НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 23 авг 2017, 21:17

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 186 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Свадьба луТшего друга, Катя/Роман
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 17:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Название: "Свадьба луТшего друга" ( к фильму никакого отношения не имеет, практически)
Пейринг: Катя/Рома (к концу не изменится)
Герои: Катя, Роман, Андрей, Юлиана, Коля и др.
Сюжет: Решил автор поразмышлять на тему, а что если бы выйдя тогда из ресторана после объяснения с Андреем, Катюша наталкнулась на Малиновского.
Огромное спасибо Недочке за творческий толчок, и Tyz за поддержку.
Примечание: Так как одной из причин появления этого фика было желание "пошалить", а так же потому, что еще есть белые пятна я с удовольствием рассмотрю выши предложения по развитию сюжета.
Писать обещаю регулярно, но скорее всего не чаще одного раза в неделю.
Ну как выкладывать?

http://flyfolder.ru/3929974
http://flyfolder.ru/3929983 vmar.ifolder.ru/3929983


Последний раз редактировалось леди Неизвестность 11 июн 2008, 13:27, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 17:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Пролог

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной —
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: Аллилуйя!

Спасибо Вам, и сердцем и рукой,
За то, что Вы меня не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас над головами, —
За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами!

Он сидит на полу, прислонившись к дивану и положив голову ей на колени. Невидящий взгляд прикован к языкам малинового пламени в камине. Ее пальцы перебирают его волосы.
- О чем ты думаешь?
- О чем? – поймал ее руку и прижал к щеке. – О том как прекрасно, что в моей жизни есть ты, эта квартира, эти вечера…Знаешь мне иногда хочется, чтоб только это и было и ничего больше.

Они уже не помнили когда, как, почему зародились эти призрачные как туман отношения, вроде есть, а вроде бы и нет. Без прошлого и без будущего. Для них существовало только настоящее, а точнее те редкие часы, когда они были вместе как сейчас.
Где-то там за пределами этой комнаты у него были другие женщины, у нее – другие мужчины. Они не устраивали друг другу сцен ревности, не выясняли отношения, не задавали вопросов. За чем? Они и так знали друг о друге все, у них были общие знакомые, друзья, они бывали в одних и тех же местах, посещали одни и те же тусовки.
Глядя на них со стороны, никому бы в голову не пришло, что эти двое были вместе, хотя бы и очень давно.
Она приятельствовала с его девушками, а он делал деньги с ее мужьями.
Они никогда ни о чем не договаривались заранее. Он просто приходил и звонил в дверь, если она открывала, оставался иногда только на пару часов, иногда на ночь, а иногда и на несколько дней. И на это время они оба исчезали для всего остального мира. А если дверь оставалась закрытой, он никогда не интересовался причиной.
Иногда он не приходил неделю, месяц, а иногда и год. Но это не имело значения.

***
- Кто он?!! – Жданов на всем ходу ворвался в кабинет Зорькина.
- Кто? – шепотом спросил Колька, стараясь как можно дальше отодвинуться от разъяренного мужчины. В голове мелькнуло «Ну вот! И дождались!»
- Ты прекрасно знаешь!! – рыкнул Андрей. – Этот… этот тип, с которым я ее видел. Зорькин, не вздумай сказать, что не знаешь. Не поверю!!!
- Мы с вами на «ты» не переходили. – Зорькин уже практически вплотную придвинулся к стене.
-Кто он?! – Жданов с такой силой сжал кулаки, что костяшки пальцев побелели.
Ну почему я? Почему-у-у? Николай судорожно сглотнул. Если я сейчас ему не отвечу, то он может перейти к действиям, а если отвечу тогда к действиям перейдет Катькин Ромео… Хотя нет, сейчас он не сможет, а вот Катька вполне. И-и-и что прикажете делать?! И самое главное, что я-то, от всего этого не в большем восторге, чем этот ненормальный! О, Боже мой, и за что мне это?!
- Кто он?! Я тебя в последний раз спрашиваю!!!
- Андрей Пал… Жданов, если я отвечу, тебе легче не станет, поверь мне.
- Имя!!! – взревел Жданов.
-Р… Малиновский!!! – почти также громко выкрикнул Зорькин и закрыл глаза. Пушкарева меня убьет.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 17:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Часть 1

Почти год назад
(Описываемые события происходят ночью, после ссоры Андрея и Романа из-за дневника)

- Ну что красавица сама ущерб возместишь или как? – оскалился высокий молодой шатен, схватив Катю за запястье. – А то может, прокатимся?
На выезде с заправки под углом стояли черный джип с тонированными стеклами и серая Вольво. Вокруг машин валялись осколки фар, черный глянцевый бок джипа рассекала светлая полоса.
Вальяжно прислонившись к капоту джипа, блондин в черном кожаном пиджаке с усмешкой наблюдал за происходящей сценой.
- Ну, так что? Мы платим или едим? – шатен бесцеремонно дернул девушку к себе. От резкого запаха перегара Катя невольно скривилась.
Поглощенные происходящим никто из участников этой сцены не заметил, как подъехал еще один автомобиль и вышедший из него мужчина направился к ним.
- И долго мы молчать собираемся?
- Руку убрал.
При звуке этого голоса Катя вздрогнула и обернулась. Державший ее парень, недоумевая, уставился на незнакомца поверх ее плеча. Стоящий у машины выпрямился.
- Руку убрал, я сказал. – не дожидаясь ответа Малиновский протянул руку и сам убрал его пальцы с Катиного запястья.- Кать, пойдем.
Обвив рукой талию, повел к своей машине.
- Эй, мужик, не слишком много на себя берешь? – шатен наконец пришел в себя. – А ущерб кто возмещать будет? Вон что твоя б**** очкастая сделала, - махнул рукой в сторону джипа.
Малиновский резко остановился и обернулся, в его сузившихся глазах плескались злоба и бешенство.
Может быть, не будь сегодня ссоры с Андреем и пустой фляжки на сиденье его автомобиля, все сложилось бы иначе, но как говорится не судьба.
Подтолкнув Катю к машине, он не торопясь, подошел к молодым людям.
Катя, застыв на месте, расширенными от ужаса глазами наблюдала за происходящим.
Пару мгновений они молча смотрели друг на друга. А в следующий момент шатен сложился пополам от удара в живот.
- Ты что делаешь, гад?! – блондин подскочил к Роману и с силой толкнул его в грудь. За что тоже получил удар. Завязалась драка. Из стеклянных дверей выбежали трое мужчин и девушка-оператор. Мужчины топтались вокруг дерущихся, но влезать не решались. Девушка крикнув, что надо вызывать милицию, скрылась за дверью.
А драка тем временем перешла уже в настоящее побоище. И Катя со страхом заметила, что Малиновский начал давать слабину под двойным напором.
Он уже почти сдался, когда, возвещая о своем прибытии воем серен, на месте действия появились, наконец, две милицейские машины.

- Вождение в нетрезвом виде….Драка в общественном месте…Административка вам обеспечена, молодой человек.
Дежурный оторвался от протокола и взглянул на сидящего перед ним Малиновского. Тот, казалось, был абсолютно безучастен к происходящему. Чего нельзя было сказать о шагающей взад вперед за его спиной Катерине. По ее лицу было видно, что она еле сдерживается, чтобы не высказать все, что думает о происходящем. Причем положительным сей отзыв вряд ли можно будет назвать.
Они сидели здесь уже второй час, а всему этому кошмару конца края не было видно.
Малиновский, который и без того находился в полубессознательном состоянии, окончательно впал в анабиоз и перестал реагировать на какие либо раздражители вообще.
А этот неутомимый страж порядка казалось в упор не замечал или не хотел замечать, что сидящему перед ним мужчине сейчас в первую, во вторую и третью очередь нужен врач, а уже только потом его нотации.
Уж кого, кого, а Пушкареву меньше всех можно было заподозрить в каких-либо теплых чувствах по отношению к Р.Д. Малиновскому, но даже ее нервы не выдерживали такого отношения.
- И от управления автомобилем мы тоже вынуждены вас отстранить, - продолжал между тем дежурный, продолжая оформлять протокол. – Ваша машина будет эвакуирована на спецстоянку, заберете - глянув на отрешенное лицо Малиновского, усмехнулся, - как сможете. Прочтите и поставьте подпись.
Роман, не глядя, взял протянутую ручку и расписался.
-Мы можем, наконец, идти! – не выдержала Катя.
- Девушка не надо так кричать, во всем этом виноваты, прежде всего, вы сами, водить надо аккуратней, тогда вашему …. другу и не придется ввязываться в драки.
- Мы можем идти?! Три часа ночи!!
- Идите.
***
- Кать, все нормально. Не надо ничего. Ты лучше езжай домой, тебя обыскались наверно уже. Я на такси доберусь.
Они вышли из здания отделения милиции на улицу.
- Ром… - Катя предприняла еще одну попытку уговорить его поехать с ней к врачу.
- Нет, Кать я домой поеду. И тебе советую эт… - оступившись на лестнице, Малиновский подался вперед и начал судорожно хватать ртом воздух, на глаза выступили слезы.
- Все никаких возражений, поехали, - взяв его под руку, помогла дойти до машины. – Да я спать спокойно не смогу, если оставлю тебя здесь в таком состоянии.

Остаток ночи они провели в приемном покое ближайшей больницы. Осмотр помимо ссадин и ушибов показал наличие трех сломанных ребер, выбитое плечо и нехилое сотрясение мозга. От предложения остаться в больнице хотя бы на одну ночь Малиновский отказался наотрез, заявив, что сдохнуть, предпочитает в своей постели.
Кате ничего не оставалось, как выслушать рекомендации врача и заверить того, что она за всем проследит.
Когда они, наконец, добрались до дома Малиновского, часы показывали 6.30 утра.
Еще полчаса Катя потратила на поиски консьержа, чтобы взять у него запасные ключи от Ромкиной квартиры, так как свои он потерял этой, ну очень насыщенной событиями, ночью и по всей вероятности безвозвратно.

В тот же вечер

Она увидела его машину еще, когда заворачивала во двор.
Сердце тяжело ухнуло. Дыхание перехватило. Взглянула на часы. Полпервого.
Что он делает здесь так поздно? Случайно? Или все-таки ждет…ее? Нет. Он никогда не ждет. Не ждал…раньше. Раньше… Сколько ж его не было… здесь. Полгода? Год? Да почти год, еще до… А потом…потом он не появился ни разу. Нет, конечно, они виделись…виделись ТАМ, и даже на много больше чем обычно. Но там все было по другому, там он был не с ней, и она… Через открытое окно машины она видела его руки на руле и склоненную на них голову.
Подойти, не подойти? Она раздумывала над этим минут 10. Наконец собравшись с духом, решила, что первое.
Приблизившись к машине, протянула руку и тронула за плечо. Поднял голову. Недоуменный взгляд сменился улыбкой, мимолетной, одними уголками губ. И снова пустота.
- Да, сегодня явно не твой день, – оценивающий взгляд.
- А когда он был, мой день? Я уж и не помню такого.
Пожала плечами. Вернулась к своей машине. Достав пару пакетов и стопку папок, направилась к подъезду. Почти дойдя до двери, оглянулась. Все та же поза, все тот же взгляд.
- Ты идешь?
Вздрогнул. Выйдя из машины, подошел, забрал пакеты, и все так же молча пошел следом.


***
- Катенька! Ну слава богу! А то мы уж не знали, что думать. Стали звонить, у тебя телефон не отвечает. Девушка какая-то несколько раз звонила, спрашивала, появилась ты или нет. Я Мише позвонила, он говорит ты со Ждановым осталась поговорить. Папа с Колькой полночи по городу мотались. Только недавно вернулись. Думали уж в милицию звонить.
- Мамочка, - Катя обняла Елену Александровну и положила голову ей на плечо, - прости, пожалуйста. Я забыла совсем, а телефон, наверно батарейка села. Ночь такая длинная была, я так устала… А папа где?
- У него давление подскочило, выпил лекарство, теперь спит. А Колька на кухне сидит. Ты есть будешь или спать пойдешь?
-Вот, уснуть я сейчас точно не смогу. Тем более на работу надо. Да и...
- Пушкарева, ну ты даешь! – услышав голос подруги, Колька вышел в коридор. – Разве можно так людей пугать. Сначала твой Жданов истерики закатывает, сюда притаскивается, потом ты исчезаешь на всю ночь. И не ответа ни привета.
- Жданов, он что приходил?
- Да, тебя искал, поговорить хотел.
- Ладно, мам, потом… не могу… пойду переоденусь. – Катя открыла дверь в свою комнату.

-Ну? – войдя вслед за Катей в комнату, Зорькин уселся на диван и вопросительно посмотрел на подругу.
- Что ну? – Катя рухнула на диван рядом с Зорькиным.
- Ну, вам не кажется, что, проведя ночь в компании разъяренного дяди Валеры, я имею право узнать, где вы пропадали Екатерина Валерьевна? Вы, что со Ждановым…
- Нет, конечно, Коль, что за глупости! Я машину разбила, потом пока милиция приехала, потом с Малиновским в больнице…
- С кем?!
- С Малиновским, там драка была, ну и ему досталось ….

- И теперь, ты собираешься стать сестрой милосердия, да? И мотаться к нему по три раза в день? – как ни странно, но рассказ о подвигах Малиновского Кольку не впечатлил.
- Не знаю, но не оставлять же, вот так. Все-таки это все из-за меня случилось. Совестно как-то.
- Да, и не чему-то вас жизнь не учит, Екатерина Валерьевна!
- Коль! Иди… пирожки доедай!
***
Да, Малиновский, состояние нестояния что называется, причем всего и сразу …
Предприняв очередную неудачную попытку подняться, Малиновский вернулся в горизонтальное положение. Перед глазами побежали круги, кровать плавно закачалась.
Да, денек вчера выдался что надо. Сначала ждановский психоз вылившийся в избиение младенцев в его лице. Потом эта драка идиотская. И какого спрашивается, полез! Выискался защитник слабых и обиженных! Теперь долго не расхлебаешь. Административка в двойном размере, получите, распишитесь! Как будто потери друга и работы было для одного дня не достаточно… Машина еще…
- Черт, машина! – Малиновский резко сел и тут же скривился, едва не взвыв в голос.
Немного отдышавшись, осторожно спустил ноги на пол и взял с тумбочки мобильник, не известно каким чудом здесь оказавшийся. 13.40. Надо пошевеливаться. Вопрос только как.

Душ и чашка крепкого кофе сделали свое дело. В ушах все так же шумело и моментами кидало, но в голове прояснилось, мысли приобрели более стройные очертания. Слава богу, документы и ключи от машины искать не пришлось, лежали на видном месте. С ключами от входной двери было хуже. В замочной скважине их не оказалось.
В тот момент, когда он пытался вспомнить, где лежат запасные, за дверью послышались голоса, потом в замке повернулся ключ, дверь открылась, на пороге стояла Катя, за ее спиной маячил Зорькин с пакетом в руках.
***
- Привет.
- Привет. Ты уходишь?
- Да, машину надо забрать.
- О, вы уже на «ты»?! – Отодвинув Катерину, Колька прошел к кухне. – Я водички выпью, не возражаете?
- Конечно, - машинально ответил Малиновский, даже не взглянув на Зорькина. До него вдруг дошло, что он смутно помнит, как добрался вчера до дома, а как оказался в постели не помнит вообще. При мысли, что его раздевала Пушкарева, по спине пробежал холодок. А может все-таки… Сознание услужливо подсунуло картинки: вещи на кресле, мобильник, документы… Наверно все-таки да.
- Ром, тебе нельзя за руль. Может подождать пару дней?
- Кать, если подождать, то потом будет легче новую купить. Справлюсь как-нибудь. Мне уже лучше, правда.
- Вот, я ж тебе говорил, - Зорькин вернулся в коридор, – ничего страшного. А ты переживаешь.
- Коля!!! – Катя в сотый раз за утро пожалела, что рассказала все Зорькину и согласилась на сопровождение в его лице. Всю дорогу он пытался наставить ее на путь истинный, с которого, она, по его мнению, сбилась, добросовестно напомнив ей все, чем она обязана Малиновскому Роману Дмитриевичу
- Ну что «Коля»? Может мы вообще не вовремя. Человек уходить собирался, а ты тут со своими лекарствами.
-Коля!!!
- А вы меня удивили Роман Дмитриевич, - невозмутимо продолжал Зорькин, - чтоб вы, да в драку. Я раньше думал, что эта прерогатива принадлежит исключительно Жданову. Я даже не поверил сначала.
- Может наглядно продемонстрировать? – Малиновский начал терять терпение. Головная боль напомнила о себе, вонзившись в мозг елкими
тупыми иглами. – Спасибо, Вам, Катя, за заботу, но… я все же пойду.
-Ром…
- Кать, хватит! Все! Ночь кончилась. Зорькин прав ничего не изменилось, и я действительно – дурак, что полез в драку! Мало мне одной – из-за тебя, нет, еще захотел!
Катя вспыхнула, а Рома не мог остановиться, все напряжение последних дней требовало выхода.
-Если бы не вы, Катерина, я бы спокойно работал сейчас, пил со Ждановым виски, а не припирался с Вашим другом-идиотом.
-Значит…Значит это я виновата… - у Кати на глазах выступили слезы. – И после всего что Вы натворили, Вы обвиняете меня?
-А что я натворил? – Рома смотрел прямо на нее. Он понимал, что говорит недопустимые вещи, и что будет об этом жалеть, но остановиться не мог. Уж падать в пропасть – так на самое дно.
-Ну знаете! – Катя развернулась и пошла к входной двери. Остановилась: - Коля, ты идешь? - И не дождавшись ответа, выбежала из квартиры.
-Что и требовалось доказать. – усмехнулся Зорькин и последовал за ней.
Чертыхнувшись, Малиновский с силой захлопнул дверь и, скривившись от боли, прислонился к стенке.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 17:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Когда Катя на следующее утро пришла в Зималето, то застала женсовет на ресепшене в полном составе. Дамочки так бурно обсуждали отсутствующее второй день начальство, что ни сразу обратили на нее внимание. Но зато когда увидели …
От допроса с пристрастием ее спасло появление Воропаевой. Женсовет на время ретировался. Катя уже открыла дверь в приемную, когда услышала за спиной голос Киры.
- Катя, Вы, не знаете где Андрей?
- А почему я должна это знать, Кира Юрьевна? Вы же знаете, нас уже давно ничего не связывает, ну кроме Зималето, конечно. Но смею вас уверить это не надолго.
- Просто, я подумала…
- Что? – Катя пристально посмотрела на Воропаеву.
Та на мгновение смутилась, но только на мгновение. В следующую секунду королевская гордость взяла верх, и лицо надменной красавицы стало непроницаемым.
- Ничего, – и пройдя мимо Пушкаревой, Кира скрылась в своем кабинете.
***
- Катя, - Торопинкина вошла в кабинет, следом за ней Шура.
- Что?
- Там на счет Малиновского звонят, спрашивают где найти родственников. – Маша растеряно смотрела на ИО президента. – Может Кире Юрьевне сказать?
- Не-е-е-енадо! Я сама поговорю.
Катя уже взяла трубку.
- Идите, работайте, девочки.
Секретарши с явной неохотой удалились.
- Ало, слушаю.
- Здравствуйте, с кем я говорю? – ответил на том конце довольно приятный женский голос.
- Екатерина Валерьевна Пушкарева, руководитель компании.
- Екатерина Валерьевна, Вам знаком Малиновский Роман Дмитриевич?
- Да-а-а-а… А что случилось?
- Дело в том, что сегодня ночью он был доставлен скорой к нам в отделение. И нам не обходимо найти кого-то из его родственников.
- Скорой … А что с ним? Как будто сама не знаешь. Все тоже, ну только если он все-таки за машиной не поехал. Тогда... Так, лучше об этом не думать.
- Ну это вам лучше у лечащего врача спросить. Так Вы можете найти его родственников?
- Нет… Но я сама могу …приехать.
Ну, и чего ты несешься? К кому? К Малиновскому? К тому, кто душу из тебя вынул? Опомнись Пушкарева! Правильно Колька сказал, ни чему-то тебя жизнь не учит! Он тебя выгнал, спасибо не сказал, а ты. А я … а мне его жалко, жалко …и совестно. Вот не ушла бы, Кольку не притащила…. Совестно, жалко… А ему было жалко, было совестно … Это …это другое.

