НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 18 ноя 2017, 10:38

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 86 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 13 дек 2011, 23:49 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Яна писал(а):
Теперь Скалли убила :cray: :cray: :cray:

Я так больше не буду. Наверное... :oops:

Яна писал(а):
Нет в жизни счастья... :-(

Да вааще :girl_sigh:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26 дек 2011, 10:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91259
Откуда: Ашдод
Оля, С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!!!

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26 дек 2011, 23:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Спасибо!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 дек 2011, 21:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Название: Рука помощи (альт на фик Jill Selby "Poised For a Fall")
Автор: Лёлишня
Рейтинг: PG-13
Категория: Скалли POV, MSR и капелька ангста
Саммари: Когда находишься на волосок от смерти, главное, чтобы рядом был тот, кто сможет протянуть тебе руку помощи.
Благодарности: автору и переводчику оригинала, Jill Selby и Tanya, за их труд.
От автора: Поскольку это альт, было бы лучше, если бы вы были знакомы с оригинальным фиком, там всего 6 страничек, прочитайте - надеюсь, не пожалеете (здесь оригинал, а здесь перевод). Но если вам все же лень, то вкратце предыстория такова.
Услышав об обитающем в старой часовой башне привидении, Малдер уговаривает Скалли поехать туда и самим проверить эти слухи. Осматривая башню, Скалли проваливается сквозь прогнившие половицы и, чудом уцепившись за расщепленную деревяшку, повисает над бетонным полом на высоте шести этажей. Половица под ее весом угрожающе скрипит, так что Скалли рискует не дождаться, пока прибудет помощь. Малдер тем временем судорожно ищет веревку...
Не хочу сильно спойлерить, поэтому, кому интересно, можете сами прочитать, чем все закончилось в оригинале. Скажу лишь, что, хотя мне понравилось такое окончание, все же было немного жаль, что половица не оказалась чуть прочнее и Малдер остался в стороне. Так что в своем фике я решила исправить это досадное недоразумение :-)


- Нашел! Я нашел! - кричит Малдер, и на какое-то мгновение все мое существо затопляет небывалая радость, словно я уже в безопасности, цела и невредима, и уже готова задать Малдеру хорошую трепку за то, что он потащил меня на поиски этого дурацкого привидения. Только мой одержимый напарник мог поверить в эти нелепые россказни!
По скрипу досок над головой я понимаю, что он приближается.
- Держи, Скалли!
В неясном свете его фонарика я различаю спущенную им веревку, конец которой болтается футах в трех надо мной. Я не достала бы до нее, даже если бы могла подпрыгнуть.
- Слишком... слишком высоко. - Мои губы дрожат, когда я говорю это.
- А так? - Я слышу, как Малдер перемещается, рискуя тоже свалиться вниз. Веревка опускается еще на несколько дюймов.
- Нет. - Я не хотела, чтобы в этом коротком слове прозвучало такое отчаяние и безнадежность, но ничего не могу с собой поделать.
Глупо - пережить полчища мутантов, монстров и маньяков, рак и бог знает что еще и умереть из-за трухлявых досок и того, что веревка оказалась на пару футов короче, чем нужно. Глупо. Но похоже, так все и будет. Словно в подтверждение этого чертова половица опять скрипит. И я вновь чувствую на лице влагу, только теперь это вряд ли пот или капли дождя. А что мне еще остается, как не оплакивать свою последнюю надежду, растворившуюся в темноте?
Но все же, собравшись с силами, я поднимаю голову и смотрю в дыру, где заметен еле брезжащий свет от фонарика Малдера. Он вытянул веревку, и сейчас оттуда доносятся лишь звуки неясной возни. Это могло бы обнадеживать, как когда он прокричал о веревке, но теперь-то я знаю, как это легко - поверить и обмануться. И не хочу пройти через это еще раз.
- Малдер, - тихо зову я. - Малдер, ты не виноват и...
Я не знаю, что сказать ему сейчас, что вообще следует говорить в таких случаях. На самом деле я хотела бы сказать ему гораздо большее, но не уверена, что стоит оставлять его с этим. Не уверена, что смогу сдержаться.
Но он не дает мне возможности собраться с мыслями, а, мгновенно перехватывая инициативу, резко меня обрывает:
- Эй, Скалли, даже не вздумай! Я уже иду.
Я замолкаю - что ж, видимо, придется обойтись без прощальных речей, но, пожалуй, так даже лучше: как выяснилось, в них я явно не мастак.
Я едва успеваю подумать об этом, как у меня из горла вырывается дикий вопль, когда я вижу, как Малдер свешивается в дыру, осматриваясь, а в следующее мгновение уже стремительно летит вниз.
Зажмурившись, чтобы не видеть этого кошмара, я чувствую, как волосы на голове приходят в движение, когда он проносится надо мной. И еще раз. И еще. Медленно, с опаской я открываю глаза и вижу, как он покачивается надо мной, постепенно замедляясь.
- Скалли, ты все-таки увидела это привидение?
Чертов шутник. Я врезала бы ему, если б могла. У меня едва не разорвалось сердце, когда он полетел вниз.
Видимо, он понимает это, потому что, когда свет фонарика выхватывает из темноты мое лицо, его голос смягчается:
- Это всего лишь я. Привет...
- Привет, - шевелю я губами в ответ, жмурясь от яркого света.
Малдер хмурится, должно быть оценив, насколько плохи мои дела. Каждая секунда может стать последней. Поэтому он не медлит, а, едва зависнув неподвижно, переводит дыхание и протягивает мне руку.
- Давай, Скалли, ты сможешь...
Я прикидываю расстояние: наверное, я смогла бы дотянуться до его руки, но для этого придется отпустить половицу, и я не уверена, что смогу это сделать. На самом деле я боюсь даже пошевелиться.
Я беспомощно смотрю на него, не в силах разжать пальцы. И вижу в его глазах тот же страх, что сейчас заставляет меня держаться за эту деревяшку, даже понимая, что это не спасение, а всего лишь отсрочка перед неизбежным. Однако Малдер не позволяет ему завладеть собой.
- Дай мне руку, Скалли, - тихо говорит он. - Медленно, хорошо?.. У тебя получится.
- Малдер, ты уверен, что веревка выдержит двоих? - зачем-то спрашиваю я. Как будто у меня есть выбор.
- Более чем. Мне повезло, что это ты, а не Патрисия из бухгалтерии.
О да, соглашаюсь я, вспоминая толстушку Пэт. Она явно была бы Малдеру не по зубам.
Я сглатываю и чуть закусываю сухую губу. Я знаю, что должна сделать это. Но одно неверное движение - и...
- Ну же, Скалли...
Миллиметр за миллиметром, миллиметр за миллиметром - я заставляю себя оторвать руку, напряжение таково, что я ощущаю дрожь во всем теле. А это скверно, совсем скверно... Медленно, без резких движений я тянусь к Малдеру, каждую секунду ожидая услышать треск ломающего дерева, пока наконец не касаюсь кончиками своих пальцев его. Они теплые, какие же они теплые.
- Хорошо, еще чуть-чуть, - подбадривает он.
Еще чуть-чуть, и я судорожно впиваюсь в его пальцы, наверно оставляя на них глубокие бороздки от ногтей. Он сжимает мою руку, но это только кончики пальцев, всего лишь кончики.
- Еще немного. Пожалуйста, Скалли, - просит он, и я кусаю губы - я скорее расплачусь, чем признаюсь ему, что не могу больше. - Я удержу тебя, обещаю. Ты ведь доверяешь мне?
"Ты единственный, кому я доверяю".
Я из последних сил тянусь к нему, осторожно перенося вес тела и слыша, как при этом угрожающе трещит дерево. А уже в следующую секунду оно громко хрустит и оказывается у меня в руке, а я сама - в воздухе; я падаю, падаю, все еще инстинктивно цепляясь за эту бесполезную половицу, пока она не выскальзывает из моих пальцев.
- Держу, я держу тебя! - отчаянно кричит Малдер.
И я явственно чувствую его пальцы, мертвой хваткой сжавшие мое запястье. Синяк неизбежен. Но я готова носить его вечно, если выберусь, как свидетельство о моем чудесном спасении, потому что слышу глухой стук, с которым оторвавшаяся деревяшка ударяется о бетонный пол.
Я непроизвольно смотрю туда, но вижу только свои ноги, висящие над темной бездной, готовой поглотить меня в любой момент. И помимо воли у меня в голове всплывают кадры из какого-то фильма со Сталлоне. Черт, откуда - я же не смотрю дурацкие боевики!.. Но на мгновение меня охватывает жгучий приступ паники. Я чувствую, что выскальзываю, и отчаянно цепляюсь пальцами за рукав Малдера, другой рукой судорожно хватая воздух - потому что здесь больше не за что ухватиться. И ощущаю липкий ручеек холодного пота, сбегающий по спине, тогда как голова пылает от жара, а кровь гулко стучит в висках.
- Скалли, посмотри на меня! Скалли! - Малдер уже не просит, он требует. Властно и в то же время спокойно - понятия не имею, как это ему удается. Но кажется, его спокойствие и собранность воздействуют на меня.
Посмотреть на него. Хорошо. Я поднимаю голову. Очень смешно, Малдер, ничего же не видно, лишь неясный силуэт в темноте - я даже не заметила, когда он выпустил фонарик, чтобы держать меня обеими руками.
- Я не отпущу тебя, - все тем же уверенным тоном говорит он мне. - Не отпущу. Но ты должна дать мне вторую руку.
Я должна, да. Это оказывается чертовски трудным - дотянуться до него другой рукой, но наконец мне это удается.
- Вот так, - тяжело выдыхает он, крепко держа меня за руки, и, собравшись с силами, до предела напрягая мышцы, поднимает вверх. - Забирайся, Скалли, я весь к твоим услугам.
Я слишком напряжена и вымотана, чтобы шутить, и потому сосредоточиваюсь лишь на своем восхождении. В детстве я неплохо лазила по деревьям - самое время проверить, не растеряла ли я полученный навык.
Я цепляюсь за плечи Малдера, его туловище, даже рубашку - за все, что только попадается под руку, карабкаюсь, пытаюсь подтянуться...
- Оу! - вскрикивает он, когда я, уцепившись за шлевки его брюк, едва не повисаю на нем всем своим весом.
- Прости...
Наконец, взобравшись на него и перекинув ноги через его подмышки, мне удается усесться с наибольшим возможным в данных обстоятельствах комфортом.
Покрепче обняв напарника за бедра, я прижимаюсь к ним щекой и пытаюсь отдышаться. Ощущения такие, будто я покорила как минимум Эверест. Я вся мелко дрожу, сердце часто колотится в груди, перенапряженные мышцы все еще трясущихся рук ужасно болят, не говоря уж о саднящих ладонях - боюсь даже предположить, сколько в них заноз.
Малдер, видимо, тоже выдохся, потому что даже не пытается пошутить об открывающемся ему виде на мой зад. Впрочем, здесь темно. К счастью.
Я невольно улыбаюсь, удивляясь тому, что способна сейчас думать о таких вещах.
Хотя надо признать, в других обстоятельствах это был бы чрезвычайно волнительный момент. Я вздыхаю и устраиваюсь поудобней, прижимаясь к Малдеру еще сильнее.
Снизу доносится какое-то неясное бормотание, похожее на короткое ругательство.
- Эй, Скалли, это всего лишь гравитация, - предупреждающе произносит Малдер.
Я даже не сразу понимаю, о чем он, пока вдруг не осознаю, что кровь определенно прилила не только к его голове.
Это обстоятельство и вызванные им ассоциации тут же заставляют мои щеки немилосердно пылать. Кто бы мог подумать, что только не лезет в голову, когда болтаешься над многометровой пропастью, вцепившись в своего напарника! И неизвестно, до чего еще я бы додумалась, если бы воздух не прорезало завывание сирены. Наконец-то. Хотя перспектива провести... хм, на Малдере еще несколько минут или даже часов уже не кажется мне такой уж пугающей.

