НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 19 июл 2018, 20:56

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2009, 18:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
Рыжий писал(а):
Чуть помешкав, Рома обнял ее:
- Я знаю… что это – глупо… только… мне кажется… что… я тебя люблю…
- Что-о-о-о-о?!!!

Даааа, услышать такое от Малиновского - это ШОК!

Спасибо, Рыжий!

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2009, 22:46 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
:bravo: :bravo: :bravo: :bravo: :Rose: :Rose: :Rose:
Красиво и вкусно!

ИзображениеИзображение

представим, что это катя с ромой. :pooh_lol:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02 авг 2009, 13:25 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Larissa(R) писал(а):
представим, что это катя с ромой

Рома какой-то негроидный :grin:

АДРИАНА
Izlu

Спасибо!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02 авг 2009, 13:29 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 10

Прошла неделя, подкрались выходные. Малиновский с Катей помирились и зажили вполне счастливо – они засыпали и просыпались вместе, не ссорились, много разговаривали и даже перестали скрываться от Женсовета.
И все бы ничего, если бы Рома не начал чувствовать по утрам легкое подташнивание… Неизвестно по какой причине он не стал ничего говорить Кате, а, порывшись в Интернете, сходил в аптеку и купил тест на беременность.
Увидев результат… похолодел…
Если что-то и могло случиться более ужасное, чем это… то Рома не знал – что бы еще такого могло быть…
Новость он переваривал в себе два дня… и только в воскресение, во второй половине дня, решился сказать Кате.
- Что-о-о-о? - воскликнула Катя, побелев, - что ты сказал?
- Что слышала!
Малиновский обиделся.
Катерина завопила так, будто он сказал, что подхватил дурную болезнь неизвестно от кого… а, между тем, в свершившимся виновата только она и никто другой! Ведь это могло случиться только тогда - в первый раз! Потому что потом они уже предохранялись! Так что, если кому и ругаться, то уж не Пушкаревой!
А сама она сидела в глубочайшей задумчивости, пытаясь переварить услышанное.
- Ну? - робко спросил Рома, - и что? Что делать?
- Что делать? – очнулась Катя, - хм-м-м… известно что! Аборт!
- Ты с ума сошла? – Роман аж взвился, - Какой аборт? Это же ребенок! Это же наш ребенок!
- Я понимаю, что не чужой… к сожалению…
- Катя, но аборт – это же очень вредно!
- Слушай, дорогой, - саркастично ответила Катя, - тебе не кажется, что этот вопрос находится в сфере моего решения?
- Что?!!
- То! Я буду решать - что делать! Потому что, если ты еще не забыл, тело, в котором ты живешь – мое! И ребенок, в конечном итоге, повиснет на моей шее! И это мне надо будет объясняться с родителями! А я не считаю, что сейчас время и условия для ребенка, ясно? А если ты так заботишься о вреде, то вред, в конце концов, будет нанесен мне! Поэтому я решать и буду!
- Но ведь могут быть осложнения! У тебя может потом вообще не быть детей, я читал!
- Ишь ты, какой читатель нашелся! Да какая тебе разница? Детей же не будет у меня? Я-то с твоими детородными функциями ничего не сотворила!
- Ты так говоришь… - просопел Рома, - как будто это я во всем виноват.
Катя посмотрела на него зверским взглядом, давая понять, что, действительно, виноват он – нечего было голышом разгуливать!
- В общем так… В понедельник идешь к врачу… и избавляешься!
- Нет! – возмутился Рома. Он вскочил и, прижав руки к животу, выкрикнул, - Я тебе не дам его убить!
- Ка-а-акой па-а-афос! – засмеялась Катя, - кого убить? Там еще нет никого! Клетки делятся! Раз-два-четыре-восемь-шестнадцать!
- А вот и нет! Я книжку купил! Смотри! – и, засунув руку под кровать, Рома вытащил солидную книгу. Он быстро открыл на закладке и сунул Кате под нос, - вот, смотри, это картинки! Смотри, он уже такой вот!
Катерина отодвинула от себя книжку:
- Слушай, давай не будем, а? Ромка… Ну, подумай ты мозгами, а? Ну, какой ребенок? Ты с ума сошел? Если мы вернемся в свои тела… Это ведь на мне останется!
- Я тебя не брошу с ребенком!
- Спасибо, счастье мое! Я без ума от восторга и прыгаю по потолку! Всю жизнь мечтала выйти замуж за Малиновского и родить ему выводок детишек!
- А ты, значит, замуж за меня не хочешь?
- О, как ты прав, Ромио! Я не хочу за тебя замуж! И жениться тоже не хочу! Это я так, на всякий пожарный, если мы вдруг обратно не поменяемся и рожать будешь ты сам!

Рома, насупившись, стоял возле дивана. Он не мог найти никаких подходящих к случаю слов, потому что их не было… Просто не было!
- Ты… - наконец произнес он, а губы дрожали от подступающих слез, - ты… не Катя! Ты… грубый мужлан! Я… да! Я не хочу за тебя замуж! Я даже не х-хочу возвращаться в твое тело, оно мне противно! Я рожу и воспитаю ребенка сам!… Сама!.. Вот так и знай! С этого момента я больше не Рома Малиновский! Я буду женщиной! А ты… ты можешь валить к своим проституткам и бабочкам! Мы и без тебя проживем!
Он снова погладил живот и сказал уже своему животу:
- Малыш… ты не бойся… мама тебя не бросит…
Катя свалилась от хохота с дивана и, буквально повизгивая, каталась по полу:
- О-о-ой… Малиновский… ну у тебя и шу-уточки… ой… насмешил… Я не могу…
- Я не шучу! – гордо ответил Рома, - повода для шуток не вижу!

Они больше не разговаривали.
Спать Катя, было, собралась на диванчике, а потом плюнула - с какой это радости она будет подвергать себя мучениям? Ни сна, ни отдыха, а только ломота во всем теле… Поэтому лишь взяла оттуда плед, завернулась в него и, сухо пожелав Роману спокойной ночи, повернулась к нему спиной.
Через несколько минут раздалось ее мерное посапывание.
Малиновский же уснуть не мог.
Он молча глотал слезы, пытаясь понять – как же так? Как Катя может так поступать и говорить такие страшные вещи? Аборт… Нет… Это – невозможно… Рома прислушивался к себе и понимал, что он уже любит это еще не родившееся чудо… Маленького мальчика или девочку… вот уж совсем неважно - кого. Но если это будет мальчик, то, прежде всего, он научит его быть настоящим мужчиной! Сейчас не хотелось думать – как это… время еще есть… и много… но научит обязательно!
А пока… Пока все плохо…
Но как Катя может? Ведь она женщина?
Впрочем… женщина ли она?
В ней все меньше остается женского… наоборот… вместо той Катеньки, которую он знал, появляется – словно вылупляется – какой-то грубый и эгоистичный мужлан… Но самое ужасное в том, что он, Ромка, любит… Любит его/ее таким, какой есть… или – какая есть?
Уже не хотелось вдаваться в философствования по поводу обмена… Он для себя решил принять за данность то, что они такие, какие есть… поэтому Катя – он… а он, Ромка – она. И ничего тут не поделаешь!
Когда родится малыш… ну, не объяснять же ему настоящую сущность мамы и папы?.. Разве это что-то даст?
И ледяной змеей заползла на душу страшная мысль… А что если?.. Что если утром они проснутся такими, какими были раньше? Он – Ромкой, она – Катей…
А разве он сможет забыть о ребенке? А Катя? Да она же немедленно побежит избавляться от него! И что тогда? Держать силой? Не пускать? Закрыть в квартире?
Нет, конечно… Значит, надо срочно искать какие-то способы убеждения… срочно… сейчас… все равно не спится…
Оставалась, конечно, надежда, что, как только она попадет в свое тело, она почувствует малыша… почувствует так же, как ощущает он… нечто неуловимое… очень-очень маленькое… но он-то знает, что каждую минуту это чудо увеличивается, что оно растет – и растет непрерывно…
И тогда Рома встал, накинул халат и подошел к компьютеру.
А потом набрал в yandexe «муж посылает на аборт»…
Он не замечал времени, пока читал форумы – чужие истории, так похожие на его собственную, но, вместе с тем, не было ни одной похожей, потому что за всеми стояли судьбы… разные… они объединялись одним – желанием женщины сохранить жизнь нерожденному малышу…

