ЗФБ-2017: выложена визитка Неродиськи!

НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 23 янв 2017, 10:32

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 67 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 09 мар 2015, 19:33 
Не в сети
не отрекаются любя
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 16:04
Сообщения: 3313
Откуда: г.Жуковский наукоград
ja_imaka! Спасибо за такой неожиданно большой подарок!!!
Вот интересно, как бы отреагировали наши ГГ этой романтической повести на такое описание событий их жизни?! А вдруг здесь всё - правда!!! Пусть всё будет правдой!!! Во всяком случае, если судить по видео с премьеры фильма "Любовь похожа на тебя", Бурак и Фахрие очень нежно смотрят друг на друга, счастье просто лучится из их глаз. Желаю им состариться на одной подущке!!! (с)
--------------------------------------------------------------------------------
Для меня просто удивительно, как сто процентов европейская женщина - автор этой повести - так прониклась турецким менталитетом и так проникновенно описывает общение ГГ другой культуры.
Очень жду продолжения :hi:
----------------------------------------------------------------------------------------
ja_imaka, а нет ли у Вас в планах продолжить "Королька", как бы могли развиваться события после ухода Фериде со свадьбы?

_________________
Любить иных - тяжелый крест...(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 мар 2015, 19:50 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
vicher писал(а):
Для меня просто удивительно, как сто процентов европейская женщина - автор этой повести - так прониклась турецким менталитетом и так проникновенно описывает общение ГГ другой культуры.
Очень жду продолжения :hi:

Я сама не знаю... Просто влюбилась в эту невероятную пару. Ну а сначала, конечно, засмотрела до дыр нового "Королька". Многое оттуда "вытянуто" и притянуто к характерам ГГ. Если мне удается убедить читателя в "восточности" моих героев, я очень-очень рада.
vicher писал(а):
ja_imaka, а нет ли у Вас в планах продолжить "Королька", как бы могли развиваться события после ухода Фериде со свадьбы?

После того, как начала писать про актерскую пару, как-то остановились мысли о возможности продолжения сериального сюжета. Может, когда-то и захочу продолжить... Но пока нет желания "раздваиваться".

Спасибо Вам, vicher, за теплый прием и глубокую прочувствованность моей истории.

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 25 мар 2015, 19:53 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
30. Расставание — маленькая смерть

Как долго можно кататься по ночному Стамбулу? Пока не уснешь за рулем... или не проголодаешься как следует? Нет, есть Бураку не хотелось, но в сон клонило немилосердно, и на очередном повороте он все-таки развернул своего железного коня к дому. Однако сон покинул его сразу, как только он переступил порог собственной спальни. Безрезультатно проворочавшись в постели пару часов и отлежав все бока, Бурак принялся слоняться по дому, не находя себе места. Мысли постоянно возвращались к разговору с Фахрийе. С первых же секунд, как только вышел от нее, он пожалел, что с его губ сорвались те самые слова. Сразу же попытался дозвониться ей и был готов просить прощения за свою несдержанность, но Эф не стала с ним разговаривать. Хотелось то ли выть на луну, то ли разрушить что-нибудь. Хотя... с такими желаниями стоило быть осторожнее: похоже, он уже разрушил (и именно то, что так долго и упорно пытался построить).
Но почему она так упрямо не хочет открыто сказать всем, что они стали парой? Разве он тот, кого стоит стыдиться? Пожалуй, впервые в жизни Бурак сам хотел кричать на весь мир о своих чувствах, показать всему свету свою красавицу-возлюбленную, а ей это было совсем не нужно. Поди пойми этих женщин. Вернее, одну-единственную, которую безумно хотелось понять, вот только ничего не получалось, как он ни старался. Молодой человек долго бродил по дому в поисках места, где можно было приклонить голову и хоть немного поспать, но нигде не мог уснуть. В конце концов сон сморил его сидящим за столом в кабинете.
Утреннее пробуждение принесло одни лишь муки: страшно болела шея, отдохнувшим Бурак себя совсем не чувствовал, к тому же, утро оказалось не мудрее вечера и ответа на вопрос «что делать дальше?» не принесло. Чашка кофе совершенно не облегчила его страданий, и мужчина решил отвлечься на работу. Но и работа не затягивала: неудержимо влекло в Истинийе, хотя там его, как он считал, никто не ждал. Будто бы в насмешку над сумятицей в душе на пороге его дома появился посыльный из ювелирного салона, с широкой улыбкой на лице передавая ему сделанный накануне заказ. Пришлось улыбнуться в ответ: не скажешь ведь ни в чем неповинному пареньку, что именно в этот раз он поспешил с выполнением своей работы. Бурак намеренно вызвал в себе заряд здоровой злости на любимую и бросился, как в огонь, на просторы интернета! Поблагодарил магазин за оперативность, заодно сделав ему рекламу; бездумно полистал страницы инстаграмма и твиттера тех, на кого сам был подписан; забрался в какие-то дебри всемирной паутины и тут вдруг обнаружил твит, повторяющий новости вчерашних газет. Поддавшись настроению, разместил его в своих фаворитах, однако чуть позже одумался и удалил, справедливо решив, что Эф за его очередную самодеятельность может и в самом деле разорвать отношения. Пока же его разум упорно противился тому, чтобы поверить в серьезность ее угрозы. Да не допустит он этого! Не для того он с таким трудом добивался ее, чтобы теперь отпустить!


В природе вступал в свои права самый жаркий месяц лета, а в груди Фахрийе пылали костры инквизиции, заживо сжигавшие ее страдающее сердечко. Из-за ссоры с любимым человеком ее не радовало даже грядущее получение диплома. Вообще ничто не радовало. Глаза постоянно были на мокром месте, чего с ней уже давно не случалось, все валилось из рук. Поэтому звонок Энише оказался как нельзя кстати.
Что лучше шопинга может поднять женщине настроение? Разве что съеденный целиком любимый малиновый торт... Обычно желание потратить деньги у Эф возникало спонтанно, уже во время прогулки с одной из подруг, но в этот день настолько хотелось забыться и отвлечься от снедающего ее отчаяния, что идея совершить сокрушительный набег на бутики женской одежды, обуви, украшений и всевозможных мелочей пришла в ее голову сразу, как только она услышала голос подруги. Самыми лучшими местами для шопинга в Стамбуле Эф считала бульвар Багдат и Нишанташи, но теперь выбор девушек пал на Бешикташ, где тоже было немало мест, позволяющих со вкусом предаваться безумным тратам. Однако, в отличие от Энише, с удовольствием сделавшей несколько удачных покупок, Эф на этот раз не потратила ни куруша. За какую бы вещь она ни бралась, сразу невольно пыталась представить себе реакцию Бурака: как он посмотрит на нее вот в этой новой кофточке... понравятся ли ему эти босоножки, или вот та шляпка, - и изделие сразу же отправлялось на свое место. После того, как в ее руках оказались ажурные чулочки, а Энише с откровенным намеком подмигнула ей, Эф прекратила истязать себя и потянула подругу к выходу из торговых рядов. В конце концов, они и так прошагали не один километр, обойдя невероятное количество магазинчиков. Стало страшно, насколько быстро она привыкла сверять свою жизнь и даже манеру одеваться со своим новым возлюбленным, ждать его одобрения, насколько ей хотелось понравиться и угодить именно ему. Устав от долгой ходьбы, девушки зашли в кафе, выпили чаю с пирожными — если уж шопинг не принес желаемого забвения, стоило хотя бы насладиться незабываемым вкусом турецких сладостей.
- Эвджи, какая-то ты сегодня скучная, - Энише уже давно смотрела на подругу с подозрением, но пока была увлечена тратой денег, не могла сосредоточиться на серьезном разговоре, и только когда Эф без зазрения совести прервала ее полет, выхватив из рук небывалой красоты комплект нижнего белья, она переключилась на непривычно подавленный вид подруги.
- Не бери в голову. Усталость, наверно, - как можно беспечнее обронила в ответ Эф.
- Усталость? - с сомнением переспросила подруга. - Интересно, от чего это наша милая Эф так устала, что ее даже шопинг не радует?
- Прости меня, Энише, - Фахрийе наклонилась и через столик протянула свою руку к руке подруги, - я не хочу об этом говорить сегодня. Может, позже, когда на душе будет не так муторно...
- Эээ, кто посмел обидеть нашу девочку? - в глазах Энише застыл напряженный вопрос, но по ее взгляду было ясно, что девушка догадывается, кто явился причиной расстройства Эф.
- Не пытай меня, прошу, - попросила Фахрийе, вдруг смутившись от слова «девочка», привилегия произносить которое теперь принадлежала Бу.
Она тут же поспешила сменить тему разговора и стала упрашивать Энише еще раз рассказать о том, что она купила. Какая же женщина откажет себе в удовольствии лишний раз перебрать (хотя бы в памяти) новые, дорогие ее сердцу, вещицы?
- Вот если бы ты меня не выдернула из «Жемчужины»... - с упреком проговорила девушка, закончив перечислять длинный перечень своих приобретений.
- Энише, ну не сердись. Обещаю, что в следующий раз буду паинькой, - Эвджи умоляюще сложила перед собой ладошки и придала лицу умильно-смешное выражение.
- О, не обещай! - отмахнулась от ее слов подружка. - Сомневаюсь, что этот следующий раз скоро наступит.
Эф виновато улыбнулась и не стала спорить с подругой: трудно было предугадать, когда они снова увидятся.
Сладость пахлавы во рту так и не добавила радости ее мыслям. Как только они с Энише разъехались, воспоминания вернули Эф в прошлый вечер, и настроение стремительно ухнуло вниз. Пробки на дорогах окончательно придавили его.

В голове крутились, пугая своей обреченностью, самые невероятные мысли. О том, что Фахрийе не приедет на следующее занятие по танцам; о том, что она откажется сниматься в его фильме. Но больше всего приводила в отчаяние вероятность того, что она передумает выходить за него замуж. Мысль об этом была настолько непереносимой, что у Бурака разболелась голова. Чтобы как-то остановить поток негатива, рождающегося в его воспаленном мозгу, молодой человек сделал очередную попытку заняться работой. Однако дальше обдумывания сложившейся неприятной ситуации дело так и не сдвинулось. Вдоль и поперек исходив свое холостяцкое жилище, он наконец позвонил Доруку. Необходимо было с кем-то поговорить и желательно на отвлеченную тему. Давний друг подходил для этого как нельзя лучше. Они вместе учились на факультете изобразительного искусства в Университете Мармара, и при встрече им всегда было о чем поговорить и что обсудить. Да и не виделись они уже давно: чем не основание для встречи? Дорук только-только вернулся с отдыха, который позволил себе после нескольких месяцев напряженной работы, вылившейся в довольно успешную выставку его творений. Бураку не удалось побывать на ней, но некоторые работы, выставленные другом, он видел еще в процессе их создания. К творчеству друга он относился неоднозначно, безусловно признавая за ним наличие большого таланта. Все работы Дорука несли в себе глубокий смысл, постичь который было дано не каждому. Даже обладая безграничной фантазией, имея многолетний опыт общения с автором работ и практически идентичное с ним образование, Бурак далеко не всегда сходу мог понять авторский замысел той или иной работы друга и иногда подолгу ломал голову, пытаясь его разгадать. Его восхищала способность Дорука к скрупулезной детализации своих творений, однако общая сюрреалистическая направленность и эпатажность работ часто не находила отклика в душе Бурака, воспринимающего мир более целомудренно и не так агрессивно. Будучи не столько художником, сколько фотографом, он привык искать необычные формы и образы в том, что было реально зримо, в то время как Дорук выплескивал на бумагу свое внутреннее мироощущение.
Кроме общей направленности курсов, которые оба изучали в университете, они еще со студенческих времен любили машины, скорость и светящийся неоновыми огнями город. И теперь, впервые за долгое время оказавшись вместе, они самозабвенно разъезжали по ярко освещенным улицам Стамбула и увлеченно разговаривали, щедро делясь друг с другом новостями. На какое-то время Бураку действительно удалось отвлечься.
Встреча с репортерами бульварных газетенок в Бебеке не стала для мужчин неожиданностью, однако ни один из них не смог бы назвать ее приятной. Наиболее желанной добычей для журналистов, безусловно, был Бурак Озчивит, и вопросы, которые они бросились задавать, адресовались по большей части ему. Обладая открытым нравом и добрым сердцем, талантливый актер даже представителей этой назойливой братии всегда встречал улыбкой и безграничным терпением. Однако и ангельскому терпению однажды может наступить конец. Глупость, бестактность и однобокость их вопросов давно перестала удивлять молодого человека, но чем больше он общался с журналистами, тем чаще задавался вопросом о компетентности людей, с упрямством тугодумов твердящих одно и то же при каждой с ним встрече. На этот раз он даже не счел необходимым улыбаться глупым и надоедливым представителям СМИ. В конце концов, он тоже был живым человеком, у которого, как у всех остальных, могли быть проблемы или просто плохое настроение. Вопросы, которые зазвучали из уст чересчур энергичных работников турецкой желтой прессы, как обычно, не блистали ни оригинальностью, ни остроумием. А последний вызвал такое глухое раздражение, что лишь непомерным усилием воли актер заставил себя проглотить оскорбления в их адрес. Это какими же надо быть недоумками, чтобы с неуклонным постоянством спрашивать о Джейлан, чье имя и образ давно стерлись из его памяти? «Вы все еще там?» - ответил он вопросом на вопрос и от дальнейшей беседы просто-напросто оказался.
После встречи с папарацци все приобретенное за вечер благодушие как ветром сдуло, и Бурак снова сделался мрачным и неулыбчивым. Дорук, конечно, заметил перемену в его настроении, но не в его силах было повернуть время вспять и вернуть улыбку на лицо друга. Вскоре они подъехали к дому Дорука, где и распрощались. Зря Бурак надеялся найти забвение от встречи с давним другом. Расставшись с ним, он чувствовал себя таким же раздавленным и одиноким, как и утром. Молодой человек перестал изводить себя и поехал к Фахрийе.
Было уже довольно поздно, но, несмотря на это, в одном из окон ее квартиры горел свет... Дверь открылась, даже не дав отзвучать мелодия звонка, будто девушка сидела у самой двери и ждала. Его?.. Вид ее заставил Бурака устыдиться сказанных накануне слов еще больше. Казалось, что она не сомкнула глаз с прошлого вечера, как и он сам. Бурак толкнул дверь, чтобы она захлопнулась, и в мгновение ока подлетел к своей несчастной девочке, обхватил ее руками и прижал к сердцу.
- Прости меня, прости. Я не должен был так говорить, - терся он щекой о ее макушку, а в его груди расцветали уже привычные, когда любимая была с ним, тепло и нежность.
Фахрийе от неожиданности покачнулась, но тут же вцепилась в него обеими руками, будто он мог снова уйти, и замерла, заслушавшись стуком сердца, которое снова билось так близко. Так и стояли, сжимая друг друга. То ли выпустить боялись, то ли сами себе не верили, что снова рядом, снова вместе. А потом со всей силой истосковавшихся сердец бросились одаривать друг друга самыми трепетными словами, взглядами, прикосновениями.
- Я почти не спал прошлой ночью, - Бурак обвел круги, которые залегли под глазами Эф, и приблизил свою ладонь к ее щеке.
- Я тоже, - девушка тут же прижалась к его руке и потерлась о нее, на несколько секунд прикрыв глаза.
- Не могу без тебя, - шепотом признался Бурак, будто в самой страшной тайне, и поймал увлажнившийся взгляд карих глаз.
- Думала, ты больше никогда не придешь, - несмело улыбнулась Фахрийе, но ее губы дрогнули, а под мужскую ладонь, лежащую на ее щеке, все-таки сбежала предательская соленая капля.
- Не плачь, пожалуйста. Я не сумел бы так... - ответил он ей такой же робкой улыбкой и прижался лбом к ее лбу, - у меня все внутри стынет, когда тебя нет рядом.
- А у меня огнем горит, - нервно хихикнула Эф и погладила его по заросшей за сутки щеке.
Бурак перехватил ее ладошку и стал целовать в самую серединку, прикрыв от удовольствия глаза.
Вскоре тихих нежностей стало не хватать, и Бурак, ловко скинув с себя ненужную обувь и верхнюю одежду, поднял любимую на руки и отнес в спальню. Там они долго и сладко мирились, качественно и со всей страстью скрепляя мир. Однако бессонная предыдущая ночь дала о себе знать, и вскоре счастливые влюбленные уснули, не размыкая крепких объятий, словно боялись во сне потерять друг друга.
Последним, о чем подумала Эф, проваливаясь в состояние блаженного сна, было то, что утреннее солнце ни в коем случае не должно застать их вот так, тесно-тесно переплетенными. Стоило, конечно, лечь отдельно от мужчины, раз уж она решила соблюдать пост, но отказаться от любимого тепла и запаха в эту ночь у девушки не хватило силы воли; к тому же, по-хозяйски обхватившие ее руки не давали ей возможности отодвинуться.

