НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 21 июл 2018, 23:22

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 184 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24 июн 2011, 10:55 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Izlu писал(а):
И чаще, и чаще, и чаще...


Я честно постараюсь :-)

Izlu писал(а):
Издалека события тянутся


Ой издалека... И события развернутся еще те, хотя - спойлер - все дело в том, что случилось два года назад, это и завязка, и ответы на многие вопросы, возникшие у героев :D

Izlu писал(а):
Бати, а здесь ничего не пропущено Глаз царапнуло (надеюсь, не обидела? )


Пропущено, конечно, "когда у меня будет время", сейчас исправлю. И нет, не обидела ни в коей мере, а совсем даже наоборот - спасибо большое :Rose: Я всегда признательна, когда мне указывают на ошибки и ляпы, за собой-то я их не вижу((

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28 июн 2011, 14:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
:girl_sigh:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 июл 2011, 20:04 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
*временно выныривая из почти безинтернетного небытия* - очередное небеченое маленькое продолжение:

* * *

Больше Алена ничего не сказала – то ли ей не дали договорить (обычная и разумная практика: мало ли что задержанные могли сообщить сообщникам под видом звонка адвокату), то ли прервалась связь, то ли разрядился телефон. Так или иначе, перезвонив сестре, Полина услышала лишь механическое «Телефон находится вне зоны доступа». Попытавшись успокоиться и не паниковать (и злиться) раньше времени, Полина позвонила Славе Скворцову, бывшему однокурснику, а ныне адвокату.
Слава в свое время очень хотел работать в Особом магическом, и мог бы стать отличным следователем, у него были для этого все данные, но добиться этого ему помешала трагическая случайность в лице пьяного водителя, протаранившего своим внедорожником остановку, на которой дожидались автобуса Слава и еще пять человек. Славе и еще одному мужчине повезло – они остались в живых, остальные четверо погибли. После нескольких месяцев, проведенных Скворцовым в больнице, и еще нескольких – физиотерапии, стало ясно, что ему, ходящему теперь исключительно с костылем, следователем Особого магического не быть, он чисто физически не выдержал бы нагрузки. Разочарование было огромным, но Славе удалось его пережить и не сломаться. Он переквалифицировался в адвокаты и начал заниматься делами, связанными с магией, зачастую бесплатно защищая тех, кто не мог позволить себе хорошего адвоката, и был, по мнению Скворцова, невиновен. Слава всегда готов был мчаться куда угодно и когда угодно и ради клиентов, и ради друзей.
Договорившись встретиться с без колебаний согласившимся помочь Славой у отделения, Полина быстро оделась и выбежала из дома. На то, чтобы поймать машину, ушло какое-то время, но дожидаться такси было бы еще дольше. Максу – единственному, к кому Полина могла обратиться в такое время с просьбой подвезти, – она звонить не стала, он и так в последнее время уматывался на работе, незачем устраивать ему бессонную ночь. Когда Полина подъехала к Хамовническому ОВД, Слава уже ждал ее, тяжело опираясь на трость. Полина не исключала, что она могла уладить все, просто показав «корочку», но она всегда предпочитала разбираться законными и официальными способами, за исключением совсем уж крайних случаев. Пока что глупость Алены таким крайним случаем не была.

– Спасибо, Слав, – первым делом поблагодарила друга Полина.

За последние два года они редко виделись, но периодически созванивались, как правило, по инициативе Скворцова. У Славы было доброе сердце, бездна такта и потрясающая интуиция, благодаря которой он чувствовал, что его настойчивые звонки ради якобы консультаций по сложным делам помогали Полине, порой чувствовавшей себя словно в кошмарном вязком сне, не терять связь с реальностью.

– Да не за что, – отмахнулся Скворцов. – Ну что, идем вызволять твою Алену?

– Идем. – Полина поежилась, пожалев, что не додумалась накинуть сверху кофту с длинным рукавом. – Если не удастся, придется подключать тяжелую артиллерию – ее отца, но лучше бы обойтись без этого.

– Само собой, – невесело хмыкнул Слава. – Не переживай, все будет нормально.

– Твоими бы устами, – вздохнула Полина. – Идем.

– Полина!

Полина, уверенная, что сестра сидит в «обезьяннике», не сразу заметила ее, а вот Алена увидела ее сразу же и бросилась ей на шею, от чего Полина, будучи на голову ее ниже, даже пошатнулась.

– Поля, слава Пантеону, ты приехала!

Перво-наперво Полина убедилась, что с Аленой действительно все в порядке. Никаких видимых повреждений на ней не было, похоже, пострадали лишь ее нервы, да макияж – по щекам Алены была размазана потекшая тушь. Следующие полтора часа ушли на то, чтобы выяснить, что, собственно, произошло. После разговора с Аленой и долгих, эмоциональных, но на удивление вежливых бесед с сотрудниками милиции Полина и Слава узнали, что Алена вообще находилась в ОВД по доброй воле (о чем она во время звонка сестре умолчала, опасаясь, что иначе та не поедет ночью выручать незнакомого ей парня, пусть даже и знакомого Алены). Ее и ее друга (или бойфренда? Это Полина собиралась прояснить позднее) Сашу задержали в клубе при очередном антинаркотическом рейде. Саша попытался сбежать, выпрыгнув из окна (услышав это, Полина и Слава дружно покачали головой) и сломал ногу. При нем нашли пакетик с наркотиками, и отвезли сначала в травмпункт, а затем в отделение. Алена скандалом добилась от милиционеров разрешения сопровождать Сашу. Оснований для его ареста не было – наркотиков при нем нашли немного, одну дозу, тянувшую лишь на штраф, но Полина со Славой понимали, что от парня хотели добиться того, чтобы он сдал своего дилера. С учетом всех обстоятельств – и небольшое количество наркотиков, и процессуальные нарушения при задержании, и наличие грамотного адвоката, и травму – освободить Сашу оказалось не так уж сложно, хотя и хлопотно. Разумеется, милиционеры вмешательству адвоката и «друга семьи», как представилась Полина, были не рады, но, скрипя зубами, они все же отпустили парня, выписав ему штраф.

– Спасибо тебе, Слав, – еще раз поблагодарила Скворцова Полина.

– Ты и сама бы справилась, – улыбнулся Слава.

– Куда мне до тебя, – с ответной улыбкой сказала Полина. – Если бы не ты, неизвестно, сколько они Сашу там еще продержали бы.

– Ему сейчас обезболивающее какое-нибудь надо побыстрее принять, на нем, вон, лица нет. А сестра у тебя молодец, боевая, вся в тебя.

– Ты хотел сказать «упрямая как осел»? – рассмеялась Полина. – Да, она такая. Даже странно, что ее не арестовали за препятствие действиям работников милиции.

– Так радуйся, что не арестовали! Ладно, мавр сделал свое дело, мавр может удалиться. Или я тебе еще нужен? Проводить тебя до дома?

– Слав, не сходи с ума, не надо меня провожать, я сама отлично доберусь.
– Как скажешь, только позвони мне, пожалуйста, когда приедешь домой, чтобы я не волновался.
– Обязательно.
– И береги себя.
– Всенепременно, – пообещала Полина.

Скворцов похромал к подземному переходу, а Полина пошла к стоящей во дворе отделения лавочке, на которой сидели бледный Саша и что-то серьезно выговаривавшая ему Алена. Когда к ним приблизилась Полина, они резко замолчали и подняли головы, и в свете горевшего в отдалении фонаря Полина разглядела на лице сестре виноватое выражение.

– Саша, вас нужно отвезти домой, – сказала Полина. – Вы же сейчас в обморок от боли упадете. После обезболивающего простой перелом не должен так болеть. Неужели вам не дали никаких лекарств в тавмпнукте?

– Дали, – с трудом выговорил Саша, – просто я…

– Просто он их не принял, – пробормотала Алена. – Полин, давай мы сначала уедем отсюда, а потом поговорим, ладно?

Полина только сейчас увидела, как насколько уставшей была Алена. Все то время, что Слава добивался освобождения Саши, Алена держалась и казалась старше своих лет и увереннее, чем она чувствовала себя на самом деле, но сейчас видно было, что она не больше не меньше, чем двадцатилетняя девчонка, измотанная и немного растерянная.

– Хорошо. Сейчас попробую поймать машину.

– Не надо, моя стоит за углом, – сообщила Алена и пояснила в ответ на удивленно поднятую бровь сестры: – Когда вся эта заварушка началась, я ключи от машины Майке отдала и попросила пригнать ее, куда я потом скажу. Как только мы приехали в отделение, я незаметно написала смс Майке, и она оставила машину за углом.

– Ты вести-то ее сможешь? – спросила Полина широко зевнувшую сестру.

Возмутившаяся таким недоверием к ее способностям, Алена встала, сказала кратко: «Ждите здесь» – и пошла за машиной. Полина помогла шипящему от боли Саше доковылять до автомобиля и сесть на заднее сидение, сама села рядом с Аленой, и они выехали из переулка, где располагалось ОВД, на проспект.

– Едем ко мне, – решительно сказала Алена. – Сашку нельзя сейчас одного оставлять, а у него дома никого нет – он с родителями живет, а они сейчас в отпуске за границей.

Алене к поступлению в институт отец купил двухкомнатную квартиру, в которую периодически наведывалась мать Алены и Полины. По версии Алисы – чтобы проверить, все ли у Алены в порядке, есть ли в холодильнике еда и так далее. По версии самой Алены – «чтобы проверить, не устроила ли я там притон».

На первой же выбоине машину тряхнуло, и Саша неразборчиво выругался сквозь зубы.

– У тебя дома есть обезболивающие? – сухо поинтересовалась у Алены Полина. – Что-нибудь посильнее аспирина?

– Н-нет, кажется.

Полина устало потерла лоб.

– Тогда останови у какой-нибудь круглосуточной аптеки. Саша, у вас есть аллергия на какие-нибудь лекарства? Вы поэтому отказались от лекарств в травмпункте?

– Не поэтому, – отрезала Алена, и Полина удивленно взглянула на нее, озадаченная ее резким тоном.

