НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 21 ноя 2018, 09:35

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1152 ]  На страницу Пред.  1 ... 54, 55, 56, 57, 58  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 окт 2010, 20:38 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2007, 20:52
Сообщения: 350
Dinina писал(а):
А что подыграла бы ему, чтобы потянуть время?
Как вариант.
Потому что сразу понять, как правильно действовать, мне трудно было бы. Надо же не просто отказать с круглыми от возмущения глазами, а просчитать, как будут развиваться события при той или иной моей реакции.
Уж точно бы с благодарностью на шею не бросалась за информацию.
Цитата:
А благодарить в твоем примере не за что, разве что за информацию. А у Кирилла - это был перелом в жизни, и не в худшую сторону, имхо.

У Кирилла перелом в лучшую сторону в эмоциональном плане, у меня – в материальном.
Цитата:
Он не способствовал тому, чтобы Артем опомнился, скорее наоборот, я думаю

Хосспаде… А должен был способствовать?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 12:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 окт 2009, 17:51
Сообщения: 1444
Alle писал(а):
А должен был способствовать?

Слово "должен" здесь врядли подходит, имхо. Это было пояснение к тому, что:
Alle писал(а):
Цитата: Предложения Артёма не было, всё.

Тут не поняла совсем.

То есть, если бы этого (второго) разговора бы не было, то возможно было бы лучше для всех.

Alle писал(а):
У Кирилла перелом в лучшую сторону в эмоциональном плане, у меня – в материальном.

Только в случае неприятнойстей с отцом. А у Кирилла - независимо не от каких других обстоятельств. Так, я думаю.

_________________
"Разум дан человеку, чтобы он понял: жить одним разумом нельзя". Э.М. Ремарк


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 13:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
9

…Андрей пришёл поздно; в пальто опустился на стул, потерянно свесив между коленями руки. Катя вспомнила: всего несколько дней назад вот так же он сидел, когда она рассказала ему… Всего несколько дней назад.
Он был трезв, но слабый запах алкоголя распространился по столовой. Внезапно он поднял голову и виновато улыбнулся.
- Одна рюмка коньяку…
И, так же быстро, как возникла, улыбка сбежала с его усталого лица.
Катя подошла к нему, села на корточки, взяла руку.
- Это я всё это сделал, - сказал Андрей. – Он – это и я тоже.
- Конечно, нет.
- Конечно, да… Я хочу спать, - и он резко поднялся, так что её обдало воздушной волной и, выпустив его руку, она невольно отклонилась назад. – Две ночи не спал…
Медленно поднялась, встала перед ним. Неяркий свет ночника – и две колеблющиеся тени на стене. Действительно, можно выспаться… Всё закончилось.
И в первый раз за этот вечер, за эти длинные часы, пока она ждала его, - она почувствовала, что ей стало легче.
- Тебе стало легче? – спросила она.
Он хмыкнул и, слегка склонив голову, с горькой улыбкой посмотрел на неё. И вдруг взгляд заострился, он выпрямился, даже немного наклонился вперёд.
- Скажи, ты простила меня?
- За что?..
- За то, давнее…
Ей захотелось уткнуться в его грудь и заплакать от облегчения. Наконец-то он позволил себе вспомнить об этом, самому…
- Разве ты не знаешь?
- Знаю… И думаю: может, и этого… Зорькина ты прощаешь так же? Ради Лисички? Артёма же ты простила? Да? Или нет?..
- Конечно, да. Если ты веришь в него, я верю тебе… Он станет старше, многое осознает и увидит по-другому…
- Во-от… И о Кирилле думаешь так же?
Она дрогнула, ушла от его пристального взгляда, безотчётно тронула стопку папиных газет на столе.
- Нет, не так. Он другой.
- Посмотри на меня…
Он сказал это мягко, почти ласково. Она повернулась к нему.
- Это правда? – спросил он. – Ты правда думаешь, что он не виноват и любит её?
- Правда, Андрюша! Правда…
Он вдруг помрачнел и, снимая на ходу пальто, пошёл к шкафу.
- Я всё время думал о нём, - стоя к ней спиной и вешая пальто, сказал. – Даже больше, чем об Артёме… так странно.
Он подошёл и взял её за руки, не приближаясь вплотную.
- Я устал. Пойду посплю. Скажи ей… скажи, что я потом зайду, если она ещё не ляжет. Совсем не могу сейчас…
- Иди, конечно, иди.
Немного растерявшись, она смотрела, как он идёт по коридору, сворачивает к лестнице… И, не выдержав, спустя минуту пошла за ним.
Сидела на кровати и ждала, когда звук льющейся воды в ванной утихнет. Андрей вышел с тем же уставшим лицом, в халате, теребя полотенцем волосы. Катя встала и, прежде чем он заметил её, обхватила сзади руками, прижалась щекой к спине.
- Дети выросли, и ты просто не хотел терять их, какими они были, - горячо прошептала она. - Теперь нужно полюбить их такими, какие они сейчас… У нас получится, Андрей…
- Кать, - прерывисто, шумно вздохнул он и повернулся к ней, оставаясь в кольце её рук. Провёл пальцем по щеке: «Хорошая моя»…
И после мгновенного колебания, словно переводя себя в другое, долгожданное измерение, наклонился и с постепенно слепнущим туманящимся взглядом, губами горячими и нетерпеливыми стал искать, узнавать, возвращать её – как называл он про себя примирения…
Она вернула ему свой запах, интонации, движения, напомнила всё медленное, возбуждённое, громкое и тихое в себе. И вся его тоска по себе самому прежнему, по семье, по прожитым и оставшимся позади годам – то есть по ней, потому что всё это была она, выразилась в небывалой силы вспышке, в которой он там, на прощальном пике, увидел её.
...Перед тем, как обоим им уйти с этой вершины и обосноваться на новых… но всё равно же – вместе.
- Ничего не закончится, пока мы живём, - сказал он, расслабляя напряжённые пальцы, обнимавшие её голову под
волосами, и гладя её, словно заглаживая свою вину-страсть.
Она обрадованно и облегчённо кивала, зарываясь лицом под его подбородок, в тёплую и сильную шею, и с улыбкой потираясь щекой о кадык.
- И всё-таки, как подумаю, что её больше не будет, такой, какой она всегда была… Сейчас часто вспоминаю её маленькой… Помнишь, в тележке в «Карусели»…
- Помню… Она сидела там ровно минуту, пока вдруг не оказывалась у тебя на руках…
Он улыбнулся.
- А потом очень удивлялась, что в гимназии мы не остаёмся с ней… Вот оно, ЕленСанны домашнее воспитание… Валерка уже так не спросит…
- Ну, вот видишь, ничего не бывает всегда. Как же твои отметки на двери? Ведь это то, чего ты боялся сейчас. Когда отмечал метр тридцать – это означало, что девочки метр двадцать больше нет и не будет…
- Как жалко, да? – Он вновь улыбался ей в волосы.
- О-очень. Но, представляешь… десять разных Алис…
- Нет… Пусть лучше так…

