у них не возникало никаких сомнений. Только у Романа и Катерины на это были несколько иные планы. Катины родители приняли Малиновского, и не прошло и нескольких дней, как он стал желанным гостем в доме. Колька даже начал немного ревновать, боясь, что теперь он станет не нужен, и про него забудут. Но Катя успокоила его на этот счет, заверив, что он по-прежнему лидер по части пирожков и других вкусностей. На что Зорькин еще больше обиделся, назвав Катерину "черствой" и "бесчувственной", и способной думать только о еде. Он ведь из лучших побуждений. Дружеских, между прочим. А она... Но в гости Коля ходить не перестал. А Роман и Катя все чаще заезжали поужинать. За это время они успели подружиться, научились подкаливать друг друга и даже доверять секреты. Но о фотографии, которая так заинтересовала Катерину, она до сих пор ничего не знала. Равно как и история его сестры по-прежнему оставалась тайной за семью печатями. Ее мучил вопрос: что же такое серьезное должно было произойти, что Малиновский и слышать о ней не хотел? Но напрямик спросить о него она боялась, а кто еще может ей помочь - не знала. И вдруг ответ пришел сам собой.

***

Как-то раз, сидя в кафе вместе с Юлианой за обедом, Катя неожиданно спросила:
- Юль, а ты давно знаешь Рому?
Юлиана насторожилась, удивленно глядя на подругу. Катя звала ее так очень редко, только в особых случаях. Она давно заметила, что что-то происходит между этими двумя, но называть это опрометчиво любовью не торопилась.
- Да, а что? - сделав небольшой глоток кофе, спросила она.
- Да так, - неуверенно сказала Пушкарева, сцепив пальцы и отвернувшись.
- Кать, ты что-то хотела спросить? - Юлиана склонилась к ней, чтобы увидеть ее глаза.
- Нет...Но...Я... - она подняла голову.
- Кать? - вопросительно посмотрела на нее Виноградова.
- Понимаешь... В общем... Я была как-то у Романа дома, и он рассказал мне про свою сестру... Почему они не общаются? Между ними что-то произошло?
На мгновение Кате показалось, что Юлиана изменилась в лице, а тон ее похолодел.
- Я думаю, будет лучше, если он сам тебе расскажет.
- Да, я знаю, но... Он тогда сказал, что ей, наверное, безразлично, есть он или нет. У него был такой голос... - она зажмурила глаза и инстинктивно помотала головой, пытаясь прогнать наваждение. - Там что-то серьезное, да? - посмотрев на Юлиану в надежде узнать правду, спросила Катерина.
- И все же, лучше него никто этого не знает, - Юлиана была непреклонна.
- Знаю, это не мое дело... Но мне вдруг стало так интересно узнать о нем побольше, о другом Романе, не о том, к которому мы привыкли. Только думаю, он мне ничего не расскажет, - с грустью произнесла девушка.
Юлиана ободряюще положила ей руку на плечо.
- Знаешь... Я видела у него дома фотографию девушки... Сначала я подумала, что это его сестра, но потом... - Катя встретилась взглядом с подругой. - Она была ему очень дорога.
Виноградова поспешила убрать руку, но не отвела взгляда.
- Придет время, и он тебе все расскажет, - уверенно произнесла она, глядя на Катю.
- Может быть, вы и правы, - задумчиво произнесла Пушкарева.
- Лучше расскажи, как у вас с Ромкой? - внезапно перевела тему Юлиана.
- С Ромкой? - удивленно переспросила Катя, глядя на нее во все глаза.
- Ну да, - улыбнулась подруга.
- Да нету между нами ничего! Мы просто друзья, - произнесла Катерина и почему-то покраснела.
- Да ладно! - игриво ответила Юля и рассмеялась.
- Честно. Я серьезно! - не выдержала Катя и улыбнулась. - И ты туда же? - она возмущенно вскинула брови. Не выдержав, подруги рассмеялись, привлекая внимание остальных посетителей кафе, которые с улыбкой наблюдали за двумя прекрасными веселыми девушками.

***

Вернувшись с обеда, Катя направилась в свой кабинет. Разбирая отчеты, она вновь и вновь мысленно возвращалась к разговору с Юлианой, отмечая про себя ее странную реакцию. Но додумать она не успела, так как в дверь постучали, и , как это часто бывает, мысль, настойчиво крутившаяся в ее голове, была утеряна и в тот же миг испарилась.
- Войдите, - произнесла Катя, оторвавшись от бумаг.
Каково же было ее удивление, когда дверь открылась, и на пороге оказалась Кира.
- Я не помешала? - несколько неуверенно спросила она.
- Нет, что вы , проходите, - Катя жестом указала на кресло напротив нее. - Чем могу помочь?
- Я хотела бы с вами поговорить, - Кира села в кресло и опустила глаза.
- Да, я вас слушаю.
- Нет, вы не поняли... Я хотела поговорить не о работе, - Кира одарила Катерину испытующим взглядом.
Пушкарева слегка кивнула, дав понять, что внимательно слушает. На ее лице было написано удивление.
- Я понимаю, вас удивляет, почему я пришла к вам со своими личными проблемами... Но только вы можете мне помочь, - Воропаева отчаянно посмотрела на свою собеседницу. - Пожалуйста, Катя.
- Простите, но я не совсем понимаю, чем именно могу вам посодействовать.
- Конечно. Я все объясню, - она нервно улыбнулась. - Извините, привычка.
После небольшой паузы она продолжила:
- Знаете... Было время, когда я даже ревновала вас к Андрею... Глупо, правда?
- Если вы пришли сюда за тем, чтобы обвинять меня в связи с Андреем, то вы зря теряете время - я...
Но Кира не дала ей договорить.
-Нет, нет, я пришла не за этим, - поспешила она успокоить Катю. - Я так думала раньше. Сейчас это в прошлом, и я понимаю, была просто дурочкой. Извините за то, что не верила в вас с Романом. Просто все это так неожиданно. Вы прекрасная пара.
Катерина кивнула. Теперь уже ей стало немного не по себе, и как-то говорить особо не хотелось. Все вокруг считают, что их с Романом свадьба не за горами, на самом же деле все наоборот. Для окружающих они - жених и невеста, между собой же - просто друзья. Но совесть не дремлет, заставляя мучиться и переживать от того, что приходится обманывать столько людей. Ложь во спасение не всегда хороший способ выйти из положения, который иногда даже может повлечь за собой за собой нехорошие последствия; но в некоторых случаях он единственный.
- Вы работаете здесь уже полгода и прекрасно знаете, какие у нас отношения с Андреем... Вам известно, хоть вы и будете отрицать, - Кира горько усмехнулась, - о его похождениях с моделями. Вы знаете его "от" и "до", он вам доверяет...
- Я не совсем понимаю, о чем вы...
- Все очень просто, - засуетилась она. - Помогите мне вернуть Андрея. Катя, как мне это сделать?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2007, 02:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 40.

Отказаться и забыть.

"Есть вещи, которых забыть невозможно...особенно горести".
М.Ю.Лермонтов


Катя, глядя в глаза Кире, на мгновение была поражена лихорадочным огоньком, зажегшимся в ее глазах. Ей вдруг стало жалко Воропаеву, несмотря на то, что именно ей было за что не любить Киру. Но в изумрудных глазах холодной, а порой и надменной светской красавицы явственно виделась любовь - невзаимная и неразделенная, оттого еще более мучительная. Кира ведь не виновата, что судьба распорядилась так, и она влюбилась в своего давнего друга и коллегу - очаровательного брюнета. И отсутствие протеста со стороны родителей только поспособствовало хрупкому зарождавшемуся чувству.
- Скажите, Катя... Вы ведь так хорошо его знаете! Что мне сделать? Я все прошу, все вытерплю... Лишь бы он снова вернулся ко мне!

Пушкарева потрясенно слушала свою вчерашнюю соперницу. Вчерашнюю - это потому что она с недавнего времени твердо решила сойти с дистанции, призом за прохождение которой является Андрей Жданов. Куда делись гордость и самолюбие этой женщины, сидящей сейчас напротив нее? Неужели она и вправду готова пожертвовать собой ради любви, которой не суждено случиться? Мучить себя, пытаясь угодить другому и наперед зная, что мечты напрасны. Зачем? Неужели это и есть любовь?

- Но почему вы спрашиваете меня об этом?
- Никто не знает Андрея лучше вас.
- Спросите Романа, они не первый год знакомы.
- Есть вещи, которые ему недоступны. Он вряд ли снизойдет до этого, если вы, конечно, понимаете, о чем я.

И снова кивок.
- Так что вы скажете, Катя?

И сердце словно замерло. То ли от страха услышать ответ, то ли от нежелания его услышать.

- Если вы действительно хотите получить мой совет...

Сердце не выдержало и застучало в бешеном ритме.

- ...То вот он: забудьте Андрея и начните жить своей жизнью.

От изумления Кира на мгновение лишилась дара речи.
- Что? Вы хотите, чтобы я... Забыла его? - она смотрела на Катерину непонимающими глазами.

Девушка пожала плечами:
- Вы спросили мое мнение, я ответила. Для вас это лучший выход.
- Но...Я не понимаю...Я же люблю его! - в отчаянии вскрикнула она, посмотрев на Катю.
- Любовь проходит, остается лишь горький осадок и воспоминания, - задумчиво произнесла Катерина. - Решать вам.
Воропаева кивнула, пытаясь сопоставить только что услышанное.
- Спасибо, - холодно поблагодарила она, собираясь встать.
- Подумайте о себе, - зачем-то сказала Катя, и эти слова зацепили ее собеседницу.
Она уже вышла из кабинета, тихонько прикрыв за собой дверь, а в голове еще звучала фраза: "Подумайте о себе". Действительно, когда она в последний раз о себе думала? Все ее размышления в последнее время были неразрывно связаны с Андреем, Зималетто, кредиторами, предстоящей свадьбой, капризами Милко, наконец, с банальной ревностью, но вот о себе в этой гонке жизни она не успевала вспомнить. Может, действительно пора оживить в памяти, кто такая Кира Воропаева. А вдруг Катя права?

***
После того разговора с Кирой Катерина заметно погрустнела и ушла в себя. Ей было не по себе от вранья сопернице, пусть и бывшей, но иного выхода не было. Слишком все запуталось.
Девушка стала избегать общества, приходила на работу как можно раньше и уходила последней. С Кирой они практически не пересекались, да и не за чем было. С остальными же Екатерина Валерьевна старалась общаться исключительно по долгу службы и только в случае крайней необходимости. Мама при виде дочки качала головой, отмечая ее бледный и усталый вид. Юлиана старалась вытащить подругу на очередное мероприятие или презентацию, но все тщетно: в том случае, если присутствие Катерины не было необходимым, она отказывалась от приглашения, ссылаясь на головную боль или другие причины. Виноградовой же ничего не оставалось, кроме как уходить с пустыми руками. Очень скоро перемену в Кате заметил и Роман. Ему казалось, что она избегает его, предпочитая их регулярному совместному ужину работу в четырех стенах душного офиса. Понаблюдав за ней некоторое время, Малиновский решил действовать.

В очередной обеденный перерыв он, коротко постучав в дверь, не дожидаясь ответа, вошел в кабинет.
- Доброго дня всем трудящимся на благо Родины! - бодро воскликнул он.
И тень улыбки на секунду пробежала на Катином лице.
- Доброго, - машинально повторила она, вновь обращаясь к документам, лежавшим на ее столе.
- Нет, ну я так не играю, - надулся он и сел в одно из кресел напротив нее.
Однако никакой реакции в ответ не последовало.
- Кать, - позвал Малиновский.
- А, - отозвалась она, по-прежнему не отрывая головы от документов.
- Что происходит?
- Ты о чем? - Пушкарева наконец оторвалась от бумаг и удивленно посмотрела на него.
- Все о том же. Ты уже неделю как всех избегаешь, закрываясь от всего мира в своем кабинете. Что такого произошло, что ты не хочешь никого видеть? Может, это я сделал что-то не так?
- Дело не в тебе, - поспешила заверить она. - Просто...
- Просто что?.. - он вопросительно изогнул бровь.
- Я устала... И не могу так больше, - честно призналась она, опустив глаза.
- Как "так"? Что-то случилось? - тут же встревоженно спросил Рома, слегка приподнявшись.
- Нет, нет, все в порядке... Я говорила с Кирой, - Катерина медленно подняла на него свои глаза.
- И?.. Причем здесь Кира, я не понимаю...
- Она просила у меня совет. Как...вернуть Андрея.., - Катя отвернулась и посмотрела в окно.
- Кать...
- Я знаю, все знаю. Это уже давно прошло. Но... В глубине души я все еще... Я сама не знаю, что говорю! - в отчаянии девушка схватилась за голову. - Но я не могу ей врать, понимаешь?
Она искала в его взгляде поддержку и надежду на понимание, отчаянно хватаясь хоть за малейший намек, но видела лишь растерянность. Только его кивок успокаивал и говорил о том, что Роман на ее стороне.
- Что ты ей сказала?
- Я сказала, что она должна забыть его. Но как можно?!..
- А она? - спросил Малиновский после непродолжительной паузы.
- Думаю, вряд ли меня послушает, - усмехнулась Пушкарева.
В кабинете вновь на несколько мгновений воцарилась тишина.
- Я запуталась, я не знаю, что делать... - вдруг произнесла Катя. - Я все время думала, что поступаю правильно, теперь же я в этом не уверена...
- Так, мне все ясно, - подытожил Роман. - Тебе нужно время, чтобы все хорошенько обдумать, и отдых. Я об этом позабочусь. А теперь оставляй все свои документы, - он мельком взглянул на часы и хлопнул в ладоши, словно все уже решено. - Мы идем на обед!
- Мы? - удивленно переспросила она, глядя на уже засобиравшегося Малиновского.
- Да, мы. И учти, ответы "нет" и "не знаю" не принимаются. Ну? Ты готова?
Она секунду серьезно смотрела на него, но потом не выдержала и рассмеялась. Это заставило Романа улыбнуться тоже.
- Ну хорошо, пойдем, - она взяла сумочку, и они вместе покинули кабинет.