Уже минут через 40 она была на месте.
К счастью все оказалось не так страшно как успело нарисовать ее богатое воображение. За машиной Малиновский не ездил и ни в какую аварию не попадал.
Скорую вызвала его соседка по лестничной клетке, по счастливой случайности заметившая приоткрытую дверь. Постучав и не получив ответа, она все-таки решила зайти и обнаружила хозяина в спальне без сознания.
- Ну что вы. Не переживайте так, все обошлось, состояние стабилизировалось. Думаю уже к концу недели мы его выпишем, - врач – женщина лет 40 – 45 – окинула Катю сочувственным взглядом. – И где он у вас так умудрился?
Катя сочла за лучшее промолчать.
- К нему можно?
- Вообще-то положено пускать только родственников, но если ….
- Я его девушка. Малиновский будет просто счастлив.
- А, ну, тогда конечно. Пойдемте.
Роман спал. И как объяснила врач, должен был проспать как минимум до вечера. Проверив капельницу и сказав Кате, что у нее есть 5 минут, женщина вышла.
Ну вот, а сюда-то ты зачем пришла? Узнала все и ехала бы себе спокойно. Что тебе здесь делать? Ты кто? Сестра? Жена? Подруга? Ты Мисс Железные Зубы! Шла бы ты. Уж в чьей, в чьей, а в твоей заботе он точно не нуждается!
Да, все это было так и можно было много чего добавить против ее присутствия здесь. Только вот сердце предательски екнуло при виде этого бледного как мел, разбитого в хлам лица.
- Вам пора, – заглянула в палату врач.
- Да, уже иду. – взглянув еще раз на спящего мужчину, девушка вышла в коридор.

- Кать, ну что ты, в самом деле! Глядя на тебя, складывается такое ощущение, что ты себя винишь в том, что этот придурок … загремел в больницу.
- А разве это не так? – Катерина подняла глаза на Зорькина. Их разговор происходил в ее кабинете. Катя с ногами сидела на диване. Николай рядом в кресле, скрестив на груди руки.
- Пушкарева, ты серьезно? – Колька ошарашено посмотрел на подругу. – Ты, хоть помнишь о ком речь? О МА – ЛИ – НОВС – КОМ!!!
- И что это меняет?
- Пушкарева, ты меня пугаешь! – по лицу Зорькина было видно, что он не знает, как ему реагировать на ее вопрос. То ли посмеяться, то ли действительно испугаться.
- Между прочим, опуская такие мелкие подробности, как инструкция по спасенью рядового Жданова, ты всю прошлую ночь с ним проторчала, а он тебя только еще взашей не выгнал, не то, что спасибо не сказал.
- А ты сказал?
-Что?
- Спасибо.
- Кому?! – в конец растерялся Зорькин.
- Малиновскому.
- …?!
- За то, что я вчера домой живой вернулась.
У Зорькина глаза на лоб полезли от удивления. Не в силах сдерживаться он вскочил и забегал по кабинету.
- Ну, ты даешь, Пушкарева! Ну, давай мы ему еще памятник поставим и почетный караул организуем. Как же САМ Роман Малиновский за девушку вступился! Да, если хочешь знать мое мнение, чтоб искупить все то, что он сделал, его должны как минимум раз двадцать так отходить как вчера. Не меньше!
- Коль, перестань. Ну что ты говоришь!
- Я что не прав?! Скажи мне честно, Пушкарева, я не прав?! Вон даже Жданов твой и тот не выдержал!!
- Коля!
- Ну что Коля?! Я двадцать пять лет Коля! Он с тобой…., а ты теперь в больницу к нему бегать будешь … Ты еще спасательный отряд для поисков Жданова организуй! Для полноты картины! Ай! – махнув рукой, Колька вышел из кабинета. Катя осталась одна.

Жданов. При упоминании о нем мысли изменили свое направление. В памяти всплыла их последняя встреча, его ставшие совсем черными от отчаянья глаза.
Сегодня утром, собираясь на работу, она буквально замирала от страха, представляя их встречу. А он не пришел. Не пришел. Ни вчера, ни сегодня. И этот Кирин вопрос. А вдруг с ним что-то случилось? Хотя, что с ним может случиться? Но с ней же случилось. Почему с ним не могло? Может, стоит позвонить Павлу Олеговичу, рассказать? Хотя, нет, не стоит. Кира наверняка уже звонила. Да и потом, это не ее дело. Кто она такая?
Катя невольно усмехнулась. Второй раз за день она задает себе этот вопрос.


Следующие два дня прошли относительно спокойно. Все как обычно, если не считать, по-прежнему пустого кабинета Жданова и Малиновского, все более раздражительной Киры и Зорькина, общавшегося с Катериной через Кривенцеву. А так внешне все тихо, мирно, буднично. Обычная повседневная жизнь обычной компании.
Все это время Катя работала как заведенная, пытаясь укрыться от обуревавших ее мыслей. Получалось плохо. В голове все время всплывали то взгляд Андрея, то те двоя с заправки. А уж сколько раз за это время она прокрутила в памяти разговор с Зорькиным!
Не признать, что он прав, если не на сто процентов, то на девяносто девять точно, Катя не могла. Но тогда откуда взялось, это липкое как паутина чувство вины?
Да Малиновский повел себя грубо, может быть даже по хамски, но ведь если подумать это была ответная реакция на Колькины выпады. А ведь Роман по-своему тоже прав, с Андреем они поссорились из-за нее. Андрей… исчез, как вводу канул. Судя по Кире, ни она ни родители не в курсе…Если что-то случится, они с Маргаритой быстро найдут виноватых, точнее виноватую. И ведь будут правы. Видела же, что не в себе, видела… и ушла. А теперь вот стой тут, занимайся самоедством! С Малиновским вон, результат на лицо… Двадцать раз отходить! Да если б Колька знал только, сколько раз она об этом мечтала. И вот, пожалуйста, получите в лучшем виде! Только вот тоскливо что-то …
Может съездить? И как ты себе это представляешь? Плохо.
***
Было уже восемь вечера, когда Катя подъехала к зданию больницы.
- Извините, но время посещений закончилось, - скользнув по Кате равнодушным взглядом, дежурная медсестра снова уткнулась в журнал.
- Наташ, пропусти, - к ним подошла врач, с которой Катя разговаривала в первый раз.
- Хорошо, Ольга Александровна. Сами найдете?
Катя кивнула.
-Тогда идите, только не долго.
Катя тихонько дошла до нужной палаты и, осторожно открыв дверь, тенью проскользнула внутрь и оказалась в почти темной палате, освещенной только светом ночника у изголовья кровати. Роман спал. Подойдя к кровати, Катя замерла, не зная как поступить. В его лице было столько безмятежности и спокойствия, что будить не хотелось. Но и уходить желания тоже не наблюдалось. Поэтому девушка придвинула стул и села, решив, что минут двадцать тишины ей не помешают, тем более, что дома ее наверняка опять ждет кислая физиономия Зорькина. Вот удивительный человек! С ней он не общался, но, тем не менее, неизменно утром и вечером появлялся на их кухне, как так и надо!
-Катя?
- А? – девушка встрепенулась. – Здравствуй…те Роман Дмитриевич.
- Привет, - Малиновский приподнялся и сел. – А позвольте спросить, вас-то сюда, каким ветром занесло, не уж то из-за моей скромной персоны?
Катя почувствовал, что краснеет.
Получила?
- Как вы себя чувствуете?
- Жить буду. Но, вы, так и не ответили, что вы тут делаете, да и еще в такое время? И как же это Зорькин допустил?! Или он как верный друг ждет вас за дверью? – если бы Катя не начала раздражаться, она бы увидела, что в глазах Малиновского плясали черти.
- Ну, знаете! – Катя вскочила и направилась к двери.
- Ну, вот мы и дошли до того места, на котором остановились. Продолжим? Или может в другой раз, Катенька? – Малиновский уже откровенно смеялся.
Катя резко повернулась на каблуках, намереваясь вылить на его голову все то раздражение, которое копилось в ней за эти дни, но неожиданно для себя тоже начала смеяться вместе с ним.
- Молодые люди! Вы с ума сошли! – в палату заглянула медсестра. – Здесь все-таки больница.
- Извините, - ответила Катя, пытаясь отдышаться.
Медсестра покачала головой и закрыла дверь.
- Ну, что мир? – Роман вопросительно посмотрел на девушку.
- Мир. Ну ладно я наверно пойду, пока меня отсюда не выгнали. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи. Возвращайся.
- Вернусь, может быть.

****
Спустя три дня из здания больницы вышли двое молодых людей: мужчина и женщина. Их внешность представляла собой довольно яркий контраст: он в светлых летних джинсах и белой рубашке, навыпуск, что придавало облику некоторую дерзкую небрежность. А в ней же наоборот все было подчеркнуто аккуратно, начиная от идеальной прически и заканчивая строгим деловым костюмом, удачно подчеркивающем достоинства фигуры. Так же как одежда, разнились и их лица. Его в кровоподтеках и синяках, частично прикрытое солнечными очками, несмотря ни на что сияло радостной и открытой улыбкой, в то время как ее - идеально накрашенное, в прямоугольных очках в дорогой оправе, выражало крайнюю степень серьезности в сочетании с легким недовольством и недоумением, словно что-то произошло не так, как ей хотелось бы и ей это не очень нравилось.
По дороге к машине молодой человек несколько раз предпринимал попытку забрать у девушки спортивную сумку, которую та несла, но девушка только качала головой и шла дальше.

- Ром, вот зря ты так торопишься! - сказала Катя, увидев, как он поморщился, откинувшись на спинку сиденья.
- В самый раз. Еще чуть-чуть и я б сошел с ума от этих стен.
- Ты так не любишь больницы?
- Ненавижу.
- Почему?
- Мысли всякие в голову лезут, - при этих словах его лицо стало серьезным, - ну, что поехали? - снова улыбка.

Пару часов назад он позвонил ей и попросил приехать. На вопрос что случилось, она услышала поток жалоб и стенаний общий смысл, которых сводился к тому, что он больше здесь и часа не протянет, а поэтому не могла бы она приехать и поговорить с его лечащим врачом, которая согласилась его выписать сегодня под ее ответственность. На свой вполне резонный вопрос, почему именно под ее ответственность, она услышала возмущенное: «Ты мне девушка или кто?!».
От неожиданности она не нашлась что ответить. «В общем, если ты не приедешь, я либо помру с тоски, либо рехнусь!» подвели итог на том конце и повесили трубку.
И вот теперь спустя неделю после той кошмарной ночи она снова везла его домой. Правда на этот раз ей, слава богу, не придется доставлять его бесчувственное тело до постели. Это уже радовало.


Последний раз редактировалось леди Неизвестность 04 ноя 2007, 03:03, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 18:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
- Здравствуйте, Роман Дмитриевич, вам уже лучше? - вежливо поинтересовался охранник при виде Малиновского, а про себя удивился, что видит его в обществе одной и той же девушки второй раз за неделю, раньше такого не случалось.
- Да, спасибо. Меня кто-нибудь спрашивал?
- Вас тут девушка дожидается. Я ей сказал, что вас нет, и скорей всего не будет, а она все равно сидит, - и он указал в сторону холла.
Малиновский посмотрел в указанном направлении и вдруг резко изменился в лице. На диване в холе сидела молоденькая девушка, На вид ей можно было дать примерно лет семнадцать или восемнадцать. На ней было надето легкое летнее платьице из тонкого шелка, расшитое кремовыми розами, подчеркивающее хрупкость фигурки. Она была красива, даже очень красива. Очаровательное лицо с нежной персиковой кожей, обрамленное темными густыми слегка вьющимися волосами, доходившими владелице примерно до лопаток, выражало некоторую обеспокоенность. Несколько прядок, выбившихся вперед, придавали девушке еще больше очарования. Огромные зеленые глаза, окруженные густыми пушистыми ресницами, неотрывно смотрели на входную дверь. Она периодически кидала взгляд на изящный золотые часы на тонком запястье и досадливо прикусывала пухленькую нижнюю губку. Рядом с диваном стояла пара чемоданов.
- Ром, с тобой все в порядке? - обеспокоено спросила Катерина наблюдая за выражением его лица.
- Да. Господи, ну что я такого плохого сделал?! - глубоко вздохнув, Малиновский направился к девушке.
- Полина?
Девушка вздрогнула и в следующий момент бросилась ему на шею. Роман охнул и, отстранившись, осел на диван.
Охранник все это время с интересом поглядывающий на стоящую у стойки Катю, разочаровано отметил, что никаких эмоций кроме удивления у нее эта сцена не вызвала. Только когда Роман, побелев, опустился на диван, Катя поморщилась и подошла к ним.