– Если тебе есть, что мне сказать, говори. Может быть, я даже тебя поверю, как поверила в то, что у тебя хватит ума не связываться с наркотиками, как ты, между прочим, мне и обещала.

– Я не наркоманка! – возмущенно воскликнула Алена. – Я не связывалась с наркотиками, я никогда их не пробовала!

– Согласно статистике, – Полина бросила быстрый взгляд через плечо на Сашу, – это лишь вопрос времени.

Наркоманы часто подсаживали на иглу своих друзей и близких, Полина отлично это знала, хотя сама наркотиками и не занималась.

– Он тоже не наркоман! – громко и еще более возмущено возразила Алена. – Ты ничего о нем не знаешь! И обо мне тоже, но все равно обвиняешь.

– Не знаю, – согласилась Полина, почти не покривив душой, – но мне достаточно того, что мне пришлось вытаскивать твоего друга из милиции, куда вы оба попали после наркотического рейда в ночном клубе.

Рано ставшая самостоятельной и ответственной Полина считала Алену, с которой она виделась не так уж часто, хорошей, но довольно инфантильной девушкой, не способной в свои двадцать лет прожить без помощи родителей и не настолько разумной, чтобы держаться подальше от явных неприятностей. Возможно, в Полине сейчас говорила злость, и она была не справедлива к сестре, но Полина боялась даже думать о том, что Алена могла пополнить ряды девушек из благополучных семей, ставших наркоманками, потому что их бойфренд или подруга предложили им «попробовать разок, это реально сносит крышу».

– Ну и ладно! Раз так, то и ладно! – зло отозвалась Алена и надулась.

Следующие несколько минут они ехали молча. Полина пыталась убедить себя в том, что Алена уже достаточно взрослая для того, чтобы воспитывать ее и читать ей нотации, тем более что у нее для этого есть родители. Алена напряженно смотрела на дорогу и обиженно сопела.

– Я правда не наркоман, – сказал вдруг Саша. – Сегодня был первый раз, когда я попробовал наркотики.

– Сашка! Ты не обязан ей ничего говорить, пусть думает, что хочет, – фыркнула Алена. – Она же у нас такая вся правильная, прям сама Мисс совершенство, и не понимает, что люди иногда совершают ошибки, и это нормально.

– Алена, – тяжело вздохнула Полина, – не надо так, пожалуйста. Я знаю, что людям свойственно совершать ошибки, но ошибки ошибкам рознь. Выпрыгнуть из окна второго этажа, – обратилась она к Саше, – было не самым разумным поступком.

– Я… я надеялся, что все обойдется, – признался юноша.

– Оптимистично, но глупо, – заметила Полина.

– Да не, я так все время делал, а тут…

Саша осекся, словно сболтнул что-то, чего говорить не следовало.

– Вы постоянно выпрыгиваете из окон ночных клубов? – насмешливо и чуть недоуменно осведомилась Полина.

– Ладно, мы все расскажем, – буркнула Алена, – но только потому что это действительно важно.

Ох, двадцать лет, а ребенок ребенком, «назло маме отморожу уши», а потом позволю себя пожалеть. И не в стрессе и усталости дело, а в воспитании и характере. Была бы сама Полина такой же, если бы ее воспитывала мать?

– Я до сегодняшнего дня никогда в жизни не принимал наркотики, даже травку не курил, я не идиот, знаю, чем это чревато, – срывающимся от боли голосом сказал Саша. – А тут… сессия, семья, везде проблемы, короче. И Иг… приятель мой один, он давно уже наркоту в клубах продает, уговорил меня попробовать. Мол, новинка на рынке, забористая вещь, скоро ее распробуют, и цены на нее взлетят, так что сейчас надо брать побольше. Сказал, что мне, как новичку, сделает скидку. Ну, я и повелся.

– Дурак, – вставила Алена, но, впрочем, беззлобно.

– Знаю, – мрачно ответил Саша. – В общем, я две дозы купил, одну сразу принял – из-за нее я и от лекарств отказался, а то мало ли что, – вторую в карман убрал. Потому так и запаниковал, когда в клуб менты нагрянули, испугался, что меня обыщут, арестуют и посадят. Отец меня убил бы, а мама не пережила бы. Вспомнил, что на втором этаже на окне у туалета решетки уже неделю нет, ну и решил, что получится через него сбежать.

– Наркотики не способствуют ясности мышления, – чуть более нравоучительным, чем ей хотелось бы, прокомментировала Полина.

– Они… это тут не при чем, – сказал после паузы Саша. Алена, на секунду оторвав взгляд от дороги, оглянулась через плечо и посмотрела на него с выражением, которое Полина не разобрала. Сочувствие? Волнение? – На меня тот порошок, который мне Иго… приятель продал, вообще не подействовал никак. А из окна я выпрыгнул, потому что был уверен, что благополучно приземлюсь. Я маг, и хотя магии только в школе учился, у меня всегда хорошо получалась левитация…

Признание было неожиданным, но Полину поразило не то, что Саша маг, а его слова о левитации. Если она его правильно поняла… Да нет, наверняка неправильно, потому что не может такого быть.

– Ты говоришь о левитации предметов? – уточнила Полина, незаметно для себя перейдя на «ты». – Телекинезе?

– Нет, это как раз у меня плохо выходит. Я про левитацию себя. По-дурацки звучит, но я не знаю, как это по-другому назвать. Не полетами же. Когда я откуда-то прыгаю, могу замедлять свое падение и зависать над землей. Если подпрыгиваю на месте, тоже могу, но не всегда и это мне тяжелее дается.

– Он мне это показывал – классное зрелище, – подтвердила его слова Алена.

– Это… весьма впечатляюще, – сказала Полина, переваривая услышанное.

Это было не просто впечатляюще, это было невероятно и потрясающе, если, конечно, Саша говорил правду. Что такое магия до сих пор было никому неизвестно. Особый вид энергии, дар Богов, результат мутации или эволюции? Теорий выдвигалось множество, но точного ответа так никто и не нашел. Пока что господствовала теория о том, что магия – энергия, управлять которой и преобразовывать ее во что-то, было дано лишь определенному проценту населения Земли. Однако управление это происходило посредством заклинаний, ритуалов, амулетов; работать с магической энергией напрямую было сложно, для этого требовались опыт и тренировки, и это отнимало много сил. Левитация – не предметов, а, как выразился Саша, себя, – была крайне трудна, и тот факт, что почти необученный магии маг успешно применял ее, говорил об огромном магическом потенциале этого мага. Интересно, сам Саша знал о том, что был потенциально одним из сильнейших магов Москвы? И как это пропустили его учителя, если, разумеется, он не придумал все под влиянием наркотиков.

– Но в этот раз у тебя не получилось безопасно приземлиться?

– Нет, и не только приземлиться. Я сначала ничего не понял, от боли ничего не соображал, а потом… В травмпункте до меня вдруг дошло, что во мне не осталось магии, совсем не осталось. Я ее не чувствую и не могу сотворить ни одного заклинания.

– Этого не может быть, – мягко сказала Полина. – От стресса и воздействия… неизвестных веществ ты мог потерять концентрацию и справиться с левитацией, это не удивительно, учитывая, как она сложна, а сейчас ты испытываешь боль…

– Нет, – перебил ее Саша, – нет, все не так. Я сейчас словно и не маг вовсе, во мне нет магии, абсолютно. Вы же сами знаете: как бы паршиво магу ни было, магию в себе он всегда чувствует, пусть еле-еле, на заднем фоне, но чувствует. А я ничего не чувствую.

– Так, Алена, останови, пожалуйста, машину.

Алена молча перестроилась в правый крайний ряд и припарковалась на обочине. Полина вышла из машины и пересела на заднее сидение.

– Саша, – сказала она бледному как смерть юноше, на лбу которого выступила испарина, несмотря на включенный в машине кондиционер и прохладную ночь, – я сейчас попробую тебя просканировать, постарайся не сопротивляться, хорошо?

В детских садах и в первом классе школы всех детей магически сканировали, чтобы выявить среди них магов и определить уровень их силы. Это была простая процедура, занимавшая от силы минуту. Однако по мере того, как дети-маги вырастали и учились управлять магией, они непроизвольно закрывались от мира, так что уже становилось невозможным определить сканированием, маги они или нет, если они сами того не желали. Фактически, они защищали свою ауру магическими щитами, делая ее неотличимой от ауры обычных людей.

– Я в принципе не могу сейчас сопротивляться – нéчем, – пробормотал Саша, закрывая глаза.

Полина сосредоточилась и осторожно потянулась своей магией к Саше, сканируя его ауру, пытаясь найти окружавшие ее щиты и заглянуть за них, но тщетно.

– Саша, откройся, пожалуйста, – попросила Полина, нахмурившись. Или у него слишком мощные щиты, что вполне вероятно, принимая во внимание его способности, или…

– Да говорю же вам, я не закрыт сейчас, мне нечем закрываться, нет во мне магии, разве вы не видите?

Полина глубоко вздохнула и снова попыталась просканировать Сашу. Ничего, никаких следов того, что он маг. Более того, не было никаких признаков того, что на него было наложено какие-либо чары или применена какая-либо другая магия. С минуту Полина сидела неподвижно, осмысливая то, что только что выяснила, а затем сказала приказным тоном:

– План изменился: мы едем в Башню.

– Мы никуда не едем, пока не объяснишь, зачем нам туда, – отрезала Алена, в то время как Саша устало откинулся на сиденье с видом человека, которому уже все равно, что с ним будет, лишь бы ему дали спокойно умереть.

– Алена, ты же умная девушка и сама все понимаешь.

– Ой, вот не надо этих дешевых манипуляций, – зло сказала Алена. – Я понимаю лишь, что с Сашкой случилось что-то странное, и это, возможно, важно для твоего Управления. И все, больше я ничего не понимаю и не собираюсь везти Сашу в Башню, не зная, что там с ним сотворят. Я не для того просила тебя его из милиции вытащить, чтобы ты его в застенках Башни закрыла!