***
Вернувшись с обеда, парочка порадовала сотрудников своим совместным появлением. Тем самым опровергая слухи, невольно расползавшиеся со скоростью света по компании: злые языки поговаривали, что Роман не выдержал и вновь пустился в загул по вечеринкам и не только, а Катя поэтому ходит такая бледная и молчаливая. Как говорится, недолго музыка играла. Но откуда им было знать, что это скорее Малиновский страдает от недостатка внимания. Видела их совместный приход и Кира, когда проходила мимо с папкой документов. Увидев ее, Катя сразу почувствовала себя не в своей тарелке. Ей стало не по себе. Захотелось испариться, стать на миг невидимкой. Она невольно захотела отвернуться и вдруг почуствовала крепкое и сильное плечо Романа, означающее его поддержку. Катя посмотрела ему в глаза и сразу успокоилась. Странно, но он оказывал на нее необыкновенное магнетическое воздействие. Иногда ее это пугало, иногда - заставляло смущенную улыбку появляться на ее лице. Так или иначе, больше она не видела в нем врага или мерзавца-циника, как это было раньше. Она видела в нем друга, а может, и нечто большее, в чем она пока сама боялась себе признаться.

***

Вечером Роман посетовал на то, что давно не виделся с Еленой Александровной и Валерием Сергеевичем и ужасно по ним соскучился. На что Катерина с удивлением ответила, что с последней их встречи не прошло и недели. Эту ее фразу просто проигнорировали, не удостоив даже малейшим комментарием. В итоге Кате не оставалось ничего иного, кроме как согласиться. Они поехали на ужин к родителям.

Глава 41
Кошмар из прошлого.

Так прошла еще одна неделя.
Катя вновь стала общаться с окружающими, выезжать на мероприятия. Она поняла, что не одна на свете, и есть люди, которые готовы всегда ее поддержать.
И необязательно держать все свои проблемы и переживания в себе - ими можно поделиться со своими близкими и друзьями и получить дельный совет.
Теперь таких друзей у нее стало больше.

Однажды, ужиная у Романа дома - в ресторан идти не хотелось, а родителям тоже нужно было устраивать выходные - они весело болтали обо всем на свете, пока Катя не решилась спросить о том, что ее уже давно мучило.
- Ром... - осторожно начала она. - А расскажи мне о своей сестре.
Невозможно было не заметить перемену в его лице. Еще минуту назад они искрились весельем, сейчас же от него буквально повеяло холодом. Он помрачнел и принял суровый вид.
- Не думаю, что это хорошая тема для разговора, - резко ответил Малиновский, скомкав салфетку.
- Пожалуйста. Ты знаешь обо мне почти все, я же о тебе - ничего. Я хочу... Хотела бы узнать хоть немного, если ты дашь мне эту возможность.
- Вряд ли ты хочешь это знать.
- Я хочу, - уверенно и твердо повторила она.
- Это невеселая история, - грустно усмехнулся Роман, все же еще надеясь отговорить Пушкареву от этой, по его мнению, глупой затеи. - Потом ты будешь жалеть.
- Нет. Пожалуйста... - тихо произнесла Катя вновь.

Роман поднял на нее свои глаза, стараясь отыскать во взгляде девушки нечто такое, что бы подсказало ему верный ответ. Эту историю он не рассказывал почти никому. О ней знали лишь трое - он, Андрей и Юлиана. Жданов был осведомлен довольно поверхностно и знал лишь основное, в отличие от Юли, которая была непосредственной участницей тех событий, и знала все, от начала до конца. Кроме них - его лучших друзей - об этом не знал никто. Роман поклялся во чтобы то ни стало постараться забыть все прошедшее как страшный сон. Но стереть это из памяти никак не получалось. Прошлое было сильнее него.
А теперь ему предстоял нелегкий выбор: оставить все так, как есть, или заново пережить все те события, рассказав о них Кате?
Она не отрываясь смотрела в его всегда спокойные зеленые глаза. Сейчас они не были такими, и скорее напоминали бушующий океан во время шторма.
Уже прошло несколько минут, а Роман все медлил с ответом, погрузившись в воспоминания и словно взвешивая все "за" и "против".
"Что-то очень серьезное случилось тогда", - интиутивно почувствовала Катерина. И в эту минуту Малиновский произнес:
- Если ты действительно хочешь знать, я расскажу тебе, как все было. Но для этого необходимо перенестись на несколько десятков лет назад. Приготовься услышать историю Романа Малиновского, от рождения и до сегодняшнего дня...

...Много-много лет назад, в одном очень живописном месте, на окраине дачного поселка, стоял большой двухэтажный красный дом. Маленькому светловолосому мальчику с зелеными глазами он казался огромным. Он постоянно прятался от своей сестры то в одной комнате, то в другой, когда они играли в прятки, и каждый раз ему удавалось так хорошо спрятаться, что сестренка его не находила. Они были почти ровесниками; брат был чуть-чуть постарше, всего на год. Соседи удивлялись их внешней схожести: те же светлые волосы и необыкновенные, выразительные глаза. У сестры они были голубые, или, как это модно сейчас называть - цвета горного озера, а волосы, подобно спелой пшенице, светлыми локонами спадали на плечи. Жили дети душа в душу и обожали своих родителей. Все окружающие очень любили их семью. Казалось, никто и ничто не могло разрушить эту идилию и тихое счастье. Мальчик считал их дом самым прекрасным местом на земле, до тех пор, пока однажды все не разрушилось в одночасье и не изменилось навсегда...

Он плохо помнил тот страшный день. Знал лишь, что с утра они повздорили с сестрой, и из-за какой-то глупости он не разговаривал с родителями. Как раз в тот момент, когда он хотел с ними помириться, в их дом ворвались какие-то страшные люди в черных масках... Они с сестрой спрятались на их чердаке, в потайной комнате, о которой знали только они. Это их спасло. Их нашли потом соседи, голодных и обессиленных. Родителей они больше не видели.
Дальше началась череда бесконечно сменяющихся приютов и интернатов, единственное - о чем всегда просил мальчик - чтобы их с сестрой не разлучали.
А потом их нашла какая-то родственница, и забрала к себе. Они стали учиться, общаться со свертсниками, и постепенно тот кошмар ушел на второй план, растворился в суете будничных дней. Только иногда по ночам, во сне он вновь видел красивый красный дом и толпу непонятных людей...
Не успели они оправиться от одного удара, как навстречу им уже шел другой. У родственницы случился инфаркт. Им снова негде было жить. Подросшие, дети не хотели возвращаться в приют... Но тут на помощь им пришел человек, который оказался хорошим другом родственницы. Его звали Павел Олегович Жданов. Он приютил детей, оказал им всяческое внимание и заботу. Для него они стали как родные. Мальчик быстро подружился с его единственным сыном, а девочку шутя прочили ему в невесты. О той страшной истории, кроме Павла, не знал никто. Да и он сам знал не все. С тех пор никто ее не вспоминал. У ребят началась новая жизнь. Они получали лучшее образование, ездили по Европе. Павел устроил их работать в свою фирму, а вскоре предложил мальчику, к тому времени возмужавшему и ставшему перспективным специалистом, стать одним из акционеров компании. Он согласился. Очень скоро он стал зарабатывать приличные деньги и перехал на собственную квартиру. Сестра тоже стала жить отдельно. Казалось, все складывалось замечательно. С сыном Павла они по-прежнему были закадычными друзьями, и постепенно к ним в компанию влилась очаровательная рыжая кокетка - как оказалось, еще и очень хороший друг. Но ничего не бывает просто так. И если судьба дает что-то, то непременно берет что-то взамен. Таков уж закон нашей жизни. Так произошло и с ними.

Его сестра Оля и лучшая подруга Юля влюбились одновременно, наперебой рассказывая ему о невероятном мужчине.
"Так просто не бывает", - говорила ему одна.
"Этого не может быть!"- заливаясь румянцем, по секрету делилась другая.
Они с Андреем лишь улыбались и качали головами.
Пока...

Подруга Юли неожиданно узнала в молодом человеке ее подруги своего бывшего ухажера. Юля была в шаге от женитьбы, и если бы не Светлана, то она бы совершила самую большую ошибку в ее жизни. Он обманывал обеих, сразу. И оказался очень плохим и подлым человеком. Подробности Света отказалась говорить. Для Юли это был большой удар, но благодаря друзьям она справилась.
Оля посочувствовала девушке,а сама в тайне уже тоже мечтала о свадьбе. Она была уверена, чтоу нее все сложится хорошо.
Только она не знала, что ее возлюбленный и бывший жених подруги - один и тот же человек...
Когда все узнали правду, был большой скандал. Света, к тому времени уже знакомая с самой Олей, всячески ее отговаривала, говоря, что это страшный человек. Но Оля ее не слушала. Она словно сошла с ума. Она готова была бежать за ним на край света, бросить все - лишь бы быть с ним...
Тогда Светлана пообещала найти доказательства.
И вдруг исчезла.
Ее никто больше не видел...
Жених Оли тоже словно испарился. По слухам, он поехал в Штаты... Оля не выдержала разлуки и сорвалась вслед за ним...
С тех пор брат и сестра больше не виделись...

Катя потрясенно слушала Романа, пытаясь осмыслить у слышанное. Невероятно... Нет, такого просто не может быть! Так бывает только в кино... Это несправедливо, ужасно, жестоко...
- Ты...ее больше никогда не видел?
Он грустно усмехнулся, взгляд его стал безразличным и безжизненным:
- Я искал ее везде... Обращался в милицию, в международные посольства, даже на телевидение - все без толку...
- Но должно же быть что-то! Она не могла просто так пропасть!
- Ее так и не нашли. А однажды я получил письмо, обратный адрес не был указан...
В нем было написано следующее:

"Со мной все в порядке, не беспокойся. Я вышла замуж и счастлива. Не ищи меня, не надо. Удачи тебе, и будь осторожен. Твоя Лелька"

Катя смотрела перед собой непонимающим взглядом, глаза застилала пелена.
- Но как же так? Она больше...никогда не писала?..
- Нет. Никогда... Больше я ничего о ней не слышал. С тех пор прошло почти шесть лет.
- Шесть лет? - удивленно переспросила она. - И ты больше не пытался ее искать, узнать, что с ней?
- Она ясно дала понять, что не хочет меня видеть.
- А Света? - вдруг спросила Катя, что заставило Романа вздрогнуть.
- Ее тоже больше никто не видел.
Помолчав, он добавил:
- Она хотела что-то рассказать мне о родителях... Она что-то знала. Но так и не успела... Говорили, что они были связаны с наркотиками... Проходили свидетелями по делу. И вот...видимо, им не простили... - он шумно вдохнул и закрыл лицо руками.
Катя не знала, что сказать. Она никогда бы в жизни не подумала, что такое... Могло произойти, да еще и с Романом.
"Это несправедливо, несправедливо... За что?"
Она невольно на него посмотрела, такого беспомощного и уязвленного в данный момент.
" За что ему все это?"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2007, 02:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 42.
Близкие друзья.

- Прости... - тихо произнесла она, избегая смотреть ему в глаза.
- Нет.., - он поднял голову. - Значит, так было нужно.
- Мне, наверное, пора... - Кате было неловко. Она и хотела остаться, но понимала, что ее присутствие здесь и сейчас было лишним.
- Я провожу.
- Нет, не нужно... - попыталась возразить она, но Роман настоял на своем.
Уходя, Катерина обернулась и произнесла очень тихо, но он услышал:
- Ты ее обязательно найдешь...
На мгновение их взгляды встретились: его, удивленный, и ее, полный надежд. Пушкарева поспешно отвернулась и сбежала вниз по лестнице. А Роман так и остался стоять у открытой двери...

Почему-то раньше ему в голову никогда не приходила эта мысль. Он решил вычеркнуть сестру из жизни, так же, как когда -то поступила с ним она. Ему это почти удалось, но... Судьба вновь столкнула их, пусть только на словах, заставляя пережить все заново. Его обуревали эмоции, столь противоречивые, что сейчас Роман сам не смог бы ответить: хотел бы он ее найти, или нет? Ту самую светловосую девочку с голубыми глазами, которая ему была дороже всех на свете. Она была его семьей. Семья... С тех ли самых пор он стал таким циником? Зачем весь этот цирк, совместная жизнь, если в одно мгновение все так легко может разрушиться? И если уже кровные узы ничего не значат, то что уж говорить о любви. С недавних пор он перестал верить и в нее тоже. Слишко много потрясений на одного человека.

Почему он рассказал все Кате? Он и сам не мог ответить. Просто понял - это нужно сделать. Он давно перестал верить людям, и никого не подпускал близко к себе. Сердце его, словно обоженное пустыней, казалось, было прочно и надежно спрятано ото всех под вуалью из легкой смеси любовных похождений и непринужденных шуток первого весельчака и донжуана. И только некоторые знали его истинное лицо. А с сегодняшнего дня он стал открытой книгой для еще одного человека. Только что он сбосил маску и открыл свою душу ей... Кто она для него? Раньше Роман не задавался этим вопросом. С тех пор, как он увидел ее, плачущую, на полу президентского кабинета, все изменилось. Малиновский не знал почему, и когда, но и сам он стал другим. Привычный образ, с которым, казалось, он свыкся, начал его раздражать. Ему надоел весь этот театр, выходы в свет, улыбки и слова, напрочь лишенные искренности, словно разученные наизусть тексты для очередной пьесы. Менялись лишь ситуации и немногие действиющие лица, смысл же оставался прежним. Когда-то давно он жил в настоящем мире, полном радужных цветов, где все было настоящим. А Катя, так неожиданно появившаяся в его жизни, заставила его вновь ощутить ту свободу и легкость. Почему он лишился всего этого? Как не заметил в суете будничных дней? Счастье - это когда ты нужен кому-то, а не телефонный звонок от очередной модельки с приглашением приятно провести вечер. Женщины приходят и уходят, а близкие люди - остаются. И только сейчас Рома понял, как их ему не хватает...