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 мар 2015, 15:57 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1062
:flower: :sun: :thank_you: Спасибо, Мариночка, за такую интересную историю, читаю с удовольствием. Такое живое жизненное описание чувств ГГ очень трогает душу, как будто видишь кадры кинофильма. :tender: :inlove: :-)

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 мар 2015, 16:11 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Ух ты... новый читатель истории про моих турков!!! :dance:
Спасибо, Надюшка! Не думала, что среди НРКманов найдется столько сопереживающих! :kissing_you:

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 апр 2015, 17:30 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
31. Дарите радость друг другу

Несколько дней, последовавших за этим, были полны безмятежного счастья. Почти безмятежного. У каждого из них были дела и обязанности, которые приходилось выполнять: Фахрийе готовилась к церемонии вручения дипломов и выпускному балу, Бурак продолжал работу по подготовке к началу съемок фильма. В часы вынужденного расставания друг с другом оба испытывали острую потребность в новой встрече и подгоняли время, желая скорейшего наступления вечера. После произошедшей ссоры этих вечерних свиданий оба ждали с особым волнением и нетерпением, каждый раз с огромным облегчением замечая, что в короткой разлуке испытывали одинаковые чувства.
В первый день, собираясь выйти из дома по своим делам, Эф неожиданно получила от Бурака сообщение:
«Твои лучистые глаза теперь — мои!
Твоя счастливая улыбка на лице — моя!
Твой взгляд ласкающий и нежность слов — мои.
Ты вся... вся — с головы до ног — моя!
Моя отрада, нежность и печаль
(Когда не слышен звук твоих шагов).
Дней, до тебя прожитых, мне не жаль,
Коль через них пришла ко мне твоя любовь».
Читая сочиненные им на ходу строчки, она не могла сдержать счастливой улыбки. Собственное сердце вдруг показалось ей таким огромным — готовым объять весь мир...
В один из дней им даже не пришлось разъезжаться в разные стороны: вместе отправились на очередной урок танцев. Садясь в одну машину, будто они супружеская пара, оба выглядели смущенными, но в то же время чувствовали небывалый подъем от значительности возникшей ситуации. Заговорить же об этом не решались. Он — оттого, что не хотел разрушать прелести момента и чтобы Эф не подумала, будто он давит на нее; она — оттого, что была ошеломлена своими ощущениями: ей понравилось чувствовать себя его женой.
Однажды, когда диплом об окончании университета был уже получен Эвджи, Бурак заговорил с ней о предстоящем выпускном.
- И когда должен состояться сей знаменательный праздник?
- Через два дня.
- Собираешься пойти?
- Конечно. Я так давно его жду, - лицо девушки осветилось лучезарнейшей из улыбок.
- Ты собираешься пойти туда одна, без спутника?
- Не обижайся, ладно? Думаю, не только я буду там без сопровождающего.
- Разве я никак не значусь в твоих планах? - его обида была столь явной.
- Значишься, конечно. Только не в этот вечер. Прости, - она смотрела так проникновенно, однако мужчину это совсем не тронуло.
- Ты ведь не думаешь расстаться со мной? - как со скалы спрыгнул, спросил Бурак.
- Нет, конечно, но... - Эф насторожилась, а ее сердце отчего-то пустилось в галоп.
- Уже хорошо. Но тогда как ты себе представляешь твой поход на бал без меня?
Фахрийе представила себе, что за фурор они произведут, появившись рука об руку перед всем преподавательским и студенческим составом университета, и у нее началась паника.
- Но нам нельзя пойти туда вместе.
- Отчего же? - скорее оскорбился, чем удивился мужчина.
- Это будет... бомба, - со страхом «поделилась» Эф.
- Одной тебе тоже нельзя там появиться, - настаивал Бурак, ничуть не впечатлившись ужасом во взгляде любимой. Девушка попыталась было выразить несогласие, но он продолжал, будто не заметив ее реакции. - Ты подумала о том, в каком положении окажусь в этом случае я? Как я буду выглядеть в глазах моих и твоих родителей?
Она не подумала об этом...
Мечта о выпускном бале зародилась в ее голове задолго до того, как познакомились их семьи, задолго до того, как Бу сделал ей предложение, и она не успела связать воедино личные планы и мечты со своим изменившимся статусом. Это было странно: Эф привыкла всегда и все просчитывать, - и теперь была в растерянности уже от своего легкомыслия. Как она могла упустить из виду чувства любимого человека?
- Фахрийе, ты понимаешь, если ты пойдешь сейчас одна, то нам действительно придется как-то объяснять это родителям. Или... - он не мог этого произнести. Он не хотел этого произносить. Это было выше его сил.
- Хорошо, я не пойду, - скороговоркой произнесла Эвджи, словно испугавшись услышать из его уст слова о том, что им придется расстаться. Это было бы слишком большой жертвой для того лишь, чтобы принять участие в торжестве, пусть и долгожданном.
- Но я вовсе не хочу, чтобы ты пропустила столь важное для тебя событие.
- Ничего страшного, - принялась она успокаивать мужчину, мучимая раскаянием и видя его огорчение, правда не совсем верно истолковав причину оного, - в конце концов, это всего лишь один из праздников, которых в моей жизни будет еще немало.
- Я все же надеялся, что мы пойдем туда вместе.
- Нет, Бурак. Только не принимай на свой счет, прошу тебя. Я просто еще не готова к этому. Раз одной пойти нельзя, останусь дома.
- Как скажешь... - смирился он с ее решением, которое ни одному из них не доставило радости, и вскоре ушел, несмотря на то, что Эф уже не старалась соблюдать пост так усердно, как прежде.

В день бала Бурак в рекордные сроки справился со всеми своими делами, успел побывать в спортзале, и не дожидаясь темноты, приехал к Фахрийе, чтобы она не чувствовала себя одинокой. Он решил сделать этот вечер как можно более насыщенным и интересным для нее, чувствуя за собой некоторую вину оттого, что его любимая девушка не пошла на свой выпускной бал.
- Давай не будем сидеть в этот вечер дома. Давай устроим для тебя праздник, - с пылом уговаривал Бурак Эф, завладев обеими ее руками. - Поедем в ресторан, в клуб. Поедем танцевать, веселиться.
- Не выдумывай, Бурак, - со смехом отказывалась она, но в голосе ее слышались грустные нотки. - К тому же, я не люблю танцевать.
- Ай да... - очень удивился он. - Такого быть не может, чтобы молодая девушка не любила танцевать.
- Я петь люблю, - пожала плечами Фахрийе.
- Тогда в караоке пойдем. Будем петь, - все больше расходился Бурак.
- Ц, - как обычно приземлила его любимая, - чтобы завтра красоваться на первых страницах газет?
- Капризуля моя, - он обхватил одной рукой тонкую талию девушки и прижал ее к себе. - Не хочешь на страницы газет, тогда поедем ко мне, - с надеждой предложил он, вложив в свой взгляд такой заряд обольщения, что отказать было невозможно.

Второй раз она была в его доме. В первое свое появление даже рассмотреть его не успела как следует. А так хотелось...
Гостеприимный хозяин прямо с порога начал ее удивлять, предложив тапочки, оказавшиеся ей по ноге. Вопрос, откуда в его доме женские тапочки ее размера, Фахрийе решила приберечь на потом. К тому же, обувь выглядела абсолютно новой, и ее, похоже, еще никто и никогда не надевал. Думать, что куплены они именно для нее, было приятно, и девушке в конце концов расхотелось докапываться до истины в мелочах, касающихся домашней обуви.
- Ну что, с чего начнем? - как только она переобулась, спросил Бурак.
- А что у нас сегодня в программе?
- Спектр предлагаемых услуг невелик, но все отменного качества.
- Как вы скромны, Бурак бей, - приложила она руку к его груди, а потом звонко рассмеялась.
- За возможность слышать ваш смех, Фахрийе ханым... я могу быть, каким прикажете, и вы можете требовать все, что угодно!
- Ммм, дайте подумать, - Эф смешно приподняла одну бровь, а потом закатила глазки, закусила губку, сделав вид, что сосредоточенно думает. - Сегодня меня устроил бы домашний просмотр старой итальянской комедии.
- Вы настолько непритязательны, душа моя? Сделайте еще одну попытку. Все-таки сегодня особенный вечер.
- Тогда я, пожалуй, попрошу о невозможном: Бурак бей, убедительно прошу вас устроить для меня экскурсию по вашим чертогам.
- Если мне не изменяет память, - шутливо нахмурил брови мужчина, будто вспоминая, - я уже однажды проводил здесь экскурсию. И именно для вас, уважаемая.
- Очень экстравагантная получилась экскурсия, надо сказать. Ничего нельзя было запомнить — все заволокло таким густым туманом.
- Ты уверена, что на этот раз получится по-другому? - Бурак подошел к ней вплотную, так что ей, чтобы посмотреть ему в глаза, пришлось высоко поднять голову.
- Возьмите себя в руки, уважаемый... - Эф сделала попытку продолжить шутливый диалог. Куда там...
Он целовал ее с таким жаром, словно ему позволили сделать это только однажды, и больше такого не повторится. Пожалуй, она и на этот раз не посмотрела бы дом, в который ее приглашали войти хозяйкой... если бы в ней не заговорило в голос благоразумие.
- Ну что ты делаешь? Помнешь мне все платье, - даже непонятно, каким чудом девушке удалось прервать этот бесконечный поцелуй.
- Все равно ведь помну рано или поздно, - с трудом переводя дыхание, Бурак склонил голову и прижался к ее лбу.
- Ты пугаешь меня иногда. Я боюсь, что когда твоя страсть уляжется, ты... - она судорожно сглотнула и опустила глаза.
- Посмотри на меня, - он со всей нежностью, на какую только был способен, вернул себе ее взгляд. - Моя принцесса... мое искушение... моя Гюльбешекер... улыбка души моей!.. Никогда... слышишь, никогда моя любовь к тебе не остынет. Я знаю это, поверь, - он мог бы очень долго говорить ей о своей любви, чтобы доказать, насколько она настоящая и крепкая, но боялся напугать еще больше. - Пойдем, я снова покажу тебе дом, если уж в первый раз ты ничего не запомнила.
- А-ах! - подивилась такой наглости Фахрийе, но ее возмущение тут же было вытеснено из памяти самой нахальной и самой обворожительной улыбкой.