Наверху. Спасены.
Мы сидим рядом, привалившись к стене и приходя в себя от пережитого. Теперь я вижу, что то, что нашел Малдер, вовсе не веревка: его ноги обмотаны каким-то проводом, который он пытается перерезать ножом, но пальцы плохо его слушаются. И один из прибывших спасателей приходит ему на помощь, освобождая от пут.
Малдер растирает затекшие лодыжки с врезавшимися багровыми полосами и наконец вслед за мной не очень уверенно поднимается на ноги.
- Ну и ну! - вдруг пораженно восклицает спасатель, так и застыв со вторым концом провода в руках.
- О, Боже! - вырывается и у меня, когда, подойдя ближе, я вижу замысловатую конструкцию, сооруженную Малдером из провода, ремня, галстука и пиджака. Не могу поверить, что мы висели на этом! "Более чем". Обманщик!
- Хороший костюм. Был, - с сожалением кивает Малдер, увидев, куда я гляжу во все глаза. - Но для тебя, Скалли, я готов был пожертвовать и рубашкой.
Он улыбается, а мне вовсе не до смеха.
- Спасибо, - шепчу я, и мой голос непроизвольно дрожит. Я даже не решаюсь спросить, почему он просто не бросил мне эту импровизированную веревку.
Он кладет руку мне на плечо, стараясь казаться невозмутимым, но я вижу, что произошедшее задело его куда сильнее, чем он хочет показать.
- Брось, Скалли. Для этого-то ведь и нужны напарники.
"Для этого... напарники..." - эхом отдается у меня в голове. А я ведь чуть было не сказала, что для меня он уже давно гораздо больше, чем просто напарник. Хотя, думаю, он знает. Как знаю я. Как он в очередной раз доказал это сегодня. Не припомню, чтобы в Бюро существовал документ, согласно которому агенты обязаны подвергать свою жизнь такому риску ради напарника.
Возможно, это произошедшее выбило меня из колеи, но я чувствую, как глаза наполняются слезами при мысли о том, что Малдер сделал для меня сегодня, и я поспешно отворачиваюсь от него, пока он не заметил.

Когда мы молча спускаемся по темной, узкой лестнице, медленно и осторожно - не хватало только оступиться на крутых ступеньках и кубарем полететь вниз, я все же украдкой бросаю на него взгляды, хотя и пообещала себе впредь всегда смотреть только под ноги.
Мне не нравится его изнуренный вид, то, как он ежится от холода в своей легкой рубашке, его все еще не слишком уверенные шаги...
Да какого черта! Я беру его под руку. Просто чтобы помочь - зачем же еще? Ведь так и должны поступать напарники.
Он все так же молчит, что на него совсем не похоже, и даже не смотрит на меня, однако руку не высвобождает.
Чувствует свою вину за то, что эта чудная, по его заверениям, поездка едва не стоила нам жизни? Или уверен, что я злюсь на него за это и потому отстранилась? А может, здесь что-то еще? Неужели он смущен тем небольшим инцидентом?
- Малдер, - после непродолжительных колебаний я все же решаюсь его окликнуть, и он слегка поворачивает голову. "Ничего", - я еще могу дать задний ход, но вместо этого, не глядя на него, старательно нащупывая носком туфли следующую ступеньку, как бы между делом роняю: - Жаль, что это была всего лишь гравитация...
Он ничего не говорит, и лишь по его напрягшейся руке я понимаю, что он услышал. Даже представить не могу, о чем он думает. И я уже готова прикусить свой проклятый язык, как через полтора десятка ступенек полной тишины Малдер вдруг останавливается и, повернувшись ко мне, скользит по моему лицу напряженным взглядом.
- А если я скажу, что это была не просто гравитация? - после затянувшейся паузы наконец осторожно спрашивает он.
- Я поняла, - чуть улыбаюсь я в ответ, испытывая неимоверное облегчение. И уже без улыбки тихо продолжаю: - А еще, вися там, я поняла, что не хочу умереть, так ни разу и не поцеловав тебя...
Его изумленный на мгновение взгляд снова меняется на недоверчивый, когда он пристально смотрит мне в глаза, очевидно пытаясь понять, не разыгрываю ли я его. А может, не совсем ли я спятила.
Но я абсолютно серьезна и определенно в своем уме - даже, пожалуй, больше, чем когда-либо. И потому я приподнимаюсь на цыпочки и, обняв Малдера за шею, привлекаю его к себе.
То, что может быть исправлено, должно быть исправлено. И чем быстрее, тем лучше.
Замерев в нескольких миллиметрах от его рта, я чувствую тепло его дыхания на своих губах, когда он хрипло произносит:
- Скалли, если это такой способ выражения благодарности, то это жестоко: вряд ли мне удастся выручать тебя каждый день, чтобы получить свою награду...
- Надеюсь, этого больше не потребуется, - шепчу я в ответ, прежде чем прижаться наконец к его губам...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 дек 2011, 21:41 
Не в сети
Безвольное существо
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 03:00
Сообщения: 551
Лёлишня, мне очень-очень понравилось!!! Как будто серию посмотрела! Спасибо! :Rose:

_________________
http://www.youtube.com/user/YouWillBeHappy


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 дек 2011, 22:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
YouWillBeHappy, я очень рада! Только сомневаюсь, что нам бы такое в сериале показали - от них дождешься... :grin:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30 дек 2011, 00:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91259
Откуда: Ашдод
Ну наконец-то все живы... :dance: :Yahoo!:

Оля :thank_you: :bravo: :bravo: :bravo: :missing: :missing: :missing:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 дек 2011, 17:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Яна писал(а):
Ну наконец-то все живы...