– Алена, ну какие застенки, не говори ерунды. Я клянусь, что ничего страшного с ним не случится. У него возьмут несколько анализов и сделают пару тестов. Послушайте, то, что Саша мне рассказал действительно очень-очень важно, и ты права, Алена, Управление должно этим заняться. Но я хочу, чтобы вы пообещали мне, что без моего разрешения вы никому больше не расскажете о том, что случилось. Никому и никогда. В первую очередь ради вашей же безопасности.

– Ты что, серьезно? – хмыкнула Алена, явно убежденная в том, что Полина их просто запугивает.

– Да, серьезно, – призвав на помощь все свое терпение, чтобы сохранить спокойствие, ответила Полина. – И когда Саша придет в себя, он непременно тебе все объяснит, или это сделаю я, но позже, потому что сейчас нам нельзя терять время, и чем быстрее мы окажемся в Башне, тем лучше, для всех нас, особенно для Саши.

– Хорошо, едем, – неохотно согласилась Алена. – Но если ты соврала, я тебя никогда не прощу, ясно?

– Ясно. Не волнуйся, я не соврала. Саша, прости, но тебе придется еще немного потерпеть без обезболивающего. Сможешь?

– А что мне остается? – глухо спросил Саша.

– Подожди, – сказала Полина, когда Алена, проложив маршрут по навигатору, готова была тронуться в путь. – Я говорю ерунду, не слушай меня. Никакой Башни, едем к тебе, как и собирались.

Алена раздраженно посмотрела на нее, но с облегчением кивнула и резко рванула с места. Некоторое время Полина, едва сдерживая нервную дрожь, обдумывала план действий, а затем достала номер и решительно набрала нужный номер.

Человечество много веков искало способ, как лишить магов колдовства, хотя бы на время, если не насовсем. Было изобретено несколько средств, но все они использовали магию, что не устраивало тех, кто был против магии как таковой и не хотел этом деле зависеть от колдовства, и все лишали волшебников магии лишь на короткий срок. Полина не знала, из-за чего конкретно Саша потерял способность к магии, но, чем бы ни был тот наркотик, он не оставил никакого магического следа и действовал уже четыре часа. И неважно, произошло ли это из-за особенностей организма Саши или же накротики, и впрямь новинка, были экспериментальным составом и еще ни разу не тестировались на магах. Важно то, что это средство было революционным изобретением и могло принести немало бед, попав в не те руки, изменить ход истории. Этого Полина допустить не могла. От осознания значимости неожиданно оказавшейся в ее распоряжении информации, и от ответственности, свалившейся на ее плечи, Полину немного потряхивало. Пока что никто не должен был узнать о том, что произошло с Сашей. В идеале – никто и никогда, но это было нереально. Сейчас Полина могла доверить эту тайну лишь двум людям. Один из них – Макс, но ему можно сказать и завтра, сегодня он все равно ничем не поможет. Второй – Андрей Антипов, глава оперативного отдела, на содействие которого очень рассчитывала Полина.
Антипов дружил с Максом и Лешей, которого он назначил своим заместителем сразу же, как только стал главой отдела, и у них с Полиной всегда были хорошие отношения. Антипов происходил из известной династии врачей, его дед был кардиологом с мировым именем, лечившим многих советских, а затем и российских политиков и бизнесменов, мать – акушером-гинекологом от Бога, отец – знаменитым офтальмологом, тетка – членом организации «Врачи без границ», кузен – гениальным трансплантологом, и вся семья ожидала, что Андрей пойдет по их стопам. Он с детства слышал призывы учиться как следует, чтобы не посрамить честь семьи и стать хорошим врачом. Закончив школу с золотой медалью и на год раньше одноклассников, Антипов отучился в мединституте два года, пока не понял, что, уступив семье, он почти сломал себя – он совершенно, ни при каких обстоятельствах не хотел заниматься медициной, его страстью была магия. Рассорившись с семьей, Андрей бросил мед, поступил в Университет магических технологий, с блеском его окончил и тут же был взят на работу в оперативный отдел, где проходил практику и где его ждали с распростертыми объятиями.
Андрей был прирожденным лидером, отличным профессионалом и хорошим другом и умел держать рот на замке.

Андрей ответил быстро, и Полина понадеялась, что не разбудила его.

– Андрей, здравствуй, это Полина Краснова. Я тебя не разбудила?

– Нет, я на дежурстве. Что-то случилось? – настороженно спросил он. Полина позвонила на его личный номер, чего она никогда не делала, если разговор планировался рабочий.

– Случилось, но не со мной. Андрей, мне нужна твоя помощь. Ты в Башне или на вызове?

– В Башне.

– Отлично. Андрей это очень важно: мне нужно, чтобы ты взял полевую лабораторию и приехал по адресу, который я тебе продиктую.

– Прямо сейчас?

– Да, но так, чтобы никто об этом не узнал, разве что Макс, если он там, тогда можешь взять его с собой. Сможешь?

– Думаю, да. С тобой все в порядке?

– Да. Еще одно, Андрей: захвати, если есть, обезболивающих, эффективных при переломе ноги. Не для меня, не волнуйся.

Полина сообщила ему адрес Алены, и Антипов, сказав после паузы: «Буду через полчаса, может, чуть позже», отключился.

– Саш, ты как? – поинтересовалась у друга Алена.

– Относительно жив, – простонал Саша.

– Это радует, – с фальшивой жизнерадостностью сказала Алена, останавливаясь на светофоре, и спросила шепотом: – Поль, с ним все будет в порядке? Он хороший парень, нечестно, если он из-за одной-единственной глупости всю жизнь будет страдать.

– Он жив, нога у него срастется, его не посадят в тюрьму – по-моему, неплохой расклад.

– А магия? Разве можно вот разом так разучиться колдовать из-за наркотиков?

– До сегодняшнего дня я была уверена, что нет, в том-то и проблема, – в который раз за ночь вздохнула Полина. – Алена, я серьезно: никому об этом не рассказывай, забудь об этом и, по возможности, не появляйся больше в том клубе, хотя бы какое-то время. И, если можешь, убеди Сашу не ходить туда больше.

– Я понимаю, я догадалась, в чем дело, не так уж я дура. Если кто-то вроде «чистюль» узнает об этом…

– Вот именно. «Чистюли», некоторые правительства, мечтающие избавиться от всех магов в их странах, спецслужбы, даже простые обыватели – в руках любого из них этот наркотик станет оружием против магов. А если это не наркотики на Сашу так подействовали, а что-то другое, его долго и упорно будут изучать в каких-нибудь, как ты выразилась, застенках, пока не дойдут до его препарирования.

– Ноги нашей в том клубе больше не будет, – твердо сказала Алена. – И я позабочусь о том, чтобы Сашка больше не якшался с Игорем, это дружок его, бывший одноклассник и дилер, продавший ему наркоту. А вы, значит, не такие? Препарировать не будете?

– Управлению необязательно об этом знать.

– Да? А кому ты тогда звонила?

– Увидишь, – улыбнулась Полина.

Высокий широкоплечий красавец брюнет Антипов производил неизгладимое впечатление на женщин, которые, добиваясь его внимания, никак не могли поверить в то, что он уже десять лет женат на любимой женщине и не собирался ей изменять.

Транспортировка Саши на пятый этаж, в квартиру Алены, которой предшествовала выгрузка его из машины, оказалась нелегким делом, и к тому времени, как стонущий и искусавший себе все губы страдалец был посажен на диван, с сестер сошло сто потов.

– Мне надо срочно что-нибудь выпить, – пробормотала Алена, наткнулась на неодобрительный взгляд Полина, и сказала обреченно: – Ладно, ладно, пойду поставлю чайник.

Минут через десять раздался звонок в дверь, и открывшая дверь Полина к немалому своему облегчению увидела Андрея, а не незнакомых людей в неприметных серых костюмах, вежливо просящих ее пройти с ними. Прищурившись, Андрей оглядел Полину с ног до головы, чтобы удостовериться, что она действительно в порядке, по крайней мере, физически, и зашел в квартиру.

– Спасибо, что приехал. Ты даже не представляешь, с чем я столкнулась.

– Не с машиной и не с поездом, что меня несказанно радует, – отозвался Андрей, проходя в комнату и волоча квадратный, довольно объемный и тяжелый чемодан – ту самую полевую лабораторию, которую просила его захватить с собой Полина.

По сути, этот чемодан-лаборатория представлял собой нечто вроде синтеза чемоданов криминалиста и судмедэксперта с дополнительным оборудованием и материалами.

– Это, наверное, было бы проще, – пробормотала себе под нос Полина и прежде, чем Андрей успел что-либо на это ответить, представила: – Алена, Саша, это Андрей. Андрей, это моя сестра Алена и ее друг Александр.

– Рад познакомиться, – вежливо и с искренней улыбкой сказал Андрей, цепким взглядом посмотрев сначала на Алену, затем на распростертого на диване Сашу.

Андрей вообще почти все и всегда делал вежливо и с улыбкой – и покупал яблоки на рынке, и допрашивал подозреваемых, и зачищал штаб-квартиру не желающих мирно сдаться террористов-магов.

– Андрей, для начала надо взять у Саши все анализы: кровь, слюна, моча. – Услышав последнее, Саша покраснел. – Потом ему можно будет, наконец, дать лекарство, и я объясню тебе, что происходит.

– Жду не дождусь, – проворчал Андрей, открывая чемодан.

Увидев шприц для забора крови, который достал Антипов, Алена инстинктивно отступила назад и нервно сглотнула – уколов, иголок и вида крови она смертельно боялась. Заметив это, Антипов предложил с добродушием, под которым скрывался приказ:

– Девушки-красавицы, шли бы вы на кухню.

– Ты один справишься?

– Где наша не пропадала, справлюсь. А ты пока думай, как покороче все объяснить – мне скоро в Башню возвращаться надо, если еще раньше не вызовут.

На кухне Алена молча поставила перед Полиной чашку растворимого кофе, с вызовом глянула на сестру и плеснула в свою кружку с кофе коньяк. Полина никак это не прокомментировала – в конце концов, Алена не ребенок, пусть делает что хочет, на нее у Полины сил не осталось. Отхлебнув кофе, Полина сжала виски ладонями. От недосыпа и усталости у нее разболелась голова. Когда был жив Леша, он обычно даже раньше Полины чувствовал, что у нее вот-вот заболит голова, и массировал ей затылок и виски, прогоняя боль. Как же она по нему скучала!