Охранник все это время с интересом поглядывающий на стоящую у стойки Катю, разочаровано отметил, что никаких эмоций кроме удивления у нее эта сцена не вызвала. Только когда Роман, побелев, опустился на диван, Катя поморщилась и подошла к ним.
Девушка тем временем присела на диван рядом с Романом. На ее лице читался испуг.
- Ром, ты что?! Тебе больно, да? Прости, я не хотела. А что у тебя с лицом? - она сняла с него солнечные очки и тихо охнула при виде открывшейся картины. - Господи, кошмар какой! Тебя что избили?
При виде того, как девушка охает над Малиновским, Кате стало неловко и захотелось уйти как можно скорее.
- Ром, ну раз о тебе теперь есть, кому позаботиться, я пойду, дел много. Да, Малиновский, не думала, что ты уже перешел на малолеток.
- Кать, подожди, не уходи, я еще хотел с тобой поговорить.
- Ром, тебе не кажется, что я здесь лишняя?
- Почему? – искренне удивился Малиновский. -Стой! Ты что думаешь это моя…?- не договорив, Малиновский засмеялся от такого предположения, но тут же схватился за бок, потом, немного успокоившись, продолжил.- Кать, ты не поняла! Это моя сестра. Полина познакомься – Екатерина Валерьевна Пушкарева, моя…. хорошая знакомая.
- Очень приятно, Полина.
- Мне тоже, можно просто Катя.
- Поль, а ты как здесь оказалась? Ты же, помнится, замечательно проводила время в Лондоне… - с нескрываемым интересом спросил Малиновский.
- Я… Мне… - вдруг испугалась девушка. – Ром, не сердись… Я приехала поступать в МГУ!
От такого заявления Роман опешил. В этот момент у Полины зазвонил мобильник.
- Да, алло! … Привет, мам!!! … Нет, всё нормально. Доехала. Сейчас стою, с Ромой разговариваю… … Хорошо, - она обратилась к брату. – Ром, мама хочет с тобой поговорить.
- Ладно, - кивнул он и взял трубку. – Да, здравствуй мам, я тебя слушаю…
- Роман, Полина хочет поступать в МГУ, ты должен за ней присмотреть…
- Мама!!! – резко и несколько грубо оборвал женщину Малиновский. – Подожди!!! Сначала давай выясним такую вещь: ты мне, вообще-то хотя бы позвонить могла??? Я уж не говорю о том, чтоб спросить моего мнения. В нашем случаи это вообще за гранью реальности!!! Но сообщить о ее приезде?! Нет?! И спрашивается: это что, проверка на вшивость???
- Ром, я тебе звонила всю неделю. Только никто трубку не брал. А Полина уже и так припозднилась. Вот и поехала..
- Припозднилась…замечательно!!! А чтоб она стала делать, если бы я не появился? Если хочешь знать меня еще неделю могло не быть!! Это просто чудо какое-то, что я сегодня появился!!
- Рома!!! - сказала Анна Вячеславовна тоном, не терпящим возражения. - Ты мне год не звонил!!! Я тут сижу в этом Лондоне, а он развлекается в Москве!!! Ты за Полиной пригляди, да устрой её!!! И чтобы она обязательно училась!!! Если надо - заплатишь!!! А ещё…
- Никаких ещё!!! - крикнул Малиновский. - Ты меня уже достала со своими проблемами!!! Какого черта ты прислала Польку сюда, да ещё меня не спросив?! А на счет «не звонил» так ты что-то тоже не очень беспокоилась!!! У меня здесь тоже проблем хватает, если хочешь знать!!
- Роман! Не кричи на меня! - жестко сказала Анна. - Ты забыл, что я до сих пор плачу за твою квартиру, за машину, за всё???
- Мама!!! О чем ты говоришь!!! Это было десять лет назад!!!
- Не смей. На меня. Орать, - отчеканили на том конце. – Я тобой и так не довольна!! Как ты мог так с Андреем?! Ты хоть знаешь, что он пропал?! Марго себе места не находит!!
- Мама!! Ты о чем?! Как так?! Ты говоришь, так как будто это я ему по морде съездил, а не он мне!! Да я тут чуть богу душу не отдал, если хочешь знать, хорошо Наташка соседка мимо проходила!! Хотя тебя это в ряд ли интересно, у вас же Андрюшенька пропал!!!
Давно он не говорил с матерью, и даже не хотел этого делать. Но тут… Его просто прорвало! А две девушки стояли чуть поодаль и слушали. Что одна, что другая впервые видели Романа в таком бешенстве. Катя диву давалась. Ей не раз приходилось видеть разгневанного отца, взбешенного Андрея, но Малиновского в ТАКОМ состоянии она видела в первые! Ей бы никогда и в голову не пришло что легкий в общении, избегающий, как ей казалось, скандалов Роман может вести себя ТАК, да и еще с родной матерью! Она мельком взглянула на Полину. А та вжала голову в плечи и слегка дрожала, видимо, такие припадки были у Романа не в редкости…
Малиновский, резко оборвав разговор, вернул мобильник сестре:
- Полин, ты бы хотя бы предупредила меня, что мать уже в маразме!!! - раздражённо заметил он. - Ну, ладно, пошли. Чего тут стоять!!! Олег отнесите вещи – обратился он к охраннику.
Девушки, как по команде, пошли за мужчиной. Спорить или просто о чём-то беседовать им не хотелось…
Они поднялись на нужный этаж и вышли из лифта. Рома достал ключи и собрался вставить ключ в замочную скважину, как внезапно покачнулся и оперся рукой о стену.
- Ром, что с тобой??? - хором крикнули девушки.
Полина стояла с полными ужаса глазами, а Катя, смекнув, в чём дело, отобрала у него ключи и быстро открыв дверь впихнула в прихожую хозяина квартиры и зашла следом. Полина тенью проследовала за ними.
Войдя Малиновский не разуваясь прошел в гостиную и опустившись в кресло закрыл глаза. Покачав головой, Катя достала из сумочки пачку лекарств и прошла на кухню. Полина остановилась в дверях гостиной, ошарашено глядя на брата.

- Выпей. – Открыв глаза Малиновский увидел стоящую рядом с ним Катерину, протягивающую ему горсть таблеток и стакан воды.
- Спасибо.

Когда он, наконец, пришел в себя, Кати в комнате не было, Полины тоже. С кухни доносились приглушенные голоса и звон посуды. В воздухе витал аромат свежесваренного кофе и еще чего-то острого. Прогоняя остатки забытья, провел рукой по лицу.
Интересно сколько сейчас? Судя по всему уже часов пять, может шесть. Да наверно Катя была права, не следовало так торопится с выпиской. Хотя… Что не делается – все к лучшему! Не вернись он сегодня, через неделю у дверей квартиры его встречала бы уже мать, а не Полина. И вовсе не потому, что извелась от беспокойства. А просто от огромного желания высказать непутевому отпрыску свое родительское недовольство его поведением. И чем бы это кончилось –одному богу известно! Ему и телефонный то разговор с ней год жизни стоит! А уж если в живую!
Глубоко вздохнув, мужчина встал и вышел в коридор.

-… у них так всегда. 10 минут еще терпят, а дальше скандал, - виновато улыбнулась Полина, выкладывая горячие бутерброды на блюдо. Сидя напротив нее, Катя с рассеянным видом помешивала кофе.
- Пока еще был жив Дмитрий Александрович, было терпимо, а потом…. Мне иногда кажется, что Ромка к моему отцу и то лучше относится …. Да и мама ему не уступает…
- Выдаем тайны мадридского двора?
Девушки невольно вздрогнули и обернулись. Малиновский усмехнулся, отлепившись от косяка, прошел на кухню и, достав из холодильника бутылку минералки, стал пить, поглядывая на притихших девушек.
- Да ладно вам! Я не кусаюсь… Уже. Чем это у вас так вкусно пахнет?
***
- Рома, это мама! Перезвони мне, это важно. Полина хочет приехать в Москву, – звучало из автоответчика.
- Ром, это снова я. Ты где пропадаешь??? Перезвони.
- Роман, сними трубку!!! Если ты решил не отвечать, то это твои проблемы!!!
-Рома!!! Сними трубку!!! Полина всё равно приедет и тебе ПРИДЁТСЯ поговорить со мной.
- Ром, это Полина. Позвони мне.
- Рома, Полина вылетает 312 рейсом. Встречай в Шереметьево.
- Роман!!! Сними трубку!!!
- Полина вылетела. Скоро прибудет. Не забудь встретить!!!
- Рома, позвони, как только появитесь. Я волнуюсь. Как там Полина?
- Рома, не зли меня!!! Я оплачиваю все твои счета!!!
- Почему нет ответа??? Рома, смени автоответчик!!! Он обрывается!!! Не даёт всё сказать!!!
- Где вы??? Ау-у-у!!! Рома, срочно позвони мне!!! Где вы с Полиной шляетесь так долго??? До Москвы ведь 4 часа лёту!!!
И так далее в том же духе. Потом автоответчик затих на секунду. Послышался треск и раздался голос Павла Олеговича. В этот момент в комнату зашла Катя, но Малиновский, занятый своими мыслями её не заметил.
- Роман, мне нужно с тобой поговорить.
- Ром, я понимаю, что вы с Андреем повздорили, но со мной-то ты можешь поговорить. В конце концов, мы одна семья.
- Рома… - на этом сообщении Жданова-старшего Малиновский заметил Катю и поспешил отключить воспроизведение записи.
Катя растерянно смотрела на мужчину и силилась понять, что здесь не так. Пока её умная головка совершала мыслительные операции, Роман заговорил:
- Кать, мне надо срочно уйти. Ты можешь меня дождаться? Если тебе не трудно конечно. У меня к тебе очень важный разговор.
- Ром…
- Кать это правда, важно.
- Ну, хорошо. Тем более что в Зималето уже поздно возвращаться, рабочий день почти кончился.
- Спасибо… Катя, я хочу извиниться за сегодняшнее.
- Ром, я все понимаю.
- Нет, Кать, подожди… Я все-таки должен перед тобой извиниться. Мало того, что сдернул среди дня, так еще и скандал этот.
- Ром, ты не обязан мне ничего объяснять.
- Кать, и все-таки … извини меня… И спасибо тебе огромное за все.
Катя почувствовала, что краснеет.
- Ром, ну за что спасибо, я не сделала ничего такого.
Сам не понимая за чем, он вдруг привлек ее к себе и крепко обнял, прижавшись щекой к ее макушке. А ей почему-то и в голову не пришло сопротивляться.
- Очень испугалась?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 18:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
На шумящий муравейник столичного мегаполиса опустилась ночь, неся с собой пьянящую атмосферу таинственности на смену деловому собранному ритму дня. Улицы города зажглись тысячами огней неоновых вывесок и уличных фонарей. Дороги обозначались красно-белым потоком фар. Жизнь переместилась из офисов и учреждений в кафе, рестораны и ночные клубы.

Устроившись на заднем сиденье желтого авто, Малиновский, перебирал в голове события прошедшего богатого событиями и происшествиями дня.
Утром он успел перессориться практически со всем медперсоналом отделения, включая хорошеньких медсестричек, которых бы в другой момент обязательно уложил бы в постель. Но опротивели ему эти глянцевые создания … модельки, бабочки, рыбки… эти миленькие личики, приветливо улыбающиеся и мурлыкающие:
- Роман Дмитриевич, вам много ходить нельзя. Идите в палату!
И эти их медовые улыбки, от коих зубы сводит, а кривиться нельзя… Да всем понятно, что когда на горизонте появляется очередной "богатенький Буратино", все медсёстры как по команде начинают слюни пускать, да бёдрами вилять! Доходов ни каких, а жить хочется красиво! И где им искать богатого спонсора, кроме как среди пациентов их же отделения?!
А Малиновский… А что, собственно говоря, Малиновский?! Может, у него передоз красоты случился? Может, его на обычных девушек потянуло? На Катю, например… Он еще, будучи в больнице заметил, что с ним происходит что-то не то, не совсем нормальное для Романа Малиновского, Казановы всия Москвы.
Он даже испытал какое-то мстительное удовольствие, наблюдая за тем, как вытянулось лицо хорошенькой медсестры, ставившей ему капельницу, при появлении Кати. Еще бы! Принц-то оказывается занят! Принц… Принц без принцессы… Да, не так все сложилось… не так…
Так, стоп! Он уже все решил… Поздно правда, но все-таки… Хотя, это наверно надо было сделать еще тогда, 11 лет назад… Когда Леры не стало… Но сил тогда не было… воспоминания не пускали... И он просто ушел в загул, да так там и остался… Хотя такой образ жизни был больше по душе Жданову, нежели ему самому. Ведь Андрей мог спокойно прикрываться своим другом для отмазки перед Кирой. А сам Роман даже тяготился этим. Ну, на кой ему, человеку с красным диплом, в свое время серьезно занимавшемуся научными исследованиями в области рынка и привыкшему совсем к другому уровню общения, были нужны эти модельки?! …Чтобы забыть! Только вот помогло плохо… Он это сегодня отчетливо осознал, сидя в кабинете Павла Олеговича и скользя взглядом по фотографиям на его столе.
- Ром, я не могу тебя отговорить от твоей затеи. Тебе решать. Может, так действительно будет лучше для всех, а самое главное будет лучше для тебя, - вспоминались ему слова Павла – Ты всегда можешь на меня рассчитывать.
А ведь получилось так, будто мы прощались уже…

Катя сидела на подоконнике, прижав к себе коленки и положив на них подбородок. Взгляд ее бесцельно блуждал по темной улице за окном, освещенной одним тусклым фонарем, а мысли же были далеко отсюда. А точнее на другом конце Москвы, где-то рядом с домом Романа Дмитриевича Малиновского.
Интересные иногда сюрпризы преподносит жизнь. Если бы еще две недели назад ей сказали, что она будет пить кофе с сестрой Малиновского, или что он как сегодня в больнице при всех будет ее целовать, пускай даже и в щечку, она бы просто рассмеялась. А сегодня … сегодня ей это не кажется ни смешным ни даже странным…
Что ж вы за зверь такой, Роман Дмитриевич?

Бросив ключи на столик, она прислушалась к царящей в квартире тишине. Взгляд невольно упал на пол. Среди стайки изящных женских туфелек, резко выделялась пара черных мужских… Здесь… Волна облегчения разлилась по телу приятным теплом…
Позвала, ответа не последовало. Удивленно вскинув бровь, разулась и отправилась на поиски. Обойдя всю квартиру, наконец, нашла то, что искала, точнее того. Присев рядом на кровать, провела тыльной стороной ладони по небритой щеке… Открыл глаз. Улыбнулся.
- Как ты? – положив руку на лоб.
- Терпимо.
- А почему трубку не брал?
- Спал.
- Соня!
- Я болею! – обиженно.
- Мужчины! – усмехнулась. – Есть хочешь?
- И не только! – притянул к себе, впился в губы.
- Мм… подожди… самолет через 5 часов… вещи собирать надо…
- Потом… - покрывая ее шею поцелуями.
И она сдалась не в силах сопротивляться его обжигающей близости.

- Ты позвонил? – она лежала, положив голову ему на плечо.
- Нет…и честно говоря, не очень хочется.
- Но они же волнуются!
- Знаю, но все равно не хочу.
Приподнявшись, она всмотрелась в его лицо.
- Ну что я сейчас им скажу?
- Ну, хотя бы поставь в известность, что уезжаешь. Ведь все что угодно можно подумать.
- Ты действительно думаешь, что это необходимо?
Кивнула.
- Хорошо, но только перед отлетом, - заметив, что она хочет возразить, протестующее поднял руку. – Не раньше!

- Солнце, нам пора. Вставай. Такси уже ждет.
- Мм… да… сейчас, – с трудом разлепив веки, обвел взглядом комнату. Она уже полностью готова к выходу, безупречный макияж, укладка. Вокруг царит легкий беспорядок, какой обычно бывает при быстрых сборах. Из-за открытой двери видна пара чемоданов, стоящих в коридоре.
Черт! Что ж так жарко то?
- Вставай, мы опоздаем, – сказала по-деловому холодно, даже не взглянув на него.
Он всегда восхищался ее умением мгновенно перевоплощаться, легко освобождая голову от ненужных эмоций. Вот и сейчас от нее давешней не осталось и следа. Еще пару часов назад она могла великодушно снизойти до заботливого беспокойства о его самочувствии, но сейчас уже нет. Сейчас у нее другое настроение и совсем другие планы. А жаль. Лучше бы подошла, приложила ладонь ко лбу и, почувствовав, как ему плохо, наплевала на все свои архиважные дела и осталась бы с ним, пожалела, приголубила...
Она словно прочла его мысли, остановилась у кровати, присела на край и легко коснулась лица.
- О, милый, да у тебя жар…- сказала и задумалась, но не потому, что решала, чем помочь ему, нет, а лишь для того, чтобы быстро просчитать в уме возможные неудобства предстоящего путешествия в его компании.
Он знал, каким будет ее вердикт, и потому просто прикрыл глаза в ожидании его подтверждения, дав себе последнюю минутную отсрочку.
Она раздумывала недолго.
- У тебя пятнадцать минут. В состоянии ты лететь или нет, решать тебе. Но если через четверть часа ты не будешь готов, я лечу одна. Ждать не буду, ты же знаешь, – бодро подытожила она и, легко вспорхнув с мятой постели, отправилась заканчивать свои сборы.
Он знал, знал ее так хорошо, что не смог сдержать усмешки, когда она вслух произнесла то, о чем он уже успел подумать. Знал он и то, что случись ему расклеиться основательно, она спихнет его со своего борта как ненужный балласт. Не в ее правилах держать под крылом неудачников. И эта ее безапелляционная жесткость по отношению к нему удивительным образом возрождала в нем мужчину, задвигая на задний план слюнтяя и нытика.
Минутная отсрочка закончилась. Он заставил себя подняться и, превозмогая угарную головную боль, принялся разыскивать свои вещи. Он всегда считал это занятие жестоким, немыслимо сложным и просто не достойным мужчины. Но что делать? Время шло. Пришлось напрячь все свое воображение и приступить к поискам.
Ему повезло. Среди вороха ее разбросанных впопыхах вещей он сумел найти свою рубашку, правда, изрядно помятую, ну да ладно. На второй минуте этого матча ему удалось обнаружить даже носки, причем сразу оба, что вселило в него надежду на удачный исход игры.
Облачившись в носки и рубашку, он прошаркал в ванную, плеснул в лицо ледяной воды, и, бросив тоскливый взгляд на зубную щетку, понял, что почистить зубы уже не успевает (ждать она действительно не будет).
Вернулся в спальню, где плавающим взором попытался отыскать брюки. Задача оказалась не из легких. Пришлось трижды совершить кругосветное путешествие, прежде чем он наткнулся на пропажу, предварительно зацепив взглядом верхнюю часть костюма. Пиджак сиротливо висел на спинке стула такой же неприкаянный, как и он сам. В памяти всплыла строчка дурацкой песенки из детства «По-ло-винка моя…» и так и осталась вертеться на языке нескончаемой жвачкой. Точно, сам как эта половинка, половина там, половина здесь, а целиком никому-то и не нужен. Вот ведь дела. Ну и черт с ними, со всеми! Он устал кому-то что-то вечно доказывать, надоело! Уедет – и отлично, пусть радуются!
Сначала почему-то натянул пиджак, похлопав себя по карманам, удостоверяясь, что документы на месте, и потянулся за брюками, надевать которые, будучи уже в пиджаке, было очень неудобно. Он нервничал и чертыхался, но застегивая пряжку ремня, уже стоял в прихожей возле ее чемоданов, всем своим видом давая понять, что он готов. Готов даже взять оба ее чемодана, потому что своих вещей у него просто не было.
- Ничего не забыл?
От ее стального взгляда, не дававшего никакой надежды на помилование, захотелось взвыть.
- Ну не могу. НЕ МОГУ! – никакого эффекта.
Потоптавшись минуту, понуро побрел к телефону и, не глядя, набрал номер. В трубке потянулись гудки. Один, второй, третий.
Оторвав взгляд от телефона, посмотрел в весящее на стене зеркало. Да! Картина маслом! Из серебристой глади на него смотрел субъект с двухдневной щетиной на впалых щеках и лихорадочно горящими глазами. Все это дополнял дорогой, но изрядно помятый костюм и рубашка N-ой степени свежести.
Краем глаза заметил, как она, покачав головой, ушла на кухню.
В трубке послышался характерный щелчок. Сердце резко подскочило и тут же оборвалось вниз. Но в место ожидаемого «ало» послышалась знакомая запись автоответчика. Слава богу! Видно он еще не совсем безнадежен.