Утром Рома проснулся еле-еле; Кате пришлось будить его неоднократно.
- Слушай, может, ты прямо с утра на работу не пойдешь? – смилостивилась Катя, - ты неважно как-то выглядишь, поспи, отдохни… приедешь к обеду…
Но он встал. Собрал все силы, коих, правда, было совсем немного, и встал.
На работу они приехали вместе, а потом Рома звонил в поликлинику, узнавая – как принимает врач.
- Кать… - заглянул он в каморку, - я договорился с врачом… Ты не возражаешь, если я сейчас съезжу?
- Ну, конечно! – Катя не стала ничего уточнять, но в душе была уверена, что он принял правильное решение.
Перед уходом Ромка положил ей на стол согнутый вчетверо лист бумаги.
- Это что? - спросила Катя.
- Прочти, когда я уйду…
- Что еще за фокусы?
- Ты все поймешь!
Проводив его, Катя развернула листочек.
- Стихи? – удивленно произнесла она вслух.

На улице пляшет дождик. Там тихо, темно и сыро.
Присядем у нашей печки и мирно поговорим.
Конечно, с ребенком трудно. Конечно, мала квартира.
Конечно, будущим летом ты вряд ли поедешь в Крым.

Еще тошноты и пятен даже в помине нету,
Твой пояс, как прежде, узок, хоть в зеркало посмотри!
Но ты по неуловимым, по тайным женским приметам
Испуганно догадалась, что у тебя внутри.

Не скоро будить он станет тебя своим плачем тонким
И розовый круглый ротик испачкает молоком.
Нет, глубоко под сердцем, в твоих золотых потемках
Не жизнь, а лишь завязь жизни завязана узелком.

И вот ты бежишь в тревоге прямо к гомеопату.
Он лыс, как головка сыра, и нос у него в угрях,
Глаза у него навыкат и борода лопатой.
Он очень ученый дядя - и все-таки он дурак!

Как он самодовольно пророчит тебе победу!
Пятнадцать прозрачных капель он в склянку твою нальет.
"Пять капель перед обедом, пять капель после обеда -
И все как рукой снимает! Пляшите опять фокстрот!"

Так, значит, сын не увидит, как флаг над Советом вьется?
Как в школе Первого мая ребята пляшут гурьбой?
Послушай, а что ты скажешь, если он будет Моцарт,
Этот не живший мальчик, вытравленный тобой?

Послушай, а если ночью вдруг он тебе приснится,
Приснится и так заплачет, что вся захолонешь ты,
Что жалко взмахнут в испуге подкрашенные ресницы
И волосы разовьются, старательно завиты,

Что хлынут горькие слезы и начисто смоют краску,
Хорошую, прочную краску с темных твоих ресниц?..
Помнишь, ведь мы читали, как в старой английской сказке
К охотнику приходили души убитых птиц.

А вдруг, несмотря на капли мудрых гомеопатов,
Непрошеной новой жизни не оборвется нить!
Как ты его поцелуешь? Забудешь ли, что когда-то
Этою же рукою старалась его убить?

Кудрявых волос, как прежде, туман золотой клубится,
Глазок исподлобья смотрит лукавый и голубой.
Пускай за это не судят, но тот, кто убил, - убийца.
Скажу тебе правду: ночью мне страшно вдвоем с тобой!


Дмитрий Кедрин, 1937 г.

Рома вернулся уже после обеда.
Зашел и остановился около двери.
- Ну что? - спросила Катя, отрывая глаза от компьютера.
- Был у врача… - ответил Рома.
- Ну, это понятно…
- Катя… - Рома шагнул вперед, - Катя, послушай…
- Я думаю, мы поговорим об этом дома… У нас сейчас встреча… Минут через пятнадцать выезжать. Вот, я подготовила справку, ознакомься… - Катя освободила президентское кресло.
Рома сел, Катя осталась стоять рядом. Чуть нагнувшись, она показывала на экране графики и объясняла их, Рома сверялся с распечаткой.
- Тебе понятно? – спросила Катя.
Малиновский хотел пожаловаться, что у него и так голова идет кругом, а цифры в нее вообще никак не укладываются. Единственное, что его сейчас беспокоило на самом деле – что Катя решила с ребенком.
- Ну… так… - уклончиво отозвался Рома, - не то, чтобы очень… но в общем и целом…
- Ладно… разжевывать все равно некогда. Пошли.

В ресторане Роман сидел скучно, ковырялся в тарелке с брезгливым выражением лица, в обсуждениях не участвовал. Потом извинился и вышел.
- Что с Вашим президентом? – участливо спросили «Малиновского»
- Простудилась, - охотно ответила Катя, - вчера еще с температурой лежала, но ее не заставить взять больничный! Переживает!
- Но Вы, кажется, прекрасно ведете переговоры? Или – она Вам не доверяет?
- Что Вы! – рассмеялась Катерина, - Вы не смотрите, что она сейчас такая… Возможно, снова поднялась температура…
- Она очень интересная женщина… Скажите… а она… замужем?
Катя поперхнулась и едва не закашлялась.
- Гхм… Нет… Но… у нее есть жених…
- Вот как! Жа-а-аль… Я бы не отказался с ней познакомиться поближе… А кто жених…
- Гхм…

А этот момент вернулся Малиновский. Он был бледен и даже, казалось, пошатывался.
- Что с тобой? – Катя вскочила, чтобы поддержать.
- Тошнит ужасно, - тихонько ответил Рома, - пахнет тут… какой-то горелой собакой…
- Какой собакой? Ты что?
- Не знаю… противно очень… можно я пойду?
- Конечно. Только подожди меня в машине или лучше – около, подыши воздухом, хорошо?
Катя вернулась к столу.
- Извините… Екатерине Валерьевне стало хуже…
- Собственно, мы уже все обсудили…
- Да. Приезжайте завтра в офис, подпишем договор. К десяти вас устроит?
- К одиннадцати, если можно?
- Конечно.
Катя подозвала официанта, расплатилась.

