НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 21 июл 2018, 23:02

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 184 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 ... 10  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 17 янв 2013, 20:36 
Не в сети
Огневушка-поскакушка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 апр 2012, 23:51
Сообщения: 1658
Откуда: Москва
Продолжение!!! :dance: :dance: :dance: :dance: :dance:
Батильда, спасибо! :flower:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 янв 2013, 10:47 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
И как всегда на самом интересном месте... :cray:

Хорошо, но мало. :sorry:
Спасибо!

Бати, ты наверное вычистила уже все, но просто здесь не исправила? :oops:

Цитата:
Наверное, это было не совсем справедливо по отношению к Максу, в конце концов, по нему события двухлетней давности ударили по нему так же сильно, как и по Полине.


Смиренно буду ждать продолжения. :girl_sigh:

:Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 янв 2013, 11:52 
Не в сети
Очень Дикий Кошка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 09:52
Сообщения: 14121
Откуда: Питер
Очень мало времени, читаю с самого начала.
Балдею.
Мррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр!!!

_________________
Поверь мне, невозможное – возможно,
И быть волшебником совсем не сложно.
Согрей сердца людей любовью, лаской,
И серость будней обернется сказкой!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 фев 2013, 15:30 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
*не только тормознутый, но и склеротичный автор*: ja_imaka, Izlu, Люсинда, Мурлыча - спасибо! :drinks: :-)

Izlu писал(а):
И как всегда на самом интересном месте...

Я стараюсь :o

Izlu писал(а):
ты наверное вычистила уже все, но просто здесь не исправила?

Спасибо большое! :thank_you: Сейчас поправлю, у самой глаз замыливается страшно.

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 фев 2013, 15:43 
Не в сети
Очень Дикий Кошка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 09:52
Сообщения: 14121
Откуда: Питер
А склеротичный автор не скажет планируется ли в ближайшее время продолжение?

_________________
Поверь мне, невозможное – возможно,
И быть волшебником совсем не сложно.
Согрей сердца людей любовью, лаской,
И серость будней обернется сказкой!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 фев 2013, 04:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04 фев 2013, 17:49
Сообщения: 1174
Батильдочка! Не пропадай, пожалуйста. Помни, что мы в ожидании и нетерпении. Очень хочется узнать что, да как, да почему... Очень интересная история!

_________________
Вся жизнь впереди, надейся и жди!(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 фев 2013, 14:55 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Мурлыча писал(а):
А склеротичный автор не скажет планируется ли в ближайшее время продолжение?

Не в ближайшее, но постараюсь.

Nadushka писал(а):
Не пропадай, пожалуйста. Помни, что мы в ожидании и нетерпении.

Я стараюсь не пропадать, но реал и обязательства перед летней ФБ меня не спрашивает(((

*другое дело, что скоро у меня некоторое время не будет дома интернета, поэтому мне только и останется, что вечерами строчить "Башню". И Потапкина :grin: *

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 сен 2014, 13:52 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
*выглядывая из-за угла* автор опять высунулся из небытия. Вступление все то же:
Bathilda писал(а):
если кто захочет перечитать с начала, чтобы вспомнить, в чем там было, собственно, дело - а такие наверняка найдутся - это можно теперь сделать не только на форуме постранично, но и здесь единым текстом http://archiveofourown.org/works/622092 ... _work=true (нажать proceed и читать)).


Глава 4
(окончание)


Когда Управлению выделили деньги на «техническую модернизацию», во все отделы Башни было закуплено новое оборудование, вот только совсем не то, которое действительно требовалось. Так, например, предполагалось, что проекторы и широкоформатные экраны будут использоваться на совещаниях и летучках. Никто из руководства не подумал, что ни следователи, ни их начальники не будут тратить время на то, чтобы осваивать новые программы и делать красивые презентации. В итоге техника пылилась в углу, а совещания проводились по старинке – на столах лежали папки с материалами следствия, а на пластиковые доски прикреплялись фотографии и ключевые документы дел. Вот как сейчас.

Доска, стоявшая возле стола Макса, была разделена на четыре части: дело Квартета, дело Амеличева, дело Камышовой и – Полина неохотно добавила эту часть – дело Призрака. Информация о том, что Полина нашла в квартире Камышовой следы заклятия, которое использовал когда-то Призрак, произвела, как и ожидалось, эффект разорвавшейся бомбы. Антипов настаивал на том, чтобы немедленно арестовать Богдана Стрельникова, Катя Беспалова была с ним согласна, Горячев, пожевав губами, начал в который раз анализировать, действительно ли Квартет не связан с Призраком или он что-то упустил. Однако Максу, при поддержке Полины, удалось убедить их, что Стрельников не имеет отношения к убийству Камышовой – за это говорили все факты.

– Допустим, – кивнул Горячев. – А как насчет убийства Амеличева?

Макс и Полина переглянулись – об этом они не подумали.

– Можно выдвигать какие угодно версии, – ответил, наконец, Макс, покачав головой. – Пока что у нас недостаточно данных, чтобы что—либо утверждать.

– Тогда мы просто переливаем из пустого в порожнее, – фыркнул Горячев, откидываясь на спинку стула. – Мог – не мог, был – не был, возможно – невозможно. Делать-то нам что?

– Работать, – сухо отозвался Макс. – Полина, Екатерина, проверьте в первую очередь все антикварные зацепки. Узнайте у коллег и друзей Камышовой, не интересовался ли кто в последнее время ее серьгами. Еще раз проверьте алиби Стрельникова во время убийства Амеличева: вдруг антиквара заказал по какой-то причине Березин, а Камышова была убита для отвода глаз. Или наоборот. В конце концов, Стрельников мог не сам быть исполнителем, а нанять кого-то. Сергей Матвеевич, пожалуйста, на всякий случай проверьте еще раз, нет ли в артефактах Квартета почерка Призрака или хотя бы отдельных похожих элементов. Пока мы не узнаем, откуда вообще взялся Призрак с его трюками, нельзя исключать, что у кого-то еще есть в арсенале те же приемы. Андрей…

– Знаю, знаю, – не дал договорить ему Антипов, – мои парни должны стать вашими рабами. Ничего нового.

– И это тоже, но вообще-то я хотел попросить, чтобы ты пока не рассказывал никому о том, что здесь может быть замешан Призрак. Я всех об этом прошу.

– Ладно.

– Отчет по антиквариату должен быть у меня послезавтра утром. Я уверен, что Стрельников не имеет отношения к Призраку, но он может быть виновным в чем-то еще, поэтому его нельзя спугнуть. Дела Амеличева и Камышовой остаются пока в одном производстве. На этом все.

Полина хотела было задержаться, чтобы спросить, смог ли Макс выудить что-то из телефона Поливанова, но он уже включил свой мобильник и ответил на немедленно раздавшийся звонок. Мысленно вздохнув, Полина ушла и, выбросив из головы все мысли о Поливанове, сосредоточилась на работе.

* * *


Коллеги с Петровки мало чем смогли ей помочь.

– Вот этого я знаю, – сказал старший следователь «антикварного» отдела, изучив список, который Полина получила от Амеличева. – И этого тоже. Этот у нас в разработке, и вот этот. Все так, мелкая шушера. Вадим Никонов… Никонов… а, да, был такой. Если я не ошибаюсь, то мы его пару раз пытались прищучить, но доказать, что он ворует из музеев, где работал, так и не смогли. Насколько я помню, когда мы последний раз с ним сталкивались, он работал в «Английском подворье», но с тех пор от него не было ни слуху, ни духу. Или работать чище стал, или завязал, но это вряд ли. Описание украденных вещей я у вас возьму, но сомневаюсь, что они где-то всплывут. Судя по описанию, они не слишком дорогие – уж точно не настолько, чтобы ради них убивать. Если действовал какой-нибудь слетевший с катушек коллекционер – а их, бывает, переклинивает на каких-то определенных предметах, – то он будет любоваться своими сокровищами до конца дней своих. Если не коллекционер, то… то не знаю. Даже если эти вещички на самом деле стоили больше, чем нам кажется, то ваш убитый антиквар об этом не подозревал, иначе не выставлял бы их в салоне. А значит, их было проще купить, чем красть, что наталкивает меня на мысль, что здесь что-то нечисто и, скорее всего, связано с магией. В общем, с убийством вы сами разбирайтесь, а с украденными вещами я вам помогу – дам описание своим ребятам, и мы будем отслеживать их на черном рынке. Но, как я уже сказал, не надейтесь особо, что что-то всплывет.

Поблагодарив его, Полина отправилась прямиком в «Английское подворье».

* * *


– Ален, ты ненормальная, – сказал Саша, глядя на то, как подруга распаковывает новый телефон.

– Я находчивая и инициативная, – парировала Алена, вертя в руках телефон.

Ей крупно повезло, что эта модель еще была в продаже.

– Ты пообещала больше не лезть в это.

– Если бы я не лезла в это, никто еще сто лет не узнал бы, что Поливанов умер.

Саша, в основном из-за сурового отца, который всегда много требовал от сына и был им недоволен, считал себя нелепым неудачником. В школе ему казалось, что одноклассники дружат с ним исключительно по недоразумению, и уверенно он себя чувствовал лишь в компании ботаников. Он не переставал удивляться тому, что при этом на него обращают внимание девушки, но от общения с ними не отказывался. Алена, однако, была самой красивой, умной и веселой из них и считала его настоящим другом, и ради нее Саша готов был если не на все, то на очень многое. Вот только он не был уверен в том, что может, особенно сейчас, защитить ее от нее же самой.

– Ален, не рискуй, а? – более жалобно, чем ему хотелось бы, попросил Саша.

– Я ничем не рискую, – отмахнулась Алена и, заметив его умоляющий взгляд, добавила серьезно: – Честно, я ничем не рискую. Я не собираюсь встречаться с ней наедине… ну, по крайней мере, не собираюсь допрашивать ее и выдавать себя. Я просто прощупаю почву для Полины.

– Которая убьет тебя, когда узнает об этом. Не говоря уже о Максе. У меня от него каждый раз по спине бегут мурашки.

– Не убьет меня никто… надеюсь. Вот, готово.

