НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 23 июл 2018, 06:12

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Картонные крылья любви (9)
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 09:53 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Картонные крылья любви

Рейтинг: PG-13
Жанр: драмеди
Пейринг: Катя/Андрей, Катя/Саша, Андрей/Кира – словом, комплект из оригинала
Герои: Все те же и др.
Сюжет: альтернатива на фанфик Пален «Разбитые небеса»
Любовь и предательства, верность и коварство, правда и ложь - в новом сезоне в сериале «Не родись красивой – дубль 10 или Картонные крылья любви»
Благодарность: Пален, конечно!
Примечание: Ничего не обещаю – как кривая вывезет…
Примечание два: я прекрасно понимаю, что по стилю будет отличаться


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 09:54 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Но я сорвусь с земли,
Словно пёс с цепи,
И поднимусь к облакам.
И обойду облака,
Моя страна далека,
Но я найду тебя там!
О, картонные крылья - это крылья любви...



Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 10:06 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 1

- Кать…
- Да, Маш?
- Кать..Там что-то случилось. – На Тропинкиной не было лица.
- Что? – Катя побежала к своему кабинету, увидела на столе гору бумаг и сломанный ящик, открыла дверь кабинета Андрея:
- Андрюша!
Он повернулся к ней, и Катя отступила на шаг, а потом рванулась к нему, обняла за шею, но он отцепил ее руки, и, держа их за запястья, посмотрел Кате в глаза.
- Андрей! Что случилось? – Ей хотелось закричать, но она только сдавлено пискнула.
- Что случилось? А что, собственно, случилось? Ты где была? – Он отпустил Катю и отошел к окну.
- Я? Ой, такая история дурацкая! Меня, представляешь, хотели завербовать… И я…
- Конечно, отказалась? – с сарказмом спросил Жданов.
- Да, – Катя смотрела на его спину. - Андрей, что случилось за то время, пока меня не было?
- Ты быстро ориентируешься в ситуации. Ты просто потрясающая. Поняла, что тебя раскололи?
- О чем ты? Я… Я не понимаю.
- Не понимаешь? А это что? – И он кинул ей папку с эскизами.
- Эскизы, похоже. Я не очень в этом разбираюсь…
- Да? А это? – Следующая папка.
- Это? Расчеты по коллекции….но…При чем тут я?
- Это, Катя, все было в твоем столе.
- Я... я не знаю, как это ко мне попало.
- Да? А это что, знаешь? – он потянул ей бумажку с номером счета.
- Банковский счет…
- Да. И, какое совпадение, с 500 000 долларов на твое имя.
- Андрей, это все какое-то недоразумение! В чем ты меня подозреваешь? Что случилось?
- А это? Это что?
- Это? – Катя побледнела, когда Андрей протянул ей инструкцию. А она-то о ней и думать забыла. Засунула в первую попавшуюся папку, еще до показа, и выбросила из головы.
- Андрей…
- Какой изощренный план! Скажи, когда ты придумала? Тогда, когда я тебя, как дурак, успокаивал в своей квартире? Ты решила, что я легкая добыча?
- Андрей! Опомнись! Что ты говоришь! Я люблю тебя!
- Хватит. Прекрати! – Андрей закричал во все горло так, что Катя вздрогнула. – Хватит, - сказал тише, – Уже не надо врать. Все кончилось. Уходи. Я тебе даже дам рекомендацию, чтобы ты смогла устроиться на работу. Я замну эту историю. Хотя, тебе этого, по всей видимости, и не надо – 500 тысяч неплохие деньги.
- Андрей! Какие деньги? Это все из-за этой глупой инструкции? Андрей. Я просто… я просто думала, что ты меня оттолкнешь, будешь думать, что я из-за жалости, а тут Ромка.
- Из-за жалости? – Андрей усмехнулся. – Тебе неизвестно это чувство.
- Выслушай меня, пожалуйста! Я не знаю, почему эти документы оказались в моем столе…
- И инструкция?
- Андрей, я люблю тебя! Почему ты мне не веришь?
- Я верил. Я верил, когда ты рассказывала, как злой Сашка тебя обижает. А может, он и не обижал? Я верил, когда он притащил мне статью про вас с Малиновским. Но и тогда я тебе поверил…
- Статью? Я не понимаю. Ничего не понимаю…Андрей, ты думаешь, я могла… Ну, как мне тебе доказать, что я тебя люблю?
- Хочешь доказать? Уйди. Просто уйти. – Андрей опять отвернулся к окну, обхватил себя руками.
Катя подошла к нему, стояла, боясь дотронуться, и слезы текли по ее щекам. Он оглянулся и посмотрел на нее. Катя зарыдала, бросилась в свой кабинет, схватила сумку со стола и побежала к лифту. Сейчас с ним говорить – бесполезно. Стоило только взглянуть в его глаза… Такие глаза бывают у искусно выполненных, безумно дорогих кукол – темные, блестящие, с четко прорисованными линиями радужки и ослепительно белым белком. Абсолютно неживые и пугающие бездонной пустотой…

Хлопнула дверь, и Андрей согнулся, опираясь руками о холодное оконное стекло. Словно из него выпустили воздух. Он хотел, хотел уже повернуться, поймать ее в объятия, сказать – что все забудет и все простит. И не смог. Не смог, потому что холодным водопадом в сознание лились мысли, что он уже не сможет ей верить. И подозрения, став навсегда их верными спутниками, в конце концов, отравят их обоих. Нет. Уж лучше так – рубить раз и навсегда.

Лифт пришел, и Катя, зайдя в кабину, уже нажала кнопку… и тут произошло это… Нестерпимая головная боль заставила закрыть глаза и прислониться к стене, мозг, казалось, расплавился во мгновение ока, Катя физические ощущала неповоротливое бурление магмы внутри головы; зазвенела тонкая струна, переходя на ультразвук, и будто что-то взорвалось внутри, мозг будто разлетелся, кусочками плазмы оседая на стенах, сознание расширилось, охватывая неким внутренним зрением не только маленькую кабинку, коридоры и знакомые кабинеты, а расползалось вширь – улицы, город, города… и так за мгновение умчалось куда-то за пределы вселенной, а потом резко схлопнулось, и наступила темнота… И далекий незнакомый голос зазвучал в ушах: «Ты же Пушкарева!..»
- Катерина Валерьевна, Катерина Валерьевна…
Катя открыла глаза – Потапкин испуганно стоял рядом, придерживая дверцу – чтоб та не закрылась.
- Катерина Валерьевна, что с вами?.. – медвежонковым голосом беспокоился охранник, - вам помочь?
Катя через силу кивнула:
- Попить… есть что-нибудь?
- Да, конечно! – Сергей Сергеевич бросился наружу, закрывающиеся дверцы Катя застопорила сама.
Залпом выпив полный стакан, она помотала головой – боль прошла, звон в ушах – тоже. Но что-то было не так… не как обычно…
Прислушавшись к себе, она поняла, что все ее существо распирает рьяная решимость… Не убегать… не прятаться…
«Ты же Пушкарева!» - всю жизнь говорил ей папа, и слова эти означали вовсе не принадлежность к потомкам Романовых или Рюриковичей, а обязательность простых человеческих качеств – долга, совести, чести…
Она, конечно, может сейчас убежать, дав волю слезам, но… не себя она предаст – отца. Прежде всего – его.
Катя представила, как вздрогнет, сгорбится и вмиг постареет папа, когда увидит в какой-нибудь мерзкой газетенке статью о том, как его дочь воровала секреты фирмы, в которой она работала…
- Как ты могла? – спросит он…
А ей нечего будет ответить…
Потому что невиновный – не сбегает, он отстаивает свое честное имя.
- Вот так, Пушкарева! – ее внутренний голос стал каким-то другим, более жестким и грубым, он не спрашивал, как обычно, а командовал, - Ты сейчас вернешься. Ты не посмеешь убежать!
И она вернулась.

Андрей повернулся, и жаром окатило с макушки до пят – она вернулась! Тотчас было все забыто, он почти рванулся ей навстречу, чтоб горячечно зашептать – ерунда, все ерунда, ты же не со зла… только скажи, скажи еще раз, что любишь, только погляди в глаза…
Поглядела.
И ледяной пустыней повеяло от глаз… постойте… они же…
Где лучисто-карие? Почему сквозь безжизненный блеск стекла холодеет серебристая сталь, что такое?
- Ка… - он хотел позвать ее, но голос не слушался.
На пороге появился Ромка, бледный и осунувшийся.
Катя молча прошла к столу, по-хозяйски придвинула к себе органайзер Андрея, чудом не свалившийся со стола, напоминавшего Куликово поле после побоища, быстро пролистав, нашла номер и, прижав трубку щекой к плечу, принялась набирать, а палец второй руки держала на строчке с номером.
От окна Жданову не было видно – что за страница, куда она звонит; спросить же он не решался, только чувствовал, что, после этого звонка мир перевернется с ног на голову, и надо немедленно кинуться, прижать телефонный рычаг, отобрать трубку и зацеловать ее до беспамятства, прося прощения…
Не успел.
- Алло, милиция? Здравствуйте! С вами говорят из компании по производству модной одежды «ЗимаЛетто», Екатерина Пушкарева... помощник финансового директора...

Малиновский у дверей замер, ужас шевелил ему волосы – он отчетливо ощущал каждую волосинку отдельно…
Виновный не станет звать милицию…
- Что она задумала? – не понимал Андрей.
- Да… да… очень приятно… Да, коротко, да… У нас произошло ЧП… утечка конфиденциальной информации в конкурирующую фирму… в ней обвинили меня… у меня в столе нашли папки с документацией, которую я в глаза не видела и выписку из банковского счета… на полмиллиона долларов… Да, конечно, - Катя коротко засмеялась, вслушалась в слова собеседника, энергично кивая при этом головой и поддакивая, - Да… Конечно, да… Ну, что вы, я не настолько глупа!…Что? Прекрасно!
Катя положила трубку и холодно взглянула на Романа – хотя для этого ей пришлось обернуться, но пересекаться взглядом со Ждановым она, по-видимому, не желала.
- Они будут через полчаса… Просили ничего не трогать, чтоб не повредить отпечатки, если они есть.
И с отсутствующим видом опустилась на кресло.
- Отпеча-а-а-атки… - протянул Рома, начиная соображать, - Чьи?
Жданов молчал, понимая – как попал.
- Во всяком случае, моих там нет! – надменно произнесла Катерина.

- Я… наверное… пойду… - минут через пятнадцать тишины робко проговорил Рома.
Катя хлестнула его пощечиной адмиральского тона и власти:
- Стоять!
И Малиновский прилип к полу, а у Андрея пересохло в горле.
Идиот… какой идиот… как он мог поверить в такую чушь? Катя – промышленный шпион! Как это смешно! Он искоса смотрел на нее и пугался: лицо стало жестким, взгляд направлен в никуда, даже не шевельнется…сидит неестественно прямо, только гордо вздернула подбородок кверху…
Катенька…
Он решился:
- Катюша…
Чуть обернувшись, она ожгла его колким ледяным огнем:
- Не стоит, Андрей Палыч…
И снова застыла, уйдя внутрь себя.

Послышались голоса, дверь распахнулась, ввалились несколько мужчин.
- Здрасьте! Тут место преступления? – серьезно, но с какой-то шутливой интонацией спросил высокий брюнет, очевидно, следователь.
Он оглядел присутствующих, обратился к Кате:
- А Вы, очевидно, Катерина Валерьевна, да? – и улыбнулся.
- Да…

Он представил всех, но Катя заметила только его – удивительно похожего на Андрея… Или – нет, не похожего… просто – того же типа.
Высокий брюнет, с хищно нависшими над глубоко посаженными глазами кустистыми бровями, имел до невозможности мягко очерченный, почти девичий рот; губы, однако, были сурово сжаты, органично сочетаясь с хмурыми бровями и суровой складкой, прочертившей левую щеку. На правой – от угла глаза ко рту – змеился грубовато заросший шов, посверкивая гладкими белыми полосками стяжек.
Он подошел к поднявшейся с кресла Кате, и, осадив в глазах жесткость, протянул руку:
- Ваш следователь, Григорий, уж извините, Мелихов…
Катя не удержалась от улыбки, а в его каре-зеленых глазах заплясали искорки.