***
- Где ты его нашел? – молоденькая девушка с большими карими глазами и длинными слегка вьющимися темно-русыми волосами, прижавшись к шатену лет 20, испугано рассматривала стоящего перед ними молодого человека. Шатен не ответил.
Из глубины квартиры до молодых людей донеслись резкие возгласы и крики.
- Нет! Все хватит! Хватит ему потакать!
- Но…
- Ни каких но! Натворил дел – пусть отвечает. Сам!
- Паша! Его отчислят!
- И правильно сделают!
-Попал ты! – шатен скептически глянул на молодого человека.
- Плевать! Переживу! – разувшись, молодой человек прошел на кухню и, достав из холодильника бутылку молока, начал жадно пить, потом приложил бутылку к виску и замер.
- Иди, отец хочет с тобой поговорить. – от полного тревоги материнского взгляда стало не по себе, сердце предательски заныло…А может совесть…

- В армию пойдешь!
- Да ради бога! Горите вы со своей фабрикой! – в следующую минуту резко захлопнулась входная дверь, и оконные стекла жалобно звякнули.

***
- Выпей, – вздрогнул, взял из ее рук стакан и выпил содержимое даже не почувствовав, что пьет.
- Пошли, горе ты мое, - провела рукой по растрепанным волосам.
- Обещаю, - вымученно выговорил он, - что рта раскрывать не буду, и вообще буду паинькой… и тебе не придется меня стыдиться.
- Не зарекайся, - снисходительно усмехнулась она и открыла входную дверь.
Превозмогая непрекращающуюся головную боль и подкатывающую тошноту, он подхватил чемоданы и вышел вслед за ней.
***
- А… где? … А вы кто?

Конь в пальто!Вот и что так уставился? А глаза то, глаза! Что я так плохо выгляжу? Или так сильно не вписываюсь в твои планы? Ну, извини. Форс-мажор! О господи! Прям анекдот какой-то!
Ну и что тут стоять? Мало того, что ввалился в чужой номер как к себе домой, так еще и пялится, так как будто я восьмое чудо света. Хотя для тебя так наверно и есть. Представляю… Искал фею, нашел ее любовника.

- Не знаю. А как вы вошли?
- Дверь была открыта.
- Вы не могли бы закрыть ее, – усмехнулся, – с той стороны. Если вас, конечно, это не затруднит, – широкая улыбка.
- А … да. Конечно. Извините.
Пожал плечами. «О чем вы?!».

Ну, наконец-то! Ушел! Что друг? За что боролись на то и напоролись?

Откинувшись на подушки, закрыл глаза, пытаясь собрать разбегающиеся мысли воедино.
Внутри творилось что-то невообразимое. С одной стороны хотелось вскочить и разнести этот залитый солнцем люкс к чертям, но в тоже время не было сил даже пальцем шевельнуть, не то, что встать. Слабость наполняла каждую клеточку свинцовой тяжестью, и было наплевать на все. Даже на этого неизвестно откуда взявшегося на его голову хлыща.

Последнее что он помнил более или менее отчетливо было вытянувшееся при виде его лицо ее помощницы Ольги, встречавшей их в аэропорту, дальше все как в тумане… чьи-то расплывающиеся лица, голоса… они куда-то ехали…периодически сквозь, окутавшую его пелену прорывался ее голос …
Очнулся от звука незнакомого мужского голоса, звавшего ее по имени…

Звук открывающийся двери…женские голоса…знакомый аромат…ее духов… села рядом… коснулась губами виска…

- Проснулся?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 18:27 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Катя медленно въехала во двор. День выдался довольно напряжённый. Утром Милко устроил очередную истерику. Потом девочки взялись учить Клочкову жизни. В результате Кира, чье настроение и так было последнее время не самым радужным, устроила им разнос. Павел Олегович, заехав на фирму перед отъездом в Лондон, среди прочего сообщил, что Андрей уехал, когда вернется не известно. Как после этого она смогла продолжить разговор, Катя и сама не знала.
Сейчас ей хотелось только одного поскорей добраться до дома и лечь спать. Однако, припарковавшись, она не спешила выходить из машины. Отчего-то ей захотелось вот так просто посидеть в салоне автомобиля и поразмышлять на разные темы… Да и атмосфера располагала: шум проспекта доносился глухо, да и тишина во дворе стояла неописуемая!!! Но всё это длилось не долго. Вскоре послышался звук мотора и рядом с ней припарковалась соседская копейка.
- Катюш, здравствуй!
- Добрый вечер, Николай Васильевич! она вышла из машины.
- Только что приехала? поинтересовался мужчина.
- Да. Но захотелось просто подышать свежим воздухом, да и вечер сегодня по особенному романтичен.
- Что ж, не буду мешать! сосед раскланялся и ушёл.
Катя осталась одна, но она и глазом моргнуть не успела, как с левой стороны её Ниссана припарковалсь БМВ. Через секунду дверца открылась и показалась голова Малиновского. Увидев Катю, мужчина несказанно обрадовался и подошёл к девушке почти вплотную:
- Привет! тихо произнёс он.
- Привет! Что ты здесь делаешь? недоуменно прошептала Катя.
- Мне надо с тобой поговорить.
- Ром, давай в другой раз!
- Другого раза не будет, - отрезал он и добавил: Пожалуйста.
- Хорошо. Пойдём ко мне. Там и поговорим, - решительно сказала Катя и направилась к своей парадной.
- Кать, а твои родители?
- А что с ними? – удивилась девушка.
- Нууу… не удобно как-то.
- Не бойся, не съедят. Пошли.

- Мам, пап, я дома!!! - крикнула Катя.
- Ты уже пришла? - спросила мама, выходя из кухни, следом за ней вышел отец, а потом и Зорькин.
Увидев незнакомого человека, она удивилась. Но Катюша тут же познакомила их. Зорькин презрительно хмыкнул и вернулся обратно за стол, к пирожкам.
- Что же вы в коридоре-то стоите? Пойдёмте, пойдёмте!!! - позвала Елена Александровна гостей.
- Мам, нам надо обсудить пару вопросов. Это очень срочно и очень важно!!! - заверила её Катя.
- Катюш, ты и так целыми сутками пропадаешь в этой ЗимаЛетте!!! - возмутился Валерий Сергеевич.
- Папа!!! Это действительно очень важно!!! - вскипела девушка и увлекла Романа к себе в комнату.

Оказавшись за дверью, Малиновский осмотрелся. Бывать у Пушкаревой дома ему раньше не приходилось. Её комната напоминала помещение, куда время от времени приходят на ночлег. Да, это не гостиничный номер, но и не нормальная жилая комнатка молоденькой девушки, которая уже работает. Компьютер, стопки папок, бумаг, громоздящихся у стены напротив старенького диванчика.
В этом вся Катя Пушкарева - и в комнате у неё целый архив отработанных документов.- Ром, что ты хотел? - устало поинтересовалась Катя.
- Я? - он так засмотрелся на девушку и на груду бумаг, что забыл, зачем пришёл.
- Ну, не я же!!! Ты, вроде поговорить хотел…
- А… Да! –его лицо стало серьезным. Голубооко вздохнул словно перед прыжком в воду и произнес, - Кать, я уезжаю.
Она только удивлено вскинула брови.
- Далеко?
- В Питер.
Девушка встала и подошла к окну. Посреди темного двора одиноко горел фонарь. Витька с компанией что-то бурно обсуждали, расположившись на лавочке у подъезда.
- Решил развеяться? А я тут причем?
- Ну…
- Только не начинай опять про девушку. Пошутили и хватит. Ты на долго? Зачем я это спрашиваю?
- На всегда.
Почему вдруг стало так холодно? Девушка невольно поежилась.
- Почему? Из-за Андрея? Но мне кажется все не так серьезно.
- Нет, я делаю это из-за себя.
- А Зималето?
- Ой, Кать, перестань! Вот где-где, а на фирме то уж точно справятся без меня, и ты это прекрасно знаешь!
- Знаешь, Андрей тоже уехал.
- Куда? Надолго?
- Павел Олегович не сказал.
- Да… Странно получается… Но я все равно не останусь. Мне НАДО уехать. Жить здесь я больше не могу.
Что-то в его голосе заставило ее обернуться. Роман смотрел, куда то поверх ее головы стеклянным взглядом.
- Ром, что случилось?
- Ничего.
- Тогда с чего вот так вдруг?
- Это долгая история…И не очень веселая. Кать, у меня к тебе просьба.
- Какая?
- Сначала обещай что согласишься. – он улыбнулся и снова превратился в того Малиновского, которого она знала, с лукавыми искорками в глазах.
- Но я так не могу. Мало ли что тебе может в голову прейти. – Катя улыбнулась.
- Ничего незаконного. Кать, пожалуйста.
- Ну… Господи да от куда ж такие берутся! Хорошо.


- У вас там опять что-то случилось? Да? – Валерий Сергеевич сурово воззрился на Зорькина.
- Нет, дядя Валера, с чего вы взяли?
- А тогда, что его принесло на ночь глядя?
- Ну, дела у них.
- Дела! Только вот тебя что-то больно перекосило с этих дел. Прям позеленел весь, как его увидел!
- Валер, ну что ты к нему пристал, - Елена Александровна похлопала мужа по плечу, - а ты лучше пойди их чай позови пить.
- Обойдутся, – буркнул Зорькин.
- Колька! – прикрикнул Пушкарев.
- Да иду я уже, иду, - Зорькин с явной неохотой вылез из-за стола, и направился к Катиной комнате.

-… давай в 12 .
- Хорошо.
-Тетя Лена, зовет вас чай пить, - в комнату вошел Зорькин, и остановился на пороге ни на кого не глядя, - и дядя Валера … Настаивает!
Малиновский посмотрел вопросительно на Катерину, та пожала плечами и вышла из комнаты. Молодые люди последовали за ней.


Звук открывающийся двери…женские голоса…знакомый аромат…ее духов… села рядом… коснулась губами виска…
- Проснулся?- прижала ладони к щекам, всмотрелась в лицо. – Ты как?- запустила пальцы в волосы.
- Нормально … вроде…слабость только…
- Горе ты мое! – улыбнулась. – Сейчас лекарство принесу, - встала и направилась к двери, едва не столкнувшись с рыжеволосым ураганом, ворвавшимся в комнату.
- Очухался? – вошедшая девушка плюхнулся в кресло, предварительно подхватив с него двумя пальцами мужскую рубашку и брезгливо бросив ее на пол. – Давно пора. Вот что мне в тебе нравится так это размах…Если драка, то так чтоб до суда … Бизнес… на грани фола… Болеть … так чтоб с моргом на горизонте…
- Я тоже рад тебя видеть, Оля, - усмехнулся, сел прислонившись к спинке кровати, натянув на себя простыню.
- Ой, а я то, как … Прям только сижу и думаю где нашего неприкаянного носит! Что-то не было давно… И на тебе! Ну, чисто джин из бутылки! Грохнулся по среди аэропорта, хочешь стой, хочешь падай!
- Да? Ничего не помню, что вчера…
- Ууу… как все запущено!- хмыкнула. - Вчера! Может быть позопозовчера?
- В смысле? – удивленно. – Ты о чем?
- О чем?! Да вы уж три дня как прилетели!
- Да? – провел рукой по лицу, мотнул головой, - ничего не помню.
- Ну, еще бы! Три дня сорок. Вон одни глаза остались!
В этот момент призывно задребезжал весящий на ее шее сотовый.
- Да, Сережа… пришли… - глянула на него, усмехнулась, - ладно, скоро спустимся, - нажала отбой. – Ну и каким ветром вас в 105 раз принесло к нашим берегам? Хотя, можешь ничего не говорить, и так вся Москва в курсе…даа… Я ж говорю – размах! …Вот за что она тебя терпит столько лет, а? Будь я на ее месте, я б тебя уже давно или послала… или приструнила.
- Ну, ты же не она.
- Естественно! На моей бы шее, вы бы 8 лет не просидели, свесив ножки, молодой человек!
- На ее шее я не сидел никогда.
- Ой, да не уж то! Да где бы ты был без нее?! Лично, я хотела тебя изничтожить после тех твоих фокусов. А она простила! И теперь… нарисовался весь такой несчастный! Пожалейте его бедного! Прыгай тут над ним! Болящим! А было б все хорошо, и не пришел бы, – усмехнулась. – Что, не права?
Он промолчал.
- Опять ругаетесь? – вошла со стаканом воды и пачкой лекарств.
- Нет, что ты! Добивать упавшего не мой стиль. Там Сергей внизу ждет.
- Хорошо. Держи.
- Черт! – скривившись. –Что это за гадость?
- Ну, ладно. Я к Сергею…Счастливо.

- Не скучай… - легкий поцелуй в губы … улыбка… хлопнула входная дверь… и ее уже нет… только аромат … ее духов.
Его всегда порожало и восхищало это ее умение жить в режиме но-стоп, решать несколько проблем сразу и при этом вести себя так как-будто ей это ничего ни стоило…
Вот и сейчас …За каких-то 15 минут она успела напичкать его лекарствами, переодеться, заказать завтрак и, сделав едва ли не десяток звонков, умчалась в след за Ольгой…
Он так не мог…Порой хватало пролитой чашки кофе, чтобы весь офис трясся как в лихорадке от его криков… И мало кто рисковал с ним связываться в такой момент…Даже близкие… А вот ей достаточно было сказать только слово и все …Все вставало на место…
Восемь лет?... Да … Уже восемь … Восемь лет как линии их жизней однажды пересеклись… Да что там слились воедино… Восемь лет с того дня как двое молодых людей встретившись случайно во время грозы пошли дальше по жизни вместе… Хотя «вместе» это не совсем про них… А ведь начиналось все как у всех… Встречи, разговоры, прогулки до утра… А потом … Потом все стало так как есть… Без обязательств и объяснений… Встречались у нее или где – нибудь загородом, в пансионате… Они не то что скрывали свои отношения … просто не афишировали… Ольга была едва ли не единственным человеком, который знал если не все, то довольно много о них… Да еще однажды… случайно… ему довелось познакомиться с ее матерью… Вот пожалуй и все… И это за восемь лет… Но… Он принял эти правила… принял и смирился… Как мирятся с неизбежным … с тем что на смену дню приходит ночь… что зимой идет снег, а летом цветут цветы… и никак иначе…
Он до сих пор помнил тот зимний день пять лет назад… Был Новый год … Они уехали кататься на горных лыжах… Эта их поездка пожалуй единственная не была случайной как все остальные… Все другие происходили сами собой, так получалось… А тогда… Тогда он все бросил и увез ее из Москвы на две недели, махнув рукой на все что придется выслушать по возвращению… Тогда-то он и сделал первую и последнюю попытку сделать ей предложение… Но… Она сказала «Нет». На его удивленное «почему» он услышал : «Мужей у меня уже двое, а ты один. И другого у меня нет» И он смерился… принял… Не понял, но принял… Принял, чтобы не потерять… А потом они вернулись и жизнь закрутила их в своем водовороте… Он с головой ушел в дела, как –то незаметно в его жизни стали появляться другие женщины…Она снова вышла замуж… За его приятеля… И ему даже пришлось быть свидетелем на их свадьбе… Но странно … Ревности или злобы он в тот момент, стоя рядом с ней не испытывал… Скорее жалость… Жалость к ее мужу… Наверно потому, что знал – по настоящему, полностью она не будет принадлежать этому человеку никогда… Какая-то часть ее существа будет всегда закрыта для него… Та где горит камин и слышаться раскаты грома…Хотя совсем без эксцессов не обошлось… Как-то так получилось что на одной из фотографий, сделанных в тот день, они оказались только вдвоем… И Ленка Шестикова потом долго разливалась по поводу того какая красивая пара… Что если бы не знать, то можно подумать, что счастливый жених – он…
Так если тогда он отнесся ко всему так спокойно, какого черта его так взбесил этот субъект… Почему? Ведь он всегда знал что вокруг нее много мужчин, знал о ее романах… И раньше его из колеи это не выбивало…Почему теперь? Что изменилось? Она все так же полуиронична полусерьезна…Ольга, ее старинная подруга и помощница, все также припечатывает его к стенке… А он все также плывет по течению, не стремясь на берег…Что изменилось? Все и ничего… Сейчас она, их отношение это то немногое, что у него осталось… Все остальное он поставил и проиграл… И если проиграет еще и это, то от него уже просто ничего не останется…

***
Катя с легким удивлением смотрела на стоящего перед ней мужчину. Почему-то ей казалось, что адвокат Малиновского должен быть моложе. Более современный что ли….А тут… На вид примерно около шестидесяти, дорогой костюм, явно сшитом на заказ и сидит на хозяине просто идеально, темные волосы слегка тронуты сединой. При виде вошедших мужчина улыбнулся, привстал и указал рукой на два мягких кожаных кресла, стоящих напротив стола. Катя успела заметить у него на запястье платиновый Лонжин. Совсем недавно Колька показывал ей в журнале фотографию точно таких же часов и долго сетовал на то, сколько они стоят, но зато как выглядят! Судя по всему Рома привел Катерину к одному из самых дорогих, но в тоже время и надежных московских адвокатов, имя которых уже является гарантией качества.
- Ну, здравствуй, шалопай! Все-таки решился?
- Да. Катя, познакомься, мой адвокат Алексей Михайлович Вяземский -старинный друг моего отца.
- Очень приятно. Значит, вы и есть та самая Катя?
Сама не зная, почему при этих словах Катя залилась краской. Под взглядом этих внимательных глаз она чувствовала себя маленькой девочкой.
Старинный… Конечно! Чужих нам не надо! Да, Роман Дмитриевич? А «та самая…» это он о чем?
- Документы готовы, - Алексей Михайлович достал из ящика стола папку и передал Роману, тот углубился в изучение ее содержимого. – Нотариус подъедет минут через двадцать. Может быть кофе, Катюша?
- Да… Наверно.

