НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 22 ноя 2018, 14:27

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26 июл 2009, 22:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9856
Откуда: Татарстан
А Катенька все лучше осваивается с новым телом. :LoL: :LoL: :LoL:
Рыжий писал(а):
Но сначала, в качестве мести, выковырял из шкафчика сигареты.
- Раз она портит мое тело… я тогда тоже…
Но от первой же затяжки он так раскашлялся, что немедленно выкинул сигарету в форточку и, утирая заслезившиеся от кашля глаза, подумал, что такая месть не подойдет.
Пойти в бар напиться?
Это тоже не прельщало – к беззащитной девушке тут же пристанут.

Бедный Ромио. Ни сигареты тебе, ни напиться, как привык... Да и сексом пока - полный облом.

Спасибо, Рыжий! Жду пордолжения.

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 июл 2009, 11:57 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Larissa(R)
Izlu
:Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 июл 2009, 12:08 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 6

Катя вернулась к подушке и даже на какое-то время заснула – но сон не был уже таким сладким, как до этого. Потому что очень хотелось пить – прямо-таки, смертельно.
Рассудив, что Рому этим вопросом беспокоить незачем, она встала и прошла в ванную, где от души напилась из-под крана, радостно отфыркалась и сполоснула лицо холодной водой. От водных процедур сразу полегчало, и она отправилась к себе, поблагодарив Бога за то, что Рома не попался ей на пути.
Посмотрев на диван и поскребя в потылице, она расстелила постель, разделась и легла – блаженно вытянувшись настолько, насколько позволял диванчик. Позволял он плохо, так что через пару минут она заворочалась, пытаясь найти то положение тела, в котором ей будет удобно – ну, если слегка скрючиться на боку, то получалось вполне ничего.
Закрыла глаза… и нахлынули воспоминания…
Она не собиралась делать ничего такого… просто погулять… но пошел дождь и согнал ее с затененной парковой скамеечки.
В бар, который находился совсем рядом. Был бы магазин – она спряталась бы там.

В бар набилось много народу – все, как один, с мокрыми волосами, но очень разные: часть рассаживалась за пустующие столики, некоторые хмуро застряли в фойе, наблюдая за водными потоками, скользящими по окну. Катя сначала задержалась около хмурых… но минут через пять пожала плечами: а, почему, собственно?
И прошла в зал.
Бар был смешной – видимо, переделанный из советской столовой – огромные окна во всю стену закрашены черным, темно-синим, с налепленными серебристыми звездами и месяцем с какой-то злобно улыбающейся пастью.
Катя села за маленький столик в уголке, официант, счастливый от наплыва посетителей, мигом подскочил и принял заказ.
- Виски.
Графинчик на двести грамм.
Дождь все не унимался.
К ней подсели девицы
Вот после этого стало как-то мутнее…
Наверное потому, что алкоголя стало больше – Катя демонстрировала девицам, что она – не подходящий объект для знакомства. Алкоголик. Ну, подумаешь, одет хорошо… мало ли… друг снабжает! Из жалости!
Через какое-то время девицы от бурчащего и не в меру пьющего молодого человека обиженно отсели, а он быстрее покинул бар.

Выйдя на улицу, Катя вдохнула свежего проозонированного воздуха и поняла, что домой идти не хочет.
- Может, снять номер в гостинице? – бесцельно бредя по улице, думала она, - Так будет лучше и мне, и Малиновскому…
Хотя, по логике вещей, съехать с квартиры нужно было бы не ей, а «Кате», но лишать Ромку еще и привычной обстановки было полным садизмом. А в какую гостиницу отправляться? С этими заведениями она была знакома еще хуже, чем с питейными…
Но завернула за угол и – как по заказу – вполне себе такой приличный с виду отель.
Мигая веселыми огоньками над входом, он словно приглашал:
- «Давай, заходи!»
Катя в глубокой задумчивости затормозила у входа, не решаясь войти внутрь. Одно дело – помечтать, другое – осуществить.
- Малиновский! – раздался над ухом вопль, и она, чуть вздрогнув, обернулась. Абсолютно незнакомый молодой человек радостно улыбался ей и протягивал ладонь для пожатия.
«Приехали… Придется изображать амнезию» - но руку протянула. А парень болтал без умолку:
- А я смотрю: ты или не ты? Думаю – дай подойду, спрошу, за спрос-то денег не берут, верно?! А ты что тут? Кого ждешь? Я, может, помешал и отрываю от чего?
Катя только хотела сказать: «мол, да, отвлекаешь», но незнакомец вдруг рассмеялся:
- Слушай, ты, наверное, меня не узнал!
И сказал он это так, будто возможность неузнавания была вполне естественной, за что Катя и не замедлила ухватиться:
- Д-д-да… ты знаешь… извини… лицо знакомое, но…
Парень засмеялся, снова сунул ладонь:
- Костик! Будем по второму разу знакомы!
Из дальнейших объяснений Катя, к великому облегчению, поняла, что Костик – знакомый Жданова, а с Романом они виделись пару раз; Костик тогда был с бородой, поэтому ничего удивительного. Костик приехал в командировку, из Питера, сегодня у него последний день, и он собирался гульнуть.
- Давай Жданову позвоним и-и-и-и…
- А Жданов сам в командировке, - изображая сожаление, сообщила Катя.
И тогда с неба свалившийся Костик поволок гульнуть «Малиновского». Был он столь настойчив, что отказаться не представлялось возможным. И на дела не сослаться – он уже успела ляпнуть, что просто гуляет. Хорошо еще, что Костику не понадобились гламурные заведения, вроде «Ришелье» и «Лиссабона» - он потащил Катю в ресторан при гостинице…

Они поговорили о делах, о футболе (Катя возблагодарила Господа за папу, не пропускающего ни одного матча, в силу чего все домашние были в курсе и правил, и перипетий), о Жданове, о самом Костике, а потом разговор плавно перетек на самую интересную тему – о бабах.
Тут и «бабы» появились:
- Ма-а-а-альчики… - томно произнесла длинноногая брюнетка, нарисовавшаяся рядом с их столиком, - а па-а-а-азвольте вам составить компанию?
Костик не возражал – он сразу пригласил брюнетку присесть рядом с собой, Кате тоже пришлось согласиться. К ней подсела крашеная блондиночка с кукольным личиком, чем-то неуловимо похожая на Ларину. К величайшему удивлению Кати, девицы (по крайней мере, блондинка) оказались не столь глупы, как могло показаться с первого взгляда. Разговор незаметно перешел на кино и… они смотрели все новинки… и высказывали мнение… может быть, и не свое, а где-то прочитанное, но главное – могли поддержать разговор на таком уровне, что скучно не становилось.
Через какое-то время девицы убежали в дамскую комнату «подкрасить глазки», а Катя, не сдерживая удивления, заметила:
- Кость… ты не находишь, что девочки… м-м-м… далеко не глупые?
Костик рассмеялся:
- Ромка, так это ж не шалавы, а настоящие профессионалки! Нику (он говорил о своей) я уже знаю, мы в первый вечер познакомились, а Лика, твоя, ее подруга.
Катю царапнуло слово «твоя», но она решила не заморачиваться пока – убежать она всегда успеет.
Не тут-то было…
Ресторан закрылся, компания плавно переместилась в номер Костика, а там уж и до интима почти дошло. И убежать не удалось… Катя только хотела сослаться, что ей номер не снять: нет паспорта, но Костик, горячо обнимая Нику, сообщил, что у него сдвоенный люкс; напарник уехал утром…

Пришлось тащиться туда, ужасаясь перспективе: любой. Как бы там ни было, но объяснять девице, что она не может с ней быть чисто физически… это было ничем не лучше… хоть Катя и не было собственно Малиновским, но как-то демонстрировать несостоятельность было стыдно…
Удаляясь в соседний номер, Катерина забрала с собой бутылку виски, надеясь отделаться от Лики так же, как отделалась от девАчек в баре – путем поглощения алкоголя.
Но… девочка была профессионалом, а алкоголь разогрел гормоны тела Малиновского.
- Да что с тобой? – удивилась девушка, когда Катя нервно отстранилась от слишком откровенной ее ласки.
- М-м-м… Лика… ты прости, но… мне совершенно не… я пьян не в меру… боюсь, у меня ничего не получится.
Насчет степени опьянения она ничуть не преувеличивала – перед глазами все слегка плыло, язык заплетался.
Но Лика замочила тело, которое уже не могло сопротивляться в ванную, и принялась массировать плечи… и так далее… так далее… задурманенное алкоголем сознание перестало контролировать тело, Катя просто закрыла глаза, отдавшись ощущения, которые были весьма и весьма приятны…
Как они переместились на постель, Катя помнила уже плохо… Тело плавало в волнах удовольствия, при этом самой ей делать ничего не приходилось… жрица любви дело свое знала на десять баллов из десяти… в самый неподходящий момент раздался телефонный звонок… жрица подняла голову… Катя мотнула головой – мол, продолжай… телефон не умолкал… девушка грациозно покинула постель, достала аппарат, протянула Кате… та лишь хмыкнула, сбросив вызов, а потом отключила телефон.
После, примерно, третьего полета в небеса, Катерина перевернулась на живот:
- Родная… мерси… ты чудо… но, хватит, пожалуй…
Лика засмеялась:
- Никогда больше не говори, что алкоголь мешает…
- Не буду… - честно призналась Катя. Еще бы от подружки как-то отделаться…
Но, профессионалка и тут удивила Пушкареву.
- Ну, ОК, Ромочка, если ты больше ничего не хочешь, то я могу быть свободна? Или остаться?
- Свободна, свободна… - закивала Катя, - сколько я должен?
Девчушка назвала сумму, а сама бабочкой упорхнула в душ.
- Однако… - промолвила Катерина. Хорошо, что, гуляя, она сняла наличку с кредитки, иначе было бы невесело и глупо.
Когда Лика ушла, Катя села на кровати и схватилась за голову:
- Пушкарева… до чего ты докатилась? Это же… это же кошмар…
Но кошмар уже свершился, а чтобы то противное, что копошилось внутри, не слишком копошилось, она допила виски, методично заглатывая порцию за порцией.
А потом забралась в ванную, да там и заснула.