***

Казалось, после рассказанной истории Роман и Катерина должны были отдалиться друг от друга, чувствуя неловкость. Но этого не произошло. Теперь между ними почти не осталось тайн. Малиновский где-то в глубине души понимал, что это не правильно, и что он слишком близко подпускает к себе Катерину. Но ничего поделать с собой не мог.
" Эх, Жданов, возвращайся скорее... Я уже не знаю, что происходит."

Катерина же совсем запуталась в своих чувствах и эмоциях. Нечто большее стало связывать их с Ромкой, и это нельзя было просто проигнорировать.
" Мне с ним хоршо и уютно...З начит ли это что-нибудь?"
Оба старались избегать ответа на этот вопрос, старательно делая вид, будто ничего не происходит.
Юлиана, которая была посвящена во все подробности, только качала головой и улыбалась. Никто не знал, что она думает на самом деле, но порой казалось, что она все прекрасно понимает лучше их самих.

***

Меж тем месяц плавно подходил к концу, и все меньще дней оставалось до возвращения Андрея.
И вот, за день до его предполагаемого приезда, Катя и Роман, как всегда, пришли на работу вместе. Около лифтов им устроили засаду - Женсовет, будто сговорившись, встретил их всей толпой, и со всех сторон, как из рога изболилия, на них посыпались вопросы.
- Девушки девушки! - улыбаясь, произнес Роман. - Давайте по очереди, ну что стряслось на этот раз?
- Роман Дмитрич! Это несправедливо! Почему все знают,а мы нет?
- А ты, Катя! - вмешалась Мария. -Тоже мне, подруга, называется! Нам ничего не рассказала!
Роман и Катя удивленно переглянулись.
- Вы о чем? - хором спросили они, даже не стараясь скрыть свое изумление.
- Вы еще и издеваетесь!
- Как это "о чем"!
- Простите, но мы правда не знаем, что вы имеете в виду... - смущенно ответила Катя, глядя на Романа.
- Вы женитесь! - не выдержала Мария. - А мы узнаем об этом самыми последними!
Роман и Катя не успели ничего сказать, как вдруг неожиданно за их спиной раздался голос:
- Кто женится?
Все стихли. Катерина на мгновение прикрыла в глаза, не веря в происходящее. Она бы узнала этот голос из тысячи. Сердце бешено застучало. Вот он здесь, так близко, стоит только обернуться...
"Андрей", - выдохла про себя она и почти одновременно услышала радостные крики подруг:
- Андрей Палыч, вы вернулись!
Катя повернулась... И увидела сияющего своей неповторимой улыбкой, как всегда неотразимого, Андрея Жданова.

Глава 43.
Третий лишний.

- Всем привет! Я что-то пропустил? - он привычным жестом взъерошил свои черные волосы. От этого жеста у Катерины закружилась голова.
- Андрей Палыч! - послышалось со всех сторон. - Как хорошо, что вы приехали! А у нас тут такая новость - Катя и Роман женятся!
Она, не мигая, смотрела на него. Но, казалось, Андрея эта новость нисколько не удивила. И только самый внимательный читатель заметит, как на мгновение дрогнули уголки его губ.
- Что ж, это потрясающая новость! Поздравляю, - Жданов искренне улыбнулся и пожал руку Роману, затем так же поцеловал Катю в щеку. Сухо и оффициально. Лучше бы он вообще не обратил на нее внимания.
- Вы же не будете это отрицать? - задала вопрос Мария.
Растерянный Роман и вконец запутавшаяся Катерина не нашли, что ответить. Кто-то, ловко воспользовавшись создавшейся паузой, крикнул" Горько!" Фразу тут же подхватили все остальные. Вот этого Катя не ожидала вовсе. Она испуганно смотрела на Малиновского, не зная, что делать. Но он чувствовал себя не намного увереннее.
- Действительно, - подхватил вдруг Андрей и крикнул: "Горько!"
Катерина в изумлении смотрела на него, то на Романа. Как она только до сих пор не упала, она не знала. Если бы не Роман, то наверное, все давно бы уже закончилось обмороком. Ситуация становилась все накаленнее, пауза - напряженной и мучительной.
- Ну, Кать! - крикнул кто-то из женсовета. Очевидно, это была Маша.
- Простите, - не выдержала она, и , почти бегом устремилась в кабинет, вырвавшись из толпы.
Женсовет проводил подругу недоуменным взглядом.
- Роман Дмитрич...а что это было? - спросила Маша.
Не зная что сказать, он растерянно глядел вслед Кате. Роман ожидал подобной реакции со стороны Катерины, но чтобы такую...
Наконец, чтобы что-то ответить, он произнес:
- Кажется, рабочий день уже начался? Все по рабочим местам!
- Но...
- Я не понятно выразился? - хмуро поинтересовался он.
Женсовет испуганно замолчал. Они уже давно привыкли вот к таким выпадкам Андрея, когда тот был в плохом настроении, и Киры, но чтобы Романа... В плохом настроении они его видели впервые. Тем более, только что Катя сбежала в свой кабинет... И если все сопоставить, то возникало много вопросов. Слишком много...
Но никто на них им отвечать не собирался, по крайней мере - сейчас. Поэтому, быстро сообразив, что к чему, они кивнули и поторопились на свои рабочие места.
Андрей, который все еще стоял рядом, выглядел несколько озадаченным.
- Пойдем, - довольно бесцеремонно потащил его за рукав Малиновский.

Когда верь кабинета за ними закрылась, Андрей спросил:
- А что это было?
- А ты не догадываешься, - с издевкой произнес Роман.
- Только давай без загадок. Говори прямо. Что стряслось?
- Теперь ты видишь, что она тебя любит?
- Роман, опять ты за свое! - произнес Андрей и рассмеялся. - Лучше расскажи, как вы тут были без меня.
Малиновский удивленно посмотрел на него.
" Я только что сказал ему, что Катя его любит, а он..."
- Андрей, ты слышал, что я только что сказал?
- Ром, давай не будем. Это история давно осталась в прошлом. Чем меньше о ней разговоров, тем лучше.
- Но...
- Никаких "но". Для меня это пройденный этап, и я не хочу к нему вовзращаться.
- Андрей, ты должен кое-что знать... Это касается иснтрукции... Катя...
- Я не желаю ничего знать, - спокойно, но твердо перебил его друг. - Что было, не вернешь.
- Но...Я не понимаю...
- Я сам раньше не понимал, - усмехнулся Андрей. - Но... Все изменилось, мой друг.
Роман недоверчиво посмотрел на Жданова. Что-то было в его глазах... В них сверкал хищный огонек.
- Узнаю этот взгляд... Жданов... Ты что, на охоту вышел? - удивленно спросил он, только радости почему-то у Романа это не вызывало.

Раньше бы он выпытал у друга все, до малейшей подробности, а сейчас стало вдруг тошно. И это Андрей называет любовью? Как он мог забыть забыть ее? Всего месяц в разлуке, и вот...

- Угадал, Ромио! - сверкая улыбкой, произнес Андрей.- Знаешь... Кажется, я влюбился...
"Влюбился... Кажется, я где-то это уже слышал..." - грустно усмехнулся Роман.
- Что, прости?
- А?...нет, ничего...Я просто задумался, - он и не знал, что прознес это вслух.

Чуть помолчав, Роман решил предпринять последнюю попытку.
- Послушай, Андрей... Наш брак, вернее, помолвка, с Катериной - фиктивные. Я не хочу, чтобы ты думал...
- Ром, я кажется, уже сказал, что не желаю об этом знать. Это ваше дело. У меня началась новая жизнь. Без Екатерины Пушкаревой.
- Я рад за тебя, - сухо ответил Роман, направившись к двери.
- Подожди, ты что же, не хочешь узнать, как я съездил? - удивленно спросил Андрей.
- Прости, нет. Может, позже, - с этими словами Роман покинул кабинет, лишь на мгновение задержавшись у двери.

***

Стоило ей закрыться, как Андрей с размаху ударил кулаком по столу.
Зачем он сказал Роману, что все в прошлом?
Ничего не забыто. И вряд -ли будет когда-нибудь.
Но он все решил. Значит, так тому и быть. А Катя...она будет счастлива. С Романом.

О тебе...
О том...
Что на этом свете и том...
Да! Никогда! Третий - никто!
Не обнимет тебя, так как я,
Не отнимет тебя у меня.


***

Малиновский, злой, как тысяча чертей, покинул кабинет друга. Ну надо же быть таким упрямым! Что ему еще нужно? Он же видит, что Андрей все еще любит Катю. Зачем кривить душой и пытаться скрыть то, что очевидно? Еще этот Женсовет со своей женитьбой! Кстати... В голове у Романа созрела идея. Кажется, он знал, где можно выплеснуть негативные эмоции.
- Маша! - издалека донесся напряженный, как струна, голос, заставивший секретаршу подпрыгнуть на месте.
- Роман Дмитрич?.. - испуганно спросила она, не зная, чего ожидать от разъяренного (!) Малиновского. - Вы...что-то хотели? - пролепетала она, не осмеливаясь поднять глаза.
- Маша, будьте любезны, объясните, откуда вы взяли, что мы с Катей женимся? - его тон был требователен, как никогда.
- Так...Роман Дмитрич, все вокруг знают, что вы и Катя...
- Что?
- Ну... - смешалась Мария, не зная, что ответить.
- Почему именно сегодня к вам в голову пришла эта замечательная идея?
- Так... Клочкова слышала ваш разговор... Про приглашения...
- Какие приглашения? - удивленно переспросил Роман.
- На свадьбу... И еще, что нас никто не пригласит. Это правда? - спросила Маша, стакой обидой на лице, что Роману ее стало жалко.
- Да вы что, в самом деле! Нашли, кому верить - Клочковой!
- Так это не правда? - просияла Маша.
- Ну, конечно! Если бы что-то планировалось, вы бы об этом узнали первыми.
- Роман Дмитрич! - Маша на радостях чмокнула его в щеку. - Я знала, я знала... Катька не могла так поступить... Она не такая!
- Конечно, не такая... - улыбнулся Роман.
- Но...тогда о каких приглашениях говорила Вика? - подозрительно поинтересовалась Маша.
- Скорее всего, о приглашениях на презентацию, которая состоится через несколько дней. Ее не пригласили, вот и бесится.
- Точно! - хлопнула себя по лбу девушка. - Презентация! И как я могла забыть! Ну, Клочкова... Берегись!
- Тише, тише, Мария, - усмехнулся он.- Нам не нужны жертвы.
- Да как она могла только...
- Такой человек. Не изменишь.
- Простите нас, Роман Дмитрич... Мы ничего не знали...
- Вам не за что извиняться.
- Да,я хотела спросить вас...а свадьба...она все -таки будет? - осторожно произнесла Тропинкина, опасаясь очередной вспышки гнева обычно вполне мирного начальника. Но этого не произошло.
- Я надеюсь. И сделаю все возможное, чтобы она состоялась, - загадочно подмигнул он ей.
- Роман Дмитрич... Вы такой...такой...романтик! - восторженно произнесла Маша.
Он только рассмеялся в ответ.
Только Маша и не подозревала, что они говорят о двух разных свадьбах...

***
Сегодня явно был не день Романа. Сначала - Женсовет со своими претензиями, потом Андрей с сенсационными завлениями, теперь вот - Клочкова...
"Дурная примета - с утра встретить девушку с пустой головой", - отметил он про себя, усмехнувшись.
- Вика, стой -ка... Ты -то мне и нужна.
- Да, правда? А я думала, тебе только твоя Пушкарева нужна. Только знаешь, я не собираюсь принимать от нее никаких подачек. И к тебе я не вернусь!
- Вика, Вика, притормози, пожалуйста, - с легкой усмешкой произнес он. - Я хотел тебя спросить: с чего ты взяла, что Катя выходит замуж? Тем более, за меня?
- А что, это не правда? - оживилась вдруг она.
- Откуда такие сведения?
- Ну я слышала, что... - неуверенно ответила Виктория.
- В следующий раз, когда тебе что-нибудь послышится, потрудись прежде, чем распространять слухи, узнать, так ли это на самом деле.
- Так ты не женишься?
- Оставь, пожалуйста, Катю в покое. И не вмешивайся в чужую личную жизнь. Там и без тебя проблем хватает.
- Да пожалуйста! Больно надо!... Рома! - крикнула Клочкова, но тщетно. Малиновский уже ушел, даже не став ее слушать.


***
- Да, да, войдите, - произнесла она, оторвавшись от бумаг.
После досадного происшествия на ресепшене Катя предпочла отсиживаться у себя в кабинете, стараясь лишний раз не попасть на глаза Женсовету, который и так уже взял на себя слишком много. Ну почему они решили задать вопрос про свадьбу именно сегодня? Что на них нашло? И именно тогда, когда приехал Андрей... При упоминании его имени ее щеки непроизвольно налились румянцем.
Он приехал на день раньше... И это оказалось полной неожиданностью для нее. Она совершенно не была готова разговаривать с ним, видеть его. А Андрея словно подменили. Такое впечатление, что они не были раньше знакомы...
"Здравствуйте, я Катя..."
"Я Андрей..."
От размышлений ее превал короткий стук дверь.
На пороге стоял Жданов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2007, 02:53 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 44.
Новые лица.