Катю не отпускало ощущение «де жавю»… все это уже было…. адвокаты… подписи… было… с Андреем… Но если Андрей тогда олицетворял собой образ человека на крою пропасти, то Малиновский был спокоен, уверен в себе и в том что делает… В отличии от нее… Нет она конечно знала зачем они здесь. И если отбросить их ситуацию то поведение Романа более чем логично, но… Но если вернутся к тому, что имеем…это все бред какой-то…Мистерия…Сон…

- Я ведь его с детства знаю, Катя… А теперь он вон какой вымахал и того и гляди дел натворит… Вы с ним поосторожней, - мужчина улыбнулся. – И куда только Анна смотрит?
- На Биг-Бен, - буркнул Малиновский, не отрываясь от бумаг.
***
Катя и Роман зашли в услужливо распахнутые перед ними двери ресторана Ришелье. Тут же подбежал метрдотель, по всей видимости неплохо знавший Малиновского, и проводил парочку за небольшой уютный столик у стенки, протянув две тяжелые папки в кожаных обложках. Стоило Кате открыть меню, как Рома мягко прервал ее:
- Позволь я сам.
- Хорошо,- Катя пожала плечами.- Заказывай.
Роман углубился в изучение содержимого коричневой папки, в то время как Катерина стала оглядываться по сторонам. Несмотря на то, что время недавно перевалило за полдень, народу в зале было немало. Очевидно, народ уже подтягивался обедать, постепенно заполняя зал дорогого ресторана. Кто-то оживленно болтал, кто-то, наоборот, с крайне серьезным видом перелистывал документы или общался с деловыми партнерами. Постепенно ее взгляд остановился на Романе, все еще продолжавшем разглядывать меню. "Интересно, что еще ему от меня надо? Что он хочет? Вроде уже обо всем поговорили, все дела уладили, зачем он меня пригласил?" Как-то незаметно мысли девушки с этого вопроса перекинулись на другой. "Зачем он уезжает? Такое ощущение будто бежит... Да нет, глупости.... Он - Роман Малиновский, от кого он может бежать? Разве что от приставучих моделек..."- Катя легонько усмехнулась, представив себе эту картину, но потом вновь посерьезнела.
Вот уже который день ее не отпускало какое-то странное щемящее чувство, как будто она стояла на пороге неизвестности… Она не знала что ждало ее там, но точно знала где проходит грань между сегодня и завтра… Во взгляде мужчины, сидящего напротив… Почему? Она не могла ответить себя на этот вопрос, но точно знала, что это так…
Внимательно посмотрев на мужчину она усмехнулась:
- Что может меня так беспокоить?
- Ты ещё спрашиваешь? - возмутился внутренний голос. -
- А вот и ничего подобного! Его улыбка тут вообще не причём! Ну, улыбнулся он мне и что?
- Да ничего! Просто тебе это льстит! А ты вспомни, вспомни, что они со Ждановым придумали! А то, что Ромка твой кобель последний, ты тоже забыла? Мудро!
- Отстань! Надоела уже! - мысленно крикнула Катя.
- Да ушла я…
" А ведь действительно, кто мне Ромка? Никто… Да и я ему… Ну обратился он ко мне и что? Он мог так же кого угодно попросить…"
- А попросил тебя!
- Ты опять!
Противный голосок не успел возразить, так как голос Малиновского вернул Катю в реальность:
- Спасибо.
Она недоумённо уставилась на него, и только сейчас заметила удаляющегося от их столика официанта.

- Ром, а почему все-таки я, а никто-то другой? Павел Олегович, например. Ну, или Кира.
- Кира! – Малиновский усмехнулся. – Кать, ты шутишь? Да, это было бы равносильно тому чтобы подарить Воропаевым Зималето перевязав ленточкой… А Павел Олегович… Ну в другой ситуации я бы так и сделал, но сейчас… Сейчас это не очень удобно.
- Почему?
- Ну, ему бы в итоге пришлось выбирать между мной и Андреем. А гонки на выживание, знаешь ли, не мой стиль… Да, ало… Привет… Еще не знаю… Кать, извини, я сейчас, – он встал и продолжая разговор по телефону отошел к барной стойке.
Когда он вернулся, ее уже не было, на столе лежало несколько купюр…
***
- Мамочка я уже еду
-…
- Не волнуйся, все обойдется
-…
- Куда?
- …
- Да поняла
-…
- Я скоро

***
Ранним утром Роман вышел из поезда Москва - Санкт-Петербург, огляделся по сторонам, поежился от налетевшего северного ветра и, подхватив сумку, медленно пошел в сторону здания вокзала.
-Привыкай, старик, теперь Питер, а не Москва – твой дом.

- Ну, наконец-то! – от толпы отделился высокий брюнет и подошел к Роману, - я уж тут час торчу. Ну, здравствуй, пропащий! - мужчины обнялись.
- Поехали, Лелька заждалась уже наверно.
- Сереж, я к себе хотел сначала, да и не удобно как-то.
- Не удобно! Не удобно спать на потолке! Да она меня уже в 7 часов из дома выкидывала. Она ж мне потом все печенки проест, что я тебя отпустил. Нет, все. Возражения не принимаются.
Не найдя достойных возражений Малиновский махнул рукой и сел в машину.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 18:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Прошел месяц

…его нет рядом… нет уже 46 дней…

46 дней так мало и так много… 46 дней с их последней встречи… С того момента как он исчез из Москвы и из ее жизни…46 дней с той безумно длинной ночи, уходившей все дальше … И почти месяц с последнего Совета директоров, на котором Павел Олегович сообщил всем, что теперь она является управляющей почти трети акций Зималето, являющихся собственностью Малиновского. Особой радости это конечно не вызвало, но и большого скандала, которого она, честно говоря, опасалась тоже.
С самим Романом после ресторана ей встретиться так и не удалось. Следующие два дня она вместе с мамой продежурила у отца в больнице, а когда вернулась на работу, на письменно столе ее ждало заявление об уходе и рыдающая уже не первый день Шурочка.


- Привет, Катюша! - радостно воскликнула Юлиана, входя в кабинет президента.
- Привет… - не весело вздохнула Катя, захлопнув дневник.
- А чего это мы такие грустные, а? Ты посмотри, что вокруг происходит! Жизнь кипит! Совсем ты закисла в своем Зималето.
Катя промолчала.
Юлиана сурово посмотрела на неё, но ничего не сказала. Заприметив на столе какую-то причудливую вещицу, она принялась её внимательно изучать. Катя пыталась сосредоточиться на важных документах, но не могла. Тем временем, воздух в кабинете становился резиновым, тягучим, как патока.
- Кать, ну объясни мне, что с тобой происходит? – не выдержала пиарщица.
От этих интонаций хотелось глубоко вздохнуть и разрыдаться, что Катерина и выполнила с блеском! Юлиана проявила чудеса скорости и уже через несколько секунд стояла рядом с Катей и протягивала последней стакан воды.
- Кать, ну что ты? Вот выпей воды и пойдём на диван!
- Спасибо! - она сделала пару судорожных глотков.
- Юль, я не знаю, что происходит! Вот честно не знаю! Мне отчего-то очень грустно, аж до такой степени, что плакать хочется. Постоянно …
- Катюш, ничего, это пройдёт. Так бывает…
- Знаешь… Когда Андрей исчез я сначала ничего не почувствовала… Тогда столько всего случилось… А потом … Потом такой странный сон приснился… Он ушел, Юль…. От меня ушел… - девушка опять заплакала.
- Дурачка! – Юлиана, обняла ее за плечи. – Да, он без тебя жить не может. Он вернется обязательно. И все у вас будет хорошо. Обязательно будет. Ты просто устала… Тебе просто необходим отдых… Знаешь я на следующей неделе еду в Питер … Поехали со мной … Сменишь обстановку, развеешься.
- Юлиан, ну на кого я сейчас все это оставлю? На Кольку? – Катя грустно улыбнулась.
- Ничего. Десять дней как-нибудь переживут. Тебе просто необходимо отдохнуть.
- Ну, куда мне сейчас ехать? Андрея нет. Малиновский уволился.
- Не умрут! Кстати, ты уже нашла нового маркетолога?
- Да.
- Ну, тогда тем более. Все, в воскресенье ты летишь со мной в Питер. В конце концов, это не так уж и далеко, если что вернешься.
- Хорошо, - сдалась девушка и улыбнулась.
- Уже лучше. Ладно, пойду, пообщаюсь с Маэстро. Не грусти.
- Не буду.
Едва, за Виноградовой закрылась дверь, как раздался телефонный звонок. Катя вздохнула и взяла трубку.
- Ало.
- Привет, Катюш, - раздался в трубке жизнерадостный голос Малиновского.
Легок на помине! Усмехнулась девушка.
- Привет…

Привет… Маленькое затертое до дыр слово…Два слога… Шесть букв… Привет… Миллионы людей произносят его каждый день ни по одному разу на всех языках мира на автомате даже не замечая, не прилагая усилий… Но… У каждого правила есть исключения его подтверждающие… Вот и они были этим самым исключением… Их жизнь рухнула практически до основания прежде чем они смогли его произнести.

Вот уже месяц его кружило в вихре воспоминаний, давно забытых чувств и ощущений… Знакомый с детства город встретил его шумной компанией старых друзей и знакомых, моросящим дождем и толстым слоем пыли на зеркале в квартире на Мойке…
Оглядываясь сейчас назад, он не мог поверить, что так долго смог прожить без этих улиц, мостов. Да было больно, порой просто нестерпимо. Но вместе с этой болью пришло чувство покоя, какой-то невероятной легкости, согласия с собой, которые капля за каплей заполняли пустоту забытья в его душе.
А ведь еще месяц назад он и представить себе не мог, что будет буквально рваться сюда… Но видно у судьбы на нас действительно свои планы. И маленькая потаенная дверка, которую когда-то так старательно закрыл и запечатал, спрятав за ней свою боль и тоску, распахнулась с глухим стуком, дав свободу рою воспоминаний. От чего? От криков Андрея, от ужаса и страха, застывших в Катиных глазах там, на заправке, или просто пришло время? Бог его знает… Но она открылась, сделав невозможным его прежний образ жизни. Знакомая обстановка стала давить словно могильная плита не давая дышать… И то что когда-то казалось спасением, теперь выглядело нелепо и глупо… И вот тут то звонок Синицкого оказался как нельзя более к стати. Решение пришло само собой…

В свой первый вечер в Питере, сидя на кухне Синицких, он чувствовал себя как человек, совершивший путешествие во времени, при чем абсолютно непонятно в прошлое или будущее.
С одной стороны Питер был его прошлым, олицетворением другой, давно забытой жизни, с другой… С другой это был уже не тот город и все вокруг было по другому. Нет, конечно, за эти 11 лет ему приходилось бывать здесь, но это было как-то мельком, на ходу, не оглядываясь, строго по делу. И встречаться с ребятами как-то не тянуло, а если и случалось, то старался отделаться общими фразами и исчезал, сославшись на занятость… Хотя какая к черту занятость! Конечно, нельзя было сказать, что он совсем уж ничем не занимался, но и двигателем прогресса он явно не был.
Моментами ему казалось, что не было этих 11 лет, не было Москвы, Зималето, всей этой истории… Не было… Это всего лишь сон, мираж… И никуда он с этой кухни не девался… Но… Но реальность напоминала о себе криками и смехом двух сорванцов, носящихся по квартире. И котлеты жарила уже не мать Сергея, а Лелька, хотя нет, не Лелька, а Ольга Александровна Синицкая. Да и кухня уже другая…

… - Вот такие дела, - подвел итог Синицкий.
Сидящий напротив него Малиновский только усмехнулся. За прошедший день на него вылился такой поток самой разнообразной информации, что мозг уже решительно отказывался что-либо воспринять. Да и накопившиеся за последнее время усталость и напряжение давали о себе знать, накатывая волнами.
Поняв, что сейчас сориентироваться в этом круговороте ему все равно не удастся, Роман махнул рукой и просто слушал Синицкого, которого время от времени прерывала Леля.
Когда разговор в очередной раз свернул на его персону, раздался звонок в дверь. Синицкий вышел в коридор и в следующую минуту послышался звучный мужской голос.
-Никита? – Роман вопросительно взглянул на Лелю.
Женщина кивнула, - Сейчас Машку разбудит паразит.
В дверном проеме возникла двухметровая фигура.
- Ребят, давайте потише, дети спят.
- Все, молчу. Лель дай что-нибудь поесть, а то ща просто сдохну, - мужчина сел за стол. – Здравствуйте….аааа… – обвел собравшихся ошарашенным взглядом.
- Нет, Никита, нет, это не сон и даже не белая горячка. Это действительно он собственной персоной, правда, немного побитой.
- Ну, вы, блин, даете! – мужчины пожали друг другу руки. – И каким же это ветром тебя сюда занесло, друг сердечный?
Следующие часа полтора Малиновский отвечал на поток вопросов, общий смысл которых сводился к как, когда, почему.

…- Ой, Малиновский, если я тебя знаю хорошо, а я тебя знаю хорошо, то голову даю на отсечение что у нее третий размер и большие карие глаза.
- Никита! – прикрикнула на него возмущенно Леля.
- Да ладно тебе. Я что не прав?
- Да прав, прав, - усмехнулся Роман. - Только это совсем не то. Мы друг другу никто и звать никак. Просто так получилось.
- А у тебя по другому не бывает… Эх, ребят, хорошооо… Прямо как в старые времена. Мне б еще маркетолога найти, и счастью моему не было б предела.
- Да нашел я его уже, нашел.
- Где? – Никита округлил глаза. – Почему я не вижу это сокровище? Я ж уже спать не могу!
- Да, вот, пожалуйста, - Синицкий пожал плечами и указал в сторону Малиновского.
- Не понял. – Никита перевел недоуменный взгляд с Романа на Сергея.
- Ну что тут не понятного! – притворно возмутился Синицкий. – Роман Дмитриевич Малиновский – новый начальник отдела маркетинга.
- Аааа… - Никита мотнул головой – Черти!.... И…И давно это?
- Что?
- Давно вы договорились?
- Две недели уже.
- Нет! Ну, вот всегда! Всегда, я узнаю обо всем последним!

У кого-то трудным днем был понедельник, у кого-то вторник, у кого-то пятница тринадцатое. У Романа Малиновского таким днем был День Рождения.
Сколько он себя помнил, не везло ему в этот день чудовищно. В детстве закончить этот день в больнице было скорее нормой, чем исключением. Когда стал старше, на работе в этот день обязательно случался аврал, машина отказывалась заводиться, на улице лило как из ведра, а на дорогах были чудовищные пробки, и обычно общительный и жизнерадостный Малиновский в этот день был дерганым и раздражительным.
Его тридцать пятый день рождения пришелся на выходные. Погода стаяла прекрасная. И было решено собраться всей компанией на даче у Синицких.
Полдня прошли без происшествий, и Малиновский уже начал надеется, что сможет благополучно дожить до вечера. Но как оказалось напрасно. Когда уже собирались сесть за стол призывно задребежал сотовый. Взглянув на дисплей и увидев номер матери, Роман замер сомневаясь, стоит ли отвечать, но, рассудив, что она звонит, не так уж часто, все-таки взял трубку. То, что он услышал, превзошло все его ожидания.