Он знал о таких историях – кому-то очень хочется убрать с дороги слишком полезного работника… или ревность… Это не в первый раз, потому и дело поручили ему: как имевшему опыт общения с офисной публикой и знавшего много полезных людей... и, конечно, специальной информации, связанной с офисной конкуренцией.
Он сразу оценил расстановку сил, сразу понял, что красавчик у окна здесь главный, а этот, трущийся у стенки бледный парень, видно, принес компромат. Папки по всему столу… И эта женщина…
Он только взглянул в ее огромные больные глаза и сразу понял, что попал. Попал крепко и надолго… И глаза эти будут сниться ему по ночам, а, сдыхая от недосыпа и хронической усталости, он будет вспоминать ее как ангела..
Хрипло и с ехидцей спросил:
- Здрасьте! Тут место преступления?
Представил всех по форме, но к ней, к Катеньке, как называл ее уже про себя, подошел отдельно.
Она улыбнулась и сразу поняла – как пошутили с ним родители.
А он понял, что они найдут общий язык.
И немедленно принялся надеяться на большее.


Жданов чуть не умер, наблюдая, как этот милицейский урод флиртует с Катей – с его Катей! Он не видел ее лица, но был уверен, что она улыбается!
Злость, ревность, ненависть…
Он развернулся лицом к менту и прорычал злобно:
- Жданов, Андрей Павлович, вице-президент, акционер, неформальный глава компании.

Ого! Да мы почти близнецы! Зеркальные! - Гриша хорошо помнил, как пять лет назад он был примерно таким же… Вот только – он был таким сразу после аварии… Когда смыли кровь и обработали рану, все оказалось не таким уж ужасным – хотя, конечно, претендовать на роль покорителя женских сердец он больше не мог…

- Очень приятно… - мужчины посмотрели друг другу в глаза, сразу определившись - соперники.
- А это, - взмахнул покалеченной рукой Жданов в сторону испуганного паренька, - наш президент, Малиновский Роман Дмитриевич…
- Пр… - Григорий едва удержался от удивленного возгласа, но заставил себя закашляться вместо него.

Окружающие поняли – что к чему, таким образом следователь Мелихов приобрел себе врага. Если этот Малиновский действительно принес компромат… он может быть задействован в его создании… он – президент, но только де-юре… конечно, это угнетает… интересно, он наемный, или свой, из семьи? Если наемный – чего добивается? Устранить конкурента, вот эту самую Катерину Валерьевну? Или – устранить соперника? Дамочка влюблена в своего шефа? Или только шеф – в нее? Шеф – точно, вон как глазами жрет, будь его воля, лежал бы уже Григорий Александрович Мелихов на асфальте у высотки и представлял бы из себя только размазанное коричнево-грязное пятно… А девушка что?
Такого урода? Впрочем, дамы любят самопожертвование… Может, он человек хороший, а они все время вместе…
Интересное тут кино…


- А-а-атлично! – воскликнул следователь, Катя, вздрогнув, посмотрела на него, - рассказывайте суть! Да, я там, смотрю, ящичек взломан и все перевернуто, это к делу отношение имеет?
- Да… - коротко ответила Катя
- Ребята, - обернулся Мелихов к своим, - фотки, пальчики, все, что положено…
Потом он уселся в кресло, достал из планшетки бланк протокола, посерьезнел.
- Рассказывайте… Сначала Вы, Екатерина Валерьевна…

Складывалась картинка быстро. Облыжно обвиняемая Катерина Пушкарева пребывает в полном неведении и ступоре, даже предположить – кто да что: не в состоянии… Так называемый президент, тряся подбородком, поведал историю о бывшей подружке и буклетах… Как имя подружки?
- Санчес, найди и привези к нам в отделение. Вместе с буклетиком. А вы, уважаемые, понимаете, что кой-какие ваши бумаги нам придется забрать с собой? Вот спасибо… Опись мы сделаем… Что, Гена? Пальчиков много? Прекрасно, значит, преступник их не стирал, простите, глубокоуважаемые, но вам всем придется «поиграть на рояле», знаете такой термин?.. Итак, вы установили слежку за Оленевым… Санчес, Оленева тоже установи, пусть молодой человек даст координаты… Итак, Вы сообщили шефу о встрече госпожи Пушкаревой с Оленевым… Вскрыли ящики… Там нашли документы и счет… А-а-атлична… Санчес, что тебе в банке сказали по поводу бабла? Еще ничего? Так перезваниванивай! Что-то мне подсказывает, что денег никаких и нету!.. Та-а-ак… Значит, Андрей Палыч, нашли вы бумаги и посчитали это все неопровержимой уликой… З-з-замечательно! Вас бы к нам на службу!.. Зачем?
Вид Мелихова стал по-настоящему грозным:
- Затем, что вам рассказали бы, например о презумпции невиновности, слыхали о такой? Екатерина Валерьевна вполне может прямо сейчас написать иск о защите чести, достоинства и деловой репутации!
- Почему Вы так уверены? – спросил Рома и тут же спрятался от яростных глаз Андрея.
- А потому, молодой человек… Если промышленный шпион умудрился достать сведения, до которых он в принципе не мог дотянуться… а, как я понял, половина этих документов не находится в компетенции Екатерины Валерьевны… значит, ей пришлось делать слепки с ключей, пробираться в здание в отсутствие сотрудников… И ее никто не заметил… Злоумышленник, способный провернуть такую операцию, не станет прятать компромат в своем столике, рядом с пилочками для ногтей и губной помадой… Я вообще не понимаю – как вы умудряетесь руководить крупной компанией, если у вас отсутствует элементарная логика!
- Вы забываетесь! – кусая губы, вспылил Андрей, - Вы…
- Возможно… - Григорий поднялся с кресла, и, мягко переступая, двигаясь бесшумно нарочито, напоказ, приблизился к Жданову, - я то, возможно, и забываюсь… а Вы…

Он смерил соперника язвительным взглядом, презрительно оттопырив при этом губу… И в который раз поблагодарил судьбу за свой уродливый шрам – этот шрам давал ему право разговаривать с людьми так, как они того заслуживали. Не отводя глаз.

Сфокусировался на покалеченной щеке Жданова, цокнув, покачал головой:
- Сочувствую… Автоавария?
Андрей чуть заметно кивнул.
- Вождение автомобиля в нетрезвом состоянии? – от сочувствия в голосе не осталось ничего.
- У вас, я вижу, та же история… - язвительно заметил «шеф», как окрестил его Гриша.
- Почти… - ну, не удержался, не прав, а все из-за девушки с удивительными глазами, - тоже автоавария, да… классическая такая… как в кино… дурачок-опер догнал зачем-то особоопасных преступников… только не рассчитал, что пуля, попавшая в бензобак, вызывает грандиозный фейерверк… Ох, как было красиво!
Жданов заиграл желваками и отвернулся. Геройствует, гад! Выставляет мерзавцем и тупицей…

- Что, Санчес? Нету? – Григорий расхохотался, - Вот интересно, почему я этого и ожидал, а? Ну, наверное, поллимона баксов лишь за то, чтоб избавиться от девочки – это перебор! Такие деньги за просто так не дают, так ведь, Андрей Палыч?
- Что вы хотите этим сказать? – Андрей ярился, едва сдерживаясь, но понимал, что орать сейчас – выказывать слабость. А он и так в несколько часов сам себя опустил так… Как не смог бы никто другой… Он убил того Андрея Жданова, который только-только начал возрождаться к жизни… И нельзя, чтоб эту тоску по убиенной любви увидели остальные.
- А вы разве не расслышали: что сказал мой коллега? В банке сообщили, что такого счета у них не существует. По поводу своего бланка они проведут внутреннее расследование… Кто-то не сегодня- завтра лишится работы! – и, отходя от Жданова, Гриша потер руки.

Прекрасное дело, все на поверхности, сказка какая! Раскрутится за пару дней, да и сейчас уже ясно, что Катенька невиновна… Поглядел на нее, подбадривающе улыбнулся… Она подняла уголки губ в ответ. Личико ее становилось все бледнее…
Так, пора тут заканчивать, а девочку с собой уводить под любым предлогом, незачем ей сегодня общаться с… этими…


Мелихов проследил, чтоб ребята забрали все папки, содержащие специальные сведения, прихватили еще пару папок Катерины; одну – из тех, которыми она пользовалась постоянно, еще одну – достававшуюся редко. Григорий объяснил, что это – для того, чтобы сравнить возможные местонахождения отпечатков.

Вот и все. Можно уходить. Он скользнул взглядом по помещению, оценивая: не забыл ли чего? Не забыл… Профессионализм – не пропьешь, есть действия, которые выполняются автоматически. Впрочем, этот взгляд напоследок – из серии того же автоматизма.

- Можно идти, - кивнул он ребятам и внимательно посмотрел на Катю.
Та, прижав руки к груди, застыла около дверей в свой кабинетик – словно чего-то ожидала от него.
- Екатерина Валерьевна…
- Да?.. – вздрогнула, будто бы испугавшись.
- Если вам не трудно… Я хотел бы переговорить с Вами наедине… есть еще вопросы, но присутствующих они не касаются… Не могли бы Вы поехать с нами?
- Еще чего! – грубо прервал Мелихова Жданов, - Никуда она с Вами не поедет.

Гриша даже внимания не обратил на этот окрик, внутренне посмеивась, он смотрел на Катю. Почему он был уверен, что девушка согласится? После этого запрета – особенно уверен… А, если она согласится, значит, любовная связь здесь все-таки присутствовала…

- Я поеду! – холодно произнесла Катя.
Григорий внутренне взликовал; Жданов, судорожно вздохнув, попытался возразить, но Пушкарева не дала ему и слова сказать:
- Вы, Андрей Палыч, кажется, только что меня выгоняли?
- Да, но…
- Так позвольте мне защитить свою честь! Каждый имеет на это право! – и она, схватив свою сумочку, кивнула Мелихову, - пойдемьте… я готова…

- Ром, отвези меня домой, - выдавил из себя Андрей, когда все ушли.
- Андрей, я…
- Все потом…
- Пошли… - они молча, в гробовой тишине покинули офис. Все служащие, как крысы, попрятались в своих норах. Мало кто знал, что происходит, но ощущение трагедии и горя едким запахом пробралось в самые дальние кабинеты.