- Катерина Валерьевна, - кивнул он словно в знак привествия, нерешительно остановившись у порога.
- Андрей...Павлович, - ответила она, поспешно отведя взгляд. - Проходите, присаживайтесь. С чем пожаловали?
- Я... - он посмотрел на кресла и занял одно из них. - С отчетом о проделанной работе.
- Ах, да, конечно. И, каковы успехи?
- Все слава Богу, - улыбнулся он. - Намеченный план с успехом выполнен, и даже сверх того - мне удалось заключить несколько очень выгодных для нашей компании контрактов.
- Даже так? - ее брови удивленно взлетели вверх.
Легкая улыбка снова заиграла на его губах.
А Катерина почувствовала, что не сможет долго вынести этой пытки. Сердце было готово вот-вот выскочить наружу.
- Вы не рады?
- Что вы, - поспешила заверить она. - Это...замечательные новости.
- В связи с этим несколько наших потенциальных партнеров посетят предстоящий показ, и среди них будет один, особенно важный, - он сделал ударение на последнем слове. - Я бы хотел, чтобы вы ознакомились с документацией, - Андрей протянул ей папку. - Здесь отчет о проделанной работе и информация о клиенте.
- Замечательно. Я непременно это сделаю, - на мгновение их руки случайно соприкоснулись, и между ними будто проскочил электрический заряд. Оба несказанно смутились, а Катерина поспешила убрать ладонь, судорожно сжимая папку в руке.
- Это... Все, что вы мне хотели сказать? - произнесла она, и только потом поняла, насколько двусмысленно прозвучала эта фраза.
- Пожалуй, да... - он уже хотел встать, как вдруг продолжил: - Да, Катя... Екатерина Валерьевна, я хотел бы вас попросить...
- Да? - с готовностью, даже чересчур поспешно, ответила Пушкарева.
Глупо, но в глубине души она надеялась, что вновь услышит долгожданные и такие желанные слова...
Однако этого не произошло.
- Этот клиент очень важен для меня. Я очень надеюсь, что вы поладите.
- Конечно, - кивнула Катя, не совсем уловив смысл сказанного им.
- Вот и отлично, - он слегка наклонил голову в известной только ему одному манере, и, еще раз улыбнувшись, направился к двери.

- Да кстати, - он вновь обернулся. - Позравляю вас с предстоящей свадьбой. Простите, что с опозданием.
- Со свадьбой? - удивленно переспросила она. - Ах, да...
- Роман - замечательный человек, - с улыбкой кивнув ей, проинес он и скрылся за дверью.

***

У меня такое впечатление, будто мы не знакомы...
На что внутренний голос тут же ехидно отозвался:" Ну вот и познакомились..."
Его слова застряли комом в горле: "Этот клиент очень важен для меня." Для меня...
Этим все сказано...
Раньше он всегда говорил о компании. Впервые она услышала то заветное "для меня", которое так хотела всегда услышать.
Только теперь все по-другому...
Что ж... Недолго вы горевали, Андрей Павлович.
Горькие слезы все же вырвались наружу беззвучным рыданием.
"Да, кстати... Позравляю вас с предстоящей свадьбой. Простите, что с опозданием."
"Роман - замечательный человек."
А она? Кто она? И кто он ей - теперь?

***
- Кать...Кать, ты чего такая? - Маша испуганно посмотрела на подругу, когда она появилась на рецепшене.
- Нет, ничего, все в порядке, - поспешно ответила та, заправив выбивщуюся прядь за ухо.
- Ты что, из-за нас, что ли? Так мы же не хотели... Кать, прости нас, пожалуйста! Мы Роман Дмитричу сказали... Это все Клочкова!
- Вика? - удивленно переспросила Катя.
- Да!.. Представляешь, сказала нам про приглашения, будто вы их уже разослали...а нас не пригласили! Нам так обидно стало, понимаешь? Мы же вроде подруги твои, и вдруг...- она опустила голову.
- Какие приглашения?
- Ну, на свадьбу...
- Маш... Никакой свадьбы...
- Да, я знаю, Роман Дмитриевич все рассказал.
- Да? - на лице Кати было написано неподдельное изумление.
- Кать, а пообещай пожалуйста... Что, когда будешь выходить замуж, то хотя бы нам сообщищь, хорошо?
- Маш! Ну куда же я без вас? Конечно, - улыбнулась Катя.
- Вот и Роман Дмитрич мне так же сказал, - обрадовалась подруга и обняла Катю.
- Ну, мне пора. Да, кстати... О приглашениях. Нужно разослать оставшиеся, до показа остальнось всего ничего.
- Будет сделано! - со смехом произнесла Мария, отдавая честь. - Кать...
- Да?- обернулась она.
- Ты бы помягче с Романом. Он тебя очень любит, - произнесла Маша.
- Это не... Маш, ты...
- Нет, мне не показалось. Я видела его глаза, - заверила ее подруга. - Не упусти свое счастье.

Потрясенно кивнув, Катя направилась в свой кабинет, но потом передумала.
Мысли роем вились в голове, не давая сосредочиться.
"Он все сказал, и про свадьбу тоже..."
"Кать... Ты бы помягче с Романом. Он тебя очень любит."
"Поздравляю вас с предстоящей свадьбой..."
"Не упусти свое счастье."

Неужели то, на что они с Романом так старательно пытались не обращать внимания - правда?
И где оно, ее счастье?
"Господи... Помоги мне найти правильный ответ" , - мысленно подняла она руки к небесам.

***
Она тихонько постучала в дверь, но никто не ответил. Тогда, осторожно потянув за ручку, Пушкарева вошла в комнату. Никого.
Катя уже хотела уйти, как вдруг ее внимание привлек портфель, лежавший на столе среди бумаг.
"Он еще не успел разобрать вещи", - мелькнуло в голове.
Она бросила взгляд на соседний стол - там на кресле одиноко висело пальто Романа.
После месяца опальной работы, проведенной на производственной ссылке, Павел Олегович сжалился над Малиновским и вернул его на административный этаж, с тем, чтобы он помогал Катерине.
Вздохнув и покачав головой, она взяла его пальто в руки с намерением повесить, как вдруг дверь внезапно распахнулась.
Испугавшись, Катя чуть не выронила Ромкин наряд из рук.
- Катя? - удивлению вошедшего, казалось, не было предела. - То есть, я хотел сказать, Екатерина Валерьевна...

И снова он. И этот его тон, почеркнуто-оффициальный. Невыносимо слышать эти слова от него...
Такого близкого и далекого.
Ты сама во всем виновата.
- Я искала Романа...Дмитриевича... - почему-то она опустила глаза, боясь встретиться с ним взглядом. Или боясь прочитать в нем упрек?
- Аа...Познакомьтесь, - прознес он, и следом за ним в кабинете появилась эффектная брюнетка. - Это Надежда Ткачук, из Киева. Тот самый возможный парнер в будущем, о котором я вам говорил. А это,- он обратился к Катерине - наш президент, Екатерина Валерьевна Пушкарева.
- Андрей лукавит. Мы обо всем уже давно договорились, осталось только узнать ваше мнение. Решение за вами. Очень приятно с вами познакомиться, Екатерина Валерьевна. Андрей мне много о вас рассказывал.
- Взаимно, Надежда...?
- Можно просто Надя, - улыбнулась собеседница. - Надеюсь, мы с вами подружимся.
- Обязательно, - вымученно улыбнулась Катерина. Больше всего на свете сейчас ей хотелось оказаться где-нибудь далеко - далеко от этого места.
- Ну вот, две самые главные женщины в моей жизни здесь, - он ласково улыбнулся своей спутнице. - Катя... Простите... Екатерина Валерьевна, я рассказал Наде, какую огромную роль вы сыграли в судьбе компании. Если бы не Екатерина Валерьевна, мы бы давно пошли померу...
- Да, это верно. Просто не верится, как вам это удалось, Катя.
- Иногда кажется, что горы можешь свернуть... - горько усмехнулась Пушкарева, и Андрею почему-то стало неловко. Он быстро взглянул на Катерину и тутже отвел глаза. К счастью, Надежда не заметила произошедшего казуса.
- Вы просто молодец! Управлять такой компанией, как Зималетто, наверное, очень тяжело... Как вы справляетесь?
- Потихоньку, - ответила она, по - прежнему нервно сжимая в руках пальто Романа.
- Наверное, у вас совсем не остается свободного времени... И все же, простите, если это не мое дело... Но, насколько я знаю, с личной жизнью у вас тоже все в порядке.
- Андрей Павлович вам и это успел рассказать? - с иронией спросила Катерина, но тут же взяла себя в руки.

Не хватало еще устроить скандал, как Кира!

Андрей снова посмотрел на нее. Удивленным и непонимающим взглядом. Острым, как лезвие бритвы, и прожигающим насквозь.

- Да, он сказал, что вы выходите замуж. Поздравляю, - искренне улыбнулась девушка.
- Вас, наверное, тоже можно поздравить? - скорее утверждала, чем спрашивала Катя.
Надя непонимающе качнула головой, в этот момент в кабинете появился еще один человек.
- Катя? - Роман непонимающе уставился на его пальто, неизвестно каким образом оказавшееся в его руках, затем перевел взгляд на Андрей, и наконец, на незнакомую девушку.
- А вы, наверное, Катин жених - Роман Малиновский? - спросила темноволосая красавица.
- Да,э то я...а вы , простите, кто?.. - спросил он, начиная догадываться о сути происходящего и заняв место рядом с Катериной.
- Позволь тебе представить: Надежда Ткачук, наш новый деловой партнер из Киева,- вклинился Андрей, улыбнувшись и приобняв девушку за плечо.
Это не укрылось от внимания Катерины.
- Партнер? - уточнил Роман, переводя взгляд на Надежду.
- Стану им, если нам удастся придти к взаимновыгодному решению и компромиссу, - улыбнулась девушка.
-Что ж, будем надеяться, - в тон ей ответил Роман. - Надеюсь, вы посетите наш показ?
Катя удивленно подняла на него глаза. Точно, и как ей раньше это в голову не пришло... Не пригласить гостью было бы невежливо, пригласить - сделать еще хуже...
- Конечно, спасибо. Хотелось бы посмотреть, чего добилось ZimaLetto в посление полгода. Пока я видела резульаты только на бумаге, и, признаться, они меня очень впечатлили. И в первую очередь это ваша заслуга.
- Благодарю, - кивнула Катя. - Это заслуга всех сотрудников компании.
- Ну, нам, пожалуй, пора. Я еще хотел показать Надежде наши магазины. Увидимся на показе.
- А как же совет? - спросил Роман, и очень вовремя, потому что это чуть не сорвалось с губ Кати.
- Постараюсь успеть, - он бросил взгляд на часы. - Вся инофрмация есть у Екатерины Валерьевны, если я задержусь, она сможет представить вам некоторые числа?..
- Конечно, - ответила она.
- Ну, все. До свидания, - улыбнулся Жданов.
- До свидания. Было очень приятно с вами познакомиться, Катя, - она улыбнулась девушке. - И с вами, Роман.
- Взаимно, - произнес он.
- До свидания, - махнула на прощанье рукой Катя.

***

Как только они вышли из кабинета, Роман повернулся к Кате, и, обеспокоенно заглянув в ее глаза, спросил:
- Ты в порядке?
- Да. Кажется... - она избегала встретиться с ним взглядом.
- Что им здесь было нужно? И как...у тебя в руках оказалось мое пальто? - он перевел глаза на пальто, которое все еще было в руках у Кати.
- Пальто висело на стуле, я решила его повесить... И тут пришел Андрей...Павлович и Надежда...
Роман осторожно высвободил пальто из ее рук и повесил на вешалку.
- И что потом?
- Ничего особенного... Потом он представил нас друг другу.
- Кать... Точно все в порядке?
- Да...ты знаешь,я пожалуй, пойду, подготовлюсь к совету, - и она решительно направилась к выходу, чуть ли не бегом покидая кабинет.
Роман проводил ее взглядом и тяжело выздохнул.

***

Партнер...
Так вот она какая. Новая добыча Андрея Жданова.
Раньше он бы одобрил выбор друга - красавица, сразу видно, что не из робкого десятка, явно искушенная , как в вопросах бизнеса, так и в вопросах любви. Но это не развлечение на одну ночь. Такие женщины, как она, не настолько глупы. Они очень умны, и всегда ищут для себя выгоду. Только вот что-то было в ней... Человечное, что-ли. На мгновение в ней Роману что-то показалось знакомым. Но это только на мгновение...
Он не одобрял действия Андрея. И даже не мог сказать, что рад за друга. Напротив, Малиновскому было жаль его.

***
"Ну вот, две самые главные женщины в моей жизни здесь..."
"Екатерина Валерьевна, я рассказал Наде, какую огромную роль вы сыграли в судьбе компании..."

Ну, вот и все... Теперь понятно, какая роль была отведена ей во всей этой истории.
Спасительница компании, и только...
Хватит предаваться глупым мечтам, мучить себя и окружающих. Пора все забыть. Как это сделал он. И точка.
Катя почувствовала невыносимую злобу. На себя. За то, что сказать -то она может, только вот сделать так будет очень трудно. Практически невозможно.
" Но я смогу...Я же сильная. Я же Пушкарева."
"Слава Богу, что не Жданова..." - усмехнулась она.
"Будет больно. Но я справлюсь".