…Позже, у дочери, он был спокоен, хоть и напряжён. Двухчасовой умиротворяющий сон в объятиях с любимой немного примирил его и с самим собой.
Выйдя от Артёма с посеревшим, опрокинутым лицом, он был вне себя от боли в том числе и потому, что не мог найти в себе сил обвинить сына. Он думал, что, оправдывая его и виня только себя, предаёт Лисичку. Но чувствовал лишь жалость и нежность к Артёму, острые, ранящие. В самом начале, чувствуя, как что-то тяжёлое легло на сердце, опустился на стул и подумал, как же это похоже на то, как он пришёл когда-то к Кире с платьем... И только встреча с Катей и Лисичкой сняла этот груз.
…Уже в тот момент, глядя на бледное раскаявшееся лицо сына, он объял всю свою вину, словно ещё раз увидел в едином сгустке. Но что-то вело его, заставляло задавать обычные, «нужные» вопросы…
- Ты ненавидишь её?
- Нет! Я хотел доказать ей, что мир не белый, а чёрно-белый.
- Это не так… Ты поймёшь потом, что это не так…
- Пап, в том-то и дело, что я не верю… не верил в «потом». Надоели все эти проповеди: вырастешь, поймёшь… Может, всё дело в том, что люди устают от себя и, чтобы выжить, придумывают себе оправдания? А мне всё время кажется, что я смотрю со стороны…
- Значит, ты никого и ничего не любишь, - преодолевая тесноту в груди, сказал Андрей.
Сын нахмурился, глаза зажили где-то в другом измерении. Так он задумывался в детстве, когда слышал ответы на свои вопросы. А их, как и сейчас, было много.
- Почему, люблю, - серьёзно ответил он. – Люблю Марину, - и было видно, каким насыщенным, полным смысла сейчас это было для него, - маму люблю… тебя… Виталия…
- Всем этим людям ты сделал больно, - устало сказал Андрей, не дождавшись имени дочери. – Что ж это за любовь такая? Любовь-ненависть?
- Никакой ненависти нет, - хмурясь ещё сильней, упрямо, твёрдо сказал Артём.
- А к Лисичке?
- Нет!.. – И, помолчав, поборовшись с досадой из-за своей горячности, тряхнув летящими своими волосами, добавлял: - Просто мы разные с ней. И никогда не сойдёмся. Как южный и северный полюс, знаешь… Ты же не требуешь, чтобы мама и Катерина Валерьевна подружились, потому что знаешь, что это невозможно. Так и мы с… Лисичкой…