Когда Алена приехала домой после того, как обнаружила тело Поливанова, первым делом она включила взятый в его квартире телефон и скопировала с него на компьютер все, что только могла. Тогда она и сама не смогла бы ответить, зачем это сделала, но сейчас это оказалось как нельзя кстати. Скептически осмотрев новый телефон той же модели, что и у Поливанова, Алена достала из сумки пилочку для ногтей и поцарапала ей телефон, чтобы он стал похож на старый телефон наркомана. Идеально! Теперь у нее была почти точная копия телефона Поливанова, и неважно, что у него другой номер, это Алене не помешает.

Саша хотел было сказать что-то еще, но Алена шикнула на него, выключила едва заряженный телефон и взяла в руки свой «Гэлакси», в котором она поменяла сим-карту. Набрав предусмотрительно записанный на бумажке номер, Алена сказала, когда ей ответили:

– Здравствуйте. Я разговариваю с Ксенией? Отлично! Ксения, простите, что беспокою, но скажите, пожалуйста, вам известен номер девятьсот три, сто семнадцать, пятьдесят четыре, ноль три? Нет-нет, все в порядке, я просто нашла телефон с этим номером… на улице нашла, вчера. Там не указано имя владельца, и я решила позвонить тому, кому он чаще всего звонил, то есть вам. Да, да… Мне надо как-то отдать телефон владельцу, и… да, мне нужные его контактные данные, городской телефон или адрес… Нет городского… хм, а адрес? Да, конечно, но… А может, вы сами с ним свяжетесь или… скажите, а вы не планируете увидеться с ним в ближайшее время? Тогда я могла бы передать телефон вам. Дело в том, что у меня крайне мало свободного времени, и не хотелось бы затягивать… Желательно – сегодня, часа через три я как раз освобожусь. Где и когда вам удобно? А может, лучше на «Новослободской»? Можете? Замечательно. Тогда у метро в половине шестого. Как я вас узнаю? А я буду в голубых джинсах, полосатой кофе и с зеленой сумкой. У вас же высветился мой номер телефона, да? Если что – звоните по нему. Нет, тот телефон разряжен, я едва успела посмотреть записать хоть один номер, пока он не отключился, а моя зарядка к нему не подходит. Значит, договорились. Ой, простите, конечно – меня зовут Елена. До встречи, Ксения.

Алена положила трубку и победно взмахнула сжатым кулаком. Когда она просматривала информацию с телефона Поливанова, то решила, что чаще всего он должен был звонить тем, кто поставлял ему наркотики, и своей девушке, если та у него была. И она действительно была: с некой «Ксюхой» Поливанов разговаривал как минимум пару раз в день, причем в основном по ее инициативе. Алена рассудила, что ничего страшного не случится, если он поговорит с ней и попытается выяснить что-нибудь о Поливанове, на худой конец, просто присмотрится к ней – а вдруг она была сообщницей своего бойфренда? Да, Полина ей голову за это оторвет, но ведь победителей не судят, так? Зато Алена поможет расследованию. Страх Полины за ее безопасность Алена считала преувеличенным, даже после того, что случилось с Поливановым, и на этот раз была уверена, все пройдет, как она задумала.

* * *


Когда два года назад стало очевидно, что поймать Призрака силами одного следователя и пары оперативников невозможно, была создана следственная группа, и на раскрытие этого дела бросили все силы Отдела. К тому времени у Призрака было уже множество жертв как найденных, так и потенциальных, из списка пропавших без вести людей, и Полина чисто физически не сумела бы опросить всех, кого требовалось. Поэтому со свидетелями по делу одного из троих пропавших тогда магов, Залесского, Полина лично не разговаривала, но читала материалы допросов и, освежив их в памяти, поняла, что ей имеет смысл обращаться непосредственно к Аделаиде Романовне Козинской, куратору «Английского подворья». Давая в прошлый раз показания, Козинская отзывалась о Залесском как о хорошем человеке и отличном специалисте, и, судя по всему, неплохо его знала, что было неудивительно, учитывая, что они работали вместе много лет. При этом показаний Никонова, который предположительно также работал в то время в «Английском подворье», в деле не было, и Полина рассчитывала, что Козинская сможет рассказать ей и о нем. Предупреждать о своем визите заранее Полина не стала: лучше впустую проездить, чем спугнуть потенциального свидетеля – люди, которых застали врасплох, зачастую были более разговорчивы.

Полине повезло: Аделаида Романовна была на работе и охотно согласилась пообщаться с Полиной.

– Что-то стало известно об Александре Семеновиче? – первым делом спросила Козинская, когда они с Полиной устроились за столиком небольшого кафе рядом с музеем.

– Нет, к сожалению, – покачала головой Полина.

Козинская вздохнула в ответ.

– Столько времени прошло, глупо, наверное, надеяться, – сказала она. – Но тяжело осознавать, что, возможно, никто так никогда и не узнает, что с ним случилось. В таком случае… боюсь, я ничем не могу вам помочь – я уже рассказала вашему коллеге все, что могла.

– Аделаида Романовна, я хочу поговорить с вами не о Залесском, а о Вадиме Никонове. Вы его знаете?

– О нем? – поджала губы Козинская, явно не испытывавшая теплых чувств к Никонову. – Да, я его знала. А что?

– Он работал в «Английском подворье», верно?

— Работал… Сейчас принято считать, что о мертвых надо либо молчать, либо говорить только хорошее. Глупости все это, о мертвых надо говорить правду, меня так с детства дедушка учил, он был известным латинистом. Вадим Никонов пришел сюда пять лет назад и работал с нами до самой смерти. И, скажу честно, он был неприятным человеком.

— До смерти? Он умер?

Нет, все-таки разговаривать со свидетелем без предварительной подготовки – полное безобразие. С другой стороны, порой так можно было узнать больше интересного, чем задавая хитрые продуманные вопросы.

— Да, конечно, — удивленно отозвалась Козинская таким тоном, словно это было давным-давно всем известно. — Незадолго до исчезновения Александра Семеновича он попал в аварию — сел за руль пьяным, врезался в фонарный столб и погиб на месте. Неудивительно, учитывая, что он и на работе позволял себе появиться в нетрезвом виде.

Полина сделала себе пометку узнать все обстоятельства гибели Никонова у коллег из «человеческой» полиции.

— Кем он работал в «Подворье» и почему вы считали его неприятным человеком?

– Пять лет назад Сергей Викторович Городец, наш бывший директор, стал совсем плох. Он был уже пенсионером, когда я пришла сюда работать, а это было очень давно, – с легкой улыбкой сказала Козинская. – Сергей Викторович был очень уважаемым человеком и известным в своей области ученым, такие как он обычно уходят со своих постов прямиком на кладбище, вот его и оставили формально директором. Мы надеялись, что исполняющим обязанности директора назначат кого-то из нашего коллектива, но, увы. К сожалению, мы не автономное учреждение, и вынуждены были смириться с тем, кого нам навязали. А навязали нам Никонова. Мы, конечно же, сразу все о нем выяснили – в нашем кругу все обо всех знают, – и пришли в ужас, но сделать ничего не могли. Уж не знаю, чей он там был сват или брат, но директором его назначили точно не из-за профессиональных качеств: о том, что он приторговывал на черном рынке украденными из музеев, где он работал, предметами, всем было известно. Хотя, признаю, он и профессионалом был неплохим, да и человеком обаятельным. Но с гнильцой. Как я уже говорила, выпить любил и, хотя никто ничего доказать не мог и не пытался даже, начал воровать и у нас. Это ведь несложно сделать, зная систему изнутри: то списать какой-то экспонат, как безнадежно испорченный без возможности реставрации, то объявить предмет «не представляющим музейной ценности» – после этого его можно хоть на помойку выбрасывать, а то и вовсе составить акт о пропаже. Никто не помнит наизусть все фонды музея, если только это какой-нибудь крошечный музей в деревне. Разумеется, в наше время, особенно после нескольких громких скандалов, за такими вещами все стараются следить, и свои, и чужие – инспекции, да и коллеги ваши, но это не всегда помогает. К тому же редко кто занимается такими делами масштабно, как это делал Никонов – надо, знаете ли, обладать особой наглостью и куражом, чтобы вот так, никого не стесняясь, обстряпывать свои делишки.

Чувствовалось, что Козинская могла долго и охотно рассказывать о злочинствах Никонова, и Полина, дождавшись, когда она замолкнет, чтобы перевести дух, спросила:

– Залесский имел к этому какое-то отношение? Помогал Никонову, был с ним в доле?

– Нет, – убежденно ответила Козинская с нескрываемым возмущением. Александр Семенович был кристально честным человеком. Некоторые из наших сотрудников, врать не буду, хотя имена их я вам не назову, действительно Никонову помогали, но Александр Семенович никаких дел с ним не имел, можете даже не сомневаться. Он был очень порядочным и интеллигентным мужчиной, экспертом по Англии, особенно ее средневекового и позднесредневекового периода. Знал в совершенстве английский и староанглийский, а также гэльский, валлийский и множество их наречий, не говоря уже о латыни. Он у нас на полставки работал, а еще преподавал в инязе и МГУ. И магом был неплохим, насколько мне известно, – это-то его и сгубило.

Козинская вздохнула, а Полина задумалась над тем, как ей лучше поступить дальше. Надо было бы, конечно, опросить о других сотрудников «Подворья», но это могло занять много времени и оказаться совершенно бесполезным. Значит, проще будет отправить сюда оперативников, но потом, а сейчас… Она протянула Козинской распечатки с описанием украденных из салона Амеличева вещей.

– Вам знакомы эти предметы?

– Нет, – сказала Козинская, едва пробежав глазами по распечатками, – но я не занимаюсь украшениями. У нас нет возможности устраивать большие выставки – слишком мало помещений, и, потом, мы не совсем музей, по документам мы числимся как памятник культуры и выставочно-экскурсионный центр – мы проводим экскурсии, театрализованные представления для детей о разных исторических событиях, культурные мероприятия. Однако фонд у нас большой: давным-давно кому-то из министерских функционеров пришло в голову, что раз мы «Английское подворье», то к нам надо сводить все, что так или иначе связано с Англией, а заодно и с Францией, Новой Зеландией и даже Канадой. Чего у нас в фонде только нет! Хранить только это негде. Простите, я отвлеклась. В общем, я занимаюсь в основном текстами, организацией экскурсий и разными другими вещами, но украшения и всякие разные… изящества не совсем моя специализация. Но если вы мне это оставите, я спрошу у коллег, не встречались ли им эти вещи и проверю, не было ли их в нашем фонде. Вас ведь это интересует, так?