Кира стояла у своей двери, прижавшись к теплому дереву щекой, слушала отдаленные вскрики и каждый раз вздрагивала, как от удара. Она боялась выглянуть за двери и поэтому не знала о приходе милиции.
Наконец, она не выдержала и вышла к лифту. Она остановилась и побледнела как полотно, когда мимо нее, не заметив, прошли два сгорбленных старика – Андрей и Роман. Кира закрыла рот ладонью и отступила в коридор, вернулась в свой кабинет, обхватила голову руками и заметалась по комнате:
«Все получилось, все получилось», – повторяла она себе, пытаясь сдержать слезы. Позвонил Сашка и она, стараясь не разрыдаться, просипела в трубку:
- Он ее выгнал.
- Замечаааательно, - пропел брат. – А ты что невеселая, сестренка? – спросил жестко.
- Я… я не хочу ТАК.
- Поздно. Получай свой трофей. Или – охота закончена и приз тебе не нужен?
- Сашка, как ты можешь быть таким жестоким?
- Я не жестокий, Кира. Я просто не рефлексирую. А вот ты – ты, по-моему, еще более жестока, чем я. Я-то собираюсь попользоваться выигрышем, а ты – спишешь его, своего ненаглядного Жданова, как рухлядь?
Кира задрожала, выключила телефон и бросила его на диван, как опасное насекомое с красивым лаковым тельцем.
Я…я буду с ним. Я его не брошу! – стала убеждать себя девушка. – Я его не отпущу больше. Не отпущу…

В гараже Григорий попросил Катю подождать, и дал указания сотрудникам, немедленно после этого севшим в Жигуль и укатившим прочь.
- А Вы? – спросила Катя.
- У меня своя…
Они подошли к слегка пошарпанному Ауди, Мелихов открыл дверцу. Катя уже собралась сесть, когда Григорий решился ее остановить.
- Катерина Валерьевна, погодите. Я должен сказать Вам очень важную вещь, - взволнованно начал он.
Катя даже не удивилась его волнению, она ничему не удивлялась: все эмоции коллапсировали там, в лифте, и теперь ничто ее трогало. Она понимала, что все это – некая временная анестезия, собранная в кулак воля, что позже, когда кулак разожмется…
Но об этом лучше не думать.
- Я должен Вам сказать… мне кажется, это очень важно… я… я не верю в Вашу вину…
- Что? – подняла глаза Катя.
- Я не верю, что Вы причастны…
- Ну… конечно… - Катя растерялась, - конечно, ведь счет – липовый…
- Не в этом дело, - покачал головой Григорий, - я сразу не верил, как только увидел Вас…
Катя задумалась.
- Ну-у-у-у… если бы я была виновата… я бы не вызвала Вас?
- Нет… Не так… Самые хитрые и циничные преступники часто вызывают огонь на себя – это сбивает с толку… Нет… Знаете, у меня такая профессия, что я видел очень много людей нехороших, а, самое главное – лживых… Ваши глаза… Я сразу подумал, что человек с таким ясным взглядом лгать не может…
Катя, вспыхнув, отвернулась.
- Не смущайтесь… - Григорий осторожно коснулся пальцами ее подбородка и, приподняв, повернул к себе, - это правда… чистая правда…
- А з-зачем… Вы мне это говорите? – нижняя губа дрожала, грозя скорыми слезами.
- Мне показалось, что Вам сейчас очень важно, чтоб кто-то вам верил… Даже если это будет чужой человек…
- Так Вы – для успокоения…
- Нет… Обязательно нужно говорить людям… если есть что сказать – хорошее… Все так часто высказывают претензии, а когда что-то хорошо… об этом стесняются… Понимаете?
Он и сам смутился, говоря это, но Катя – кивнула:
- Я поняла.
- А-а-атлична! Ну, тогда, поехали! – Гриша помог ей сесть, захлопнул дверцу и обошел вокруг машины.

По сторонам он сейчас не смотрел – иначе бы увидел две пары глаз, напряженно наблюдавших за ними.


Последний раз редактировалось NEDO 16 июл 2009, 12:53, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 12:10 
Не в сети
Унесенная ветром
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 ноя 2007, 05:33
Сообщения: 6965
Откуда: Алматы
:good: :kissing_you: бум перечитывать :Wink:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 13:23 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Кто на новенькую! ЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!

Спасибки!
Рыжий
:kissing_two: :drinks:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 20:49 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Antonella
Larissa(R)
Рада вам )))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 21:03 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 2

- Андрей… я останусь с тобой.
- Рома, уйди. Мне надо побыть одному.
- Черт! Андрей!
Жданов остановился, держа в руках ключи. Руки слишком дрожали.
- Ромка… - его глаза блуждали по стенам, не останавливаясь ни на чем, - а тебе зачем это?
- Что? – Малиновский испугался.
- Вот это все? Ты принес буклет… следил… вводил меня в сомнения… даже поступление денег на счет подтвердил… Зачем, Ромка? Зачем?
Вот теперь взгляд сфокусировался прямо на зрачках Малиновского, и от этого взгляда у Романа онемело лицо, а коленки затряслись. Ужас, испытанный им в кабинете, был ничем, по сравнению с тем, что происходило сейчас…
- Андрюха, я…
- Или это было твоим планом? Да? Ты так меня ненавидел, что решил окончательно превратить в труп? Помог влюбиться, а потом…
Если бы Жданов кричал и ругался, было бы значительно легче, но он говорил таким спокойным, даже где-то – задушевным голосом… Вот о чем он думал, когда молчал в машине.
Рома открывал рот и закрывал его, понимая, что оправдаться – нечем. Это он написал инструкцию… Он общался с Изотовой… Он донес о встрече Кати с Оленевым… И он подтвердил деньги на счету… которых нет… Почему – нет? Его друг-хакер ошибся? Так не бывает… не бывает так, ведь и фамилия была… и – самое главное – он признался в ненависти…
Он попал в ту ловушку, которую готовил Кате… Не рой другому яму… ка-а-ак глупо!!!
И вместо того, чтобы сделать попытку выбраться из ямы, Рома засадил себя еще глубже:
- Палыч, Палыч, а ты вообще уверен, что эти типы – из милиции?
- Что? – удивленно поднял брови Андрей. Он только что справился с противной дрожью и сумел вставить ключ в замок.
- Мой хакер не мог ошибиться! Значит, на счету деньги были! А ты заметил, как он на Пушкареву смотрел?! А потом они вместе уехали! А что он ей втирал возле машины? Чуть не ручки целовал!! Может, это ее любовник!
В попытке оправдаться, Малиновский сам не замечал, что продолжает вколачивать гвозди в крышку надвигающегося на друга гроба. Друга?
Подленькое желание оправдаться и выгородить себя, не замечая, что Жданову становится только хуже?
- Рома, уйди! – почти шепотом попросил Андрей.
- Ох, Андрюха, извини, я не то несу! Это все какое-то страшное совпадение, поверь я тут не при чем! Если я и кажусь при чем, то меня использовали втемную, понимаешь? Я… Я найду Изотову, я узнаю все про…
- Поторопись… - горько ухмыльнулся Андрей, - боюсь, милиция найдет ее раньше… Вот только… почему я не удивлюсь, если девушка вдруг окажется вне зоны доступа?
Малиновский похолодел:
- Ты о чем?
Андрей чуть нагнулся, сверля Ромку взглядом:
- А что?.. Должность президента, когда она не фиктивная, это ведь лакомый кусок, да? Ты же знаешь, что ты на ней так и останешься, правда? Если я сдохну, то мама с папой, как люди совестливые, ни за что не снимут тебя… Наоборот… Тебе еще и акции мои перейдут… А если ты будешь хорошим мальчиком и заменишь им сына, а еще лучше – женишься, родишь ребенка и позволишь им чувствовать себя бабушкой-дедушкой… а ты позволишь… других кандидатов на эти роли ведь нет… То и их акции достанутся тебе и твоим детям…
- Ты что-о-о-о? – отшатнулся Роман, - как ты так можешь?
- А как? – невинно улыбнулся Жданов, - с волками жить…
Дорогая стальная дверь захлопнулась с ужасающимся хлопком, напоминающим стук крышки гроба. Роман с силой ударил по стене рядом с лифтом.
- Черт! Черт! Черт! – и он выкрикнул последнее, что, казалось, еще могло привести в чувство Андрея, - Она любит тебя! Это – правда!
Дверь тут же распахнулась:
- Посмотри на меня внимательно: ты можешь поверить, что женщина, красивая женщина будет спать со мной потому, что я ей нравлюсь?
- Я… я разберусь!
- Один раз уже разобрался…

Малиновский снова остался один.
- Черт! Черт! Черт! – он готов был плакать от отчаянья, и не мог. Тот камень, который он таскал на своих плечах целый год, теперь казался облаком по сравнению с той плитой, которая ложилась ему на плечи, рискуя стать его надгробным памятником…

Они ехали уже минут десять, а Мелихов только косился на Катю и ничего не говорил. Она, чувствуя, что сейчас начнет впадать в истерику – конечно, не от того, что он молчал, а от того, что ей нужна была какая-то внешняя ментальная пища, дабы занять мозг и не думать о…
- Григорий…. э-э-э-…. – она поняла, что не помнит отчества.
- Можно без «Э», - весело ответил Мелихов с такой готовностью, словно ждал вопроса и ждал именно этого вопроса, - если вам это не сложно, давайте просто по имени?
«И на ты…» - хотел добавить, но посчитал наглостью.
- Нет… Не сложно… только…
- Вы хотите сказать, что я при исполнении? Но тогда следует называть по званию, например – товарищ генерал…
- Вы – генерал? – простодушно изумилась Катя, а Григорий расхохотался.
- Нет, конечно же, нет! Но Вы, Катя, не расстраивайтесь, я абсолютно уверен, что смогу дослужиться и до генерала!
Так легко прозвучало это «Катя»…
А Катя, запутавшись, спросила:
- А почему?
- Что - почему? Почему уверен? Ну, тут все просто, я умный и талантливый. Как в песенке! – Гриша скорчил физиономию, которая, как ему казалось, соответствовала, и, делая свой баритон более рычащим, пропел, - О, yes! Я – гениальный сыщик! Мне помощь не нужна! Найду я даже прыщик на теле у слона! Вынос-ливей макаки! плы-ву! Как камбала! А нюх как у соба-ба-ки! а глаз! Как у орла!
Признаться, ему с трудом удалось допеть до конца, выдерживая серьезное выражение лица, потому что Катя хохотала как ненормальная – рожица была очень похожа на оригинал, а интонации – умопомрачительны. Допев, Гриша и сам расхохотался – хорошо, что они тормознули на светофоре, а то бы создали аварийную ситуацию.
- Вы хорошо поете… - заметила Катя.
- Ага! – не стал ломаться Мелихов, - А еще я хорошо играю на гитаре! Правда-правда! Не верите?
- Почему же? – Катя улыбнулась детсадовской интонации, - очень верю! А еще, мне кажется, у вас выдающиеся артистические способности!
И это Гриша не стал отрицать:
- Еще какие, Катюша! Когда мне было десять лет, меня на улице поймал режиссер и сказал: Мальчик! Ты хочешь сниматься в кино?
- И? – заинтриговалась Катя.
- А я сказал: Нет!
- Почему?
- Потому что я бежал на собрание клуба юных сыщиков!
- Это как?
Мелихов захохотал так, что даже опустил голову на руль - и это едва не стало причиной столкновения с идущим впереди автомобилем; но, мгновенно собравшись, Григорий притормозил и чуть вильнул к обочине.
- Ой! – запоздало вскрикнула девушка, прижимая руки к груди.
- Не волнуйтесь, у меня реакция как у пилотов Формулы-1. В нашем деле иначе нельзя…
- А почему Вы засмеялись?
- Вас так просто развести! Я не удивлен теперь, что эту злую шутку сыграли именно с вами…
Катерина, при упоминании о подставе, помрачнела, глаза наполнились слезами.
- Ну-ка, выше нос! Вы не забыли, что я – гениальный сыщик? Я найду и обезврежу всех врагов советской власти, даже не сомневайтесь!
- Я… не сомневаюсь…
- Вот и отлично! Катя, нельзя быть настолько доверчивой!
- Но Вы же не говорили ничего особенного…
- Вот именно… я шутил, а Вы принимали все настолько всерьез… Я вообще удивлен, что Вы догадались вызвать милицию… Если я правильно понял Ваш характер, Вам несвойственны решительные поступки… Скорее, Вы бы, расплакавшись, ушли на радость своих врагов.
- Так и было… - подтвердила его догадку Катя, - я и ушла…
- И?
- Уже внизу меня вдруг что-то озарило… Только… я не о себе подумала, а о папе… что с ним будет, когда это все просочится… У меня папа, знаете, очень честный и порядочный человек, известие о том, что его дочь… такая… Мне даже страшно подумать – что могло бы с ним быть…
- Что ж, Катюша, это очень хорошо, что Вы подумали о папе. Это говорит о Вашем чувстве ответственности перед близкими людьми… Я знаком с Вами всего ничего, но уже с уверенностью могу сказать: с Вами бы я в разведку пошел!
Катя внимательно посмотрела на него, пытаясь определить: это он серьезно или очередная шутка? Он понял.
- Нет, Кать, я не шучу сейчас. Это – правда. Ответственность перед близкими – это очень важное человеческое качество, оно не позволит струсить. Когда я… впрочем, об этом как-нибудь потом…
- Потом?
- Да, потом… Вот, мы приехали. Вернее – не совсем еще. Я сейчас выбегу минут на десять, вы подождете?
- Конечно… А…
- Кать, вы подождите, ладно? Остальное – потом…

Андрей стоял посреди квартиры, озираясь, пытаясь понять, что надо делать. И надо ли. Он слышал, как лязгнул лифт, впуская Ромку и унося его прочь.
Все. Один. Можно теперь предаться горю, переломать мебель, биться головой об стену. Можно скулить и вопить, обращая к небу проклятья. Можно…
Вместо этого Андрей прошел в кабинет, сел в кресло и долго смотрел на ковер. Он почти что стек на пол, растянулся во весь рост на том самом месте, где они с Катей первый раз занимались любовью и где повторяли это еще не раз. Он лежал, скользя по поверхность сознания, пребывая в состоянии между сном и реальностью.