…- Мама! Ну что за бред?! – Малиновский сел на диван и прикрыл глаза рукой, прислушиваясь к голосу в телефонной трубке.
- Да какая такая?! Мама!! Боже дай мне сил!
-…
- Ну, с чего ты это взяла? Да я ей нужен как прошлогодний снег!
- …
- Маргарита, ну конечно …
-…
-Да даже, если бы я был арабским шейхом, она б и то на меня не позарилась!
-…
- Да, я в своем уме… Я отдаю отчет…
-…
- Она не какая-то, она президент компании.
-…
- Маааама…
- …
- Я ничего отзывать не буду.
-…
- Что?!! Что я должен сделать?! – Малиновский замер, не веря своим ушам.
-…
- Мам, я конечно в курсе, что ты поставила на мне крест, но не до такой же степени!!! Мне сегодня 35 исполнилось, а не 60. Как-то рановато думать о вечном! Не находишь?!
- Малиновский, ну ты где пропал? – в комнату вошел Сергей и, остановившись в дверях, вопросительно посмотрел на Малиновского. – Там уже Никита приехал. Пошли.
Роман кивнул. – Мам, всё, меня ждут все… Пока. Отключив телефон, мужчина откинулся на спинку дивана и провел руками по лицу. Бред какой-то! Он и Пушкарева! Катя пытается его окрутить! Нет ну это ж надо! Завещание им подавай! А может еще и ключ от квартиры, где деньги лежат?! Подарок в духе, его мамочки. Хочешь стой, хочешь падай! Роман тряхнул головой, пытаясь прогнать неприятные мысли.
- Ладно, пошли.
Мужчины вышли на улицу и направились к беседке за домом. Не дойдя всего метров двадцать, Малиновский резко остановился и застыл. В беседке рядом с Лелей сидела Юлиана и…
- Малиновский!!
- А… что?
- Я говорю, лицо попроще сделай, я маньяков боюсь! – хохотнул Синицкий и подтолкнул его к беседке.

- Никит, ну ты где застрял, мы уж решили не ждать… Ой… Юлька! Ты откуда? – Юлиана и Леля обнялись.
- Да вот иду я сегодня по набережной, а на встречу мне госпожа Виноградова, собственной персоной в компании зонтика и очеровательнейшего создания. Ну и я просто не мог не привезти их сюда. В общем, прошу любить и жаловать, Катя. Екатерина Валерьевна Пушкарева. – Произнес Горинов с самым невинным выражением лица, держа за плечи девушку в светлом легком сарафане, словно опасаясь, что попавшая по счастливой случайности в его сети жертва может ускользнуть.
Одарив Никиту суровым взглядом, Леля приветливо улыбнулась Кате.
- А где?
- В доме … по телефону разговаривает.
- Понятно. Помру я значит с голоду.

Хорошо, что Юлиана вытащила меня за город… да и компания приятная… вроде… Возвращаются?... Кажется, Сергей и… Боже, нет… у меня галлюцинации? Дааа, Пушкарёва, мечтать не вредно! А его-то сюда, каким ветром занесло? И за какие мои грехи, скажите, пожалуйста, мне так везёт?»
Катя кинула мимолётный взгляд на сидящую рядом Юлиану. Та, кажется, тоже слегка удивилась, но как будто поверхностно, будто ожидала чего-то подобного. «Даа… Странные дела творятся в Датском королевстве… И как прикажете реагировать? Кинуться в объятия с воплем: «Ромочка, родной, здравствуй, я так по тебе скучала?!» Бред…
…Мне показалось или для него наш приезд тоже сюрприз?... Какое-то лицо у него… перекошенное… Не рад, что ли?! Ха, да не очень-то и надо… Хотя вон уже улыбается… А так он ещё симпатичней… Ой, нет, Малиновский, верни свою прежнюю улыбку, ну что это за оскал?!
И всё же…что происходит?!...»
-Какой сюрприз! - не прекращая улыбаться своей идиотской улыбочкой, протянул Роман, заходя в беседку.
-Не то слово, Роман Дмитрич! - усмехнувшись, поддакнула Катя.
Юлиана, кажется, наконец, вынырнула из своих мыслей и с интересом переводила взгляд с одного на другую… Её появление тут было, если и неожиданным, то уж по крайней мере не из ряда вон, а вот Катя.
- А мы снова на «вы», Кать?
Катя не успела ответить, так как к ним подошел Никита и начал сыпать пожеланиями всех благ.

Ну, Катя… ну, Пушкарева… ну, здесь… у Синицких… Ну и что?! Малиновский, ты сам-то понимаешь, что городишь?! Ты отмечаешь свой долбанный тридцать пятый день рождения В ПИТЕРЕ на даче у Синицких, причем по собственному желанию, а на против сидит Катя Пушкарева и мило беседует с Гориным… улыбается… почти смеется…Конец света! Апокалипсис! Малиновский, может ты бредишь? Точно … бредишь… А сам в это время лежишь в реанимации опутанный проводами и трубками после очередного «удавшегося» дня рождения, а где-нибудь в коридоре мечется Жданов…Черт! Да что ж он там городит-то?! Умеет же!! Гад!!
А у меня ни разу не получилось вас расшевелить, Екатерина Валерьевна…
Сидя на другом конце стола, Малиновский наблюдал за увлеченными беседой Катей и Гориным, выкуривая уже шестую сигарету за последние три часа. Все раздражало и злило. Злила глупые предположения матери, ее манера вести себя всегда так, как будто она лучше всех знает, что происходит. Даже тогда когда не знает практически ничего. Злила Юлиана мирно беседующая с Лелей, Леля, бросающая на него обеспокоенные взгляды, и периодически убирающая от него бутылку, Никита, притащивший Пушкареву. Ведь не надо быть ясновидящим, чтобы понять, что сделал он это специально, потому что это та самая Катя… Но больше всего его злила ее улыбка, в ответ на его слова, бесила даже. Поэтому когда прозвучало предложение пойти на реку, и Горин с Катей включились в общий разговор, он испытал настоящее облегчение.

- Знаешь, в ней есть какое-то сходство, - Никита подошел и опустился на траву рядом с Малиновским, - не внешне… нет… какая-то неуловимая черточка … не знаю… манеры… характер… Но есть.
Роман усмехнулся, потом, потянувшись, встал и, скинув рубашку, направился к воде.
- Джинсы сними, ненормальный!
- Чего это он? – удивленно спросил подошедший Синицкий. – Сумасшедший!
- Он влюбленный… Это хуже. – Усмехнулся Горин.
- Ну, что ты к нему привязался… Человек только в себя приходить начал.
- Да ладно тебе. На ней что написано собственность Малиновского – руками не трогать?
- Нет…но…
- Да понимаю я все … Еще бы он понял… Ладно, пошли еще раз окунемся.

- Малиновский, мы уходим! – прокричал Синицкий.
- Он что так и плавает?
- Да вон.
- Ну, точно псих! И ты еще что-то говоришь!
Синицкий не ответил, вдруг бросившись к воде.
- Ты куда?... Ааа… Черт! – кинув взгляд на серебристую гладь, Никита бросился следом.
Синицкому понадобилось меньше минуты, чтобы доплыть до того места, где он заметил Малиновского в последний раз.
Убью гада!! Найду… и убью!!

- Выпей, - Леля протянула Малиновскому дымящеюся кружку.
- Что это?
- Пей, не отравишься.
- Горячо! – поморщился мужчина.
- Пей, сказала!
Сделав страдальческое лицо, Роман осторожно сделал глоток.
Наблюдая эту сцену, Катя невольно улыбнулась, уж больно в этот момент Ромка напоминал маленького ребенка, которого заставляют выпить горькое лекарство. И как-то не верилось, что буквально полчаса назад, она с ужасом наблюдала как Никита и Сергей пытались привести его в чувство там на берегу. Как-то не укладывалось в голове, что вот сейчас его уже могло и не быть… В прочем как и то что Малиновский ВОТ ТАК может общаться с женщиной… Ни как с объектом желания, а просто как с близким давним другом. А то что они с Лелей знакомы очень давно у Кати не вызывало ни каких сомнений… И это тоже было странно … Странно потому что не вписывалось в то представление о Романе Малиновском, которое сложилось у нее… Хотя вроде бы что удивительного? Да собственно ничего, если бы речь шла о ком-то другом, о Коле, например. Но Малиновский… не пропускающий ни одной юбки… завсегдатай клубных тусовок… и вдруг здесь, в почти семейной обстановке… И судя по всему далеко не случайный здесь человек… Дааа… Чудны, дела твои Господи!
- Малиновский, блин! Ну, ты бы хоть к бабке, какой сходил. Каждый год одно и тоже! Не одно, так другое! – в комнату вошел Синицкий, вытирая голову полотенцем. – Ты как?
- Нормально… вроде… - протянул Малиновский, чувствуя, как Лелькино снадобье разливается по телу теплой волной, и начинает клонить в сон.
- Зато у меня руки до сих пор дрожат. – Синицкий обернулся к Кате. - В восемнадцать его сбила машина, прямо на пешеходном переходе и при зеленом свете. Потом его обокрали. Еще через год он попал в аварию. Мне вот интересно, каким был твой самый первый день, а Ром? Явно не самым легким.
Роман пожал плечами, чувствуя, что сознания уходит со скоростью света.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 18:34 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Тишина в квартире… Как будто в склеп спустился… Вот сейчас ещё замогильной сыростью повеет, для полного комплекта…
«Что-то какой-то вы мрачный, Роман Дмитрич, после неудачной попытки суицида!»
Роман ухмыльнулся своим мыслям. Потянуло же его в эту чёртову реку! А кто виноват?! Думать надо было головой, когда виски накачивался, а не смотреть в сторону…. кое-кого… И ведь если бы не ребята, то познать бы ему в полной мере и запах, и вкус того склепа, о котором думал минуту назад… Катин отъезд он тогда попросту проспал. Когда его сознание изволило включиться в два часа по полудню, они с Юлианой уже уехали…
«Надо как-то отвлечься… На кухню, что ли, сходить? Может, хотя бы там найдётся что-нибудь для успокоения души?»
Надежды не оправдались. С тоской обозрев практически пустые полки холодильника, Малиновский впал в уныние. Засохший, и уже покрывшийся сантиметровым мхом плесени кусочек сыра и почти пустая упаковка апельсинового сока совершенно не вдохновляли. Порывшись в ящичках и не найдя даже завалящей пачки макарон, ну или, на худой конец, печенья, Роман пришёл к мысли, что надо ехать в магазин. Или умирать с голоду. Жить пока хотелось, поэтому второй вариант был безжалостно отметён.
…Дождь бьёт по крыше автомобиля… Ритмично шурша дворники еле разгоняют поток воды на лобовом стекле… Холодно сегодня… и вообще как-то мерзко… Скорей бы уже до дома доехать…
Роман краем глаза покосился в зеркало заднего вида… На заднем сидении лежало 4 огромных пакета с едой. Только они собственно и создавали стимул для дальнейшей жизни…
Да что за чёрт, опять пробка на светофоре!
Повезло ещё ехать в крайнем ряду. Теперь можно поглазеть на наивных прохожих, не имеющих личного транспорта, и в большинстве своём, зонта. И зачем они бегут? Неужели считают. что так меньше намокнут?...
Что-то знакомое привиделось в девушке в лёгком сарафане, стоящей под навесом одного из продуктовых магазинчиков и с какой-то обреченностью во взгляде оглядывающейся на прохожих. Можно было конечно не заострять на ней своего драгоценного внимания, но Роман, вопреки этому, опустил боковое стекло и вглядевшись внимательнее, узнал Катерину… Первый возникший в голове вопрос: «Что она здесь делает?!» И тут же последовавший логичный ответ: «Да что угодно!»
- Кать! - не долго думая, Малиновский высунул голову из машины, - ты чего там мёрзнешь?! Иди сюда!
Моментально вспыхнувшие надеждой и радостью глаза… Улыбка… Облегчение… Всё это сразу отразилось на Катином лице.
«Докатились. Теперь подбираем девушек на улицах…»
Но от самого себя скрывать бесполезно - да, он действительно рад, что встретил её… Наверное, она заблудилась… Могла бы и взять с собой Юлиану для прогулки в незнакомом городе!
Хлопок двери…
- Привет! - устроившись на переднем сидении, девушка повернулась к Роману, - ты просто мой спаситель! Я уже отчаялась искать метро или остановку какую-нибудь…
- Ты в следующий раз с собой гида бери.
- Обязательно. А мы вообще-то где?
- В двухстах метрах от моего дома. Сейчас вырулить бы из этой пробки…
- А… меня?...
- Пристегну наручниками к батарее и запру квартиру на замок.
- Малиновский!
- Да не съем я тебя! Что я, зря в супермаркет ездил? Потом тебя отвезу… До меня пока ближе, а эта пробка хорошо если к утру рассосется …

- Ооо… - протянул Малиновский, наблюдая, как вода, стекая с Катиной одежды, скапливается лужицами на полу. - Я водяной, я водяной… Тебе срочно необходимо принять горячий душ, а лучше ванну…
- Ром, все в порядке… Дождь сейчас перестанет, и я пойду…
- Ага, а потом, умру, схватив воспаление легких. Да, Юлиана меня просто прибьет, если узнает, что я тебя в таком виде отпустил. Так… Все… Ванная там. А я пока кофе сварю… - и, скинув куртку, мужчина ушел на кухню.
«Мдаа… кикимора болотная»,- констатировала Пушкарева, взглянув на себя в большое овальное зеркало. Тщательно нанесенный макияж превратился в лиловые разводы, волосы свисают сосульками, а светлое летнее платье, став темным, прилипло к телу. Да и туфли хлюпают. Пожалуй, Роман прав, ванна не помешает. Тем более торопиться ей некуда.
- А…
- Там в шкафчике все есть.
Вздохнув, Кать направилась в указанном направлении.

- Да, ало, Никит, - прижав телефонную трубку плечом к уху, Малиновский пытался найти среди покупок, пачку молотого кофе.
- Малина, мне срочно нужны документы по Праге. Я заскачу минут через пять.
- Ладно, давай, - ляпнул Малиновский, но, спохватившись, тут же добавил. - Позвони, как подъедешь, я спущусь.
- А что - это так? Шифруемся? - Хмыкнул Никита.
- Горин, иди к черту! Все я занят!

- Ром, у тебя есть утюг? - выйдя из ванной, Катя заглянула на кухню, но вопреки ожиданиям хозяина она там не обнаружила, зато на плите во всю выкипал кофе. Ойкнув, девушка подлетела и сняла турку.
- Роом! - никакого ответа. Да куда ж ты делся-то?!
-Роом… Ну здравствуйте! Затащил к себе и испарился. Может ключ проверить? Входная дверь оказалась не запертой. Придя к выводу, что Малиновский по всей вероятности, куда-то ненадолго вышел, Катя решила найти утюг сама и отправилась осматривать квартиру.
Надо сказать, что открывшаяся ее взору картина кардинально отличалась от того, что она видела в Москве. Ей даже на миг показалось, что она оказалась в другом времени. Высокие потолки мебель тридцатых годов. Гостиная, увешанная картинами и кабинет с огромным столом и книжными шкафами вместо стен. Только камина не хватает. Пронеслось в голове… Только спальня выбивалась из общего настроения. Обстановка здесь была более современная, хотя до московской квартиры Малиновского ей тоже было далеко… И коробки … Везде коробки… Полупустые и даже еще не распакованные…
Обойдя квартиру, Катя вернулась в кабинет и остановилась у одного из книжных шкафов. Даа… Это ж надо… Большее количество книг она видела только у одного пожилого профессора с их факультета… Навряд ли конечно все это богатство собранно Малиновским, скорее всего здесь потрудилось ни одно поколение его семьи. Но сам факт того что в его квартире есть такое… Ну, вот не представлялся ей Малиновский с книгой … Хотя … За последнее время он столько раз представал передней в неожиданном свете, что пожалуй пора уже привыкнуть…
Помедлив, девушка открыла створки шкафа, и взяла с полки пару книг в светлой обложке. К ее удивлению они оказались номерами экономического журнала чуть ли не десятилетней давности… На ее антресолях, как у истинной отличницы, тоже притаилась пара связок таких журналов, правда несколько поновей этак лет на пять шесть…
Девушка рассеяно пролистала несколько страниц и в друг замерла… Да, нет… показалась….Быть такого не может… отлистнула назад… несколько раз перечитала строчки… Нет, так и есть… Р.Д.Малиновский … преподаватель кафедры…
Она уже успела обнаружить соответствующие статьи в двух или трех журналах, когда хлопнула входная дверь, и голос Малиновского позвал ее по имени.
- Кать.
Девушка ошарашено уставилась на возникшего в дверном проеме Романа.
- Кать, ты чего? - мужчина удивленно поднял брови и подошел к девушке. - А, ну, понятно. - Он забрал у нее журнал и повертел в руках.
- Ром…
- Ну, да… Был в моей богатой событиями жизни и такой эпизод. Ну и что? Кать, это не повод смотреть на меня так, как будто я убил семь человек.
- Просто я…
- Просто мы сейчас пойдем и выпьем кофе. - Улыбнулся Малиновский и закрыл шкаф.

Час спустя Катя, уютно устроившись в кресле, подобрав ноги, наблюдала за тем, как Малиновский разбирает вещи, смеясь над его шутками, и время от времени ловя себя на мысли, что в потертых джинсах и с закатанными рукавами Ромка смотрится вполне по домашнему. О том, что на дворе уже давно наступила полночь никто из них не вспоминал.

Черт! Ну, кому так неймется?! Что у них других занятий нет в субботу утром, как только по телефону названивать? Или это в дверь? … Нет… Все-таки телефон… И когда я такой мерзкий звонок поставил?
Малиновский нехотя поднялся с дивана, на котором провел ночь, и отправился на поиски мобильника. К его удивлению, обнаруженный на кухонном столе телефон не только не звонил, но даже успел разредится, а по квартире между тем продолжали разноситься характерные звуки. Поняв на конец, что они доносятся из коридора, мужчина отправился туда, и обнаружил на зеркале издающую рингтоны дамскую сумочку. Искренне надеясь на то, что мобильник все-таки замолчит без посторонней помощи, помедлил немного, но…
- Привет, Юль…
- Малиновский!!!
- Я помню, как меня зовут.
- А где Катя?
- Спит… Ну, или по крайней мере спала, пока ты не устроила трезвон. А что тебе не спится с утра пораньше?
- Уже полпервого между прочим… Я уже час звоню!
- Да?... Не слышал… Юлька, я спать хочу… очень…
На том конце послышалось сдавленное покашливание.
- Да вещи я разбирал, вещи!
Отключив телефон, Малиновский направился в ванную.