– Поль, а он кто? – спросила Алена

– Андрей? Друг. Он был другом и начальником Леши.

– Правда? Даже странно.

– Почему? – удивилась Полина.

– Ну… – кажется, Алена смутилась. – Просто Леша был добрым. У него глаза были добрые всегда, а у Андрея этого – как будто он тебя под микроскопом разглядывает и на кусочки режет, чтобы получше изучить.

Полина, позабавленная таким образным сравнением, усмехнулась и покачала головой.

– Что? Скажешь, не так?

– Мало кто видит это с первого взгляда, особенно женщины.

– Ведутся на его типаж героя-любовника? – предположила Алена.

– Угу.

Полина не стала говорить ей, что на работе у Леши были какие угодно глаза, только не добрые.

– Рассказывай. – Вошедший на кухню минут через пять Андрей сел на скрипнувший под его весом стул и глотнул кофе из кружки Полины.

Полина рассказала, не упустив ни одной важной детали, и, как она и предполагала, когда она закончила, Андрей сказал уверенно:

– Это невозможно. Это ошибка или недоразумение.

– Я была бы счастлива, если бы это оказалось ошибкой. Идем, ты сам все проверишь, и я заодно еще раз.

Антипов мрачно посмотрел на нее, отлично сознавая, какое развитие может получить вся эта ситуация, если Полина не ошиблась, и вернулся в комнату. Полина последовала за ним.
Саша, которому Андрей дал кетанов, уже дремал, и Полине было жалко его будить, но пришлось.

– Как твоя магия, Саша? – спросила Полина сонно моргавщего юношу.

– По-прежнему никак.

Переглянувшись, Андрей и Полина начали и совместно, и по отдельности сканировать и тестировать Сашу, пытаясь нащупать его магию, ее уровень, возможное воздействие на нее извне, наложенные на него чары, следы какого-либо магического зелья, но не нашли ровным счетом ничего. Саша, как и час назад, был лишен всякой магии, как всякий обычный человек–не маг.

Оставив уснувшего в процессе их проверки Сашу одного, Полина и Андрей вернулись на кухню, где угрюмая Алена допивала уже вторую кружку кофе с коньяком, и Андрей сказал с чувством:

– Эх, сигаретку бы сейчас.

В молодости, когда Андрей еще не набрался смелости открыто пойти против семьи, он бунтовал против нее пассивно – курил как провоз, что навсегда придало его голосу хрипотцу, от которой почти все женщины теряли голову. Курить Антипов бросил больше пятнадцати лет назад, и сейчас его желание покурить говорило о многом.

– Что делать будем? – поинтересовалась у него Полина.

– Ничего?
– Тоже вариант.
– А потом очередной маг без мозгов попробует эту дрянь, и это станет уже проблемой всего мира.
– И, возможно, мира после этого не станет.
– Наверняка не станет.

Некоторое время они молчали, пока Полина не сказала задумчиво:

– Может, к нему еще вернется способность колдовать.
– Может, но нам от этого не легче.
– Ну да…

В кухне снова воцарилась тишина.

– Вот что, – решительно сказал, наконец, Андрей, – утро вечера мудреней, мне в Башню возвращаться надо, да и тебе завтра, то есть, уже сегодня, на работу. Я отдежурю и изучу анализы, а потом мы расскажем обо всем Максу и устроим мозговой штурм. Если действовать сейчас напролом – только наломаем дров и все испортим. А вы, Алена, присмотрите за своим другом, и если в его состоянии хоть что-то изменится, тут ж дадите нам знать.

Почти заснувшая за столом Алена встрепенулась и с трудом подавила желание ответить: «Так точно, будет сделано!».

– Дам, дам, – буркнула она.

Андрей обаятельно ей улыбнулся и пошел в коридор.

– Ты сегодня кто? – спросила у него Полина, имея в виду, в качестве кого дежурит его группа – непосредственно оперативников или же отряда быстрого реагирования.

– Мы сегодня ОМОН, – хмыкнул Андрей.

Эта аббревиатура не переставала быть внутренней шуткой Управления – она не применялась к магам-оперативникам, но они утверждали, что в первую очередь ОМОН – это «отряд магов особого назначения», а милиция нагло украла себе это название, заменив «магов» на «милицию».

Полина не стала желать ему легкого дежурства без происшествий – все в Башне знали, что, как ни странно, после таких пожеланий дежурства обычно выдаются сумасшедшими.

– Увидимся днем.

– Увидимся, куда ж мы денемся с подводной лодки, – усмехнулся Антипов. – Будь осторожна.

– Постараюсь.

Андрей ушел, Полина укрыла пледом спящего Сашу, растолкала клюющую носом Алену и отправила ее в кровать, после чего, поколебавшись, решила-таки поехать домой. Ей необходимо было поспать хотя бы пару часов и принять душ, иначе она вряд ли сможет нормально работать, а у Алены все спальные места были заняты и не было подходящей Полине одежды – не в джинсах же ей на работу идти. Планам Полины не суждено было сбыться: через час после того, как она добралась домой и рухнула на постель, мгновенно заснув мертвым сном, ее разбудил телефонный звонок – в аэропорту задержали семью Амеличева, и за Полиной уже выехала служебная машина…

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Последний раз редактировалось Bathilda 06 июл 2011, 21:13, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 июл 2011, 20:18 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91566
Откуда: Ашдод
Серьёзная проблема у магов... :-(


Бати :thank_you: :bravo: :good: :missing: :love_you:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 июл 2011, 22:48 
Чуть не пропустила! Спасибо большое!


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 июл 2011, 09:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
Яна писал(а):
Серьёзная проблема у магов...

Да уж... попала Полина в первый рабочий день. Мало того, что на работе дело запутанное и сложное, еще и ТАКОЕ выясняется. Я, конечно, ни разу не маг, но не хотелось бы мне на месте Саши оказаться. Да и на месте Полины. Осознавать, что
Bathilda писал(а):
потом очередной маг без мозгов попробует эту дрянь, и это станет уже проблемой всего мира.
– И, возможно, мира после этого не станет.
– Наверняка не станет.

Бррррррррррррррррррр.............

Бати, спасибо! :Rose: :good: Буду ждать очередное
Bathilda писал(а):
небеченое маленькое продолжение

:-) :-) :-)

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 июл 2011, 21:12 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Яна, nadinn, Izlu - :drinks: :thank_you:

Яна писал(а):
Серьёзная проблема у магов...


Не то слово, практически "Фукусима" - известно, что опасно, но непонятно, рванет или ет.

Izlu писал(а):
Мало того, что на работе дело запутанное и сложное, еще и ТАКОЕ выясняется.


То ли еще будет... Вот придет она утречком на работу, и еще не такое узнает, не столь опасное, но зато с эмоциональной точки зрения еще более неприятное. Только почему новость, которую Полина узнает, ее так поразит, вы узнаете позже. Ага, интригую я, интригую :-) А про Сашу с Аленой, конечно же, еще будет :D

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 июл 2011, 22:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91566
Откуда: Ашдод
Bathilda писал(а):
интригую я, интригую

И как теперь до проды дожить... :cray:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09 июл 2011, 00:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 сен 2008, 14:02
Сообщения: 758
Откуда: Германия
Bathilda писал(а):
Это… весьма впечатляюще,

Я в детстве всегда мечтала уметь летать :o Эээх, и чаво я не лётчик чаво не лятаю? :grin:
Bathilda писал(а):
Ага, интригую я, интригую

У ынтрыганка! :pooh_lol:
Жду проду :girl_sigh:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 14 июл 2011, 12:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2009, 16:35
Сообщения: 501
Ну когда уже!! Пожааалуйста


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 июл 2011, 20:07 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
oktavija, Umka - :-) :thank_you:

oktavija писал(а):
У ынтрыганка!


Ага, вот такая я редиска :o

oktavija писал(а):
Я в детстве всегда мечтала уметь летать

Я тоже, но в другом контексте - на космических кораблях :grin:

Я вернулась к вам и нормальному интернету (не знаю, правда, насколько), так что вот то самое
Izlu писал(а):

Бати, спасибо! :Rose: :good: Буду ждать очередное
Bathilda писал(а):
небеченое маленькое продолжение

:-) :-) :-)

не слишком богатое событиями, но закручивающее интригу :-) (вы и сами поймете, но на всякий случай: здесь и далее куски текста курсивом - воспоминания).

* * *


Выйдя из дома Камышовой, Богдан сделал несколько глубоких и медленных вдохов-выдохов, чтобы успокоиться и привести в порядок мысли. Он был слишком взвинчен и зол, а это никуда не годилось, потому что ему требовалось ясная голова для решения возникшей проблемы. Будь Богдан менее честным с самим собой, он оправдал бы себя тем, что это у него работа такая – думать об убитой любовнице босса, как о досадной проблеме. Но, не имея привычки лгать себе, Богдан признавался в том, что да, для него теперь уже покойная Камышова – лишняя головная боль и дополнительная работа. Где-то в глубине души его самого коробило от такого отношения, но он не собирался ничего менять – поздновато это делать, разменяв четвертый десяток. К тому же высокие моральные качества при его должности были лишь помехой.
Сев в машину, Богдан надел на ухо блютуз-гарнитуру и, набрав телефон Белозерцева, выехал из двора на улицу. Магом Белозерцев не был, но это ничего не значило: Богдан знал, что и не маг в состоянии убить магическим способом – артефактом, к примеру, или зельем. Мало ли, что произошло между Белозерцевым и Камышовой, Богдан мог придумать десятки сценариев, каждый из которых был вполне реальным: Белозерцев узнал, что любовница ему изменяет и убил ее каким-нибудь артефактом; у Белозерцева появились проблемы с потенцией, он обратился к подпольно работающему магу-знахарю, и в итоге «левая» магическая «Виагра» убила Нелли; Белозерцев по-крупному перешел кому-то дорогу, и Камышову убили в назидание (но это вряд ли, об любых угрозах Белозерцев сказал бы Богдану)… Возможных вариантов – масса, но что толку гадать, когда можно спросить самого Белозерцева? Не факт, что тот расскажет правду, но попытка – не пытка, а до правды Богдан и сам в состоянии докопаться, если очень понадобиться.