- Зачем? Кать, я же был готов…
Я готов был бросить к твои ножкам все. Я готов был быть для тебя кем угодно, только чтобы быть в твоей жизни.
Я бы без сожаления сам преподнес тебе и деньги, и дружбу, и семью, и, даже, ЗимаЛетто.
И ты знала, не могла не знать.
Но вот беда – внешность у меня неподходящая. Влюбленный урод… Как глупо…
Мой тяжкий крест - уродства вечная печать
Я состраданье за любовь готов принять


И сострадания не было… Продуманный расчет… Шаг за шагом… Зачем, Катя? Как он мог быть так слеп? О, господи, но ведь он полюбил… Впервые в жизни – полюбил, даже ни на что не надеясь, а потом… когда чудо снизошло, когда почувствовал себя любимым…
Любимым…
А все было ложью от начала и до конца…
Если бы не это обвинение… он никогда бы и не узнал… Кто же такой добрый, что открыл ему глаза? Что там Малиновский говорил? Зачем? Как ей удалось обвести и его вокруг пальца?
Нежная…
Такая нежная девочка… Хрупкий цветок, который хочется беречь и защищать…
Но там, внутри цветка, сталь…
Неужели не было ни капли чувства? Но как? Как можно так притворяться? Ведь не мальчик же он, ведь считал себя искушенным… обучал… сходил с ума от ее неумелости… а она… только притворялась…
Хрипло расхохотался:
- Да Вам в актрисы нужно, Екатерина Валерьевна… Какой талант! Гордись, Жданов, все эти спектакли были для одного зрителя! Бенефисы и фестивали! Гениально сыгранная роль!..

И лежал, обнимая призрак своей любви…
Катенька… Где ты?..

- Ну вот, я вернулся! Вы как, Катюша? Не очень скучали?
Скучала? Это слово не про Катю. Не про ее состояние… Она чувствовала себя так, будто вот-вот начнет отходить наркоз – уже началось покалывание во всем теле, и озноб волнами прокатывался с головы до пяток, а потом – до живота и там накапливался под ложечкой, вызывая тошноту. Впервые Катя подумала о том, что могла забеременеть… Нет, они предохранялись, конечно, но… человек предполагает, а Бог – располагает… И она размечталась о ребенке от Андрея – как это было бы здорово!
Причем, здорово вне зависимости от того, помирятся они или нет… Малыш от любимого мужчины – это всегда счастье… Родители… Да, конечно, папа рад не будет – но это только сначала… Потом он тоже полюбит малыша…
А еще Катя мечтала, что когда-нибудь они будут идти с маленьким - конечно, как две капли похожим на папу… и встретят Андрея… и он сразу поймет, что это – его ребенок… А еще… если она беременна… и хочет сохранить малыша, ну, неужели Андрей не поверит и тогда?
Вот только - вероятность этого счастья ничтожна мала.
Из подъезда большого казенного дома с вывеской, которую Кате было плохо видно, появился Мелихов.
Он такой… необычный…Зачем катает? Кате примерно понятно было – зачем ему нужен разговор наедине, скорее всего, о тех, кого она подозревает… Но почему они так долго ездят?
Он хочет, чтоб она успокоилась?
Странное дело, но в присутствии Григория она действительно чувствовала себя спокойно и защищенно… Он ее отвлекал и вселял уверенность…
- Ну что, Кать, как Вы смотрите на то, чтобы отправиться в кафе или ресторан?
- В ресторан?
- Ну да… Кать, если бы я хотел Вам соврать, то сказал бы, что я смертельно голоден, а серьезно разговаривать могу только засыпав пищу в топку… Но я Вам скажу правду. Я реально смертельно голоден, но беседовать о делах с красивой женщиной в душном кабинете – пошло. А? – он состроил жалобную мордочку и пару раз хлопнул глазками.
Катя согласилась.
Они вошли в небольшой ресторанчик, выбранный Гришей; в этот час в нем было людно, но Мелихов сказал, что сейчас организует столик на двоих и, извинившись, отошел.
И тут Катя поняла – что в нем для нее особо привлекательно: он совсем не фиксируется на своих шрамах; будто и нет вовсе обезображенной половины лица… А ведь, судя по здоровой части, он был красавчик… учитывая его общительность и легкость, с которой он расположил к себе совершенно незнакомого человека… женщину… женщину, смертельно влюбленную в другого и очень обиженную…
А с ним она будто все забывала…
Он отсутствует пять минут, а его уже не хватает… И Катя уже озирается, выискивая глазами спутника.
- Потеряли? – его баритон бархатно обволок слух, - а я все устроил, пойдемьте.
Как ни в чем не бывало, взял ее за руку и увлек за собой.
Так просто!
Вот он, наверняка, не страдает от того, что, находясь в здравом уме и твердой памяти, его не полюбит ни одна женщина… Почему-то складывается ощущение, что его, наоборот, очень даже любят…
Конечно, его шрамы не такие страшные, как у Андрея… И прошло пять лет… Привык?..
Но почему кажется, что Андрей и через пять лет не смог бы смириться с потерей внешности? Или – другой мир, другие люди вокруг?
Отважные герои, смело бросающиеся на пули против… против… гламурных недомужчин и голубых гиен… Мужские игры против бусиков и ленточек… Конечно… Конечно, Грише проще было не сломаться…
Шрамы украшают мужчин… но для бомонда, встречающего по одежке, это – клеймо позора.

Лежал, распластавшись на ковре, словно пытался обнять… или – вдавиться в этот чертов ковер, чтобы стать ворсинкой, той ворсинкой, которой касалась Катя…
Катя… что-то царапало, что-то не срасталось во всей этой истории…
Резко сел, не удержавшись – ахнул.
- Так… помыслим логически… сначала – о делах… Катя – не виновата…
Это уже успокаивало и грело душу. Ну, пусть она лелеяла какие-то свои планы, втираясь к доверие… Об этом – потом. Главное – она не виновата…
Либо она – настолько извращенное и циничное создание, что продумала вместе со своими сообщниками все до мелочей…
Чушь, Жданов, несешь… Если бы все было продумано до мелочей, то не валялись бы у нее в столе папки… А папки эти кто-то подбросил… Подбросил в тот момент, когда его – не было, а она ушла на встречу с Оленевым…
Почему она с ним встречалась?
Черт, а может, и это подстроено?
Кому-то надо подбросить папки, одновременно замарав Катю… Чтоб папки эти нашлись сразу… Если бы она сама их заметила…
Черт, если бы она сама их заметила, то непременно пришла бы к нему!
Что она сказала про Оленева?
История – дурацкая, хотели завербовать…
Они заранее знали, что завербовать – не получится… Кто мог знать? Кто мог подбросить?
Малиновский?
Зачем ему?
Все, что Андрей наговорил Ромке в запале, это все ерунда, это от нервов… Этого не может быть…
Кто еще?
Нет, не так… Кто мог все это организовать?
Не просто – хотеть подставить Катю…
Организовать…
Думай, Жданов… Ищи - кому выгодно…
Стоп.
Это ведь может кто-то со стороны?
Из прошлой жизни?
Не-е-ет…
Отгадка – на поверхности…
Так мучительно болит голова…
Автоматически сунул руку в карман – за болеутоляющим; и не нашел.
Все правильно… в последнее время это было не нужно: Катя действовала на него лучше любых лекарств… Порой, когда они были вместе, а она целовала его… он забывал о своем уродстве…
Нет…
Не это главное сейчас. Почему-то кажется, что главное – не это.
Голова просто раскалывается…
Он поднялся, прошел к шкафчику с таблетками, выпил.
Вернулся на прежнее место, лег, прислонившись щекой к щекотной мягкости ковра и закрыл глаза.

- Этот раунд за тобой, АндрюШЕНЬКА, но ты передай Катерине, что я терпеливый – я ее подожду…


Что?
Андрей вскочил и забегал по комнате – перед глазами маячило лицо александра, а в ушах набатом звенели его слова «я - терпеливый»
Че-е-ерт! Как он сразу не подумал!
Воропаев!
Он выигрывал! Ему выгодно! И он мог все организовать!
А помогла…
Кира…
И ей – выгодно…
А он, как дурак, верил.
Сел, вцепился себе в волосы, только что не выдирая их с корнем.
- Ой-е-е-е-ей, деби-и-и-ил! Кире – поверил, а Кате – нет! И-ди-от!
Схватил телефон:
- Ромка? Приезжай, сейчас, можешь?!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 21:12 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Андрей

Изображение

Изображение


Гриша

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 июл 2009, 22:01 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
Жестянщица! :LoL: :LoL: :LoL:
Остаться в живых - это про тебя.
:bravo: :bravo: :bravo: :bravo:

Малина здесь гавнюком окажется, или пай мальчиком будет?
А Катьке что? Какая разница, с какой стороны целовать. Можно даже двоих - в одном флаконе. :pooh_lol:

Жду, короч! :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 июл 2009, 08:39 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Larissa(R) писал(а):
Какая разница, с какой стороны целовать. Можно даже двоих - в одном флаконе.

:pooh_lol:

:Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 июл 2009, 08:48 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 3

Странное дело… Когда Катя только познакомилась с Андреем, то чувствовала неловкость и прятала глаза, стараясь делать вид, что все в порядке… Сейчас, сидя с Гришей в людном кафе, она обращала внимания на безобразный шрам, пересекающий его левую щеку, не больше, чем на особо выдающийся нос… пожалуй, даже побольше, чем у Жданова – или это кажется из-за горбинки-искривления? Наверное, нос был сломан… а глаза – красивые… очень… удивительного каре-зеленого цвета, это, наверное, редкость… Катя таких еще не встречала…
Гриша непринужденно трепался, рассказывая о какой-то ерунде, потом перешел к забавным случаям из практики… И уже стало понятно, что он подводит разговор к важному.
- Катя… Подумайте… Кому из Ваших знакомых выгодно ваше падение?
Катя ждала этого вопроса… И уже думала об этом. Никого, кроме Воропаевых, ей на ум не приходило… Причем, складывалось все так, что ее увольнение, да еще – со скандалом – было на руку и брату, и сестре: они оба удаляли соперников…
Но… может, это вовсе и не они?
- Я… я не… не могу… я…
- Вы не хотите никого обвинять, так?
- Да! – с облегчением ответила Катя.
- Послушайте меня… послушайте, Катя… Если вы мне сейчас назовете фамилии… это не будет обвинением… Но это облегчит следствие…
- Я…
- Катя… это – важно… Не волнуйтесь, их никто не станет обвинять… Нам все равно придется проверять ваших коллег – кто-то же подложил папки к вам в стол… Лучше будет, если мы начнем с подозреваемых…
- Но… он не работает в ЗимаЛетто!
- Не работает? Но как?.. Кто он? Как он мог все спланировать, если…
- Он… акционер…
- Так-так…
- А-александр… Воропаев…
- Александр Воропаев, акционер… Так? Я правильно понял?
- Да!
- И… Катя, простите, но это важно… почему? За что?
- Я… я встречалась с ним… раньше… мы поссорились… нехорошо поссорились… я не хотела к нему возвращаться… а он был очень зол… а потом… и так вышло, что у меня появился другой мужчина…
- Хм… - Мелихов задумался, - ревность, месть… это, конечно, серьезно… но подставлять компанию?
- Андрей… - неожиданно для себя выпалила Катя и в испуге, что проговорилась, зажала ладошками рот, - нет… Нет! Я ничего не говорила, вы ничего не слышали, забудьте!
Григорий вздохнул.
Странные люди… Бесконечно странные люди – ведь во время следствия всплывает все, достаются все скелеты из шкафов… И, вместо того, чтобы сразу все рассказать, эти странные люди держат в тайне те сведения, которые помогли бы вычислить преступника в два, три раза быстрее…
- Катя… - посмотрел на нее как можно более мягко, - Катя… следователь для пострадавшего – это как врач. Ведь для того, чтобы вылечить болезнь, Вы рассказываете врачу про нее? Вы же понимаете, что я не знаю всей подоплеки событий… Зная ее, я, во-первых, смогу посмотреть на ситуацию со стороны, объективно… а, во-вторых, мы значительно сократим время следствия… Вы мне верите?
Катя помолчала, пристально глядя ему в глаза.
Да. Верю.