:grin:

Всех с наступающим (а кого-то, наверно, уже с наступившим)!
До новых встреч в новом году!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Неспящие в Вирджинии
СообщениеДобавлено: 26 янв 2013, 14:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Название: Неспящие в Вирджинии
Автор: Лёлишня
Рейтинг: PG-13
Категория: IWTB missing scene, MSR, ангст, Скалли POV
Саммари: Когда смерть в очередной раз подобралась слишком близко, но опять осталась ни с чем, когда тьма с досадой вынуждена отступить, но до утра еще далеко - наступает самое темное время суток...
Примечание: работа с феста "Проекту 20 лет" на тему "Ночью наступает темное время суток"

Я лежу, свернувшись клубком, на самом краешке кровати и беззвучно плачу в темноте. Слезы просто текут из уголков глаз, увлажняя подушку, и я ничего не могу с этим поделать. Я впиваюсь пальцами в одеяло и сжимаю зубы, только чтобы Малдер ничего не услышал.
Я едва не потеряла его сегодня, это было так близко, так реально, что все внутри сжимается в тугой комок - от одной только мысли, что еще мгновение, всего пара секунд - и...
Новый поток слез не в силах смыть эти видения, расплывающиеся образы того, что едва не стало явью.
Наверное, это неправильно, что моя жизнь теперь настолько зависит от тепла его дыхания рядом, его чуть грустной улыбки, встречающей меня каждый вечер, его надежных объятий, в которых я нахожу приют, когда особенно в этом нуждаюсь... Наверное, так не должно быть, но он все, что у меня есть, и, по большому счету, все, что мне нужно. Если я лишусь и его, у меня не останется ничего. Ничего, что имело бы смысл.
Сейчас я с содроганием вспоминаю те времена, когда смерть шла за нами по пятам, дышала нам в спину, а то и с усмешкой заглядывала в лицо. Я помню ее костлявые пальцы, сжимающиеся на моем горле, когда она пришла забрать меня. Помню, как она заключила Малдера в свои холодные объятья...
Я до сих пор иногда вижу эти кошмары: его неподвижное, бездыханное тело на земле... его теплая кровь, струящаяся по моим рукам ... его покрытая инеем щека и обледеневшие волосы, упавшие на мертвенно-бледный лоб... и даже просто что-то незримое, пугающее, неизменно ускользающее из виду, прежде чем мне удается его разглядеть... Даже спустя столько лет... Но я так надеялась, что это никогда не вернется наяву, не станет вновь частью нашей жизни, оставив весь ужас и боль только для страшных снов. К которым теперь, верно, прибавится еще один - с топором и отрубленными частями тела в снегу...
Я не могу не думать о том, что когда-то Малдер отправился за мной на край света, а я просто отошла в сторону, когда была ему так нужна. Не могу не думать о том, что все было бы иначе, будь я с ним с самого начала. Но и о том, что я давно уже не бравый агент Скалли. Слишком много воды утекло с тех пор. Слишком соленой и горькой воды. И меньше всего мне хотелось бы вернуться к прошлому, и без того оставившему слишком много шрамов и ран, которые мы еще долго зализывали в богом забытых уголках Америки. Но, словно в насмешку, оно все же настигло нас.
Меня начинает трясти в лихорадке при мысли, что было бы, не приди я накануне к отцу Джо, не начни он вдруг цитировать Писание, пропусти я сказанное им мимо ушей или этот почтовый ящик на дороге и далекий собачий лай - какие-то мелочи, каждая из которых могла стать роковой.
А Малдер? Каким безумцем надо быть, чтобы пойти туда совсем одному, без оружия, будучи движимым одной лишь жаждой действия?! Хотя мне ли его не знать... Слабое утешение - сознавать, что хоть что-то в этом мире еще остается неизменным. Хотя я бы предпочла, чтоб неизменной оставалась наша маленькая семья. Однажды я уже хоронила его. И я совсем не уверена, что у меня достанет сил пройти через это еще раз.
Да, теперь я уже не та, что была когда-то. Что-то надломилось, что-то перегорело во мне. Не одномоментно, не в одночасье. А, возможно, в те долгие-долгие дни, складывающиеся в недели и месяцы, когда он скрывался и я не знала, увижу ли я его когда-то, увижу ли живым. В те бесконечно длинные ночи, когда мне не удавалось сомкнуть глаз в своей холодной опустевшей постели, когда я раз за разом перечитывала его немногочисленные письма, хотя и знала их наизусть, когда строчки расплывались перед глазами из-за скопившейся в них влаги, когда я зажимала себе рот рукой, не позволяя рыданию вырваться на волю и разбудить нашего малыша. Глядя на которого, я вдруг подумала однажды, что, если бы не он, я бы могла последовать за Малдером, что, если бы не он, нам бы вообще не пришлось разлучаться, - и ужаснулась своим мыслям. А позже, вспомнив о них, скользнувших когда-то на границе сознания и пропавших, содрогнулась от страха, подумав, не это ли стало одной из причин, почему я отдала его...
Для большинства людей это в порядке вещей - иметь дом, семью, растить детей, проводить каникулы на побережье, время от времени выбираться в уютный ресторанчик в городе, изредка устраивать во дворе шумную вечеринку с барбекю, созвав туда всех друзей, и даже не задумываться, что для кого-то все это - непозволительная роскошь. Что кто-то непроизвольно вздрагивает от каждого шороха, прислушивается ко всякому неожиданному скрипу, напрягается всем телом при появлении любого подозрительного незнакомца; порой украдкой вглядывается в темноту за окном, где мелькнула какая-то странная тень, или мучительно долго смотрит на неизвестный номер на дисплее надрывающегося телефона, не зная, ответить на звонок или нет, или, минуя нужный поворот, доезжает до соседнего городка, только потому, что показалось, что идущая сзади машина села на хвост. А что еще может понадобиться в такой глуши, кроме парочки затворников, скрывающихся от закона? Которые даже решили перекрасить волосы в менее привлекающий внимание цвет и отрастить бороду, чтобы случайному встречному было сложнее вспомнить, что это их фотографии с пометкой "Разыскивается" он когда-то видел в газете.
Я давно уже смертельно устала от необходимости быть все время настороже, но и по-другому не могла, даже понимая, что, если бы кому-то действительно захотелось нас достать, это было бы сделано в два счета.
И даже сейчас я все еще не верю, так и не могу до конца поверить, что теперь все это останется в прошлом, после стольких лет...