Белозерцев долго не подходил к телефону, и Богдан собирался уже звонить ему на городской, когда на том конце провода раздалось хриплое:

– Алло, я слушаю. Богдан, ты?
– Я. Надо встретиться, срочно. Это важно.
– Какого… Ночь на дворе, до утра подождать не можешь?
– Нет, – отрезал Богдан. – Кое-что случилось, серьезное, надо обсудить.

Белозерцеву было отлично известно, что Богдан не склонен к панике и преувеличениям, и если он звонит посреди ночи и говорит, что стряслось что-то серьезное, значит, необходимо бросить все и бежать к нему. А не хотелось, ой как не хотелось Белозерцеву вылезать из теплой кровати и тащиться непонятно куда.

– Да что произошло-то? – недовольно спросил в надежде что, быть может, на этот раз Стрельников просто перестраховывается, и все можно решить по телефону.

– Это не телефонный разговор, – ответил Богдан, разбив надежды Белозерцева.

– Ладно, давай, приезжай, – вздохнул Белозерцев. – Сам я никуда, сам понимаешь.

Богдан понимал. Жена Белозерцева, Лида, улетела отдыхать в Италию с младшей дочерью, оставив старшую, Анну, в Москве. Формально – чтобы та спокойно сдала сессию, фактически же, учитывая, что сессии Анна сдавала, проплачивая их в деканате, – чтобы шпионить за отцом и докладывать о его возможных шашнях, маскируемых под «много работы, пришлось задержаться» и «срочные переговоры, партнеры только поздно вечером прилетели». Анна, которая не первый раз получала от матери такое задание, унаследовала от отца деловую хватку и докладывала весьма избирательно: она ничего не сообщала матери о подслушанных телефонных звонках отца любовнице и его задержках на работе в обмен на дополнительные карманные деньги от Белозерцева, но закладывала отца, если он не ночевал дома, за что мать поощряла ее деньгами и подарками. Уйди сейчас Белозерцев на встречу с Богданом, Анька наверняка сдаст его потом матери, попробуй потом докажи, что он не к любовнице сбежал. Семейных скандалов Белозерцев не терпел и криков и слез жены не выносил, а уж слез младшей девятилетней дочери, которая обычно начинала рыдать из-за ссоры родителей, он вообще не выдерживал, и готов был достать обеим хоть луну с неба, лишь бы они успокоились. Луну не луну, но, как правило, подобные перебранки дороги ему обходились, так что лучше обойтись без них.

– Позвони, когда к подъезду подойдешь, я тебе дверь открою, – буркнул Белозерцев перед тем, как положить трубку.

Семья Белозерцева жила в одном из Арбатских переулках, в новом элитном доме, построенном на месте старинного флигеля. Припарковавшись в переулке, Богдан взял из бардачка фонарик, поскольку идти ему надо было через неосвещенную арку, а жить ему еще хотелось, и пошел к дому шефа.

– Ну, что там произошло? – спросил Белозерцев, едва Богдан переступил порог квартиры. – Конец света?

– Вполне может быть, – сухо отозвался Богдан.

Пристально посмотрев на него, Белозерцев убедился, что он не шутит – не то, чтобы Стрельникову было это свойственно, но вдруг? – и с силой потер лицо.

– Идем, в кабинете поговорим. Кофе будешь? Или чего покрепче?

– Не отказался бы от кофе.

Как только они оба уселись в мягкие кожаные кресла, стоявшие в кабинете Белозерцева, Богдан сказал в лоб, не тратя время на хождение вокруг да около:

– Нелли убили.

Белозерцев несколько мгновений непонимающе смотрел на Богдана, словно был не в состоянии уяснить смысл его слов, а затем неуверенно улыбнулся, как человек, подозревающий, что его разыгрывают.

– Хреновая шутка.

– Это не шутка.

Богдану говорили, что раньше он курил. Может, и курил. Богдан, очнувшийся два года назад в больнице с почти полной амнезией, этого не помнил и после выписки не выкурил ни одной сигареты. Однако сейчас у него непроизвольно дернулись пальцы, как будто пытаясь нащупать пачку сигарет – впервые за два года Богдану страшно захотелось затянуться.

– Это… это точно? Ты уверен?

– Да, когда я приехал к ней, она уже была мертва. Я первым обнаружил тело.

Белозерцев нетвердо поставил кружку на стол и, встав, налил себе виски и залпом его выпил. Он никогда не был хорошим актером, и Богдан видел, что сейчас он не притворяется, что эта новость потрясла его и стала полной неожиданностью. Нет, Белозерцев и впрямь не имел никакого отношения к смерти любовницы, или же Богдан совершенно не разбирается в людях.

– Будешь? – Белозерцев предложил Богдану виски и, когда тот отказался, спросил: – Что случилось, как ее?..

– Когда ты от нее ушел? – вопросом на вопрос ответил Богдан.

– Часов в семь, наверное, матч же в девять должен был начаться, а я еще собирался… Подожди, ты что, ты думаешь, это я ее?

– Не думаю, я знаю, что это не ты, – покачал головой Богдан. – Это магическое убийство, Василий, я не успел в квартиру зайти, как меня маг-участковый скрутил, а потом следователь из Башни час допрашивала. Ни на тебя, ни на меня убийство это повесить нельзя, но нас в Башню все равно еще затаскают, так что надо подготовиться.

– Ты что, про меня им рассказал? – вскинулся Белозерцев.

– Нет, конечно, – отозвался Богдан, надеясь, что в его взгляде не слишком явно читается возмущенное: «За кого ты меня принимаешь?!». – Но квартира записана на тебя, следов там твоих полно, и консьерж тебя легко опознает, ты же там часто бывал. На тебя следствие быстро выйдет, в этом можно даже не сомневаться.

Белозерцев выругался и налил себе еще виски, сжав стакан так, что побелели костяшки пальцев.

– Если об этом узнают…

– Вот именно. Если нам повезет, и убийцу быстро найдут, возможно, тобой никто особо интересоваться не будет, и эта история никогда не всплывет. Однако рассчитывать на это глупо, поэтому я предлагаю тебе добровольно пойти в Башню и все рассказать.

– Что? Ты соображаешь, что говоришь? Чтобы я сам к ним отправился? И что я им, по-твоему, должен рассказать? Я ничего не знаю, я этого не делал!

– Василий, вы ведь с Нелькой не в шахматы играли, и судмедэкспертиза это с легкостью докажет. Разумнее всего сейчас играть на опережение – лучше ты к ним пойдешь и дашь показания, чем они нагрянут в офис или к тебе домой, тебе так не кажется? Было бы это обычное убийство, я бы такого не предлагал, мы задействовали бы нашего адвоката и ушли к глухую оборону, а я попробовал бы решить этот вопрос лично со следователем. Но маги Особого магического взяток не берут, и если они захотят испортить тебе жизнь, они это сделают, не помогут ни деньги, ни связи. Вспомни Радина.

Михаил Радин, миллионер и владелец сети супермаркетов, газеты и телеканала, был обвинен в нескольких изнасилованиях с использованием амулета, подавляющего волю жертвы, а также зелья-афродизиака, и даже его миллионы не спасли его от суда и тюремного заключения.

Белозерцеву не нравилась идея Стрельникова. При мысли о том, что придется идти в Ведьмину Башню, Белозерцева бросало в дрожь, а когда он представлял, что будет, если обо всем узнает его жена, акционеры и партнеры, его охватывала паника. Он с радостью отсиделся бы за широкой спиной адвоката, но Богдан был прав – магическим преступлениям всегда уделялось больше внимания, чем обычным, их, насколько было известно общественности, никогда не спускали на тормозах, особенно после нападения на Ведьмину Башню два года назад. Белозерцев был уверен в том, что его не посадят, но вся эта шумиха, огласка…

– Я… мне надо подумать, – сказал после долгого молчания Белозерцев.

– Ну, до утра у тебя точно есть время, – хмыкнул Богдан, – а что вот что будет завтра – неизвестно.

– Да ладно, хватит меня пугать, хватит, я и так уже… – Белозерцев махнул рукой и допил остававшееся в стакане виски.

– У нее были враги? Может, она рассказывала о знакомых магах?

– Богдан, что ты как маленький, в самом деле: я же не разговаривать к ней приходил, – ухмыльнулся Белозерцев. – Ну, болтала она там что-то о своих подружках, но я ее не слушал.

– Понятно. Ладно, тогда я пошел, когда надумаешь – звони.
– Обязательно.

Белозерцев отлично справлялся с кризисными ситуациями в бизнесе: быстро, эффективно, при необходимости – жестко, но при неприятностях в личной жизни он как-то сразу терялся и до последнего надеялся, что проблема решится сама собой. Богдан был осведомлен об этой особенности характера шефа, и потому и не ждал от Белозерцева немедленного ответа.
Обычно Богдан, как начальник службы безопасности «ИнтерТрейд Групп», делал все возможное, чтобы имена его «подопечных» не светились в милиции и прочих правоохранительных органах, всеми доступными способами, включая незаконные, улаживая все вопросы, но сейчас был не тот случай. В сложившихся обстоятельствах оптимальнее всего было сотрудничать с магической милицией, а не противостоять ей.

Спустившись на первый этаж, Богдан разбудил сладко спящего охранника и предупредил, чтобы записи камер наблюдения за воскресенье ни в коем случае не стирали, после чего, морщась от внезапной головной боли – не следовало все же ему пить кофе – отправился домой. Он еще успеет немного поспать перед завтрашним адом.

* * *

«Ну и видок у тебя!», – явно хотел сказать Горячев. Хотел, но не сказал, лишь наградил сонную Полину тяжелым неодобрительным взглядом. Полина его понимала, она бы тоже не пришла в восторг от следователя с красными мутными глазами, похожего на завзятого наркомана.

– Их по нашей ориентировке тут же опознали, ну, таможня их и задержала, под благовидным предлогом, само собой: мол, небольшое недоразумение, не извольте беспокоиться, посидите пока у нас, пока мы не разберемся, – рассказывал Полине Горячев, пока они вместе с Костей и следователем из отдела Горячева Александром Зарайским шли туда, где держали жену, сына и невестку покойного Амеличева.