Рома стоял у машины, щеки на воздухе слегка порозовели.
- Ты как? – приобняла его Катя.
- Уже лучше… - Рома непроизвольно прижался лицом к ее плечу, - я очень подвел?
- Но ты же не нарочно…
- Все равно…
Катя почувствовала, как судорожно дернулась его грудная клетка, давя всхлип.
- Перестань, Ромка! Ты совсем уж како-то сентиментальной барышней стал… Где прежний Малиновский? Где его шуточки, а?
- Какие шуточки, Кать?! Ты… решила… что-нибудь?
- О-ох… горе мое… поехали домой…

Решила ли она?!
Какой интересный вопрос!
Ну что, что можно решить в такой ситуации? С одной стороны – это только ее дело… ведь очень не хочется верить, что обмен – на всю жизнь. Когда-нибудь… А что теперь? Она же не может заставить его силой… Он спокойно может соврать… сказать, что избавился…
Тогда есть два пути… Вернее, сначала – согласиться… Если обратный обмен произойдет быстро, то она еще успеет… Если… нет… тогда… тогда она будет воспитывать ребенка одна…
А родителям что сказать?
Умчалась неизвестно куда… а вернулась беременная? Ска-а-азка!
Или потом сказать маме, что убежала потому, что была беременная? И не знала – как сказать?
Да… пожалуй, так лучше…
Ну, что ж, Пушкарева… поздравляю… с сегодняшнего дня ты готовишься стать матерью-одиночкой…
Прекрасная перспективка…

Дома Малиновский, загадочно улыбаясь, позвал Катю в комнату.
Скинув обувь, она прошла.
На постели Рома разложил крошечную детскую одежку – ползунки, рубашечки, шапочки…
- Кать! Смотри, какие хорошенькие! Такие ма-аа-ленькие, точно на куклу! – лицо его при этом светилось совершенно идиотским счастьем, - Каа-а-ть! Правда, здорово?!
- А у тебя температура точно не поднялась? – осведомилась Катя.
- А… а ты… - Рома помрачнел, - ты… все-таки, не хочешь?
- Я так понимаю, что мое «хочу» или «не хочу» вряд ли что-то изменит.
- Но…
- Рома… пусть будет… что тут решать…
- Ка-а-атька! – Малиновский радостно бросился ей на шею, - ты – лучше всех! Я тебя обожаю!
- Спасибо, родной… королева в восхищении…

Но и этого Малиновскому было мало!
Обрадовавшись катиному согласию, он теперь хотел, чтоб она разделила его радость. Но, к его огорчению, никакого приступа сентиментальности маленькие одежки у нее не вызывали, а мечтания «как мы его назовем» сопровождались гримасой скрываемого неудовольствия.
- Ты совсем не рада! – обвинил Рома.
- Я должна по потолку от счастья бегать? – поинтересовалась Катя, - чему я должна быть рада?
- Но ребенок, Кать! Это же счастье! Неужели ты его не любишь?
- Н-да-а-а… я слышала, что женщины в период беременности глупеют, но не так же сразу… Малиновский! Кого любить? Как можно любить нечто, чего еще нет? И что принесет в будущем массу проблем?
Рома надулся, но через минуту нашел, что ответить:
- Ну, хорошо… ладно… ты ничего пока не чувствуешь… поэтому ты не рада… но почему ты говоришь о проблемах? Мы обеспечены, у нас есть жилье… работа… О каких проблемах ты говоришь?
- О каких? – зловеще усмехнулась Катя, - а вот завтра ты отправишься к моим родителям и сообщишь им радостное известие…
- А-а-а….
- Не-ет… я с тобой не пойду… папа, конечно, морду бить мне не кинется, но слушать все, что там будет, я не хочу!
- Но что там может быть? Мы скажем, что решили пожениться!
- Что-о-о?
- Как что? Разве мы не поженимся?
- О-о-о-о! Только этого мне и не хватало!
- Ты меня не любишь! – снова надулся Роман.
- Не люблю, - охотно согласилась Катя, - более того… я, скорее бы, влюбилась в прежнего Малиновского, чем в сентиментальную капризную барышню, с которой я вынуждена делить кров…
- Что-о-о? – задохнулся от обиды Рома, - а я… а я…
- Слушай, Рома… Давай договоримся… Ты спокойно радуешься беременности и не пытаешься меня к этому приобщить. Если я проникнусь, то я с удовольствием порадуюсь вместе с тобой… Но ни о какой женитьбе и речи быть не может.
- Но почему?!! Ты же сама говорила о родителях! Ведь будет намного проще, если мы будем женаты!
- Сейчас – возможно. А если мы вернемся назад? Подумай внимательно о том, нужна ли Роману Малиновскому-мужчине жена Катя Пушкарева? И нужна ли ему вообще жена?!
- Ты мне не веришь? – расстроенно спросил Рома.
- Сейчас я тебе верю… верю, что ты совершенно искренне веришь, что сможешь быть идеальной матерью… Я даже не удивлюсь, если ты вдруг научишься вязать и будешь коротать вечера за вязанием каких-нибудь чепчиков… Но в Рому Малиновского – отца… Не мать, а отца! – извини, я не верю!
- Ты не права… - Рома присел на край постели и принялся перебирать одежки.
- Я права. Ты просто не хочешь этого признать.
- Ты не права! Я хочу ребенка! Неважно, кем я при этом буду! Ты не понимаешь, что это уже никуда не денется!
- Угу… - скептически пробормотала Катя, - конечно… А я, как только вернусь в свое тело, стану балериной Большого театра!
Рома замолчал.
Катя ушла на кухню.
Вскоре там появился и Малиновский.
- Кать… и все равно нам нужно пожениться… Подумай о своей репутации!
- Мне на нее плевать…
- Ка-ак?
- Если о ней нужно думать таким образом, то я предпочту репутацию испорченную…
- Ка-а-ать… - Малиновский не знал, – какие еще можно использовать аргументы. Катя выглядела незыблемой скалой – ничто ее не касалось…
- Кать… Ну… если мы вдруг поменяемся обратно… я тебе обещаю, что дам развод по первому твоему требованию… хочешь, я расписку напишу?
- Спасибо, родной… всю жизнь об этом мечтала.

И тут Рома расплакался.
Утирая слезы и всхлипывая, он отправился в комнату и лежал там, на постели, уткнувшись лицом в подушку – только плечи вздрагивали.
- О, Бо-о-оже! – произнесла Катя, поднимая глаза к небу, - о, боже! За что мне все это?
Она подошла, присела на край кровати, положила ладонь ему на спину.
- Перестань… ну, перестань, пожалуйста! Я не могу, когда ты плачешь!
Всхлипы стали сильнее.
- Че-е-ерт! Гос-споди… Черт с тобой! Поедем завтра в ЗАГС.
- Кать! – мгновенно успокоившись, Рома повернулся к ней, хлопая мокрыми ресницами, - Кать, это правда?
- Правдее не бывает!
Катя заметила Ромино желание обнять ее и поспешно встала.