Очнулась от холода – вода остыла, зуб на зуб не попадал. Оделась, чертыхаясь, а тут и стук в дверь раздался:
- Малиновский! Ты жив?
- З-заходи… - ответила Катя, впуская Костика, - т-т-ты как?
- А чего это ты дрожишь? – удивился гость.
- Д-д-да… Лику п-п-проводил… в ванну залез-з-з-з… и уснул…
Костик расхохотался:
- Тогда все понятно! Знакомое дело! Головка-то не бо-бо?
- Ты про которую? – буркнула Катя, злясь на себя и на Костика. Ну а тот заржал, оценив юмор.
- Я про ту, которую можно подлечить! Ты как?
Судя по виду питерского гостя, тот уже принял лекарство. Кате отказаться тоже не удалось – она обулась и забрала со стола телефон. Рядом лежала упаковка из под резиновых изделий; повинуясь какой-то непонятной стыдливости, Пушкарева прихватила и ее, подумав, что жрица – точно профессионалка, ибо сама она, при отсутствии подобного опыта, даже и не задумалась об этом средстве от всех болезней и неприятностей.
- Чаще гулять надо, Пушкарева… чтоб помнить… - и сама ужаснулась этой мысли.

Снова хотелось пить, мутило, голова болела… сейчас бы помог горячий чай… с лимончиком… газировочка – много-много и холодная… но, мечтая, Катя даже не думала подниматься с дивана, наказывая себя за чересчур бурно проведенную ночь.
Воспоминания ужасали…
- До чего ты докатилась? – бубнила Катя себе под нос, - ты-ы-ы… где твоя хваленая порядочность? Господи-и-и-и… если бы папа хоть на минуту представил – чем занималась его дочь… его гордость… этой ночью… то он бы не выдержал… и, в лучшем случае… выгнал бы из дома… и был бы прав… о, господи! Ночь с проституткой! Неделю назад я бы рассмеялась даже просто от такого предположения в качестве бреда… бр-р-е-е-ед… ночь с проституткой!!! И, что самое ужасное… мне это понравилось!! Да… у меня не было никакого желания убраться оттуда подальше! И если бы так сильно не хотелось спать… я бы, может, и продолжила… О чем я? Что продолжила? Пушкарева!! Ты теперь будешь шляться по барам и спать с проститутками?!! Это – цель и смысл жизни? Ты отдаешь себе отчет в содеянном? Тебе что, не стыдно, в конце концов?…
- Стыдно… но не слишком… и вообще, это не я, это тело!!
- Тело… нашла оправдание! Это не тело, это распущенность! Самая настоящая и натуральная распущенность!! Как тебе не стыдно, Пушкарева?
- Все… я больше не буду ни пить, ни гулять… дом – работа, работа – дом… и-и-и-и… а все дурацкие желания – вручную! А то, ишь – разлакомилась! Нет. Все. Ты меня поняла, Пушкарева? Пушкарева!!!

- Пушкарева!

Нет, это уже не она сама с собой говорит, это Малиновский зовет. Да что ему надо? Им надо жить по разным углам и не встречаться… Да! Она же хотела съехать!.. Надо встать и начать собирать вещи…

- Пушкарева! Сколько тебя звать можно!

Сколько нужно, столько и можно! Отстань… я все равно не могу встать…
Голова болит, сердце бьется как умалишенное и… пить… черт возьми… как в пустыне… И все равно не пойду!

- Пушкарева! – Малиновский уже не просто позвал, а отворил дверь, - иди сюда!
И добавил:
- Пожалуйста…

Волшебное слово сработало, вот только… сил не было…
- Я… не могу… - сказала Катя, - только голос прозвучал не то сипло, не то хрипло… не то как неисправный водопроводный кран.
- Ну, ты даешь! – восхитился Ромка, - ты ж зеленая! А что лежишь-то, организм мучаешь? Иди сюда!
- Не.. могу… - повторила Катя.
Малиновский покачал головой и исчез за дверью, через минуту он принес стакан с минералкой. Катя не заставила себя упрашивать и мгновенно осушила посуду, блаженно облизнувшись:
- А еще?
- А за ещем пошли туда?
- Зачем?
- Бить буду!
Это так смешно звучало из его уст, учитывая пропорции тел! Но Пушкаревой было вовсе не до смеха, после малой толики влаги организм затребовал еще, и еще, и еще; терпеть дальше он не собирался, а Ромка не собирался дальше исполнять обязанности официанта – наоборот, уговаривал Катю пойти в его хижину.
- Я не могу сидеть… - едва ворочая языком, промолвила Катя.
- Ляжешь! На моей постели! – благодушно предложил Малиновский.
Катя бы заподозрила его в нечистых намерениях, но ее мозг работал слишком плохо, она только спросила:
- Зачем?
- Мне скучно…
- И все?!!!
- Не только…
Было ясно, что добывать информацию дальше бесполезно.
Пришлось перебраться, а там Катя сразу приняла горизонтальное положение, лишь голосом умирающего попросила еще водички. Как это ни странно, Рома, даже не огрызнувшись, налил желаемого.
И еще немного виски.
- Убери это! – с отвращением произнесла Катя.
- Если немножко – поможет! – авторитетно заявил Рома.
- Не могу…
- Лекарство!
- Не хочу!
- Не изображай из себя капризного младенца, тебе не идет.
Пришлось выпить, а затем, зажимая обеими руками рот, рвануть на свидание к белому другу. А потом – в ванную, и голову под кран.
И снова – на постель, только завернувшись в плед от начавшегося озноба.
- Выпей еще…
Катя, смирившись с судьбой, и с тем, что Малиновский лучше знает – как избавлять свой собственный организм от похмелья, не стала сопротивляться…
А вот откуда взялся вожделенный горячий чай с лимоном? Он подслушал ее мысли?

После чаю Катю прошиб пот, и навалилась дремотная слабость. Она, закрыв глаза, откинулась в подушки.
- Полегчало? – спросил Малиновский.
- Угу… Ром… а… зачем это?
- Что?
- Зачем ты за мной ухаживаешь?.. Тебе что-то нужно?
- Хм… а предположить простое человеческое сострадание ты не можешь?
Катя, подумав, честно призналась:
- Нет… извини, но нет…
- Я что… - усмехнулся Роман, - такой монстр?
- Да нет… просто… мне кажется, что я не заслуживаю твоего сострадания.
- Даже так? – снова усмехнулся Рома, - хорошо, что ты это понимаешь…
- Я…
- Не нужно оправдываться, Кать… Мы оба в состоянии стресса… все, что нам нужно – это поговорить…

Но вот почему Катерине стало как-то страшновато от этих слов?
Вдобавок в комнате внезапно потемнело, и загрохотало за окном, вызвав дребезг стекол. Роман встал, чтобы закрыть форточку. Катя заметила, что идет он, пошатываясь.
- Ты пьяный, что ли?
- Немного, - ответил Малиновский, глядя в окно, озарившееся молнией, - так, слегка… я, кажется, нашел баланс… сколько можно…
А вот отругать его за приучение ее организма к алкоголю, Катя уже не смогла… Разве она имеет право предъявлять претензии?
Малиновский вернулся, сел. Глядя прямо перед собой, сказал:
- Катя… нам нужно серьезно поговорить…
- О чем?
- О нас с тобой… и вообще, - он так шевельнул ручкой, словно «фонарик» сделал.
- Может, не надо?
- Надо, Федя, надо! – вздохнул Рома, поглядел на бутылку и разлил.
- Я не буду! – пискнула Катя.
- Это лекарство! – он всучил ей стаканчик, вздохнул, залпом выпил из своего, - ну, давай! Не задерживай посуду!
- Что?
- Пей, говорю!
- Я, правда, не хочу!
- Катька, пожалуйста! Ну, что я, как дурак, буду разговаривать с тобой трезвой?
- Да какая трезвая? Я все еще отойти не могу!
- Тем более, - снова вздохнул Малиновский.
После того, как Катя, давясь, приняла дозу, Малиновский одобрительно кивнул и тоже забрался на постель, закутавшись в плед. Он лег к Кате спиной и спросил:
- Скажи… у тебя сегодня ночью было?.. Только не делай вид, что не понимаешь…
- Ну… допустим… - с трудом выдавила из себя Катя.
- С кем?
- Вот уж извини, - возмутилась Пушкарева, - но это: не твое дело!
Рома не принял возмущения, а все тем же совершенно спокойным голосом уточнил:
- Я не имя спрашиваю… Кто это был… ну… женщина или мужчина?..
Ой, как не хотелось отвечать… И Катя промолчала, но Малиновский спросил снова.
- Женщина… - стиснув зубы, тихо проговорила Катя.
- Женщина?!! – Рома даже сел, голос его дрожал: и от радости, что не мужик, и от удивления, - ты смогла… с женщиной?!!
Катя покраснела и отвернулась, но ее товарищ по несчастью умел быть настойчивым и упрямым.
- Катя… я тебя прошу… ну, без подробностей… ты ж пойми… это – не ради любопытства… со мной что-то происходит непонятное… я думаю – с тобой тоже… я не знаю – как это назвать, но… мне кажется, тело как-то влияет… и… если ты смогла с женщиной… выходит… я… гос-с-споди… - и он снова лег, натянув плед на голову.
- Ромка, нет! – потрясла его за плечо Катя, - нет, ты не бойся! Не было ничего такого! Я.. я вообще была пьяная, как лошадь…
И, торопясь успокоить Романа, она стала рассказывать – коротко, только суть. Закончив, сказала:
- Ром, я не… понимаешь? Я ничего не сделала, чтоб это было… Понимаешь? Ну… ты же должен знать… Когда оно… ну… потом уже ничего не соображаешь… Понимаешь?
- Да… спасибо… теперь понимаю…
Катя откинулась на спину, а потом повернулась на бок, спиной к Роману.
- Но этого больше не будет… нельзя так…
- Нельзя… - эхом отозвался Малиновский, - нельзя… тебе хорошо… а мне-то что делать?
- Что? – Катя села, - в каком смысле? Ты ведь… ну… мое тело не должно так хотеть!
- Тело – нет… а я – да… это как когда ампутируют ногу там, руку… ее нет, а она чешется… и у меня так… я понимаю, что я не должен хотеть, но хочу… и мысли всякие… с ума сводят… я не знаю… Кать… я-то ведь не смогу как ты…
- Но, Ром… ты же… ну… ты же опытный… ты, разве, сам не можешь?
- Могу… но это не то совсем… мне не хватает… живого общения…
- Ромка, ну… давай потерпим… ну… это же не может быть, чтобы навсегда…
- Кать… а… может… нам с тобой?..
- Что-о-о? Ты с ума сошел?!!
Тут и Малиновский сел, повернулся к ней и отчаянно зашептал:
- Катька, я же не смогу ни с кем! А с тобой – будет проще, потому что тело все-таки мое! И я знаю, что внутри – женщина! Если очень сильно сосредоточится… и глаза закрыть… то может получиться!
- Ты с ума сошел! Нет!
- Катька! Давай попробуем! Ну?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 июл 2009, 12:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2008, 19:16
Сообщения: 153
Рыжий,спасибо. И я тут,ну т.е. читаю,перечитываю,вспоминаю.Нравится :bravo: .Жду продолжения.