Мелихов, видя, что Катя мнется и никак не может начать рассказ, помог:
- Рассказывайте с самого начала. Я так понимаю, что история эта началась с того, что Вы устроились в ЗимаЛетто? Так? Или раньше?
- Н-н-нет… не раньше… меня тогда удивило, что собеседование проводит секретарь… моя предшественница… она уходила в декрет, и ей искали замену… Она мне и объяснила про Андрея… ну… что он такой… и очень переживает из-за этого… и… в общем, он ни с кем не общался… фактически президентом был он, Рома был только лицом…

Катя рассказала все. Без частных подробностей конечно.
Еще она корила себя за то, что так рассталась с Сашей.
- Возможно, - говорила она, - если бы я с ним объяснилась по-хорошему… Он же любил меня… А Андрей… он просто потом не дал уже ему возможности со мной поговорить, сначала отправил в командировку… А потом… не знаю - что он ему потом сказал, но Саша почти не приближался ко мне, словно был напуган… И… если все это затеял Саша… возможно, он не так и виноват, как кажется… Конечно, он сделал плохо, но, знаете, он очень сложный человек… он не мог свою обиду показать… месть, конечно, не лучший способ… но это было, наверное, что-то вроде состояния аффекта… Знаете… люди ведь всякие есть… одни проглотят обиду и все…. А у других это… становится большим… слишком большим… Саша любил меня, Андрей… фактический увел меня у него из-под носа… он все сделал так, чтобы я влюбилась… и чем-то Сашке еще и угрожал… Саша… он просто хотел меня вернуть…
- Н-да… - только и смог вымолвить Григорий.
Конечно, Александр ему не представлялся агнцом, но мотивы были налицо. И, честно говоря, мотивы вполне резонные. Путь воплощения… это чересчур… Но – кто знает: чем угрожал Жданов? Возможно, у Воропаева не было другого выбора, возможно, угроза была слишком серьезна… А этой угрозой его лишили права бороться за любимую женщину…
Жданов в глазах Гриши упал еще ниже.
И Гриша совсем не удивился бы, если бы узнал, что и Катю он привязал к себе каким-то нечестным способом… Бил на жалость, например…
Поначалу Мелихову и самому очень хотелось этим воспользоваться… Так удобно сказать девушке: «Ну, конечно, кто захочет общаться с таким уродом!»… Но он сдерживался. Просто потому, что был уверен в том, что его внутренние качества, его умение общаться и, в конце концов, его обаяние… они важнее… И еще знал – что если девушка с ним встречается, то делает это не потому, что у него смазливая физиономия… как было раньше… Это понимание стоило дорогого…
А Жданов… Вряд ли… Если он сидел взаперти… если психовал так… слабак! Закомплексованный слабак, если думает, что мужик может поразить женщину только внешним…
- Григорий… - вдруг решилась Катя.
- Да?
- Мне… мне очень неловко… но я хочу понять… только вы не обижайтесь, пожалуйста…
- Да я, вообще-то, не из обидчивых. Говорите, что хотите…
- Я спросить хочу…
- Я отвечу. Обязательно.
Катя молча потеребила салфетку, скрутив ее в жгутик, потом вскинула на него глаза.
- Я… я заметила, что Вас совсем не смущает… это… - и она провела пальцем себе по щеке, - я… как… как Вам это удается?.. Понимаете… просто Андрей, он…
- Я понимаю… - перебил Гриша, - действительно, Вам это кажется необычным… Да и – сразу после аварии мне тоже было очень не по себе… Но… у меня не было возможности рефлексировать под надзором богатеньких родителей… Я должен был работать. А работа моя связана с людьми и с общением… Ребята на службе сначала участливо отводили глаза… но быстро привыкли. А посторонние… Знаете, я понял, что, чем меньше на этом зацикливаешься сам, тем меньше на это обращают внимания другие… Сделать еще одну пластическую операцию у меня нет возможности, то, что сейчас – это уже усовершенствованный вариант, сначала было, примерно, как у Вашего Жданова… Но я просто об этом не думаю… забыл…
- Вы – герой… - задумчиво произнесла Катя.
Григорий рассмеялся:
- Ерунда какая! Просто я считаю, что я достаточно интересный человек, а внешность – дело десятое!

- Палыч, ты…
- Погоди… - Андрей сразу перебил, - вспомни, что тебе говорила Изотова?
- Да не в Изотовой дело! – Малиновский говорил так, словно знал – о чем Андрей все это время думал. Но, разве удивительно, что Роман думал о том же?
- Нет? А в ком?
- Воропаевы! – выпалил Рома, глядя во все глаза на Андрея в ожидании ответной реакции.
- Ты тоже об этом думал? – не сумел не удивиться Жданов.
- А то!
- Сашка – придумал, Кира – подбросила папки? Так?
- Абсолютно!
- Но откуда у нее ключи – вот вопрос?
- Какие ключи? – насторожился Рома.
- От нижнего ящика в столе Кати.
- Жда-а-а-анов! Такой большой, а такой глупый! Вот почему я не удивлюсь, если вдруг окажется, что в твоей квартире везде жучков понатыкано?
- Ты хочешь сказать, что ключ этот у нее мог быть?
- А ты не помнишь – как она тебя выслеживала?
Андрей поморщился при этом воспоминании.
С одной стороны – это было жутким кошмаром, с другой – он вел себя как мальчишка, с радостью играя в «шпионов»… Что винить кого-то, если сам был виноват не меньше… Ты догоняешь - я убегаю…
- Не будем об этом. Итак, Воропаев?
- Воропаевы, - уточнил Рома.
Андрей опять поморщился:
- Не думаю, что идея принадлежала Кире. Она – только исполнитель.
- Ты защищаешь? – изумился Малиновский.
- Зная Сашку, можно представить себе – как он может надавить!
А сам при этом подумал, что Сашка, наверняка, развернул перед сестрой замечательные перспективы… ненавистная ею Пушкарева уйдет со скандалом… и Жданов достанется ей на блюдечке с голубой каемочкой… Как легко поймать Киру на это… ведь она даже представить себе не может… что без Кати… он не сможет жить… теперь… не сможет…
- Ты защищаешь? – повторил Рома.
- Да! Защищаю! Как будто ты Воропаева не знаешь! – и резко замолк, испуганно глядя на друга.
- Э-э-э-эй… - позвал его Малиновский, но Андрей не реагировал, - э-э-э-эй!
Роман помахал у Андрея перед носом.
- Да что с тобой?! – схватился он уже за плечо Жданова.
А тот привалился к стенке, закрыв лицо руками, и со стоном сполз вниз.
- Воропаев! О, не-е-е-е-ет!

Александр поджидал ее у подъезда. Он нервничал.
Почему ее так долго нет? Неужели мышеловка не захлопнулась? Неужели Жданов простил? Но ведь Кира сказала…
Или…
Или Пушкарева поехала к нему и… они все выяснили?
Нет, не может такого быть… Не может он ТАК доверять своей помощнице, дело – нешуточное.

Они уже почти подъехали к дому Кати, когда у Гриши зазвонил телефон.
- Что?.. Что-что?… – и, выслушав ответ, Мелихов засмеялся счастливым детским смехом, - Ах, ты умница моя! Солнышко мое ненаглядное! Я говорил, что люблю тебя?… Нет, не так! Я тебя обожаю! Слышишь? О-бо-жа-ю!… Да, да, конечно!… Я?… Конечно, счастлив! Ты даже не представляешь себе – как!
А пока Гриша радовался, рассыпая комплименты невидимой собеседнице, Катя мрачно смотрела за окошко. Ей не понравилось, что он так с кем-то разговаривал.
- Почему, Пушкарева?
- Он же тебе никто?
Как глупо…

- Кать… - Гриша повернулся к ней, глаза сияли, - у меня есть занятная новость…
- Да? – совсем без интереса спросила она.
- Ты не ждешь, что ли, ничего хорошего? А напра-а-асно…
Не дождавшись ответа, он начал рассказывать:
- Одна из папочек, что мы взяли… Кать, папочка – божественная… Потому что на ней только два вида отпечатков… Одни – Жданова, а други-и-ии-е…
- Малиновского? – испугалась Катя.
- Нет. Другие – женские. Но – не твои…
- Ой… - Катя зажала рот руками, потому что с губ было готово слететь имя Киры.
- Как ты думаешь, у вас, в ЗимаЛетто, еще не все ушли?
Пушкарева глянула на часы:
- Вообще-то, рабочий день еще не закончился…
- Тогда – поехали!
- Куда?
- В ЗимаЛетто!
- Нет! Я не поеду!
- Но я же не знаю Киру Воропаеву в лицо.
- Вы… вы думаете?..
- Исходя из твоего рассказа, она – наиболее значимая подозреваемая. У нее есть мотив. Мотивов других мы не знаем… Имеет смысл сначала проверить ее…
- Но ка-а-ак?
- Катя, это – обычная процедура. Ну что, разворачиваемся?
- Я… я не хочу туда!
- Выше нос! Попробуй встречать трудности с улыбкой. Это не так уж страшно, поверь мне!
Катя жалко улыбнулась… Но этот человек знал - что говорил… И не убьет же ее Кира… Тем более, что он будет рядом….
- Л-л-ладно… поехали…


Им повезло. Очень повезло – на ресепшене не было никого, а Кира как раз вышла в холл.
- Это она… - успела шепнуть Катя, а Воропаева, подходя к ним, с лету окатила соперницу ядовито-презрительным взглядом:
- Пушкарева! Вас, кажется, выгнали? Или вы на прощанье что-то еще забыли утащить?
- А, простите, откуда Вы знаете об инциденте? – холодно спросил Мелихов.
- Откуда надо! А Вы кто такой? – и сразу перевела глаза на Катю, - защитничка привели? Что-то у Вас со вкусом не в порядке – так и тянет на уродов…
Катя вздрогнула от неловкости, а Григорий даже бровью не повел, он спокойно достал из кармана удостоверение:
- Разрешите представиться, майор Мелихов, отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Разрешите пригласить Вас к нам для дачи показаний. Вы ведь – Воропаева Кира Юрьевна, я не ошибся?