…Два полюса разрывали его, делили между собой, пока он сидел в баре и его собственный призрак, явившись из небытия, хохотал отражением в прозрачной коричневой рюмке. С тихим ледяным бешенством в душе он предавал его анафеме. Во всём, во всём этот «доКатин» хохотун виноват… И в треснувшей душе Артёма, и… Тот парень, которого любит его дочь, и вполовину того не сделал, что сделал в своё время он. Но и этой платы хватило… Пусть даже этого Кирилла оболгали с ног до головы.
Теперь найти бы момент истины, уловить его – но строить из себя жреца, учителя было невыносимо… И из последних сил он отговаривал необходимое и дочери.
- Ты только пойми, это я во всём виноват, это из-за меня он такой. Я жизнь Кире Юрьевне сломал, и он это понял… А я думал, что он не задумывается об этом, так же счастлив, как мы…
- Папочка, я всё понимаю, всё… Я не злюсь на него, это правда…
Она плакала, дитя его единственной любви. Куда подевались все её теории? В светлой, ничем не омрачённой душе не могло найтись места осуждению. Неприкаянное, оно витало в комнате и не могло пока не вылететь, ни осесть.
- Ты не знала, не подозревала ничего?
Раньше его острый отцовский взгляд наколол бы её, словно бабочку, чтобы она сама никуда не смогла улететь… Сейчас его мягкость, смирение пугали её.
Но всё же она на секунду опускала голову, и её гладко зачёсанные каштановые волосы мягко блестели в свете ночной лампы.
- Чувствовала… Кирилл… Он был зол на Артёма, а я не понимала почему.
- Зол?
- Да… Вчера он рассказал мне… Он делал вид, что согласился, чтобы Артём ничего не смог больше сделать, обидеть меня.
- Ты уверена? – всё же вспыхивал он, и она невольно радовалась этому оживлению, знакомой закипи в глазах. – Ты уверена, что только делал вид?
Она смотрела на него со своей странной, лишь иногда появляющейся улыбкой – как он любил этот её оскальчик, ряд мелких ровных зубов между ярких губ... Она была мудрей и прозорливее его и, нетронутая опытом и ошибками, всё понимала сейчас лучше него.
- Пап, можно попросить тебя? - не отвечая на вопрос, спрашивала уже она. - Встреться с ним, поговори. Мне бы хотелось… мне бы хотелось, чтобы ты сам понял, не просто поверил мне или маме…
- Ма-аме, - под давлением всё того же спасительного ревностного чувства, прогнавшего усталость, не выдерживал он. – У мамы давняя слабость к этому семейству…
Алиса удивлённо смотрела на него, и он тушевался, становилось стыдно за свою, и только свою, слабость.
- Не обращай внимания, это я так… Так что же он сам не просит?
- Я хотела сначала поговорить с тобой…
…И он бы даже уже и вопросы все вечные и положенные ей задал, о «намерениях», например, – но остановился, потому что вопросы эти нужно было задавать по адресу, то есть самому пресловутому молодому человеку, - и к тому же, выйдя от дочки, смог дойти лишь до двери спальни и, прошептав: «Кать…», сполз на пол с ладонью, прижатой к левой стороне груди.