– Да, в первую очередь, но я также хотела бы знать, не увидят ли ваши коллеги что-нибудь необычное в этих предметах.

– По описанию? Возможно, но маловероятно. Я спрошу их.

– Спасибо.

Полина оставила Козинской свой номер телефона, и та пообещала позвонить как можно быстрее. Минут через десять после того, как они попрощались, Полину вызвали на новое преступление, никак не связанное с Амеличевым, что она даже восприняла с облегчением – ей надо было немного отдохнуть от текущего дела.

* * *


Богдан смотрел стоящую впереди машину, но видел не ее разбитый зад, а мешанину цветных пятен, в которые превратилось все вокруг. Люди, автомобили, фонари – все было окутано цветными… аурами? Богдан понятия не имел, что это такое. Скорее всего, это была галлюцинация, но надо же было ее как-то назвать.

Водитель машины впереди вышел и направился к сидевшему в своей «Сузуки» Богдану, зло выговаривая что-то на ходу — сквозь лобовое стекло было видно, как раздуваются у него ноздри и шевелятся губы. На груди у него мерцало сине—зеленое пятно, похожее на мазок акварели, а туманное облако такого же цвета окутывало его «Ниссан». И не только его — такие же облака Богдан заметил краем глаза вокруг проезжающих мимо машин. Водитель «Ниссана» постучал по окну «Сузуки»: судя по всему, кажущееся спокойствие Богдана взбесило его еще больше чем, то, что ему только что въехали в зад. Богдан же смотрел перед собой, стараясь понять, окончательно он сошел с ума или еще не совсем. Он зажмурился, потряс головой, а когда снова открыл глаза, морок исчез. Богдан сделал глубокий вдох, сказал себе, что разберется со своим помешательством позже, и опустил окно. Вот только этого ему сейчас не хватало для полного счастья.

На работу он, конечно, опоздал, но его это ничуть не волновало. Даже погнутый бампер своей машины не слишком занимал его мысли, хотя с этим следовало что-то делать. Войдя к себе в кабинет, Богдан первым делом закрылся, сел за стол, обхватив голову руками, и какое-то время неподвижно сидел с закрытыми глазами. Он не думал о том, что произошло несколькими часами ранее, не анализировал, что случилось, просто сидел, словно погруженный в транс. Затем он встряхнулся, как будто проснувшись от короткого сна, и, открыв кабинет, занялся первоочередными делами.

Со всем, что не терпело отлагательства, Богдан постарался покончить как можно быстрее, затем сделал то, что будет важно завтра утром, после этого завершил еще пару пустячных дел, остальные поручил своим наиболее толковым сотрудникам и с чистой совестью ушел домой. Коллегам и Белозерцеву он сказал, что отправляется в мастерскую, не забыв вполне правдоподобно пожаловаться на идиотов, которые «покупают права, но не отличают право от лево».

Тратить время на мастерскую Богдан не стал, у него были другие планы. Строго говоря, то, что он хотел сделать, он мог бы сделать и на работе, но от одной мысли об этом его передернуло. Нет, ему нужны были тишина и одиночество, а не кабинет в высотке, похожей на гудящий улей, где его в любую минуту могут отвлечь.

Оказавшись дома, он первым делом включил компьютер и заварил себе чай. Открывая браузер, он, усмехнувшись, подумал, что современные технологии были в некоторых отношениях как нельзя удобны. Богдан помнил долгие часы, проведенные в библиотеках, запах книжной пыли, царапины от острых страниц… Помнил? Богдан мало что помнил из прошлой жизни, воспоминания ускользали от него, и он уже смирился с этим. Неужели сейчас и впрямь в его памяти всплыло новое вспоминание, или же он просто придумал себе ощущение тонких хрупких страниц под пальцами, потертые корешки и ящики с каталожными карточками? После выхода из больницы он выяснил о себе все, что мог, и непохоже было, что он проводил университетские годы, корпя над книгами.

Рука, которую он положил на мышь, дрожала.

Для начала Богдан, благодаря побочный эффект развития компьютерных технологий – интернет-пиратство, скачал несколько книг из серии «Магия для чайников». Он полагал… нет, не полагал, откуда-то точно знал, что найдет там информацию о том, что привиделось ему утром. Он не мог сформулировать, что это было, хотя теперь не сомневался, что это точно не галлюцинации. Книги убедили его в том, что он был прав, и дали имя этому явлению: магическая аура. Очевидно, любое магическое воздействие оставляло на предмете следы, которые назывались аурой или отпечатками. Видеть их могли лишь маги, но это Богдана не смутило, скорее наоборот, он немного успокоился, подтвердив свои догадки, даже несмотря на то что совершенно точно не был магом.

Впрочем, основной целью его исследований было не это. Закрыв книги по магии, Богдан зашел на сайты десятка газет и новостных ресурсов, радуясь тому, что почти у всех из них имелись архивы как минимум за пять лет, а то и больше. Ему требовались новости трехгодичной давности, чем больше, тем лучше. Сделав глоток уже холодного, подернутого пленкой чая, Богдан открыл одну из газет, и окружающий мир перестал для него существовать.

* * *


Ксения оказалась примерно такой, какой Алена («Елена, меня сейчас зовут Лена, не забыть», – твердила она себе) и представляла: одних с ней лет, одетой дешево и просто, явно с рынка, настороженной и какой-то… блеклой. Она почти сразу заметила Алену, но долго не решалась к ней подойти, делая вид, что оглядывает прохожих, но в упор не видит назначившую ей встречу девушку. Наконец, она «разглядела» Алену и медленно пошла к ней. Сама Алена сделала все возможное, чтобы замаскироваться, но так, чтобы это не бросалось в глаза. Она накрасилась намного ярче, чем привыкла, но не настолько, чтобы казаться проституткой, ждущей клиента. Джинсы и кофта были на размер больше и в стиле то ли хиппи, то ли этно, которые Алена никогда не носила, а волосы она распустила и слегка намазала маслом, чтобы они казались грязными — почему-то в представлении Алены «дети природы» и все им подобные были неряхами.

— Это вы мне звонили насчет телефона? — с места в карьер спросила Ксения.

— Я, — радостно улыбнулась Алена. — Вот.

Ксения быстро схватила телефон, словно опасаясь, что Алена в последний момент передумает и не отдаст его.

— Вы ведь передадите его владельцу, да? — с притворным смущением от такого вопроса спросила Алена, и ей вдруг пришло в голову, что она крупно просчиталась: она планировала проследить за Ксенией и выяснить, где та жила, работала или училась, но поняла, что та, возможно, сразу отправится к Поливанову. Интересно, кстати, нашли его уже или нет?

— Конечно! — возмущенно ответила Ксения и добавила сухо, сунув руку в сумочку: — Сколько я вам должна?

— Нисколько, ‒ настала очередь Алены возмущаться.

— Спасибо, — буркнула Ксения, явно не настроенная на общение. — Ну, я пойду, до свидания. Еще раз спасибо.

Она повернулась и поспешно пошла обратно в метро, не оборачиваясь. Алена ринулась за ней, надеясь, что Ксения ее не заметит. Жаль, что доверительного разговора не получилось, это было бы намного проще.

Не потерять из виду в толпе пассажиров невысокую худенькую девушку оказалось непростой задачей, и Алена несколько раз была уверена, что все, она ее упустила, но каждый раз снова находила взглядом. Когда Ксения перешла на конечную станцию желтой ветки и села в вагон — хорошо, что народу было много, и Алена могла спрятаться за ними, — стало понятно, что она, скорее всего, действительно ехала к Поливанову. Раздосадованная Алена уже готова была выйти из вагона на следующей станции, когда ей повезло: Ксения достала из сумки телефон — свой, не якобы Поливанова, прочитала пришедшее ей сообщение, недовольно скривилась, бросила телефон обратно и встала с места. «Только не ко мне, только не ко мне», — мысленно взмолилась Полина, стоявшая у дверей и наблюдавшая за Аленой в отражении в противоположных дверях, которые не открывались. К счастью, Ксения решила выйти через другие двери, и Алена, последовав за ней, продолжила наблюдение.

Ксения вышла из метро на конечной станции фиолетовой ветки и направилась в сторону автобусных остановок. Алена чертыхнулась себе под нос, увидев стоявшие рядом с автобусами маршрутки, — в них не будет ни малейшего шанса скрыться от Ксении. К счастью, та встала в длинную очередь непонятно чего ждавших людей, и Алена сделала то же самое. Когда стало ясно, что вся эта самоорганизовавшаяся толпа ждала автобуса, Алена поблагодарила родителей за то, что ей приходилось ездить только одним видом общественного транспорта — метро, и то нечасто. Если бы ей каждый день приходилось стоять вот в такой вот очереди, она бы точно кого-нибудь убила.

Не попасться на глаза Ксении в автобусе было непростой задачей, но Алене вновь помогли пассажиры, стремившиеся, несмотря на очередь, побыстрее войти в внутрь, чтобы успеть занять сидячие места. Под их прикрытием Алена встала так, чтобы ей было видно Ксению, сидевшую к ней спиной. Она уже начала думать, что они едут куда-то на Северный Полюс, не иначе, когда Ксения, наконец, пошла к выходу. К этому времени народу в автобусе осталось совсем мало, и Алене казалось, что они уже где-то в Подмосковье, поскольку вокруг были сплошь низкие частные домики, среди которых были как нормальные приличные дома, так и маленькие развалюхи, окруженные гнилыми покосившимися заборами. Если кроме Ксении никто больше из автобуса не выйдет, Алене придется ехать дальше: шансов остаться незамеченной на узенькой безлюдной улице у нее не было. Но ей опять повезло, потому что вместе с Ксенией на выход засобиралась компания из трех дам, сложением напоминавших рубенсовских моделей, и Алена постаралась затесаться между ними. Выйдя из автобуса, Ксения повернула налево и побрела вдоль заборов по утоптанной дорожке. Минут через пять она остановилась у калитки, открыла ее и зашла внутрь. Спрятавшуюся за деревом Алену, делавшую вид, что читает пришедшую смс, она не увидела. Она вообще не смотрела по сторонам, погруженная в свои мысли, а перед тем, как войди во двор, она сгорбилась и втянула голову в плечи. Подождав немного, Алена пошла дальше. Номера на небольшом аккуратном доме, как ни странно, не было, но он был на соседнем. Теперь оставалось найти название улицы и как-то выбраться отсюда. Алена очень рассчитывала, что Ксения жила здесь, а не просто приехала к кому-то в гости. Но даже если и не жила, то, судя по тому, как она хорошо знала дорогу и уверенно открыла калитку, она часто здесь бывала, и, возможно, это поможет выяснить что-нибудь о ней и, в перспективе, о Поливанове.