_________________
Чтобы сохранить ангельский характер,нужно дьявольское терпение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 июл 2009, 13:02 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
Дорогая, когда пробу снимать будем?
Ждууууу!!!
:bravo: :bravo: :bravo: :bravo: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 июл 2009, 21:50 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9856
Откуда: Татарстан
Рыжий, спасибо!
Катя и Рома... Для меня так странно, где-то даже наверное не приемлимо...
Но только не у тебя. Читаешь, и все так органично, словно так и надо. :Rose:
Браво! :bravo: :bravo: :bravo:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30 июл 2009, 14:13 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
АДРИАНА
Larissa(R)
Izlu

Спасибо, мои дорогие!!! :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30 июл 2009, 14:25 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 7

Катя отодвинулась на край постели. Покосилась на Ромку и спустила вниз ноги, чтобы уйти от греха подальше.
- Ты куда-а-а, пра-а-ати-ивный? – томно пропел Малиновский, протягивая к ней руку.
- Ты псих! – только и смогла сказать Катя.
Вдоволь налюбовавшийся ее испуганным видом, Рома захохотал:
- Да ладно, Пушкарева! Я же пошутил!
- Ты серьезно?
- Серьезно, серьезно! Мне было интересно посмотреть на твою реакцию!
- Ну, у тебя и шуточки, - возмущенно сказала Катя.
- Да неужели так страшно? – невинно поинтересовался Рома, - Тебе-то что? Девичью честь ты не теряешь… Или я тебе так противен?
- Слушай, прекрати, а?
- А давай выпьем! За это дело!
- За какое – это?
- За то, что я тебе не противен!
- Я это сказала?
- Я не сказала «да», милорд, и не сказа-а-ала «не-е-ет»! – пропел вместо ответа Малиновский, - и вообще, Пушкарева… Ты вот подумай здраво… не как скромная девочка, а как бесстрашный авантюрист и покоритель космических просторов!..
- А как насчет дайверов и альпинистов? – язвительно перебила Катя.
- И они тоже!
Катя фыркнула:
- Нашел бесстрашного авантюриста!
- А как же! Ты же освоилась лучше меня! Испытала все прелести мужского тела!
- Ты издеваешься?
- Я серьезно!
- Я бы предпочла поменять эти прелести на свое родное тело! И сделала бы это, не задумываясь!
- Да, брось! Дедушка Фрейд утверждал, что все женщины испытывают сожаление о том, что у них нет члена!
- Ему об этом бабушка сказала?
- Какая бабушка?
- Ну, бабушка Фрейд, наверное! Сомневаюсь, что сию мысль он унаследовал от предков по материнской линии.
- Да, ладно, Катька! Неужели тебе не понравилось? – и Рома сделал руками жест, означающий сексуальный контакт.
- Это! – яростно ответила Катя, - мне вполне нравилось и в своем теле! Особенно, если учесть, что в своем теле я была не с проститутками, а с любимым мужчиной! Я бы и сейчас предпочла второе!
- Ты простила Жданова? – удивился Рома.
- Не твое дело!.. Да и – какая разница? Он все равно не обрадуется! Боюсь, его не устрою ни я в твоем теле, ни ты в моем! Если только в чате переписываться…
- Так ты пошли смс-ку!
- А дальше? Если он приедет, а мы все еще будем так?
- Ну-у-у… может, и нет…
- А, может, и да! Нет уж… пока я не вернусь в свое тело, я с Андреем разговаривать не буду!
- Кать, но… вдруг ему надоест за тобой бегать? И он возьмет, да и ударится во все тяжкие?
- Значит, не судьба!
- Тебе все равно?!
- Если ударится – значит, так я ему нужна. Возможно, так и лучше… Ему все равно это когда-нибудь надоест… пусть лучше это будет раньше, чем как Кира…
- О, господи, Пушкарева! Ну, нельзя же так! Вот уж кому-кому, а тебе он верен! У него же с тех самых пор никого и не было!
- Рома, не надо, а? – взмолилась Катя, - ну, как ты не понимаешь, что я…
- А я? Мне что, лучше? Я вообще… - Ромка махнул рукой, слез с постели и подошел к столику, - Пить будешь?
- Нет!
- А я буду! – и он замахнул сразу грамм семьдесят.
- Малиновский, ты с ума сошел? – вскочила Катя, кипя от негодования, - ты же окосеешь сейчас!
- И пусть мне будет хуже! Все равно никакой радости в жизни…
Катя, вздохнув, поглядела на него тоскливым взглядом:
- Гос-с-споди… Как я хочу обратно! Как мне все надоело!
- Т-т-ты это… - предостерегающе сказал Рома, - т-т-олько без истерик!
- Какие уж истерики… наливай, что ли… напьемся… и будем песни орать…

Катиному телу, естественно, много не понадобилось – Ромино хоть и пило в три раза больше, но все равно держалось лучше.
Почувствовав, что вертикально сидеть ему уже трудно, Рома снова перебрался на постель. Разговор, обильно смоченный спиртосодержащим, стал более раскрепощенным:
- К-к-кать… а вот скажи… ты то ведь и то, и другое уже попробовала… а как лучше… в женском теле или в м-м-ужском? Ну, с-сексом з-заниматься?
- Я т-т-тебе уже говорила, что л-л-лучше – с любимым!
- Н-н-ну… хорошо… в моем с п-п-проф-фес-сионалкой… настолько хуж-же, чем в св-воем?
- Я не г-говорю, что хуже… п-по др-ругому!
- В-в-везет тебе! Я б-б-бы тоже хотел п-попробовать…
- Т-ты опять?
- Н-не опять, а снова!
- Ромка… я уж не хотела эт-того г-г-говорить… но тебе что, прошлого раза мало было?.. Извини…
- Мало! – воскликнул Рома, - п-п-прошлый раз – не считается! Одного р-раза – нед-достаточно! Бум сч-читать, ч-что эт-то была дефлорация!
- Ты придурок!
- Катька!
- Отстань!
- Ка-атька!
- С-слушай, Ромочка! Во-первых… если я это сделаю… я опять буду чувствовать себя последней скотиной… во-вторых… у меня на тебя, то есть – на себя… даже и не встанет! Не-е-ет… к-конечно, если ты сделаешь то же, что и Лика, то, возможно, и встанет, но тогда я не понимаю – какое удовольствие от этого получишь ты?! В смысле – я так понимаю, что ты т-т-традиционно хочешь? И в-ваще… т-ты опять разводишь? Отст-тань, а? А-а-а т-то… я п-поеду к Жданову! И в-все ему рас-скажу!
- Ус-спокойся! – буркнул Рома, - Т-тема з-закрыта! П-подумаешь – цаца! Ес-сли бы т-ты поп-просила… я бы… подруге в г-г-горм-мональной п-поддрежке не от-тказал!
- Сп-пасибо, дорогой! К сч-частью, т-твоя гормональная поддержка мне не нужна!
- С-спасибо, ты очень д-д-добрая! – обиженно ответил Рома и отвернулся.
Катя поднялась, чтобы уйти к себе. Честно говоря, покидать кроватку Малиновского ей очень не хотелось – и, как только она вспомнила по неудобный диван, сразу заныла и шея, и спина, и даже ноги. Задумчиво посмотрев на свернувшегося в уютный клубочек Ромку, Катерина подумала, что он вряд ли станет к ней приставать… Это, все-таки, перебор… и…
- Ром…
- М-м-м?
- А можно я тут лягу?
- Ты что-о-о-о? Соз-зрела? – Роман даже как-то струхнул, с досадой сообразив, что ведет себя точно как целка, вот только еще и уламывает сам! Впрочем, момент уламывания его не напрягал – в конце концов, мужчина – он, значит, и соблазнять должен он. И только так! Еще не хватало, чтоб приставать начала она!
- Просто там, - Катя указала рукой на дверь, - сил нет спать… неудобно… и места мало… я сама бы там поместилась, а твое тело… Хоть одну ночь… Только, чур, не приставать!
Рома фыркнул и чуть пододвинулся к краю:
- Ложись.
- Ты не будешь возражать, если я разденусь? В джинсах спать тяжело…
- Хоть догола!
- Этого удовольствия я тебе не доставлю!