- Эй, Палыч! Андрюха, да что с тобой?! – Рома присел на корточки рядом с другом и обеспокоенно потряс того за плечо.
- Во-ро-па-ев… - по слогам произнес Андрей, - ну, конечно же! Он обещал… Мужик сказал – мужик сделал!
Жданов горько усмехнулся, находясь еще во власти своих воспоминаний, но почти сразу встряхнул головой и схватил Малиновского за руку:
- Ромка, мы должны немедленно найти Катю и Воропаева – тоже! Я боюсь даже представить, что будет, если они встретятся. А Сашка непременно захочет с Катей встретиться как можно быстрее, Кирюша уже доложила, наверняка!
- Погоди-погоди… Ты Кате звонил?
- Звонил! Пока тебя ждал – звонил! Вне зоны доступа! А домой – я боюсь!
- Давай я!
- И что ты скажешь? А вдруг она до дому даже дойти не успела?
- Ты же не хочешь сказать, что Воропаев собирается ее убить? – ехидно спросил Ромка.
- Надеюсь, - мрачно и серьезно проговорил Андрей.
- Типун тебе! – воскликнул Малиновский и отправился к телефону.
- Ты что, звонить? – вскочил Жданов, - не смей, ты же родителей переполошишь!
- Не учи дедушку кашлять! Говори номер.
- Что ты будешь…
- Вот, дурной ты, Палыч! Я девочку одну попрошу туда перезвонить. И если Катя дома, чтоб она передала – мол, на следующий звонок чтоб Катя сама трубу взяла! Ну?

Но дома Кати, естественно, не было.
А звонить Воропаеву друзья остереглись – боялись спугнуть.
- Погоди! – вдруг вспомнил Рома, - Катя же ушла со следователем! Может, они еще там, в конторе у них! Где визитка?
Жданов полез в карманы - один, другой…
- Чёрт, я в конторе на столе оставил!
- Тогда поехали, немедленно!

Кира сразу все поняла – лицо её побелело, рот полуоткрылся, ресницы заморгали часто-часто; и в одно мгновение блестящая высокомерная красавица превратилась в испуганную девочку. Кате её даже жалко стало, а Мелихову её вид сразу сказал о том, что – виновна.
- Ну что? – проговорил он очень мягко, - пойдемте?
- М-м-мне… нужно позвонить… б… - она чуть было не сказала: брату, но опомнилась, - б-б-быстро…
- Обязательно. Обязательно позвоните…
Катя, наблюдая за Гришей, отметила, что и он изменился – подобрался, как хищник; точнее – был похож на кота, который, наконец, поймал мышку и теперь держит её аккуратно в коготочках, размышляя – съесть сразу или поиграть сначала вволю.
- Я… мне нужно с Вами?… Или… я могу на своей машине? – быстро спросила Кира, потихоньку приходя в себя.
- Можете и на своей, - благодушно ответил Григорий, - только ехать будете прямо перед нами, а телефончик свой мне отдадите на время.
- З-з-зачем?
- На всякий случай… - улыбнулся мужчина.

Они расселись по машинам.
На выезде из гаража, Кате показалось, что она увидела авто Андрея – но она запретила себе об этом думать: слишком сильно застучало сердце; а она не хотела категорически даже думать о Жданове.
Даже думать.
Зачем она поехала с Гришей?
Хоро-о-о-оший вопрос…
Просто не хотела оставаться одна.
А к нему – уже привыкла; он стал для нее спасательным кругом, маячком в густом тумане обернувшейся адом действительности. Ей нужна была опора; что уж тут скрывать – ей всегда нужна была опора. И был Воропаев, потом Андрей, который спас ее от Сашки, а теперь вот Гриша, спасающий – нет, не от Андрея: от самой себя.
Потому она и держится рядом, совсем не думая: зачем, что, почему, что будет дальше…
А Гриша даже не спрашивал: он спокойно открыл перед ней дверцу машины: как так и надо.
Впрочем, может, и правда – надо? Может, после показаний Киры, что-то от нее понадобится еще?

Кира вела машину по нужному маршруту, стараясь ни о чем не думать; ибо как только она позволяла какой-нибудь мысли прокрасться в голову, девушку тут же охватывала паника – настолько сильная, что перед глазами опускалась пелена, и уже не видно было ни дороги, ни машин.
- Вот попасть бы сейчас в аварию! – мелькнуло у Киры, - вот был бы выход!
Но она не могла себе такого позволить – из-за Сашки.
Ну и что, что Сашка втянул её в эту авантюру – она слишком любила брата, чтоб не понимать: если будет еще её гибель… он уже не оправится… И она должна жить – ради него.

- Ромка, тебе не показалось, что выехала та машина – что у следователя?
- А? – отозвался Малиновский, - н-не знаю.
Он смотрел совсем в другую сторону; вернее – тупо пялился, стараясь собрать разбегающиеся мысли и выстроить паззл, в котором слишком много всего было неизвестного. Например – что же такое связывало Катю с Воропаевым, чего так боялся Андрей?
Ясно было, что Жданов не договаривает; Рома вспомнил – как Катя рассказывала о Сашке там, в командировке: она тоже что-то утаивала. Тогда это важным не показалось, а вот сейчас…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 июл 2009, 12:55 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Так, дорогие мои! Обнаружилось, что при посте пропал солидный кусь первой главы. Пропущенное добавлено.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 июл 2009, 15:01 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
Добавку прочитала. Спасибки!
детектива - это здоровско!
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:
:bravo: :thank_you: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 июл 2009, 20:45 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
:-)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 июл 2009, 21:14 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 4

Потапкин радостно поприветствовал начальство:
- Роман Дмитрич, Андрей Палыч! А у нас тут такие дела творятся!
Андрей, коротко кивнув, быстрей полетел к лифту, но Рома затормозил:
- Какие дела?
- Опять следователь приезжал! – Потапкин чуть снизил голос, показывая глазами на Жданова, - Который на АндрейПалыча похож… С Катериной нашей вместе… А минут через десять они ушли, и Кира Юрьевна с ними!
- С-с-спасибо, С-сергей Сергеич, - процедил Малиновский и обернулся к Жданову, который уже собирался входить в раскрывшийся лифт, - Жданов, с вещами на выход!
- Что такое? – обернулся Андрей,
- Они уехали только что. И Кира, – Роман сделал нажим на ее имени, - с ними!
- Кира с ними? – переспросил Жданов. Понимающе кивнул, засунув руки в карманы; покачался на пятках, - А-а-а-атлично… Ромк, всё равно подняться надо – за визиткой.

Катю Григорий отвел в кабинет напротив своего, усадил, включил чайник, достал из шкафчика банку с растворимым кофе, сахарницу, чашку.
- Катюш, посидите пока, кофейку глотните. Хозяина тут еще долго не будет.
- Я… может… пойду? Домой?
- Не думаю. Возможно, Вы скоро понадобитесь. Не скучайте.
Он вышел, Катя осталась одна.
Она не хотела кофе, не хотела вообще ничего, кроме одного – увидеть Андрея. Увидеть и посмотреть ему в глаза. Она не могла понять только одного… КАК он мог ей не поверить? Подстава раскручивалась почти мгновенно, у нее, как и у Григория, не было уже сомнений в том, что все организовали Воропаевы… Они даже не побеспокоились о малейшей конспирации – значит, были уверены в том, что всё пройдет как по маслу… Что Андрей сразу поверит… Что она сразу уйдет…
Сашка не взял в расчет её отца… Он просто не мог знать того, что Катя не сможет предать папу, не сможет видеть его разочарование…
А Кира? Кира хорошо знала Андрея…
И предугадала его реакцию…

Звонить они не стали – сразу поехали по адресу, указанному в визитке.
Андрей нервничал, нервничал сильно – до дрожи в руках; Ромка даже не хотел пускать его за руль: но это было все равно, что сдерживать лавину. Рванули резко, только тормоза присвистнули, а минут через десять уткнулись в пробку, сформировавшуюся, как казалось, мгновенно.
Жданов вышел из машины, злобно посмотрел на блестящие разноцветные крыши, огляделся. Въезд во двор неподалеку привлек его внимание, он попытался припомнить – куда из двора можно выехать… Газон… ничего, ерунда, дело не терпит – можно и по газону…
Уселся в машину и, молча включив зажигание, принялся выворачивать руль.
- Андрюх, ты куда? – удивился Ромка.
- Через двор.
- Да прекрати, куда торопиться то? Через полчаса рассосется…
Андрей не мог ответить на этот вопрос, но почему-то казалось, что торопиться – очень даже нужно. Поэтому он только махнул головой – отстань, мол…
Через двор удалось пробраться вполне лихо – удивительно, что они одни такими умными оказались. Впрочем, взглянув в зеркало, Андрей заметил, что еще две машины пристраиваются в хвост.
Улыбнулся и ударил по газам, выезжая со двор.

Он успел затормозить, даже вопль Малиновского успел услышать, а потом уже какая-то громада заслонила все пространство впереди, и свет померк.

Жданов пришел в себя от заливистого мата Малиновского, лицо страшно болело, и было еще ощущение сырости.
Приподнял голову – руль в крови. Провел рукой по щеке – пальцы повлажнели.
- Чё-о-орт…
Достал платок, прижал к щеке – платок тут же намок, а щеку нещадно защипало. Превозмогая боль, выполз из машины, осмотрелся.
Ромка, размахивая руками, ругался с пожилым мужиком в коричневой кожаной куртке, а тот не уступал по части знакомства окружающих с отборным нецензурным словарем.
Сфокусировавшись, Андрей осмотрел место происшествия.
- Так-так… - пробормотал он, и чуть наклонился вперед: потому что платок вымок, и кровь стала капать на одежду.

Произошло же следующее: водитель грузовика, Карпов Леонид Петрович, приехал по заявке. Завернув во двор, понял, что к нужному подъезду (угловому) для нормальной загрузки нужно подкатиться задом; во дворе развернуться негде…
Он выехал со двора, развернулся, и на малой скорости стал пробираться к нужному месту задним ходом. Когда он выкатил из-за угла, машина Жданова на скорости, явно не предназначенной для передвижения по дворам, впилилась ему аккурат под кузов.
Жертв, кроме насмерть перепуганного Ромио, успевшего отклониться от вползающего в салон грузовика, да Жданова, которому разбитое стекло чиркнуло по травмированному лицу, не было.
Ну, еще разрушения были: переднее стекло - вдребезги, и весьма покореженный передок ждановского авто.

Когда Карпов увидел Жданова, вылезающего с водительского сидения, он бросил чехвостить Малиновского и кинулся к виновнику ДТП, но, увидев капающую кровь, притормозил.
А уж когда пострадавший отнял насквозь промокший платок от лица…
Карпов думал, что он видел всякое, но тут – побледнел и, потеряв опору, схватился рукой за нижнюю часть кузова своего грузовика.
- Гос-споди… - прошептал он, - как же тебя угораздило?..
- Н-нормально… - прохрипел Жданов, едва владея собой от усиливающейся боли и от дурноты, - это всё было…
Кровь хлестала нещадно.
- Ром-мка… вынь у меня из кармана телефон… звони прямо в клинику… доктор там… в справочнике… доктор… - и, почти теряя сознание, привалился к открытой дверце.

Сердобольная бабуля из числа зевак с завидной скоростью сгоняла домой и притащила аптечку: на рану кое-как наложили повязку – от чего Андрей стал похож на бегемота с флюсом, а нашедшийся пенталгин немного усмирил боль.

Ромка, чуть в стороне, объяснялся с доктором. Часто помаргивая, он что-то сбивчиво говорил в трубку, а потом – кивал, а потом – кивнул весьма энергично.
- Палыч… он сказал – приезжать немедленно.
Ромка осторожно отвел на безопасный участок двора поврежденный автомобиль, вызвал эвакуатор, а потом – такси.

В клинике, после обследования, сказали, что лучше всего не залечивать рану, а сразу оперировать: фортуна так благосклонно отнеслась к Андрею, что стекло проехалось аккурат по тому самому месту, где и так предстояло делать разрез.
Хирург даже причмокнул:
- Профессиональный… весьма профессиональный надрез…

Катя ходила кругами, чем дальше – тем бОльшим было беспокойство, тем страннее она чувствовала себя… Выглядывала в зарешеченное замызганное окошко… думала: как же они моют-то его? Под решетку же не пробраться?
Выпила кофе… побродила по кабинету… Взглядом уткнулась в лежащий в стопочке верхним документ.