"Да, он сказал, что вы выходите замуж. Поздравляю."
Она совсем забыла у него спросить... Действительно ли он рассказал правду Маше? Хотя, вряд ли. Скорее всего, она имела в виду что-то другое.
"Роман - замечательный человек."
Нет, она не может его мучить... И если то, что сказала Маша - правда, то...
"Он тебя очень любит."
Он должна развеять слухи о предстоящей женитьбе. И начать новую жизнь. Без ZimaLetto и Андрея Жданова. Нужно лишь немного потерпеть, осталось всего пять месяцев...

Глава 45.
Лучше всех.

Совещание прошло относительно спокойно. Александра на собрании, впрочем, как и родителей Жданова, не было - они не смогли приехать. Кристина тоже отсутствовала. Андрей опоздал всего лишь на пятнадцать минут, и вскоре, взлохмаченный и счастливый, появился на пороге конференц- зала. Даже Кира, сидевшая неподалеку, заметила перемену в нем. Слухи о прекрасной украинке, прибывшей вместе с ее бывшим женихом, до нее тоже дошли. На этот раз Андрей был без Надежды. В считанные минуты он стал серьезным и собранным, и был готов представить отчет о проделанной работе. Катя молча слушала его, стараясь не расплакаться. Она смотрела на красивого черноволосого мужчину и понимала, что он уже ей не принадлежит. Теперь он свободен, а может быть - вполне вероятно - находится во власти уже другой женщины. Кира тоже это поняла. И если у нее до сих пор была хоть какая-то призрачная надежда вернуть Андрея, то сейчас от нее ни осталось и следа.
После совета Андрей извинился, и, быстро попрощавшись со всеми, умчал по делам. Хотя все прекрасно понимали, к кому и зачем он поехал. Роман весь остаток дня ходил хмурый и как в воду опущенный, на Викторию с ее вечными вопросами никто не обращал никакого внимания. Когда все стали расходиться, Катя услышала рядом с собой голос Киры:
- Катя...
Она встретилась с ней взглядом. Теперь во взгляде "снежной королевы", как любили называть Воропаеву, не было прежней одержимости. В них читалось горькое разочарование и признание своей неправоты.
Зал опустел, остались лишь они вдвоем посреди комнаты.
- Возможно, вы были правы, - тихо произнесла Кира и вышла.
Катя проводила ее взглядом, полным немого удивления... А может быть, сочувствия. Они обе наступили на одни и те же грабли. Влюбились в человека, которому, по сути дела, нужна была лишь компания? и именно ради нее Жданов пошел на все это. А теперь...
Теперь он влюбился. По-настоящему. И это не такая простая и понятная "любовь" к Кире, о которой Андрей рассказывал Кате. Нет. Все гораздо более серьезно. И в его сердце теперь нет места для нее, Кати Пушкаревой.
Она тяжело вздохнула и, взяв документы, покинула кабинет.

***
В коридоре ее поймал Милко, чему Катя была крайне удивлена.
- Что-то с коллекцией?- обеспокоенно спросила она. До сих пор они с Милко не очень ладили, и честно говоря, она побаивалась великого маэстро. С ним обычно общались Юлиана и Кира, Катя же просто иногда заглядывала посмотреть, как идут дела. Да и сам он не горел желанием познакомиться поближе с госпожой-презИдентом.
- КатЯ, вы мне срочно нужны!
- Да что случилось, объясните!
- Сейчас все узнаете, - почему-то ей показалось, что Милко очень волнуется.

Наконец, он привел ее к себе в мастЕрскую.
Висевшее до сих пор на манекене свадебное платье Киры мигом вызвало у Кати неприятные воспоминания.
- Так что вы хотели мне показать? - попыталась отвечься она от дурных мыслей.
- Ах да...Вот, - с этими словами он снял покрывло со стоявшего рядом манекена.
У Кати перехватило дыхание... Ее взору открылось невероятно красивое бордовое вечернее платье, отделанное золотой нитью и блиставшее в россыпи бриллиантов и кружев.
- Потрясающе... Думаю, это будет достойным завершением коллекции, - не удержавшись, она провела по нему рукой, но тут же, опомнившись, поспешно ее убрала.
- Ну что ж. Я рад, что вам оно понравилось, - хмыкнул он. - Раздевайтесь.
- Что? - не поняла Катерина, удивленно посмотрев на него.
- Раздевайтесь, - спокойно повторил он. - Иначе как я смогу подогнать его по размеру?
- Но... Я думала, платье подгоняется точно по фигуре...
- Она думала! Ну кОнечно, а как по-другому! - дизайнер начинал терять терпение.
- Но тогда нужно смотреть его на модели, которая будет его представлять!
- Не спорьте со мной, я знаю, что делаю! Платье будете представлять вы! - вскричал он.
- Я?.. - как -то тихо произнесла Пушкарева, и Милко вдруг стало ее жалко.
- Ну простите меня... я конечно, тИран, и мы не всегда с Вами ладили... Но это платье для Вас.

Катерина думала, что ей показалось. Платье... для нее? От Милко? Просто что-то сверхъестественное!

- Спасибо, но боюсь, такая красота не для меня... - смущенно пробормотала она, все еще мучимая комплексами дурнушки.
- Доверьтесь мне. Милко знает, что делает, - обнадеживающе произнес он и указал на примерочную.

Она с минуту сомневалась, но потом сдалась.
Кивнув, она слабо улыбнулась и сказала "Ну, хорошо", что вызвало улыбку и на губах дизайнера.
Когда Катя спустя некоторое время показалась из примерочной, Милко не мог отвести от нее глаз.
- Ну как? - смущенно произнесла она, краснея.
- Божественно, - тихо произнес он, и все же Катя услышала. - БабОчка!
Встретившись взглядом с Катериной, он поспешно отвел глаза и стал изображать бурную деятельность, внимательно оглядывая наряд со всех сторон, где -то что-то поправляя, хотя, казалось, сделать что-то лучше было невозможно.

Внезапно около мастерской раздались шаги, и до Кати донесся голос:
- Милко, я хотела кое-что уточнить по поводу... - представшая перед Кирой картина оборвала ее на полуслове.
Казалось, на него это не произвело ни малейшего впачатления. Он был целиком погружен работу.
- Простите, что помешала... - с привычной натянутой улыбкой ответила Воропаева.
- А, Кирюша... проходи. Что ты хотела?
- Да так, ничего. Вы прекрасно выглядите, Катя, - сказала она искренне, чуть помедлив.
- Спасибо, - ответила Катерина, почему-то чувствуя есебя виноватой перед этой женщиной.
Когда-то, в другой жизни, она тоже вот так, без спросу, вошла сюда и увидела Киру в свадебном платье...
Тогда ей хотелось умереть. А ведь это было совсем недавно...
Сейчас же они словно поменялись местами. Теперь замуж выходит Катя, правда, никакой свадьбы на самом деле нет, да и платье на ней не белое...
Взгляд Киры и ее одновременно остановились на белом наряде.
- Оно до сих пор здесь? Надо будет забрать... - за несколько мгновений вся их жизнь с Андреем будто пронеслась перед ее глазами. - Извините, - поспешно произнесла она, пряча взгляд и собираясь уйти.
- Так что ты хотела, Кирочка? - спросил Милко, выпрямившись и посмотрев на нее.
- Ничего важного... Это по поводу коллекции... Я зайду позже, - Кира коротко улыбнулась и вышла из комнаты.
- Странная она какая-то, - пробурчал себе под нос Милко и вновь принялся за работу.
"Еще бы, ведь ей столько пришлось пережить", - про себя подумала Катя, но вслух не произнесла.

***
Позже, сидя в своем кабинете, она до сих пор не могла поверить, что наденет завтра на презентацию платье от Милко, да еще и эксклюзивное.
Если бы кто-нибудь месяц назад сказал бы ей про это, то она, конечно, не поверила. А сейчас... Такое впечатление, что это чей-то розыгрыш. Так не бывает!
Однако платье в мастерской Милко свидетельствовало об обратном.
Раздавшаяся трель телефонного звонка заставила Катю вздрогнуть. Звонила Юлиана.
- Алло.
- Привет, Катюш! Ну, как настроение перед показом?
- Нормально. Только... Волнуюсь немножко, - честно призналась она.
- Все будет хорошо. Кстати, ты уже видела платье?
- Так это вы попросили Милко? Не надо было...
- Кать, давай договоримся: во - первых, не "вы", а "ты". А во -вторых, это полностью инициатива Милко.
- Вы...шутите?
- Я абсолютно серьезно -, рассмеялась Виноградова. - Ну все, я еду к тебе - не терпится увидеть тебя во всей этой красе.
- Юлиана... - вырвалось у Кати помимо ее воли.
- Да?
- Нет, ничего...Приезжайте поскорее.
- Хорошо, - Катя словно увидела, как та улыбнулась.

Когда через полчаса Юлиана приехала, Катя с радостью встретила подругу, а потом, смутившись под проницательным взглядом Юлианы, произнесла:
- Я хочу быть там самой красивой.
Виноградова довольно улыбнулась, и, взмахнув зонтиком, ответила:
- Легко! - а затем добавила: - Позволишь мне стать твоей феей на один вечер?
- Вы моя спасительница! - рассмеялась Катя.

Вот так, в суматохе и приготовлениях, наступил вечер. Для кого-то он прошел в работе, другой приятно провел время у камина с бокалом виски, а третий отправился на поиски приключений в баре. И для всех этот вечер был полон терзаний и волнений по поводу предстоящего показа.
Наконец, наступило завтра.

Глава 46.
Если бы все сложилось иначе...

С самого утра Катерина только и делала, что проверяла, все ли в порядке, и следила за последними приготовлениями к показу. За зал, освещение и оффициантов они почти не переживала - этим занималась Юлиана. Кира взяла на себя Милко, а Роман - западных партнеров. Их следовало встретить и доставить к месту проведения показа в целости и сохранности. Малиновский следил, чтобы все было в порядке. И хотя пока все шло как по маслу, Пушкарева все равно чувствовала себя как на иголках. От одной только мысли о предстоящем действе ее бросало то в дрожь, то в холод... Еще бы, ведь она будет представлять компанию, и ей наверняка придется сказать пару слов как временно исполняющей обязанности президента. А еще там будет Андрей...и Надежда.
Как ни старалась она не думать об этом, все равно мысленно Катя снова и снова возвращалась к нему. Да, она попросила Юлиану ей помочь... Она хочет быть там самой лучшей. Пусть Жданов поймет, что потерял... Всего лишь маленькая женская месть. Она имеет право. А Андрей... Она подумала о нем? И что будет дальше? Катя помотала головой. Нет... Об этом она подумает завтра.
" Прямо как Скарлетт О' Хара", - невесело усмехнулась она .- "Да и Ретт Баттлер имеется..."
Хотя... Нет. Больше ей нравилось другое сравнение - Элизабет Беннет и мистер Дарси...только таких джентельменов, увы, не существует.
По крайней мере, она пока не встречала.

***

- Ты выглядишь потрясающе, - подмигнула ей Юлиана, любуясь Катиным отражением в зеркале.
- Спасибо, - смущенно ответила та. - Все благодаря вам.
- Брось, - взмахнула зонтиком Виноградова. - Нужно только уметь подчеркнуть свои достоинства.
- И все же, без вас всего этого не было бы...
- Ну ладно! - рассмеялась Юля. - Катюш, я поеду в отель, прослежу за выполнением приготовлений.
- Хорошо, - кивнула Катя. - Я буду чуть позже, только проверю все еще раз.
- Да, и не забудь про ювелира, - около двери обернулась Юлиана.
- Помню, - улыбнулась Катя. - Спасибо.
Юля кивнула и, легко открыв дверь с помощью зонтика, исчезла за ней.
Ювелир... Куда-то она записывала его телефон, только куда же? Не хватало только его еще потерять... Господи, до показа осталось всего каких-то несколько часов, а ей еще нужно успеть сделать кучу дел!Как же она все это успеет? Катя поняла, что ужасно боится. Вновь опозориться и стать поводом для насмешки этих пафосных людей, привыкших обедать в лучших ресторанах и отдыхать в лучших клубах...Кто она, Катя Пушкарева, по сравнению с ними? Несчастная карьеристка, да невеста одного из акционеров компании, к тому же фиктивная. Та самая дурнушка, которая однажды чуть не упала с блестящего и скользкого подиума...

- Катя, - вошел к ней кто-то без стука. - Я...
Ей не нужно было поворачиваться, чтобы понять - это Рома.
- Да, Ром, - она обернулась и увидела его, застывшего посередине комнаты. - Ты что-то хотел? - Катя поняла,что она волнуется.
- Ты... Восхитительно выглядишь, - он не мог оторвать от нее глаз.
- Спасибо, - смущенно ответила Пушкарева.
Пауза становилась все мучительнее. Ей было неловко перед таким Малиновским, взгляд которого в данный момент с натяжкой можно было назвать дружеским.
- Ах да...- он провел рукой по волосам, взъерошив их. - Вот... Я увидел на столе записку и подумал, что ты замотаешься и можешь не успеть...- с этими словами он достал черную длинную бархатную коробочку.
"Ювелир", - догадалась Катя, и ее глаза засветились от радости.
- Спасибо, Ромочка! - не подумав о последствиях и подчиняясь ежесекундному порыву, она обняла его. Ошеломленный Роман замер, не шевелясь. Свободная его рука осторожно легла на ее плечо. Когда Катя отстранилась, он, кажется, все еще пребывал в шоке. В голове шумело...
- Ты не представляешь, как ты меня выручил...А я думала, что потеряла его номер...
Она что-то говорила, но это было неважно. Он не слышал и половины из всего. Роман пристально смотрел ей в глаза - два бездонных карих озера... И как он раньше их не замечал...
- Ром...- настороженно взгляднула на него она. - Ты меня слушаешь?
- Да, прости... - он тряхнул головой. - Что ты там говорила? Я просто задумался.
- Я думала,что все уже пропало... Но тут появился ты, - улыбнулась Катя.
- Ну вот видишь, - в ответ улыбнулся Роман, удивляясь своей странной реакции - от ее улыбки почему-то вдруг стало так хорошо, и странное тепло разлилось по всему телу.
Нет, этого не может быть...
Он дал себе зарок. И не нарушит его.
Как давно это было...