Катя легла и мгновенно уснула, а Рома все ворочался, пытаясь понять – хочет он или все-таки – не хочет…

Малиновский задремал, но вскоре проснулся – слишком жарким был сон; что удивительно – парой ему были не бабОчки, и не в мужском обличии он себе снился, а именно – такой, как есть сейчас: в катином теле. И Катя – вернее, это была не Катя в его теле, а он сам.
То есть, как бы – сам с собой. И за себя, и за того парня, точнее – даму. И почему-то не было никакого внутреннего сопротивления – что, наверное, естественно: ведь он был сам собой; и, вместе с тем, ощущал все за двоих – возбуждение было столь сильным, что он едва переводил дыхание, а низ живота словно налился огнем: это ощущалось не совсем так, как обычно, точнее – совсем даже по-другому… И главное – он морально был готов… а уж про физическую готовность и говорить нечего: даже когда он сам коснулся груди, то обнаружил, что соски затвердели и стоят не хуже, чем должен стоять член.
Вздохнул, сожалея о потере – надеясь, что возвратимой, и с упоением принялся ласкать себе грудь, получая двойное удовольствие – и от действия, и от его результата.
Когда терпеть больше не оставалось сил, и тело жаждало получить, наконец, вожделенное освобождение; тогда Рома разделся полностью… замер лишь на миг… словно, перед прыжком в прорубь… и, повернувшись к Кате, осторожно приподнял край одеяла, которым она была укрыта… Затаив дыхание – насколько это было возможно, ибо дышал он как паровозик, тянущий вагоны в горы, Малиновский мысленно перекрестился, и скользнул под одеяло. Прижиматься грудью к ее спине он не стал – хотя безумно хотелось… но он опасался, что это – может ее испугать: нет уж! Пусть сначала она тоже будет в кондиции, чтоб не уклонялась… Не уклонилась…
Рука его скользнула ей в пах и… даже сердце зашлось… «Черт возьми!» - прошептал Рома; был бы девочкой – заплакал… «Ка-ак я по тебе соскучился…» - и он легко коснулся пальцами своей самой – что уж тут скрывать? – любимой части тела. О! Он прекрасно знал – как сделать: где коснуться сильнее, где нежно, чтобы любимая часть тела мгновенно приобрела каменную твердость, а в организме тела забурлили бы и зажили своей жизнью его неугомонные гормоны…
Катя шумно вздохнула и, пробормотав что-то, перевернулась на спину, слегка подаваясь навстречу ласкающей руке, ну а Роме уже совершенно не терпелось перейти к более активным действиям, и следующее его движение было направлено на то, чтоб организм среагировал правильно - то есть захотел «звон свой спрятать в мягкое, женское»… и организм среагировал… Катя, проснувшись и, скорее всего, еще не совсем понимая, что делает, повернувшись, обняла его, прижимаясь страдающей плотью к его телу.
Чтобы она не успела возмутиться, Рома занял позицию сверху и, закрыв глаза, приник к ее губам, разумно предположив, что, с закрытыми глазами, думая, что он целует Катю, все пройдет как надо… И ее губы поддались поцелую… а ладони легли на ягодицы, мягко вжимая их в себя.
Теперь они оба знали, что не остановятся…
- Кать… - прошептал Рома, - тебе хорошо?
- Да-а-а… - ответила Катя, - очень… про-должай…
Как-то даже забылось - кто есть кто на самом деле, потому что ведущим был Роман - он начинал, он помогал Кате справиться с неловкостью, а в те моменты, когда она внутренне замораживалась, он целовал ее и шептал на ушко нежные глупости, подбадривал и успокаивал – а от этого его собственные страх и неуверенность испарялись…
И настал момент истины… природа сама все подсказала… и он смелым наездником оседлал ее бедра и ахнул от восторга, принимая в себя - себя… балдея от совершенно новых и совершенно необыкновенных ощущений, он крепче прижался, все еще пытаясь контролировать, но понимал, что уже просто отдается на волю эмоций, и сладострастные стоны сами рванулись с его губ, а Катя, в свою очередь, поддаваясь инстинктам, крепко прихватила его за бедра и, подвывая в тон, принялась яростно насаживать на себя…
И Рома уже чувствовал, что сладкий момент близится… положив свои ладони поверх катиных, он попытался задать ритм движения сам, но в этот момент, Катя с громким утробным криком быстро приподняла его, снимая с себя и, Рома, не успевший даже возмутиться, почувствовал на ягодицах и на спине горячие брызги.
Глаза Кати были плотно закрыты, грудь вздымалась, медленно приводя дыхание в норму, и только руки держали его такой же мертвой хваткой. Но Рома на это был несогласен – сам-то он едва приблизился к заветной точке, а поэтому жаждал немедленного продолжения; поэтому, нагнувшись, попытался поцеловать Катю, но она, чуть повернув голову в сторону, уклонилась:
- П-подожди… п-п-подожди… я п-п-онимаю… сей-час… только отдохну чуть-чуть…
Был и второй раз… и они не забыли средство предохранения… и – самое главное: Рома сумел поймать тот самый момент, находясь в женском теле… и потом долго лежал, прислушиваясь к себе и не понимая – как это может быть так долго…
Катя же, потрясенная произошедшим, не осмеливалась у него ничего спросить, хотя он и лежал в ее объятиях, уткнувшись лицом ей в грудь…
Когда к Роме вернулась способность говорить, он пошевелился, но задремавшая Катя автоматически прижала его к себе, не отпуская… и Рома… улыбнулся, почувствовав такую нежность, которой никогда ранее не испытывал к своим партнершам. Что интересно – он совсем не чувствовал себя униженным и обиженным… частично потому, что сам был инициатором… частично – от того, что блаженство разделилось на двоих, но главное – от того, что, едва ли не впервые в жизни он понял: бывает просто секс… а бывает нечто иное… единение на уровне душ, а не только тел… сегодня им было совсем неважно – у кого какое тело; неизвестно, конечно, как это ощущала Катя… но Роме почему-то казалось, что совершенно так же…
- Кать… Катюш… - прошептал он.
- М-м-м?
- Кать… это было… сказочно…
Честно говоря, у Кати на язык так и лезли шуточки о том, что Ромио так понравилось в женском теле, что она опасается за его ориентацию, но, конечно, язык она прикусила.
- Ром… не говори ничего… - Катя аккуратно высвободилась и сдвинулась с середины постели на край, повернувшись к Малиновскому спиной. Это не означало того, что ей неприятно… просто… какие-то нелепые чувства заполнили ее, и она… ей… хотелось плакать… Слезы уже даже выступили на глазах, в носу противно щипало…
Рома ничего не понял… он обиженно запыхтел и тоже отодвинулся на свой край.
Катя, не поворачиваясь, стараясь сдержать дрожь в голосе, глухо проговорила:
- Ромк… не обижайся… прости… я… - и тут вдруг поняла, что она может сказать Роме о себе все… и ей совсем не стыдно слез и того, что она расклеилась. И она резко села, посмотрела на его обиженно поджатые губы и покачала головой… а потом легла, уже сама уткнувшись куда-то ему подмышку и горячо зашептала, - Ромка, извини, я просто… просто слов не нахожу. И мне почему-то плакать хочется, хотя было все так хорошо и так… словно бы я была тобой, а ты – мной… я словно бы чувствовала все за двоих… и… я не знаю, Ром… меня это переполняет и будто выльется сейчас через край…
- Я – это ты… а ты – это я… - очень тихим шепотом ответил Малиновский, - это так странно… и так ново… я потом тебя еще много спрошу… а пока я тоже растерян, правда, Кать…

А вечером они пошли в бар.
Говорили мало и почти ничего – о произошедшем.
К счастью, ни к Кате, ни к Роме никто не клеился, поэтому неприятные минуты пережить не пришлось.
А после бара гуляли и катались на речном трамвайчике, и вот теперь уже говорили – и опять о другом… Катя рассказывала о себе, о своей жизни, Рома – о своей.
Оказывается, они ничего не знали друг о друге – поэтому разговор продолжался весь вечер и всю ночь. Чувство удивительной свободы не оставляло Катю ни на минуту: она время от времени ловила себя на мысли о странностях перевоплощения и на том, что рассказывает постороннему человеку такие вещи… причем, Малиновскому!
Но Малиновский оказался совсем другим! У Кати возникало ощущение, что он за вечными своими насмешками прятался – так же, как она пряталась когда-то в коконе нелепой одежды.
И потом… получается, что он теперь ей самый близкий человек… эти бесконечные дни бок о бок, когда ситуация невероятная… а близость – запредельная…
И противоестественная – чего уж тут?..

Но с небес хлынуло таким потоком, что все мысли разом выскочили, а сами голубки помчались на третьей скорости – благо, дом был уже рядом; впрочем, это не спасло, и в квартиру они ввалились мокрые до нитки.
- Ромка, быстро раздевайся и залезай в ванную, а то простудишься!
- Не простужусь. Переоденусь только.
- Слушай, я, наверное, свой организм лучше знаю, а? Ты заболеть хочешь? Иди в ванную, пожалуйста…
- Ну… ладно, - недовольно ответил Роман, - только ради тебя… сама тоже переоденься… еще не хватало, чтоб заболела ты – что я один-то в ЗимаЛетто делать буду…
Малиновский забрался в ванную, а Катя, переодевшись в сухое, открыла холодильник. Разумеется, ни меда, ни малинового варенья там не обнаружилось – кто бы сомневался! Вздохнув, Катя вспомнила родной дом, где разнообразных немедикаментозных лекарственных средств хватало на все случаи жизни.
- Ром, - постучала она в дверь ванной, - я схожу до магазина, быстро.
Не слушая его ответ, Катерина нашла зонтик и отправилась в поход.
Вернулась быстро, Роман еще не выходил.
Обеспокоившись тишиной, Катя постучала – раз, потом другой. Сонный голос отозвался.
- Ты что, уснул там?
- Ага… кажется…
- Чудо какое! Выходи уже, я сейчас лекарства приготовлю.
- Я не буду лекарства! – возмутился Малиновский, - еще не хватало организм всякой дрянью химической травить!
- Успокойся, - улыбнулась Катя, - я сама химию не люблю, так что – все только натуральное.
Через пару-тройку минут Рома закричал, что в ванной нет даже полотенца – и что это за дурацкая мода толкать все в стиральную машину?
Катя полотенце принесла, халат тоже; Малиновский стоял на полу, обтекая и, обхватив себя руками, дрожал крупной дрожью.
- Ты хоть бы из ванной не вылезал! – пробурчала Катя, накидывая на него полотенце, - вытирайся, одевайся и марш в постель! Как ребенок, честное слово!
Его нагота Катю… смутила…
Не в том плане, что чего-то захотелось, наоборот – она с недоумением подумала о том, как вообще между ними что-то могло произойти: тело не вызвало никаких возбуждающих эмоций, и, наоборот, на нежные вчерашние воспоминания, лег налет отвращения.
Как они могли? Нет… нельзя больше пить… несомненно, это был только алкоголь…
Подавив в себе неприязнь, Катя приготовила чай с медом, отвар лечебных трав и понесла в комнату.
Рома лежал в постели, укутавшись одеялом и трясся, не в силах согреться.
Все принесенное он выпил без капризов, а потом уснул; проваливаясь в дрему попросил лишь, чтоб она не уходила.
А уйти она хотела… но диванчик был так неудобен… и потом – а вдруг болящему что-то понадобиться? Вряд ли в таком состоянии у него будет желание что-то повторить…
И она осторожно легла с краешку – надо было хоть немножко поспать.