За время так называемой экскурсии по особняку ей удалось почерпнуть много нового и интересного о характере своего возлюбленного. Например, раньше она не знала о том, что он является приверженцем старых традиций — с какой гордостью и в то же время детским восторгом он показывал ей хамам, имеющийся в доме. Хорошо оборудованная кухня рассказала ей о том, что Бурак не только любит вкусно поесть, но и гармонично сочетает в себе уважение к традициям с любовью к комфорту, предоставляемому всеми благами цивилизации. Они ходили из комнаты в комнату, и Фахрийе только диву давалась аккуратности и чистоплотности живущего в этом доме мужчины (если, конечно, идеальный порядок не был наведен специально ради ее визита). Пара картин и небольшая, но очень изящная скульптура, которую девушка увидела в одном из углов гостиной, свидетельствовали об утонченности и изысканности вкуса хозяина дома. О его честолюбии она имела возможность составить свое мнение еще во время работы с ним бок о бок. Вот и теперь он горделиво показывал ей свое жилище и постоянно ожидал от нее похвалы. Она и не скупилась. И вообще, разве это плохо — быть честолюбивым? Только честолюбивый человек способен достичь высот, к которым стремится.
Собираясь в этот вечер за Эф, Бурак был почти уверен в том, что в конечном итоге они окажутся у него дома, поэтому для встречи желанной гостьи у него было все готово. Вплоть до романтического ужина на белой крахмальной скатерти с зажженными свечами и крупной пунцовой розой в узкой высокой вазе. Оставалось только позвонить в ресторан, чтобы им доставили заказанные блюда.
Войдя в столовую и увидев столик, практически готовый для ужина на двоих, Фахрийе бросила на любимого обвиняющий взгляд.
- Ты знал.
- Уверен не был, но очень надеялся, - честно признался мужчина.
После сытной (совсем не для позднего времени) трапезы Бурак пригласил свою девушку на танец.
- Сегодня у тебя бал, а на балах принято танцевать.
- Не откажусь, - с готовностью поднялась она из-за стола. - Мы так давно не танцевали с тобой.
- Ты очень красивая сегодня, - вытянув руку и заставив Эф покружиться, сказал Бурак. - Впрочем, ты всегда красивая.
- Спасибо.
Они танцевали, слушая тихую музыку. Говорить не хотелось, хотелось просто медленно кружиться в такт мелодии и получать удовольствие от близости друг друга. Пообещав себе быть сдержанным и терпеливым, после танца Бурак предложил Эф выйти на балкон и полюбоваться видом за стенами дома. Особняк его стоял в элитном районе и был окружен парковой зоной, поэтому любоваться было чем. Правда, днем можно было увидеть гораздо больше, но зато в это время огни ночного города уводили взгляды далеко-далеко и позволяли насладиться величием и безграничностью их любимого города.
- Тебе надо обязательно побывать здесь днем. Тут очень красиво.
- Хочется увидеть, - не стала кокетничать и отказываться Фахрийе.
Легкий ветерок заставил ее поежиться, и Бурак подошел к ней со спины, положив руки на плечи.
- Тебе холодно?
- Прохладно немного, - она чуть отклонилась назад, и он обвил ее руками, согревая своим теплом.
- Ты любишь Стамбул?
- Да, - произнесла она просто и искренне. - Этот город открыл для меня двери в новый мир, подарил столько возможностей... тебя подарил, - уже совсем тихо добавила она и, слегка повернув голову, прижалась к его плечу.
Бурак осторожно, чтобы не спугнуть окутавшей их нежности, поцеловал волосы Эф, а потом прижался к ним щекой.
- Расскажи о себе что-нибудь, - тихо попросил Бу.
- О чем?
- О детстве расскажи... о юности. О чем хочешь. Я совсем не знаю, какой ты была тогда.
- Пообещай, что ты тоже расскажешь о себе.
И он пообещал. Они долго разговаривали, перескакивая с одного воспоминания на другое: то говорили о детстве, то о своих первых самостоятельных шагах, то вспоминали забавные моменты, то грустные, то работу, то моменты отдыха, - но с каждым новым воспоминанием незаметно пополняли копилки памяти друг о друге новыми открытиями, важными мелочами. Ведь они только начинали постигать тайну жизни один другого, и им еще предстояло узнать так много...
- В моей квартире в Кадыкёй есть для тебя подарок, - когда они закончили свои путешествия по прошлому, вдруг сказал мужчина.
- Да? И что же это за подарок? - девушка, конечно, была заинтригована.
- Не скажу. Это сюрприз.
- Бурак! Ну скажи, пожалуйста! - она повернулась к нему лицом и молитвенно сложила руки, но мужчина был непреклонен. - Как мне теперь не разорваться от любопытства?
- Если хочешь, мы можем поехать туда сейчас, и ты его получишь.
- Прямо сейчас? Глубокой ночью?
- А почему нет? Кто нам может запретить?
- Ты прав... кутить так кутить! - произнесла Эф и потянула его с балкона в дом.

Из гаража Бурак выехал на сереньком неприметном Renault Mégane.
- Это что? Конспирация? - заговорщицки подмигнула Эф.
- Назовем так. Ты же не хочешь, чтобы нас кто-то увидел вместе. На такой машинке нас точно искать не будут. А ночью тем более никто не обратит внимания.
Фахрийе только головой покачала.
- Сколько же у тебя машин? - задала она вопрос, оказавшись в салоне.
- Есть немного. Люблю, - с некоторой долей смущения признался Бурак в своей слабости.
- Мальчишка, - уколола его Эф.
- Интересно, где ты прячешь своих кукол? - в ответ хитро прищурился Бурак, глядя на нее.
- С чего ты взял? - дернула Эф плечом и едва не залилась краской: пара любимых кукол все-таки у нее была, и сидели они на самом видном месте в доме родителей. Когда-то она строго-настрого запретила маме их выбрасывать.
Вот так Фахрийе впервые оказалась в квартире Бурака. Та была довольно уютной, но небольшой: просторная гостиная, кухня, всего одна спальня, - квартира холостяка. Несмотря на то, что Бурак не жил в ней теперь, в квартире было чисто прибрано, нигде не было видно даже следа пыли.
Обещанный подарок нашелся в гостиной. Им оказался рисунок Бурака, на котором несколько лет назад он воссоздал образ ее Неджлы.
- Бурак, - с восторгом посмотрела Эф сначала на рисунок, а потом на дарителя, - это так мило! Ты правда хочешь мне его подарить? - она прижала к груди вставленный в изящную рамку рисунок.
- Конечно. Я хочу, чтобы он принадлежал тебе, и чтобы ты всегда помнила, как давно мои глаза полюбили тебя, - он с нескрываемым удовольствием смотрел на ее детский восторг, и на его лице сама собой рождалась улыбка. - Сзади есть надпись.
Фахрийе перевернула рамку и прочитала написанные им слова: «Вот так когда-то ты посмотрела на меня. И не оставила шансов... Люблю тебя».
- Ты не устаешь меня удивлять, мой романтичный возлюбленный, - щеки девушки заалели от смущения и удовольствия.
- Чтобы слышать, как ты называешь меня своим возлюбленным, я готов перевернуть мир, - признался ей в ответ Бурак и притянул к себе, чтобы поцеловать.
- И я почти готова поверить в это, - рассмеялась Эф, но смех ее сразу прервался, стоило приблизиться его губам.
Она даже не заметила, как рисунок из ее рук переместился на стоящий неподалеку столик, только чувствовала его руки и губы, да как он прижимает ее к себе все крепче и крепче.

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 04 апр 2015, 23:01 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
32. Тернисты пути любви

Они столкнулись в офисе телекомпании Star TV. Видимо, рано или поздно это должно было случиться, так как у обоих был подписан контракт именно с этой компанией. Для каждого из них встреча оказалась сродни удару в солнечное сплетение. Смерив друг друга недобрыми взглядами, они уже двинулись в противоположных направлениях, когда вдруг Бурак услышал за спиной ненавистный голос:
- Не надейся, что с поля, которое ты засеваешь, будешь сам собирать урожай, - надменно усмехнулся бывший возлюбленный Эф.
Кровь моментально бросилась в голову молодого человека, но он, зная, что его горячность ни к чему хорошему не приведет, сумел совладать с собой и, медленно повернувшись к незадачливому стареющему ловеласу, как можно спокойнее ответил ему.
- Ты когда-то очень безграмотно распорядился его девственной землей, мусульманин. Не пытайся вытоптать цветы, которые сам оказался не способным взрастить на нем.
- Еще посмотрим, кто будет наслаждаться их ароматом, - с чувством собственного превосходства парировал Дениз.
Бурак лишь прищурился на его слова и качнул головой:
- Не ты, мусульманин, - и, больше не оглядываясь, продолжил свой путь.
Встреча была короткой, но тем не менее оставила в душе мутный осадок. И хотя говорил Бурак с мужчиной достаточно уверенно, червячок сомнения все же проник в сердце. Они никогда не разговаривали с Фахрийе о ее прошлом. Бурак не хотел ничего знать о человеке, который когда-то давно обидел его любимую, да и Эф не стремилась вспоминать о нем. Но после встречи с Денизом Бурак вдруг забеспокоился. Насколько сильной была обида Эф? Не говорит ли ее нежелание вспоминать прошлое о том, что она все еще не забыла свою первую любовь? Молодой человек попытался вспомнить свое первое сильное чувство, но оказалось, что до встречи со своей нынешней возлюбленной ни одну женщину он и не любил настолько сильно, чтобы та заняла уголок в его памяти — со всеми он расставался с чувством вины, но всегда с мыслями уже о другой девушке. А рядом с Фахрийе, после расставания с Озджаном и до встречи с ним, Бураком, не было ни одного мужчины, насколько он знал. Может ли она до сих пор помнить этого мерзавца и хранить в уголке своего сердца тлеющий уголек так и не погасшей любви?
Когда отчаяние и ревность затмевают мозг, то вытесняют оттуда логику. Боясь возможной встречи Эф с Озджаном, Бурак решил во что бы то ни стало увезти ее из Стамбула, тем более что сам должен был покинуть город (пришла пора определиться с выбором места съемок и детально изучить его на предмет подходящей натуры). В тот момент он совершенно не был склонен к анализу и не удосужился вспомнить о том, что у его возлюбленной было достаточно времени для воссоединения со своим прошлым (если бы она хотела этого).

- Фифи, давай уедем в Бодрум. Отдохнем только вдвоем, - убеждал он девушку в тот вечер.
- Мы же недавно ездили в Мармарис. Вдвоем.
- Мы отдохнули всего два дня.
- Это было еще до того, как ты дал команду написать про нас в газетах.
- Фифи, снова ты об этом? Будто пресса и без того про нас не напишет. Давай забудем обо всех, будем просто жить.
- Ты не понимаешь, что после поднятой тобой шумихи за нами будут следить особенно пристально? А сейчас пост вообще-то. Не хватало нам новых бед. Не дай Аллах, родители узнают. Они не переживут моего нового позора.
- Это ты сейчас о чем? - всколыхнулось в нем подозрение.
- Пойми, в моей жизни уже случилось так, что я объявила о своих отношениях на всю страну. И что из этого вышло?
И без того темные глаза Бурака стали еще темнее, сравнявшись по цвету с чернотой ночи.
- Ты с кем меня сейчас сравниваешь? Вот так ты мне доверяешь, да?.. - задремавшие было демоны ревности принялись с особой изощренностью терзать его душу.
А он так хотел забыть неприятную встречу на телеканале. Бурак просверлил ее тяжелым взглядом, а потом стремительно прошел в комнату, где на полочке стояли диски с актерскими работами Эф, поискал там что-то, а найдя, снова вернулся к ней, держа в вытянутой руке запись фильма «Ты мой дом».
- Или ты все еще не можешь забыть этого инфантильного любителя маленьких девочек?
По тому отвращению, с каким Бу держал диск в руках, Фахрийе скорее догадалась, чем увидела, что за фильм так не угодил ее любимому.
- При чем тут он? Ты себя слышишь?
- Сомневаешься? А вот он почему-то уверен, что для вас еще не все потеряно.
- С чего ты взял? - насторожилась Фахрийе.
- Имел счастье побеседовать...
- Что ты сделал? - в ее глазах мелькнул испуг, который Бурак истолковал по-своему.
- Как ты волнуешься за него, однако.
- И вовсе не за него. Что ты себе надумал?
- Нет? Отлично! Тогда скажи, для чего ты хранишь ваш совместный фильм? - тут он со злостью, которую необходимо было на чем-то выместить, разломил хрупкий диск на несколько кусочков.
- Зачем ты это сделал? - протянула она руку, чтобы взять останки лицензионного диска, но Бурак выпустил их чуть раньше, и они рассыпались по полу. - Это всего лишь моя работа. Разве у тебя нет собрания твоих фильмов?
- Твоя работа? И как часто ты любуешься этой своей работой?
- Не думаю, что должна давать тебе отчет в этом, - Эф, чувствуя себя оскорбленной необоснованными обвинениями любимого мужчины, его действиями и тоном, с которым он разговаривал с ней, гордо вздернула подбородок и поджала губы.
- Тебе настолько дорог этот кусок пластика? Дороже, чем мы с тобой? - Бурак посмотрел на нее, ожидая ответа, но Эф лишь с укором покачала головой. - Прости, если огорчил, но придется тебе какое-то время поскучать, - он двинулся к двери. - Я привезу тебе новый — в качестве сувенира, - обернулся уже у выхода, чтобы поставить корявую точку.
Как ни странно, вышел он спокойно. Даже дверь прикрыл аккуратно. Но ведь ушел... Ревнивец... Глупый... Конечно, то, что произошло у нее с Озджаном, ей не забыть — это было у нее впервые и слишком долго длилось. Но воспоминания о том времени вызывали у Эвджи не ностальгию, а чувство гадливости. Вскоре после исполнения ее мечты и воссоединения с кумиром детства и юности она испытала наотмашь бьющую пощечину, быстро и болезненно спустившую ее с небес. Все их отношения напоминали бег по кругу: короткое счастье, сменяющееся изматывающими душу муками ревности, обиды, непонимания с ее стороны и недолгими мгновениями нежности, переходящими, как только она успокаивалась, в высокомерное равнодушие к ней и самолюбование, самовозвеличивание — с его. Он всегда стремился показать ей, что она никто в сравнении с ним, что без него она ничего не сможет добиться в жизни. Долгое время она верила в это. Наверно, поэтому и не решалась окончательно разорвать гордиев узел их деструктивных отношений. Но однажды накипело. Хвала Аллаху, что она не простила себялюбца Оза в очередной раз и не вернулась к нему. Всевышний уготовал ей совсем другую судьбу, с другим мужчиной. Правда ревнивым не в меру, но от этого не менее любимым. Видимо, и у него что-то там в душе накипело. Что он там говорил ей про разговор с Озджаном? Где их угораздило столкнуться?.. Эф собрала осколки пострадавшего в неравном бою диска и выбросила их в мусорное ведро. Бурак был неправ: диска ей было совершенно не жаль, да и не смотрела она этот фильм ни разу с тех пор, как побывала на его премьере. Несмотря на неприятный инцидент, почему-то именно теперь она была совершенно уверена, что все у них будет хорошо. Эта вспышка ревности Бурака вдруг открыла его с новой стороны, но не оттолкнула от него, нет: за его ревностью она увидела страх... страх потерять ее и то немногое, что они уже успели построить.
Оказавшись в машине, Бурак не нашел ничего лучшего, как позвонить Доруку.
- Привет, дружище! Занят?
- У тебя опять что-то случилось? - без труда догадался друг. - Меня беспокоит твое повышенное внимание к моей персоне в последние дни.
- Ты не ответил... занят или нет?
- Будем считать, что свободен.
- Составишь компанию?
- Для чего же еще нужны друзья? Ты где?
- Пока в дороге. Подъезжай минут через сорок в «Sortie».