Домой Алина вернулась смертельно уставшей и голодной, не представляя, как оперативники добровольно соглашаются на такую работу.

* * *


Когда Богдан проснулся, было уже темно. Он сразу же понял, что находился не в кровати и, резко сев, поначалу решил, что задержался на работе и заснул за столом. Но быстро осознал, что под ним не огромное кожаное кресло в кабинете, а домашнее, пониже и попроще.

Встав, Богдан первым делом подошел к окну и задернул шторы. Затем он включил свет и с немым удивлением, граничащим с ужасом, уставился на стены: все они были увешаны распечатками новостных статей и фотографий, какими-то картами и рисунками. Присмотревшись, Богдан увидел, что рисунки были не распечатаны на принтере, тем более что он у него был не цветным, а нарисованы. Коробка с акварелью, кисточки и стакан с грязной водой стояли на полу. Богдан, пошатываясь, подошел к креслу и бессильно опустился на него, обхватив голову руками. Какое-то время он сидел, пытаясь уложить в голове то, что он, судя по всему, сошел с ума, а затем, резко втянув в себя воздух сквозь сжатые зубы, поднялся и стал осматривать стены. Некоторые из рисунков еще даже не высохли, и все они представляли собой мешанину разноцветных мазков. Богдан заметил на столе пакет, которого там раньше не было, и заглянул в него. В пакете не было ничего, кроме чека. Если верить ему, то сегодня в полшестого вечера Богдан сходил в книжный магазин на противоположной стороне улицы и купил там акварельные краски. Этого он не помнил, как распечатывал и расклеивал статьи ‒ тоже. У него еще оставалась надежда, что он тронулся из-за утренней аварии, но в глубине души он понимал, что она здесь ни при чем, что он начал терять рассудок еще раньше.

Все новостные статьи, облепившие стены, были преимущественно из криминальной хроники. «Сгоревший труп был найден…», «Тело неопознанного мужчины нашли…», «Новая жертва Призрака…», «Управление по обеспечению правопорядка в области применения магии создало следственную бригаду…»... Все они были трехлетней давности, и Богдан поморщился, поняв, что они посвящены Призраку, тому самому, из-за которого он лишился памяти и чуть не лишился жизни.

На той стене, где было больше всего совбодного места, висели фотографии, рядом с которыми имелась краткая справка с именем и фамилией, возрастом, профессией и двумя датами: насколько понял Богдан, это были даты исчезновения и обнаружения трупа. Александр Залесский, Павел Лечин, Михаил Тарский, Виталий Слепцов, Василий Селин, Игорь Вяткин, Семен Карачаров, Илья Зуев, Михаил Иванченко, Андрей Кравцов, Алексей Лаевский. Жертвы оставшегося безымянным Призрака. Под фотографиями был приклеен листок с одним-единственным написанным от руки словом: «Военкомат?»

Богдан понятия не имел, что это означало, и знать не хотел. Его устраивала та жизнь, которую он смог построить после больницы, и он не готов был что-то менять. И, тем не менее, он не стал ничего снимать со стен.

Он долго сидел на кухне и пил чай, то и дело поглядывая на открытую, но так и не початую бутылку коньяка. Спать он лег уже под утро, и сны его были наполнены яркими красками.

* * *


Из рабочего дневника Питера Тальбрейна, Килкенни, январь 1376 г.

Отказываюсь считать это неудачей. В конце концов, именно из ошибок и экспериментов рождается истина и по-настоящему гениальные творения. Я буквально дрожу от нетерпения ‒ а со мной такое редкое случается, ‒ и жажду продолжить эксперименты. Однако же уже сейчас предельно ясно, что моя теория о природе магии и переходе магической энергии верна.


Из личного дневника Питера Тальбрейна, Килкенни, Ирландия, январь 1376 г.

Кажется, этот пройдоха, местный священник, что-то подозревает. Все пытается зазвать меня в церковь на исповедь. Нашел дурака. Хотя, может, ему просто не хватает денег, ведь прихожан-то здесь раз-два и обчелся. Но все равно лучше перестраховаться и прятать тела подальше.

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 сен 2014, 13:53 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Глава 5
(начало)



Проснувшись, Полина решила, что вошла, наконец, в колею, потому что после долгого и тяжелого дня накануне она чувствовала себя вполне сносно и готова была к новым трудовым подвигам. Вызов, на который она отправилась после встречи с Козинской, оказался хоть и простым, но отнял много времени. Ревнивый муж, напившись, отправился на работу жены поквитаться с ней и ее любовником, вооружившись несколькими амулетами, купленными на черном рынке, а потом пустился в бега, но далеко не ушел. Итог — один труп, одно трудно снимаемое проклятие, одна черепно-мозговая травма (секретарша, испугавшись, шарахнулась назад и, упав, стукнулась о столик) и куча бумаг, которые нужно было заполнить.

Делая первый глоток черного кофе, Полина потянулась и довольно выдохнула. Когда-то она очень любила свою работу и, кажется, снова начинает испытывать то же чувство.

По дороге на работу ей позвонили. Нахмурившись, Полина ответила, напомнив себе, что ей теперь часто будут звонить с незнакомых номеров.

— Полина Викторовна? Здравствуйте, это вас беспокоит Аделаида Романовна Козинская, мы с вами вчера разговаривали.

— Да, конечно. Я вас слушаю, Аделаида Романовна.

— Я побеседовала с коллегами о том, что мы обсуждали, и кое-что выяснила, однако это не телефонный разговор. Вы не сможете подъехать ко мне сегодня, чтобы я могла вам все рассказать?

— Разумеется. Когда вам будет удобнее?

— Как говорится, нет лучшего времени, чем сейчас: чем раньше, тем лучше.

— Я буду у вас… через час. Это приемлемо?

— Более чем. Я буду ждать вас у хода, позвоните мне, когда будете подходить, и я вас встречу.

— Спасибо, до встречи.

Закончив разговор, Полина позвонила Максу, предупредила, что задержится, и отправилась к Козинской.

Та, как и обещала, ждала ее у входа, и была не одна: рядом с ней стояла женщина примерно одного с Полиной возраста, неброско, но со вкусом одетая, и в интересных, явно авторских, украшениях.

— Полина Викторовна, это моя коллега Машенька… Мария Сергеевна Саутина. Маша, это следователь Краснова.

— Спасибо, что согласились встретиться, — сказала Полина, понимая, что у Саутиной наверняка есть для нее информация.

Саутина кивнула и смущенно улыбнулась.

— Аделаида Романовна сказала, что это важно, и, потом, мне скрывать нечего.

Они присели на скамейку, и Саутина раскрыла большой блокнот, который держала в руках.

— Когда Аделаида Романовна дала мне вчера описания вещей, которые вы ей оставили, кое-какие показались мне знакомыми. Правда, я не была в этом уверена, но посмотрела в свои записи, и убедилась, что права. Видите ли, я занимаюсь всем, что связано с украшениями и предметами обихода, и зарисовываю их все, в дополнение к снимкам и словесному описанию. По большей части для подруги: она делает украшения и везде ищет источники вдохновения. Впрочем, я все копии фотографий себе сохраняю, на всякий случай. Так вот, эти, — тут она передала Полине распечатки, на которых были отмечены вещи, о которых она говорила, — эти и еще вот эти точно были у нас в музее. Серебряный кубок с черненым рисунком, инкрустированный четырьмя мелкими сапфирами, золоченая фибула с рубином, серебряный нож и серебряная ложка с рисунком идентичным тому, что был на кубке. Они находились в числе прочих предметов, переданных в музей после разбора Сухаревской башни. Вот, я все записала: они поступили к нам в деревянном сундуке, в котором также имелись серьги, браслет, блюдо – судя по всему, из того же сервиза, что кубок, вилка и нож, — еще одна фибула и несколько тетрадей с записями на латыни и древнегэльском. Если надо, я могу предоставить полное описание…

— Чуть позже, спасибо.

— Собственно, я так хорошо запомнила эти вещи из-за серег и браслета — они были хоть и простыми, даже немного грубоватыми, но с изюминкой, и вовсе не смотрелись устаревшими, — продолжила Саутина. — Правда, никакой особой ценности они не представляли: типичная работа того периода, таких много сохранилось. Никонов сразу же отправил их в запасник, а тетради отдал на экспертизу Александру Семеновичу Залесскому.

— Скажите, Мария Сергеевна, а потом вы эти вещи в музее видели?

Саутина покачала головой.

— Мне незачем было снова на них смотреть, но вчера я хотела найти их, но не смогла. Тогда мы с Аделаидой Романовной подняли документацию и выяснили, что они числятся как не имеющими исторической и культурной ценности, не подлежащими реставрации и списанными. Но они точно были в полном порядке, их требовалось только почистить!

— Ясно… — Все и впрямь было ясно: Никонов незаконно продал Амеличеву антикварные вещи, часть из которых была похищена потом из салона, а часть, вероятно, продана. И они не были магическими, поскольку все, что было вынесено из Сухаревской башни, бывшей когда-то Отделением магического надзора, тщательно инспектировалось и сканировалось. — Мария Сергеевна, а вы не знаете, о чем было написано в тетрадях, поступивших с украшениями и остальным?