Но температура у Малиновского все равно поднялась… голос пропал… словом, в понедельник Катя отправилась на работу одна – Рома заболел.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30 июл 2009, 18:53 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Здорово!
Читается на одном дыхании.
:bravo: :bravo: :bravo: :Rose: :Rose: :Rose:
Ждутофаню... :-P

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30 июл 2009, 22:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9856
Откуда: Татарстан
Larissa(R) писал(а):
Читается на одном дыхании

Это точно.
Рыжий писал(а):
но главное – от того, что, едва ли не впервые в жизни он понял: бывает просто секс… а бывает нечто иное… единение на уровне душ, а не только тел…

Рома попался!.. :P :P :P
Рыжий, спасибо большое! Все очень здорово! :good: :Rose:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 июл 2009, 15:10 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Larissa(R) писал(а):
Ждутофаню...

а шо такое тофаня? :unknown:

Izlu писал(а):
Рома попался!.

Еще нет ))) То ли еще будет!!! :o


Спасибо!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 июл 2009, 15:31 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 8

Катя слегка припозднилась – не могла же она уйти, не заставив тумбочку снадобьями и не напоив любимое тело, чем положено.
На ресепшене, как обычно, толпился Женсовет. Поздоровавшись, Катя ровным голосом сообщила:
- Кати сегодня не будет, она приболела.
- Как приболела? Что с ней? Надо ее навестить! – заквохтали девАчки.
- Не надо ее навещать! – предостерегающе произнесла Катерина, - ничего страшного: немного простыла.
- А откуда Вы знаете, что ничего страшного? Она сама сказала?
- Кхм… Да… Я был у нее только что. Она сказала, что через пару дней появится…
- А кто теперь за президента? – наивно спросила Таня.
- Я, конечно! – ответила Катя, - надеюсь, за два дня ничего страшного не случится…
И она ушла, избежав массы дополнительных вопросов.
Потому что Женсовету показалось очень странным – Малиновский опоздал всего лишь на пятнадцать минут: когда это он успел заехать к Кате? Неужели?!!
От высказанной догадки глаза всех женсоветчиц округлились.
У Кати роман с Малиновским? Они вместе живут?!! Только этим можно было объяснить и не слишком существенную задержку, и то… что Катя так приблизила к себе Романа.
У Кати… роман с Малиновским…
- Она с ума сошла! – высказалась, наконец, Светлана, - Жданов и то приличнее!
Все согласились.

Катя чувствовала себя не в своей тарелке.
С одной стороны – с текущими делами проблем не было, она даже спокойно провела встречу с приехавшими по наводке Жданова претендентами на покупку франшизы; только подпись на документы не ставила – извинилась, сказав, что в обед заедет к приболевшему президенту.
На обед она все равно собиралась домой.
А Женсовет к обеду созрел все-таки выпытать у господина Малиновского адрес проживания Кати.
Маша подошла к дверям и услышала…
Вполне себе такой воркующий голос РоманДмитрича…
- Точно нормально?.. А температура?.. Почему?.. Как в детском саду, честное слово! Градусник – на тумбочке, немедленно берешь и ставишь! Если температура поднялась еще, я заеду за жаропонижающим, ну, нельзя же так шутить с болячками!.. Да, я жду… Поставлен? Замечательно!.. Ну, конечно, я на обед приеду!.. Не смей! Слышишь? Не смей вообще вставать, я закажу обед в ресторане… Да… Наплевать – что там в холодильнике, не хватало только тебе вставать, да еще бегать босиком, как ты любишь… Лежать и не вставать, ясно?.. Что температура? 37.8? Это, конечно, не прекрасно, но терпимо… Ладно, лежи, я скоро буду… Конечно… Я тебя тоже…

Маша в ужасе отскочила от дверей.
Сомнений больше не осталось.
Катя и Малиновский! Это же… это же ужас что такое! Ветреность Ромы Мария испытала на себе, обида на вице-президента уже прошла, но… надо же предостеречь подругу! Неужели она поверила в его неведомые обещания? Катя… она такая наивная… что с ней будет, когда Малиновский опять пустится во все тяжкие?
Не-е-ет… Адрес надо узнать…

В обед Ромка почти ничего не ел и вообще – лежал безучастно, полуприкрыв глаза. Температура, однако, не пугала, болезнь существенно не прогрессировала – обычная простуда. Сильная, но простуда – такая проходит через пару дней.
Однако, около четырех Малиновский позвонил Кате.
- Ка-а-ать… - просипел он, срываясь на шепот, - Кать… мне как-то совсем плохо… и горло… очень…
- Я сейчас приеду!
- Да… и… я градусник разбил… нечаянно…
- О, господи! Около кровати?
- Да…
- Переберись на диван! Еще не хватало ртутью надышаться! Слышишь меня?
- Да… Сейчас…
- Тапочки только не забудь!
Катя кинула трубку.
Негоже оставлять Малиновского одного, судя по всему – болеть он совсем не умеет. Лекарства наверняка не пил. Но если она застрянет дома… Не в ЗимаЛетто дело – здесь все спокойно, и без президента компания за день не развалится… Проблема в сплетнях и неугомонном Женсовете.
Поэтому надо придумать что-то такое…
Командировку?
Но тогда Женсовет…
В том-то и дело… сейчас она может…
А потом?
Но что делать?
И еще полчаса ходила по кабинету, разговаривая сама с собой.
Решилась.

Притормозив у ресепшена, Катя строго осмотрела толпившихся там девочек:
- Так… хм… дамы… меня сегодня больше не будет…
- А… - открыла рот Маша, но Катя перебила:
- Звонила Катя… она разбила градусник… нечаянно… а она… хм… болеет… надо помочь.
- Так мы сейчас! – радостно закричала Шурочка.
- Да, мы прямо сразу! – поддержала Амура.
- Спасибо, я сам… Тем более, что нужно еще заехать в аптеку и… вообще… помочь…
- Роман Дмитрич, так мы сейчас как…
- Вы сейчас как толпой набежите и не дадите человеку отдохнуть! А ей больше спать надо!
- С вами? – встряла Шурочка, но тут же прикрыла ладошкой рот, - ой, простите…
Катя слегка смутилась и едва взяла себя в руки:
- Девушки… скажите… почему простое человеческое участие к проблемам коллеги и шефа вызывает такие странные реакции?
Девушки потупились, не найдя – что ответить.
В самом деле: перешушукиваться в своей компании - это одно, а озвучить сплетню, глядя в глаза, совсем другое.
А вдруг, там и в самом деле ничего нет?
Но что-то есть…
Катя обвела всех взглядом, сурово кивнула, прощаясь, а от лифта – добавила:
- Если завтра Кате не станет лучше, я задержусь днем у нее. Если что-то нужно – звоните!
- Куда? – пискнула Татьяна.
- На мобильный! – ласково ответила Катя.

В тот миг, когда дверки закрывались, в лифт втиснулась Ольга Вячеславовна:
- Рома… Я хочу задать тебе один вопрос…

- Д-д-да… - почти прошептала Катя, предчувствуя неприятное.
- А что ты так испугался? – спросила Уютова, - иль грех какой есть?
- Ольга Вячеславовна, Вы о че-е-ем?
- Рома, не в моих правилах чужой жизнью интересоваться… но здесь дело иное… скажи… у вас с Катей… м-м-м-м, - она пожевала губы, подыскивая слово, - отношения?
Катя только глазами хлопнула: вот такого вопроса, в лоб, да еще от Ольги Вячеславовны… она уж не ожидала.
- Если скажешь «нет» - поверю и расспрашивать не стану, - уточнила женщина.
Но под ее взглядом врать было невозможно.
- Да… - тихо ответила Катя, опустив глаза.
Уютова ожидала именно такого ответа, но реакция Малиновского его поразила – тот развеселый удалой Ромио, которого она знала давно и хорошо, не стал бы так скромничать… Что это значит? Неужели?… Неужели Катя сумела задеть его сердце так, что в нем проснулось что-то человеческое?
- Рома… ты извини за вопрос… поверь… я бы не стала, но… Катя… это такой особенный человек… Скажи… у тебя это серьезно?
Катя прокляла все на свете. Что делать? Что говорить? Как она может отвечать за Ромку и навешивать на него обузу, которая вовсе не нужна ему?
Не нужна в его будущей обычной жизни – поправила она себя. В нынешней – они связаны. У них не отношения, а связь, да такая крепкая, что ничем не разрубить, ибо друг без друга они не могут. Даже при всем желании – не могут.
- Да, Ольга Вячеславовна… - уверенно ответила Катя, - сейчас – серьезно… но в будущем… все зависит от Кати.
Вот так она и перевела стрелки на себя.
Если вдруг что… Ромка потом всегда может сказать, что Катя сама его бросила.
Лифт остановился.
- Я пойду? – спросила Катя.
- Я надеюсь… ты ее не обидишь… Это – большой грех, Рома… Катя – не…
- Я все понимаю! – перебила Катя, - я все понимаю… пожалуйста… не считайте меня нелюдем…
- Хотелось бы верить…
- Не рассказывайте только никому… пожалуйста…
- А почему вы скрываетесь? – сразу нашлась Уютова.
- Все очень хрупко… Катя… она не хочет…
- Но девочки уже…
- Предполагать и знать – разные вещи, ведь так? Пусть это будет тайной… Во всяком случае, пока…
Ольга Вячеславовна покачала головой, но ничего не добавила.
Катя вышла, оглянулась – лифт уже закрывался, Уютова внимательно смотрела на нее – словно бы разглядывала душу сквозь оболочку; Катя даже поежилась.