Друзья коротко поприветствовали друг друга и заняли один из свободных столиков на террасе с видом на Босфор. Пока ждали заказ, сидели в полном молчании, глядя на воду. Это было очень кстати: созерцание тихого водного течения позволило одному из друзей немного успокоиться, а второму не чувствовать себя нежелательным наблюдателем внутренней борьбы товарища. Правда и после того, как заказ принесли, Бурак не продемонстрировал желания завязать разговор.
- Ты сегодня решил основательно напиться? - после третьей порции текилы заговорил Дорук.
- Не уверен, что удастся, - очнуться от задумчивости удалось не сразу.
- Все настолько серьезно?
- Наверно, я с ума сошел.
- Вызвать санитаров?
Бурак сверкнул глазами, окончательно приходя в себя, и Дорук предпочел оставить шутки.
- Хм, агроном... - Бурак вполголоса выругался, что, однако, не осталось без внимания Дорука.
- Я тебе не мешаю, брат? - Бурак бросил в сторону друга удивленный взгляд. - Может, ты приоткроешь завесу своей тайной беседы с самим собой?
- Ты ведь слышал про Озджана Дениза? - после некоторого раздумья все же спросил Бу.
- Ну... кто не слышал?..
- Встретились сегодня. Вот он мне мозг и взорвал.
- Вы снова поссорились с Фахрийе?
Бурак снова удивленно-настороженно посмотрел на друга и лишь потом со вздохом кивнул.
- Не знаю, что со мной происходит. Второй раз за несколько дней поссорился с девушкой из-за собственной ревности. Когда такое было, чтобы я ревновал?
- Все когда-то случается впервые, - философски рассудил друг.
- Знаешь, мне всегда ее мало. Когда обнимаю, когда целую, когда... Всегда мало. Хочется раствориться в ней и никогда не расставаться. Когда ее нет со мной, из меня будто душу вынимают. Не представляю уже себя без нее. А наши размолвки доводят просто до исступления. Как представлю, что могу ее больше не увидеть, жить не хочется.
- Успокойся, дружище. Притираетесь. Все наладится.
В ходе их задушевной беседы Бурак уговорил Дорука поехать на пару дней к Эгейскому морю.
- Я тебе там зачем? - поначалу отнекивался тот. - Девушку уговаривай.
- Говорю же тебе: не соглашается. А один я там свихнусь.
- Останься в Стамбуле.
- Я же не просто отдыхать еду. Отдых это так... если получится.
- Тем более зачем я там нужен?
- Тоже займешься делом. Рисовать будешь... Я и сам не знаю, сколько времени у меня займет работа. Думаю, на море-то сможем сходить. Искупаемся.
- Ты один, что ли, не сможешь?
Бурак поморщился, а перед глазами Дорука вдруг возникла забавная, с его точки зрения, картина: как бежит по пляжу его друг, спасаясь от оголтелой толпы фанаток разных возрастов и весовых категорий, одетых лишь в одни купальники. Тут он прыснул, а Бурак махнул на него рукой
- Смешно ему. Ладно, что с тобой говорить...
- Хорошо, брат. Поедем вместе, а то к Фахрийе некому возвращаться будет.
Бурак посетовал на то, что Дорук не боксерская груша в его спортивном зале.
- Как же я жду, когда и ты влюбишься.
- Я каждый день влюбляюсь, дружище, - продолжал смеяться Дорук.
- Э-эх... Посмотрите на него: влюбляется он... - снова махнул рукой Бурак, но в глазах его уже притаилась улыбка.

Утром, перед поездкой в Бодрум Бурак заехал к Эф. Во-первых, чтобы взглянуть, насколько разрушительной для их отношений оказалась его последняя вспышка; во-вторых, еще надеялся уговорить ее поехать с ним, если все-таки она не держит на него зла. Девушка, похоже, была настроена крайне миролюбиво и предыдущего вечера с их нелепой ссорой не вспоминала, но относительно совместной поездки была непреклонна.
- Нет, Бурак, я не поеду. Если ты будешь один, скорее сможешь решить все проблемы и быстрее вернешься.
- Со мной Дорук поедет, - признался он.
- Ну вот видишь, тебе и скучать не придется, - казалось, она даже обрадовалась. Вот только чему?..
Бурак прожег ее обвиняющим взглядом.
- Это шутка такая? Нашла равноценную замену себе, да?
- Я обидела тебя? Прости, - Эф погладила его по груди, успокаивая, но вместо этого в глазах молодого мужчины зажегся опасный огонек, разгореться которому сейчас было никак нельзя, если он не хотел опоздать на самолет. Фахрийе приготовилась дать отпор.
- Да уйду я сейчас, уйду, - понял ее настроение Бурак. - Только поцелую и уйду.
Тут он быстро, как ягуар, схватил Эф и прижал к себе, не давая ей возможности вырваться. Поцелуй получился собственническим, почти грубым. Когда Бурак ее отпустил, она едва устояла на ногах. - Поедем со мной. У меня без тебя руки опускаются.
- Нет. Поезжай без меня. Ты ведь не отдыхать едешь.
- Если поедешь со мной, то буду отдыхать.
- Не будешь, я знаю.
И он уехал... без нее.

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 апр 2015, 17:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1062
Какие все-таки мужчины собственники. Бурак ревнует Эф к прошлому, значит он не очень-то уверен в том, что может удержать любимую, именно поэтому он так настойчиво пытался увезти ее с собой. :girl_sigh:
:flower: :sun: :thank_you: Спасибо, Мариночка, за такую волнующе-чувственную главу. :Rose: :tender: :inlove:

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 апр 2015, 21:24 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Nadushka писал(а):
Какие все-таки мужчины собственники. Бурак ревнует Эф к прошлому, значит он не очень-то уверен в том, что может удержать любимую, именно поэтому он так настойчиво пытался увезти ее с собой. :girl_sigh:
:sun: :thank_you: Спасибо, Мариночка, за такую волнующе-чувственную главу. :Rose: :tender: :inlove:

Мне кажется, что он ревнив, ага. А у Эф, кроме того, прошлого, больше никого и не было.
Спасибо, Надюшка, за коммент. :flower:

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 20 июн 2015, 02:22 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Вдруг кто-то еще ждет продолжения...

33. Отдых или работа?..

- Бурак, ты себе не представляешь, что это за место! Тебе непременно понравится! - приветствовал только что приехавших друзей Керем Чакыроглу, второй режиссер, с которым Бурак заключил контракт незадолго до того, как командировал его с парой помощников на побережье Эгейского моря для поиска подходящего места съемок.
- Да мне уже нравится. Твои фотографии с моря меня впечатлили.
- Представляешь, все побережье исколесили — ничего похожего на твое описание! И вдруг на катере случайно зашли в какую-то бухту, и вот он — поселок, о котором ты мечтал. Словно специально для съемок твоего фильма строили, - с чувством размахивал руками Чакыроглу.
Бурак внимательно слушал, и глаза его тоже загорались воодушевлением, которым был наполнен страстный рассказ режиссера.
- В этой жизни ничего не бывает случайным, Керем.
С момента их знакомства с Фахрийе Бурак был убежден: все, что происходит с ними, давно предопределено. И с каждым днем его убежденность все больше превращалась в уверенность.
Конечно же, ему не терпелось увидеть поселок своими глазами.
- Не покажешь мне это волшебное место?
- Это ты точно заметил: самое что ни на есть волшебное, - засмеялся Керем. - Мы его только с моря и нашли. Похоже, другой дороги туда нет.
- Пойдем морем, если по суше не добраться, - ничуть не расстроился Бурак.

- Ты уже говорил с кем-то в поселке о съемках? - поинтересовался начинающий продюсер, пока они добирались до живописной бухточки в Гюллюкском заливе, где и затерялся от посторонних взглядов поселок Кыйыкышладжык.
- С местными познакомились. Приветливый народ. С хозяином ресторанчика поговорили. Его заведение прямо на воде стоит. Чудо! - продолжал восхищаться Керем.
Дорога на катере от курортного городка Ялыкавак, где они остановились, заняла чуть больше часа. С моря открывался прелестнейший вид на прибрежное поселение. В ближайшем будущем здесь можно было ожидать большого наплыва отдыхающих (в окрестностях деревушки уже начали расти курортные поселки, застраиваемые двух- или трехэтажными домиками-близнецами), но пока местные жители не были отравлены ни извращенными переизбытками цивилизации, ни жаждой наживы и с неожиданными гостями своего берега были чрезвычайно доброжелательны и радушны. Ресторанчик, о котором ему рассказывал режиссер, Бурак заметил сразу, как только они подошли к берегу. «Джейар» на самом деле стоял на воде. Лишь кухня и подсобные помещения имели под собой твердую опору, а открытый павильон для посетителей «плавал» на поверхности воды, каменными сваями упираясь в морское дно. Тут же, рядом с рестораном, протянулась вдоль берега прекрасная площадка, которую можно было превратить в торговые ряды. Буквально в двух шагах от ресторана стояла гостиница, где при необходимости можно было переночевать. Как в любой небольшой деревне, в Кыйкышладжыке все друг друга знали, и приветливым улыбчивым гостям легко удалось найти общий язык с жителями деревни, узнать, где можно повидать главу местной администрации, хозяев ресторана и гостиницы. Предложение о проведении съемок в поселке очень заинтересовало местные власти и владельцев недвижимости, и представителям «BRC's production» и «TAFF Pictures» в тот же день удалось достичь предварительной договоренности с ними об условиях и оплате аренды земли и помещений, заинтересовавших рабочую группу. Можно было приступать к подготовке места съемок. В поселок тут же были приглашены декораторы: перед ними стояла задача создать рисунки и чертежи будущей обстановки, в которой должны были ожить персонажи проекта. Правда то, что создатели фильма решили построить, лишь условно можно было назвать декорациями. Планировалось фактически полностью отстроить рыночную площадь — с магазинчиками и лавками, заново создать ресторан (точнее, зал для посетителей), построить домик главного героя, уютно затерявшийся где-то среди леса, но стоящий обязательно на самом берегу моря (место для его строительства еще предстояло найти). Чтобы не терять времени, еще до приезда группы декораторов решили сформировать бригаду рабочих им в помощь. Среди местного населения нашлось немало желающих оказать помощь съемочной группе: в частности, в создании декораций для будущего фильма. Дело это было для них новым, увлекательным (к тому же, доходным) - почему было не внести свою лепту в столь интересное начинание?
Довольные результатами трудового дня, Бурак и компания вернулись в Ялыкавак. После столь плодотворной работы можно было позволить себе короткий отдых, и молодой человек решил окунуться в воды теплого Эгейского моря. Если уж работа сопряжена с пребыванием в курортной зоне, грех пренебрегать благами, дарованными Небом. Участники съемочной бригады, с которыми он навещал гостеприимный Кыйыкышладжык, уже достаточно долго жили у моря, и им подобный отдых успел наскучить; Дорука в гостинице, где они остановились, не оказалось (друг-художник, видимо, искал вдохновение в морских или городских пейзажах); и Бурак отправился вкушать прелести курортного отдыха один.
Расположившись на достаточно многолюдном пляже, что расстелился прямо за гостиницей, молодой актер уже через полчаса пожалел, что не стал искать более уединенного места. Даже здесь нашлись многочисленные поклонники его таланта, не желающие упустить случая запечатлеть себя на фото с красавцем-актером. В добавок к этому на пляже он столкнулся с Мертом Видинли, с которым не виделся достаточно долго и мог бы не видеться еще дольше (тот был известным тусовщиком, большим приятелем его бывшей девушки, которую, судя по слухам, частенько «выгуливал» за неимением у розочки богатого семейства другого партнера). Точнее столкнулся с ним Мерт, когда Бурак спокойно сидел на лежаке, намереваясь наконец искупаться и сбросить с себя накопившуюся усталость.
- Кого я вижу! Приятель! - вряд ли искренне, скорее будучи удивленным неожиданной встречей, раскрыл ему объятья Мерт. - Слышал у тебя большие перемены в личной жизни.
- Приветствую тебя! - без особого энтузиазма ответил рукопожатием Бурак.
- Что-то ты не выглядишь счастливым, - тщательно выискивая подтверждения своим словам в лице Бу, заметил Видинли и присел на соседний, так некстати пустующий, лежак.
- Это от переутомления, - делиться своими проблемами с хорошим знакомым семейства Чапа вовсе не хотелось.
- Не понимаю я тебя. Чего тебе возле Джей не сиделось?.. - как назло, тут же заговорил о неприятном Мерт.
- Жизни захотелось, брат. Только и всего, - не позволяя раздражению выплеснуться наружу, как можно покойнее отвечал Бу.
- А с ней-то чем плохо было? Жил бы на всем готовом, как за каменной стеной.
- Ты хотел сказать, как в золотой клетке?..
- Да хоть бы и так. Лично я бы не отказался.
- А мне стало тесно, - разговор начал его утомлять.
- Ну, ты смотри... если передумаешь, тебя там все еще ждут.
- Напрасно. Моя дорога повернула в горы, тогда как ее продолжает виться среди деревьев.
- Ну-ну. Вдруг упадешь с горы, так может, те же деревья и спасут тебя, - считая, что нашел удачный остроумный ответ, подмигнул Видинли.
- Думаю, я найду деревья поближе, если случится падать, - не принял его игривого тона Бурак.
Захотелось тут же встать и оставить назойливого бывшего приятеля: общение с ним не доставляло Бураку удовольствия и навевало неприятные воспоминания о даром загубленных днях своей жизни. Когда через некоторое время к ним подошла Озге Озпиринчжи и приветливо расцеловалась с Видинли, Бурак счел за благо незаметно исчезнуть, порадовавшись тому, что Озге его не узнала (в силу того, что оба были актерами, они знали друг друга в лицо, но работать вместе им до этого времени не приходилось). После целого дня пребывания на солнце мечта о погружении в воду становилась все более желанной.