— Я спрашивала об этом Александра Семеновича. Признаться, из чистого любопытства: ведь не просто же так этот сундук держали в Сухаревскую башню, хотя по их документам он и проходил как лишенный магических свойств. Но Александр Семенович сказал, что там ничего интересного, только бытовые записки скучающего помещика. Видимо, они и впрямь попали в Сухаревку по ошибке.

— Понятно. Мария Сергеевна, это очень важные сведения, и мне они очень помогли, спасибо. Но теперь надо, чтобы вы официально дали показания. Вы это сделаете?

— Если это действительно необходимо…

— Да. Это не отнимет у вас много времени, обещаю. Вы сможете подъехать завтра в Башню, скажем, к десяти часам?

— Д-да, пожалуй, смогу.

— Отлично, я буду очень признательна. Будьте добры, позвоните мне, если у вас вдруг поменяются планы. Пропуск я вам закажу.

— Хорошо.

Распрощавшись с Козинской и Саутиной, Полина поехала на работу, пока еще не понимая, действительно ли то, что она узнала, хоть как-то поможет.

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 сен 2014, 14:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91564
Откуда: Ашдод
Глазам не верю... :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 сен 2014, 16:24 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Яна писал(а):
Глазам не верю... :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:

Иногда они возвращаются самооткапываются, да :grin:

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 сен 2014, 22:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
:Yahoo!: Бати, это мне подарок на день рождения? :Yahoo!: Но читать уже завтра буду. Спасибо тебе большое!
Bathilda писал(а):
если кто захочет перечитать с начала, чтобы вспомнить, в чем там было, собственно, дело
А мы помним очень даже хорошо, хотя ты редко нас продами балуешь. :oops: Ещё раз спасибо! :Rose:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 сен 2014, 08:57 
Не в сети
Очень Дикий Кошка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 09:52
Сообщения: 14121
Откуда: Питер
Харооший автор, очень-очень хороший автор!
Кошк практицки счастлив!!!
Мрррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр!!!

_________________
Поверь мне, невозможное – возможно,
И быть волшебником совсем не сложно.
Согрей сердца людей любовью, лаской,
И серость будней обернется сказкой!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 сен 2014, 13:49 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Izlu, Мурлыча, :drinks: :-)

Izlu писал(а):
Бати, это мне подарок на день рождения?

:oops: Честно говоря, я опять все прошляпила, но раз он был, то, во-первых, поздавляю! :Rose: , а во-вторых, да, конечно, раз уж так чудесно и явно неспроста совпало :-)
Izlu писал(а):
А мы помним очень даже хорошо, хотя ты редко нас продами балуешь.

Теперь постараюсь чаще, я пока что вся ваша))

Мурлыча писал(а):
Харооший автор, очень-очень хороший автор!

Даже лучше... ну, в каком-то смысле, чем ты думаешь :grin:

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 сен 2014, 17:44 
Не в сети
Очень Дикий Кошка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 09:52
Сообщения: 14121
Откуда: Питер
Bathilda писал(а):
Даже лучше... ну, в каком-то смысле, чем ты думаешь :grin:

"преданно заглядывая в глаза" Я получу еще и кусочек Пыли?

_________________
Поверь мне, невозможное – возможно,
И быть волшебником совсем не сложно.
Согрей сердца людей любовью, лаской,
И серость будней обернется сказкой!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 сен 2014, 17:51 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Мурлыча писал(а):
"преданно заглядывая в глаза" Я получу еще и кусочек Пыли?

Не, ну не настолько же)) Я понимаю, что сегодняшний кусочек не-Пыли - был м-а-аленьким, но зато я уже пишу продолжение и этого, и "Башни" :grin:
(я еще я перевела и выложила окончание майстрада, выложила к себе один переводной фик, добила ФБ и еще занялась всякими фандомными вещичками :boast: )

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 сен 2014, 21:22 
Не в сети
Очень Дикий Кошка
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 09:52
Сообщения: 14121
Откуда: Питер
Умница, дочка! (с) :pooh_lol: :da:

_________________
Поверь мне, невозможное – возможно,
И быть волшебником совсем не сложно.
Согрей сердца людей любовью, лаской,
И серость будней обернется сказкой!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 окт 2014, 21:05 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Я поняла, что дожидаться, пока у меня допишутся большие куски, гиблое дело, и буду рубить хвост по частям и выкладывать маленькие кусочки паззла, который, впрочем, уже складывается потихоньку в единую картину.

Глава 5
(продолжение)

Рабочий день Кати Беспаловой тоже начался с телефонного звонка.

— Привет, Катя-Катерина, — весело поздоровался с ней звонящий. — Как дела, как жизнь молодая?

Шурик Ефремов был бывшим однокурсником Кати, работавшим теперь следователем «убойного» отдела. Его магические способности были настолько слабы, что он ушел из Университета, не проучившись и одного семестра. Впрочем, расставаться с мечтой работать в правоохранительных органах он не собирался и потому перевелся в Университет МВД и теперь раскрывал обычные, не связанные с магией преступления.

— Замечательно, — в тон Ефремову отозвалась Катя.

— А вот у меня — не очень, — явно с напускной скорбью признался Ефремов. — Все людям не живется спокойно: то они грабят друг друга, то избивают, а бывает, что и убивают.

— Ужас какой.

— И не говори. — Ефремов секунду помолчал и сказал уже без тени веселья, сдержанно и деловито: — Я тут ваши ориентировки посмотрел — раньше времени не было, замотался совсем, — и так понял, что вы антикварные вещички ищите?

— А ты что-то нашел? — насторожилась Катя.

— Да нет, как раз наоборот… У нас тут девушку вчера утром убили. Классика жанра: она гуляла в сквере с собакой, а ее пырнули ножом. Не изнасиловали, только ограбили: взяли браслет и телефон, больше у нее ничего с собой не было. Но тут такая странность нарисовалась: телефон у нее с магмаячком был — игрушка из дорогих, а ты сама знаешь, какой это гемор… прости, как это сложно его снять. И отследить как нечего делать, если только не совсем уж профи работал, что вряд ли. Короче, пробиваем мы сигнал маячка — все честь по чести, с запросом к провайдеру, — смотрим, а телефон-то не более чем в полукилометре от места убийства находится. Мы ноги в руки — и туда. Вламываемся в квартиру, а там бабуся — божий одуванчик и шкет лет двенадцати с телефончиком в руках. Откачали мы бабусю, и шкет нам рассказывает, что телефон в кустах нашел, когда утром в школу шел. Причин не верить ему нет, он убить девушку ну никак не мог. Начинаем копать дальше, хотя уже понимаем, что это глухарь: небось, нарик какой-нибудь, на все ради дозы готовый, первую попавшуюся девушку убил, потом сообразил, что телефон ему толкнуть не удастся, и выбросил его. Говорим с матерью убитой, и та нам рассказывает, что браслет украденный дочка ее уже пару лет практически не снимала, потому что ей его отец на день рождения подарил, а сам через пару дней на машине разбился. И не простой тот браслетик, а старинный, в антикварной лавке друга отца купленный. Берем мы у нее подробное описание и даже пару фотографий, на котором хорошо этот браслетик видно, готовимся дать ориентировки по ломбардам и скупкам — а ну как повезет? — и тут я смотрю пришедшие уже к нам ориентировки и вижу что-то до боли знакомое. Слушай… так, где это? а, вот: «серьги из черненого серебра с узором, украшенные камнями синего цвета». Там еще вилка, нож и стакан с похожими описаниями фигурируют. Ваше?

— Кубок, — машинально поправила его Катя. — Да, наше.

— Во-о-от, — довольно протянул Ефремов. — А теперь слушай, как мать убитой описала украденный браслет: «из темного серебра, черненый, так, кажется, это правильно называется. С мелким узором, напоминающим листья, и украшенный синими камушками. Не драгоценными, нет, что-то вроде лазурита». Что скажешь?

— Скажу, что мне надо посмотреть дело, — вздохнула Катя. — Но не сейчас, вечером. Сделай мне копию, я подъеду, и там будет видно. Кстати, магических отпечатков никаких?

— Ни единого. И фонилки ничего не показали, и я сам ничего не нашел, а уж на это-то я способен. В общем, ноль.

— А, и поэтому ты решил скинуть дело на нас, — усмехнулась Катя.

— Вот всегда так: ты к людям со всей душой, а они тебе гадость, — притворно возмутился Ефремов и добавил: — Но если вы его у меня заберете, я вздохну с облегчением. У меня уже столько висяков, что мне уже по ночам снится, как на меня начальство всех собак спускает. В прямом, между прочим, смысле слова. Все, мне пора, жду тебя вечером.

Он повесил трубку, и в первую очередь Катя подумала о том, что если им придется взять в производство еще и это дело, Мещеряков съест их с потрохами, даже Полину, если они не раскроют его как можно быстрее. И только во вторую — о том, что это им дает, если украденный браслет и впрямь был связан с убийствами Амеличева и Камышовой.

* * *


По пути к Башне Полине пришла в голову блестящая, на ее собственный взгляд, идея: об антиквариате из Сухаревской башни, попавших сначала в «Английское подворье», потом к Амеличеву, а потом к Камышовой и неизвестным грабителям и убийцам, мог знать бывший глава Отдела по контролю артефактов, а ныне преподаватель Университета Илья Дроздов. Сейчас ему было около семидесяти восьми лет, но насколько Полина знала, он сохранял редкостную трезвость ума, был очень крепким для своего возраста и обладал феноменальной памятью. У него учились почти все московские следователи Башни. Дроздов всю жизнь проработал в Управлении и отлично помнил большую часть того, что хранилось в Архивах как нынешней Башни, так и Сухаревской, снесенной в середине прошлого века, материалы из которой были частично разобраны и списаны, а частично отправлены в первозданном виде сначала на Зубовский, а потом и в нынешний Архив. В Архиве Башни хранились не только старые дела и улики, но еще и множество различных предметов, так или иначе связанных (а порой и нет) с магией, некоторые из которых были весьма интересными со всех точек зрения. Дроздов мог знать, почему вещи какого-то английского мага сначала попали в Сухаревскую башню, а потом переданы в музей, — история содержимого Архива, в особенности артефактов, была его страстью. Нет, понятно, что, скорее всего, сперва в этих предметах заподозрили магические артефакты, а потом, обследовав, не обнаружили и следа магии, но, возможно, у Дроздова имелась более полная информация, особенно о происхождении этих вещей. Они ведь, как выяснилось, могут оказаться не такими уж и простыми. Кстати, а ведь они до сих пор… Тут Полина подошла к своему кабинету и, увидев там уже собравшихся свидетелей по вчерашнему делу, сбилась с мысли. Порадовавшись, что вызвала их не к девяти утра, она поздоровалась и зашла в кабинет, сосредоточившись на допросе и выкинув на время из головы мысли и деле Амеличева.