Он так и не отвез Пушкареву в гостиницу. Они проговорили почти до пяти утра, пока девушка не заснула прямо в кресле. Поразмыслив, Роман отнес Катю в спальню, решив, что вполне переживет одну ночь на диване.

Прислонившись плечом к косяку, мужчина наблюдал за спящей девушкой. А та продолжала мирно спать, прижав к себе подушку.
Да, Малиновский, у тебя в постели ТАКОЕ… А ты на диване спишь. Дожили! Лучшая половина жизни уже прожита, не иначе…
Вздохнув, Роман ушел варить кофе.

Где я? Катя обвела взглядом комнату. На отель было явно не похоже. До нее донесся мужской голос. Малиновский… Она провела ночь у Малиновского!!! От осознания этой мысли весь сон как рукой сняло. Но, оглядевшись, Катя пришла к выводу, что спала она здесь все-таки одна и успокоилась. Хотя все равно было как-то странно осознавать, что сейчас она встанет, пойдет на кухню и скажет ему «доброе утро».

- Привет, - оторвавшись от монитора, Малиновский поднял глаза на девушку.
- Привет, - Катя присела на табурет, - сколько времени?
- Час.
- Ой… Юлиана будет меня искать.
- Уже. Она звонила недавно… Кофе будешь?
Катя не успела ответить, так как раздался звонок в дверь. Пробормотав что-то вроде « И кого нелегкая принесла» Малиновский вышел в коридор.
- … Ром, будь другом, а? – на кухне возник Горин, и тут же замолк, увидев Катю, - здравствуйте, Катюш.
Никита оглядел зардевшуюся девушку. Наметанный глаз отметил заспанное личико, Ромкину рубашку, расстегнутую сверху на три пуговицы. «Однако», - присвистнул про себя мужчина.
- Ребят, извините я наверно не во время.
- Это что? – Малиновский указал глазами на белое недоразумение, копошившиеся на руках у Горина.
- Малин, выручи…
- Вот, почему мне всегда не нравилась эта фраза? – хмыкнул Малиновский.
- Ром, он один остался… Ирка кричит утоплю… Возьми, а?
В этот момент раздался звонок Катиного мобильника, и девушка вышла в коридор.
- Ром, ну если ты и сейчас будешь отрицать…
- Горин, ничего НЕ БЫЛО! Понимаешь?
- Ром…
- Что?
- С тобой все в порядке?
- Это ты к чему?
- У тебя по квартире … с утра ходит ТАКАЯ девушка, и ТЫ мне говоришь, что ничего не было. Дружище, ты не заболел?
- Горин, если я возьму вот это, ты заткнешься?

Ярко красный кленовый листок, от порыва ветра сорвавшись с ветки, закрутился волчком и приземлился прямо на нос молодому лабрадору четырех месяцев от роду. Пес, мотнул головой и принялся, было, его обнюхивать, но почти тут же сорвался с места и ринулся на стаю голубей, присевших неподалеку.
Стоящий поодаль мужчина усмехнулся и зажег сигарету.
Осень… уже… или еще… Малиновский взглянул на часы. Полседьмого. Через десять минут он отведет Цезаря домой, примет душ, выпьет чашку черного кофе… В 9.00 войдет в аудиторию и начнет читать очередную лекцию по истории рыночных отношений… На выходные улетит в Лондон, а его псина за это время с чистой совестью разгромит квартиру. А в понедельник все начнется заново… Институт, офис… встречи, переговоры, совещания… шуточки Горина… И все вроде бы хорошо, все получается, все удается… Только вот где-то глубоко внутри маленьким серым котенком притаилась тоска, и нет-нет, да скребнет коготком… И тянет куда-то… Знать бы еще куда…Он и сюда-то приехал в надежде, что отпустит… Отпустило… ненадолго… Пока не улеглись новые впечатления…А потом все началось снова, только куда бежать теперь было не понятно… А тут еще Никита со своей шарманкой: «Ты ее любишь, ты ее любишь». И мама с Маргаритой туда же … Сговорились они все что ли? … Да, если б Горин только знал, что он сотворил с этой самой Катей… И как только он тогда до такого додумался? От большого ума, не иначе...
- Нельзя, уйди, - звук женского голоса вернул Малиновского в реальность. По направлению к нему шла молоденькая девушка, держа на руках пекинеса. Следом за ней как привязанный шел Цезарь.
- Цезарь, фу! Зараза, ни одной болонки…
- Ваш? Ой… Здравствуйте, Роман Дмитриевич.
- Доброе утро, Лика.
Лика Воронова… студентка, спортсменка… и просто красавица… всегда сидит в первом ряду справа… Что там они с Новиковой обсуждали вчера? Кажется цвет его глаз…

С тех пор как Горин возник на кухне Малиновского с белым комочком на руках, получившим в последствии гордое имя Цезарь, прошло уже почти четыре месяца. Пес за это время порядком подрос и уже мог запросто стащить с хозяина одеяло, если тот отказывался просыпаться, правда необходимость принимать такие радикальные меры возникала не часто. Как нестранно Роман довольно легко свыкся с необходимостью утреннего моциона. А вот вечером вернуться вовремя было сложнее. В итоге пришлось установить дружеские отношения с соседским мальчишкой, который за довольно умеренную плату таскал это чудо на улицу в отсутствие хозяина.
В результате одной из дружеских посиделок возникла идея его возвращения в институт и почти тут же была реализована на практике, не смотря на его бурные протесты. Он и оглянутся, не успел, как получил в свое распоряжение почти двести желторотых юнцов под завязку набитых амбициями и планами на будущее. При чем в планах женской части этой братии тут же начал значится он сам.
Жизнь кипела, оставляя мало времени для раздумий. События той ночи отодвигались все дальше, становясь все менее реальными…
С Катей с того дня они больше не виделись… Пока они с Гориным припирались, девушка незаметно выскользнула из квартиры. И Малиновский сильно опасаясь, что причиной тому стал, услышанный ей разговор, с тоской ждал, что Катя позвонит и откажется от доверенности, но она не позвонила. Опасаясь не желательных последствий, Роман старался лишний раз не напоминать о своем существовании…

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 ноя 2007, 18:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
- Я так понимаю, заседание опять пройдет в тесном кругу? Или твой ненаглядный почтит все-таки нас своим присутствием? – Усмехнувшись, Воропаев посмотрел на сидящую за столом сестру.
- Не знаю, Саш, не знаю… Не мучь, хоть ты меня… Пожалуйста. – В голосе Киры слышались слезы.
Господи! Кто бы только знал, чего ей стоили эти месяцы… Месяцы без него…
Она и Маргарита обзвонили всех знакомых, больницы, морги, но безрезультатно. Спустя неделю после своего исчезновения Андрей оставил родителям сообщение, в котором сообщал, что уезжает из страны.
Сотовый не отвечал.
С одной стороны Кира безумно хотела, чтобы он вернулся, с другой боялась этого возвращения. Боялась потому, что пока его нет, у нее есть, пускай и зыбкая, но надежда. После его приезда у нее может не остаться и ее. И этот царящий внутри хаос Воропаевой становилось все труднее прятать под ледяной маской.


Первый, второй, третий… Еще пару мгновений и все. Передышка закончится, и реальность вступит в свои права. Он и так получил много времени. Наверно, даже слишком много…четвертый, пятый… Прямо как последний отсчет … А это и есть отсчет… Отсчет последних мгновений… вот сейчас двери лифта откроются и…они снова друзья… только друзья … Шестой… Ну, вот и все…

- А… Здравствуйте, Андрей Палыч.
- Доброе утро, Амура.

- Абонент временно не доступен…
Малиновский бросил телефон на соседнее сиденье и облокотился на руль. Дворники со скрипом разгоняли поток воды на лобовом стекле.
-Ну, и зачем ты ей звонишь?
- Сегодня совет все-таки…
- И ты прям, спать не сможешь спокойно, если не узнаешь, сколько Зималето потратит на новое оборудование?
- Нет
- Так какого черта ты ей звонишь каждые двадцать минут? Нет… уже десять… А?
- Узнать… хочу.
- Что? Курс доллара или иены? А может своих шансов?
- Чушь! Полная!
- Вот так всегда, стоит попасть в точку и сразу чушь! Себе-то хоть не ври! Ты ее любишь.
- Бред!
- То, что можно любить Катю Пушкареву?
- Нет… Ее можно любить … нужно даже. Да просто нельзя не любить.
- Так в чем проблема?
- В том, что я НЕ МОГУ влюбиться.
- В Пушкареву?
- Вообще! В принципе! НЕ МОГУ!!!
- А ты пробовал? И только не надо снова о разбитых надеждах… или что там у тебя было. Тебе не кажется, что образ убитого горем мужа уже как-то устарел? Столько лет прошло… Советский Союз и тот не выдержал… А ты-то уж… Ну, вот опять за телефон… Я ж говорю…

- Алло…
- Катя?
- Да, Роман… Дмитриевич…

Ну, вот вам и шансы! Роман… Дмитриевич! Забываетесь! Вы не Жданов! Что ему простится… Да что там, уже простилось… Вам простят навряд ли. Любовь! Горин, о чем ты?! В лучшем случае признают право на существование, причем, чем дальше от Москвы тем лучше… На пляже испугалась… А кто б на ее месте не испугался? Она ж не Клочкова… Та-то бы еще и кол вбила.
Так что расслабьтесь и наслаждайтесь жизнью, дорогой товарищ! Даже если вы и решите расстаться со своей свободой, ее не примут за ненадобностью… Вот Палычу и на коленки вставать не пришлось бы…
Чееерт!!!
Резко затормозив, Малиновский выскочил из машины и бросился к девушке, застывшей как изваяние буквально в десяти сантиметрах от его капота, в метре от нее валялся раскрытый черный зонт.
- Вы с ума сошли?! С вами все в порядке?
Девушка не ответила, только перевела полный ужаса взгляд с лобового стекла на его лицо.
- Лика?! Вот уж точно, мир тесен. Как вы?
Снова не получив ответа, Роман слегка встряхнул девушку за плечи, желая привести ее чувство. К его радости это возымело действие, взгляд девушки стал более осмысленным.
- Вы с ума сошли или вам жить надоело?
- Я не заметила.
Малиновский уже собрался, было высказаться, но заметил, что девушка готова разрыдаться и промолчал.
- Ладно… Я тоже виноват... Холодно… Пойдемте в машину… Я вас подброшу пока с вами еще чего не случилось.
Усадив девушку в машину, Роман некоторое время сидел молча, пытаясь унять дрожь, потом повернулся к девушке. Светлые пряди, выбившиеся из прически, прилипли к шее, по правой щеке бежала черная дорожка туши.
- Согрелись? Возьмите, - улыбнувшись, Малиновский протянул девушке носовой платок.
- Спасибо, - ее холодные пальцы слегка коснулись его руки.
- Не за что. Вам куда?
- На Литейный.
А это становится традицией…

Несколько месяцев спустя.

Черный кот Барсик, отрада и гордость своей хозяйки, спал в ванной комнате, в обнимку с ведром. Неожиданно священную тишину ночи нарушило капанье воды. Где-то текла вода. Кот поднял голову и удивлённо посмотрел вокруг. Подумав, что он зря проснулся, перевернулся на другой бок и блаженно прикрыл зелёные глаза. Как вдруг большая холодная капля упала ему на нос. От такой неожиданности бедный Барсик аж подскочил. В растерянности уставился на потолок и лапой смахнул каплю.
Внезапно, ночь нарушил обрушившийся поток воды, идущий с потолка. Он окатил бедную животину холодом, и несчастное животное с диким воплем вылетело из ванной. Вода лилась несмолкаемым потоком, и в результате в скором времени вода затопила ванную и туалет. Кухня тоже выглядела не лучшим образом.
Татьяна Сергеевна, проснувшись средь ночи от истошного вопля любимого кота, сначала не поняла, что случилось. Услышав звук капающей воды, она подумала, что плохо закрыла кран и пошла в ванную, но, включив в коридоре свет, женщина тихо охнула и прислонилась к стене. По противоположной стене бежали темные разводы, а на полу уже успели образоваться довольно большие лужи.

Кто бы ни был, убью!!!
Выпустив из своих объятий, спящую сном ангела девушку, Малиновский встал с кровати и, взяв с туалетного столика сотовый, вышел в коридор.
- Ну, кто там ещё?!
- Роман Дмитрич, доброй ночи. Это Татьяна Сергеевна, ваша соседка снизу... - начала было женщина, но Роман её грубо прервал:
- Какая соседка?! Там уже два месяца никто не живет!
- Роман Дмитрич, это из Москвы...
Услышав про Москву Малиновский моментально проснулся и всё понял.
- Да, Татьяна Сергеевна, извините. Спросонья не признал. Богатой будете!
- Да какой там! Одно разорение! Извините за столь поздний звонок, но в вашей квартире потоп. Трубу прорвало наверно. Вода льёт, как из ведра.
-Татьяна Сергеевна, вы только не волнуйтесь! Вызывайте… А кого, собственно, вызывать? Пожарных? Милицию? Скорую? Или всех сразу?... А Полина дома? Вы звонили в квартиру?
- Она на Новый Год в Лондон улетела.
- Вот как? Вы не волнуйтесь, вызывайте сантехников. За дверь не беспокойтесь. Попросите у консьержа ключ, скажите, что я разрешил. Утром я буду в Москве.
- Спасибо, Роман Дмитрич. До свидания.
- До свидания, - ответил Малиновский, но в трубке уже радовались короткие гудки.

- Никит, я даже не представляю, что я там увижу, когда приеду, но думаю, ничего хорошего… Я знаю, что Новый Год, а что делать? … Да нет там никого. Все разъехались… Ну, собирался… Вернусь… Один... – Малиновский разговаривал по телефону, роясь в ящике письменного стола.
- Ты уходишь? Рано же еще…
- Проснулась? – Он обнял девушку одной рукой. – Это я не тебе…- произнес в трубку, - Ладно до скорого. Думаю, если ничего непредвиденного не случиться, через пару дней вернусь.
- Ты уезжаешь? Завтра же уже тридцать первое…
- Ну… - мужчина пожал плечами, - обещаю вернуться как можно быстрей … Не расстраивайся, котенок.
- Возьми меня с собой, - девушка положила голову ему на плече.
Роман покачал головой.
- Думаю, в такой ситуации я буду не лучшей компанией для встречи Нового Года.
- Ром, ну, пожалуйста.
- Лик, нет… Лучше поезжай к родителям.
- Ром…
- Нет…
- Противный!
- Очень! – Он припал к ее губам. Девушка обвила его шею руками…
- Мне пора, - высвободившись из ее объятий Роман вышел в коридор.
- Ром, - Лика последовала за ним
- Не скучай! – еще раз поцеловав девушку, Малиновский вышел из квартиры и закрыл за собой дверь.

За окном такси проносились огни ночного города…

-… ты рехнулся, Малиновский! Точно рехнулся! Серег, ну скажи ты ему!
- Что именно? – Синицкий затушил сигарету.
- Что он сошел с ума… Ромка, ну зачем тебе эта мышка? Ей двадцать лет…
- Ну и что? Не четырнадцать же.
- Малин, ну ведь не нужна она тебе… А она себе сейчас настроит воздушных замков, и что?
- Там видно будет.
Покачав головой, Горин опустошил рюмку.


Лика… Изящное хрупкое существо с ясными голубыми глазами… Он и сам не заметил, как она стала частью его непутевой жизни.
Их роман длился уже четыре месяца и уже почти месяц они жили вместе. Небывалое достижение, если учесть, что самый долгий его роман за прошедшие десять лет длился неделю. Узнав о том, что на Новый Год он собирается сделать ей предложение, Горин изрек: «Ненормальный!», а потом целый вечер сидя на его кухне пытался доказать ему то, что он и сам прекрасно знал, а именно, что он НЕ ЛЮБИТ ЭТУ девушку… Ну, да. Не любит. Ну и что? Может оно и к лучшему. Любовь еще не принесла ему ничего хорошего. А так… Она красива, умна. Он нравится ей, она нравится ему… Все просто и ясно…

- Алло…
- Катя?
- Да, Роман… Дмитриевич…
- Как дела, Катюш?
- Нормально. Вы что-то хотели?
- Кать, что-то случилось?
- Нет. Все в порядке. Роман Дмитриевич, у меня очень много дел…
- Катя, можно? Мне надо с тобой поговорить, - послышался в трубке знакомый мужской голос.


***
- Катюш… Кать… Тебя к телефону, - Елена Александровна наклонилась над спящей дочерью.
- Да... Сейчас… - девушка с трудом заставила себя открыть глаза и взяла трубку.
- Алло…
- Кать, доброе утро…
- Ром…
- Кать, я знаю и прекрасно понимаю все, что ты мне сейчас скажешь… Просто мне сейчас больше не к кому обратиться… Кать, если ты меня пошлешь, я пойму.
- Нет, Ром… Что случилось? С тобой все в порядке?
- Со мной да… У меня квартиру затопило, здесь, в Москве… А Полина в Лондон улетела… Кать, ты можешь съездить и посмотреть что там? Я буду в Москве только через несколько часов.
- Конечно, я съезжу.
- Спасибо.
- Не за что, Ром.