Отдых без любимой эйфории в душе не вызывал, несмотря на успешно проведенный день. Пару раз окунувшись в морскую воду, Бурак взял телефон и уже не выпускал его из рук. Ждать, что Фахрийе сама напишет или позвонит ему, было бессмысленно, и он набрал ей сообщение: «Здесь так хорошо пахнет морем». Он даже внутренне вздрогнул, когда аппарат в руке ожил, отозвавшись ответным сообщением: «Разве ты ожидал другого?» «Не то, - ответил он. - Так пахнешь ты после ночи любви». После столь откровенного признания ответа не последовало. Должно быть, он смутил ее. Тогда стал слать одно сообщение за другим: «Ты и здесь со мной, любимая моя», «Жаль, к себе прижать не могу», «Ты, как море - такая же изменчивая и ускользающая». Эф все молчала. «Твою героиню нужно назвать Дениз... Море», - отправил он ей очередное письмо, как только новая идея родилась в его голове. Фахрийе читала его послания и с каждым новым сообщением ей все больше хотелось оставить Стамбул и полететь в Бодрум. Но, полагая, что он совсем скоро вернется к ней, лишь коротко ответила: «Скучаю по тебе». Только после этих слов молодому человеку захотелось улыбнуться. «Я тоже», - быстро набрал он и, получив долгожданное успокоение, направился в гостиницу, где надеялся встретиться с другом, пропадавшим где-то с самого утра.
Дорука он нашел в ресторане при гостинице, как ни странно, в компании своего пиар-менеджера. Само присутствие в Бодруме Фаика не было удивительным: он не первый раз отдыхал в этом городе. Но обычно он делал это со своей семьей. Мужчины что-то азартно доказывали друг другу, периодически указывая руками куда-то вглубь зала. Как ни пытался разглядеть Бурак, о чем именно они так горячо спорили, ему не удалось этого.
- Смотрю, вечер у вас крайне добрый, - с улыбкой приветствовал он обоих, присаживаясь к ним за столик и подзывая официанта, чтобы сделать заказ.
- Добрый, брат, добрый. А мы как раз о тебе говорили, - сумел удивить его Дорук своим заявлением.
- Да-а? - протянул Бурак. - А что же вы тогда так увлеченно рассматривали? - он обернулся в ту сторону, куда незадолго до этого напряженно всматривался, следуя за направлением двух указывающих рук.
- Ай, не смотри туда даже. Везде одно и то же, - заплетающимся языком выдал загадочную фразу Фаик и попытался развернуть к себе его голову.
- О, да вы, я вижу, уже изрядно набрались, друзья мои, - со снисходительной улыбкой, которую может себе позволить счастливо трезвый человек, заметил Бурак.
- А ты присоединяйся. Мы сейчас закажем еще, - заверил его Дорук. - Правда, Фаик? А то зачем мы сюда вообще приехали?
Фаик же только раскоординированно кивнул и прикрыл глаза.
- Дорук, хватит вам уже. А я и начинать не буду. Вот только поужинаю. Не обижайся, друг, - тут же остановил он Дорука, собравшегося, видимо, уговаривать его. - В другой раз.
Ему так и не удалось выяснить, что же такого «обычного» увидели его друзья, и какое отношение к этому всему имеет он, Бурак Озчивит, но решил, что это нечто действительно не заслуживает его внимания.
- С чего это ты так расслабился сегодня, Фаик? - все время, пока ел, Бурак то и дело бросал удивленные взгляды на мужчину, которого не привык видеть в подобном состоянии.
Тот пробурчал в ответ что-то нечленораздельное и опустил как-то враз отяжелевшую голову.
- Это он от скуки. Пока семья не приехала к нему на отдых, - поспешил с объяснением Дорук.
Не успел Бурак прокомментировать его слова, как перед ним появилась какая-то девушка и попросила сделать с нею фото. Всегда вежливый с поклонниками, Бурак не стал отказывать даме и на этот раз. После этого они вместе с Доруком помогли прилично захмелевшему Фаику добраться до его номера.
Наутро Бурак думал позвать друга с собой, чтобы тот внимательным взглядом художника посмотрел на прибрежную деревушку. Зная Дорука как неординарно мыслящего человека, он надеялся услышать от него какое-нибудь толковый, с изюминкой, совет по поводу оформления места будущих съемок. Однако разговоры о делах пришлось отложить до утра, учитывая, что состояние друга-художника мало чем отличалось от его собрата, усилиями двух мужчин доставленного до кровати. Бурак дошел вместе с Доруком до дверей его номера и, убедившись, что тот лег спать, направился в свои апартаменты.
Оказавшись в одиночестве, он позвонил Эф. Безумно хотелось хотя бы услышать ее голос, если уж нельзя было к ней прикоснуться. Вот только разговор принял несколько неожиданный поворот.
- Доброй ночи, Бурак бей. Похоже, ты там и правда отдыхаешь, - ответила любимая на его приветствие. - Молодец, что не скучаешь.
- Еще как скучаю, мизинчик мой, - не сразу расслышал иронию в ее голосе мужчина. - Пока работал, немного получалось отвлечься от мыслей о тебе, а когда освободился... очень, очень скучаю.
- На селфи с девушкой из ресторана ты выглядишь скорее хмельным, чем скучающим, - проговорила Фахрийе все так же насмешливо.
- На каком селфи? - не сразу понял Бурак, а потом вспомнил, как в ресторане к нему подходила поклонница. - А ты откуда знаешь про него?
- Просветили добрые люди, - чувствовалось, что девушка улыбается.
- Вот это скорость... - подивился Бу расторопности фанатов.
И ведь даже его девочку успели оповестить! С такими доброхотами и врагов не надо. Хорошо, что она у него умница (не в пример Джейлан), и привыкла руководствоваться только своим разумом. Но было неприятно осознавать, что есть люди, способные из зависти попытаться поссорить их.
- Да, за твоей нравственностью там очень пристально следят. Я могу быть совершенно спокойна, - все-таки не смогла сдержать смеха Эф.
- Только ты не верь всему, что обо мне станут писать и говорить. Пожалуйста. Я ни о ком, кроме тебя, и думать не могу.
Он рассказал ей о том, как прошел день, в красках расписал деревню, в которой им вскоре предстояло снимать фильм.
- Насыщенный у тебя был день. Замотался? - по голосу догадалась она, что на фото с фанаткой он выглядел нетрезвым просто от усталости.
- Немного, - слукавил мужчина, хотя сам был готов уснуть на ходу. - Но больше всего устал от того, что рядом нет твоих коленей.
- Ложись спать. Во сне быстрее придет новый день.
В надежде на скорую встречу Бурак почти сразу последовал ее совету.

34. Нежданно-негаданно

Время, хотя и медленно, приближало тот желанный миг, когда он, как ему казалось, сможет наконец обнять свою горячо любимую девочку. Оставалась самая малость: встретить декораторов, показать им райский уголок, найденный ребятами для съемок, и можно было лететь в Стамбул. Дорук, с утра набросавший несколько эскизов со слов Бурака, присоединился к ним в поездке к Кыйыкышладжыку и там так увлекся обсуждением создания будущих декораций, что решил задержаться на несколько дней в Измире вместе с творческой группой, занимающейся подготовкой к съемкам фильма. Возвращаясь в Ялыкавак, они слегка отклонились от курса в районе деревушки Гёльтюркбюкю и там нашли неплохое уединенное место для строительства домика Али.
Необходимый материал для создания декораций заказали тут же, в одной из строительных фирм Бодрума. Некоторое время присутствие продюсера на месте съемок не требовалось, и Бурак уже предвкушал скорую жаркую встречу. Богатое воображение рисовало ему картины, одна красочнее другой. То ему хотелось приехать сюрпризом и приятно удивить любимую, вдоволь насладившись ее восторженным удивлением, то хотелось, чтобы она увидела его из окна и сама выбежала ему навстречу. Он бы сдерживал себя, как мог, чтобы сразу же после приобретения билета не сообщать ей радостную новость. Однако, как это часто случается, в размеренное течение его фантазий вмешался Его Величество Случай и все радужные надежды развеял в прах. Днем Бураку позвонил Онур Тек (один из его старинных друзей, живущий в Измире), и сообщил, что в Алачаты, небольшом поселке вблизи курортного городка Чешме, наблюдается наплыв богемной молодежи. В свой последний приезд в Измир несколькими неделями раньше молодой продюсер разговаривал с товарищем о будущем проекте, о необходимости набора актеров для массовых сцен. Зная Чешме как излюбленное место отдыха не только турецкой элиты и звезд, но и представителей «золотой» молодежи, Бурак небезосновательно надеялся найти среди них желающих мелькнуть на экране в полнометражном фильме. С юности вращаясь среди богемы и представителей шоубизнеса, он часто встречал таких вот селебрити, живущих за счет родителей и мечтающих без особого труда достичь славы и известности, доказав тем самым своим богатым предкам, что и они на что-то годны. Причем на первом этапе их не интересовали высокие гонорары: денег им хватало и без этого. Работа в кино им представлялась чем-то вроде очередного развлечения, которое, по их мнению, было способно предоставить им возможность моментально прославить свое имя. Бурак просил Онура уведомить его, когда в городке будет достаточно много отдыхающей молодежи. И вот такой день настал. Как ни хотелось нетерпеливому влюбленному побыстрее оказаться в родном городе, но для удачного воплощения в жизнь задуманного им проекта его присутствие было необходимо на берегах совсем другого моря.
Он позвонил Фахрийе и с нескрываемым разочарованием поведал ей об изменившихся планах.
- Конечно, поезжай. Нас ведь волнует успешность будущего фильма?.. - переключив голос на мажорный лад, чтобы казаться как можно более радостной, ободряла она Бурака.
- Только поэтому я еще не на пути в Стамбул, моя сладкоголосая птичка.
Фахрийе улыбнулась. Ее восхищала способность любимого мужчины находить для нее столько всевозможных красивых имен.
- Удачи тебе, мой поэтичный возлюбленный.
Несколько минут спустя Бурак получил уведомление об обновлениях в инстаграмме. На страничке его девочки появилась новая цитата: «Все делай с любовью». Была у нее такая милая привычка: через мировую интернет-паутину сообщать ему что-то или говорить о своих чувствах афоризмами, а то и разными ребусами и загадками. Не зря он однажды назвал ее шарадой — такой она и была, его любимая.
День, который должен был подарить им встречу, снова разлучал их, не предлагая ответа на вопрос о времени нового свидания.

Вечером того же дня Онур встретил Бурака в аэропорту Измира, откуда они сразу же поехали в Алачаты. С этого момента спокойствию в поселке пришел конец. Где бы ни появлялся красавец Озчивит с друзьями, головы многочисленных девушек и женщин, как подсолнухи, поворачивались в его сторону, чем заставляли серьезно нервничать представителей сильной половины человечества. Так было и в «Marrakesh Beach Club», что находился при отеле и куда наведались друзья в первый же вечер пребывания на популярном курорте, то же самое наблюдалось и на пляже, и просто во время прогулки по улицам густо заселенного в это время года поселения. Замечая столь явное внимание к себе, Бурак внутренне сжимался: не хотелось ему предпочтения чужих женщин. Ему бы его — любимую и самую родную, о встрече с которой пока приходилось только мечтать. Будучи на пляже, чтобы обращать на себя как можно меньше внимания, молодой человек совсем не выходил из тени и ни разу не подошел к воде, продолжая сидеть на берегу и общаться с товарищами. Когда в общении вдруг повисла пауза, Бурак загрустил. Вновь дала о себе знать тоска, которую одной лишь улыбкой могла погасить его Фифи. Спутников молодого продюсера разморило от жары, и они затихли на своих лежаках, а Бурак снова стал писать послания к берегам Босфора: «Мне тебя не хватает, мой нежный цветок. Почему ты не поехала со мной?» Вскоре от Эф пришел ответ: «У тебя и без меня хватает компаньонов». «Разве о такой компании были мои мечты? - отвечал он. - Ни один из них не способен согреть меня». «Тебе холодно? Шутник. Там ведь такое жаркое солнце!» - удивлялась девушка. «Мое солнце — это ты», - со всей искренностью признавался Бурак, но Фахрийе отправила ему в ответ лишь смеющиеся смайлики. Правда добавила еще один: с поцелуем, - хотя бы так примирив его с безрадостной действительностью. А потом, будто почувствовала его грусть, прислала сообщение: «Не обижайся. Я смеюсь, чтобы не заплакать». Захотелось тут же все бросить и лететь к ней, но... взятые на себя обязательства заставляли его сдерживать свои естественные порывы.