* * *


Накануне Алена хотела честно рассказать сестре о своем небольшом расследовании, но, позвонив ей, узнала, что Полина занята и вряд ли сможет приехать к ней вечером. С одной стороны, это Алену разочаровало, но с другой… Не то чтобы она считала, что совершила что-то дурное, в конце концов, она добыла полезную информацию, но все же ее царапало чувство вины, ведь она обещала Полине больше не рисковать. Разочаровывать и злить ее Алене не хотелось, и она рассудила, что, может, и к лучшему, что они не увидятся сегодня, когда воспоминание о данном обещании было еще свежо в памяти.

К тому же родители Саши внезапно вернулись из-за границы раньше, чем планировали, и, узнав, что с ним случилось, подняли панику и настояли на том, чтобы он немедленно приехал домой. Для этого они даже заказали ему машину из частного медцентра. Проводив Сашу, Алена решила, что из-за всей этой кутерьмы она совсем забыла про подруг, и тут же позвонила парочке из них. Они договорились встретиться через пару часов в торговом центре, чтобы пройтись по магазинам, а к вечеру перебраться в какой-нибудь клуб. Жизнь продолжалась, несмотря ни на что.

* * *


Покончив с допросом свидетелей, Полина поняла, что больше никаких запланированных дел у нее не было, а значит, она могла поехать к Дроздову. Но для начала она позвонила Вике Ненашевой, своей бывшей однокурснице. Мир магов, легально практикующих магию в том или ином виде, был довольно тесен и многие из них так или иначе знали друг с друга. Вика после окончания Университета проработала в Башне совсем недолго, поняла, что ей больше по душе преподавание, и теперь читала лекции по Чарам.

Они немного поболтали, и Полина попросила Вику найти ей телефон Дроздова и его расписание. Это оказалось еще проще, чем Полина думала, поскольку кафедра Теоретического и прикладного чароведения находилась рядом с Кафедрой артефактов, и, так уж совпало, и у Вики, и у Дроздова было в этот момент окно в расписании, которое оба проводили на своих кафедрах. Полина тут же перезвонила Дроздову, и он не только мгновенно вспомнил Полину, но и согласился встретиться с ней через два часа, когда у него кончится последняя на сегодня лекция. Полина пообещала быть вовремя, как штык, и, закончив разговор, отправилась отчитываться перед Максом.

* * *


Дроздов принял Полину в пустой лаборантской.

— Чай, кофе? — предложил он.

— Нет, спасибо.

— А я, с вашего позволения, выпью. Лекции отнимают столько сил, что их можно восполнить только чашечкой хорошего чая. Точно не хотите? У нас есть отличный чай с горными травами — Ниночка, наша лаборантка, ежегодно привозит его с Кавказа.

— Уговорили, давайте, — улыбнулась Полина.

Они сделали по глотку душистого чая, и Дроздов спросил, глядя на Полину добродушными, но цепкими голубыми глазами:

— Ну-с, чем могу быть полезен? Мальчики Горячева ко мне за консультациями нет-нет да забегают, а вот с вашим отделом мне после пенсии работать не приходилось.

— Илья Вадимович, я к вам как к непревзойденному знатоку Архива пришла.

— «Непревзойденному»! Скажете тоже. Я просто интересуюсь… точнее, интересовался всеми теми любопытными вещичками, что годами, если не сказать веками собирались в Архиве. Теперь-то, конечно, у меня туда доступа нет. Чего только среди них не попадалось, вы не поверите.

— Охотно поверю, но сейчас меня интересует один конкретный предмет, вернее, ряд предметов. Илья Вадимович, вы что-нибудь помните о сундуке, в котором находились кубок, вилка, нож, ложка, блюдо, серьги, браслет, пара фибул и тетради с записями на древнегэльском языке. Предположительно конца четырнадцатого века, не магические.

— Сундук, сундук… Да, что-то такое вспоминается. Подождите, чтобы сказать точно, я посмотрю свои записи. Я ведь сделал для себя картотеку с ключевыми словами — с годами память, увы, не та стала. Не беспокойтесь, ничего секретного там нет, секреты Башни в целости и сохранности.

Он открыл ноутбук — модель «Мака» примерно двухлетней давности, Полина это точно знала, потому что Леша когда-то приценивался к такому, но счел слишком дорогой, хоть и желанной игрушкой, — и, дождавшись, когда откроется нужный файл, сказал:

— Да, да, теперь помню точно: был такой сундук, деревянный, хорошо сохранившийся, с железной отделкой. Его нашли при сносе дома купца Абрамова, ничем непримечательного, кроме, разве что, того, что был он женат на англичанке-аристократке. На сундуке стояла магическая защита, которая убила одного рабочего, поэтому его и определили в Сухаревскую башню. Защиту сняли, но кроме предметов, которые вы назвали, старинного мужского костюма, негодных гусиных перьев и нескольких чернильниц с давным-давно высохшими чернилами — все без единого следа магии — ничего не обнаружили. Решили, что, когда будет время, обследуют предметы более тщательно, но, как вы понимаете, до этого ни у кого руки так и не дошли. А потом Сухаревку снесли, и весь ее Архив, практически не разбирая, перевезли на Зубовский бульвар. Только когда была построена нынешняя Башня, Архив частично рассортировали и обновили каталог. В первую очередь, чтобы освободить место, занялись вещами, магическая составляющая которых была под вопросом, и те, в отношении которых это подтвердилось, либо передали в музеи, либо попросту выбросили. В том сундуке не было ничего особо интересного, старинного или дорого, и вещи отдали тематическому музею.

— И все? — не скрывая разочарования, спросила Полина.

— Да, к сожалению, — развел руками Дроздов. — А что, позвольте спросить, случилось? Неужели кто-то ошибся, и вещи оказались магическими артефактами и кого-то убили?

— Мы пока не знаем, — призналась Полина и, решив, что ничего страшного не будет, если она расскажет об этом Дроздову, добавила: — Они были украдены вместе с некоторыми другими предметами, и мы пытаемся понять, кто и зачем это сделал.

— Хм, даже так. Что ж, пожалуй, в таком случае я могу сообщить вам кое-что еще. Не знаю точно, кому принадлежал сам сундук и остальные предметы в нем, но вот автора записей в тетрадях могу вам назвать: Питер Тальбрейн. Это было очень разборчиво написано на обычном английском.

— Первый раз слышу.

— Мне тоже незнаком данный человек. Что неудивительно, поскольку, согласно сопроводительной записке, его записи были обычными дневниками фермера.

— Ясно… Спасибо за помощь, Илья Вадимович.

— Да разве же это помощь? Жаль, что не смог рассказать вам большего.

— Ничего, нам и это пригодится.

— Приятно слышать. Обращайтесь еще — я всегда рад помочь, чем могу, бывшим коллегам. Кстати о коллегах: Полина, удовлетворите, пожалуйста, любопытство старика, скажите, не поймал ли Сережа Горячев ту банду, изготовляющую темномагические артефакты? «Квартет», так, кажется, он их называл. Он приходил ко мне когда-то за консультацией по этому делу, но, как ни прискорбно, о них мне решительно ничего не известно.

— Нет еще.

— Жаль, жаль. Ну, ничего, я в Сережу верю. Передавайте ему от меня привет, если увидите.

— Непременно. До свидания, Илья Вадимович.

— До свидания.

Не успела Полина выйти из комнаты, как едва не столкнулась с мужчиной, лицо которого показалось ей смутно знакомым. «Простите», — пробормотал он и скрылся в лаборантской. Должно быть, это был преподаватель, которого Полина видела в свое время в Университете, но который не вел лекций у ее группы.

Довольная тем, что узнала хоть что-то, Полина снова отправилась на работу.

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 03 окт 2014, 17:42 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Глава 5
(продолжение-2)

— Макс, выпиши мне пропуск в Биму, — с порога попросила Полина.

«Бимой» маги Москвы называли Библиотеку магической литературы, в которую невозможно было попасть без пропуска, выданного предусмотренным инструкцией рядом лиц. Эти правила были введены из-за того, что в библиотеке хранилось много книг с описанием темномагических ритуалов, чар и артефактов, которые, конечно же, нельзя было выдавать любому желающему.

Макс оторвался от дела, которое внимательно изучал, и поднял бровь.

— Неожиданно. Основание?

— Ты когда-нибудь слышал о Питере Тальбрейне?

— Нет.

— И я нет. В Интернете я о нем ничего не нашла и хочу попробовать выяснить, если ли упоминание о нем хоть в одной книге.

— А должно быть?

— Не знаю. У меня есть одна идея… — она осеклась, не договорив.

— Так поделись.

— Рано пока, — покачала головой Полина.

— Скажи хоть, по какому делу.

— В этом-то и загвоздка: если я права, то по всем, кроме «Кварета».

— Не похоже, что тебя это радует, — заметил Макс.

— Тут нечему радоваться, потому что если я и права, то нам это мало чем поможет, скорее всего, просто прояснит некоторые вещи.

— Хорошо, держи.

Он выписал Полине месячный пропуск в Биму и спросил:

— Ты туда завтра?

— Сегодня, еще успею заскочить туда на часок. Кстати, ты что-нибудь выяснил о Поливанове?

— Его нашли, смерть — передозировка наркотиков. В его телефоне ничего подозрительного, на первый взгляд, но я еще не успел проверить все номера. Как Алена и Саша?

— Сашу забрали домой родители — кажется, он не слишком этому обрадовался. Алена сейчас гуляет с подружками, и, надеюсь, хоть сегодня она ни во что не ввяжется.