***

…Ледяные струи дождя отхлестали их, пока они бежали от машины к дому. От гаража до крыльца - несколько метров всего, а вбежали друг за другом в дом вымокшие до нитки и никак не могли отдышаться. Смеясь над собственной неловкостью, Катя отодвинула створку шкафа:
- Вешай сюда… вот вешалка…
И Кирилл стянул свою тёмно-зелёную куртку, набросил на плечики и, не расправляя, застыл с вешалкой в руках, растерянно глядя на другие вещи в открытом шкафу.
- Куда же вешать? Мокрая…
Улыбаясь, Катя взяла у него куртку и вместе со своей пошла в бельевую, на задворки кухни. А когда вернулась, увидела уже обоих – отпрянули друг от друга…
- Ну, наконец-то. А мы в университет за тобой заезжали.
- Конференцию отменили… Поехала в больницу, а вас уже нет…
Стояла у стола – такая высокая, тоненькая в своём шерстяном коричневом сарафане и бежевой блузкой под ним. Поглядывала на Кирилла, а он, не стесняясь, смотрел на неё. В первую секунду, когда Катя вошла, смутился, а потом снова забыл о ней.
Ну как же, давно не виделись – целых полдня, да ещё без телефона…
- Держи, - Катя открыла свою сумку, протянула дочери телефон. – И как люди раньше жили? По полдня друг за другом гонялись, - и все трое улыбнулись.
- Папа не хочет оставаться. Злится, с врачом поругался…
- Он же обещал мне, - Катя расстроенно опустилась в кресло. – Так и знала, уедем, а он снова начнёт… Один день же всего, завтра выпишут…
- Мам, там правда ничего серьёзного? Он кричит, что абсолютно здоров…
- Раз такое случилось, значит, не абсолютно… Но серьёзного – действительно ничего. Сделали ЭХО, ещё какую-то диагностику. Сердце здорово для его возраста, но беречься нужно…
Алиса помолчала в грустной задумчивости.
- А я рада, что он опять прежний. Так страшно было, когда он молчал…
- Он очень сильный, он не сломается. - Катя сжала кулачок. И посмотрела на дочь уже мягко: - Не беспокойся ни о чём, всё будет, как раньше. Идите… вы же хотели идти?
Алиса взглянула на Кирилла.
- Мы ко мне, ненадолго…
- Идите, конечно. – Поёжившись, она обернулась и сняла со спинки кресла ажурный вязаный платок. Укуталась, откинулась в кресле, прикрыла глаза. – Я сейчас посижу, отдышусь немного, и за Валерой. Я Марью отпустила, она и так вчера весь день здесь пробыла.
…Уже у коридора Кирилл вдруг остановился, обернулся к ней:
- А можно… можно мы с вами?
- Куда? – с улыбкой открыла она глаза. – В детский сад?
- Ну да… Ужасно интересно…
Катя увидела, как их руки потянулись друг к другу, тайком сплелись, на лицах – восторг затаённый. Всё, всё им в новинку, всё интересно – вдвоём, даже банальная поездка за братом в детский сад…
- Конечно, можно. Я зайду за вами.
И, слушая удаляющиеся шаги, с той же едва заметной улыбкой на губах она снова закрыла глаза. Конечно, им не терпится поговорить. Для Алисы утреннее событие - вопрос жизни, гармонии. Любви и доверия отца, силы Кирилла. Его способности постоять за себя – и за неё.
Когда Катя позвонила ему утром, в первый момент растерялся: в больницу? а это удобно?..
- Удобно. Иначе Андрей Палыч нарушит режим. Он хочет видеть тебя, - сказала она уже серьёзно.
- Хорошо, - тоже изменившимся тоном ответил он. – Я приеду. Я знаю, где это.
Они подъехали одновременно, вышли из машин.
- Не волнуйся. Всё будет хорошо.
- Я с-спокоен, - ответил он. И она вспомнила, что когда-то Яна грустила: он немножко заикается. Только когда очень неспокоен…
Андрей, чуть нахмурившись, задумчиво смотрел на него. Они сидели в креслах в «пальмовом углу». Здесь было прохладнее: в палате открыть окно не разрешали, «проветривали» ультрафиолетом. Под пальмами Андрею тоже сидеть было нельзя, но он выходил. Катя пробовала возразить, но её со спокойной и твёрдой улыбкой обняли за плечи: «Пойдём, подышим воздухом по-человечески», а когда он был таким, она не могла обращаться с ним, как с больным или ребёнком. Хоть сердце и было искусано страхом, первый злейший укус – тогда, под дверью, когда она открыла её… Он шевелил губами и силился улыбнуться; она понимала, что он произносит её имя, но ничего не слышала, кроме воя своего сердца в унисон с его.
…- Андрей Палыч, я попросил Алису стать моей женой. Она согласна.
- Не рано?
- Со следующего семестра я учусь на вечернем. Буду работать. Я уже договорился.
Долгая, долгая пауза…
- Где, если не секрет?
- У отца приятеля, в строительной фирме.
Несмотря на приоткрытое окно, воздух под пальмами мгновенно раскаляется…
- В строительной фирме? Это что же за приятель?
- Не Артём, - спокойно отвечает Кирилл. – И владелец фирмы – не Виталий Сергеевич. Отец моего знакомого – Никиты Богданова, с четвёртого курса. Марина Скворцова с ним в одной группе.
- Хм…
Пристальность сменяется мягким прищуром. Катя знает: Андрей хочет спросить о «Зималетто», почему мальчик не обратился к нему, отцу Алисы, но не спрашивает, потому что это прозвучит двусмысленно. И даже унизительно для него. А Андрей этого уже себе не позволяет. Кто знает, сколько времени потребуется, чтобы его осторожность-настороженность сменилась доверительностью, иногда и задевающей, как это бывает между близкими людьми. Но Андрей же иначе, неблизко, не сможет. Зять – не деловой партнёр…
Всё, как с Колей когда-то. Всё, как с ним.
Они ж друг без друга тают, угасают. Без взаимных поддразниваний, шумных и беспорядочных пикировок… Беда развела – она же и свела обратно. Вчера Катя уже слышала, как её любимый с Зорькиным по телефону разговаривал: насмешливо, возбуждённо. Не хватает ему этих перепалок…
Но Кирилл, конечно, - не Коля, вспыхивающий мгновенно, как спичка, в чём-то навсегда ребёнок. В Кирилле сочетаются доброта матери и основательность, рассудительность никому не ведомого, забытого даже Яною отца. И отношения с Кириллом скорей на отношения с Виталием будут похожи – их ведь тоже связывает родной человек.
- В любом случае это рано. Торопиться ни к чему. Подождём, посмотрим, - говорит Андрей.
…Это – испытание, Кирилл... Не приговор…
Катя отводит глаза. Он справится. Справится сам…
И он будто и не слышал того, что сказал Андрей.
- Мы хотели бы пожениться как можно быстрее, - услышали они.
Андрей медленно повернул голову к жене. Их глаза встретились – уже там, в последнем жарком дне золотой осени 16 лет назад, на дорожке в солнечных узорах и тенях от ветвей деревьев, словно переплетённых рук, - у старого приземистого корпуса санатория, где отдыхали её родители. Растерянное, силящееся выглядеть волевым, мужским, лицо её отца – и смелые, уверенные слова Андрея: мы хотели бы пожениться как можно быстрей. А всего за несколько дней до этого он забрал её отсюда же после аварии. И она ещё - не была его, и решалась - его судьба. Всего несколько дней…
- Посмотрим, - вызывающе-упрямо, но со скрытой удовлетворённой улыбкой в глазах Андрей хлопнул себя по коленям и поднялся. Кирилл поспешно встал тоже… и пожал протянутую ему руку.
Потом, на стоянке, он скажет Кате:
- Я очень рад, что знаком с таким человеком, как Андрей Павлович… и что у Алисы такой отец. Вот только удивляюсь…
- Ты об Артёме?.. Нет, не осуждай его. Андрей Палыч тоже в своё время искал ответы на некоторые вопросы…
- Как вы все… и Лисичка… можете вот так просто простить его? – после паузы с интересом спросил он. – Я знаю, что другие, да все мои знакомые, такое бы устроили… Отец вот злился на Андрея Палыча, а сам?.. Сам бы на его месте что делал?.. А вы - улыбаетесь…
- Ты недоволен? Ты хотел бы, чтобы мы наказали его?
- Нет… - И, перехватив её взгляд, ещё раз заверил: - Правда, нет. Тем более, что и я виноват, - он нахмурился. - Я просто не понимаю… и восхищаюсь. Я такой доброты в себе найти не могу… И не знаю, что буду делать, если встречу его…
- Ничего не надо делать, Кирилл. Я, конечно, не могу тебе приказать, но послушай меня: ничего. Поверь, так будет лучше. Вот увидишь потом…
- Потом, - недоверчиво усмехнулся он, и она подумала, что все дети такие: не желают верить в «потом». Ждать. Писать жизнь на черновик. И неважно, что в чистовике ошибок не исправишь.