ПОМНИТЕ!
Осторожность - не малодушие и не трусость! Ваша безопасность зависит от вашего поведения
ЕСЛИ ВЫ СТОЛКНУЛИСЬ ОДИН НА ОДИН С НАСИЛЬНИКОМ.


Ни в коем случае не показывайте свой испуг: помните, что самообладание – ваше главное оружие;
Говорите ему все, что угодно, но громко и уверенно;
Постарайтесь ошеломить насильника, например, потребуйте у него документы;
Пригласите его к себе домой;
В лифте нажмите кнопки нескольких этажей, чтобы дверь лифта открывалась как можно чаще, при необходимости - аварийную кнопку.
Усыпите его бдительность и агрессивность, сделав вид, что согласны, а затем действуйте;
Если вы решились бежать - не суетитесь, делайте это внезапно и быстро; поднимите шум - кричите, свистите ...
Если вас обхватили сзади - изо всех сил ударьте затылком в лицо нападающему или пяткой по ноге. высокие каблуки ударяют больно;
Защищайтесь до конца. На карту может бить поставлена ваша жизнь!
Лучший способ охладить насильника – причинить ему сильную боль. Укусите за нос, губу, ухо, сдавите мошонку, ткните пальцами в глаза…


Катя отложила листочек, усмехнулась: от насильника на улице можно спастись… Но разве помогла бы ей такая бумажка, когда она не знала – куда деться от Александра… Кричать… бежать… нажимать аварийные кнопки – всё было бесполезно…
Если бы не Андрей…
Он спас – да…
И он же - убил… Причинив боль во сто крат худшую, чем Сашка.
Не поверил ей, в любовь ее не поверил… О чём он думал, когда, сидя на полу после всепоглощающей любви и глядя на языки пламени в камине, они мечтали о будущем? Неужели ждал подвоха?
Или – просто пережидал свое вынужденное уродство?
Ждал операции, коротая с ней время?
Сделает пластику… вернет лицо… и… станет прежним мажором Андрюшей Ждановым, за которым бегали все модельки?
Не-е-ет… он ведь говорил, что стал другим…
И тут же невесело хохотнула: конечно, стал другим… как не стать, когда вырвали, насильно вырвали из прежнего мира… Стал никому не нужен… Кроме одной дуры..
И Малиновский – ах, Малиновский! Каким змеем он вился там, в командировке… Как учил… Все было обдуманно, заранее обдумано – заметил, что Катя колеблется, что интерес к Жданову проявляет и устроил ему девочку на блюдечке с голубой каёмочкой… Бери, дружок, ничего не жалко…
Грязь, ложь, цинизм…
Они такие, Катя…
Жданов – исключение в силу обстоятельств, вернется в норму, вернется и в обычную веселую жизнь.
Это даже хорошо, что Сашка вмешался, что испортил – потом было бы больнее… когда начала бы читать газеты… о светских тусовках и возвращении плейбоя в русло активной жизни…

- Кать, - заглянул в кабинет Мелихов, - ты не убежала? Прости, что долго.
- Как там?
- Нормуль… Пошли ко мне.
Григорий улыбался, но ничего не сказал до тех пор, пока они не вошли в его обитель.

- Вот так, Катерина, - закончил рассказ Гриша и протянул ей протокол допроса Воропаевой, - если хотите, можете посмотреть стенограмму.
Катя протянула руку, но потом отдернула.
- Н-нет… не хочу… - на душе было сумрачно и гадко, вместо триумфа – темная печаль…
- Не радостно? – понимающе спросил Мелихов.
Она кивнула.
- Очень хорошо понимаю… так часто бывает… - Григорий встал, отошел к окну, приоткрыл форточку, - теперь Вы можете подавать заявление в суд. Гражданский иск… Я помогу составить…
- А… если… если я не хочу… - Катя подняла на него глаза, в них плескалась и боль, и отчаяние, и грусть, - скажите… это… ну… ну, вот Вы занимались делом… а я не хочу на них в суд подавать… это.. как месть получается, я не хочу мстить… Кто-то должен остановиться… ненависть… она же вернется… Но… Вы работали… Вас ведь ругать будут…
Гриша улыбнулся:
- Катя… Это Ваше право – подавать иск или нет. Мы сообща нашли виновных, восстановили Ваше честное имя. Вот что важно… Мы же ради этого работали… И потом – смотрите, как быстро удалось всё раскрыть… Теперь Вы можете с триумфом вернуться в ЗимаЛетто…
- Ну, уж нет! – Катя даже не поняла, что почти выкрикнула эти слова.
- Что? – удивился Мелихов.
- Я не хочу возвращаться туда! Я не хочу больше там работать! Пусть живут без меня! Если я им так мешала, что они сделали такое…
- Погодите, - перебил Гриша, - но ведь мы выяснили, что ни Жданов, ни Малиновский – а, как я понимаю, они Ваше непосредственное начальство… они же не виноваты. Они этого не хотели!
- Они не хотели… - усмехнулась Катя, - не хотели… На Малиновского мне вообще наплевать… А Андрей… я все равно не смогу больше с ним… ни работать, ни встречаться…
- Почему, Кать? Всякое бывает! Вы поговорите, проясните недоразумения…
- Гри-и-иша… Если бы мы были просто коллегами! Я бы простила Малиновскому, что он мне не поверил, но Андрей! Как он мог даже подумать! И дело не только в этом… Он… он и чувства мои отверг… сказал, что не верит в то, что я его люблю… И.. как.. не знаю…
Мелихов видел, что девушка едва сдерживает слезы… и он рискнул… сделать то, чего не позволил бы себе в другой ситуации…
Если бы все сложилось по-другому… Да…
Он шагнул к ней и обнял.
Она, доверчиво прижавшись к его груди, расплакалась; а он и не пытался прекратить рыдания – только поглаживал по спине…

Наконец, Катя успокоилась.
Протянув руку, Гриша налил воды из графина и, не выпуская девушку из объятий, протянул ей стакан:
- Выпей водички.
Катя, всхлипывая, послушалась.
- Ну а теперь, девочка, послушай меня…

Рома, проводив Андрея, заметался по холлу, не зная – что следует предпринять. Надо же принести ему какие-то вещи из дома, но какие? И врач сказал – «Подождите!». Что ждать, сколько? Его уже оперируют?
Но вышла медсестра и всё, к счастью Ромио, разъяснила.
Теперь он знал – и что привезти, и где лежит – вместе с ключами Жданов передал записку.
Но, кроме этого, предстояло очень важное и очень трудное…
Сообщить Маргарите, что Андрей уже в клинике. Объяснять про аварию…
И Марго опять посмотрит на него так, что легче умереть… И Павел поднимет бровь, словно издеваясь… а думать будет о никчемности Малиновского… конечно…
И нельзя звонить по телефону, тогда точно будет хуже…
Вздохнув, Ромка вышел на крыльцо и вызвал такси. Сейчас – к Жданову, там оставлена машина, там нужно взять вещи… А потом…
Малиновский вздохнул еще раз…
Потом – к его родителям…
Не убьют же…
Вот только – как объяснить: почему Андрей так нервничал?
Ну да ничего… ехать не пять минут – что-нибудь придумается…

Кира, бледная и потерянная, шла по улице, не замечая прохожих, забыв, что оставила машину… Свернула в какой-то скверик, присела на лавочку, и, чуть расслабившись, тут же изошла дрожью; клацали даже зубы – будто бы она в лёгком платьице выскочила на мороз.
Как она могла послушаться Сашку?
От него всегда исходила такая уверенность… Никогда и сомнения не было, что какая-то его затея может закончиться неудачей, да, видно, фортуне надоело поощрять его выходки…
Он потерял Катю… и это было первым звоночком…
Только он сам не понял, что пора остановиться и начать прислушиваться к другим… и привыкать к законам… Теперь закон против них.
Следователь объяснил – что им грозит.
Нет, тюремного заключения не будет.
Штраф – тот, который затребует истица… Сколь угодно большой, ибо дело нешуточное…
Кира не верила в то, что Пушкарева станет их разорять – не того полета птица, не это тут главное.
Суд – огласка – позор…
И после этого даже разорять не надо – они с братом станут прокаженными для всего общества. Вроде живы – но мертвы, вроде на свободе – но как в клетке…
Сашка…
Кира встрепенулась, достала телефон и дрожащими пальчиками ткнула вызов…
- Саш-ка…
- Абонент недоступен или находится вне зоны действия Сети… Пожалуйста, позвоните позднее…
- Саш-ка! Ты где-е-е?

Катя только кивала, слушая Гришу. Он прав – во всем и абсолютно… Вот только она не может так быстро довериться ему полностью… Знает, что нужно – иначе не будет понимания, но не может…
А он переживал и волновался, стараясь донести до нее свои мысли, переспрашивал – точно ли она поняла его… Даже встречные вопросы задавал - чтоб удостоверится: да, поняла.
Она кивала.
Забавно так кивала, как маленькая…
Она и была маленькой.
Маленькой девочкой, которая росла в какой-то теплице, под присмотром строго папы, а потом её вдруг выкинули в жизнь – плавай! Она смогла не утонуть, но плавать – не научилась; только на воде держаться научилась, да отчаянно дрыгать ногами, чтоб не уйти в бездну.
Вот он и втолковывал ей простые истины, надеясь – нет, конечно, не жить научить, но хоть инструкцию какую-то вложить в эту наивную головку… вроде тех инструкций по безопасности того и сего, что составлялись неведомыми умниками, - вон стопка лежит…
Советы, вроде бы, и правильные – но лишь пока читаешь их в тепле да уюте: трудно представить как-то, что такая девочка, как Катя, если ее сзади обхватят в железные тиски, сумеет ударить затылком в лицо нападающему или изловчиться и попасть своей шпилькой ему по ноге…
Смешно…
И страшно…
Катя кивала.
- Кать… ну, что ты киваешь, скажи – я прав?
И когда на «ты» перейти успели? Странно как-то…
- Прав… - едва слышно произнесла Катя.
- Тогда – поехали?
Сопротивляться она больше не могла…

Сашка не покидал место наблюдения.
Скрипел зубами, матерился, но торчал у дома Пушкаревой как приклеенный, опасаясь отойти надолго. Иногда выходил размять ноги да покурить – поскольку в машине от дыма стало совсем невозможно дышать.
- Катька… Где ты бродишь?
И телефон, как назло разрядился.
С каждой четвертью часа Воропаев зверел все больше…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 июл 2009, 22:34 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21538
Откуда: Tallinn
Рыжий
Спасибо за проду!
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose:

А собственно, почему бы и в суд за клевету не подать? да и Жданова послать заодно, не только на нём свет клином сошелся.
Воропаев поджидает как маньяк, с топором. :o :o :o

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 июл 2009, 11:49 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Larissa(R) писал(а):
Воропаев поджидает как маньяк, с топором.

:secret:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 июл 2009, 12:08 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7871
Глава 5

Маргарита, к удивлению Романа, ненужных вопросов задавать не стала – а может, Ромка просто успел быстро сказать о том, что в ДТП пострадала только машина, и том, что хирургу понравился надрез.
На последних словах Марго фыркнула и пошла собираться.

Катю он почти проглядел – она подъехала на какой-то неказистой машине, и, если бы не замешкалась, здороваясь с соседкой, и перекидываясь с ней парой слов, Сашка бы и вовсе ее упустил. Он быстрым шагом пересек двор, стараясь не попадаться Катерине на глаза.
А Катя все болтала о какой-то ерунде.
Минуту посомневавшись, Воропаев незамеченным вошел в подъезд.
Так будет лучше.