- Ты куда? – он появился в прихожей, когда она обувалась.
- Пойду пройдусь…
- Опять? – плеснулся в его глазах испуг.
Катя поняла.
- Нет! Только пройдусь. Может быть, посижу в баре немного.
- Катя, но ты…
- Во-первых, я сказала – немного! Во-вторых, мне надо все это переварить!
- Да-а-а! А там опять какие-нибудь девицы!
- Никаких девиц. Я тебе обещаю.
- Ка-а-ать…
- Ты мне не веришь? – спросила Катя язвительно, - Но как же ты собираешься за меня замуж, если не доверяешь? Верить надо, Ромочка.
- Ну… хорошо… - мрачно сказал Рома, - я верю. А ты надолго?
- Нет… час-полтора максимум.
Катя сидела в том самом баре, в котором когда-то пережидала дождь.
Теперь в нем народу было совсем мало, поэтому никто не мешал размышлять за жизнь, потягивая виски…
В размышления вмешался телефон.
Катя посмотрела на него и вздохнула: собственная физиономия на экранчике вызвала приступ тихой ненависти.
- Слушаю!
- Кать… все в порядке?
- Да…
- Просто… два часа прошло… я волновался…
- Все в порядке!
- Угу. Хорошо… А…
- Что?..
- Ты… скоро вернешься?
- Скоро!
- А… ты где?
- В баре! Рядом с домом. Одна. Пью виски. Еще есть вопросы?
- Нет… я… просто волнуюсь…
- Все в порядке. Скоро буду. Пока, дорогая!
Катя закончила разговор и, через секунду раздумия, отключила телефон совсем.
- Дежавю какое то! – пробормотала она.
Мимо пробежал официант.
- Приятель! Еще виски, пожалуйста!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02 авг 2009, 16:24 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Как тела меняют характер.
Суперрр! Спасибо, Рыжий!
:Rose: :Rose: :Rose: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:

Ждутофаню...жду халявы с небес. :pooh_lol:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02 авг 2009, 16:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
Даааа... Чем дальше в лес, тем больше дров.
Larissa(R) писал(а):
Как тела меняют характер.

Нет, Катю-то я понимаю, а вот Роман ооочень изменился.

Рыжий, спасибо! :good: :good: :good:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02 авг 2009, 19:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2008, 19:16
Сообщения: 153
Рыжий спасибо. :Rose: Беременный(беременная :o )Рома это что то-супер. За фантазию :kissing_you: ,за Ромочкины переживания о ребенке :kissing_you: :kissing_you:

_________________
Чтобы сохранить ангельский характер,нужно дьявольское терпение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 13:08 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Izlu
АДРИАНА
Larissa(R)

Спасибо!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 13:19 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 11

Катю бесила ситуация, но она не стала, теша свое бешенство, продолжать гульки до самого «не хочу». Плелась домой, опустив голову, словно хотела что-то найти на земле…
Малиновский стал противным… Очень противным… Но… возможно, на него так действует беременность? Говорят, что все становятся слезливыми… А он, вдобавок, еще и в чужом теле, в непривычном положении…. Она же относится к этому так, словно прежний Малиновский решил подурачится… А разве он дурачится?
А разве она дурачилась, когда столкнулась с проблемами своего нового тела?
- И Ромка, между прочим, не смеялся и не издевался… И Ромка, между прочим, переступил через себя и рискнул даже на секс с тобой - напомнила себе Катя, - А ты, как скотина… действительно, как неотесанный мужлан! Вот попробуй поставить себя на его место! Вот вообрази, что это не он, а ты беременна от Малиновского! Без всякой своей вины! Оправдание – мол, не надо было шляться голышом, это, извини, Пушкарева, совсем не оправдание! И ты это прекрасно понимаешь, а потому и злишься! Потому что виновата! Только ты!
А ему – все правильно! И страшно! И ему плохо – вон, как в ресторане выворачивало! А ты не только не подбодришь, а еще и издеваешься! Ну, ладно, в бар ушла, чтобы подумать! Но он-то теперь мечется там, думая, что ты опять в загул ушла! И нечего оправдываться, что он должен верить – сама-то ты бы себе поверила? Тем более, что уже два дня у нас секса не было. Он может разве поверить, что ты, не умея еще с этим справляться, два дня будешь терпеть, а не найдешь другую подружку?
Хотя, правда, ты уже немножко научилась терпеть… но разве он поверит?

Рома делал вид, что спал; а когда хлопнула входная дверь, взгляд его непроизвольно метнулся к часам, и сразу же на сердце стало легче – вернулась! Не загуляла! Сразу все обидки убежали, и хотелось уже подняться и побежать в прихожую, чтоб встретить!
Но, стоп! Он же решил, что будет стараться сдерживать сентиментальные приступы… Что он будет относиться к ним как к эрекции в стриптиз-баре: мало ли что там стоит – это отнюдь не значит, что надо немедленно вскакивать и трахать понравившуюся девочку… девочек…
Он вздохнул… Это же надо! Так изменилось в нем все, что мысли о девочках и о стриптизе не заводят, зато ожидание – когда войдет Катя, заставляет сердце трепыхаться… и надеяться, что сегодня она не будет спать, отвернувшись, а…
О, господи, Малиновский, ты сошел с ума!
Но и возразил сам себе:
- Я сойду с ума, если буду удерживать в себе того Малиновского, которым я был! Я должен забыть о нем и его эмоциях и учиться жить с новыми! И контролировать их, а не ронять слезы двадцать четыре часа в сутки! Сам бы бежал от такой «ромашки» закрыв глаза! Слезы, сопли, истерики? Так какая девушка тебя полюбит? А тем более – Катька Пушкарева!
Он улыбнулся и сел на постели, стараясь не показывать тревогу.
Появилась Катя.
Опершись о косяк, она посмотрела на Рому и даже удивилась выражению его лица: оно не было заплаканным, жалостливым, злым и так далее. Оно было нормальным!!!
- Привет! – сказал Рома.
- На-пи-ла-ся я пья-я-яной, не дойду я до до-о-ому! – возвестила Катерина о своем состоянии известной песней.
Малиновский, вместо того, чтобы ругаться или обижаться, встал, подошел к ней и, целуя в щеку, проговорил:
- Ах, ты, моя пьяница! Хорошо, хоть дошла!.. Давай, раздевайся, я тебе ванну приготовлю.
- Что-о-о? – изумилась Катя странному поведению «невесты».
- Немножко отмокнешь, и тогда завтра голова не будет болеть… И вообще… я соскучился… - его рука быстро метнулась к ее паху и способом, известным только ему одному, мгновенно оживила Монстра, - ты не возражаешь?
- Что, прямо в ванной? – хрипловато спросила Катя, давя в себе желание немедленно приступить к сеансу любви.
- Не-е-ет… Чуть позже… - игриво произнес Рома.