…Она поднялась наверх, переоделась в своей спальне и, перед тем, как постучать к Алисе, свернула в конец коридора. В небольшой нише осторожно нажала на ручку двери. Так и есть: папа спит в кресле, высоко откинув голову на спинку, завернувшись в большой старый мамин платок. На комоде напротив тихонько бубнит телевизор - Катя постояла немного, глядя на отца, подошла тихо, выключила.
Безупречно, без единой складки, заправленная постель (по сей день собственноручно заправляет), ещё мамины цветы в горшках на широком подоконнике… Садовых мама в спальне почти не ставила, только когда голова болела – говорила, что помогают. Когда она умерла, целый месяц у изголовья её стороны постели появлялись свежие срезанные цветы – маленькое папино «спасибо» за то, что всю жизнь она его цветами окружала. Средство хоть немного примириться с тем, что меняется вечный мир…
Катя тихо вышла из спальни и пошла по коридору - на счастливый смех, доносившийся из-за другой двери.

В детском саду ужин задержался, и, когда они пришли, звон ложек о тарелки был доминирующим. Алиса пошла в группу, помочь Валере собраться. Каждый раз они ехали и возвращались из сада, гружёные пакетами: игрушки, пластилин, краски, альбомы, специальные развивающие книжки - Валера уже читал и по-английски. Хоть и ленился – гораздо больше его интересовало то, что можно было сделать руками, мастерил, клеил, конструировал – от деда не оторвать…
Катя и Кирилл задержались у шкафчиков – выяснилось, что шкафчик сына тоже забит до отказа, и надо было перебрать, кое-что забрать домой…
- Такой запах, бр-р, - смущённо улыбаясь, вдруг сказал Кирилл.
- Тебе не нравится?.. Вкусно же…
- Вот именно. Щи из свежей капусты… Творожная запеканка…
- Да нет… Паэлья, фрукты…
Не договорив, она всмотрелась в его лицо. Он улыбался: понимал, что это глупо, и в то же время ему на самом деле было не по себе. Случайный запах способен иногда в один миг вбросить в прошлое. Этот, здешний, запах - запах страха и одиночества? Когда мама уходит и ты остаёшься совсем один?..
Они ведь ещё совсем ничего не знают про него. Ещё только предстоит узнать – чем он живёт, какие вопросы ОН себе задаёт… Скучает ли по СВОЕМУ отцу, какие у него с ним внутренние отношения… Для Яны и Кольки все эти вопросы – тёмный лес, они боятся их, как огня…
А для неё, Кати, – часть благодарности. За то, что он есть. За то, что он такой. За счастливых дочь и мужа. За себя, поверившую.
…Назавтра вечером, когда она, уже дома, сидела у Андрея на коленях и рисовала пальцем на его лице, Юлиана позвонила и спросила: «Как вы там? Всё хорошо?». Катя помедлила несколько секунд и решила, что несколько дней – это не повод. «Всё хорошо», - ответила она. Юлиана засмеялась: «Вот за что я вас люблю, Ждановы, - всё у вас всегда хорошо! Моя теория в действии! И, пока я верю в вас, всё и будет хорошо!»
И правда – может, такие, как Яна и Юлиана, помогают им, уравновешивая – тоже необходимые - сложности?..