- Позволь, - произнес он, достав из коробочки великолепное ожерелье.
- Ром...- тихо произнесла Катя. - Но... Там не было столько бриллиантов...
-Это бонус, - почему-то равеселился он. - Осторожно, повернись...Так...
Он осторожно одел на ее шею колье и аккуратно застегнул замочек, задержав на мгновение руки на ее плечах.
- Ну вот, - сказал он ее отражению в зеркале.
Катя потрясенно смотрела на себя, не веря, что потрясающая девушка в ослепительных бриллиантах - это она.
- Спасибо, - тихо произнесла она, и повернувшись, поцеловала его в щеку. Он на секунду прикрыл глаза, больше всего боясь, как бы инстинкты не сыграли с ним злую шутку, и невинный поцелуй не перерос в самый что ни на есть настоящий и страстный.
- А, вот вы где, - с порога произнес Андрей и резко затормозил.
Испуганная Катя отпрянула от Малиновского.
- Простите, если помешал, - холодно ответил он, не смотря на них. - Звонила Кира, у Милко опять истерика. В общем, без нашей помощи не обойтись, - он наконец поднял на них взгляд.
- Хорошо, мы сейчас же выезжаем, - ответила Катерина, и вдруг вспомнила, что ее машину взяла Юлиана. - Ром, ты еще долго будешь здесь?
- Нет, а что? Я бы с удовольствием отвез тебя, но приехал я на машине Андрея... - он многозначительно посмотрел на друга.
Катя сначала покраснела, потом побледнела, избегая смотреть ему в глаза. Ну зачем ей было спрашивать у Романа прямо сейчас? Почему бы не дождаться ухода Андрея? Она бы что-нибудь придумала, вызвала такси, например, а теперь...
- Я подвезу вас, - решительно ответил Андрей.
- Вот и отлично. А я как раз кое-что здесь закончу. Езжайте без меня, - быстро произнес Роман и улизнул из кабинета, проигнорировав просящий Катин взгляд.

***

Только что он почти сбежал. И правильно сделал... Он просто не мог больше там находиться. Ему нужно было придти в себя и привести в порядок мысли, которые в последнее время, казалось, ему не принадлежали...

***

Стоило Роману уйти, как Катя почувствовала, что сердце забилось сильнее. Старательно избегая смотреть Андрею в глаза, она произнесла:
- Я буду готова через несколько минут.
- Я подожду вас внизу, - ответил он.
Развернувшись, он уже хотел уйти, но внезапно замер около самой двери, и, глядя ей в глаза, произнес:
- Вы прекрасно выглядите.
- Спасибо, - кивнула она, не зная, куда деться от смущения.
Короткий кивок головой, и Андрей вышел из кабинета.
" Что же я делаю?" - Катерина закрыла рот рукой.
Что происходит?
И почему он один? Где Надежда?
Роман тоже, хорош друг. Оставил ее наедине с ним... Хотя, она сама же тогда, в "Лиссабоне", говорила ему о том, что ненавидит его и Андрея. С чего бы Малиновскому думать, что это не так?
Но ведь знает же... Она это чувствует. А еще...О на почувствовала, что, если бы Андрей не вошел, то просто поцелуй мог перерасти в нечто большее...
И если бы Андрей не встретился на ее пути, то, возможно, между ней и Романом могло возникнуть что-то большее, чем дружба.
Хотела ли этого она? Катя не знала...
А хотел ли этого Роман? Он тоже этого не знал.
Однажды он уже оказался проигравшим в жесткой игре под названием "любовь", и не хотел испытывать судьбу вновь.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2007, 03:38 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 07:10
Сообщения: 85
Глава 47.
Прошлое...или настоящее?


Позвонив Андрею, Юлиана стала дожидаться их приезда, попутно проверяя готовность зала к показу. Как вдруг с ужасом обнаружила, что одного списка с перечнем наиболее важных гостей не хватает. "Папка Катерины", - сообразила она, и, быстро достав телефон из сумочки, набрала знакомый номер.
Ей ответил металлический голос: "Абонент не отвечает или временно недоступен, попробуйте позвонить позднее".
И так несколько раз.
"Ну куда же ты пропала, подруга?" - вздохнула она, сжимая в руках эксклюзивную дорогую модель сотового.

***
- Прошу Вас, - Андрей распахнул перед Катериной дверцу, помогая ей забраться в машину.
- Благодарю, - так же нарочито вежливо ответила она, с некоторой холодностью.
Дорогой они ехали молча. И все бы ничего, но вскоре они совершенно неожиданно попали в пробку, которая, судя по всему, обещала затянуться.
Напряжение, царившее в салоне, с каждой минутой нарастало. Наконец, поняв,что дальнейшее молчание невозможно, первым не выдержал Андрей:
- Ну так, расскажите мне, что творилось в Зималетто все эти дни... - задумчиво и с радостью в голосе произнес он, смотря куда-то вперед.
- Ничего особенного... Все по-старому, - Катя предпочитала смотреть в боковое окно. - Милко то бушевал, то затихал, подписали пару выгодных контрактов... Кира ездила в Прагу, мы открыли там еще один магазин... Вот, в принципе, и все, - она все же повернулась и посмотрела в его сторону.
- А поподробнее? - усмехнулся Андрей, взглянув на Катю.
- Что именно вас интересует?
- Меня интересует все. Начиная с того, как ваши родители отрегиаровали на сообщение о свадьбе, - он сделал небольшую паузу, - они ведь знают?
Катерина, явно не ожидавшая такого вопроса, растерялась, но решила так просто не сдаваться. Он ее проверяет? Прекрасно!
- Да, знают.
Настал черед Андрея удивляться. Он поджал губы и уже менее жизнерадотсно спросил:
- И что они думают по этому поводу?
- Мне кажется, это уже не ваше дело, - холодно ответила она, смотря на движение автомобилей за окном.
- Ну что вы! - поспешил произнести Жданов, шутливо поднимая руки. - Как скажете. Передавайте им привет при встрече.
Катя изумленно посмотрела на него. Да, такого от Андрея она явно не ожидала. Он просит передать привет...ее родителям? Но зачем?
Тем не менее Пушкарева поспешно произнесла:
- Спасибо.
В салоне автомобился вновь воцарилось молчание. Разговор не клеился. Наконец, решив отыграться, Катя как бы невзначай произнесла:
- Вас, как я заметила, тоже можно поздравить?
- С чем? - искренне удивился Андрей.
- Ну как же? С подписанным контрактом.
- Я вас не совсем понимаю... - негромко произнес он, следя за дорогой.
- Я имею в виду нашего нового потенциального партнера из Киева... Точнее, партнершу, - поспешила исправиться она, и щеки невольно покрылись румянцем, что не укрылось от Андрея.
"Черт!", - вырвалось у Катерины, но она решила идти до конца.
- Надежда - замечательный человек, и...
- А, так вы про контракт? Ну, во-первых, он еще не подписан. Не говори "гоп", как говорится... А во - вторых... Надежда - действительно очень хороший человек. И я рад, что судьба свела нас. Но последнее слово за вами, - он сделал ударение на последнем слове и внезапно замолчал.
Машина тоже резко остановилась. Казалось, время замерло.
Сейчас все зависело от ее ответа...

**
- Ром! Ты еще в ZimaLetto?
- Да, а что? - удивленно спросил он, озадаченно взглянув на трубку.
- Дело в том, что среди бумаг не хватает одного важного списка гостей...я думаю, он у Кати.
- Ну так позвони ей и спроси. Разве она еще не приехала?
- Должна была. Но нет...
- А телефон?
- Не отвечает...
- Странно... А что за папка?
- Синенькая такая. А нужен список VIP- гостей.
- Хорошо, я посмотрю, может, она его забыла на столе. Позвони мне, когда она будет в отеле.
- Ок'ей, спасибо, Ром, ты меня просто спасаешь, - Малиновский словно почувствовал ее улыбку.
- Не за что. Пока.
- Пока, - попрощалась она.
"Какая же невероятная энергетика исходит от этой женщины", - подумал Роман, покрутив в руках телефон, и, вдохнув, направился в президентские апартаменты на поиски документов.

Зайдя в кабинет, он задумчиво оглядел находившийся в почти идеальном порядке стол, синенькой папочки на котором не было видно.
"Ну и где мне ее искать?"- вздохнул он и направился к аляповатому сооружению дизайнеров, гордо именуемому "рабочим местом". Этот стол Андрей специально заказывал в свое время для себя, представляя, как будет управлять делами за таким модным элементом интерьера. Правда, делами он на нем меньше всего занимался... Точнее, за ним. И уж откуда ему было знать, что ровно через полгода его место займет страшненькая секретарша, его вчерашняя помощница Катя Пушкарева!
"Ирония судьбы", - усмехнулся Рома и отодвинул один из ящиков стола. Синей папки там тоже не было. Но вот записная книжка размером с тетрадку и вложенными в нее листами привлекла его внимание...
"Может, там эти самые списки?" - подумал он и взял ее в руки.
Резко открыв книжку, он неожиданно для себя выронил те самые вложенные листы. Чертыхнувшись, Роман нагнулся, чтобы их поднять, как вдруг его внимание привлекло несколько строчек. Лицо его стало бледным...



***

Мучительные секунды шли, а она все медлила... Наконец, Катя открыла рот, собираясь что-то сказать, как вдруг автомобиль прилично встряхнуло. Не ожидав такого, Катерина инстинктивно наклонилась к Андрею, ищя защиты, и помимо воли оказалась прижатой к его груди. Он, естественно, в первую очередь заботясь о ее безопасности, поймал девушку в свои крепкие объятия.
- Ты...в порядке? - раздался его встревоженный голос возле ее уха.
- Вроде..да, - пробормотала Катерина, поспешно выбравшись из прочного кольца его рук и отвернувшись к окну.
Как потом выяснилось, он на что-то наехали. Это не вызвало каких -либо серьезных повреждений автомобиля, и можно было ехать дальше.
Остаток дороги они провели в молчании, думая каждый о своем. Андрей, может, и начал бы разговор, но каждый раз, смотря на Катерину, не отводяющую взгляда от окна, убеждался, что она не расположена к беседе. Таким образом, все его стремления сводились на "нет", и он продолжал сосредоточенно вести машину, пока, наконец, они не подъехали к отелю. Жданов снова помог ей выбраться, подав руку. Катя , беззвучно поблагодарив его одними губами, поспешила внутрь. Если бы он не знал Катю, он бы подумал, что она просто сбежала.
Постояв немного в задумчивости, он отправился за ней.

***

В холле он ее почти догнал, и в основном зале для показа они, можно сказать, появились одновременно. Юлиана отметила про себя сей факт. Не укрылось от ее внимательного взгляда и странное взволнованное состояние подруги, которое она пыталась объяснить волнением перед вечеринкой. Однако вслух она не произнесла ни слова.
- Прости, мы задержались... - произнесла Катя, слегка запыхавшись. Она и не заметила, как сказала "мы".
- Мы? - удивленно переспросила Юлиана, как тут же за Катиной спиной возник Андрей.
- Да, небольшие неприятности на дороге, - сказал он, как само собой разумеющееся. От неожиданности Катерина чуть не подпрыгнула. - Я подвозил Катю, - поспешил добавить Жданов, видя некоторое замешательство на лице пиарщицы.
- А где Роман? - поинтересовалась Юлиана, пытаясь разрядить обстановку.
- Ему еще нужно закончить кое-какие дела... - неуверенно произнесла Катя и отвела взгляд. На самом деле она думала совершенно по-другому и понимала, почему Ромка так сказал. Какие дела перед показом? Сейчас все внимание обращено на проведение мероприятия...
- Он подъедет позже, - закончил за нее Андрей.
- Хмм...Ну что ж, - улыбнулась Юля. - Раз уж вы здесь, вам придется успокаивать Милко. Да, кстати... Кать, синяя папочка... Она у тебя?
- Ах, да... - она поспешно сняла сумочку с плеча и выудила оттуда документы. - Вот, держи... Чуть не забыла.
- Ну слава Богу, а уже подумала, что она потерялась! А почему вы еще здесь? - она посмотрела на Андрея и Катю. - Вперед, в мастерскую маэстро!
Катя и Андрей переглянулись, понимая, что выхода нет. Что ж, придется идти. Они кивнули и развернулись в сторону гримерок.
- Удачи! - махнула им зонтиком Юлиана.
- Да уж, она нам пригодится... - буркнул Андрей, пропуская вперед Катерину.
- Я вполне могу справиться одна, - сказала Катя после непродолжительного молчания. - Спасибо вам за помощь, но...
- Ну уж нет, Катенька, я не оставлю вас на съедение этому монстру.
Катя удивленно подняла на него глаза.
Катенька...
Как давно она не слышала от него этих слов!

Андрей даже не заметил, как произнес столь привычную для него фразу. У него вырвалось это помимо воли...
Как - будто все по-прежнему, ничего не случилось, они работают в одной команде, и не только...
И не только...
- Все в порядке? - участливо спросил он, посмотрев на замершую Катерину. Уже второй раз за этот день.
- А?...Да, просто задумалась, - она поспешила спрятать свой взгляд и устремилась вперед.
- Как скажете, - ответил Жданов, как вдруг у него зазвонил телефон.
Андрей достал аппарат:
- Алло.
- Здравствуй, Андрей. Это Надежда.
- А, Надя? Привет, - он расплылся в улыбке.
Произнесенное имя девушки заставило Катю обернуться и спустило с небес.