Когда лежали, отдыхая, Рома задумчиво сказал:
- Знаешь… у тебя получается уже почти как надо…
- Благодаря тебе, - ответила Катя. И, чуть помолчав, добавила, - скажи… а вот эта плаксивость… и прочее… это уже насовсем?..
- Прости, я не нарочно…
- Я понимаю. Только, знаешь… ты не мог бы как-нибудь сдерживать? Все-таки, я – не совсем мужчина… мне было бы проще общаться с прежним Ромкой… смешливым и веселым. Тебя такого я не воспринимаю, прости…
- Я тебе настолько не нравлюсь? - надулся Рома, - но тогда… зачем ты спишь со мной?..
- Ну, вот опять двадцать пять! – Катя старалась разговаривать мягче, - Ром, ну, ты же прекрасно понимаешь, что если кто-то совсем уж не нравится, то и спать с ним невозможно!
- Но те профи тебе тоже нравились!
- Если ты не перестанешь их вспоминать, я за себя не ручаюсь! В конце-то концов – у тебя было столько женщин, что ты просто не имеешь права мне пенять!
- Да когда это было! – воскликнул Рома.
- Между прочим, когда у меня были те девочки, у нас с тобой тоже еще ничего не было! Ты еще к Жданову начни ревновать!
- А я и ревную… - хмуро отозвался Малиновский, - к нему – больше всех…
- О, Бо-о-оже! Интересно, а почему это я тебя ни к кому не ревную, а?
- Потому что я тебя люблю, а ты…
- Кого ты любишь, Рома? Свое тело? Прежнюю Катю? Или неизвестное науке существо, гермафродита непонятного? Это не любовь, Ромка! Это привязанность и… понимание, что полноценный секс у нас возможен только друг с другом!
- Я не знаю – кого я люблю… Того, кто рядом со мной… такого, какой есть… вот этот коктейль непонятный – люблю! Откуда я знаю – откуда эти слезы? Вот опять… я не хочу плакать, мне не нравится это! Я хочу быть прежним, Кать, но я не могу! Ну, какой я теперь, к черту, Малиновский? Я теперь капризная беременная дамочка, и я прекрасно это понимаю! Но я не могу – понимаешь? – не могу я с этим ничего сделать! Мне внимания твоего не хватает, тебя рядом не хватает! Ты уходишь когда – я будто воздуха лишаюсь, дышать я без тебя не могу! Ревную ли я? Да, Катька… потому что боюсь тебя потерять… Понимаешь? Я не за тело уже волнуюсь, я без тебя не могу! Если б ты могла понять…

На Катю вдруг нахлынуло что-то из прошлого… ее собственная история… когда она так же, только… она даже сказать не могла об этом… И тоже тоскливо на душе стало, и тоже в носу защипало, и следующие полчаса они с Малиновским, обнявшись, рыдали друг у друга на плече.
А потом Рома пообещал воздерживаться от чрезмерной сентиментальности и почаще вспоминать того, кем он был. Катя пообещала постараться быть внимательнее и тоже вспоминать себя прежнюю.

Среди ночи Малиновский проснулся от какого-то кошмарного сна. Что ему привиделось, он забыл в ту самую секунду, как открыл глаза, но ощущение волос, вставших дыбом, не покидало его, а зубы продолжали выбивать чечетку. Встряхнув головой, он повернулся на бок, и тут почувствовал, что Катю тоже заколотило – она стонала, сквозь стиснутые зубы, и всхлипывала, а потом громко крикнула:
- Не-е-ет! – и вскочила, озираясь.
- Что-то приснилось? – тут же спросил Рома, кладя руку ей на плечо.
- А?! – вздрогнула она от прикосновения и так же, как он минутой раньше, встряхнула головой, - кош-шмар какой-то…
- Что это было?
Катя посмотрела на него:
- Не знаю… не помню… что-то очень ужасное… мне кажется, что у меня волосы дыбом до сих пор стоят…

Солнце мешало спать – с вечера они не задернули штору, и теперь солнечные зайчики плясали по лицу Романа, заставляя его жмуриться и отворачиваться.
- Черт знает, что такое, - прошептал он, открывая глаза.
Надо было встать и закрыть окно, но подниматься было лень… И тело ощущалось каким-то чужим – чего-то не хватало… Или, наоборот, что-то было лишнее…
Он повернулся к Кате и замер.
Катя… была Катей!
Это значит…
Он поднял свою руку и посмотрел на нее…
Сдержать торжествующий крик он не мог.

Разумеется, Катя проснулась тоже.
А потом они прыгали по кровати и орали что-то невразумительное до тех пор, пока в стену не начали яростно стучать соседи.
Тогда они прыснули и с размаху свалились обратно на постель!
- Ш-ш-швабода, шва-бода! – дрыгая ногами, шепотом прокричал Малиновский. Катя повторила его крик и его движение.
Несколько минут молчали.
Рома, чуть поразмыслив, повернулся к Кате и, наклонившись над ней, коснулся ее губ.
- Ты, конечно, можешь послать меня на три буквы… но я мечтал об этом все это время… - тихо сказал он, - давай попробуем… по-человечески…
У Кати не было причин возражать. Хотела она или – не хотела: это уже дело десятое. Они все равно должны были это сделать; поставить точку в бесчеловечном эксперименте над собой. Поставить ту точку, которую изобрели сами, а не поддаваясь чьим-то чуждым желаниям.
У них все получилось, хотя они и опасались, что тела перестали слушаться… Наоборот… бесценный уникальный опыт, полученный ими, помог, и спустя час они признались друг другу, что ничего лучше никогда не испытывали…

Тут зазвонил будильник, и они пошли на работу, и все ЗимаЛетто не могло понять – почему это начальство такое радостное, словно выиграло миллион долларов или что покруче… Катя ушла первой, сославшись на необходимость пробежаться по магазинам.
- Может, пойдем в ресторан? – предложил Рома.
Катя уклончиво вспомнила о токсикозе в ресторане и о горелых собаках, Малиновский захохотал:
- Правильно, Кать! Ну, их, эти рестораны! Ужин дома, при свечах, лады?
И Катя убежала.

Когда же Малиновский вернулся домой, его встретила идеально убранная квартира, в которой не осталось ни единой вещички, напоминающей о Кате.
На кровати лежала записка:
«Ромка, спасибо за все! Теперь мы свободны, и нет нужды жить вместе, поэтому я съезжаю. Домой мне не звони – я пока не туда; я еще не готова предстать перед родителями…»

Он даже не смог бы ответить на вопрос – обиделся ли он; бегство Катерины было столь неожиданным, даже – неожидаемым, что поначалу вызвало эмоциональный ступор.
Через полчаса Рома злобно сказал: «Бабу с воза – кобыле легче!». Еще минут через пятнадцать ему стало не по себе, но он решил, что, раз уж он, наконец, обрел свое тело, то надо это отметить и отметить на всю катушку – в любимом ресторане, в окружении бабочек, рыбок, птичек и прочих представителей фауны.
- Долой ярмо, да здравствует свобода! – сообщил он своему отражению в зеркале; напялил любимую футболку и был таков.
Бабочки пришли в восторг.
Но сам Малиновский чувствовал полнейшую неудовлетворенность – он, оказывается, отвык от глупеньких куколок, от необходимости развлекать их и сыпать пошловатыми шуточками. Ничто не радовало – даже виски он глотал через силу.
Ну а в довершение произошел абсолютный конфуз – завалившись к старинной подружке, он понял, что ему противно даже целовать ее! Неужели пребывание в женском теле сыграло с ним столь мерзкую шуточку? Чтобы окончательно не опозориться, Рома «вдруг вспомнил» об оставленном утюге, клятвенно пообещал вернуться и испарился.
Сел в машину, ругаясь:
- Пушкарева, ну же ведьма, настоящая ведьма! Каким местом я думал, что же Палыча не вспомнил, он ведь тоже пропал! А теперь и я ни на кого смотреть не могу, тянет к Катьке, как магнитом!
Чертыхнувшись, завел машину, поехал медленно, размышляя – как искать сбежавшую подружку.
- Одно радует, - бубнил он себе под нос, что причин обижаться на меня, у нее сейчас нет… и она от меня беременна… и, наконец, она знает, что я ее люблю… А я точно ее люблю? Или нет? Но, если нет, то - как тогда это называется?.. Не-е-ет, Катенька, верну я тебя все равно. Я не Жданов – я смогу!
Теперь предстояло ехать домой и начинать методично обзванивать гостиницы – куда же еще она могла подеваться?