Малдер тоже не спит. Я чувствую, как время от времени он ворочается позади меня. И желание стукнуть его хорошенько - за все, через что он заставил меня пройти в эти дни, борется во мне с желанием прижаться к нему, крепко-крепко, и уснуть у него на груди под звуки его бьющегося сердца.
Еще тогда, когда прошел первый шок, когда я убедилась, что Малдер цел, меня внезапно обуяла злость на него - за то, что все едва не оборвалось, так жестоко и нелепо. И, вернувшись к сараю, я едва не схватила его за распахнутые полы куртки, едва не затрясла с криком: как он мог так поступить со мной, с нами, как?
Но он стоял там, тяжело опершись о стену, такой одинокий, такой несчастный, так неуверенно, покачнувшись, шагнул мне навстречу и жалобно произнес, стуча зубами: "Мне все еще холодно, Скалли..." - что я мгновенно обо всем позабыла и порывисто его обняла.
И всю дорогу в больницу я прижимала его к себе на заднем сиденье машины; но, несмотря на накинутое на него пальто Уолтера и включенную печку, он все равно дрожал от холода и силился что-то сказать посиневшими губами. Кажется, он просил глоточек виски, но у Скиннера не нашлось ни капельки, и все, что я могла, - только согревать холодные щеки и пальцы Малдера своими ладонями и своим дыханием. В какой-то момент он совсем обмяк в моих руках и, казалось, задремал, а я беспомощно уткнулась в его спутанные волосы, борясь с подступающими слезами...
А потом, когда он уже был передан медикам, а я устало уронила голову, привалившись к стене в слабо освещенном, безлюдном коридоре, пришли апатия и отчуждение.
Малдер был в больнице - а значит, в безопасности. Подлеченный, обогретый и отпущенный восвояси, он выглядел довольно бодрым для человека, недавно накачанного транквилизаторами, и даже пытался шутить. Я же просто замкнулась, полностью опустошенная, словно исчерпавшая все свои душевные и физические силы, сердитая на него - за то, что он мог так глупо погибнуть, на себя - что втянула нас во все это. Я знала, что он не опустит руки, не отойдет в сторону. Знала с самого начала, но упрямо не желала признаваться в этом даже самой себе, отчаянно надеясь, что все не зайдет слишком далеко.
Мы почти не говорили по пути домой, я отвернулась к окну и упорно смотрела в него, хотя там была лишь непроглядная тьма. Не говорили и после.
Поэтому тихое "Скалли", неожиданно прозвучавшее в темноте, заставляет меня вздрогнуть.
Я не откликаюсь, замираю и даже пытаюсь затаить дыхание, но как назло случайно шмыгаю носом - громче, чем мне бы того хотелось. Черт...
- Эй, - Малдер осторожно гладит меня по плечу, даже не гладит, а как-то неуверенно касается кончиками пальцев. И наклоняется к моему лицу: - Прости меня.
Я молчу какое-то время - он тоже молчит - и наконец слабо выдыхаю:
- Мне не за что тебя прощать.
Он наклоняется еще ниже, так что я могу ощущать тепло его дыхания, когда он произносит:
- Прости, что причинил тебе боль.
Глупо извиняться за то, какой ты есть и всегда был. Скорее, это нужно делать мне - за то, кем я не могу больше быть, даже рядом с ним. Я не знаю, как объяснить ему все, что я чувствую, но надеюсь, он понимает. И потому я просто говорю:
- Ты всего лишь делал то, что считал нужным.
- Я не мог поступить иначе, - вздохнув, соглашается Малдер. - На месте этих женщин могла быть ты, Скалли... И у них тоже есть родные, которые их оплакивают.
- А на ее месте мог быть ты! - Лицо Дакоты Уитни встает у меня перед глазами, и они вновь наполняются слезами, которые я не в силах сдержать.
- Ты выбрала не того парня, Скалли, - видя это, тихо говорит он, и в его голосе звучит сожаление.
- Думаю, у меня не было выбора, Малдер... - я наконец поворачиваюсь и смотрю ему в глаза. Точнее, пытаюсь смотреть в глаза, но взгляд непроизвольно скользит выше, туда, где виднеются над бровью свежие швы. Я едва могу различить их сейчас, в темноте, сквозь пелену слез, но знаю, что они там.
- Потому что... - шепчу я, и мой голос дрожит, когда я еле слышно повторяю ему то, что он однажды сказал мне: - потому что ты мой единственный...
- ... из пяти миллиардов, - заканчивает он, склонившись к моему лицу и почти касаясь губами волос. Он тоже помнит.
- Из шести, - невольно поправляю я, и он улыбается. А потом нежно бормочет мне в ухо:
- Из всей вселенной, Скалли...
Я все еще напряжена, и он ласково поглаживает меня по спине.
- Все хорошо, Скалли. Ты снова спасла мою задницу. Да я просто чертов везунчик!
Ну да, если учесть, что вместо Малдера я могла найти сегодня лишь его отрубленную голову, нам действительно крупно повезло.
- Ты пошел туда совсем один, с голыми руками! - не выдержав, всхлипываю я.
- У меня была отличная монтировка, правда, толку от нее вышло мало, - признает он. - В следующий раз я тоже, пожалуй, прихвачу полено. Для надежности.
Боже, не желаю ничего слышать про, пусть и гипотетический, следующий раз, даже в качестве шутки. Так что я лишь качаю головой, борясь с очередным всхлипом:
- Сумасшедший...
- Мое второе имя, - легко соглашается Малдер.
- Только не надейся, что я буду кормить твоих рыбок! - То, что должно звучать как грозное предостережение, больше походит на жалкий лепет.
- Моих? Я думал, это наши рыбки.
- Твои, - упрямо повторяю я, - и ты не можешь обречь их на голодную смерть.
- О да, они единственное, что держит меня в этом мире.
А меня держит он. Прямо сейчас. Крепко-крепко. И я целиком отдаюсь во власть этих объятий, столь необходимых нам обоим.

Чуть приподнявшись, Малдер с неторопливой нежностью проводит по моим губам своими и тихо шепчет, прежде чем приоткрыть их для поцелуя:
- Заметь, никакой бороды, Скалли...
- Да, наконец-то, я уже так соскучилась по твоему цивилизованному виду... - признаюсь я, с наслаждением скользя кончиками пальцев по его гладко выбритой щеке.
- Хм, боюсь, теперь тебе придется лицезреть его столь часто, что как бы он тебе не надоел.
- И не мечтай. - Я возвращаю ему краткий поцелуй и легонько трусь своим подбородком о его.
- Теперь мы вольные птицы, Скалли, - с мечтательными нотками напоминает Малдер и о другой светлой стороне всего произошедшего в последние дни, том, что должно внести значительные перемены в нашу размеренную жизнь. - Знаешь, мы даже можем поселиться напротив здания Гувера и маячить у них перед глазами каждый божий день.
- Это и есть твой грандиозный план, Малдер?
- Ну-у, скажем так, всего лишь один из...
Я не могу видеть, но держу пари, что по его лицу блуждает довольная улыбка - как у ребенка, задумавшего какую-то пакость.
Но как бы там ни было, это действительно хорошая новость. Я думаю о том, что уже больше года не видела маму. Не говоря уж об остальных. Я никогда не видела свою маленькую племянницу и не удивлюсь, если Мэттью уже с меня ростом. Я стараюсь сдержать слезы при мысли, что теперь я наконец смогу повидать их всех. Всех, кроме одного...
Словно прочитав мои мысли, Малдер говорит, что теперь я могу со спокойной душой поехать к своей семье, а уж он-то найдет себе занятие. Какое, интересно? Снова прокатится до Грейслэнда? Но я не спрашиваю.
- Ты моя семья, Малдер... - тихо говорю я вместо этого, и он грустно улыбается.
На самом деле я давно уже могла ездить куда угодно, но не хотела надолго оставлять его здесь совсем одного. И если совсем уж честно, мне так и не удалось до конца справиться с тем практически иррациональным страхом, который нередко завладевал мной, когда я подъезжала к нашему дому, встречающему меня неуютно темными окнами и унылой, нежилой наружностью, - страхом, что однажды он окажется бесконечно пуст, что Малдер просто исчезнет без следа, растворится в воздухе, как уже было однажды, но на этот раз навсегда. А появляться вдвоем там, где нас вполне могли поджидать, мы не рисковали. Но теперь все изменилось, должно измениться, и потому я с надеждой спрашиваю:
- Ты поедешь со мной?
- Сомневаюсь, что Билл да и остальные горят желанием меня видеть... - не сразу откликается он. - Я не принес тебе счастья, Скалли, да и не мог. Ты заслуживаешь гораздо большего.
- Ты тоже, Малдер, ты тоже...
Мне вспоминается вдруг, как однажды, несколько лет назад, когда для нас настали особо трудные времена, когда нам, словно крысам, пришлось скрываться едва ли не по подвалам и чуланам, он сказал мне, что жалеет иногда, что в свое время не позволил мне уйти. А я гневно ответила, что, если бы ушла тогда, это было бы самым неверным решением в моей жизни.
Я не могла уйти. Кто бы тогда спасал его задницу? И мою душу.
Возможно, наша жизнь мало походит на рождественскую сказку, но я никогда и не питала иллюзий, почти никогда, стараясь довольствоваться тем, что есть - здесь и сейчас. И правда в том, что все счастливые моменты за последние пятнадцать лет моей жизни, какие только приходят мне на ум, так или иначе связаны с Малдером, только с ним. И я еще помню то время, когда мы не решались даже мечтать о том, чтобы вот так вот засыпать в объятиях друг друга, в своем общем доме...
Я говорю ему все это, а он просто шепчет в ответ: "Иди сюда..." - приподнимает меня и, скользнув рукой мне за спину, прижимает к себе. И я с благодарностью устраиваюсь на его плече - и хоть оно не такое мягкое, как подушка, я вовсе не против использовать его в таком качестве.
Я закрываю глаза, надеясь, что теперь мне все же удастся погрузиться в глубокий, целительный сон. Но не проходит и минуты, как жуткие образы вновь настигают меня, перед глазами со всей отчетливостью встает эта плаха, и сердце бьется все чаще при мысли, о чем он думал, лежа на ней, что чувствовал, беспомощно наблюдая, как этот ублюдок точит свой топор... Я гоню от себя эти образы, эти непрошеные мысли, безотчетно вжимаясь в Малдера, но его теплые, бесконечно уютные объятия - как еще одно напоминание о том, чего я едва не лишилась сегодня.
А я просто хочу заснуть, просто заснуть - безо всяких тревог и мучительных сновидений.
...Неприветливые строения за высокой оградой расплываются, исчезают из вида, собачий лай постепенно смолкает, оставляя лишь безграничное заснеженное поле под таким же мрачным равнодушным небом и злую вьюгу, затянувшую свою заунывную песню, жалящую щеки сотнями колючих снежинок, безучастно засыпающих последние следы на земле, чтобы навсегда похоронить их под собой. Обжигающе холодный ветер пробирает до костей и замораживает, превращает маленькие капельки, бегущие по моему лицу, в твердые градинки, крохотными льдинками падающие в снег...
- Скалли, - слышу я будто издалека, - если ты собираешься продолжить в том же духе, мне придется выбираться из этой теплой, уютной постельки и тащиться в ванную за полотенцем. А мне этого совсем не хочется.
- Прости, - я стираю слезы - теплые и вовсе не плотные - с мокрой щеки, а Малдер, подавшись ко мне, осушает другую долгими, нежными поцелуями.
Улучив момент, я тоже осторожно целую его в лоб чуть выше раны, и глажу по волосам, когда он вновь устраивается подле меня.
- Обещаю не ввязываться больше ни в какие авантюры... По крайней мере, следующую неделю.
- Звучит обнадеживающе, - вздыхаю я, прижимаясь к нему всем телом.
- Угу, - бормочет он, ласково поглаживая под одеялом мою руку. А потом сплетает свои пальцы с моими, и я легонько сжимаю их, стараясь не причинить боль его пораненной руке.