Очнись... Вот и вся сказка... А ты уже опять размечталась.
Не принадлежит он тебе больше. Не твой он, не твой...
Больше всего сейчас хотелось сесть вот прямо здесь, на полу, и разрыдаться...

- Да, даже так? Здорово!
От этих слов Катя помрачнела еще больше. И вдруг поймала взгляд Андрея, устремленный на нее. Пытаясь справиться с эмоциями, она чуть заметно кивнула ему и произнесла: "Езжайте".
Но Жданов только отрицательно покачал головой.
- Да, Надюш. Тогда увидимся на месте. Все, пока. До встречи.

Целую...
Катя ждала, что он произнесет эти слова...Вот сейчас. И тогда все окончательно станет ясно. Для нее.
Но шли секунды, а он этого не делал. Улыбнулся еще раз, затем нажал клавишу "отбой"и убрал мобильник в карман.

- Ну что, мы идем? - улыбнулся он.

От растерянности она лишь кивнула головой, ничего не сказав.
"Это ничего не значит, совсем ничего...Он, может, сто раз на дню ей это произносит, и не только произносит", - говорил ее разум. - "Господи, о чем я только думаю, это его личная жизнь, и мне абсолютно не интересно, как и с кем он..."
"Не ври хотя бы самой себе. Тебе очень интересно, просто ты боишься себе признаться в том, что все еще лю..." - вторил ему внутренний голос.
"Нет!..." - снова разум.
"Он не поехал за ней...Не сказал "люблю" или "целую"...Он...остался со мной..."- радостно прокричало сердце.
"Дура! Мало тебя учили..."- но Катерина уже не слышала этого. В ее голове настолько все перемешалось, что трудно было сказать, что она чувствует сейчас.
Просто живет...

***
Роман с ужасом смотрел на валявшиеся на полу листы. В памяти тут же вспылал картина: вот она, Катя, рыдающая, свернулась здесь комочком, и плачет... Плачет, плачет!... Из-за тебя, Малиновский! Господи, они не знал... Не мог предположить, что эта его дурацкая шутка произвела на нее настолько сильное впечатление. Как же она все это пережила? Как?... Он думал...он переживал, но не знал, что все так серьезно. Господи, какие они идиоты...Что они наделали? Да как она... Как она вообще после этого могла с ними разговаривать! На ее месте Роман бы навсегда забыл имя обидчика, и место его жительства. А она... Ведь они с Катей даже подружились...
"Инструкция для рядового Жданова..."
Черт!..
Если бы можно было все вернуть...
Руки по-прежнему продолжали сжимать маленькую книжечку в твердом переплете. Он удивленно посмотрел на то, что держал. Не совсем понимая, что делает, Роман открыл первую попавшуюся страницу.
"Просто быть рядом с ним - уже счастье..."
Господи, что же они наделали?

Глава 48.
Настоящая дружба.

Он не знал, сколько времени провел с тоненькой книжкой в руке, листая друг за другом страницы. Трель телефонного звонка заставила его вспомнить, где он находится. Роман с удивлением обнаружил, что сидит на полу, а вокруг были хаотично разбросаны листы. Он окинул представшую перед ним картину удивленным и отрешенным взглядом и выудил из кармана мобильник.
- Алло, - глухим голосом произнес Малиновский.
- Рома, слава Богу! Где ты пропал?
- Юлиана, - ответил он на автомате.
- Она самая. Ром, я звоню сказать, что Катя с Андреем приехали, и папка у нее.
- Какая папка?
- Ты меня пугаешь... Та самая, синяя, которую ты сейчас должен искать...
- Ах да, папка...Т ак значит, она нашлась?
- Да, Катя взяла ее с собой. Ром... С тобой все в порядке? - осторожно произнесла Виноградова, уловив в его голосе нехорошие нотки.
- Да. Все просто отлично, - едко усмехнулся он.
- Рома...?
- Да, да, - смягчился он.- Прости... Это все, или ты еще что-то хотела?
- Нет, это все...
- Мне нужно бежать. Увидимся на презентации.
- Пока, - ответила Юлиана, и через секунду в трубке раздались гудки.

Пиаршица растерянно уставилась на телефон. Редко ее можно было застать врасплох, но похоже, Роману сейчас с лихвой это удалось. Своим странным поведением Малиновский еще больше заставил ее увериться в том, что происходит что-то непонятное. Сначала Катя избегает Андрея, затем Роман начинает оказывать ей какие-то неясные знаки внимания, после чего вдруг выясняется, что они помолвлены, а следом вновь - совместный приезд Кати и Андрея, и этот странный пунцовый румянец на ее щеках, и его довольная улыбка, и замогильный голос Романа по телефону, который, судя по всему, вообще и думать забыл о какой-то синей папке, презентации и всех остальных, в то время как его присутствие было обязательно, ведь он снова исполнял обязанности вице-президента, в отличие от Андрея, который с момента своего отъезда числился простым начальником отдела. Очевидно, загадка была не из ряда простых, но Юлиана любила головоломки. И одну из них ей предстояло разгадать в скором времени.

***

Роман приехал как раз к началу показа. На удивление, он был немногословен. К Кате он даже не подошел. В последний момент его поймала Юлиана, и Малиновский сел на свободное место рядом с ней. Андрей и Катя до сих пор что-то выясняли с Милко, до показа оставались считанные минуты.
- Ну же... Ты сможешь. Я в тебя верю, - мягко, с улыбкой произнес он.
И ей почему-то хотелось поверить, утонуть в этих сияющих, любимых глазах.
Сразу куда-то делись все страхи, боязнь выхода на публику и другие терзавшие ее мысли.
"Он сказал, что все будет хорошо".
Катерина улыбнулась, как-то наивно и по-детски, что не могло его не растрогать, и скрылась за кулисами.
"Теперь настал ее час. Я сделал, все что мог,"- подумал он, проводив ее задумчивым и несколько грустным взглядом. Но лишь стоило ей скрыться за дверью, Жданов словно очнулся и направился в зал, чтобы не пропустить начало карьеры нового президента... И он постарается и сделает все возможное, чтобы она удалась.
Андрей пробрался на свое место и с удивлением отметил, что место Романа пусто. Оглядев помещение в поисках друга, он в последний момент заметил его, сидящего рядом с Юлианой.
- Рома?.. - вопросительно поднял брови он, но его вопрос потонул в шквале раздавшихся внезапно аплодисментов. Заиграла музыка, и на сцене появилась Она...

***
Ее выступление было принято на"ура", впрочем, как и она сама. Светское общество, как это не странно, было в восторге от новой концепции и стратегии развития Зималетто, и все спешили поздравить очаровательную госпожу-президента. Даже Воропаев, до сих пор переживающий свое поражение, не преминул отметить ее изящество и красоту, ну, и конечно же, живой и острый ум. Еще ни одна женщина не сумела так ловко обвести его вокруг пальца... Кажется, еще немного, и он будет сражен. Далее следовали поздравления партнеров, делегаций, иностарнных инвесторов, новые выгодные предложения, контракты, и снова партнеры... Казалось, у нее скоро голова пойдет кругом, и если бы не помощь Юлианы, Катерина просто не смогла бы со всем этим справиться. Как вдруг, словно в сказке, толпа разошлась, и появился Он...
Весь такой сияющий, и эта легкая и мягкая улыбка целый вечер не сходит с его лица, придавая ему еще больше очарования.
- Поздравляю, - легкий поклон, и невесомый поцелуй... Но не руки, как это делали многие, а в щеку, словно почеркивая их давнее знакомство.
От неожиданности она слегка растерялась, и заготовленные слова разом вылетели из головы, вместо этого щеки, как назло, залились легким румянцем.
- Спасибо, - произнесла она, слишком поспешно отстранившись. Находясь уже не в такой непосредственной близости от него, Пушкарева позволила себе добавить:
- Без вас ничего этого не было бы...
-Нет,вы не правы, Катеньк...Катерина Валерьевна. Это полностью ваша заслуга, и ничья другая.
Его оффициальное "Катерина Валерьевна" неожиданно больно кольнуло... Захотелось возразить, но не смогла, загипнотизированная невероятным взглядом его карих глаз. Уже готова было все простить, как вдруг...
- Поздравляю, отличный показ, - голос украинской гостьи мигом вернул с небес на землю. Взгляды вновь стали слегка рассеяными и почеркнуто оффициальными.
-Спасибо, - легкая полуулыбка в ответ. Через усилие заставила взглянуть себя на Андрея. Губы сжаты, вид недовольный.
"Снова ушел в себя...", - печально подумала она, понимая, что волшебство того момента навсегда потеряно.
- Сразу видно,что вы настоящий профессионал... Я думаю, что наш контракт можно подписать уже завтра. Что вы на это скажете?
-Это было бы замечательно, - улыбнулась Катя, быстро взглянув на Андрея и желая увидеть его реакцию: казалось, перспектива такого скорого сотрудничества его тоже обрадовала.
- Простите, - улыбнулась Надежда, кивнув друзьям и удалилась.
Только было наставшее уединение было вновь нарушено подоспевшей Юлианой.
-Простите, если помешала... - улыбнулась она. - Катюш, настало время сюрприза, про который я тебе говорила... - она заговорщицки подмигнула подруге и обратила ее внимание на сцену.
Андрей проследил за их взглядами и увидел, как на подиуме словно из ниоткуда появился белый рояль, а следом из-за кулис вышел артист.
- Юлианочка...ты его пригасила? - почти шепотом произнесла Катерина.
Пиарщица торжествующе улыбнулась и кивнула головой, увидев радость в глазах подруги.
- Pianomaniя... - тихо произнесла девушка, а на глазах невольно выступили слезы.
В этот момент стоявшего позади Андрея кто-то осторожно потянул за руку.
- Ты не хочешь потанцевать? - играючи спросила Надежда, обворожительно улыбаясь.
- Да я...С удовольствием, - внезапно произнес он, и, взяв ее за руку, повел к танцполу.
Катя, невольно слышавшая последнюю фразу, увидела, как они вместе удаляются. Девушка заметно погрустнела, и это не укрылось от Юлианы.
"Да что же такое происходит?" - в сердцах задала она сама себе вопрос, не сводя тревожного взгляда с Катерины.
- Катюш, я сейчас, секундочку, - прощебетала она и скрылась в толпе. Уже через несколько секунд она нашла того, кого искала. Роман стоял в привычном ему окружении моделей и что-то увлеченно им рассказывал. Было видно, что он тяготится данным обществом, однако он старательно наступал себе на горло и продолжал усиленно изображать интерес. В одной руке у него был бокал с виски, а другая покоилась на талии одной из бАбочек.
Юлиана негодующе покачала головой. Затем решительно направилась к веселой компании и уверенным движением зонтика "поймала" Роман за рукав.
- Юлианочка, - чуть не поперхнулся он. - Так же и убить можно!
- Ничего, жить будешь, - сквозь улыбку процедила она и потянула его за рукав. - Можно тебя украсть на пару секунд?
- Но...
- Это не обсуждается.
- Девушки, я скоро. Не скучать, - очаровательно улыбнулся он, и, поцеловав моделей, поспешил за Юлей.
- Юлианочка, я, честное слово, тебя не узнаю. Что стобой? Ты мне чуть всех девушек не распугала!
- Что со мной?! - ее возмущению не было предела. - Я бы хотела задать тот же вопрос: что с тобой?
- А что со мной? - удивился Роман. - Две ноги, две руки...Вроде все на месте - он с деланным беспокйством оглядел себя. - Так, вроде все... А, вот голова еще...- он осторожно коснулся макушки. - Вроде тоже здесь...
- Рома, прекрати! Я совсем не о том! Что ты делаешь здесь в обществе этих..девушек?
- А ты имеешь что-то против? - хитро прищурился он. Его глаза полыхнули самодовольным огоньком. Или...ей показалось?
Быстро взяв в себя руки, она холодно произнесла:
- Мне все равно, с кем ты любезничаешь на вечере. Но, если ты не забыл, здесь присутствует Катя. Не знаю, что там между вами происходит, но для всех, и в первую очередь, для прессы, вы - жених и невеста. Так что изволь подойти к ней и хотя бы поинтересоваться, как идут дела.

Услышав имя "Катя", Роман поник головой. Да, он знал что ведет себя неправильно. Не совсем правильно. Но в конце концов, он ей ничего не должен, и их помолвка - лишь фикция! Не для прессы, опять же... Еще не хватало, чтобы этот их секрет раскрылся. Слова Юлианы вернули его в реальность.
- И вообще, сейчас, как ты заметил, кавалеры ангажируют своих дам. А Катя стоит одна. Ты не хочешь подумать если хотя бы не о ней, то о ее репутации как президента компании?
Малиновский виновато кивнул головой, понимая, что их встреча неизбежна.
- А почему ты еще здесь? Я что-то не поняла?
- Уже иду, - мрачно сообщил он. Вдогонку ему тут же бросилась одна из моделей.
- Ромочка, куда ты?
- Не сейчас, - он довольно грубо убрал ее руку со своего плеча и направился на поиски Катерины. На самом деле он давно знал, где она стоит, и вот уже полвечера наблюдал за ней. Издалека. Потому как он не представлял, как теперь будет с ней общаться. Перед глазами стразу всплывали те строчки:

"Мой дорогой друг и президент!..."
"За что?...За что все это?!...Неужели...неужели деньги дороже?!..."