- Ром, ты совсем с ума сошел?! – Катя оторопело смотрела на мужчину у своих ног. – Вставай! – Она взяла его за руку и потянула, заставляя подняться с пола. Но попытка успехом не увенчалась, мужчина продолжал сидеть на кафельном полу практически на пороге своей квартиры, закрыв глаза и прислонившись спиной к стене.
- Кать… Можно я здесь сдохну? – бесцветным голосом произнес Малиновский.
- Ром, вставай… пожалуйста… - она предприняла еще одну попытку заставить его подняться, безрезультатно. – Ром…
В этот момент двери лифта открылись, на площадку вышла пожилая женщина и остановилась, ошарашенная открывшейся картиной, а именно видом в хлам избитого соседа, сидящего на собственном пороге, по всей видимости, в полуобморочном состоянии, и стоящей над ним девушки с расстроенным лицом. Кое-как справившись с собой, женщина участливо произнесла.
- Молодые люди, вам помощь не нужна?
Катя растеряно обернулась к ней, не зная, что сказать.
Женщина подошла к ним.
- Ты чего тут расселся, красавец?! Девушку до слез уже довел!
- Добрый вечер, Ольга Сергеевна. – Роман, поморщившись, осторожно встал, держась за стену.
- Добрый, добрый… Утро уже… Где ж ты так умудрился?
- Места знать надо, - усмехнулся Малиновский и тут же пошатнувшись, прижал руку к боку.
Ольга Сергеевна подошла и поддержала его под руку, пока Катя открывала дверь.
- Справишься? – Спросила она Катю, когда та шагнула вслед за Романом в квартиру.
Девушка кивнула.
- Спасибо.
- Не за что.


Станция есть
Под названьем "Минутка".
Мимо бегут,
Торопясь, поезда.
И на станции той
Так легко разминуться,
Так легко разминуться
Нам с тобой навсегда.

- Все, перекур, - бросив тряпку в таз, Малиновский вытер пот со лба тыльной стороной ладони и огляделся. Картина вокруг была не то что далека от новогодней, но вообще была малорадостной. Промокший ковер, стены в подтеках и кругом лужи. На полу рядом с дверью в ванную возвышалась гора из мокрого белья, штор и покрывал, на верхушке которой сидел серый котенок, оказавшийся недавним приобретением Полины, и наблюдал за мужчиной. На кухне Катя перемывала посуду.
Последние три – четыре часа Малиновский занимался тем, что собирал воду на кухне и в коридоре. Ванную к его приходу Катя уже вычерпала.
Роман прошел на кухню и присел к столу.
- Да, Новый Год посреди потопа это круто, - усмехнулся мужчина. – Хотя по сравнению с тем разом, когда мы со Ждановым встречали Новый Год в обезьяннике, это еще терпимо.
- Где?! – Катя обернулась и удивленно посмотрела на него.
- В обезьяннике … ну в милиции… Тот год был тяжелый… А этот значит будет мокрым.
- Даааа… Роман Дмитриевич, вы не перестаете меня удивлять. Какие еще яркие моменты были в вашей жизни?
- Много всего … - рассеяно произнес мужчина, потом встрепенулся, - Кать, бросай ты это, я сам все сделаю, а тебя там все потеряли наверно.
- Где там?
- В офисе.
- Да ладно все равно предпраздничный день.
- Ну, дома тогда. Шла бы ты салаты резать и подарки заворачивать.
- Салаты мама и без меня нарежет, а подарки пусть Колька заворачивает… А вот тебе моя помощь действительно нужна… Тут не то что до Нового Года…за неделю не управиться.

Повстречались глаза,
А на сколько не знаю,
Может быть, на минутку,
Может быть, навсегда.

- Ром… - Катя стояла над распластавшимся на кровати Малиновским, пытаясь достучаться до его сознания, но то, по всей видимости, отключилось окончательно.
Вздохнув, девушка принялась осторожно стаскивать с мужчины одежду, стараясь не смотреть на открывающиеся квоподтеки. Роман практически не реагировал, только когда она слишком сильно потянула его за руку, застонал.
Кое-как справившись девушка накрыла мужчину одеялом, сложила вещи на кресло, не забыв выложить документы, и на всякий случай, прикоснувшись к его лбу, вышла из комнаты.


Часов в шесть вечера в квартире Пушкарёвых раздалась призывная трель дверного звонка. Елена Александровна, поторопилась в прихожую. Не посмотрев в глазок, она распахнула дверь и увидела интересную картину: на пороге стояла ее дочь порядком растрепанная и уставшая, рядом стоял не менее растрепанный Малиновский, а из-за края куртки у него выглядывал серый кот, который похоже недавно принял ванну.
- Проходите-проходите! - Запричитала женщина, впуская гостей.
- Мамуль, здравствуй.
- Здравствуйте! улыбнулся Роман.
- Вы что с пожара? – поинтересовался Зорькин, выйдя в коридор вслед за Еленой Александровной.
- Нет, Коля, с потопа. Мама ничего если Роман у нас переночует? А то у него просто ужас.
- Конечно, конечно. О чем речь. Да вы проходите, чего в дверях стоять?! Устали наверно… - засуетилась женщина. – У меня уже пирожки готовы… Кать, покажи где у нас ванная…
- Я смотрю, вы уже родственников приводить начали, Роман Дмитриевич? - Усмехнулся Зорькин, глядя на замеревшего в нерешительности котенка, когда женщины прошли на кухню.

- Кать… Ка-а.ать… Катька, ты спишь что ли? – наклонившись над спящей в кресле девушкой, Малиновский осторожно убрал с ее лица каштановую прядь.
Надо же … Действительно уснула… Замечательно! И что делать прикажете?!
Выйдя не надолго из комнаты Малиновский вернулся, и взяв Катю на руки, отнес в спальню.
- Господи, Катька, какая же ты оказывается маленькая еще… - пробормотал Малиновский, глядя на свернувшуюся калачиком девушку, - и какая я оказывается большая сволочь…


Сидя за столом и наблюдая за Малиновским, с интересом слушающего рассказы Валерия Сергеевича, Катя ловила себя на мысли, что так и должно быть … и Ромка за их столом … и этот котенок, лакающий молоко… Так и должно быть… Вот разве что кислая физиономия Зорькина не вписывается…
- … да вот не получилось, - пожал плечами Малиновский.
Ну все… Папин коронный … Где служили… Конец идиллии…
- Зря, молодой человек, - посуровел Валерий Сергеевич.
- Ну, я диссертацию писал тогда.
Сидящий напротив Зорькин поперхнулся…

…Замерев в дверном проеме, Малиновский наблюдал за стоящей у плиты девушкой и с удивлением, если не с ужасом чувствовал как внутри него с каждой минутой, секундой растет, крепнет непреодолимое желание подойти, коснуться ее … почувствовать прикосновение ее кожи, ощутить аромат ее волос… Господи! Как же давно он, оказывается, хочет этого!
- Ай… - обжегшись об ручку сковородки, Катя отдергивает руку, и почти в то же мгновение он подходит к ней и прижимает кончики ее пальцев к губам, а потом зарывается лицом в ее волосы…

- Привет, Пушкаре… - вошедший на кухню Зорькин, застыл будто громом пораженный. Вернувшаяся в след за ним из магазина Елена Александровна охнула и опустилась на стул…

Стрелки часов,
Может быть, ради шутки
Рядом свели
Поезда, поезда -
Ты в одном, я - в другом,
Только с этой минутки,
Только с этой минутки
Вместе мы навсегда.

Ты в одном, я - в другом,
Только с этой минутки,
Только с этой минутки
Вместе мы навсегда.

Конец первой части


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 04 ноя 2007, 02:55 
Не в сети
Независимая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 окт 2007, 01:35
Сообщения: 8253
Откуда: Israel
:Rose: :Rose: :Rose:
С новосельем!
:Rose: :Rose: :Rose:

Одна из мои любимейших вещей снова с нами. Хочу верить, что такой искусный и элегантный рассказ продолжится. :bravo:
Спасибо Леди :good:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2007, 19:37 
Не в сети
Мыслю нестандартно
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2007, 20:01
Сообщения: 498
Ледь, перестань на себя бочки катить) всё замечательно в фанфе)) :Rose:

_________________
-Тусь, нам надо расстаться.
-Давай останемся друзьями.
-Ты же знаешь что это значит...
-...СЕКС БЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ!
(c)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2007, 20:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Бестия писал(а):
Ледь, перестань на себя бочки катить) всё замечательно в фанфе)) :Rose:

:oops: :o Ладно, ладно.... усё ... перестала...
Продолжение скоро будет :oops:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2007, 23:45 
Не в сети
Независимая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 окт 2007, 01:35
Сообщения: 8253
Откуда: Israel
леди Неизвестность писал(а):
Продолжение скоро будет


Гип-Гип Урааа!!! :Yahoo!:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2007, 02:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 окт 2007, 14:52
Сообщения: 2948
Часть 2

Зорькин проснулся от дикой головной боли и неимоверного шума в ушах. Тело затекло от неудобной позы, и теперь все кости и суставы просто ломило от боли. Коля попытался поднять голову, но острая боль пронзила шею, и он лишь слегка повернул её на бок. С трудом разлепив тяжелые, словно налитые свинцом, веки, он обвел комнату мутным взглядом. Обстановка была не знакома.
Черт, за чем я так напился?! Почему? Не помню…
Сделав над собой неимоверное усилие, он встал. Жутко хотелось пить. Было такое чувство, что во рту поселилась целая Саванна и жила там, как минимум, недели две. Спотыкаясь на каждом шагу, он все-таки оказался на кухне, которую не без труда отыскал в огромной незнакомой квартире и, взяв оказавшийся так, кстати, чайник, начал пить прямо из носика.
Жидкость облегчения не принесла, даже наоборот - желудок окончательно взбунтовался и, решив, что сие содержимое для него совсем не подходит, отправил воду в обратный путь. Каким-то чудом ему удалось добраться до ванной, и следующие минут десять мужчина провел, обнимаясь с белым другом.
-Котик, как ты себя чувствуешь?- послышался над ухом приторно-сладкий женский голос, и вслед за этим к нему прижалась миниатюрная блондинка, завернутая в мятую простыню.
- Ээээ… А ты кто?
- Я твоя киска. Забыл? – промурлыкала девица и игриво провела пальчиком по его небритой щеке.
- Прости, но ты меня ни с кем не путаешь? – неуверенно произнес Зорькин, пытаясь вспомнить, каким образом судьба свела его с этой особой. Получалось плохо.
- Нет, не путаю, - насупилась блондинка, - Элька полночи со Ждановым кувыркалась, а мы с тобой.
Жданов?! А он-то здесь с какого бока?!
- Милая, я думаю, раз мы уже получили взаимное удовольствие … Чёрт! Не помню ничего!... то не лучше ли нам с тобой распрощаться?
- Уже? Ну, как хочешь, - обиженно протянула девица и пошла в комнату одеваться. Зорькин поплёлся следом. Блондинка оделась и, даже не взглянув на сидящего на краю кровати мужчину, вышла из комнаты. В следующую минуту резко захлопнулась входная дверь. Скривившись от боли, мужчина упал на спину, и некоторое время лежал не двигаясь. В голове начали всплывать обрывки вчерашнего вечера. Застывший, как соляной столп, Жданов, после того, как он произнес имя Малиновского… Зорькин предпринял не одну попытку привлечь к себе его внимание прежде, чем его все-таки заметили… Звонок Малиновского… О чем он говорил? Кажется какая-то встреча… Череда баров… Ночной клуб… Кажется, там они со Ждановым подцепили этих дамочек… Или они их… Дальше пустота… Девственно чистый лист. Но и того, что удалось вспомнить, с лихвой хватило, чтобы прейти к неутешительному выводу – Катька его убьет, и может быть даже с особой жестокостью.
***
- Ром… - нет ответа, - Рооом… - Катя присела на кровать рядом со спящим мужчиной и легонько коснулась его лица. – Ром.
- Ммм…
- Ром, я ухожу.
- Правда? – рассеянное выражение на лице Малиновского сменилось плотоядной улыбкой.
- Малиновский!
- Что Малиновский? - невинно поинтересовался он.
- То! Я ухожу. Мне пора. – Катя поднялась.
- Ну, да конечно! – насупился мужчина. – Там же Зималето пропадает! А тут что? Всего лишь Малиновский со сломанными ребрами и сотрясением мозга. Подумаешь!
- Ром, ну, что ты как маленький! – Катя вернулась на прежнее место. – Можно подумать ты умираешь!
- Сейчас нет. А там как получиться.
- Ром! – она толкнула его в грудь, отстраняя от себя.
- Кать, - он привлек ее к себе. – Останься!
- Малиновский, нет! – она вырвалась из его объятий и встала, но тут же вернулась на место увидев как его лицо приобретает сероватый оттенок. – Извини, я нечайно. Очень больно?
- Все нормально…- Малиновский обиженно отвернулся. – Иди. Тебя же ждут.
Незаметно вздохнув, Катерина коснулась его лица кончиками пальцев.
- Ром...
Тот мотнул головой, сбрасывая ее руку...
- Перестань... - она медленно наклонилась и коснулась легким поцелуем его щеки...

Некоторые время в комнате царила тишина, нарушаемая лишь прерывистым дыханием молодых людей...
- Кать, пошли в душ? - прервал тишину голос Романа...
Девушка залилась краской.
- Рома, - строго сказала она, не особо надеясь на удачу.
- Катя, - в тон ей сказал он.
С тоской взглянув в сторону ванной, она вздохнула:
- И всё-таки ты невыносим!
- Уж какой есть! - рассмеялся Роман, с трудом поднимаясь.
Вначале всё шло довольно невинно. Складывалось ощущение, что оба просто решили смыть с себя сон и недосып. Однако, вскоре, когда Катерина потеряла бдительность и попросила потереть ей спинку, стало ясно, что из ванной они ещё долго не вылезут!
Едва только Роман дотронулся до Катиной обнажённой спины, как сквозь пальцы пробежал электрический разряд в тысячу вольт. Невыносимое желание сразу же разлилось по всему телу, подобно огненной лаве, и в паху часто-часто застучал пульс.
- Катенька… - прошептал он и поцеловал её в шею. - Хочу тебя… Прямо здесь и сейчас…
Но Катерина уже вряд ли что соображала. Поцелуй, казалось, был своеобразным клеймом: "Моя! Только моя!", и прожог все шейные вены и артерии насквозь.
Тихий стон порвал тягучую тишину, нарушаемую только шумом плещущейся воды; потом послышался едва уловимый всплеск. Рома с удобствами устроился на дне ванной, а Катя с опаской, очень медленно опустилась на него. Струя воды из душа колотила её по спине, но она как будто этого не чувствовала. Весь мир словно сузился до размеров этой ванной, и ничто не могло помешать ей закончить начатое.
Катя боялась, сама не зная чего. Словно, всё было в первый раз, и она, как девственница, не знала, как всё это делается. Она осторожно опустилась на колени так, что ноги Романа оказались между её стройными ножками. Рома взглянул на девушку затуманенным взором и, подняв руки, слегка коснулся кончиками пальцев её набухших от желания сосков. От этого прикосновения Катя выгнулась дугой и простонала. Проведя руками по его гладкой груди, она наклонилась и стала целовать каждый миллиметр его кожи.
- Каааать… - послышался его хриплый, от глубокого желания, стон.
Она оседлала его бёдра…
Катерина сама задавала темп, но у Малиновского, похоже, были другие планы. Его и так уже долго мучили, и он, аккуратно поддерживая девушку за бёдра, направлял её в нужном направлении.
Темп заметно ускорился, а через мгновение и вовсе стал безудержным.
- Катя!
- Рома!
Два крика слились воедино в один момент, равно как они одновременно достигли максимального экстаза, и бешеный оргазм накрыл их, унеся высоко в поднебесье.


Последний раз редактировалось леди Неизвестность 06 ноя 2007, 02:28, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2007, 02:11 
Не в сети
Такса с пропеллером
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 окт 2007, 15:53
Сообщения: 2417
Откуда: Москва
:red: :red: :red:

_________________
Изображение

птичий ФБ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2007, 02:25 
Не в сети
Мульяна
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 окт 2007, 19:14
Сообщения: 800
Откуда: Казань
Ледь, мне понравилось... ЭRRRRRRочка на ночь - самое оно!!! :wink: :oops:

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
...
Евгения Герм на сервере Стихи.ру


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2007, 02:34 
Не в сети
Независимая
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 окт 2007, 01:35
Сообщения: 8253
Откуда: Israel
Jane писал(а):
Ледь, мне понравилось... ЭRRRRRRочка на ночь - самое оно!!!


ППКС


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2007, 12:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 окт 2007, 20:17
Сообщения: 28
Откуда: Столица Украины
Ну наконец-то и вы переехали :bravo: :bravo: :bravo:
А душ,это..это... ну ты поняла :oops: :grin: :good:

_________________
Ты разговариваешь с Богом — ты верующий, Бог разговаривает с тобой — ты псих © Доктор Хауз


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2007, 12:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 окт 2007, 10:25
Сообщения: 952
Откуда: Черноземье
Modin писал(а):
Jane писал(а):
Ледь, мне понравилось... ЭRRRRRRочка на ночь - самое оно!!!


ППКС


И я с вами. :oops: :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 186 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 10  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только