Полина с Горячевым понятия не имели, насколько родные убитого антиквара увязли в торговле запрещенными артефактами, и не представляли, каким будет следующий ход «Квартета», но следователи понадеялись на то, что никто из группировки не встречает Амеличевых в аэропорту, что существенно облегчило бы расследование. Если Амеличевым известно что-то действительно важное, их прямо из аэропорта увезут в безопасное место, включив в программу защиты свидетелей, а Горячев немедленно займется «Квартетом». Если же нет, то целесообразно будет попытаться использовать их в качестве приманки для «Квартета» – существовала вероятность, что члены группировки обратятся к Амеличевам, и, если это случится, их можно будет взять с поличным. Так или иначе, разговор с Амеличевыми непосредственно в аэропорту показался и Полине, и Горячеву наилучшим вариантом.

– Я вот думаю, – сказала Полина, из-за всех сил сдерживаясь, чтобы не зевнуть, – может, их развести? Я имею в виду, у нас нет ни единого свидетельства того, что вдова Амеличева имела отношение к незаконным делам мужа, в отличие от Амеличева-младшего и его жены. Возможно, имеет смысл поговорить с ней отдельно.

– Да, пожалуй, ты права. Саш, вы с Костей договоритесь с местными еще об одной комнате и отведите туда вдову Амеличева, а мы с Полиной Викторовной займемся молодыми.

Зарайский состроил страдальческую гримасу, но согласно кивнул. Сообщать о смерти родных и близких всегда было самым сложным в их профессии, а в отделе Горячева к тому же нечасто приходилось это делать, но сейчас Зарайскому деваться было некуда.

Ирину Амеличеву быстро и вежливо препроводили в другую комнату, не дав ее сыну и невестке возможности возразить или потребовать объяснений. На первый взгляд Ирина Амеличева казалась на редкость невозмутимой, даже апатичной, женщиной, и Зарайский малодушно понадеялся, что, может, она не будет особо переживать и убиваться.

– Доброе утро, – попыталась изобразить приветливую улыбку Полина. – Я – следователь Полина Викторовна Краснова, это – мой коллега Сергей Матвеевич Горячев. Вы можете уделить нам время? Нам нужно с нами поговорить.

– А у нас есть выбор? Что вообще это все значит? Что происходит? – громко возмутился Амеличев-младший.
Его жена – невысока худенькая шатенка – слегка вздрогнула и прижалась к мужу.

– У вас есть выбор, вы можете встать и уйти, но после мы все равно обязательно побеседуем, только в более официальной обстановке, и тогда у вас точно выбора не будет.

Полина сказала Амеличеву чистую правду: его задерживать было не за что, а вот для задержания его жены основания имелись. Но этого Полина уточнять не стала, рано пока. И она намеренно не сказала, где именно они с Горячевым работали – незачем открывать карты раньше времени.

Амеличев недовольно надулся, но остался сидеть.

– Скажите, пожалуйста, когда вы в последний раз разговаривали с вашим отцом, Сергеем Владиленовичем Амеличевым?

– В среду… да, в среду вечером, – нахмурившись, ответил Амеличев. – А что? С отцом что-то случилось?

– Это мы и пытаемся выяснить. – И снова Полина не солгала: в конце концов, без экспертизы ДНК они не могли со стопроцентной уверенностью утверждать, что Амеличев-старший мертв. – Для вас было в порядке вещей на отдыхе так долго не созваниваться с отцом?

– Н-нет, все зависит от обстоятельств: в этот раз отец собирался в пятницу на все выходные уехать на рыбалку – он обожает рыбачить, и когда у него выдается свободное время, он едет на прикормленное место, – и мы подумали, что он просто уехал пораньше, а там не ловит телефон. Да что случилось-то? – терпение Амеличева определенно готово было лопнуть. – Сначала нас непонятно почему задерживают, теперь вы со своими расспросами? Что с отцом?

Горячев, державшийся пока как бесстрастный наблюдатель – он вмешается потом, когда речь зайдет непосредственно о «Квартете», – искоса посмотрел на Полину: давай, говори, все равно ж придется. Полина мысленно вздохнула.

– Илья Сергеевич, Елена Владимировна, мне жаль, но в антикварном салоне, принадлежавшем вашей семье, произошел пожар. После того, как его потушили, в салоне обнаружили труп мужчины, предположительно, Сергея Владиленовича Амеличева.

Несколько мгновений Амеличев-младший осмысливал услышанное, затем растерянно посмотрел на Полину и спросил, тщательно подбирая слова, словно боясь озвучить свои худшие опасения:

– То есть вы хотите сказать, что отец… что отец умер?

– С полной уверенностью это можно будет утверждать лишь после экспертизы ДНК, но у нас почти нет сомнений в том, что ваш отец погиб. Мне очень жаль.

Неверие, шок, боль, гнев – все эти эмоции за несколько секунд промелькнули в глазах Ильи Амеличева, сменяя друг друга.

– Я… Вы! Почему вы сразу не сказали, вместо того, чтобы задавать нам дурацкие вопросы? – зло выкрикнул Амеличев. – Мама, надо сказать маме, – уже тише и с отчаянием сказал он.
Елена Амеличева, глядя на Полину огромными голубыми глазами, в которых с легкостью можно было различить страх и волнение, успокаивающе погладила мужа по руке и по спине.

– Хотите воды?

– Я хочу, чтобы вы оставили нас в покое! – взорвался Амеличев. В подобных ситуациях гнев был вполне нормальной реакций, Полина знала это по опыту. – Я хочу, чтобы вы нормально делали свои работу и выяснили, действительно ли это мой отец. Что вам для этого нужно?

– Волоса вашего отца будет достаточно, если не найдется – мы возьмем у вас, как у родственника, кровь.

– Отлично, – сказал Амеличев, вставая. – Я должен поговорить с мамой, потом мы поедем домой, и я позвоню вам и скажу, когда вы можете подъехать, давайте свой телефон.

– Илья Сергеевич, я понимаю ваши чувства, – мягко произнесла Полина, – но попробуйте, пожалуйста, успокоиться: мы с вами еще не договорили.

– Я отказываюсь верить в то, что отец умер, пока не будет железных доказательств, – отрезал Амеличев. – И я сейчас не в том состоянии, чтобы с вами разговаривать, извините. Лена, идем.

– Вас, Илья Сергеевич, мы не держим, – вступил в беседу Горячев, нарочно выбрав слегка насмешливый тон, – но вот супруга ваша останется в нашей теплой компании, мы ее задерживаем.

– Что?! Да вы в своем уме? За что?

– Считаете, не за что? – хмыкнул Горячев. – Как насчет пособничества в хранении и распространении незаконных артефактов? А, может, и в их изготовлении?

Елена Амеличева нервно схватилась за горло, а Илья разом побагровел и сказал, безуспешно изображая негодование и непонимание:

– Что за чушь, о чем вы? Лена, идем!

Елена начала подниматься из-за стола, но как-то неохотно, словно не желая уходить.

– Сидеть, – рявкнул Горяев, входя в роль «плохого полицейского».
Амеличева плюхнулась обратно на стул, ее муж, уже стоявший у двери, поколебался, но также снова сел.

– Не понимаете, говорите? Как насчет дюжины темномагических артефактов, обнаруженных в сейфе салона, где единственным работником-магом были вы, Елена Павловна?

– Мы не знаем ни о каких артефактах, – быстро сказал Амеличев.

– Мы, Александр Второй? Вы, допустим, не знаете, а жена ваша, а, Елена Павловна? Вам что-нибудь об этих артефактах известно.

– Я…

– Молчи, Лена! – перебил ее муж. – В чем бы вы ни обвиняли Лену, мы больше не скажем ни слова без адвоката.

– Это ваше законное право, – невозмутимо сообщила Полина. – Вы можете позвонить ему прямо сейчас. А пока мы будем его ждать, я расскажу вам, как убили вашего отца. Простите, предположительно вашего отца.

– Убили? Вы же сказали, что был пожар. Салон что, подожгли?

– Подожгли, – подтвердила Полина. – А перед этим злоумышленники застрелили владельца салона, господина Амеличева. Как вы думаете, кто и почему это сделал?

– Понятия не имею, – мотнул головой Амеличев-младший.
– Не знаю, – прошептала его жена.

– Ну да, ну да, точно так же, как вы ничего не знаете о темномагических артефактах. А мне вот что-то подсказывает, что убийство и артефакты связаны.

– Елена Павловна, Илья Сергеевич, вы, конечно, можете и дальше молчать и связаться с вашим адвокатом, – как можно более доброжелательно сказала Полина, – но вам следует иметь в виду, это может оказаться для вас гораздо опаснее, чем сотрудничество со следствием. Вы уверены, что убийцы вашего отца не планируют расправиться и с вами? Что дома вы будете в безопасности?

– Илья, пожалуйста, – умоляюще произнесла Елена, крепко сжимая руку мужа.

– Молчи, – сквозь зубы вновь приказал ей Амеличев.

– Чистосердечное признание облегчает участь, – заметил Горячев. – Вы в курсе, сколько дают за продажу нелегальных артефактов? В вашем случае это будет не меньше пятнашки.

– Я…

– Молчи! Они просто пытаются нас запугать.

– Не могу! – истерически выкрикнула вдруг Елена и разрыдалась. – Не могу, молчать больше не могу, и выносить все это. Сил моих больше нет! Расскажу, все расскажу, устала я это терпеть.

– Лен, Лен, ну успокойся, ну что ты, – растерянно бормотал Амеличев, стараясь успокоить всхлипывающую и что-то нечленораздельно бормочущую супругу.