Звонить даже и не пришлось – стоя на светофоре, Ромка смотрел по сторонам, и его взгляд наткнулся на ярко светящееся название, показавшееся знакомым. Он напряг память, вспомнил – именно здесь у Кати был «сеанс любви» со жрицами; поморщившись, от неприятного воспоминания, он хотел уже было газануть – как раз зеленый загорелся, но вдруг сказал вслух:
- Она вполне могла остановиться здесь. Место ведь уже знакомое?
И вывернул к тротуару.

Ему снова повезло – Катя действительно остановилась здесь.
И он совершенно спокойно поднялся к ней в номер, постучал.
- Малиновский? – возмущенно проговорила Катя, увидев его, - как ты?!!
- Я не люблю, когда от меня бегают, - спокойно сказал Рома, заходя внутрь.

Катя прижалась к стенке, но Рома легонько подтолкнул ее, вошел в номер сам, огляделся.
- Да-с, Пушкарева… что-то номерочек хиленький, не по статусу. Неужто денег пожалела?
- Ты номер пришел посмотреть? – неприязненно спросила Катя. Она была рада приходу Ромки, но радость свою показывать не хотела. А еще – было интересно наблюдать за телом, которое она уже знала, казалось, наизусть.
- Не язви. Давай поговорим, - примирительно ответил рома.
- Я не готова разговаривать!
- Ничего страшного.
Единственным местом для сидения была кровать, поскольку и на столе, и на стуле примостились вещи Катерины; Рома, не долго думая, на кровать и плюхнулся. Катя осталась стоять.
- Значит так, Катерина Валерьевна. Что мы имеем в пассиве? Ты не хочешь меня видеть – не знаю уж, по какой причине. Разве подумать о жизни нельзя было у меня в квартире? - видя, что девушка собирается что-то сказать, Малиновский выставил вперед руку, призывая к молчанию, - Кать, погоди. Дай я все скажу, а потом уже ты. Ладно?
Катя кивнула - это ее устраивало.
- Итак, ты меня держишь за придурка, который тебе и подумать спокойно не даст. Это – пассив. Актив… Ты носишь моего ребенка.
- Это не имеет никакого значения! – воскликнула Катя, - Ты мне ничего не должен, претензий к тебе у меня нет, так что, забудь об этом как о страшном сне!

Слушая, Рома кивал головой, словно соглашался, но, лишь только она закончила, поднялся и, приблизившись к ней почти вплотную, зашептал на ухо:
- Это имеет значение! Потому что я люблю этого ребенка и хочу, чтобы он был!
- Ты еще мне предложи родить его и отдать тебе! – тоже шепотом сказала Катя.
- Если он тебе совсем не нужен, то я согласен!
- Малиновский, мы уже поменялись обратно, хватит девочку-ромашку корчить!
- Глупая, я уже люблю его, и это совершенно не зависит от того – в чьем я теле!
- У тебя это пройдет!
- Это – не может пройти! Ты же не знаешь – что я чувствую!

Они шепотом препирались, пока Малиновский, окончательно потеряв самообладание, не сжал Катерину в объятиях и не принялся нежно покусывать ей мочку уха. Катя замерла от неожиданности, а Рома уже целовал шею, да и руки пошли в ход.
- Ты ненормальный? – переводя дыхание, спросила Катя.
- Я хочу тебя… - ответил Рома, - и надеюсь, что взаимно…
- А если я не хочу?
Но участившееся дыхание и расширившиеся зрачки говорили совсем о другом.
«Я не хочу!» - сказала себе прежняя Катя. «Хочешь!» - ответила новая. «Расслабься, дурочка!» - прошептала ускользающая; та, что жила в чужом теле.
- Если ты не хочешь… то ничего не будет… - пристально глядя ей в глаза, пробормотал Рома, - но…
Поцелуй был взаимоприятным…
Но тут же Катя оттолкнула его, да с такой силой, что Рома шлепнулся обратно на постель.
И не разозлился.
А улыбнулся.
И, улыбаясь, облизал губы, словно только что слопал конфетку.
- Кать… Ну, ладно… Ты подумай… недолго. А потом скажешь мне свой положительный ответ.
- Наглец!
- А вот и нет! – Малиновский снова встал, но на этот раз уже не пытался обнять девушку, а сразу отошел в сторону, - Ты подумай, а завтра утром скажешь, но только ты должна помнить, что я очень хочу ребенка, и что я хочу жениться.
- Что-что-что?
- То, что слышала. Я разве не говорил, что люблю тебя?
- Любишь?!! Ромочка, да, Бога ради, прекрати этот фарс! Возможно, Ромашка и любила того, кто был рядом, но Рома Малиновский любит Катю Пушкареву? Это нонсенс!
- И тем не менее – я люблю тебя! Почему ты не хочешь в это поверить?
- Потому что в эти сказочки я больше не верю! А сейчас пытаюсь понять – зачем это тебе надо…
- Глупая женщина…
Рома все-таки приблизился, обнял и заглянул ей в глаза:
- Катя. Я люблю тебя. Наш обмен телами помог мне понять очень важную вещь… неважно – что снаружи, главное – то, что внутри. Ты совсем не идеальна, если бы меня спросили об идеале, вряд ли бы я стал описывать тебя, но ты – моя, Катя. Ты такая, которая нужна мне. Вспомни, Кать: я – это ты, а ты – это я. И мы связаны навсегда, сколько бы ты ни сопротивлялась! Ты все равно рано или поздно поймешь, что я нужен тебе точно так же, как ты нужна мне.
- Нет!
- Да. А теперь я уйду. Встретимся завтра на работе!
Он коснулся ее губ быстрым поцелуем и вышел за дверь.
- Не уходи! – хотелось сказать Кате, но она сдержала порыв.
«пройдет пара-тройка дней, - подумала она, - и все пройдет, Ромка снова станет Ромкой, а я… я останусь собой… Никакой любви, никаких романов. Только работа. И… ребенок?»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 13:51 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Хорошая перспективка - работа и ребенок. А где Жданов???? Ъ
Рыжий
Спасибо за обмен телами. :o
:bravo: :bravo: :bravo: :bravo: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 17:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2008, 19:16
Сообщения: 153
О Боже! Неужели повторяется история №2 :suicide: Хочу Катя+Рома=любовь! Автор,если я не права-извините. От вас читаю любой вариант. А "хочу" это просто эмоции. (Хотеть не вредно- :o ) А насчет истории №2 имела ввиду-,что теперь Ромочку будет мурыжить серии100 (а здесь 3-4 главы) Рыжий :Rose:

_________________
Чтобы сохранить ангельский характер,нужно дьявольское терпение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 18:09 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
АДРИАНА писал(а):
Ромочку будет мурыжить серии100 (а здесь 3-4 главы)

Нееее, осталась последняя глава.
Сейчас и размещу, чтобы не мучить ))
Larissa(R)
:Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 18:27 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 12

Катя, извертевшись на неудобной кровати, и не поспала толком, и не придумала ничего.
На работу пришла разбитая, мрачная, недовольная. Поднимаясь на лифте, «предвкушала» встречу с Малиновским - вот он-то, наверняка, не терзал себя; теперь к его услугам все бабОчки, и все его любимые развлечения. Ситуация раздражала, но даже под страхом смерти Катя не призналась бы, что терзала ее банальная ревность, а уснуть она не смогла от того, что мучительные фантазии, воплощающие бред ревности, мелькали перед внутренним взором.