Некоторое время мы лежим в тишине, тщетно призывая сон, пока Малдер вновь не нарушает ее - на этот раз игривым:
- Скалли, когда ты проверяла меня на предмет повреждений, думаю, кое-что ты все же пропустила...
- О, уверена, с этим тоже все в порядке, - сдерживая невольную улыбку, но без особого энтузиазма отзываюсь я.
- Ну, раз уж мы все равно не спим, проверить все же не мешает, правда? - подначивает он, но я безжалостно остужаю его пыл:
- Сегодня не твой день, Малдер.
- День? Сдается мне, что это не моя неделя...
- Мальчикам, которые плохо себя ведут, не положены конфетки, - тоном строгой учительницы объявляю я.
- Вот так всегда... - зарывшись лицом в мои волосы, протяжно вздыхает Малдер, расстроенный тем, что его излюбленный и, надо признать, весьма действенный способ переключить мои мысли на другую волну, а то и избавить от них вовсе, на этот раз не встретил поддержки.
- Вряд ли я заслужил, но, может быть, в качестве небольшого аванса? Одну малю-юсенькую конфетку, - все еще пытаясь торговаться, Малдер приподнимается и смотрит на меня с таким умильно-просящим выражением, что я едва не прыскаю от смеха.
А он неожиданно серьезнеет, наклоняется ко мне, близко-близко, так что теперь нас разделяет всего пара дюймов и тепло его дыхания мягко ласкает мои губы.
- Скалли... - тихо шепчет он, глядя мне в глаза, но не делая попытки сократить расстояние между нами. Не выдержав этого напряжения, я приподнимаюсь сама и встречаю его губы своими...

- Люблю тебя, - еле слышно произношу я, умиротворенно поглаживая его волосы. А он, не поднимая головы и не открывая глаз, вдруг сонно бормочет:
- Пятнадцатый, Скалли...
- Что?
- Ты говоришь это пятнадцатый раз... за пятнадцать лет. Это определенно стоит отметить.
Господи, неужели он считал? Если бы считала я, итоговая цифра, наверно, приближалась бы к сотне. Я вздыхаю, обещая себе, что буду говорить ему чаще. По крайней мере, пока мне еще есть кому это говорить. Хотя я не уверена, что эти слова способны верно передать суть наших отношений. Когда-то давно, так давно, словно это было в прошлой жизни, я говорила их другим мужчинам, не подразумевая при этом и сотой доли того, что есть у нас с Малдером.
- Постарайся заснуть, Скалли, - нежно шепчет он, прерывая мои размышления. - Уже почти утро.
Действительно, еще немного, и наступит новый день. Прошедший был очень тяжелым, как и ночь. Но тьма позорно отступает - сегодня ей вновь не удалось одержать верх, а я устраиваюсь поудобней, утыкаюсь Малдеру в шею и закрываю глаза.
Прижатая к его груди, я слышу биение его сердца, ровное и спокойное, и мне кажется, это самые совершенные звуки из всех, что я когда-либо слышала. И надеюсь, буду слышать, засыпая, еще долгое-долгое время...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 янв 2013, 11:29 
Не в сети
Безвольное существо
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 03:00
Сообщения: 551
Так трогательно :flower:

_________________
http://www.youtube.com/user/YouWillBeHappy


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 27 янв 2013, 12:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
YouWillBeHappy, привет! Рада, что еще заглядываешь.
Может, помнишь, почти год назад я обещала кое-что веселенькое? Вот оно наконец. :-)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 янв 2013, 12:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Название: Офисные будни федеральных агентов, или Дело о мокрых трусиках
Автор: Лёлишня
Рейтинг: R
Категория: MSR, юмор, Скалли POV
Саммари: Обычный рабочий день в Бюро. Подвальный офис вдали от людских глаз, один стол на двоих... Кто знает, куда может завести фантазия...
Примечание: работа с феста "Проекту 20 лет" на тему "В запертой комнате"

Я с трудом сдерживаю зевок и переворачиваю страницу - не то чтобы новое дело навевало на меня скуку (если это слово вообще применимо к тому, чем нам обычно приходится заниматься), но накануне я поздно вернулась из Калифорнии, перелет был долгим и утомительным, так что сегодня мне стоило больших усилий хотя бы просто открыть глаза. И даже изрядная порция утреннего кофе не слишком-то помогла взбодриться.
Так что теперь, устроившись в кресле напротив Малдера, я изо всех сил пытаюсь сосредоточиться на уже втором по счету загадочном убийстве, игнорируя пристальный взгляд напарника, который ощущаю на себе уже некоторое время. Дело прежде всего, и не будем об этом забывать. Да и признаться, я сейчас совсем не расположена к светской беседе. В конце концов, не Малдер ли четверть часа назад удостоился от меня "Доброго утра!", "Как провел выходные?" и даже поцелуя? Я понимаю, что его уик-энд был не таким насыщенным, как мой, что он соскучился и все такое, но Скиннер ждет наших соображений, и если мы не предстанем перед ним в ближайшее время... Так, что там со второй жертвой? Я отыскиваю строчки, на которых остановилась, и углубляюсь в чтение, еще раз внимательно изучая результаты патологоанатомической экспертизы в надежде найти хоть какую-то зацепку.