Горячев принес ей воды, Полина дала пачку бумажных салфеток, и когда Елена почти перестала плакать, Илья сказал обреченно:

– Хорошо, я все расскажу, но только если пообещаете нам защиту.
– Считайте, что она уже у вас есть. Рассказывайте.
– Да, собственно, и рассказывать-то особо нечего, вам и так, наверняка, все известно. Где-то полгода назад у нас с отцом возникли финансовые трудности, которые мы никак не могли решить, и тогда нам поступило заманчивое предложение: наши проблемы улаживают в обмен на наше посредничество в торговле кое-каким товаром. Артефактами. Мы отказались, побоялись связываться, но потом наши неприятности стали расти как снежный ком, и с этим предложением к нам пришли во второй раз. Пришлось его принять. От нас требовалось принимать у курьера чемодан с товаром, убирать артефакты в сейф, а потом отдавать их тем, кто за ними придет. Деньги мы за них не брали, а нам ежемесячно переводили на счет определенную сумму за услуги. Перед каждым приходом очередного покупателя нам звонили, сообщали о дате и называли пароль, который этот покупатель должен был сказать. Я поначалу работал с отцом в салоне, но, поскольку для приема и выдачи артефактов требовался маг, мое место заняла Лена. Она вообще тут не при чем, это я ее уговорил. Вот и все. Мы никогда не нарушали договоренностей, за что они убили отца? – В глазах Амеличева появились слезы, которые он поспешно сморгнул.

– Мы сделаем все возможное, чтобы все выяснить, – твердо сказала Полина.

– Кто предложил вам это посредничество? – спросил Горячев.

– Мужчина, ни я, ни отец раньше его не видели. Невысокий, такой… на крысу похожий, просил называть его Дудочником.
– Вы хорошо его помните, фоторобот составить сможете?
– Д-да, да смогу, наверное.
– Курьер был всегда один или всегда разные?
– Курьеров было три, – тихо ответила Елена Амеличева. – Все серьезные, молчаливые, и десятка слов не сказали.
– Фотороботы их составить сможете?
– Да, – уверенно отозвалась Амеличева.
– А артефакты? Описать все артефакты, которые через вас прошли, сумеете?
– Все – вряд ли, но большинство – скорее всего да. Они… я ведь раньше, до всего этого, простой учительницей магии была, и никогда к таким артефактам и близко не подходила, а тут… Они были такие мощные, что каждый – как ожог. Я же их лично в сейф перекладывала и покупателем отдавала, потом каждый раз отмыться хотелось. Их отпечатки даже специально читать не надо было, прямо сразу видны были.

– Сколько всего было артефактов?

– Пять партий, в первой – три, во второй и третьей – по шесть, в четвертой – четыре, а в последней больше всего – дюжина.

Ничего себе! Полина, которая мужественно старалась не заснуть, мысленно присвистнула – масштабы торговли «Квартета» ошеломляли. Даже если предположить, что салон Амеличева был единственной точкой сбыта за полгода (а это вряд ли), через него прошел тридцать один нелегальный артефакт – огромное количество для черного рынка, учитывая, что кроме «Квартета» в Москве был и другие продавцы.

– Последнюю партию доставили в позапрошлое воскресенье, а на следующий день мы улетели отдыхать. Когда в салоне второй сейф, магический, ставили, его зачаровали на меня и на амулет-ключ, который отдали курьеру, который первую партию доставил. Это было условие той стороны, чтобы у них всегда был доступ к артефактам, поэтому я и смогла взять отпуск.

– Ясно. А…

Горячев продолжил расспрашивать Амеличевых о «Квартете», а Полина, слушая их вполуха, напряженно размышляла о том, что показалось ей странным в словах Елены Амеличевой. Точнее, не столько странным, сколько не укладывающимся в картину преступления.

– Скажите, у Сергея Владиленовича были враги? – поинтересовалась Полина, когда у Горячева кончились вопросы. – Ему никто не угрожал? Ему лично или же салону?

– Нет, никогда, насколько я знаю.

– А конкуренты, у него были конкуренты, способные на убийство? Салон никто не пытался ограбить или же изуродовать: выбить окна, разрисовать граффити и все в том же духе?

– Нет, не было такого. А что?

– Мы должны отработать все версии, – пояснила Полина.

Из аэропорта Амеличевых повезли в Башню – давать показания и составлять фотороботы. Вдова Амеличева восприняла известие о предполагаемой смерти супруга довольно стойко и даже успокаивала мрачного подавленного сына и тихонько плакавшую невестку. После Башни их должны были доставить в надежное охраняемое место. По дороге в Управление Полина не переставала думать о том, что рассказ Елены Амеличевой окончательно опроверг версию о том, что Амеличева убил «Квартет» – раз у них был ключ-амулет от сейфа, они не ушли бы без артефактов. Возможно, это сделали конкуренты «Квартета» или же и впрямь неумелые грабители, но, так или иначе, смерть Амеличева уже не подпадала под юрисдикцию Управления, и дело придется отдать. Не первый раз и не последний, такое временами случалось, но все равно обидно. В принципе, у Полины была неделя до передачи, и можно будет еще попытаться найти убийцу, а потом отдать его Свирину на блюдечке, но это если у Полины останется на это время. Потому что приоритетом для нее была проблема лишенного магии Саши.

В Башню Амеличевых провели через служебный вход. Полина препоручила их заботам Горячева и его людям, а сама зашла в Управление через главный вход – оттуда было ближе к оперативному отделу, где Полина рассчитывала поговорить с Антиповым. Он, правда, сказал, что сам позвонит, когда будут какие-нибудь результаты, но Полине не терпелось побыстрее узнать, что он выяснил. Однако Андрея и его команды на месте не оказалось: уже под утро поступил вызов о серьезной заварушке с применением магии в Московской области, и ОМОН Управления вызвали туда. Вот ведь как не вовремя!
С Аленой Полина договорилась созвониться после двенадцати, чтобы дать сестре и Саше поспать, но ее так и подмывало позвонить прямо сейчас и спросить, не вернулась ли к Саше магия. Запретив себе даже смотреть на телефон, Полина поднялась к себе в кабинет выпить чаю и поговорить с Максом, если у того есть время. Впрочем, даже если нет, Максу придется его найти. Однако уже выйдя из лифта, Полина вдруг поняла, что ужасно хочет есть, но резко разворачиваться, опять спускаться вниз и идти в кафе показалось ей глупым. После недолгих размышлений Полина решила найти Макса и позавтракать в его компании, попутно поведав ему о своих ночных приключениях, но и тут ей не повезло: к Максу только-только пришел свидетель, и допрос, судя по всему, грозил затянуться надолго. «Что такое не везет, и как с ним бороться», – пробормотала себе под нос Полина, рассудившая, что раз так, то она поможет Горячеву с протоколированием показаний и составлением фотороботов, а заодно с определением дальнейшей судьбы Амеличевых. В конце концов, следователем по делу Амеличева была еще Полина, а не Горячев.
Возня с документами и снятием показаний, теперь уже официальным, заняли несколько часов, и за это время, после долгих и упорных переговоров и уговоров, было приято решение о том, что Амеличевы продолжат жить в своей квартире, но под охраной. Заполнив все необходимые бумаги, Полина отправила Амеличевых к специалистам по составлению фотороботов, а сама пошла, наконец, завтракать – в животе у нее уже неприлично урчало. Может, и Макс уже освободился, и Андрей вернулся.
К немалому разочарованию Полины, Антипов еще был на вызове, и, поднимаясь на этаж, который занимал Особый магический отдел, Полина держала пальцы скрещенными – на удачу, чтобы у Макса получилось уделить ей время.
Выйдя из лифта и повернув за угол, Полина притормозила у кабинета Кати Беспаловой, которая должна была сегодня выйти из отпуска. Пока Полина раздумывала, стоит ли ей зайти поздороваться с Катей или же отложить это до того момента, как она вернется с завтрака, дверь кабинета открылась, и когда Полина увидела мужчину, вышедшего в коридор, она едва не упала в обморок. Ее сердце, презрев все законы физиологии, с силой ударилось о ребра, как будто пытаясь вырваться из груди, и, не преуспев в этом, рухнуло в желудок, вызвав волну тошноты, а ноги, казалось, превратились в желе. Полина видела этого мужчину первый и последний раз два года назад, но она сразу же узнала его. Меньше всего на свете она ожидала когда-либо снова встретить его, особенно здесь, в Башне, и сейчас, вновь столкнувшись с ним, Полина была поражена и шокирована. Воспоминания двухлетней давности обрушились на нее, подобно цунами, лишив возможности нормально дышать и почти ввергнув в панику.

– Не сходи с ума! Что ты творишь?!
– Ему уже все равно, а Лешу еще можно спасти!
– Это опасно и непредсказуемо!
– Макс, оглянись: что может быть опаснее этого? Я должна попробовать спасти его, или помоги, или не мешай!
– Хорошо, давай, я страхую…


Мужчина бросил на нее слегка недоуменный – еще бы, Полина представляла, как странно она выглядит со стороны, – но по большей части равнодушный взгляд, и в компании другого мужчины, вышедшего из кабинета вслед за ним, направился к лифту и вскоре скрылся за углом. А Полина осталась стоять у стены, как пришпиленная к картонке бабочка, не в состоянии пошевелиться. Она осознавала, что надо найти в себе силы и отлепиться от стены, пока ее не застал в таком виде кто-нибудь из коллег, но не могла этого сделать. Не могла – и все.
На помощь пришел Макс. Он всегда умудрялся приходить ей на помощь, даже когда не знал, что она в беде.

– Я как раз тебя искал… – Макс осекся и повнимательнее присмотрелся к Полине. – До кабинета сама дойдешь или тебя донести?

– Дойду, – стиснув зубы и шагнув навстречу Максу, ответила Полина и мертвой хваткой вцепилась ему в руку. – Теперь – дойду.

Макс с сомнением покачал головой, но спорить не стал. Он вообще считал, что каждый кузнец своего счастья, то есть, не мешал никому мучиться, если у него «внятно и четко» не просили помощи.

В кабинете Полина тяжело опустилась на стул и сказала, не веря самой себе:

– Макс, я видела Стрельникова.
– Я догадался, – кивнул Мещерский.
– Ты знал, что он в Башне?
– Да, видел его, когда он пришел к Беспаловой.
– Зачем? – нахмурилась Полина, с трудом удерживаясь от того, чтобы, по детской забытой привычки не начать ломать пальцы. – В смысле, что он у Кати забыл? Ты не в курсе?