Пока дошла до своего кабинета, расстроилась еще больше – все как-то странно смотрели на нее, но ничего не говорили и вопросов не задавали.
«Все уже думали, что у нас роман… а он с какими-нибудь модельками развлекался прямо в офисе!» - единственное, что смогла предположить Катерина.

Дверь в кабинет она толкнула с размаху, зло; мечтая сразу же оказаться на необитаемом острове, а не в родной фирме.
Открыла дверь и остолбенела – аромат летнего луга встретил ее: запахи закружили, унося в дурман беззаботности… Катя непроизвольно закрыла глаза и память перенесла ее в далекое детство – отец тогда впервые взял ее на рыбалку; она стояла у края огромного зеленого луга, по которому щедрыми брызгами были разбросаны разноцветные цветочные головки. Она держала за руки маму и папу… И воздух… Недавно отгрохотала быстротечная летняя гроза, и воздух струился терпким озоном, им так хорошо дышалось!
В себя Катя пришла от нежного прикосновения.
Рома стоял сзади, поглаживая ее плечи, а она все вздыхала от восхищения.
Не было пышных пафосных роз на длинных стеблях – пространство кабинета было уставлено вазонами разных форм и объемов; но цветы и травы – только луговые и полевые.
- Как ты догадался? – спросила Катя, потершись щекой о его руку.
- Я – это ты, а ты – это я… Разве ты уже забыла это?
- Ромка…
Он повернул девушку к себе.
- Кать… выходи за меня замуж…
- Ты всегда все портишь!
- Я не тороплю… Просто скажи, что согласна, и я подожду. Но только жить мы будем сразу у меня. С сегодняшнего дня.
- Нет… не торопись… И мне домой надо – я соскучилась по родителям!
- Хорошо. Ну, до конца недели?
- Рома, нет.
- Хотя бы сегодня… - Рома склонился, напрашиваясь на поцелуй.
И Катя откинула сомнения – в самом деле: почему она не может ему поверить?!!

- Это что такое?!! Малиновский?!! Катя?!!!!

- А-андрей?!! – хором сказали молодые люди, забыв расцепить объятия.
Жданов – а это был, конечно, он, - яростно шваркнул об пол свой саквояжик и заорал:
- Пока я! по всей стране! Продаю эти поганые франшизы! Вы! Из-под носа! Катя! Друг, называется!
Катя догадалась выбраться из уютных рук Ромы, из-под его защиты, и, сделав шаг навстречу Жданову, холодно произнесла:
- А Вас стучаться не учили, Андрей Павлович?
Коленки у нее дрожали, нижняя губа – тоже.

Малиновский, опасаясь новой вспышки гнева, задвинул Катю за спину встал на линии огня. Жданов немедленно схватил его за грудки, прошипел нечто злобное и весьма ощутимо тряхнул.
Но тут Катя, справившись с шоком, снова заговорила:
- Что ты себе позволяешь?!!
- Что вы себе позволяете?! – заорал в ответ Андрея, - пока я по стране мотаюсь, вы…
- Ты не ошибся, Жданов?! – теперь Катю трясло уже от злости, - Я тебе кто? Жена? Что-то я не припоминаю, что давала тебе клятву верности!
- Ты – моя!! – взревел Андрей.
- Эту песню я уже слышала! И сто раз просила, просила по-хорошему! Забыть этот бред! Я – не твоя, и твоей не была никогда!
- Ты не имела права!
- Я тебе никто, Жданов! А права свои предъявляй Кире!
- Кире? – переспросил деморализованный Жданов.
- Ведь она, кажется, твоя невеста? – ехидно ответила вопросом на вопрос Катя, - Или у тебя уже есть другая?
- Я…
- Насколько мне известно, помолвку никто не расторгал! Так что… иди-ка ты отсюда!
- Да, я!
Рома заметил, что Жданов снова начал закипать. И теперь это грозило уже не просто криком, а методичным разгромом кабинета.
- Палыч… пойдем-ка, поговорим.
- Пой-дем… - медленно сказал Жданов.
Они ушли, а Катя, приложив ладони к горящим щекам, пыталась успокоиться.
Только что…
Только что она целовалась с Малиновским, и это ей, безусловно, нравилось!
И только что… Жданов… О, Господи…
Он все видел и…
Там же драка сейчас будет!
И Катя, поколебавшись, все-таки отправилась следом за мужчинами, полагая, что они прошли в бывший кабинет Малиновского, ныне – Жданова.

Они, действительно, туда прошли.
Жданов, глядя на Малиновского, мрачно поинтересовался:
- Ну и как?
- Что – как?
- Монстр зубастый. Мисс Железная Челюсть? Квазимодо в юбке? Кажется, так ты ее называл?
- Я ошибался, - спокойно проговорил Рома, - Внешность – не главное.
- Да неужели? И давно ты это понял? После того, как она переоделась? Любимый размер увидел?
- Ты можешь говорить все, что угодно. Это ничего не меняет.

Малиновский был спокоен и уверен в себе, он как раз нынче ночью думал о том, что этот разговор – неизбежен и старался найти слова, могущие все объяснить – но объяснить без подробностей перевоплощения. К сожалению, слов этих он так и не нашел – а были ли они? Разве можно объяснить – почему человек вдруг даже не влюбляется, а сразу осознает, что любит; любит сильно, уверенно и готов защищать свою любовь? Особенно, если эта любовь – взаимна, особенно, если уже растет плод этой любви – маленький человечек, о котором пока неизвестно ровным счетом ничего, кроме того, что он – есть.
Но все это давало Рома силу и право смотреть в глаза Андрея честно.
Никто не сделал ничего предосудительного.
Он не уводил Катю. Так вышло.
Как тогда вышло так, что самому Андрею стала вдруг не нужна Кира.
Так распорядилась судьба.
Но за свое право любить Роман готов был бороться. Даже с другом.
Никто не виноват.

Это Рома и сказал:
- Никто не виноват, Палыч… Так вышло… Мы с Катей любим друг друга.
- И ты так спокойно об этом говоришь? – затуманенный злостью, ревностью и обидой разум Андрея не желал воспринимать никаких слов, - Ты говоришь это мне?!!
- Если хочешь, можешь меня ударить… - предложил Рома, - и после мы спокойно поговорим.
- Ах, поговорим! Ах, ударить! Ну что ж… ударить – самое то! Ты заслужил по полной!
Малиновский пожал плечами.
- Ну так бей… если ни на что другое не способен…

Неизвестно, что Рома имел ввиду, еще неизвестнее что под этими словами понял Жданов, однако, его кулак немедленно встретился с челюстью Малиновского.
Чуть охнув, Рома пошатнулся от удара. Он до последнего момента не верил, что Жданов пустит в ход кулаки. Язвительно скривившись, Рома хотел было что-то сказать по этому поводу, но следующий удар был уже сильнее, а за спиною – дверь, а за дверью – приемная.
Туда Роман и вылетел спиной вперед.