Мерзавец!...
Имя тебе одно. И больше никто.
А теперь... Лучший друг и женщина, к которой он уже успел привязаться и которую тоже считал своим другом, могут больше никогда не встретиться, следуя указаниям своих разбитых сердец. Их дороги не пересекутся, и то самое счастье, единственное, будет потеряно... А все из-за него, Романа Малиновского!
Что же он натворил?!...

За подобными мыслями он и не заметил, что оказался почти на месте. Катя... Стоит, такая задумчивая и...одинокая. Ему вдруг стало стыдно. Как он мог пренебречь ее обществом, оставив одну, бросив на произвол судьбы? А сам в это время развлекался с моделями! Да, хорош, нечего сказать! Тоже мне, жених называется! Он мысленно ругнулся. Хотя, равлекался... Слишком громко сказано: в последнее время он соврешенно потерял интерес к идеальным фигурам и все понимающим "однодневкам". Малиновского больше не интересовало собственное удовольствие... Неожиданно в Романе проснулось чувство заботы о ближнем: то самое чувство, о котором он так хотел забыть.
Проследив за взглядом Катерины, он обнаружил... Андрея и Надежду, танцующих вместе, под медленную мелодию. Он снова перевел взгляд на Катю и увидел невыносимую грусь в ее глазах. Сердце само собой невольно отозвалось на этот зов, не спрашивая своего хозяина.
"Она же его...любит...Хоть и говорит, что это не так."
Решив что-то про себя, Роман уверенным шагом направился к Катерине.
Как будто специально, музыка сменилась на быструю и ритмичную.
Роман подошел к ничего не подозревающей девушке, и, протянув ей руку, спросил:
- Разреши тебя пригласить...
Она удивленно вскинула на него свои глаза, секунду колеблясь, и несмело вложила в его ладонь свою.
Этот невольный жест помимо воли вызвал у него улыбку.
Мгновение - и они уже на паркете, забыв обо всем, закружились в вихре новых ощущений.
А рядом - и это не могли не заметить все четверо - танцевали Андрей и Надежда...

***
Очень скоро они оказались в центре зала и внимания одновременно. Все восторженно хлопали и восхищались двумя замечательными парами. Среди наблюдавших была и Кира. Но, вопреки обыкновению, на ее лице не было язвительной усмешки или холодной непроницаемой маски. Не было и изумления с негодованием. Лишь бледность лица выдавала ее тяжелое состояние. Она прощалась...прощалась с Андреем Ждановым. Теперь это точно был конец.
Юлиана тоже была там. И помимо вконец запутавшихся обстоятельств, в которых ей предстояло разобраться, оан пыталась понять еще кое -что... Свою собственную реакцию на вполне безобидную картину, которая только что могла все погубить... Увидев Романа в обществе этих моделей, она неосознанно почувствовала укол ревности. Но с чего вдруг?... Все это давно было в прошлом. Значит, она его не забыла... Нет,что за мысли!... Виноградова тряхнула головой,п ытаясь отогнать воспоминания и запретив себе даже думать об этом. Нет, у него есть невеста. А она...она справится. Всегда справлялась.

***

- Не бойся... Все будет хорошо, - прошептал ей на ухо Роман, почувствовав, как она волнуется.
Катя кивнула, чуть сильнее прижавшись к нему. Она уже сама запуталась в своих мыслях и чувствах... Совсем недавно это же фразу ей сказал Андрей. И она поверила. Хотела верить... А теперь...Невыносимо для нее видеть его в объятиях другой женщины! Она все еще не смирилась. И никогда не смирится... Но что от этого толку - ведь Андрей никогда не узнает, а даже если и узнает, то это ничего не изменит. Нужно просто потерпеть. Всего каких-то три-четыре месяца... И после все будет хорошо. Она уйдет из компании, и забудет о нем. Навсегда.

***

Танцы давно закончились. Катя снова принимала поздравления и улыбалась знакомым, а также потенциальным клиентам. Роман был рядом, время от времени появлялась Юлиана и снова изчезала в неизвестном направлении.
- Кать... - обратился к ней Рома, когда очередной гость поспешил поздравить госпожу президента и откланяться.
Она повернула голову и выпросительно на него посмотрела.
- Прости, что сразу не подошел... Просто я не знал, что сказать... - он опустил голову и внзапно добавил:- Прости меня за все...
Катя изумленно вскинула на него глаза, и осторожно взяв за руку, произнесла:
- Ром, мне не за что тебя прощать. И...спасибо тебе... - добавила она чуть тише. - Ты настоящий друг.
Их взгляды на мгновение встретились. Роман потрясенно всматривался в ее невероятные карие глаза, удивляясь, как же раньше он не замечал этой красоты... Словно завороженный, он понимал одно: только что он получил прощение...Заслужил уважения у этой невероятной женщины. И не нужно слов, все и так понятно. Сейчас она простила. По-настоящему. В порыве чувств Малиновский прижал ее к себе и обнял. Тут же вокруг раздались вспышки фотокамер, но им было все равно - нечто новое зарожалось между этими людьми... Светлое чувство, на этот раз без обмана и лжи - настоящая дружба, основанная на доверии...


Глава 49.
Забыть...

Кроме репортеров, ни них обратили внимание все приглашенные гости. Кто -то даже стал кричать: "Горько!" Видел их и Андрей. Он стоял неподалеку, и пытался поймать Катин взгляд, понять, что она на самом деле чувствует. В глазах у него стояли слезы... Неожиданно для него Катя и Роман разжали объятия, и повернулись в его сторону. Андрей поспешил скрыться в толпе, боясь оказаться замеченным.
"Она с ним действительно счастлива..." Он видел ту благодарность в ее глазах... Они буквально светились... От счастья?
Теперь он явно лишний...а ведь почти поверил, что еще что-то есть... Что она все еще его любит...
Наивный идиот... И влюбленный дурак...
Она давно вычеркнула тебя из своей жизни. Навсегда. Вот и тебе пора сделать тоже самое. Только... Будет очень нелегко.

***

Вечер уже подходил к концу. Настала пора прощаться, Роман и Катя по-прежнему были вместе, и провожали гостей. Восторженная пресса ловила каждое их слово, малейшее движение.
- Завтра о вас не будет написано разве что в "Сибирском вестнике", - по секрету с улыбкой шепнула Кате Юлиана. Подруги рассмеялись, а Катерина, казалось, даже слегка смутилась.
- Вы преувеличиваете, - попыталась отшутиться Пушкарева.
- Вот уж нет! Можешь мне поверить! - заверила ее Юля.
- В чем мы можем тебе поверить? - улыбаясь, спросил Роман, вручая девушкам по бокалу шампанского.
- Спасибо, - произнесла Катя, сделав небольшой глоток.
- Да так, женские секреты... Ты не против? - лучезарно улыбнувшись, спросила Виноградова.
Роман уже собирался ответить, но очередные гости помешали ему, принявшись наперебой хвалить успешный показ...
Оглянувшись, Катя замерла: прямо за ними стоял Андрей... И не один, а с Надеждой.
"Все же с ней", - горько подумала она и отвернулась, успев заметить странный взгляд Андрея, обращенный на нее. Но понять, что он означает, она не успела.
- Позвольте еще раз поблагодарить вас за прекрасный вечер. Все было просто замечательно, - приторно улыбнулась украинка.
- Спасибо вам, что смогли приехать, - ответила Катя.
- Ну, нам пора...Знаете, немного непривычно здесь, после Киева... Быстро устаешь... Было приятно ознакомиться с новой коллекцией, и еще приятнее, я думаю, будет сотрудничать с вами, - и снова обворожительная улыбка.
- Да, понимаю...конечно, отдыхайте... Я тоже надеюсь на наше успешное сотрудичество. Было приятно пообщаться.
- До свидания.
- До свидания.
- Я провожу тебя, - решительно произнес Андрей, и помедлив секунду, словно что-то для себя решая и не сводя взгляда с Катерины, произнес: - До свидания, Екатерина Валерьевна, - его голос звучал глухо и слегка натянуто.
- Всего хорошего, Андрей Павлович, - словно ничего не произошло, произнесла она.

И опять это оффициальное "Екатерина Валерьевна"...Оно словно душило, придавливало к стене, не оставляя пути к отступлению. Кислород не поступал в легкие, и хотелось кричать, реветь, пытаться сделать хоть что-то... Чтобы он не стоял сейчас рядом, такой чужой и безразличный ко всему.

Ну вот, ее желание сбылось. Его лицо больше не было таким. Его просто больше не было рядом... Он ушел.
Уже давно. И по ее же просьбе. Она сама, всего лишь месяц назад, тогда, в кабинете, задыхаясь, попросила ее оставить ее в покое, навсегда... И он сделал, то что обещал.
Только она сто раз уже пожалела о тех своих словах. Если бы можно было все вернуть... Наверное, она бы вновь совершила все те же ошибки.
Роман осторожно тронул ее за плечо, выводя из задумчивости.
- Все гости уже разъехались... Кать?...
- А...Что? - она посмотрела на него.
- Я говорю, пора домой. Я тебя отвезу?
- Да...Спасибо, - кивнула она.
Она все надеялась, что он приедет... Вернется. Глупо. Как в детстве, когда кажется, что стоит загадать желание - и оно сбудется... Вот сейчас, если проедет синяя машина, то папа приедет раньше обычного. Или если выпадет число 7 - значит, я получу пятерку за сочинение. А если одену "счастливую"кофту, то сдам экзамен...
Нет. Нет, нет, нет!.. Не будет такого... Не здесь и не сейчас.
"Значит, не судьба", - грустно подумала Пушкарева, разглядывая в окно ночную Москву, сияющую неоновыми огнями. Только почему-то не хотелось радоваться от ее красивого и праздничного вида, наоборот...


***
На работу она пришла раньше обычного, просто потому, что не смогла заснуть. Но , вопреки ее ожиданиям, сосредоточиться на чем-либо совсем не получалось... Все валилось из рук, и обычный стресс грозил перерасти в затяжную депрессию.
- Как я тебя пОнимаю, -сокрушался Милко. - У меня ведь тоже, совсем вдохнОвение пропало!.. А все из -за этого Рональда!..

Госпожа Ткачук должна была приехать в 12:00, на обсуждение, и возможно, подписание контракта. Андрея тоже пока не было, что огорчало Катерину, хоть она и пыталась скрыть это от самой себя.
"Дура! Ну что ты никак не можешь его забыть?!.. Просто взять и выкинуть из головы..."
"Не могу... - отвечало сердце. - Это выше меня..."
"Какая ты оказывается, слабая..."
"Я не слабая...Но теперь я знаю, что такое любовь...Это действительно болезнь... От которой нет лекарства."
"Тебя унизили, растоптали, использовали... А ты все равно продолжаешь любить?"
"Да... Потому что пока жива надежда, живет и любовь..."

***
Вот и 12:00. Андрей так и пришел.
"Значит, приедет с ней", - грустно усмехнулась она. - "А тебе..давно пора забыть Андрея Жданова. И потом, у тебя есть.."
А кто у тебя есть? Кроме семьи и друзей? Может, Зорькин прав? Когда она вчера вернулась домой, они делились друг с другом впечатлениями... Коля уехал чуть раньше, потому что провожал Викторию, но, как всегда, безрезультатно.

- Пушкарева, ты уж определись, кто твоему сердцу мил: Жданов или твой Ромео?
- Что за глупости, Зорькин!.. Конечно,нет! Ни тот, ни другой... Андрея я хочу забыть...
- Пытаться и забыть - это разные вещи, - ухмыльнулся друг.
- Но что ты за невыносимый человек такой! - она взмахнула руками, а затем внезапно как-то обмякла и опустилась на диван, закрыв ладонями лицо.
- Пушкарева, ну ты что?.. - испугался Коля. - Я же не хотел тебя обидеть... Ну прости, что ли... - он осторожно обнял ее за плчеи.
- Нет, ты не виноват... Ты прав - пытаться и действительно сделать это - это две разные вещи. Пока у меня не получается ни то, ни другое. Но получится обязательно.
- А может...Не надо? - робко предложил Николай.
Пушкарева быстро подняла глаза и удивленно посмотрела на него.
- Как ты можешь?.. После всего, что он сделал...
- Но ты же говорила, что он любит... По - настоящему...
- Вот именно, говорила. Но это было раньше. Все это было лишь планом... По возврату своей фирмы, - горько усмехнувшись, произнесла она.
"Но в любви он признавался тебе уже после... И про инструкцию он до сих пор ничего не знает... А сегодня его взгляд был таким, что, не знай она этого человека, подумала бы, что он влюблен..."
- И все же...
- Нет, Коля!.. Я не хочу ничего слышать!.. И говорить об этом тоже!
- Ну хорошо... А что ты скажешь о Малиновском?
- А что Рома? - удивленно переспросила она.
- Эх, Пушкарева... А сама не замечаешь? Вот уже и просто "Рома"...
- Коля, мы друзья. Очень хорошие. И ничего больше.
- Лучше, чем мы с тобой? - обиженно произнес Зорькин.
- Ну ты что!.. Нет, конечно... Кто же еще так будет ворчать на свою лучшую подругу?..- Катя обняла его.
- Ну, хоть на этом спасибо... Но знаешь, Пушкарева, все равно тебе пора закачивать самобичевание. В самом деле, одна работа, и никакой личной жизни! Ты же только ZimaLetto и дядю Валеру с тетей Леной и видишь!
- Если бы все было так просто... - вздохнула она.
- Лиха беда начало, - невозмутимо произнес Николай.
- Я начну Коля, начну... Только вот уйду из ZimaLetto - и начну новую жизнь...
"Без Андрея Жданова", - мысленно добавила Катерина.
Коля с подругой был не согласен, но предпочел промолчать. В конце концов, это ее жизнь, пусть сама с ней и разбирается! Но кое-какие выводы для себя он все же сделал...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только