После нескольких минут, прошедших в полной тишине, Малдер вдруг резко поднимается и направляется к двери. А уже в следующее мгновение оттуда доносится звук поворачивающегося ключа. Я в недоумении оглядываюсь и вижу, как, подергав дверь и убедившись, что она заперта, напарник оборачивается ко мне - и хитрое выражение на его лице просто кричит о том, что он определенно что-то задумал. И действительно, он медленно приближается, не говоря ни слова, но и не сводя с меня взгляда - взгляда голодного волка, который учуял добычу, - и кажется, я начинаю понимать...
- Малдер... - предупреждающе произношу я, поднимаясь.
По мере того как он надвигается, хищный блеск в его глазах становится все ярче, явно не суля ничего хорошего и заставляя мое сердце биться быстрее. Я неуверенно отступаю, пока не натыкаюсь на край стола, что вызывает у Малдера широкую ухмылку.
Эй, мы так не договаривались! Одно дело - легкие поцелуйчики между изучением улик, составлением отчетов и выслушиванием нотаций от Скиннера, и совсем другое... ээ... использовать рабочее время (и рабочее помещение, между прочим!) в столь личных целях.
Достаточно того, что во время последнего задания Малдер пришел среди ночи в мой номер (разные номера в гостинице, как и прежде, - да, мы ревностно соблюдаем инструкцию, а как же?) и забрался ко мне в постель, словно маленький мальчик, испугавшийся грозы. Правда, он быстро доказал, что мальчик давно вырос... А на следующую ночь к нему пришла я. Ну да, я тоже боюсь грозы. А она в ту ночь была преотменная: раскаты грома так и сотрясали этот хлипкий мотельчик, дождь яростно хлестал в окно, грозя устроить всемирный потоп, но нам такие звуковые эффекты были только на руку: по крайней мере, не пришлось опасаться, что соседи пожалуются на наше буйное поведение...
Предавшись воспоминаниям, я и не заметила, как Малдер коварно прижал меня к столу, не позволяя выбраться из образованной его руками ловушки.
- Малдер, это дело... - начинаю я, пытаясь переключить его внимание на папку, которую я, словно щит, выставляю перед собой.
- ...никуда не убежит, - заканчивает он, забирая файл из моих рук и небрежно отбрасывая в сторону.
Поверить не могу! Чтобы Малдер так халатно относился к работе, это он-то, читающий дела на ночь вместо хорошей книжки?!
- Малдер, ты не заболел? - с тревогой спрашиваю я, по-отечески кладя руку ему на лоб.
Да, температура явно слегка повышена.
- Видишь, Скалли, как ты на меня действуешь? - с протяжным вздохом жалуется он, склонившись к моему лицу. - Псу под хвост теперь моя блестящая карьера, - он делает акцент на предпоследнем слове и усмехается.
- Меня не было всего два дня... - напоминаю я, все еще надеясь его образумить и пытаясь уклониться от настырных, нацелившихся на мой рот губ.
- Почти три, считая вечер пятницы. Это было так ужасно, Скалли! Ты даже не представляешь!
Да куда мне!
- Я уж молчу о том, что в субботу ты позвонил мне среди ночи, чтобы спросить, что на мне надето!
- Немного не так, Скалли. Помнится, сначала я весьма вежливо поинтересовался, в полной ли мере все славное семейство уже насладилось твоим вниманием и не осталось ли у тебя капельки для меня... И не говори, что тебе не понравилось!
Ну-у, должна признать, первый опыт подобного рода вышел довольно волнующим. Даже слишком волнующим, если учесть, что от одного воспоминания об этом... хм... телефонном разговоре мои щеки заливаются румянцем.
- Знаешь, как сложно думать о работе, когда прямо у меня перед глазами сидишь ты - вся такая соблазнительная?..
Соблазнительная? Я окидываю взглядом свой строгий деловой костюм, решив, что, может быть, спросонья нацепила что-нибудь неподобающее. Но нет, все так, как и должно быть, точнее, было так, пока Малдер не взялся за мой пиджак с явным намерением спустить его с моих плеч и не промурлыкал мне на ухо, так, что от его вкрадчивого голоса у меня по спине побежали мурашки:
- Тебе не кажется, что здесь жарковато?
- Нет, не кажется. По-моему, в самый раз, - нервно сообщаю я.
- Ты уверена? - хрипло продолжает он, склонившись к моей шее, опаляя ее жарким дыханием и слегка касаясь сухими, горячими губами.
Да, теперь я явно чувствую, что тут действительно становится душновато. По крайней мере, мне уже ощутимо не хватает воздуха. И, по всей видимости, не только мне - я только сейчас замечаю, что верхние пуговицы на рубашке Малдера бесстыдно расстегнуты, а узел галстука болтается на середине груди.
Уставившись на это невиданное зрелище, я не сразу понимаю, что Малдер неторопливо расстегивает те немногочисленные пуговки на моей блузке, которые еще пытались держать оборону. А справившись с ними, наклоняется, чтобы поцеловать меня в ложбинку в основании шеи, дразняще провести языком вдоль ключицы и направиться ниже, одновременно чувственно скользя ладонями по моим бедрам и ягодицам.
Голова кружится, и я хватаюсь руками за стол, лепеча какие-то жалкие - и почему сейчас я способна только на такие? - возражения в слабой попытке остановить происходящее.
- Ну же, Скалли, неужели тебе никогда не хотелось сделать это прямо здесь? - на мгновение оторвавшись от моего тела, подначивает Малдер.
- Я, знаешь ли, как-то не замечала за собой склонности к... подобным проявлениям чувств в... ээ... общественных местах, - тяжело дыша, сглатываю я.
- Общественных местах? - переспрашивает он, и в его голосе звучит неприкрытая ирония. - Это подвальный офис, Скалли, ни одной живой души, кроме нас. И даже если ты не сможешь сдержаться, вряд ли кто-то услышит... - заканчивает он с предвкушающей улыбкой.
Да, иногда мне бывает трудно... сдержаться... Иногда... Но это вовсе не значит, что...
Я не успеваю даже пикнуть, как он подхватывает меня и усаживает прямо на стол, оказавшийся подозрительно чистым, - похоже, Малдер не терял времени даром и заранее подготовил плацдарм.
- Ты знала, Скалли... - тем временем стонет он, обнаружив, что на мне один из так любимых им бюстгальтеров с застежкой спереди, который сейчас как нельзя кстати.
Ничего подобного, скажу я вам, просто этот лиф подходит к блузке и о... кажется, я теряю способность связно рассуждать, когда Малдер ловит губами один сосок, а другой принимается ласкать пальцами. О, боже, боже...
В полной мере насладившись моей грудью и заставив меня мелко дрожать от возбуждения, а затем скользнув руками мне под юбку, Малдер нарочито медленно поднимает ее подол и тут же расплывается в блаженной улыбке, сделав еще одно открытие: никаких кружев, сеточек или еще чего-то легкомысленного, но чулки есть чулки.
- Черт, Скалли, вот за это я тебя и люблю.
- Только за это? - с самым невинным видом хлопаю ресницами я, но он не отвечает, увлеченный поглаживанием моих бедер, обтянутых тонким капроном.
Надо сказать, что, с тех пор как мы с Малдером стали любовниками, мой гардероб существенно пополнился, хотя для окружающих это остается совершенно незаметным. Это относится и к затейливым трусикам вызывающе фиолетового цвета, куда Малдер уже беззастенчиво проник рукой, явно вознамерившись продемонстрировать мне все свое мастерство, в котором, впрочем, я уже не раз имела возможность убедиться. И кажется... кажется, на этот раз он даже слишком усердствует.
- Ма-алдер, вообще-то мне еще ходить в них до конца дня, я не взяла запасных... - со слабым стоном сообщаю я, чувствуя, что еще немного и несчастное белье придется выжимать.
- О, прости...
Я и глазом не успеваю моргнуть, как трусики оказываются на полу - Малдер просто ужасно обращается с моей одеждой, пожалуй, я выскажу ему все это... когда смогу говорить.
- Знаешь, думаю, тебе вовсе не обязательно их надевать. Никто не заметит. Об этом будем знать только ты и я. Это так сексуально, ты не находишь? - нашептывает он, вовсю пользуясь тем, что ему уже ничто не мешает, и медленно, но верно доводя меня до исступления.
- Я нахожу, Малдер, что ты слишком много болтаешь! - нетерпеливо обрываю я и заставляю его замолчать, закрывая ему рот поцелуем. В то время как мои пальцы проворно находят его ремень и судорожно его расстегивают...
Да, именно в такие моменты начинаешь ценить преимущества подвального офиса...