Катя, не решаясь войти в приемную, стояла, прислонившись к стенке.
- Может, они просто спокойно поговорят и все?
Странно, но никаких чувств к Андрею она не испытывала. Была только жалость… Было опасение, что, отвергнутый в пользу друга, он попытается активизироваться, но… Это Катю уже не пугало – теперь она могла выдерживать его присутствие, не опасаясь свалиться в обморок и кинуться ему на шею.
- Ладно… пойду… - прошептала она, и в это мгновение дверь кабинета с треском распахнулась, и оттуда вылетел Роман, приземлившись на пятую точку посреди помещения.
Лицо его было окровавлено.
В дверном проеме стоял Жданов, ноздри его раздувались как у скакуна после забега, а глаза метали молнии.
- Катя – моя! – заорал Андрей, не обращая внимания на присутствующих, - запомни это, придурок!
Катя немедленно бросилась к Малиновскому и, встав на колени возле него, осторожно коснулась его лица, перепачканного в крови.
- Ерунда, - чуть шепелявя, произнес Рома, - кровь – из носа.
- У тебя губа разбита…
Губы из которых сочилась кровь, стремительно разбухали, от чего говорить Роману стало труднее.
- Заживет… - он попытался сесть, но охнул и поднеся левую руку к лицу, пошевелил пальцами.
- Что такое? – испугалась Катя, - перелом?
- Скажешь тоже! – наверное, растянул, когда падал.
С Катиной помощью он встал, вынул носовой платок и прижал к носу:
- Ну что, Палыч? – голос звучал глухо из-за платка и из-за разбитых губ, - теперь мы можем поговорить?
- Не о чем! – рявкнул Жданов и скрылся в кабинете.

- Не уходи, Кать… - Рома, видя, что Катерина собирается встать, взял ее за руку.
- Рома…
- Я мог бы сказать, что умру тут – бедный, несчастный, побитый… но не стану… Я бы хотел, чтоб ты осталась потому… что тоже этого хочешь…
- Рома… Я родителям уже сказала, что сегодня «приезжаю»… прости, но это было до того, как…
- Я понимаю… Но мы вечером встретимся?
Катя покачала головой:
- Нет… прости… меня просто не выпустят…
- Кать…
- Прости, Рома…

И она ушла.
А он впервые в жизни хотел завыть от того, что уходит женщина. Его женщина… Сказала «прости!» и ушла. Так просто!

В ЗимаЛетто Малиновский не вернулся – документы на увольнение оформил через Шурочку. Та не скрывала слез, расставаясь с шефом.

Каждый вечер Катя гипнотизировала телефон, надеясь, что Рома позвонит.
Если бы она только знала, что Рома каждый вечер занимался тем же!
Но он не выдержал первым, решив, что телефонный звонок все равно не решит ничего.
И однажды вечером Катя, возвращаясь с работы, услышала за спиной тихое «Привет!»
Сердце, вздрогнув, забилось тяжелыми быстрыми толчками.
- Рома… - сказала она.
- И долго ты собираешься прятаться от меня, а?
- Рома…
- Я – это ты… а ты – это я… И это навсегда, разве нет?
- Рома…
- Иди ко мне, дурочка…

Катя оставалась в компании ровно до показа, который стал триумфальным – и для нее самой, и для ЗимаЛетто. На следующий день состоялся тяжелый разговор с Павлом Ждановым – трудно было, не раскрывая истинных причин, уговорить его вернуть сына на пост президента, но Кате, в конце концов, это удалось.

Много лет спустя

- Малиновский, может быть, ты мне все-таки расскажешь – что тогда случилось? Как получилось, что вы с Катей…
- Палыч, ну, что тебе сказать… Все началось с того, что мы попробовали понять друг друга. Надо было как-то работать вместе, а мы грызлись, как кошка собакой!
- И что?
- Что? Мы попытались понять. Войти в положение друг друга… И оказалось, что нет «я» и нет «ты»… Есть «мы»…
- И ты ни разу не пожалел об этом?
Малиновский пожал плечами:
- Ты жалеешь о том, что у тебя есть рука или нога? Мы – одно целое. Вот и все…

- Стоп! Снято!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 19:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2008, 19:16
Сообщения: 153
Рыжий,я в приятном шоке. Так быстро-Стоп!Снято! :bravo: Спасибо за замечательную,необычную историю :Rose: :Rose: :Rose: Начала читать не смотря на кучу предупреждений на первой странице. Мне очень понравилось потому,что
1-Сюжет интересный.
2-Текст грамотный.
3-Фантазия в норме.
4-Юмор тонкий и не обидный.
5-Сцены любви,секс,ну или пусть будет другое название, написаны корректно. Нет вульгарности(несмотря на физиологию и натурализм). Читается с интересом и волнительно. Если конечно не быть ханжой.
Короче, мне в моем возрасте(НЕ ОЧЕНЬ,ОЧЕНЬ молодом)понравилось.
:hi: :thank_you: :kissing_you:

_________________
Чтобы сохранить ангельский характер,нужно дьявольское терпение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 21:15 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
Спасибо за проду!
Бездный кинутый Жданов. Пожелею его и поздравлю Рому с Катей!
:bravo: :bravo: :bravo: :bravo: :missing: :missing: :missing: :missing:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 22:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9847
Откуда: Татарстан
Larissa(R) писал(а):
Бездный кинутый Жданов. Пожелею его и поздравлю Рому с Катей!


Ну тяжело мне при Жданове воспринимать Катю с другим. Но здесь с самого начала, прочитав пейринг, настроилась на Катю-Рому. И не разочаровалась. Рыжий, это было бесподобно!!! Большое спасибо за таких Катю и Романа(особенно), за тот юмор, которым проникнут весь фанфик, за счастливый конец.
Рыжий писал(а):
И оказалось, что нет «я» и нет «ты»… Есть «мы»…

А вот за это - особенно! :Rose: :kissing_you: :bravo: :bravo: :bravo:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03 авг 2009, 23:51 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
А я за все пейринги! Я бы Катю не только с Ромой скрестила, но и еще с кем нить... :o
Мой самый любимый пейринг - это канеш, Катя/Коля. Вот где любов внеземная! :pooh_lol:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 сен 2009, 01:42 
Не в сети
Я РАЗНАЯ
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17 авг 2009, 13:04
Сообщения: 362
Откуда: Украина Хмельницкий
Рыжий
отличный роман !!! очень классный !! не пойму что ты нас пугал в начале так !! всё было хорошо естественно !!! жаль Андрюшу конечно . он ведь Катю любит . а она его любила . или забыла за пару недель ??? мог бы в конце что ли устроить им секс втроём что ли и семью втроём !!! читатели тебя бы поняли !!!
СПАСИБО !!!

_________________
ИзображениеИзображениеИзображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только