Макс лишь усмехнулся, давая понять, что он думает о такой наивной надежде, и Полина, фыркнув, вышла из кабинета.

* * *


Бима располагалась у метро «Октябрьская», недалеко от Башни, и Полина оставалась там до самого закрытия. Она перерыла весь каталог — и электронный, и еще не полностью оцифрованный карточный, — в поисках Питера Тальбрейна и всевозможных вариаций этого имени, но безуспешно. Зато при поиске по словам «серьги», «серебряные серьги», «фибула» и «кубок» нашлось столько всевозможных книг и статей, что их и за месяц невозможно было бы прочитать, — что поделать, любили маги, особенно древние, и этот металл, и эти формы.

Дома Полина до поздней ночи лазала по Интернету, все еще надеясь найти хоть какое-то упоминание об английском или ирландском — а заодно и уэльском или шотландском, — маге Питере Тальбрейне на специализированных англоязычных ресурсах, но по-прежнему безрезультатно.

* * *


— Не знаю, — вздохнула Катя. — Правда, не знаю. Может, есть связь с нашими делами, а может, и нет. Точнее, подозреваю, что есть, но подозрений и интуиции недостаточно, чтобы забрать у вас это дело. Давай так, я сделаю копию, покажу ее завтра Мещерскому, и если он даст добро, я сразу же официальный запрос пришлю.

— Без ножа режешь, Катя-Катерина, — огорчился Ефремов.

— Что, ты уже в мечтах нам это дело сбагрил и умыл руки? — хмыкнула Катя.

— Естественно, — не стал отпираться Ефремов. — А если серьезно, Катя, то я пообщался с местным участковым — хороший парень, район свой знает, и всех нариков, бомжей и буйных алкашей на карандаше держит. Так вот, он по территории днем прошелся и клянется, что все его «клиенты» сегодня тихие и мирные, и непохоже, что кто-то из них вчера утром девушку на тот свет отправил. Понятно, что это не доказательство, но… Вот, почитай, что судмедэксперт пишет в заключении о предварительном осмотре трупа: «видимых повреждений кожных покровов, за исключением ножевого ранения, не обнаружено». Смекаешь?

— Нет, — честно призналась Катя.

Ефремов закатил глаза.

— Беспалова, давай, соображай: думаешь, какой-нибудь забулдыга или наркоша стал бы аккуратно расстегивать браслет? Да у них банально руки тряслись бы так, что они все равно поцарапали бы девушку — если не браслетом, то ногтями своими, они ж по маникюрным салонам не ходят, как ты понимаешь. Ну, по крайней мере, не те, кто могут опуститься до убийства. Это во-первых. А во-вторых, убийца ее дважды пырнул, быстро и внезапно, так что она не успела даже зажать рану, и, судя по всему, аккуратно уложил ее на землю, потому что иначе у нее были бы ссадины от падения, грязные колени и все в том же духе. А раз так, то убийца непременно выпачкался бы в крови. Верно?

— Ну, допустим.

— Не допустим, а так оно и есть. А запястья и руки жертвы чистенькие, и на телефоне ее, который тот шкет нашел, тоже крови не было. О чем это нам говорит? Что убийца — если он вообще был один, без сообщника, — вытер руки, прежде чем снять браслет. Много ты знаешь чистюль-наркоманов?

— Я вообще ни одного наркомана не знаю, — сообщила Катя. — И все твои доводы неубедительны. В том смысле, что ее мог просто маньяк убить, а браслет в качестве трофея забрать. Мало ли, может, его на выгуливающих собак брюнетках переклинило. А маньяки всякие бывают, в том числе и на чистоте помешанные.

— Такие маньяки обычно серийники.

— Так еще не вечер: может, скоро еще один похожий труп появится.

— Типун тебе на язык! — возмутился Ефремов. — Накаркаешь еще. Не надо мне никаких серийных маньяков.

— Хорошо, не надо, так не надо, — покладисто согласилась Катя. — Но, может, ее в принципе из-за браслета убили. Может, он намного ценнее, чем она думала. Отдать она его никогда не отдала бы, сам говоришь, она им очень дорожила, и за символические деньги не продала бы, вот убийца и решил устроить так, чтобы браслет ему даром достался.

— Тоже верно, — неохотно сказал Ефремов. — Но ты все равно покажи дело Мещерскому, вдруг мне повезет.

— Покажу, куда мне деваться.

* * *


Утром Полина и Катя столкнулись, почти буквально, у кабинета Макса. Полина несла показать копии материалов, которые передала ей пришедшая на допрос Саутина, Катя — копию дела убитой девушки, Лилии Холмогоровой.

— У меня есть кое-что новое, возможно, связанное с убийствами Амеличева и Камышовой, — сказала Катя Полине.

— А у меня — точно связанное, — ответила Полина. — Пойдем, продолжим собирать этот паззл.

— Нам повезло, что Саутина делает себе копии фотографиий почти всех вещей, что попадают ей на экспертизу, — первой начала Полина, когда они с Катей сели напротив Макса. — И хранит на компьютере свои отчеты и рабочие заметки. Вот подробное описание и фотографии вещей, часть из которых была украдена при нападении на салон, а часть — продана раньше. В сухом остатке получается, что Амеличев продал браслет, серьги, блюдо и фибулу, а остальное оставалось в «Свитке». Почти все вещи, кроме одной из фибул, — из черненого серебра, выполнены в одном стиле.

— Полина, а там есть фотографии браслета? — спросила Катя.

— Да, вот.

Катя взглянула на фотографию, протянула ее Мещерякову и, в свою очередь, вынула другую фотографию, из дела Холмогоровой.

— А это, — сказала она, показывая снимок Полине и Максу, — убитая позавчера Лилия Холмогорова, у которой был украден браслет, который вы видите на фотографии.

— Одинаковые, — констатировала Полина.

— Очень похожи на первый взгляд, — поправил ее Макс. — По фотографиям нельзя утверждать, ни что это один и тот же браслет, ни что это разные, но абсолютно идентичные браслеты.

— Нельзя. Но давай все же предположим, что это один и тот браслет, — сказала Полина. — Что тогда?

— Тогда Холмогорову точно убили из-за него, — ответила Катя и повторила все то, о чем она спорила накануне с Ефимовым.

— Да, все сходится, — обдумав ее слова, сказала Полина. — Допустим, что, как мы и полагали, «Квартет» не имеет никакого отношения к смерти Амеличева, и на него напали, чтобы найти вещи, полученные им от Никонова. Часть вещей к тому времени уже была продана, но остальные находились в салоне, их-то и взяли грабители, а остальное захватили для отвода глаз. Ноутбук Амеличева они украли, чтобы найти информацию о том, у кого находятся проданные вещи, возможно даже, Амеличева заставили рассказать все, что он помнит, с помощью чар. После этого преступники избавились от него, как от ненужного свидетеля, и стали искать тех, кто купил фибулу, браслет, серьги и блюдо.

— Стройная теория, но пока что бездоказательная. К тому же непонятно, что такого в этих вещах, что за ними так охотятся. И почему Камышову убили, наложив на нее столько заклятий, а Холмогорову — просто зарезали. Да и наличие в отпечатках из квартиры Камышовой следа Призрака никак пока необъяснимо.

— У меня есть на этот счет одна идея, подтверждение которой я и хотела найти в Биме, но, увы.

— Рассказывай без подтверждения, а там видно будет.

Полина едва сдержалась, чтобы не поморщиться: она очень не хотела говорить об этом в присутствии Кати, но у нее не было выбора.

— Мы еще два года назад полагали, что Александр Залесский был либо жертвой Призрака, либо им самим, — медленно начала Полина. — Теперь выясняется, что он был консультантом и переводчиком в «Английском подворье» и читал записи, найденные в сундуке с вещами, которые ищут убийцы Амеличева. Эксперты Башни в свое время решили, что эти записи ‒ никому не интересные дневники какого-то старого английского помещика, а сам Залесский сказал то же самое своим коллегам. Но… что, если на самом деле это не так, и эти записи ‒ темномагический текст? Он ведь исчез бесследно, его нет в «Подворье» и едва ли Амеличев купил бы его у Никонова. Возможно, записи, не представляющие никакой ценности, остались у Залесского. Возможно, они нужны был Призраку, поэтому тот убил Залесского. Или же Залесский, прочитав его, стал сам Призраком. В конце концов… в конце концов, мы так и не знаем чего хотел Призрак и зачем… делал то, что делал. А теперь об этих записях узнал кто-то еще. Вероятно, предметы, которые были в сундуке, не такие обычные, как все думали. Поэтому в квартире Камышовой мы нашли след Призрака — кто-то просто пользуется его арсеналом, — тихо закончила Полина.

Какое-то время в кабинете царила тишина: Макс и Катя обдумывали ее слова.

— А масса запутанных отпечатков в квартире Камышовой — лишь попытка нас запутать и сбить с толку, чтобы мы не поняли, что им нужны были только серьги, — сказала, наконец, Катя. — Ее трудно было застать одну на улице, она передвигалась в основном на машине и, как правило, проводила время или дома, или на работе, или в людных местах.

— Это могло бы все объяснить, — сказал Макс. — Полина, продолжай искать доказательства. Надо еще раз заняться исчезновением Залесского и частым гребнем пройтись по всем местам, где он жил и работал. Это тоже на тебе. Дело Холмогоровой мы берем себе. Екатерина, готовьте официальный запрос, я подпишу.

— Сейчас же этим займусь.

Макс кивнул, давая понять, что совещание закончено.

Полина с Катей встали и пошли к двери. Чуть поотстав, Полина обернулась и бросила на Макса быстрый взгляд. Она знала, что он поймет ее: на самом деле ее теория наверняка была верной, и они оба это осознавали. Потому что только им одним было известно то, что до сих пор оставалось загадкой для остальных, — что именно и делал Призрак со своими жертвами и зачем.