- О, крошка, это было восхитительно... - расслабленно выдыхает Малдер мне в шею, слегка потираясь об нее носом.
- Кро-ошка? - с угрожающими нотками в голосе, но в общем-то беззлобно протягиваю я.
- Уговорила - детка, - лучезарно улыбается он, теперь уже глядя мне в лицо.
- Ммм, ты тоже был на высоте, пупсичек... - в тон ему отвечаю я, неспешно поглаживая короткие волосы у него на затылке.
Малдер посмеивается и нежно целует меня в губы, прежде чем отстраниться, чтобы застегнуть брюки и вернуть на место галстук.
Я тоже привожу себя в порядок и наконец с тоской смотрю на фиолетовую тряпочку на полу. Чертов Малдер! Конечно, юбка достаточной длины, чтобы никто ничего не заметил, но я чувствую себя дискомфортно. Щеголять без белья, да еще и на работе, вовсе не входило в мои планы.
- Я тут подумал... пожалуй, я смогу освободить один ящик - для твоих сексуальных трусиков. Так, на всякий случай, - видимо, оценив серьезность проблемы, участливо предлагает мой сострадательный напарник.
- Очень любезно с твоей стороны. Жаль, что эта мысль не посетила тебя раньше, - не очень-то вежливо отзываюсь я, поднимая с пола несчастный предмет.
- Скалли, я и не знал, что ты такая крохоборка!.. Так и быть, я куплю тебе новые. - Я одариваю его скептическим взглядом, и он с мученическим видом закатывает глаза: - Хорошо, если тебе и этого мало, я собственноручно постираю эти для тебя.
- О, избавь меня от таких жертв.
- Ну, как знаешь!
Я не успеваю опомниться, как он ловко выхватывает трусики из моих рук, и секунду спустя они исчезают в глубине его стола. Хозяин которого, поймав мой уничижительный взгляд, с улыбкой поигрывает бровями, а затем, как ни в чем не бывало, разваливается в кресле.
- Малдер, верни! - возмущенно требую я.
- И не подумаю! Сей предмет конфискован и будет приобщен к делу в качестве улики.
- К какому еще делу?
- К делу о... мокрых трусиках! - не долго думая, выдает напарник.
Ха-ха-ха! Как смешно. Просто живот надорвать можно.
Но тут я действительно мстительно улыбаюсь, заметив след от моих зубов, оставшийся на воротнике его рубашки, куда я вцепилась в попытке заглушить рвущиеся из груди звуки, - может, это и подвальный этаж, но кто знает, кого может принести нелегкая в самый неподходящий момент, - так что теперь мой обычно безупречный напарник тоже выглядит слегка... пожеванным.
- А вот теперь можно и за работу... - возвращая на рычаг снятую телефонную трубку (все ведь предусмотрел, негодник!), глубокомысленно изрекает Малдер, не выказывая, впрочем, особого рвения.
Он расслабленно откинулся в кресле, заложив руки за голову, и широко улыбается, глядя на меня из-под полуприкрытых век. Довольный и благодушный, сейчас он похож на толстого, ленивого кота, объевшегося сметаны и улегшегося кверху пузом погреться на солнышке.
Еще бы, его-то белье на нем, в целости и сохранности.
Тут кое-что приходит мне в голову, и, решив не откладывать в долгий ящик, я с застенчивой улыбкой приближаюсь к Малдеру и устраиваюсь у него на коленях.
- Вижу, тебе понравилось делать это в офисе, Скалли? - хитро улыбается он, лениво протягивая руки, чтобы меня обнять. - Если захочешь повторить, только скажи.
О, какое самомнение, мистер!
Я не тороплюсь, ласково поглаживая его плечи под воротником, попутно с самодовольством отметив след моей страсти, оставленный у него на шее, - ха, не все мне ходить в водолазках с высоким горлом.
- Малдер, раз уж мы осуществили твою фантазию... - я мнусь, опустив глаза и не решаясь ему сказать. - У меня тоже есть одна.
- У-у! - Его глаза загораются неподдельным интересом, он даже выпрямляется в кресле, подаваясь ко мне.
- Мне... мне тоже всегда хотелось сделать это на столе... - нерешительно признаюсь я, кротко заглядывая ему в глаза, - на прозекторском столе...
Улыбка медленно сходит с его лица, а я обнимаю его за шею и чуть тише продолжаю:
- Я представляю, как ты лежишь на нем. Обнаженный и такой прекрасный. Стол холодный, но ты этого уже не чувствуешь, твои глаза закрыты, лицо бледное и спокойное. Твоя душа уже покинула тело, и оно полностью в моей власти. Но потрошить такое великолепное создание природы было бы просто кощунством. О, ты такой привлекательный, что я не могу устоять... - Для пущего эффекта я ерзаю у него на коленях, как бы невзначай потираясь своими бедрами об его и едва не переходя на страстный шепот. - Я откладываю скальпель в сторону и стягиваю с рук перчатки. Ты не видишь этого, и мне жаль, что ты не можешь чувствовать моих прикосновений, когда я неспешно провожу по твоей руке от запястья до плеча, потом касаюсь твоей мужественной груди, осторожно ее поглаживая. В то время как другой рукой я начинаю медленно ласкать себя... Дурацкий халат мешает, и я избавляюсь от него, и всего остального тоже, прежде чем присоединиться к тебе на столе...
Краска отлила от лица Малдера, сделав его еще больше похожим на персонажа моей фантазии. Уверена, напарник и не подозревал о моих некрофильских склонностях, но у каждого из нас свои маленькие секреты, не так ли?
- Ты ведь сможешь лежать там не двигаясь и не реагируя на мои действия, как будто и правда мертв? Ведь сможешь? - я заискивающе смотрю на него и закусываю губу, силясь сдержать смех при виде нарастающей паники в его глазах.
- Э-э, Скалли, ты у-уверена, что это то, чего бы тебе хотелось?
Так нервничает, бедняжка, что даже начал заикаться. Видимо, нормальное кровоснабжение в его мозгу еще не восстановилось в должной мере, не то он давно бы меня раскусил. Так что я отвожу взгляд, иначе точно не выдержу.
- Малдер, ну пожалуйста, ты ведь сделаешь это для меня? - смиренно прошу я, игриво накручивая на палец кончик его галстука.
- Черт, Скалли! - внезапно вскрикивает он, едва не подпрыгивая в кресле и хорошенько меня встряхивая.
И я, наконец, даю волю так долго сдерживаемым эмоциям.
- Купился! - хохочу я, цепляясь за его плечи, чтобы не свалиться от сотрясающего меня смеха. Даже слезы выступили, и я стираю их рукой. - Боже, купился, как ребенок!
- Ну-ну, потешайся, Скалли, - недобро бурчит он, наблюдая за моим весельем.
Но хоть и выглядит рассерженным, на самом деле чувствует облегчение, уж поверьте.
- Вот, значит, как... - В его глазах вдруг вспыхивает странный блеск, но я оказываюсь проворней и соскакиваю с его колен до того, как он успевает меня схватить.
Даже знать не хочу, что он еще задумал.
- Я... ээ... пошла за кофе. Тебе принести? - торопливо говорю я, пятясь к двери, тогда как он медленно приближается ко мне с не предвещающим ничего хорошего видом. Нет, ему определенно лучше воды. Очень, очень холодной воды.
Быстро повернув ключ, я с визгом выпрыгиваю за дверь, успевая захлопнуть ее прямо перед носом Малдера, - вот так-то! - и едва не налетаю на помощника директора Скиннера. А он-то какого лешего тут забыл?!
- Агент Скалли? - поправляя очки, холодно интересуется Скиннер.
Да, это я, а он ожидал увидеть маленького зеленого человечка?
- Сэр...
На всякий случай я быстро окидываю себя взглядом, дабы убедиться, что все пуговицы застегнуты как должно, и, извинившись, спешу ретироваться, сделав вид, что мне очень, ну просто очень нужно в дамскую комнату.
Последнее, что я слышу, прежде чем завернуть за угол, - это звук распахнувшейся двери и торжествующий крик Малдера: "Попалась!", сменившийся гробовой тишиной...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 янв 2013, 15:58 
Не в сети
Безвольное существо
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 03:00
Сообщения: 551
Я плачу :LoL: 2:1 (за Скиннера Скалли еще очко, хотя она его и не планировала) :grin:
P.S. Не-не! Ты обещала NС, я помню :agree:

_________________
http://www.youtube.com/user/YouWillBeHappy


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 янв 2013, 16:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
YouWillBeHappy писал(а):
Не-не! Ты обещала NС, я помню
Да я много чего обещала. :grin: Если быть точным, веселенькое я обещала в теме баек, а NC - с глазу на глаз, было дело. Проблема в том, что оно еще не дописано и покамест даже не в приоритете, так что придется набраться терпения, особенно если получится как в прошлом году, большую часть которого я, к сожалению, вообще ничего не писала. :-(


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 27 янв 2013, 16:41 
Не в сети
Безвольное существо
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 мар 2010, 03:00
Сообщения: 551
Лёлишня, :friends:

_________________
http://www.youtube.com/user/YouWillBeHappy


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 янв 2013, 14:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91259
Откуда: Ашдод
Неспящие в Вирджинии :tender: :cray:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 янв 2013, 14:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91259
Откуда: Ашдод
Офисные будни федеральных агентов, или Дело о мокрых трусиках

классно :girl_haha: :flower:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 28 янв 2013, 20:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Яна, спасибо!
Правда, веселенькое на том закончилось, осталось только грустное.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Тихая ночь, страшная ночь
СообщениеДобавлено: 28 янв 2013, 20:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 янв 2009, 15:04
Сообщения: 235
Название: Тихая ночь, страшная ночь
Автор: Лёлишня
Рейтинг: PG
Категория: ангст, Скалли POV
Саммари: Скалли возвращается домой после того, как отдала своего сына.
Примечание: работа с феста "Проекту 20 лет" на тему "Ночью наступает темное время суток"

Бессердечным создателям "СМ" посвящается

"Держаться".
Я медленно, словно нехотя, поворачиваю ключ в замке и несильно толкаю дверь, даже не толкаю, а лишь слегка задеваю кончиками пальцев, и она так же неторопливо отворяется, открывая взору только мрак.
Меня не было всего пару часов. Пару часов, за которые квартира преобразилась до неузнаваемости, хотя здесь по-прежнему все на своих местах. Почти все. Чтобы понять это, даже не нужно включать свет.
Привычно стараясь не шуметь, осторожно ступаю в темноте - и, поймав себя на этом, вдруг с ужасающей отчетливостью осознаю, что теперь это ни к чему. Мои шаги никого уже не разбудят. И никто уже не разбудит меня - внезапным требовательным плачем или легкой возней в кроватке, неясные звуки которой я уловлю даже сквозь сон.
Ноги слабеют, и я хватаюсь за спинку дивана, чтобы не упасть, а потом медленно оседаю на пол.