Рома, свернувшись на диване клубочком, спал. Коленки торчали из-под одеяла, несколько свисая с узкого лежбища. Катя вздохнула и отправилась собирать ртуть.
Увидев разбитый градусник, она не смогла удержаться от хохота – нет, он был поврежден… отбит верхний кончик. Да уж… А она мчалась, приходя в ужас от того, что бедный Ромочка мог надышаться ядовитыми парами! Дитё! Чистое дитё!
- Ка-а-ать?! – это дитё вышло из соседней комнаты, щуря подернутые дремой глаза и кутаясь в одеяло.
- Босиком! – возмутилась Катя, - немедленно в постель!
Не рассчитав, она гаркнула так, что Малиновский испуганно подпрыгнул и замер, поджав под себя одну ногу.
- А куда? – капризно спросил он, - на диване неудобно и одеяло спадает, а мне нужно… тепло… А тут… осколки…
- Какие осколки, Рома? – нежно, будто говоря с шестилетним ребенком, спросила Катя, - Вот эти?
Она показала руки: в одной был градусник, в другой – отколовшийся кусочек.
- Ну-у-у-у…
- Это называется – разбился градусник?
- Но не склеился же! – сварливо заметил Малиновский.
- Брысь в постель! Нет здесь никаких осколков!
Рома лег и тут же принялся изображать из себя смертельно раненого кота. Он закатывал глаза и постанывал; впрочем, от лекарств категорически отказался.

Поскольку он сипел и хрипел, Катя предложила горчичники, но Малиновский, не то муркнув, не то - буркнув, сообщил, что самый действенный способ – растирание спиртом. Катя с подозрением посмотрела на него: она была наслышана, что в этот способ входит не только растирание… неужели… он… хочет повторить?..
При мысли об этом ее организм отозвался приятной теплотой и легким возбуждением, это так шокировало, что Катя недоуменно уставилась на Рому, не в силах понять себя.
- Ты что? – шепотом спросил Малиновский, обеспокоенный странным видом Кати, - Ка-а-ать… ау?
- А? – очнулась от шока девушка, - н-не-ет… нормально…
- Так что насчет спирта?
- Не думаю… - чересчур резко ответила Катерина, - это не помогает! Я пойду чай сделаю с медом. А потом – горчичники!
Она умчалась на кухню, а там прислонилась лбом к окну, стараясь унять бьющееся от волнения сердце и охладиться хотя бы слегка.
Но Рома пришлепал следом.
Конечно же – без тапок.
- Ромка, - устало попросила Катя, - не ходи босиком… пожалуйста…
- Я не уйду, - твердо ответил Рома, - пока ты не скажешь: что с тобой.
- Это не имеет отношения к тебе…
- Мне казалось… мы друг другу доверяем… нет?
- Ромка… все нормально… сейчас я тебе лекарство сделаю… иди… ляг, пожалуйста…
- Почему мне кажется, что я сказал что-то такое, на что ты обиделась? – решил помочь Малиновский, - Но я не могу понять – что?
Катя, обернувшись, с искренним недоумением спросила:
- С чего ты взял?
- Не знаю… Мне показалось… Если что-то другое, тогда – что?
- Прекрати. Иди ложись!
- Нет!
Тогда Катя просто подошла к нему, легко подняла на руки и отнесла в постель.
Впрочем, зря – этого минимального тактильного контакта было достаточно, чтоб Рома все понял.
А Катя поняла, что понял.
Ей стало так стыдно, словно она возжелала… ну, не знаю… соседскую кошку…

Быстро отстранившись, Катя хотела уйти, но Роман взял ее за руку:
- Ты из-за этого?
Она кивнула и попыталась вырвать руку.
- Послушай… если это тебя так беспокоит…
- Ромка, но это же ненормально! Я не могу хотеть свое тело! Это противоестественно!
- А то, что мое тело хочет тебя – это нормально?
Катя хлопнула глазами, перевариваривая, а потом осторожно спросила:
- Ты хочешь сказать… что ты… тоже?
- М-м-м-м… - Рома сделал задумчивый вид, - не то, чтобы очень… я даже не знаю…
- Вот видишь! – со слезой в голосе проговорила Катя, - с тобой все в порядке… Это я… извращенка какая-то!
- Кать… Почему – извращенка? Ты же не в своем теле хочешь, а в моем… А оно, знаешь ли, гормоны и прочее вырабатывает, не спрашивая… Нормальная физиология…
- Ненормальная! Он же не стоит все время! И на тебя раньше не стоял!
- Катюша, но ведь кое-что произошло… Ты не забыла?
- Забудешь тут… Когда оно… и вообще! Что теперь делать? Мне надо срочно уехать в гостиницу!
- И бросить меня, больного, в одиночестве? Ты сможешь так поступить?
- Боже мой, Рома! Ты что, не понимаешь, что я опасна для тебя?
- Глупости какие… Кать… если тебя интересует мое мнение… и отношение к этому… я… как бы это объяснить… ну, я, кажется, понимаю, почему девушки поначалу ломаются… может, это и не совсем то… глупое такое состояние… и хочется, и колется, и мамка не велит… словом, я, скорее, хочу, чем нет… вот…
- Ты-ы-ы-ы? – изумленно выкатила глаза Катя, - но ты-то почему? Мое-то тело, вроде, избытком гормонов страдать не должно?!!!
- А нормальное человеческое желание получить удовольствие не в счет?
- Рома, я ничего не понимаю, - призналась Катя, - я не хочу, зато мое тело – как юный пионер… Твое тело ничего не хочет, зато не против ты… При том, что это все совершенно противоестественно, и мы не можем…
- Слушай, Пушкарева, - грубовато перебил Роман, - давай мы будем меньше философствовать… Подумай о том, что я, например, лишился практически всех своих жизненных радостей… А взамен получил, фактически, только одну… очень непривычную… но мне, кажется, понравилось… а теперь человек, с которым я хотел бы разделить ложе… ломается, как девочка… хотя все совсем наоборот – это ты должна меня уговаривать, а я – ломаться!
- Малиновский, это бред!
- Это жизнь! Короче, спирта у меня нет, а водка – в баре. Если ты хочешь меня… - он замолчал, лукаво улыбнувшись, - выздороветь! А ты что подумала? То сейчас же исполнишь желание больного.
Катя посидела, посмотрев в стенку, помолчала…
- Ну… если ты так… пеняй на себя! – и пошла за водкой.
- Катенька… ты как-то странно это сказала, – просипел ей вслед Рома, - что я начал бояться… Ты же не приверженец грубого цинизма, а?
Когда Катя вернулась, Рома уже лежал на животе, спустив одеяло до пояса; обнаженная спина призывно белела среди желто-оранжевого постельного белья.

Стараясь не смотреть на эту призывную спину, Катя осторожно, морщась от запаха, натерла кожу водкой. Рома преспокойно перевернулся и заложил руки за голову; одеяло при этом слегка сползло, недвусмысленно оголив и то, что находилось ниже пояса. Катя поперхнулась, кровь прилила к лицу.
- Слушай, ты меня так совсем простудишь… - томно произнес Рома.
Не зная – куда деть глаза, как вообще себя вести… Катя не нашла ничего лучшего, нежели побыстрее закончить процедуру; но ее тело, как это уже часто бывало раньше, принялось жить своей жизнью – и первым признаком его собственной жизни было, как она уже хорошо знала, помутнение рассудка и непререкаемое первенство зова предков над разумом. Джинсы стали тесны, сердце запрыгало в груди, дыханье участилось, а руки задрожали.
Катя собралась укрыть Малиновского и убежать в спасительную ванную, но Рома поймал ее взгляд и прошептал:
- Не бойся… не убегай… я же – не боюсь…
И больше сопротивляться Пушкарева не могла.

Когда они прижалась друг к другу, охнув от долгожданного тепла и от предвкушения, рассудок, наконец, понял всю бессмысленность сопротивления и спрятался, отдавая тела в распоряжение разгоряченной плоти.
Это только кажется, что Рома был смел – о, нет! – он боялся не меньше Кати; но его жизненный опыт подсказывал – раз получилось один раз, должно получится и второй… раз в прошлый раз из этого вышло удовольствие, а не отвращение, значит, надо ловить момент и получать то, что отпущено судьбой.
Не в силах унять возбужденную дрожь, Катя, остановив движение, прошептала:
- Ром… я.. не сумею… долго… как.. сделать так… чтоб задержать?..
- Выйди… подумай… о чем-нибудь… постороннем…
Катя послушно оторвалась от него и, чуть скатившись на бок, уткнулась ему в плечо; спиртовый аромат остро ударил в ноздри, слегка прояснив голову, и она попыталась вспомнить цифры из текущего отчета; не сказать, что это удалось, но некоего небольшого успеха она достигла, дав себе возможность передышки. Рома что-то зашептал, но она не слышала, всеми силами сдерживая себя, сосредоточенно вспоминая стройные колонки циферек, каждая из которых почему-то принимала откровенно эротический смысл: единица страстно вонзалась в сердцевину нолика; на полушариях тройки вспухали возбужденные соски; пятерка, перевернувшись на сто восемьдесят градусов, подкрадывалась к выпятившей пятую точку перевернутой четверке, а шесть и девять сцеплялись так, что просто смущали…

- Ты как? – услышала она вопрос Ромки.
- Н-н-неважно… - ответила сквозь зубы, потому что оставалось или убегать прочь, или нестись на всех парусах к финалу - заботливый любовник получался из нее плохо.
- Ладно… давай… не мучай себя… -
И Катя, даже не успев поблагодарить его за участие, вновь погрузилась в горячечную сладость зовущего наслаждения.
«М-м-м-м… - в полубреду пыталась уговаривать она себя, - погоди… погоди… немножко… черт… ну, что ж ты так… ну… нельзя же думать только о себе… ну, придержи… господи… не могу, никак не могу-у-у-у-у….» И снова, как и в прошлый раз, сознание померкло, и лишь вспышка восторга заставила вскрикнуть и вдавиться, что было сил, в ту невозможную сладость, оторваться от которой можно было только в момент смерти…

Придя в себя, она прошептала:
- Я не смогла сдержаться… мне так неудобно… ты…
- Глупая женщина, - ответил Рома, поглаживая ее спину и плечи, - этому за два раза не учатся… Если ты не возражаешь… мы сейчас повторим… и все будет в порядке…
- Хорошо, что твое тело это позволяет… - хихикнула Катя.
- Специально тренировал… - ответил Рома, - ты не хочешь меня поцеловать?