***

…Колкая снежная крупа забивала нос, рот, глаза, не давала дышать. Преодолевая встречные порывы ветра, Артём добрался до деревянного домика, наспех сбитого временного пристанища геодезистов – разведчиков строительства. С трудом открыв дверь, он сделал последнее усилие, обернулся: Виталий отстал, не успевал за ним. Артём вошёл в дом и несколько минут стоял неподвижно, уравнивая температуры, восстанавливая дыхание. Налипший на волосы снег в тепле быстро таял, скоро по лицу потекли уже струйки воды.
Чувствуя, как щёки постепенно загораются изнутри пунцовым пламенем, он подошёл к двухконфорочной плитке и разжёг огонь. Открыв крышку чайника и убедившись, что воды достаточно, поставил на плиту. Здесь даже электрического чайника пока нет. Любит он такие необжитые места; с тех пор, как года два назад Виталий брал его в подобную экспедицию, всё время мечтал о таком же. И тут перед Новым годом звонок: «Не хочешь со мной после сессии поехать?» Виталий был в командировке, ждали 31 декабря… Артём обрадовался – конечно, поеду, и сразу же начал потихоньку собираться.
Сейчас трудно было поверить, что всего в двух километрах отсюда – большой город, фешенебельные номера в отеле, в которых остановились гендиректор проекта с пасынком. Получив дотацию, власти города решили расширяться, построить за кольцевой комплекс – два отеля, торговый и выставочные центры… Фирма Виталия выиграла тендер, и, сдав последний экзамен и пожав крепко и ободряюще руку матери в ответ на её испуганные слёзы, Артём отправился вслед за отчимом сюда. В снега и метели…
Но некоторые блага цивилизации доступны и здесь. Тихое пиликанье мобильного оживило душное помещение, пропахшее сырым мехом и талым снегом.
- Сынок, с днём рождения! Алло?.. Ты слышишь меня?..
- Слышу, пап! – Ему тоже пришлось говорить громче.
- Когда ты будешь в Москве? Я звонил Виталию, у него что-то с телефоном…
- Да, «грохнулся», изредка только ловит… Мы приезжаем во вторник… во втор-ник!.. Приезжай…
- Что? Ч-чёрт, не слышно ничего… что ты сказал?
- Вечером во вторник приезжай… слышишь?
- Слышу… Приеду… Я там тебе кое-что привёз, в комнате оставил…
- Спасибо, пап… Как Ваня?
- Всё хорошо. Здесь солнце, тишина… не то, что у вас… Ванька уже со второго спуска съезжает, легко…
- Передавай привет ему…
- Ты увидишь его, он ещё месяц в Москве пробудет.
- Правда?.. Тогда приезжайте вместе. И пусть эти, как их… эскизы?.. свои возьмёт, Марина хотела посмотреть, недавно говорила…
- Какие там эскизы… у него уже альбом издан, - в прояснившемся эфире был слышен смех отца. – Работы лучших учеников издали, в марте выставка, ну, он тебе лучше расскажет. Мы всё привезём, не волнуйся…
Он ещё хотел спросить, как отец себя чувствует… но связь снова стала плохой, и разговор прервался. И почти сразу же пришёл Виталий, с ним – ещё несколько инженеров; они стали пить чай, ели бутерброды, разговаривали. Из своего старого дорожного рюкзака Виталий вынул бутылку «Хеннесси», и они выпили в честь его совершеннолетия. В разгар пиршества позвонила мама, опять плакала и поздравляла. Сказала, что, когда он родился, в Москве был солнечный день, и сейчас солнечный, а там, где он сейчас, вечная хмурая зима: ну, зачем, зачем он уехал?.. Он только успевал успокаивать: вслед за матерью позвонила бабушка, и её из Лондона было гораздо лучше слышно, чем отца из Швейцарии.
Нужно было уже собираться в город, и он вышел в морозную ночь, чтобы почистить машину. Метель унялась; натянув капюшон и высоко подняв голову, он различил на небе несколько звёзд. Мама сказала – у него теперь новая гитара. Отец привёз, прислонил к столу бережно… А ту, с порванной струной, можно выбросить. Или у Егора оставить – он ведь так её и не забрал. Егор сказал, звук всё равно не тот, по-хорошему надо бы новую.
В голове немного шумело – не от «Хеннесси», от ясности – этого дня, этой ночи… Артём вынул мобильный, не спеша снял перчатки. Взглянул ещё раз на небо, мёрзнущими пальцами набрал СМС…
Он хотел встретиться – передал через отца, когда ездил в больницу, а чуть позже отец, отводя глаза, сказал: она отказалась. Артём понял: не из гордыни; испугалась – за него. Ему это не понравилось, но он не стал настаивать. И больше не видел её, даже в университете не встречал, слышал только, что Зорькин у Богданова работает, свадьба скоро…
…Он отправил СМС (два слова всего: «прости меня») и тут же увидел на заставке конверт с её именем. Она не могла так быстро ответить, и пары секунд не прошло.
Пальцы совсем перестали слушаться, срывались, он еле открыл этот конверт. «С Днём рождения! Будь счастливым, Артём! Твоя Алиса». Она написала ему одновременно с ним. С днём рождения!.. А он по-другому поздравил её…
Экран гас, но он снова и снова «оживлял» его, не спуская взгляда. На этот раз мгновенно открылся пришедший ответ: «Забудь. Не думай об этом». Тогда он написал: «Можно позвонить?» - и долго смотрел на экран перед тем, как отправить. Отправил и, держа в левой руке телефон, принялся щёткой счищать снег с капота машины. Может быть, когда-нибудь это будет его собственная командировка. Может быть, в таких же снегах, а может, где-то в пустыне. Он заночует у машины, занесённой песками, будет лежать, закинув руки за голову, и смотреть на звёзды, и вдруг лучи света фар ослепят его – его Скворец соскучится и откуда-нибудь из Нью-Йорка приедет к нему. Выскочит на песок в защитного цвета комбинезоне, со своими рамками, этюдниками, холстами… «А я не к тебе приехала, - скажет. – Просто очень хотелось нарисовать пустыню и это небо…» И он, усмехнувшись, поцелует её непокорно-тянущиеся губы, и всю ночь они будут мчаться к звёздам, россыпью, пригоршнями брошенным на небо, по очереди седлая друг друга… И, устав под утро от этой скачки, уснут в обнимку, и жаркий розовый рассвет встретит их, спящих, посреди песков. У Скворца, конечно, будет своя галерея, и выставки одна за другой – не её картин, нет (её – «только для себя», как она сказала ему, показывая свой последний рисунок – его лицо), - чужих, талантливых, «настоящих», Ивана, например. И в перерывах между своими поездками он тоже будет находить её то в одной, то в другой точке мира, появляясь внезапно, высокий, с уже остриженными волосами и лёгкой щетиной на загорелом лице, и они будут стоять посреди многолюдного зала, и никого, никого вокруг. «Не люблю, не люблю я тебя, но жить без тебя не могу», - задиристо сказала она ему сегодня. Со скворечником трудности, конечно, - но и нужен ли он им?..
…Получив ответ («Конечно, звони!»), он неторопливо подышал на руки; то ли разогрелся, то ли потеплело, но ему правда больше не было холодно.
Открыл дверь машины и, усевшись на сиденье, нажал кнопку вызова. Плавно прерываясь, к имени сестры замигала стрелка…