Я думала, что смогу, надеялась, что готова. Но последние силы ушли на то, чтобы просто доехать до дома. Просто доехать. Еще в машине, с разрывающимся сердцем глядя на пустующее детское кресло, я поняла, что теперь эта пустота будет со мной всегда. И с трудом удержалась, чтобы не вдавить в пол педаль газа и не рвануть обратно. Поздно. Жребий брошен.

Перед глазами стоят лица сотрудниц службы опеки - в лучшем случае бесстрастные, в худшем - непонимающие и осуждающие. Хотя мне ли винить этих женщин? Наверное, на их месте я бы тоже не понимала и осуждала. Должно быть, им нечасто приходится иметь дело с кем-то вроде меня - не с беспечной школьницей, залетевшей от такого же безалаберного дружка, не с опустившейся пьянчужкой, уже мало походящей на женщину и тем более мать...
Одна из этих чопорных дам и забрала моего сына, так буднично, так просто, что я даже не поняла, как это случилось: только что он еще был со мной, и вот его уже нет. Застыла в растерянности, закусив губу, чтобы не крикнуть ей вслед: подождите, а как же... я же еще... я же еще не...
И они дрожали, эти пустые руки, утратившие свою теплую, мирно посапывающую ношу, и невозможно было унять эту дрожь, передавшуюся уже всему телу, и ручка хаотично плясала в пальцах, пытаясь поставить на документах последнюю закорючку...

Тихо. Ни звука. Ни единого звука, кроме неожиданного всхлипа или очередного приступа судорожных рыданий, которые, кажется уже поутихшие, опустошившие меня до основания, вдруг возникают откуда-то с новой силой, постепенно переходя в жалобные поскуливания.
Я будто вижу себя со стороны: маленькую, сжавшуюся возле дивана фигурку, уткнувшуюся в колени заплаканным лицом, стянутым едкой, щиплющей глаза и щеки пленкой соли.
Словно кадры из какого-то страшного фильма. Только в фильмах обычно для нагнетания атмосферы свет в доме внезапно гаснет, раздаются раскаты грома и сверкают молнии, словно вспышка фотоаппарата, на секунду озаряя темную комнату, за окном непременно качается крючковатая ветка старого дерева, и ее зловещая тень на стене кажется ужасным чудовищем... Но ничего этого нет. Вокруг удручающе тихо и безмолвно. Мертвая тишина - так, кажется, это называют. И с электричеством тоже все в порядке. Можно зажечь все лампы, какие только есть в доме, но вряд ли это привнесет хоть капельку света в мою жизнь. И я пребываю в темноте. Так спокойнее. Только тусклое свечение аквариума, в котором, как ни в чем не бывало, продолжается своя неспешная, размеренная жизнь, слегка рассеивает мрак. И я отползаю подальше, чтобы не видеть его, не в силах думать еще и о Малдере. Не сейчас. А может, он - это все, о чем я могу думать.

Безотчетно сжимаю в руках голубое одеяльце - когда-то, больше похожее на жалкую мокрую тряпочку сейчас, после того как я доверила ему свою боль. Так хочется укрыться под ним. Скрыться под ним. Но оно маленькое. Такое маленькое... для меня.
Мне представляется, как он проснется сегодня в незнакомом месте и заплачет от страха. Кажется, я даже слышу этот плач. А может, просто схожу с ума. Никто не знает, как он любит, чтобы его укачивали, какую песенку надо напевать, чтобы он сразу успокоился. А я... я никогда не узнаю, что будет напевать он, когда научится говорить.
По дивану разбросаны игрушки, много игрушек, которые так и не дождались сегодня своего хозяина. Он был еще слишком мал, чтобы забавляться ими. А теперь уже никогда не даст имя вот этому пушистому кролику. Не познакомит его с грустным серым медвежонком. Не схватит яркий баскетбольный мяч, совсем как настоящий, только чуть меньше, не застучит им азартно по полу, грозя разрушениями всему, что встанет у него на пути. Не примерит нарядный синий костюмчик с белыми полосками - подарок дяди, которого он тоже никогда не увидит.
Много, очень много вещей за такой короткий срок. Много, слишком много воспоминаний, от которых не избавишься так легко, как от всего этого ненужного уже добра.

Помню, как впервые принесла его сюда, сонного, забавно зевающего, как показывала ему его дом, где мы обязательно должны были быть счастливы. Я так хотела верить, что мне не случайно было даровано это чудо. Так хотела верить, что теперь, после всех ужасов, пережитых во время беременности и его рождения и разрешившихся таким удивительным образом, все непременно будет хорошо. И позже, обнимая Малдера, трепетно прижимающего к груди нашего малыша, наверное, впервые в жизни ощущала себя бесконечно счастливой.
Но такое полное, всеобъемлющее счастье не задержалось здесь надолго - как будто мы были недостойны его, как будто это было слишком хорошо для нас. Теперь, мне кажется, оно ушло навсегда, надеюсь, вместе с Уильямом, куда-то в другой дом, где ему будет лучше. А я...

Тихо. Только упрямое биение собственного сердца где-то под горлом. И неожиданная мысль: что, если очередного удара не будет? И я почти жду этого. Потому что не знаю, как пережить эту ночь, не уверена даже, что так уж этого хочу.
Призвав на помощь свой хваленый рационализм, пытаюсь убедить себя, что ничего катастрофичного не произошло. Мне не раз доводилось иметь дело с безутешными родителями, скорбящими по своим детям, не раз самой приходилось хоронить близких. Папу. Мелиссу. Эмили. Малдера. Но ведь сейчас я никого не потеряла - я просто... просто дала ему шанс. Так почему же внутри такая неведомая прежде пустота, словно я осталась в этом мире совсем одна? Одна. У меня больше нет сына. Я не знаю, где Малдер, не знаю даже, жив ли он и суждено ли нам когда-нибудь встретиться. Но точно знаю, что эта ночь всего лишь первая из бесконечной череды таких же, овеянных неизбывной тоской и одиночеством.

Темно. Я не сплю, лишь мечтаю провалиться в сон, но он никак не приходит, не уводит меня в волшебную страну блаженной беззаботности и благодати. Но в краткий миг какого-то забытья я вижу Уильяма, неуверенно ковыляющего мне навстречу, потом - крепко вцепившегося ручонками в лошадку на карусели, складывающего из кубиков с буквами свое имя, машущего мне из окна желтого школьного автобуса, подбрасывающего вверх шапочку выпускника, - одна красочная картинка сменяется другой, являя яркие, полные жизни мгновения, которые я не смогу с ним разделить. И я опять плачу. Так странно...

В голове неотвязно гремит чудовищная какофония из всевозможных мелодий, звуков, песен - старых, современных, звучащих сейчас по любому радио и слышанных в далеком детстве, - то становясь все громче, практически оглушая, то непроизвольно смолкая, совершенно не подчиняясь разуму, - наверное, я правда схожу с ума.
Но и этот кошмар рано или поздно кончается, опять оставляя меня один на один с пугающей тишиной. Весь мир словно вымер, перестал существовать. Я была бы благодарна за легкое шуршание шин за окном или даже пронзительный визг сигнализации - хоть что-то, хоть один человеческий звук, который бы сказал мне, что это еще не конец. Но их нет.
Тяжелая, словно свинцовая, трубка все норовит выскользнуть из пальцев. И я сжимаю ее обеими руками. Удержать. Удержаться.
Только быстрая пульсация крови в висках в ответ на протяжные, равнодушные гудки, отзывающиеся мучительной болью в голове, в сердце. Один, другой, третий... невозможно. Рука бессильно опускается - но за секунду до отбоя из трубки доносится благословенное "Алло". И, с трудом шевеля губами, я еле слышно шепчу ему: "Мама..."


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 янв 2013, 00:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91259
Откуда: Ашдод
ужасно жаль... :cray: :cray: :cray:

А как написано :bravo: :bravo: :bravo:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 86 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только