- Послушай, брат, а почему бы тебе не снять фильм здесь, в Чешме? Разве у нас места некрасивые? - как-то спросил его Онур, слегка обиженный за свой родной город.
- Красивые. Очень красивые, - задумчиво отозвался Бурак. - Видишь ли, я задумал историю без штормов и бурь. Мне нужна спокойная вода, а в Чешме мы и за год не сумеем снять своего фильма. Вот если бы снимали про серфинг, - подмигнул он товарищу, - тогда лучшего места было бы не найти.
Поначалу он и сам мысленно метался между Бодрумом и Измиром (было много красивых мест на побережье в окрестностях обоих городов), но после разговора с Савджи все же отдал предпочтение Бодруму.
Тимур видел, что Бурак не особенно расстроен закрытием проекта, который поначалу вызвал в нем большое воодушевление. Это и радовало, и в то же время заставляло удивляться. Радовало, потому что нежелание одного из главных актеров продолжать работу в сериале притупляло чувство вины, которое испытывал Савджи как продюсер, не завершивший начатого громкого проекта. Удивляло же потому, что он знал Бурака как человека, не способного жить без любимого дела, а «Королек» дал ему возможность проявить свой талант с новой силой, еще больше раскрыв его в новом амплуа. Конечно, он поинтересовался, чем молодой человек собирается заняться после закрытия сериала. Бурак не стал скрывать от старшего и более мудрого товарища, что ему не терпится попробовать свои силы в новом для него деле и стать продюсером. Тимуру ужебыло известно о мечте талантливого и амбициозного актера. Знал он также, что тот, пусть пока и немного, но разбирается в киноиндустрии. Не зря ведь он готов был сутками пропадать на съемочной площадке (даже если сам и не был задействован в съемках).
После написания новой истории Бурак уже сам пошел к Тимуру и рассказал о своих планах. На вопрос о сериале молодой человек признался, что о подобном не думал, но задумал снять фильм, чем порадовал Савджи. Оба понимали, что браться за сериал, тем более будучи неопытным в продюсерском ремесле, это заранее обречь себя на неудачу, а простой незамысловатый фильм о красивой любви вполне мог удаться и с лихвой оправдать как материальные вливания, так и трудозатраты. Подобное начинание Тимур готов был поддержать. И не только мудрым советом, но и приемлемым (в его представлении) денежным вкладом. Единственное, что смутило тогда Савжди, это съемки у моря.
- Не повезло, - нахмурился он и покачал головой на признание Бу, что в селе, куда он хочет поместить своих главных героев, есть море.
- Почему? - совершенно искренне удивился молодой продюсер. Ему казалось, что история любви, разворачивающаяся на морском побережье, должна вызывать бурю положительных эмоций и просто обречена быть выигрышной.
- Море непредсказуемо, - просто ответил ему Тимур. - Снимать сцены на море очень сложно. Утром не знаешь, какая погода будет к полудню, а в полдень — как она изменится через пару часов.
- Как же быть? В моей истории предусмотрено много сцен на воде, - серьезно опечалился тогда Бурак.
- Только одно могу посоветовать: ищи бухту, где реже бывают ветра.
Вот тогда вопрос о съемках близ Чешме отпал сам собой. Море около Чешме славилось не только своей чистотой и прозрачностью, что делало его идеальным местом как для купания, так и для дайвинга — благодаря частым и сильным ветрам, курорт ежегодно привлекал любителей парусного спорта и сотни серфингистов, причем не только турецких, но и иностранных.
После того памятного разговора Бурак настроился искать подходящее место в районе Бодрума, где было больше мелких поселений, разбросанных по побережью и укрывшихся от переменчивых морских ветров в маленьких заливах и бухточках. Но даже там оказалось непросто найти такое волшебное местечко. К тому же метеорологи не могли дать точного прогноза, как проявят себя воды Гюллюкского залива в период, когда начнутся съемки.

Однажды вечером на выходе из ресторана Бурака остановила группа журналистов. Их вопросы, прежде всего, касались работы: интересовались, каковы его ближайшие планы. Не вдаваясь в подробности, он рассказал о том, что планирует снимать фильм по своему сценарию. Но любопытное племя репортеров, конечно, не могло обойти вниманием его личную жизнь. На вопрос о том, почему они не видят рядом с ним женщины, Бурак ответил, что просто отдыхает, поэтому один.
Все-таки умели представители СМИ испортить настроение. «Почему один? Почему один? - Да потому что моя девушка не хочет, чтобы вы о ее статусе оповещали чрезмерно любопытную публику!» - поговорил сам с собой будущий продюсер по пути в гостиницу и загрустил еще больше.
Его любимая, судя по картинке в инстаграмме, которую он обнаружил, как только закрылся ото всего мира в номере, радовалась победе немецкой сборной в чемпионате мира по футболу. Ее радость не могла оставить его равнодушным, и у Бурака потеплело на душе. А после разговора с ней, пусть пока только по телефону, он и вовсе воспрял. Как правильно сказала его умница-красавица: ничто не длится вечно — и их разлука тоже когда-то закончится.

Следующий день, как ни странно, подарил Бураку возможность короткого свидания с любимой. Бывает же такое! Фахрийе как в воду смотрела, когда разговаривала с ним накануне. Из автосалона, где он покупал свой Mercedes GELANDEWAGEN, позвонили и напомнили о продлении страховки. Кроме того, уже было определено время начало съемок, и оставалось лишь согласовать его с главой агентства «Cem Ajans-Gold Media», с которым сотрудничали «BRK'S Productions» и «TAFF Pictures» на этапе подготовительных работ (кастинг, реклама, менеджмент). К тому же, Бурак катастрофически давно не виделся с усладой своих глаз, и было бы преступно глупо упускать столь заманчивый шанс наконец сделать это. Вот так, по порядку, он все и сделал, прилетев в Стамбул ближе к полудню. Встреча с Джемом Гюлачем прошла быстро, но не оттого, что непродуктивно: понимания мужчины достигли сразу, и вскоре поклонникам творчества Бурака Озчивита и Фахрийе Эвджен из соцсетей стало известно, что третьего августа близ городов Мугла и Бодрум актеры приступят к съемкам нового фильма, где вновь предстанут перед зрителями влюбленной парой. После этого Бурак побывал в Аташехире в автосалоне «Mengerler Mercedes Benz» и продлил страховку. И напоследок он оставил самое приятное — свидание, о котором мечтал с того самого момента, как несколько дней назад шасси самолета оторвались от взлетной полосы аэропорта Ататюрка в Стамбуле.
До его рейса в Измир оставалось всего несколько часов. Некогда было даже заказать красивый и во всех отношениях правильный букет цветов, поэтому Бурак купил неприличных размеров букет красных и белых роз и, не теряя времени, помчался в Истинийе. Его неожиданное появление позволило понять, что Фахрийе также, как и он, очень скучала в разлуке. Девушка вскрикнула, получив в руки довольно увесистый букет, и ослепила молодого человека радостным сиянием своих глаз. Цветы не давали возможности им приблизиться друг к другу, и Эф на время замешкалась, не зная, куда их деть. Тогда Бурак снова забрал их, неуважительно сунул в огромную вазу, удачно оказавшуюся в углу, и рывком притянул девушку к себе.
- Ты вернулся! - охотно прижалась она к нему, тут же вскидывая свои руки и обнимая любимого.
- Не совсем. У меня через три часа самолет, - Бурак с наслаждением прижался щекой к ее волосам и вдохнул их родной запах.
- Тогда пора ехать в аэропорт, - попыталась Эф освободиться из крепких объятий.
- Нет уж! - запротестовал мужчина. - Если только ты полетишь со мной.
- Бурак... ты же знаешь, что не полечу, - со всей возможной нежностью, чтобы сгладить свой отказ, погладила она его по лицу.
- Тогда хотя бы один час я хочу побыть только с тобой. Только ты и я, - перешел он на на интимный шепот, в то время как его руки перешли к самым активным действиям.
- Опоздаешь на самолет, - прошептала в ответ Эф, тем не менее поддаваясь его сокрушительному натиску.
- Успею.
«Я соскучился», - кричали его глаза, руки, губы, пела об этом душа, рвалось из груди сердце. Никакие силы были неспособны оторвать его от любимой в этот момент. Его напор вытеснил из памяти благовоспитанной девушки воспоминания о том, что еще не закончилось время поста. Любящее девичье сердечко тоже успело истомиться в ожидании все сметающего на своем пути урагана по имени Бурак. Какое же это сумасшедшее счастье — чувствовать себя легким перышком в единственно любимых, властных и уверенных, руках.
Час пролетел незаметно, но обоих оставил почти без сил. Бурак поцеловал закрытые глаза Эф, с неохотой поднимаясь с постели.
- Поспи, мой целебный бальзам. А мне пора.
- Провожу тебя, - сладко потянулась Эф, собираясь встать, отчего мужчине захотелось плюнуть на улетавший вскоре самолет и вернуться туда, где под тонкой простыней четко обозначился каждый изгиб безупречной фигуры его любимой женщины.
- Как бы я хотел забрать тебя с собой, - уже перед дверью, не желая выпускать Фахрийе из объятий, говорил он. - Вдали от тебя мне всегда так холодно, словно я оставляю тебе свое сердце. А у меня нет другого органа, который умеет разгонять кровь по венам, - с шутливым укором посмотрел он на любимую.
- Неправда, - слегка возмущенно встретила она его взгляд, - я отдаю тебе взамен мое.
- Так вот почему я все еще жив, а не превратился в каменное изваяние. Жизнь моя... - его губы легли на лоб девушки. - И все-таки они должны биться рядом, - добавил он, выходя в подъезд.
Снова она провожала его в дорогу. После короткого насыщенного свидания в мысли еще не успела закрасться тоска, и Эф ощущала себя легкой и совершенно счастливой. Когда машина Бурака скрылась за поворотом, она вздохнула, медленно повернулась спиной к окну, и тут ее взгляд остановился на часах... Воспоминание о чем-то важном острой иглой кольнуло в мозг, и с расширенными от ужаса глазами девушка заметалась по комнате.

_________________
Изображение Изображение


Последний раз редактировалось ja_imaka 25 июн 2015, 19:12, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 июн 2015, 19:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1062
Цитата:
ja_imaka писал(а):
Вдруг кто-то еще ждет продолжения...

Справедливо гласит американская пословица: «Светлые головы мыслят одинаково» - только вчера я перечитывала «Дважды в одну реку» и думала – а будет ли продолжение «Всё для неё». Сегодня глянула на главную страничку и вот такая радость.
:flower: :sun: :thank_you: Спасибо, Мариночка, как говорится – «Вспомни солнце – вот и лучик» :tender: :inlove: :Rose:

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22 июн 2015, 11:53 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Nadushka писал(а):
Справедливо гласит американская пословица: «Светлые головы мыслят одинаково» - только вчера я перечитывала «Дважды в одну реку» и думала – а будет ли продолжение «Всё для неё». Сегодня глянула на главную страничку и вот такая радость.
:sun: :thank_you: Спасибо, Мариночка, как говорится – «Вспомни солнце – вот и лучик» :tender: :inlove: :Rose:

Безумно приятно, что еще вспоминаются мои работы. Не менее приятно, что и на этих страничках меня ждут. Спасибо тебе, Надюша! :flower: :sun: :sun: :sun:

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 25 июн 2015, 11:47 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1062
:girl_sigh: Мариночка, у меня почему-то не сходится последовательность глав - после 32-й сразу идет 34-я, а где 33-я ? Вот такая непонятка получилась... :pooh_lol: :pooh_lol: :pooh_lol:

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 25 июн 2015, 19:10 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Nadushka писал(а):
:girl_sigh: Мариночка, у меня почему-то не сходится последовательность глав - после 32-й сразу идет 34-я, а где 33-я ? Вот такая непонятка получилась... :pooh_lol: :pooh_lol: :pooh_lol:

Да? Сейчас гляну... А то ведь уже и 35-я готова.

И правда... Пропустила одну главу. :shock: Сейчас вставлю ее в тот пост, где 34-я.

35. Ради света любимых глаз

Фахрийе всегда была человеком открытым и доброжелательным, но с некоторых пор не очень любила впускать людей в свой мир. Наверно, поэтому у нее не было огромного числа приятелей и приятельниц, как обычно бывает в наше время у молодой, незамужней, красивой и приятной в общении девушки. Но все же и у нее было несколько подруг, встречи с которыми доставляли ей ни с чем не сравнимое удовольствие. В их число входила Серай, подруга по университету. Серай была веселой, лишенной ненужных комплексов пышечкой. С ней никогда не бывало скучно. Вот и на этот раз, сидя за столиком в ресторане «Big Cheffe», подружки весело и беззаботно смеялись больше всего над шутками Серай.
- Вот интересно, если бы твой любезный бей сегодня никуда не поехал, мне пришлось бы ночевать здесь? - подтрунивала Серай над подружкой, в шутку напустив на себя серьезность и стараясь казаться искренне возмущенной.
- Тебе эта участь грозила, даже если бы он уехал, - развеселилась Эф и поведала о том, как она чуть не забыла о назначенной встрече, как металась по квартире, не зная, за что хвататься, чтобы не опоздать.
- Ай, Эвджи! Ай, как плохо влияет на тебя этот бей... - «сокрушалась» подруга, старательно сдерживая улыбку. - Совсем без памяти тебя оставил.
А Фахрийе смеялась пуще прежнего. Свидание с любимым, пусть и короткое, окрасило мир в яркие краски и подняло настроение Эвджи к безоблачным небесам над Стамбулом. При выходе из ресторана, к сожалению, пришлось оттуда спуститься... Как стервятники, налетели откуда-то папарацци — наглые, пронырливые, охочие до перетряхивания чужого грязного белья.
- Фахрийе-ханым, вы здесь, а Бурак-бей в Бодруме?.. - сразу же после короткого приветствия огорошили ее репортеры — с одной стороны, своей беспардонностью, а с другой стороны, странной неосведомленностью.
Бурак уже несколько дней как был в Измире. Кроме того, успел побывать в Стамбуле. Ей даже стало интересно, как он умудрился не попасться на глаза ни одному представителю прессы.
- Друзья, мне бы в машину, - растерянно пробормотала Эф, пытаясь протиснуться к своему автомобилю.
- Говорят, что вы начали работу над новым фильмом. Скажете что-нибудь об этом? - вдруг послышался другой вопрос, ответ на который она также не была готова озвучить.
В среде киношников о новых проектах, пока они не запущены в производство, говорить было не принято. Существовало у них такое, своего рода, суеверие. Однако журналисты всякий раз, так или иначе, пытались выудить какую бы то ни было информацию.
- Друзья, давайте не будем... Ну, что вы, в самом деле... Я вообще-то ничего не обсуждаю на ходу, - медленно продвигалась Эф к водительскому месту, все еще пребывая в растерянности, которая явно читалась на ее лице.
- Вы поедете к Бураку-бею в Бодрум? - снова заговорил кто-то из репортеров о том, что его вообще не касалось, но Фахрийе, к счастью, уже садилась в спасительный салон своего автомобиля.
- Спасибо, спасибо, - это были ее последние слова перед тем, как ей удалось отблагодарить работника парковки и закрыть дверцу перед наглыми представителями прессы.