Июль-октябрь 2010г.

КОНЕЦ

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 13:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 апр 2009, 07:46
Сообщения: 547
Спасибо,Натали! коменты я не писала,но хочу поблагодарить вас за чувство удовлетворения ,покоя ,которые охватили меня по прочтении.Может и есть где-то островки любви и полного взаимопонимания ,которые вы так убедительно описываете.
:Rose: :Rose: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 14:06 
Не в сети
Благодарный читатель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 12:44
Сообщения: 7680
Откуда: Israel
:tender: :tender:" Растеклась" я тут перед компом! Наташ, спасибо! :kissing_you: :Rose: Пошла читать с начала! :wink:
А это тебе

* * *
Надежда пахнет свежим огурцом,
а вера - луком, жаренным на сале.
Избушка, повернись ко мне лицом.
Твой домострой, как мир, универсален.
Домостроитель мой, настройщик стен,
давай три раза в день греметь посудой!
Как в ребрах, в бревнах будем неподсудны.
За дом - полмира: родственный обмен.

* * *
Больше жизни люблю того,
с кем жизнь не делю.
Меньше жизни люблю того,
кого вообще не люблю.
А того, с которым делю
остаток ночей и дней,
люблю, как жизнь, как сестра, люблю,
а может, еще нежней.

Вера Павлова

_________________
Умная женщина - та, в обществе которой можно держать себя как угодно глупо. Поль Валери
Жизнь-это цепь потерь. Айзик Азимов


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 14:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 янв 2008, 19:31
Сообщения: 1134
ура! прода. умчала читать

_________________
Будет минутка:

Загляните сюда
http://fotki.yandex.ru/users/Helium231977/albums/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 14:18 
Не в сети
Подозрительно спокойная Лиза
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 ноя 2007, 23:10
Сообщения: 10140
Откуда: Мой адрес: Очень Хрупкая Планета
natally писал(а):
выйдя от дочки, смог дойти лишь до двери спальни и, прошептав: «Кать…», сполз на пол с ладонью, прижатой к левой стороне груди.

Я вот чуть также не сползла, эти слова прочитавши... :swoon:
Наталли, ну низя же так пугать... :acute: Уж грешным делом подумала, шо автор хочет Андрюшу в мир иной отправить, к папе Паше и тёще Лене... :o
Но эта фраза вселила в читателя жисть и надежду:
natally писал(а):
- Папа не хочет оставаться. Злится, с врачом поругался…
:o
natally писал(а):
Валера уже читал и по-английски. Хоть и ленился – гораздо больше его интересовало то, что можно было сделать руками, мастерил, клеил, конструировал – от деда не оторвать…
Валерик практик, а не теоретик... :o
natally писал(а):
«Не люблю, не люблю я тебя, но жить без тебя не могу», - задиристо сказала она ему сегодня.
Вот козочка строптивая... :o
natally писал(а):
- Мы хотели бы пожениться как можно быстрее, - услышали они.
:o Старая-старая сказка... (с)
Наташа! :bravo: :bravo: :bravo:
Какие они все у тебя ЖИВЫЕ!
Спасибо за них, счастливых! :missing:

_________________
- А на той планете есть охотники?
- Нет.
- Как интересно! А куры там есть?
- Нет.
- Нет в мире совершенства! - вздохнул Лис... ( Антуан де Сент-Экзюпери)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 14:47 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
halirina
Margarita
Helium
Jelizawieta

девочки, спасибо большое! :Rose:

halirina, очень рада Вас видеть, спасибо, что читаете. :Rose:

Цитата:
Надежда пахнет свежим огурцом,
а вера - луком, жаренным на сале.
Избушка, повернись ко мне лицом.
Твой домострой, как мир, универсален.
Домостроитель мой, настройщик стен,
давай три раза в день греметь посудой!
Как в ребрах, в бревнах будем неподсудны.
За дом - полмира: родственный обмен.