Они лежали и молчали, а потом Малиновский вдруг спросил:
- Кать… если я тебе кое-то скажу… ты не будешь смеяться?
- Тебе в моем теле нравится больше? – автоматически предположила Катя, и тут же ойкнула, - Ром, прости, я не хотела!
- Вот-вот… - задумчиво ответил Рома, даже не обидевшись, - этого я и боюсь…
- Чего? – изумленно спросила Катя, - ты действительно не хочешь возвращаться в свое тело?
- Я не об этом… Мне кажется, наши тела влияют на наше сознание… Ты, не думая, отпускаешь дурацкие шуточки… а это ведь моя прерогатива… а?
- Ой… да… ой… наверное… - призналась Катя, - но вообще-то, я раньше могла пошутить…
- Тогда тебе проще, - вздохнул Рома, - потому что на меня твое тело действует ужасно…
- Ты о чем?
- О том… только не смейся… вот сейчас… вроде, все было хорошо… все получилось… я свой маленький кайф словил… Но какого черта мне вдруг захотелось, чтоб ты меня крепко-крепко обняла и поцеловала? И, вдобавок – совсем уж полная глупость… мне захотелось спросить – любишь ли ты меня…
- Что-о-о-о?
- То-о-о-о! Всегда считал этот вопрос самым идиотских из всего, что только можно сказать после совместно полученного удовольствия! Уж если и спрашивать, то – до, а не после! Потом-то какая разница?! Но мне захотелось! И - представляешь – хотя я точно знаю, что - «нет», я бы согласился на вранье… Кать, это что?
- Ты, хоть, не влюбился?
- В кого? – саркастически усмехнулся Рома, - в себя? Бред… Мы привязаться друг к другу можем - это факт… но влюбиться? Находясь в таком положении? Это же нонсенс!
- Или трагедия… - задумчиво произнесла Катя.
- Или трагедия… - согласился Рома, - потому что таких тебя и меня, какие мы сейчас, на самом деле не существует… Когда мы вернемся… мы не найдем того, кого любим…
- Рома… ты опять о любви? Ведь это не значит?.. или?..
- Успокойся, Кать… это ничего не значит… Просто у меня сегодня было очень много времени для размышлений… знаешь… думал… сравнивал… пытался понять… анализировать… ну, ладно, я могу ошибаться по отношению к себе… хотя… но ведь и ты изменилась… Разве ты не замечаешь?
- Синдром Шарика?
- Синдром Шарика, да. Вот попался бы мне этот экспериментатор…
- Он дождется… что мы превратимся в другого… а потом вернет, - горестно заметила Катя.
- Если уж мы превратимся, то лучше не возвращаться! Мы же в дурку попадем!
- Но… мы потом можем измениться снова, но только будем иметь дополнительный опыт!
- Это было бы слишком хорошо… Но с трудом верится…
Помолчали, представляя перспективку. Безрадостную…
- Обними меня… - сказал Рома, - мне страшно…
Катя обняла и, вспомнив, тихо прошептала ему на ухо:
- Я тебя люблю…
- Спасибо… - Рома почувствовал, что сейчас захлюпает носом и заплачет от переполнивших чувств.
- Все будет хорошо… правда…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 июл 2009, 15:36 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий писал(а):
Larissa(R) писал(а):
Ждутофаню...

а шо такое тофаня?


Ждутофаны - это балбесы, которые ждут манны небесной, и главное бесплатно (у нас так называют ждущих цену на недвижку по цене бутера) :pooh_lol:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 июл 2009, 15:52 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
:LoL: :LoL: :good:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 июл 2009, 15:53 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
Спасибо за проду!
Положительно горизонтально, сегодня романтичный день!
:bravo: :bravo: :bravo: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31 июл 2009, 18:54 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2008, 19:16
Сообщения: 153
Привет. Оказывается,что когда у тебя куча проблем (и еще маленькая кучка),хочется драйва, хочется секса (ой извините :oops: - почитать) и вот таких невероятных и увлекательных историй. Рыжий-даешь проду для поднятия настроения! :Yahoo!: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Чтобы сохранить ангельский характер,нужно дьявольское терпение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2009, 10:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2009, 18:14
Сообщения: 9856
Откуда: Татарстан
Рыжий, спасибо! :Rose:

_________________
Жизнь не настолько коротка, чтобы людям не хватало времени на вежливость (Р. Эмерсон)

http://www.youtube.com/user/IzotovaLV


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2009, 13:05 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Larissa(R)
АДРИАНА
Izlu

Спасибо, дорогие мои!! :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2009, 13:15 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 9

Утром Катя, пересилив себя, осторожно коснулась губами ромкиного плеча – очень не хотелось успокаивать Монстра вручную, когда есть способ несоизмеримо более приятный. Предварительно она минут пятнадцать таращилась в потолок, решаясь на действие, и придумывала слова, которые скажет…
Легкий поцелуй не разбудил Малиновского, и тогда Катя, зажмурившись, провела ладонью по его бедру, одновременно шепча:
- Ро-о-ом… ты проснуться не хочешь?
Рома завозился, прижимаясь – Катя посчитала, что неосознанно - спиной к ее животу; Монстр оживился, настойчиво требуя бОльшего…
- Ро-о-ом…
- М-м-м? – ты уже не спишь? Который час?
- Почти девять.
- А на работу? Ты не пошла?
- Позже… я там сказала, что, возможно, задержусь…
- И это правильно!
- Как ты себя чувствуешь?
- Уже лучше…
Рома продолжал прижиматься. Катя, затаив дыхание, спросила:
- Ром… ты… не против?
Ее голос от волнения и напряжения сорвался на хрипловатый шепот.
- Ну, что с тобой сделаешь… - пошутил Малиновский, - все равно не отстанешь…
Однако, Катя была совсем не склонна шутить:
- Нет, конечно, если ты не хочешь… извини, это с моей стороны просто наглость… прости… - и она собиралась встать с постели, но Рома, быстро повернувшись, удержал и, гладя прямо в глаза, сказал:
- Кать… все нормально… это – наша жизнь. Она очень странная, но она – наша. Понимаешь?.. И давай не будем усугублять ее заморочками… Попробуем воспринимать ее так, будто все идет естественно… Не будем прятаться от своих желаний…
- Но я… но ты…
- Возможно, я еще не слишком привык… возможно, мне труднее… но, если мы будем убегать друг от друга, ничего хорошего не получится… Так уж вышло… что у меня есть только ты… а у тебя… я надеюсь… только я… Во всех смыслах, Кать… Ведь мы можем быть самими собой только наедине…
- Мне трудно… и кажется, что тебя это обижает…
- Не вспоминай о том… все в прошлом…

Рома чувствовал себя почти нормально, только осипший голос напоминал о болезни, но Катя решила, что на работу она не пойдет. Или пойдет – но позже: Рома ведь прав – только дома и только наедине с ним она не чувствует того дикого напряжения, когда надо контролировать каждое свое слово, каждый жест и каждый шаг; только дома нет опасности попасть впросак.

Зазвонил телефон; Рома поднял трубку:
- Слушаю вас…
- Катя?!!!

Катю он встретил на пороге комнаты:
- Катька, нас сосчитали!
- Ты о чем?
- Зазвонил телефон. Я взял трубу – не подумав совершенно…
- И?
- Великая сплетница всея ЗимаЛетто, – торжественно провозгласил Рома, откинув руку в сторону, будто приглашал названную особу к выходу, - Мария… Тропинкина!
- Я так и знала… - сползла Катя по стене вниз, - Может, не узнала?..
- Узнала… - вздохнул Рома, - сходу…
- Это не есть хорошо…
- Кать… - Рома сел рядом с ней, - Ну, давай, ты скажешь, что они ошиблись… и никакая это не Катя Пушкарева, а бабОчка… и что ты просто прифилонила и под маркой «навестить Пушкареву» развлекаешься на полную катушку?
Катя очень странно посмотрела на него, но сказала лишь:
- Не сиди на полу. Он – холодный…
Поднялась и ушла на кухню.

Рома отправился следом, встал у дверей, хмуро спросил:
- Ну… что на этот раз я не так сказал?
- Все в порядке, - сухо ответила Катя, - тем более, что Ольга Вячеславовна догадалась…
- И?
- Я попросила не говорить никому.
- Ясно… - Малиновский сел у стола и, взяв в руки батон, принялся проковыривать в нем дырочку, задумчиво поедая мякоть, - и что делать?
- Ничего… я не хочу, чтоб окружающие знали, что я – твоя очередная бабОчка…
- Интересно получается… Значит, ты – моя очередная бабОчка… чудный расклад… а я тогда кто?

- Рома… - раздраженно ответила Катя, - ты прекрасно понимаешь, что речь - о внешнем!
- А еще я прекрасно понимаю другое! – не менее раздраженно ответил Рома, - что я никуда от тебя деться не могу!
- Пока! Мы обменяемся и…
- А ты уверена, что мы обменяемся? Ты знаешь – когда это произойдет? А если через год? Год вместе – это бабОчка или не бабОчка? Или ты собираешься продолжить походы по проституткам?!
Катя задохнулась от такой я наглости:
- Я? По проституткам?!
- Нет! Это я в твоем теле девочек в гостинице снимал!
- Ах, это! – Катя уже и забыла о том инциденте, - но ты же прекрасно понимаешь, что у меня не было выхода! Я…
- Ты хочешь сказать, что если я откажусь быть с тобой… ты отправишься по бабОчкам?
- Если ты полагаешь, что я тебя принуждаю…
- Ответь! – потребовал Рома.
- Знаешь что?!! – Катя не знала что ответить. Ее телу гораздо больше нравилось общение с женщиной, нежели с собственной рукой… а вопрос Малиновского вызвал в памяти воспоминания не только о Лике, но и о ее губах… и умелом язычке… Катя непроизвольно вздохнула, чувствуя, как стремительно теплеет в паху, - И вообще, что ты с батоном делаешь!!
Эх! Если бы это мужчина разговаривал с женщиной! А не мужское тело – с мужчиной! Тогда, возможно, он/оно и сумело бы скрыть непроизвольную реакцию, а так…
- О-о-о-о! – мрачно и язвительно пропел Рома, - я вижу, что воспоминания о профи у тебя исключительно приятные! Ну, конечно! Где уж мне! Мне до конца жизни не научиться тому, что с тобой эта жрица любви выделывала!
- Перестань! – оборвала Катя.
- Ты злишься от того, что я – прав!
- Иди ты, знаешь, куда?
Рома фыркнул и вышел с кухни.