Наутро интернет «порадовал» ее свежими новостями о вчерашней встрече с журналистами. Полагаете, там было хоть слово о том, что на самом деле говорила Фахрийе? Ничуть не бывало! Писали о том, чего вообще не было. Якобы она, Фахрийе Эвджен, разозлилась на вопросы журналистов о Джейлан Чапе, у которой увела Бурака Озчивита.
Почему это происходило в ее жизни снова и снова? Каким только нападкам ни подвергалась она с того дня, как «посмела» оставить своего бывшего возлюбленного! Сколько грязи на нее вылили, сколько оскорбительных слов в ее адрес было написано, в чем только ни обвиняли: в бездарности, в неблагодарности, в невоспитанности, в заносчивости! Да мало ли еще страшных грехов готовы были приписать ей... И ладно бы, если все это касалось только ее, но ведь у нее были родные и близкие. Им-то почему приходилось страдать, читая всевозможные гадости, которые пишут об их дочери, сестре, тете? За что на нее ополчились средства массовой информации? Кому и что плохого она сделала в этой жизни? Она снова чувствовала себя одинокой, никому не нужной и всеми презираемой. Как было не вспомнить в такую горькую минуту о любимом человеке? «Почему? Ну почему он так далеко? Почему я, глупая, не согласилась поехать с ним?» - комкая подушку и заливаясь слезами, думала Эф. За любимого ей тоже было обидно: он же не щенок, чтобы его можно было просто взять и увести от кого бы то ни было. За весь день Фахрийе ни разу не вышла из дома, настолько чуждым и враждебным казался ей мир за стенами ее квартиры.

Бурак возвращался домой. Он летел к любимой... и еще по одному важному делу. Потому что турецкие СМИ снова зарвались и позволили себе то, чего позволять были не должны: они снова попытались смешать с грязью его безупречную в вопросах такта и воспитания малышку. Только вчера они расстались, и он улетел в Измир, и вот мерзкие проныры-журналисты вынуждают его прервать командировку.
Он смолчал, когда газетчики переврали его слова. В их интерпретации они звучали так, словно он опровергал существование их с Эф отношений. Спасло их то, что в мировой паутине гуляло видео, где был ясно слышен его ответ. Кто хотел, тот правильно его понял. Он был один только на отдыхе (и только в этот раз). Вечером увидел видео с любимой, которая тоже оказалась под обстрелом беспардонных турецких СМИ. Выглядела она очень растерянной, но тем не менее никак не проявила своего недовольства.
Весь следующий день он был занят, стараясь сделать как можно больше, словно чувствовал, что скоро ему придется прервать работу. Когда появилась возможность заглянуть в интернет, внутри у него будто что-то оборвалось: газеты пестрели извращенными фактами встречи Фахрийе с журналистами. Он поспешил заглянуть на страничку Эф в инстаграме, помня о ее любви, пусть и иносказательно, выплескивать иногда в сети свои мысли и переживания. И не зря... Там появилась цитата: «Я люблю, обнимая кого-то, знать, что стоит мне попытаться отпустить его, он обнимет меня еще крепче». Бурак схватился за телефон. Его дорогая Фифи старалась придать своему голосу бодрости, но не успела вовремя сориентироваться, и Бу понял, что она очень расстроена происходящим. Тут уж он молчать не мог и, не раздумывая, принял решение лететь в Стамбул.
Из аэропорта он сразу позвонил Фаику, который, на его счастье, был вынужден вернуться в Стамбул по своим редакторским делам.
- Фаик, ты, конечно, читал сегодняшнюю прессу? Срочно нужна статья, чтобы заткнуть их поганые рты. Пусть напишут, что я намеренно отказался от роли с большим гонораром, ради того, чтобы сниматься со своей любимой. Они мне дорого ответят за ее травлю.
Если бы кто-то из фанатов актера мог в тот момент видеть его, они бы поразились яростному взгляду своего кумира. Даже в роли могучего и бесстрашного Балибея он не выглядел столь устрашающе.
Эрдемли не надо было долго объяснять, кто эти «они» и что от него требуется...
Механизм ответного удара был запущен, можно было ехать к Эвджи. Не так Бурак мечтал предстать перед ней (в такое позднее время даже цветов негде было купить), но, не желая больше оставлять ее ни на одну лишнюю минуту, мужчина даже не стал заезжать домой — сразу направил машину в Истинийе.
Фахрийе не ожидала его приезда, тем более, что расстались они чуть больше суток назад. Открыв двери, она вскрикнула и тут же бросилась ему на шею.
- Ты здесь, - не веря до конца этому счастью, прошептала Эф, с трудом оторвавшись от него, и снова к нему прижалась, когда почувствовала, что к глазам подступают непрошеные слезы.
- Моя! - стиснул ее Бурак, словно боялся, что она может ускользнуть. - Кто обидел? Как посмели? - и стал покрывать горячими поцелуями ее лицо, волосы, шею, будто хотел вобрать в себя все ее печали и огорчения.
Эф попыталась что-то сказать сквозь всхлипывания. Когда это не удалось, из ее груди вырвался нервный смешок, и она снова притаилась на мужской груди, орошая слезами майку.
Это было непривычно: видеть ее плачущую. Она льнула к нему, как маленький обиженный котенок, а у него ком стоял в горле оттого, что его сильную и смелую девочку кто-то посмел довести до такого состояния. Безусловно, чувствовать себя рядом с любимой сильным и способным развести руками любую ее беду было приятно, но Бу готов был отказаться от подобной чести, только бы никогда не видеть, как она страдает. Внутри все кипело от злости на ее обидчиков и хотелось сейчас же воздать им по заслугам. Но еще больше хотелось увидеть искреннюю улыбку на любимом лице.
- Ну что ты? Успокойся. Я рядом. И никому не позволю безнаказанно тебя обижать.
Его слова ласкали слух, его присутствие изгоняло из сердца страх и неуверенность, его теплые объятья вселяли в душу ощущение покоя и защищенности. Эф уже очень давно, пожалуй, с тех самых пор, как в девятнадцать лет выпорхнула из родительского гнезда, не испытывала подобного.
- Все хорошо. Ты здесь, и все хорошо, - удалось наконец выговорить Фахрийе, когда она подняла свое еще мокрое от слез, но уже просветлевшее лицо. - Выглядишь уставшим.
- Ничего подобного. Ты только скажи, и мы сейчас же пойдем войной против тех, кто на тебя клевещет, - сделал он первую попытку пошутить, хотя у самого внутри еще все клокотало.
- Не пойдем. Я знаю, ты думаешь, что похож на Супермена, но сейчас ты больше напоминаешь взъерошенного воробья. Тебе надо выспаться вначале.
- Ты сомневаешься в моих силах? О Аллах! Горе мне! - Бурак посмотрел вверх, вознося над головой руки. - Моя любимая утратила веру в меня.
- Я так скучала по тебе и твоим шуткам, - глаза Эф снова вдруг наполнились слезами, но это уже были слезы облегчения и счастья.
- Женщина! Ты скучала — и вот я здесь. Почему твои глаза снова готовы пролить на меня соленый поток? Ты хочешь сравниться с морем, в котором я недавно искупался?
- Нет, - Эф ладошкой вытерла капельки соленой влаги, успевшие сбежать из своей темницы, и смущенно рассмеялась, - не хочу. Они сами льются. Я так рада видеть тебя.
Он поцеловал ее заплаканные глаза.
- Что ты делаешь? Зачем? - Эф попыталась отстраниться.
- Я хочу выпить все твои слезы, чтобы они больше никогда не заслоняли твоих глаз от меня.
- Оставь немного. Они мне понадобятся для радости.
- Самую малость оставлю. Только ты обещай не расплескать их понапрасну.
- Если ты будешь рядом, то не допустишь этого.
- Тогда, может, для начала пригласишь меня в квартиру? - прошептал он ей на ушко.
Тут только Эф заметила, что они одной ногой все еще стоят в подъезде, и виновато- испуганно посмотрела на любимого, прикусив губу.
- Ой, как стыдно! - тоже шепотом произнесла она, затягивая его в квартиру и закрывая дверь. - И тебя на пороге держу, и соседям дала почву для сплетен. Как бы не пришлось менять квартиру.
- Придется. Точно придется, - со всей серьезностью стал вторить ей Бу.
- Ты думаешь? - на лицо девушки набежало облачко озабоченности.
- Я уверен в этом. Вот еще немного поживешь тут, а потом выйдешь за меня замуж, и я тебя отсюда заберу.
Бурак, довольный, заулыбался, увидев, как щечки Фахрийе покрыл густой румянец, а на губах заиграла смущенная улыбка. Наконец-то ему удалось заставить ее забыть о наглых и продажных журналистах.
Потом она все же отпустила его от себя, чтобы он мог освежиться в душе. А после, пользуясь покровом ночи и заставляя Эф забыть обо всем, Бурак долго-долго успокаивал ее самым приятным и действенным способом, известным мужчине, наверно, с самого сотворения мира. Фахрийе не позволила ему выключить настольную лампу, и он получил счастливую возможность наблюдать за своей возлюбленной в мягком свете маленького ночного светила, видеть, как в любимых глазах тают черные льды отчаяния и обиды, и они, став прозрачными и ясными, наполняются лишь его, Бурака, отражением. Как красиво она дарила ему себя, как красиво любила! Яркое дневное освещение не могло бы дать того очарования, что было скрыто в струящемся ночном свете, неясно оттеняющем, намекающем, создающем ореол таинственности вокруг тех прелестей, которые слишком явно и откровенно видны днем. В слабом сиянии, когда больше чувствуешь не взглядом, а на ощупь, на вкус, по запаху, чувства еще больше обострялись, желание длить и длить сладкую пытку лишь усиливалось. В тишине были едва слышны слова, ласкающие слух: «Любимая, несравненная моя... мой родной... единственная, мой сладкий сахар... мой самый лучший... моя услада, Гюльбешекер моя... счастье мое... весь мир готов подарить тебе, без тебя меня просто нет... я соскучилась, люби меня... люблю». Обнаженная сказочная нимфа с разметавшимся на подушке облаком волос все сильнее завораживала и пленяла его, увлекала и звала в свою бесконечную опьяняющую сказку. За ней он готов был идти вечно! Высоко взлетевшим в своем упоении друг другом, им вдруг стало не хватать воздуха. Это близился миг наивысшей услады душ и тел двух неделимых половинок. С наступлением его неожиданно погасла лампа, не выдержав силы внутреннего сияния, которым оказались наполнены двое влюбленных, до краев напоивших друг друга своей любовью.

Обнаружив утром, что ее голова покоится на груди, пахнущей ее персональным раем, Фахрийе лишь на короткий миг вспомнила про угрызения совести, но тут же заставила свою совесть молчать, а сама погрузилась в ощущение неги и довольства жизнью. Проснувшийся вскоре рядом с ней мужчина попытался было увеличить и без того немалую долю ее вины перед Всевышним, но тут уж она стала протестовать и, заставив его закрыть глаза, змейкой улизнула из постели и заперлась в ванной.
С утра девушка совершенно не напоминала того несчастного брошенного ребенка, которого Бурак нашел поздно ночью, внезапно появившись в ее квартире. Теперь она была улыбчива и даже напевала что-то, пока собирала на стол. Она мыла овощи, когда услышала его вопрос:
- Я сумел внести в твое сердце покой и уверенность?
- Еще и спрашивает. Хвастун, - Фахрийе поблагодарила Аллаха за то, что стояла спиной к любимому.
- Скажи, ты счастлива?
- Очень, - хотя она и был смущена, в ответе ее не было ни капли сомнения.
- Что для тебя — счастье?
- Счастье — это когда ты рядом, - не раздумывая, без всякого жеманства ответила Эф, и за ее спиной тут же возникла стена, готовая укрыть ее от всех бурь и напастей.
- Давай уедем вместе, - руки Бурака двойным обхватом обвили тонкую талию. - Я не хочу оставлять тебя здесь одну.
- Я приеду к тебе, - на этот раз не стала сопротивляться его любимая. - Скоро. Но мне нужно некоторое время, чтобы собраться.
- Отлично! - торжествовал Бу. Он повернул Эф лицом к себе и чмокнул ее в носик. - Давай договоримся еще вот о чем... Мы с тобой не будем отвечать посторонним ни да, ни нет на вопрос о наших отношениях. Согласна?
- Согласна, - с этим она согласилась вполне охотно.
- Но и не будем опровергать ничего из того, что напечатает пресса. Хорошо? - Видя, что Фахрийе насторожилась, он продолжил: - Какая нам разница, что будут думать люди... Пусть пишут, пусть говорят. Какое нам до этого дело? Мы и наши близкие будем знать, а остальной мир... его это не касается!
Фахрийе чувствовала, что есть какой-то подвох в его со всех сторон правильном предложении, но объяснить своего ощущения не могла, и ей ничего не оставалось, как согласиться с доводами любимого.
В этот день она так и не поняла смысла состоявшегося утром разговора, потому что строго-настрого запретила себе читать свежие сплетни, дабы они не испортили ей радужного настроения.

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 июн 2015, 14:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1062
:flower: :sun: :thank_you: Мариночка, спасибо за обе таких замечательных главы. :Rose:
Люблю читать такие проникновенные строки, неподражаемого и обожаемого автора. :victory: :tender: :inlove:
И жду и надеюсь на продолжение "Одна ли ночь". :oops:

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 июн 2015, 15:04 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Nadushka писал(а):
:sun: :thank_you: Мариночка, спасибо за обе таких замечательных главы. :Rose:
Люблю читать такие проникновенные строки, неподражаемого и обожаемого автора. :victory: :tender: :inlove:
И жду и надеюсь на продолжение "Одна ли ночь". :oops:

Спасибо тебе огромное... :oops: :oops: :oops:
А вот "Ночь..." свою пока писать не планирую... Может, когда-то и вернусь еще к ней. :oops: Стыдно мне, конечно, что я так бросила свое "дитя", но пока никак не получается вдохновиться на его продолжение. :suicide:

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 06 авг 2015, 18:53 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
Маленький кусочек... Была в отпуске и ничего не писала. Как вернулась, немного родилось...