:bravo:

Вот ещё не посмотрела на имя автора, а вспыхнуло: Павлова. И не замедлило подтвердиться... Спасибо, Рит!!! :Rose:

Jelizawieta писал(а):
Уж грешным делом подумала, шо автор хочет Андрюшу в мир иной отправить, к папе Паше и тёще Лене...

Вот же ж автор :dwarf:

Jelizawieta писал(а):
Какие они все у тебя ЖИВЫЕ!

Спасибо, Лиз! :Rose:

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 14:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 окт 2009, 17:51
Сообщения: 1444
Наташ, спасибо! Даже комментировать ничего не могу. Все так просто, так душевно и тонко, нет ни недоговренности, ни наоборот разговоров ненужных и напыщенных. Действительно счастливая семья!
:good: :bravo: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 15:35 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2007, 20:52
Сообщения: 350
Dinina писал(а):
Только в случае неприятнойстей с отцом.

Ну скажем так. Наследство, как это ни печально, всегда связано с чем-то нехорошим.
И тоже как факт – материальное улучшение.
А в случае с Кириллом.. Артём не являлся носителем уникального знания о чувствах Лисички. Так что если Кириллу кого и благодарить, так это провидение, что послало Артёма с планом к нему.

О, долгожданное продолжение.

Ииихааа!!! Ну я прям так и думала, что Кирилл на вечернее двинет.
Жалко, что про него действительно немного рассказали. Но это только добавило ему харизмы и шарма :mrgreen:

natally, спасибо! Умничка ты наша!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 16:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Dinina, Натик, солнышко, спасибо тебе! :kissing_you: :Rose:

Alle, спасибочки, очень приятно. :friends: Приходи в новый фик. Давайте теперь там ругаться. :-D :pooh_lol: :drinks:

Всех-всех жду. Правда, я притормозилась чуть-чуть, приболела (сейчас уже ОК), но, надеюсь, войдём в колею.

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 16:10 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2007, 20:52
Сообщения: 350
natally писал(а):
Приходи в новый фик. Давайте теперь там ругаться.

Ругаться не приду.
Обсуждать - да.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 16:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Alle писал(а):
Ругаться не приду.
Обсуждать - да.

:Yahoo!: :friends:

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 19:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 13 мар 2009, 21:45
Сообщения: 530
Natally, спасибо большое! :kissing_two:

Расстрогалась под конец...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 20:58 
Не в сети

Зарегистрирован: 07 мар 2010, 11:29
Сообщения: 612
Откуда: Московская область
Спасибо :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 22:15 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2009, 21:23
Сообщения: 346
Наташа,
плАчу. Вот умеешь до слез довести красотой
Спасибо!
:bravo: :Rose: :thank_you:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 окт 2010, 23:11 
Не в сети

Зарегистрирован: 24 май 2010, 12:16
Сообщения: 1634
...И НЕТ СЧАСТЛИВЕЙ НАС...Натали,спасибо,всё именно так и у твоих и наших любимых героев,и у нас,твоих благодарных читателей. Не обманула! :grin: :thank_you: :good: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 окт 2010, 09:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 мар 2010, 18:02
Сообщения: 1025
Откуда: Москва
natally, спасибо огромное за эту историю. И так здорово, что уже есть новая. :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Ни дня без подвига!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 окт 2010, 15:11 
Не в сети
Мирная

Зарегистрирован: 07 янв 2008, 20:02
Сообщения: 9825
Цитата:
- Скажи, ты простила меня?
- За что?..
- За то, давнее…

- Я всё время думал о нём, - стоя к ней спиной и вешая пальто, сказал. – Даже больше, чем об Артёме… так странно.

Ну да, труднее всего прощать давние собственные ошибки, сделанные в отношении дорогого тебе человечка. Жжёт вдвойне: и за прошлое, и за настоящее.

Цитата:
…За счастливых дочь и мужа.

Да. «За это можно все отдать…»

Цитата:
- Дети выросли, и ты просто не хотел терять их, какими они были, - горячо прошептала она. - Теперь нужно полюбить их такими, какие они сейчас… У нас получится, Андрей…

Просто квинтэссенция второй части твоей книги, Наташ.
Спасибо тебе великое :Rose: :Rose: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 окт 2010, 17:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 00:04
Сообщения: 3819
Откуда: Калуга
Наташ! Спасибо тебе за них, счастливых!
:Rose: :Rose: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1152 ]  На страницу Пред.  1 ... 54, 55, 56, 57, 58  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только