Два с половиной года назад, Москва



Настроение было паршивым с самого утра, но Полина сделала все возможное, чтобы этого никто не заметил. В итоге, когда они доехали до Башни (полчаса на троллейбусе и десять минут на маршрутке), погруженный в свои мысли Леша, рассеянно поцеловал Полину и отправился к себе, в оперотдел, а коллективно поздравившие ее позже с днем рождения коллеги были уверены, что Полина довольна и счастлива, как и полагается имениннице. Только Макс, поздравившей ее потом еще раз, наедине, все понял, но на то он и Макс. Для человека, который, казалось, не испытывал и половины обычных человеческих эмоций, он на редкость хорошо разбирался в эмоциях и настроении других людей. Особенно тех, кого хорошо знал. Правда, лишь тогда, когда сам этого хотел.

— Забыл, — даже не спросил — констатировал Макс.

— Забыл, — не стала отпираться Полина.

— Так напомни, — пожал плечами Макс.

Сам он свои дни рождения никогда не отмечал (Полина подозревала почему, но никогда не спрашивала об этом ни Лешу, ни, тем более, самого Макса), и не понимал, почему большинство людей придают им такое значение.

— А смысл?

Вопрос был риторическим: оба сознавали, что смысла в этом действительно нет, поскольку подобной забывчивостью Леша страдал, лишь когда решал очередную сложную задачу, и отрывать его не стоило.

— Не вспомнит сам, завтра напомню, все равно в субботу шашлыки, — сказала Полина, изо всех сил старавшаяся казаться спокойной.

В субботу они втроем, Полина, Лешка и Макс, плюс несколько их друзей и коллег собирались праздновать день рождение Полины на даче, с шашлыками, домашним вином и обалденными пирогами, которые пообещала напечь подруга Полины, и об этом Полина не напомнить мужу не могла. Но это будет потом, а сейчас пусть он пока работает и не отвлекается: в конце концов, поимка Призрака была важнее дня рождения Полины. Во всяком случае, Полина усиленно себя в этом убеждала. Вообще-то, они должны были сегодня ужинать с ее семьей, но Полина по опыту знала, что когда ее муж зациклен на решении какой-то проблемы, он задерживается допоздна на работе, проверяя свои теории в надежно защищенных стенах лаборатории и внутреннего полигона. Так что на ужин, если Лешка о нем чудом не вспомнит, Полине придется идти одной. Правда, о дне рождении жены Леше мог напомнить кто-то из коллег, но это вряд ли — когда Алексей Краснов находился в таком состоянии, вокруг него все ходили на цыпочках, чтобы не сбить с мысли.



— Как скажешь, — невозмутимо отозвался Макс и ушел.

И в этом весь Макс. Абстрактно жалеть и утешать он не умел, он мог лишь невозмутимо дать конкретные советы о том, как все наладить или устранить источник неприятностей. Но делал он это только тогда, когда его об этом просили, а не делали вид, как сейчас Полина, что все в порядке.

Она твердила себе, что это глупо — вот так совсем по-детски дуться на Лешу, что это первый раз, когда он забыл о ее дне рождении, что рано или поздно такое должно было произойти, но ей все равно было ужасно обидно, и она ничего не могла с собой поделать.

Весь день Полина напряженно работала, отчасти потому что работы действительно было много, отчасти чтобы заглушить эту дурацкую обиду. Утро Полина повела на выезде и, вернувшись в Башню к обеду, позвонила мужу, но он отказался с ней поесть, так что до вечера Полина его не видела. Домой она отпросилась на полчаса пораньше и перед тем, как уйти, заглянула в оперотдел. Первым, кого она там увидела, был Андрей Антипов.

— Привет! — широко улыбнулся Андрей. — С Днем рождения! — Андрей с женой были приглашены на субботние шашлыки и по-настоящему, с подарком, они собирались поздравить Полину именно там. — Он в лаборатории, — сказал Андрей, с первого взгляда догадавшийся о цели ее визита.

— Давно?

— С самого утра. И не похоже, что он планирует в ближайшее время оттуда уходить. Одолжить тебе домкрат, чтобы оторвать его от стула?

— А он у тебя есть?

— Для тебя я найду все, что угодно.

— Я тронута, — улыбнулась в ответ Полина, — но не стоит.

Андрей вернулся к своим делам, а Полина скользнула в полупустую лабораторию: кроме обложившегося распечатками и книгами Леши, уставившегося в монитор, там был лишь один оперативник, который сидел спиной к двери, изучая что-то в микроскоп. Полина бесшумно приблизилась сзади к Леше, обняла его за шею и поцеловала в щеку. Лешка не вздрогнул и довольно хмыкнул — значит, он услышал, как она к нему подкрадывается. Или почуял. Он всегда утверждал, что чувствует ее, когда она рядом, как бы занят он ни был.

— Привет.

Он улыбнулся и, повернув голову, быстро поцеловал Полину в губы.

— Привет. Я домой, — сообщила Полина.

— Что-то случи… — Леша осекся и взглянул на часы. — Ничего себе! Куда делся целый день? — Полина ничего не ответила, только слегка насмешливо на него посмотрела, и он сказал виновато: — Я еще здесь подумаю, хорошо?

— Думай, — хмыкнула Полина, ничем не выдавая своего расстройства.

— Я не долго, — пообещал Леша все с той же виноватой интонацией. На его языке это значило «вернусь домой около полуночи».

— Ловлю на слове.

Полина поцеловала его на прощание — он ответил, но уже рассеянно, вновь погружаясь в размышления. Полина едва слышно вздохнула и покинула лабораторию.

Заскочив ненадолго домой, она переоделась и, поймав машину, отправилась в ресторан. Семейной традиции отмечать ее день рождения в каком-нибудь небольшом уютном ресторанчике в кругу семьи было лет семь. Полина никогда не была любительницей таких посиделок, но семья есть семья, даже такая, как ее.

Мама, кажется, поверила в историю о том, что Леша вынужден был остаться на работе («срочный вызов, как обычно не вовремя»), Алене было все равно, а вот дядя Ник ей явно не поверил, но ничего не сказал. В ее возрасте было уже смешно называть так отчима, но Полина привыкла к этому и считала, что уже поздно что-то менять. Не поворачивался у нее язык называть его ни просто по имени, ни еще как, и все тут.

В общем и целом ужин прошел неплохо: хорошая еда, приятная атмосфера, никаких неловких моментов, никаких долгих пауз в разговоре — Полина не знала, о чем говорить с родными, но оживленная болтовня матери и сестры с лихвой компенсировали ее молчание и отвлекали ее от мыслей о Леше. Она рассчитывала, что вернется еще до того, как муж придет домой, но что если нет? Впрочем, если бы он пришел и не обнаружил ее дома, он непременно позвонил бы ей. А так как телефон Полины молчал и во время ужина, и по пути домой, то Полина была уверена, что вернется в пустую квартиру. Вот почему она едва не вскрикнула от неожиданности, когда, открыв входную дверь, увидела стоящего в проеме двери, ведущей в комнату, Лешу. Он опирался плечом на косяк, спина чуть сгорблена, руки в карманах, непонятый взгляд темных глаз из-под растрепанной челки — ну прямо как нахохлившийся мокрый воробей.

— Привет, — немного неуверенно сказала Полина.

Изображать жизнерадостность она не стала, сил не было. Недавняя обида ушла, уступив место усталости. А секунду спустя у Полины екнуло сердце: что, если что-то случилось? У магов-оперативников была опасная работа, они постоянно рисковали жизнями, вдруг кто-то из коллег-друзей Лешки… Нет, тогда у него была бы другая реакция, Полина точно знала.

— Привет, — угрюмо сказал Леша, и качнулся было, подаваясь ей навстречу, но все же остался стоять на месте, только еще сильнее нахохлился.

— Что-то стряслось?

Полина подошла к Леше и убрала волосы с его глаз.

— Я забыл про твой день рождения.

Если бы Полина так хорошо его не знала, то, услышав тон, которым это было сказано, решила бы, что он обвиняет в своей забывчивости ее. Но нет, конечно же, Лешка винил себя, а с виной у него всегда были сложные взаимоотношения. Особенно если он чувствовал себя виноватым перед Полиной. Такое случалось не часто, но все же случалось, и тогда Алексей страшно переживал, не знал, как загладить вину и как лучше извиниться.

— Не страшно, — с легкой улыбкой отозвалась Полина и чмокнула его сначала в щеку, а потом в губы. — У тебя голова сейчас другим занята, и это важнее, чем я.

Леша нахмурился, обхватил ее лицо руками и сказал серьезно, глядя ей в глаза:

— Для меня нет ничего и никого важнее тебя.

Полина могла бы сказать, что он для нее тоже важнее всего. Что он любовь всей ее жизни, и ей безразлично, сколько важных дат он забудет, лишь бы он был рядом. Однако она промолчала, потому что ей показалось, что любые слова в этот момент прозвучат фальшиво и пафосно. Вместо этого она крепко и жадно поцеловала Лешу, а когда они оторвались друг от друга, чтобы глотнуть воздуха, потянула его к кровати — ценность разговоров была явно преувеличена.

Утром, когда сонная и довольная Полина, сидела на кухне, то и дело сладко потягиваясь, Леша, сварив себе кофе, сел напротив нее и некоторое время смотрел, как она гладит подаренный им кулон, купленный заранее, — чудо еще, что он про него вообще вспомнил, — и пьет чай. Полина видела, что его что-то тревожило, но не собиралась ни о чем спрашивать — он сам все ей расскажет, если сочтет нужным. На ее месте многие женщины сочли бы, что ему не понравилась прошлая ночь, но Полина видела, что он думает о чем угодно, только не о ней и о ее забытом дне рождении.

— Я не хочу, чтобы ты продолжала заниматься делом Призрака, — сказал вдруг Леша мрачно. От хорошего настроения, в котором он проснулся, не осталось и следа.

Он взял Полину за руку и переплел свои пальцы с ее.

— Вчера что-то случилось? — нахмурилась Полина. — Еще одна жертва? С кем-то из наших что-то случилось? Леша, ну же!

— Нет, пока все тихо. — Он немного помолчал и, произнес, глубоко вздохнув: — Я кажется… я понял, что делает Призрак. И если я прав — а я прав, это точно, — то тебе лучше держаться подальше от этого дела. Потому что все очень, очень скверно, ты даже не представляешь, насколько.

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 03 окт 2014, 20:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91564
Откуда: Ашдод
:friends: :thank_you: :good:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 184 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 ... 10  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только