А Катя – да, злилась.
Потому что он был прав. И потому что захотелось повторить то, что было с Ликой… Малиновский на это никогда не согласится – тут к гадалке не ходи!
Она прислонилась спиной к стене и закрыла глаза, вспоминая те восхитительные ощущения… Сердце застучало, губы пересохли… Монстр поднял голову…
А если подкатиться к Ромке сейчас? Ну, пусть он не станет делать того же… Все равно приятно… А для него это будет выглядеть так, что она доказывает… что ей с ним хорошо… и она не собирается менять его на других.
Или не надо?
Но сладкие воспоминания подхлестывали… Была – не была!
Катя вошла в комнату, Рома сидел, надувшись.
- Ро-о-о-ом… Ну, что ты?
Малиновский не отвечал – он с преувеличенным любопытством смотрел в телевизор.
Катя села рядом, обняла:
- Ну, ты все неправильно понял…
- Я все правильно понял, - холодно ответил Рома, - я отдаю себе отчет, что не могу того, что могут профи.
- Мне не нужны профи! – жарко зашептала Катя, обнимая крепче, - правда… я могу доказать…
Рука проникла под его футболку, губы приблизились к губам.
- Я тебя хочу…
Малиновский, передернув плечами, высвободился, отстранился и заговорил спокойным, отдающим металлом голосом:
- Милая Катенька! Ты напрасно думаешь, что следует предаваться занятиям любовью каждый раз, когда у тебя возникает спонтанная эрекция. Под спонтанной, чтоб ты знала, понимается эрекция из которой ничего не следует. Это просто автоматическая реакция организма на некие моменты, являющиеся для данного индивидуума возбуждающими. Если бы каждый мужчина бросался на всех дамочек-секси, которых он встречает ежедневно, то большинство из них можно было бы назвать маньяками.
Более того – спонтанная эрекция может возникнуть вообще из ничего, например, при поднятии тяжестей и так далее… представь себе грузчиков, которые после каждого перенесенного мешка будут искать себе бабу…
Поэтому нормальные люди не обращают внимания на такие реакции своего организма – они быстро проходят. Более того – если начать обращать, то очень скоро ты почувствуешь себя нисколько не лучше, чем тот же грузчик после разгрузки вагонов, а удовольствие твое снизится до минимума.
Что касается моего тела, то для поддержки нормальной формы и хорошего самочувствия достаточно одного раза в сутки, а то и в двое, что, впрочем, не исключает иногда и побольше… Иногда, Катя. А не десять раз в день каждый день.
Далее… Я не знаю, что ты там себе придумала-надумала, но ты должна понять – в нашем положении, раз уж нас раскрыли, будет умнее не скрывать отношения – таким образом, у женсовета очень скоро пропадет желание сплетничать…
Если, конечно, мы не будем публично ругаться, как это делали Жданов с Кирой.

Рома говорил, вроде бы, правильные вещи, но таким тоном… что Катя просто обиделась.
Это была смесь высокомерия, презрения, холода и отталкивания…
- Я все поняла, - сказала она, поднимаясь, - можешь не беспокоиться… мои спонтанные, как ты выражаешься, реакции тебя больше не коснутся. И я сегодня же съеду в гостиницу!
Малиновский неопределенно повел бровью и сказал совершенно без эмоций:
- Возможно, так будет лучше…

Катя фыркнула и ушла в прихожую. Услышав, что она одевается, Рома, не выдержав, спросил:
- Ты уже съезжаешь?
- Нет, я на работу.

Катя долго колесила по улицам, пытаясь решить – что делать?
Съезжать или не съезжать?
Признаться, претензии Романа ее удивили и напрягли – он вздумал ревновать? Какая глупость! Или это – забота о теле? Но такая забота могла бы проявиться, если бы он был монахом… Сам-то он не отказывал себе во встречах… Он предлагает ей зациклиться только на нем? Создать – ха-ха! – семью? Крепкую ячейку общества? Три ха-ха! Чего бы ни хотел тот Повелитель Душ, который все это задумал, но вряд ли его целью было соединить Пушкареву и Малиновского узами Гименея! Это – нонсенс!
Но от Малиновского съезжать нужно обязательно – хотя бы потому, что их взаимная привязанность становится все сильнее… А этого не нужно никому!
Да и Женсовет… Придумать - почему Катя живет в квартире Малиновского вполне можно: при условии, что сам он там жить не будет!
Решено – она переезжает в гостиницу!
Сегодня же!
На ресепшене Маша спросила:
- Роман Дмитрич, а как Катя себя чувствует?
- Почти нормально… Завтра, возможно, уже выйдет на работу.
- Роман Дмитрич… а…
- Она, действительно, живет в моей квартире, - предваряя расспросы, сказала Катя, - она… поругалась с отцом, потому что тот контролирует каждый ее шаг. У меня с Катей нет никаких любовных отношений – мы просто добрые приятели. Кроме того, я там не живу – я живу в другом месте! Я удовлетворил Ваше любопытство, Машенька?
- Э-э-э-э….
- Вот и замечательно! Надеюсь, мы больше не будем возвращаться к этому вопросу!
Тропинкина прошептала вслед Малиновскому:
- Странно все это… И сам он странный… как будто и не он вовсе…

К вечеру Рома уже не был так уверен в том, что он хочет катиного переезда… Кто сказал, что от этого будет спокойнее?
Но вот уже десять… ее нет… и он все чаще подходил к окну, надеясь увидеть паркующуюся машину…

- Что происходит? – разговаривал он сам с собой, - что происходит, Малиновский? Почему ты стал таким глупым и сентиментальным? Почему тебя так тревожит ее отсутствие? Признайся… не тело твое тебя так волнует… а она… и то, чем она сейчас может заниматься… ты же сам послал ее к бабОчкам? Прямым текстом! Какое тебе дело, Ромочка, до того, чем она занимается? Не хочешь ли ты сказать, что ревнуешь? Ма-ли-нов-ский! Не позорься! Никто еще не мог заставить тебя ревновать!.. Но почему ты сходишь с ума?..

А уже и одиннадцать…
- Я просто узнаю – не случилось ли чего… - сам себе сказал Рома и взял телефон.
Музыка… шум… ресторан?
- Кать… это я…
- Я понимаю!
Ее голос чуть нетрезв…
- Ты… не звонила…
- Да, извини! Тут встреча неожиданно образовалась….
- А-а-а-а…. С кем?.. Это… по работе?
- Конечно, по работе! Полянский позвонил – есть вопрос по оборудованию!
- И как?
- Да, вроде, очень даже интересно. Думаю, нам на пользу!
- Ясно… А-а-а… ты… еще долго?
- Не знаю. Думаю – не очень. Да ты не переживай, ложись!
- Ты… домой вернешься?.. Или… уже в гостиницу?..
- Ну, какая гостиница, если у меня ничего из вещей с собой нет! Нет, сегодня – домой.
- Ясно… А… скоро?
- Не знаю, правда, не знаю – как получится. Ты не жди, потому что могу и поздно.
- Ясно. Ладно… Пока…
- Пока!

А девичий смех он слышал явственно…
Полянский!
Конечно! Отмазка – курам на смех! В кабаке с девицами! Ка-тень-ка! Скромная девочка! Че-е-ерт! Почему же он не может так легко и просто с другим мужчиной?!!! Одна мысль об этом вызывает тошноту!

Утром он проснулся – один… Холодно и тоскливо…
Встал, прошел в другую комнату – от сердца немного отлегло: Катя была там, спала на диванчике. Одежда аккуратно сложена на стуле – значит, если и под градусом вернулась, то не слишком. Хотя… ей уже, наверное, все равно… Она, наверное, может быть с женщинами и без большого количества допинга…
И она предпочла других!
Ну и пусть!
И пусть спит с кем хочет – а он вполне справится и сам!
- И будить на работу не стану! – мстительно проговорил он вполголоса, подошел на цыпочках и выключил ее будильник, - вот так!

В ЗимаЛетто господин Малиновский примчался почти в 10, взъерошенный и запыхавшийся.
- Пушкарева здесь? – спросил он у Марии.
- Конечно… - ответила та, - с утра, раньше всех пришла.
- Уффф… - незаметно вздохнула Катя.
- А вы что, поссорились?
Катя метнула на Тропинкину разъяренный взгляд, но ничего не ответила.
Ворвалась в кабинет:
- Ты почему меня не разбудил?!!
Рома оторвался от компьютера и невозмутимо сказал:
- Ты же устала на встрече… с Полянским… После таких встреч нужно поспать подольше… - и добавил язвительно, - чтоб силы восстановить…
- Ты на что намекаешь? – возмущенно спросила Катя, опершись ладонями о стол и нависнув над Романом.
- Ни на что! – выкрикнул Рома, - мне совершенно все равно – с кем ты спишь! Но ты не имеешь права забывать, что вот это – мое!!!
И он ткнул пальцем ей в грудь.
- Ты можешь не беспокоиться за это! Не полная дура!
- Да ну? – язвительно отозвался Малиновский, - а если я начну шляться по ночам?
- И спать с мужиками? – в тон ему ответила Катя.
- Напьюсь до чертиков! И будет все равно!
- Ну а тогда пойду в «Голубой огонек»! И – представь себе! – мне даже напиваться не придется!
- Ты не посмеешь!
- Если ты посмеешь, то я – тем более! Еще и удовольствие получу, в отличие от тебя!
- Катя!
- Я двадцать пять лет Катя!
- Перестань… - Рома сказал это тихо, так, будто из воздушного шарика выпустили весь воздух.
Он опустился на кресло и положил голову на руки.
Кате стало стыдно.
Она обошла стол, присела рядом:
- Ромка… извини… но ты сам виноват… я, правда, с Полянским встречалась… Кстати, он был поражен осведомленностью господина Малиновского в экономических вопросах…
- А потом я скажу, что у меня наступила амнезия? – улыбнулся Роман.
- Конечно…
Малиновский встал, Катя – тоже.
Чуть помешкав, Рома обнял ее:
- Я знаю… что это – глупо… только… мне кажется… что… я тебя люблю…
- Что-о-о-о-о?!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01 авг 2009, 14:50 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 25 ноя 2008, 19:16
Сообщения: 153
Рыжий,спасибо :Rose: :good:

_________________
Чтобы сохранить ангельский характер,нужно дьявольское терпение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только