Макс помедлил с ответом – всего долю секунду, но этого хватило Полине, чтобы понять, что ответ этот ей не понравится.

– Он проходит фигурантом по новому делу Беспаловой, – пояснил Макс. – Я утром узнал об этом: вчера вечером убили молодую женщину, предположительно, это дело рук очередной «красавицы». Стрельников первым обнаружил тело и был задержан на месте преступления. Но он не маг, так что…

– Макс, он…

– Он не маг, – безапелляционным тоном заявил Макс. – Беспалова его проверяла.

– Макс, это ничего не значит, он мог закрыться!

– Не накручивай себя. – Макс налил в кружку воду из чайника, теплую и противную, и подал ее Полине. – Мы с тобой вдвоем его тогда проверяли, и потом я за ним приглядывал: он не был магом два года назад, не стал им сейчас. То, что он оказался связанным с убийством, – всего лишь совпадение.

– Ты правда в это веришь? Таких совпадений не бывает.

– Бывает. Тебе ли не знать, что в жизни еще и не такое бывает. Поль, успокойся, пожалуйста. – Макс присел на корточки возле Полины и положил руку ей на колено. Если в кабинет в этот момент кто-то зашел, решил бы, что стал свидетелем пикантной сцены, но ничего интимного или романтического в жесте Макса не было, только свидетельство дружбы. – Богдан Стрельников – это Богдан Стрельников, не больше и не меньше. Все, конец истории, пора уже забыть о нем.

– Не могу. Рада бы, но не могу. – Полина накрыла руку Макса своей и крепко, почти до боли сжала ее. – А теперь, наверное, уже никогда не смогу.

Некоторое время они молчали, а затем Полина сказала притворно бодрым голосом:

– Давай оставим пока эту тему, я не о том собиралась с тобой поговорить. Кое о чем даже более серьезном.

– Более серьезном? – переспросил Макс, поднимаясь на ноги. – Я уже весь трепещу. Что стряслось?

– Не здесь. У тебя есть время? Я умру, если не поем, и предлагаю совместить приятное с полезным: ты составишь мне компанию, пока я буду завтракать, я тебе все расскажу.

Макс с сомнением посмотрел на часы.

– Ладно, но у меня не больше сорока минут.
– Постараюсь успеть.

В нескольких автобусных остановках от Управления был небольшой скверик с множеством лавочек, и именно там Полина и собиралась перекусить и поговорить с Максом. В сквер поехали на троллейбусе, это было быстрее и проще, чем несколько раз разворачиваться на машине. Не доезжая остановки до сквера, Полина с Максом вышли, чтобы заглянуть в кафе и купить сэндвичей, американских пончиков и кофе со льдом, благо в последние годы в Москве появилось множество кафе, где можно было взять еду и кофе с собой: в юности им пришлось бы довольствоваться чебуреками или шаурмой.

Рассказ Полины занял на удивление мало времени и ненадолго лишил Макса дара речи.

– Что делать, ты и сама понимаешь, – сказал в итоге Макс. – Вопрос в том, как это осуществить.

– В том-то и проблема, – фыркнула Полина. – Не представляю, как это провернуть.

Полина и впрямь знала, что необходимо было предпринять, чтобы разрешить проблему с лишающим магии наркотиком: найти тех, кто его производил, уничтожить его формулу и все запасы, и каким-то образом устроить все так, чтобы информация об этом наркотике никогда и нигде не всплыла, причем как можно быстрее. Почти нереальная задача. Точнее говоря, реальная, но требующая огромных затрат сил и времени и нарушения закона.

– Я тоже, – признался Макс. – Это надо хорошенько обдумать. Возможно, Антипов подскажет что-нибудь дельное.

– Угу, или выяснит что-нибудь важное и полезное.

– В любом случае, нормально пообщаться с ним получится лишь ближе к вечеру, а ты пока позвони этому Саше, узнай, как он. В идеале, конечно, надо было бы его под наблюдением постоянным держать, но придется довольствоваться тем, что есть.

– Разбужу, – вздохнула Полина, набирая номер Алены.

– Переживут, – отрезал Макс.

Полина ошиблась, Алена с Сашей уже не спали, и на вопрос «Как дела?», Саша ответил печально:

– Без изменений. Как будто муравьи ползают.

– Это как? – удивилась Полина.

– Ну… когда она есть, о ней даже не вспоминаешь, – отозвался Саша, из конспирации называя магию «она», – а когда ее лишаешься, сразу чувствуешь себя так чуднó… словно муравьи где-то в голове ползают и копошатся.

Полину передернуло от такой ассоциации, и она, пообещав приехать вечером и наказав не выходить из дома, закончила разговор.

– Что, спасать мир все-таки придется? – криво усмехнувшись, спросил Макс.

– А ты надеялся отвертеться? – в тон ему отозвалась Полина.

Оба понимали, что отвертеться не получится в любом случае. Потому что это была их работа – защищать общество от любых угроз, связанных с магией, и потому что их, как магов, сложившаяся ситуация касалась напрямую. Полина не хотела испытать на себе, каково это – лишиться магии и ощущать в голове копошащихся муравьев, и не хотела жить в мире, где «чистюли» или правительство насильно пичкают магов наркотиками, чтобы искоренить магию.

– Ну что ты, и мечтать об этом не смел. – Макс точным броском попал пустым стаканом из-под кофе в стоявшую на противоположной стороне дорожки урну и встал со скамейки. – Идем, у меня полно работы, да и тебе, думаю, есть чем заняться. Вечером вместе с Андреем все еще раз обсудим, а пока выбрось это из головы. И Стрельникова тоже. Нервы целее будут.

Полина неопределенно махнула рукой, не уверенная в том, что у нее получится последовать его совету.

– Кстати, что там с делом Амеличева? – спросил Макс, когда они шли к остановке.
– Я им занимаюсь, – уклончиво ответила Полина.
– А подробнее?

И Полина, подумав о том, что за сегодня она точно заработает мозоль на языке, начала описывать свою сегодняшнюю встречу с Амеличевыми.

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 июл 2011, 21:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:

И почему все хорошее так быстро кончается? :cray: :cray: :cray:
Bathilda писал(а):
– Не сходи с ума! Что ты творишь?!
– Ему уже все равно, а Лешу еще можно спасти!
– Это опасно и непредсказуемо!

Ой, как интересно. Что же там произошло в прошлом? Да и у Богдана с памятью проблемы явно не просто так.

А Сашу мне жалко. :-(

Бати, спасибо! :Rose:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 июл 2011, 22:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91566
Откуда: Ашдод
Всё интереснее и интереснее :bravo: :good:

Бати :thank_you: :missing: :missing: :missing:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 июл 2011, 11:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2009, 16:35
Сообщения: 501
А любовь будет?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 июл 2011, 15:04 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
Izlu, Яна, Umka - :-) :thank_you:

Izlu писал(а):
Что же там произошло в прошлом? Да и у Богдана с памятью проблемы явно не просто так.


Конечно не просто так. В прошлом - разном прошлом - произошло столько всего, что аффтар ломает голову, как бы это описать, чтобы вас не запутать :-)

Umka писал(а):
А любовь будет?


А как же, куда ж без любви :-) Я ее, правда, плохо пишу, но все равно будет :D

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2011, 00:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 сен 2008, 14:02
Сообщения: 758
Откуда: Германия
Наконец то и я сюда добралсь. :victory:
Ну что я могу сказать... ынтрыга и напряжение только нарастают. Всё так запутано... Наркотик лишающий магии, какие то @Чистюли@ которых надо опасаться, Стрельников толи маг лишённый магии толи не маг, но в любом случае ничего не помнящий. Всё так автором искуссно закручено, читаешь - словно по дорожкам лабитинта бродишь. Выход пока не только не находится, но даже и не мерещится. :unknown:
Госпожа автор вы уж не тяните пожалуйста с продой, покажите нам следующий поворот. :secret: :o
Bathilda Спасибо тебе огромное! :thank_you: :thank_you: :thank_you: :bravo: :bravo: :bravo: :bravo: :Rose: :Rose: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 авг 2011, 00:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 сен 2008, 14:02
Сообщения: 758
Откуда: Германия
Сидю. Жду проду :girl_sigh:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08 авг 2011, 14:41 
Не в сети
посол мира
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 17:11
Сообщения: 6604
Откуда: Москва
oktavija писал(а):
Всё так автором искуссно закручено, читаешь - словно по дорожкам лабитинта бродишь. Выход пока не только не находится, но даже и не мерещится.


Ой, да, лабиринт сей запутанный даже для автора, до выхода далеко - километры извилистых тропинок.
oktavija писал(а):
Сидю. Жду проду

Увы, вынуждена разочаровать :sorry: : я последний месяц очень загружена и почти безинтернетна, полноценно вернусь в сеть не раньше начала сентября. Но ноут всегда со мной, продолжение потихоньку кропаю, так что постараюсь к возвращению написать как можно больше (и запутаннее :grin: ).

_________________
Мои Глупые разности от Бати теперь тут http://bathilda.dreamwidth.org. Все мои новые фики по НРК и не только - там же.
Вообще все мои фики и переводы тут http://archiveofourown.org/users/Bathilda/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08 авг 2011, 22:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 сен 2008, 14:02
Сообщения: 758
Откуда: Германия
Bathilda писал(а):
последний месяц очень загружена и почти безинтернетна

Руку друх! :friends: :friends: Как жеш я тебя понимаю... :cray: сама с компом словно по замкнутому кругу хожу брожу, да реал на пробу ставит. Плакать больше не могу и не хочу, поэтому пересматриваю клип Эсика:Что такое не везет и как с этим бороться...
http://www.youtube.com/watch?v=rmn2zTAmF4o
Bathilda писал(а):
не раньше начала сентября

Спасибо за инфу :hi: , значит можно со спокойной душой в отпуск до сентября ехать :o Буду отдыхать и мечтать о большоооой проде! :victory:
Bathilda удачи тебе!!! :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08 авг 2011, 22:35 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91566
Откуда: Ашдод
Bathilda писал(а):
полноценно вернусь в сеть не раньше начала сентября

Будем ждать. :friends:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 184 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 10  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только