36. «Этой ночью»

Бурак сидел на кухне Эф, заметно сократив ее пространство, и ждал ужина. Слушал радио и негромко, пытаясь контролировать ритм своего сердца, готового пуститься в галоп, вторил довольно откровенной песне, что пел Таркан:
«...Оставь, пусть твое тело вспыхнет пламенем.
Будь такой, как ты чувствуешь,
Этой ночью...
Этой ночью
Давай будем танцевать все танцы по очереди,
Давай будем предаваться греху непрерывно.
Шшш, не говори, не спрашивай ничего,
Открой мои тайны этой ночью.
Этой ночью...
Этой ночью
Иди, разорви свои цепи,
И давай поверим с тобой любви.
Закрой глаза.
Давай будем летать в облаках, затаив дыхание,
Этой ночью...
Этой ночью...»
Слова песни совершенно точно отражали его настроение, и Бурак разместил запись на своей странице в Твиттере, выбрав для подписи неоднозначную и не совсем понятную интригующую фразу: «...разорви свои цепи...»
- Что ты там поешь? - обернулась Фахрийе на его тихое мурлыканье.
- Настроение хорошее, вот и пою.
- И что-то при этом активно набираешь в телефоне? - она двинулась в его сторону.
- Ничего, - Бурак показал ей свои пустые руки, с ловкостью фокусника удерживая сжатыми коленями аппарат, оказавшийся там за долю секунды до того, как Эф шагнула в его сторону.
Сделав вид, что поверила, Фахрийе сразу после ужина хитростью вынудила его показать, что он там от нее прятал.
- Бурак! Ты как ребенок, - догнав его уже в спальне, она попыталась забрать телефон из его рук, но мужчина ловко убрал аппарат за спину. - Зачем ты дразнишь своих подписчиков? Удали этот твит сейчас же.
Попытка отнять у него телефон с треском провалилась. Маленькие женские ручки, нырнувшие за спину любимого, тут же были взяты в плен, а сама Эф оказалась тесно прижатой к крепкому мужскому торсу. Мужчина не замедлил воспользоваться этим - телефон тут же был забыт, и для их рук и губ нашлось совсем иное применение, чем спорить и воевать. Как же был доволен Бурак! Его девушка выполняла все, о чем пел певец в своей песне, невольно вызвавшей небольшую перепалку. Правда на самом пике эмоций эта чертовка все-таки вспомнила о том, о чем, казалось, ну никак не могла помнить в такой момент.
- Бурак, пожалуйста, удали этот твит, - просьба, произнесенная размягченным феерическими ощущениями голосом, прозвучала очень чувственно.
Кто бы смог после такого отказать? Уж точно не этот мужчина и не этой женщине. Тем более что она исполнила все его пожелания. Волнующий воображение фанатов твит вскоре исчез.
Эф проснулась, как от толчка. Из включенного телевизора слышался голос Таркана, допевающего последние слова песни. Она была одна в квартире. «Сон», - подумала девушка и сладко потянулась. Бурак ждал ее в Измире. На следующий день она летела к нему и теперь не могла дождаться встречи.
Сев за ноутбук, Эф открыла страничку Бурака в Твиттере и вскрикнула: его последний твит был тем самым, который она уже видела... во сне. Эвджи тут же схватилась за телефон...

Нетерпение выгнало мужчину из номера. Назавтра должна была приехать та, что владела всеми его помыслами и сердцем, и у него не хватало элементарной сдержанности, чтобы спокойно провести вечер в одиночестве и не сойти с ума в ожидании утра. Бурак вышел на опустевший пляж и устроился в тени таким образом, чтобы его не было видно ни из клуба, полного отдыхающих людей, ни с открытой террасы, прилегающей к нему. Из раскрытых окон доносились громкая музыка и смех, но слова песни все же перекрывали остальную какофонию звуков:
«...Шшш, не говори, не спрашивай ничего,
Открой мои тайны этой ночью.
Этой ночью...
Этой ночью
Иди, разорви свои цепи,
И давай поверим с тобой любви...» - от невозможности сказать это все своей любимой девочке хотелось лезть на стену.
Бурак разблокировал экран телефона и открыл свою страничку в Твиттере... Однако твитту, который он там разместил, не суждено было просуществовать даже нескольких минут. Девушка, похитившая его сон, позвонила, едва он успел опустить руку, держащую телефон. Ее требование удалить твит было однозначным и высказано более чем сурово. Но даже такой ее голос Бурак был счастлив слышать.
- Почему ты не спишь, моя птичка? - сердце билось где-то у самого горла, отчего слова звучали немного рвано, как после пробежки.
- Уже спала, но мне приснился дурной сон, - а вот в ее голосе слышался вызов, пока еще ему непонятный.
- Не расскажешь? - усмирил Бурак свое сердцебиение, насторожившись.
- Расскажу. Мне приснилось, что ты заполняешь мировую паутину всякими глупостями из песен.
Он не поверил, конечно. Но и раскаяния не почувствовал.
- Да ну? Еще скажи, что ты поэтому мне и позвонила.
- Так и есть.
- Выдумщица моя.
- Я тебе завтра покажу выдумщицу! - ее угроза прозвучала для него как обещание.
- С нетерпением жду этого, услада души моей.
Услышав сладкие речи из уст любимого и тут же вспомнив недавний сон, Эф вспыхнула и возблагодарила Небо за то, что молодой человек не мог ее видеть. Она быстро попрощалась и отключила телефон. Перезванивать Бурак не стал, но недавно выставленный твит удалил: разве он стоил того, чтобы портить настроение его дорогой девочке?..

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 07 авг 2015, 10:24 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1062
Цитата:
ja_imaka писала:
Была в отпуске и ничего не писала. Как вернулась, немного родилось...

:flower: :sun: :thank_you: Мариночка, как аист из песенки, принесла новорожденный подарочек-кусочек, так и захотелось спеть, хоть я и не Майя Кристаллинская: :oops:
Здравствуй аист, мы наконец тебя дождались, спасибо, аист, спасибо птица, пусть наша встреча повторится. :tender: :inlove: :Rose:

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 07 авг 2015, 13:24 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
:grin: :grin: :grin:
Спасибо, Надюша, что еще ждешь и читаешь! :inlove:

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 12 авг 2015, 17:56 
Не в сети
Счастливая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 11 май 2010, 14:12
Сообщения: 32928
Откуда: Висагинас
37. Мечты сбываются... не всегда

Эвджи прилетала утром. Бурак мчался в аэропорт, окрыленный предстоящим свиданием, душа его пела, и счастья, переполнявшего его в тот миг, могло хватить, как минимум, на половину человечества. Но не успел молодой человек насладиться фактом столь желанной встречи, как любимая оглушила его сообщением, что жить с ним в одном номере не будет, что она вообще приехала на отдых к подруге.
- Ай, да! - Бурак не на шутку растерялся от такого заявления и почувствовал себя обманутым. - Фахрийе, ты серьезно намерена прятаться от окружающих? - он знал, что у Гёзде, сестры Энише Ютук (его бывшей партнерши по сериалу и подруги Эф), есть дом в Алачаты, но подобного коварства со стороны женщины, собирающейся (во что он свято верил) стать его женой, не ожидал.
- Разве я тебе не говорила о своем нежелании оповещать общественность о наших отношениях? - ничтоже сумняшеся напомнила ему девушка.
- Думаешь, кому-то из отдыхающих здесь есть до нас дело?
- Ты забыл, наверно: в Чешме приезжают на отдых многие турецкие знаменитости.
- И? - между бровями молодого человека пролегли две глубокие бороздки.
- А там, где много известных людей, всегда достаточно и представителей желтой прессы. Не будем их дразнить, хорошо?
- То есть ты хочешь сказать, мы будем отдыхать в одном городке, но ходить разными дорогами? - мужчина, как мог, сдерживал готовое вырваться наружу возмущение.
- Было бы лучше совсем не пересекаться, конечно... - Эф смешно закатила глазки. - Но я уверена, что ты любыми путями будешь добиваться встречи со мной.
- Правильно думаешь, - опасно прищурился Бурак.
- Да мне и самой такая перспектива не особенно нравится, - пролила она бальзам на его уязвленное мужское самолюбие, заметно снизив градус возникшего напряжения.
- Вот что пришло мне в голову, - тут же оттаял влюбленный до безумия мужчина, - раз уж ты так не хочешь, чтобы нас кто-то видел вместе... а не поселиться ли нам у Гёзде вдвоем? По крайней мере, в доме мы сможем быть рядом, не привлекая внимания тех, кого ты так боишься.
- Как тебе не стыдно? - Эф отскочила от него, как ошпаренная. - Жить в чужом доме, не будучи женатыми — это... это неприлично. Это...
- Так в чем же дело, красавица моя? Я ведь не отказываюсь.
- Опять ты на меня давишь... - Фахрийе готова была разразиться гневной тирадой.
- Успокойся, сладость моя. Все будет очень прилично. Вот увидишь, - Бураку наконец удалось включить свое обаяние на полную мощь.
Он подошел к ней на опасно близкое расстояние, и, если бы не охранник VIP зоны в аэропорту Измира, то вскоре загипнотизировал ее, как удав свою жертву, а там кто знает, чем бы это могло закончиться... Эф мысленно поблагодарила охранника за то, что вовремя оказался неподалеку, и решительно двинулась к стоянке автомобилей.


И снова, вопреки его надеждам, они не виделись весь день. Бурак пребывал в недоумении и до самого вечера оставался недовольным. Позвонил Доруку, все еще пребывающему в Бодруме, выяснил состояние дел у декораторов. Но даже хорошие новости не смогли воодушевить его. После обеда с неохотой отправился на кастинг, совершенно не надеясь на удачу: с таким настроением трудно было найти то, что он искал.
Лишь только солнце коснулось горизонта, ноги привели его к дому Гезде. Молодой человек надеялся, что двери откроет хозяйка дома, и он беспрепятственно сможет войти, но встретить его вышла Эф. Не повезло... Потому что любимая даже не подумала впустить его. Напротив - попросила уйти, мотивируя свою просьбу желанием пообщаться с подругой.
- Я не буду мешать вашему общению, - пытался проникнуть в дом Бу, но девушка твердо стояла на своем.
Пришлось уйти ни с чем.
- Фахрийе!!! - прыснула Гезде, как только мужчина отошел на достаточное, по ее мнению, расстояние, чтобы не услышать ее. - Так могла поступить только ты! Мог ли Бурак Озчивит предположить, что когда-нибудь женщина даст ему от ворот поворот? - безудержно продолжала смеяться женщина и никак не могла остановиться. - Даже на порог не пустила!
- Мне уже и с подругой нельзя пообщаться? Он меня контролировать будет? - кинулась Эф вглубь дома, оправдываясь по пути за свое поведение.
- Да разве он контролировать тебя пришел? Соскучился, наверно.
От такого простого предположения Фахрийе смутилась и резко остановилась. Гезде усадила застывшую в раздумьях гостью на диван.
- Знаешь, когда Энише увидела ваши первые совместные фото, - снова заговорила хозяйка, но Фахрийе жестом показала, что не понимает, о чем она, - с вашей первой фотосессии, еще перед «Корольком»...
- А, ты о них... - поняла Эф. - И что с ними?
- Она сказала тогда: «Как жаль, что Бурак занят. Ты только посмотри, как красиво эти двое смотрятся вместе!» Я, как никогда, была с ней согласна. Вы очень подходите друг другу.
- Не смущай меня, пожалуйста.
- Но ведь это правда. Сегодня я имела возможность лишний раз убедиться в этом. А кстати, ты и завтра не впустишь Озчивита в дом? - новая шпилька подруги заставила Эф покраснеть.
Она тут же надула губки и отвернулась, чтобы скрыть так явно выступившее смущение.
- А вот возьму и не впущу, - вновь проснулся в ней упрямый бесенок.
- О, так может, мне остаться? А то, боюсь, тебе будет неуютно одной в пустом доме. Особенно ночами, - снова заставила ее смутиться Гезде и рассмеялась, увидев румянец не щеках подруги. - Вообще-то я сгораю от любопытства... Как это у вас так все сложилось?..
Однако ей пришлось потратить время на то, чтобы убедить Эф поделиться с ней секретами.
- Да непросто все было, - наконец оттаяла Эвджи. - Сама же говоришь, что он тогда был не свободен.
Она коротко поведала подруге историю своей любви, озвучив только то, что посчитала нужным.
- И ведь ничего не рассказывала, - Гезде начала щекотать девушку.
- А что я могла сказать, когда еще ничего не было ясно? - со смехом отбивалась Фахрийе. - Зачем говорить о чем-то, когда оно зыбко и неустойчиво?
- Скажешь, и сейчас еще не все ясно? - снова хитро посмотрела девушка на подругу.
- Не знаю. Боюсь, - перестала смеяться Эф.
- Сглазить?
- Ага, - тут же как можно беспечнее кивнула Фахрийе и улыбнулась, тем не менее давая понять, что больше не желает говорить на эту тему.
- Что там у вас за проект намечается? - Гезде решила не давить на гостью. - Это правда, что Озчивит отказался от более высокого гонорара, чтобы только снова сниматься с тобой?
Эф даже ягодой поперхнулась, которую только что с удовольствием засунула в рот.
- Кто тебе такую ерунду сказал?
- В газете прочитала.
- Аа, в газете... - махнула рукой девушка. - В газетах у нас чего только не пишут.
- Да, только это газета, где работает редактором Фаик Эрдемли, а он, насколько я знаю, менеджер Озчивита.
В душе Фахрийе расцвела гордость за то, что она любима таким мужчиной. Настоящим! Готовым защищать свою любовь перед всем миром. Она счастливо улыбнулась и, уже не пряча взгляда, посмотрела в лицо подруги.

Бурак не мог усидеть на месте и метался по комнате, словно запертый в клетке зверь. Его непредсказуемая возлюбленная даже не пустила его на порог! Он так ждал ее, а она — похитительница покоя — даже не стала слушать его! Одному в номере сидеть не хотелось, его распирало от возмущения и обиды. Когда мобильный телефон выдал трель, и на экране возникло лицо его друга, певца и актера Мурата Боза, Бурак с радостью принял приглашение посетить ночной клуб. Там к ним присоединился еще один приятель (Обен Будак - журналист, специализирующийся по большей части на сплетнях о звездах турецкого шоубизнеса). Вечер в мужской компании, ни к чему не обязывающая беседа, заводная музыка — именно то, что могло помочь ему отвлечься от неотвязных мыслей о несправедливости судьбы...

_________________
Изображение Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 67 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только