Вкрадчивый голос настиг ее сразу, как только захлопнулась дверь подъезда.
- Ка-а-а-атенька… а я тебя тут жду, жду…
Первой мыслью Катерины был абсолютный бред: он хочет её взять в заложницы. Он еще не знает, что она отказалась от иска…
Но дальше Сашка понёс такую ерунду…
И Катя догадалась – он ни о чем не знает. Точнее – знает только последнее: Катя со скандалом ушла из ЗимаЛетто.
Выходит, Кира после допроса ему не позвонила.
Почему?
Что он там говорит? Жданов – идиот?.. Сашка спасет её?.. Другую работу?..
Почему вообще Воропаев такой странно-суетливый сегодня, почему Кате кажется, что у него сейчас потеют ладони? Что он – боится?

Сашка… не узнавал Катю.
В ней появилась сила и уверенность, которой никогда раньше не было; он говорил – и ему казалось: она смеётся над ним! Да что с ней?
Не выдерживая, забывая обо всем, он схватил её за плечи и встряхнул, как следует:
- Катерина, да ты вообще, слышишь мне? Ты понимаешь, что речь о твоей судьбе?

- Нет, Роман, я не отстану от тебя, пока ты не расскажешь мне всё… Что случилось, и куда вы торопились. Вот только перестань говорить, что это – случайность; после аварии Андрюша так аккуратно водит машину, что ДТП по его вине невозможно в принципе! Если, конечно, он не был пьян или сильно расстроен!
- Да не был он пьян, Маргарита Рудольфовна, Вы же знаете – не пьет он почти!
- Значит, расстроен! Чем?
- Ну, я не могу! – Рома просто взмолился, - он же убьет меня потом!
- Если сначала не убью я… - холодно ответила Марго в совсем не свойственной ей манере.
Пришлось рассказать.
Не все, конечно, кое-что купируя… Но главное – пришлось.
Рассказывать он закончил как раз у ворот клиники.
- Пошли со мной, позже продолжишь.
- Да, всё уже!
- Сомневаюсь…

Гриша отвел машину в сторону, оперся на руль, задумался…
Какие удивительные встречи подкидывает судьба… Не то, чтобы он красовался перед Катериной, но – хорохорился. На самом-то деле не был он настолько уверенным мачо, каким хотел представиться, и шрама своего стеснялся – просто привык к нему… Да и - не было у него возможности сидеть взаперти, а то ведь и сам мог стать таким, как этот Жданов.
Счастливчик…
Такая девушка его любит…
Краем глаза он заметил на полу у пассажирского сидения серебристый прямоугольник. Наклонился, поднял – телефон.
Катя, наверное, выронила. Телефон был отключен, Гриша на автомате ввел его в строй, и аппаратик тут же принялся громко наяривать какую-то очень знакомую мелодию; от неожиданности Мелихов нажал на прием.
- Слушаю…
На том конце чуть помедлили, потом женский голос осторожно спросил:
- А вы, простите, кто?
Гриша хмыкнул, не найдя – что ответить. Женщина заговорила властно:
- Простите, мне нужна Катерина, это ведь ее телефон?
- Ее…
- И где она? А кто Вы? Передайте ей аппарат немедленно!
- Боюсь, немедленно не получится…
- Кто Вы такой? Вы – вор?
Гриша рассмеялся. Но признаваться не стал:
- Я - водитель такси, стою у ее дома; Катерина зашла туда на несколько минут… А телефон – выронила…
- Я-я-ясно… Как только появится, пусть перезвонит. Сро-о-очно! Вы меня поняли, молодой человек?
- Да, понял, передам.
- А Вы – точно не вор?
Он снова рассмеялся.
- Я буду ждать!

Гриша посмотрел на дверь подъезда… Что-то в голосе женщины было такое, что не вызывало сомнения: Катя нужна срочно! Очень срочно!
И тогда Гриша вышел и отправился к ней.
Может, это, действительно, очень важно?

- Саша, отпусти меня… - голос звучал холодно.
- Ты такая стала… незнакомая… ты считаешь, что терять тебе нечего?
- Саша, будет лучше, если ты уйдешь. Меня не интересуешь ни ты, ни твои предложения.
- А что так? – хватка стала сильнее, теперь он не просто держал её за плечи, а давил, прижимая к стене… Катя вдруг вспомнила инструкцию, прочитанную в милиции.
И неожиданно хихикнула.
Это ввергло Воропаева в полнейшую растерянность – он совсем не знал: как вести себя с этой Катей. Совсем…
Дверь подъезда распахнулась
- Ой! – радостно воскликнула Катя, выглядывая из-за плеча Александра.
Воропаев недоуменно обернулся, но заметить ничего не успел – так как в следующую секунду был отброшен к противоположной стенке.
- Кать? Он – что-то тебе сделал?
- Не успел… - прошептала Катя, приходя в себя, - ты как в сказке… по щучьему велению…
- А нам всё это не впервой, а нам доверено судьбой, оберегать на здешних улицах покой… - пропел тихонько Гриша, не упуская из вида Воропаева.
В полутьме подъезда было плохо видно… Но кое-что разглядеть можно…
И Сашка, теряя остойчивость, сползал по стене вниз, пока не уселся на заплеванные ступеньки, и во все глаза смотрел на влетевшего мужчину.
Он не мог понять – это привидение, или он сошел с ума? Но привидения не разговаривают… А Жданов со здоровой щекой был привидением…
Сашке вполне бы не помешало, чтоб его кто-нибудь ущипнул, но он всерьез опасался, что вместо щипка нарвется на удар в лицо.
Но не выдержал:
- Ж-ж-жданов?..
Гриша удивленно посмотрел на него, потом – на Катю.
И расхохотался – поняв всё.
- А-а-ах! СашЕнька! Вот мы где встретились! Ну, вставай, дружок…

Марго нервно крутила в руке телефон.
- Ну, Малиновский… Ну, дети… Ну, ей-Богу, дети! Ох, выздоровеет Андрюша, я ему задам!
- Маргарита Рудольфовна!
- Молчи уж! Инструктор! Хорошо, что без смертоубийства обошлось! А, кстати, следователю то вы позвонили?
- Ой! Забыл! Сейчас, вот… где-то тут визитка…

Но телефон Гриши, конечно же, был в машине, а сам Гриша разбирался с великим и ужасным – впрочем, в данный момент к этому «ужасному» вполне можно было применить замечательную пословицу: «Молодец против овец, а против молодца – и сам как овца!»

Гриша подтянул мерзавца за воротник повыше, а сам чуть склонился – чтоб тот смог разглядеть физиономию.
- Боже… это не Жданов… - полузадушенно произнес Воропаев.
- А привидение… - радостно закончил фразу Гриша, - которое будет тебя, урода, преследовать всю жизнь.
- Сам урод… - вяло откликнулся Сашка.
- Не-е-ет… настоящие уроды – моральные… такие, как ты!
- Отстань! – Александру удалось, наконец, опереться на стену, и он рывком освободился от рук Гриши, - ты не Жданов…
- Да, успокойся! Конечно, не Жданов! И даже не брат-близнец! Знаешь, бывает, что люди похожими оказываются… - голос Мелихова был вполне добродушным, интонации – тоже, но какая-то неуловимая внутренняя сила этого незнакомца заставляла Сашку дрожать осиновым листом. Да кто он, чёрт подери?!
- Ты кто? – хрипло спросил он.
Незнакомец глумливо засмеялся, отвернулся, вынул из кармана телефон, передал его Кате:
- Катюш, ты выронила. Тетенька какая-то звонила, просила срочно связаться. Ты, давай, домой, как договаривались, и позвони заодно, лады?
- А-а-а-а… - Катя кивнула на Сашку.
- Ка-а-ать… - улыбнулся Гриша, - ну, не убью же я его, в самом деле!
Катя ушла.
Гриша нехорошо усмехнулся:
- А теперь поговорим как мужчина с мужчиной.

- Катя? – воскликнула Марго, поспешно откликаясь на звонок, - Ах, как хорошо, что вы перезвонили!
- Что случилось?
- Катя, Андрюша – в клинике.
- Что-о-о-о?
- Не волнуйтесь, все в порядке, идет операция…
- Но ведь… это должно было быть только через…
- Две недели, все верно… так получилось! Катя, я не хочу отсюда уходить, а вы сможете подъехать сюда?
- Туда? – Катя лихорадочно соображала: зачем? Зачем Марго зовет её?
- Катя… Роман мне все рассказал… Приезжайте…адрес я пошлю смс-кой…

Что рассказал?
Но Марго уже отключилась.

Катя, забыв – зачем вообще домой и заходила, быстро унеслась снова; маме, спросившей что-то вдогонку, на бегу сообщила, что у нее срочные дела, что все – потом.

В подъезде никого не было, Гриша стоял на крыльце, с довольным видом потирая руки.
- Ты что с ним сделал? – испуганно спросила Катя.
- Тело покойного было предано земле! – взглянув на девушку, Гриша улыбнулся, - Кать, всё в порядке. Этот урод больше никогда не появится на твоем горизонте… Скорее всего, он сегодня-завтра вообще уберется из Москвы…
- Но что ты ему сказал?
- Это был мужской разговор, Кать… Не спрашивай – не скажу все равно… Кстати, ты что-то быстро… Случилось что?
- Да. Андрей – в клинике. Это его мама звонила…
- О, го-о-о-осподи! – поднял вверх руки Григорий, - а с ним-то что опять?
- Я мало что поняла... вроде, операция…
- Операция?
- Да, он должен был лечь через две недели… Ну… на пластику… А почему-то сегодня… Что-то стряслось…
Грише очень хотелось брякнуть, что Жданову не терпится стать красивым, но он промолчал. Конечно, понимал, что просто так, по желанию, такие операции не переносят.
- Ну, хорошо. Раз планы изменились - поехали туда…
- Гриш… мне так неудобно… ты весь день со мной…
- Наплюй и разотри. Не хотел бы – не ездил. Пошли в машину.

Сашка, злой как черт, добрался до машины. И где, интересно, Катерина этого мента успела в друзья подцепить?
Сел за руль. Повернул ключ зажигания.
Чё-е-ерт… Как не повезло! Такие встречи – из области фантастики… Телефон еще сел…
Из первого попавшегося кафе позвонил:
- Кирюша?.. Потом, все потом… собирай чемоданы, мы уезжаем…куда-куда… на Кудыкину гору… потом расскажу… я заеду за тобой через три часа… нет… мне тоже надо собраться…Все…Все потом, родная…

Андрей медленно приходил в себя… Странное состояние, будто улетит сейчас… перед глазами серо-серебристые пятнышки летают…
- Он, кажется, приходит в себя…
- Катя?!!! – он рванулся, не открывая глаз, но чьи-то руки вернули его на место.
- Конечно, Катя… - услышал он голос мамы, - а ты как думал?

Через три дня Марго приехала навестить сына; подходя к палате, она услышала громкий смех. Едва она появилась на пороге, Андрей, даже не поздоровавшись, но давясь от смеха, спросил:
- Мам! Ты индийское кино любишь?
- А?
- У меня, случайно, не было потерянного брата-близнеца?
- А?
Только тут она заметила какого-то черноволосого парня, который, на слова Андрея стал поворачиваться к ней.
- О, господи! – охнула Маргарита, увидев его лицо.
Она охнула второй раз, когда увидела его лицо целиком – со шрамом.
- Мама… познакомься… это – Григорий… наш с Катей ангел-хранитель, и, по совместительству, мой двойник… Мам, ты уверена, что у меня нет братьев?

ЭПИЛОГ

Через три месяца Гришу удалось уговорить на операцию. Оплатил ее, естественно, Андрей, заявляя: это – просто мизер, что он может сделать для человека, спасшего его любовь.
После операции Гриша и Андрей и вправду стали похожи, как братья-близнецы; Марго подозрительно поглядывала на мужа и успокоилась лишь тогда, когда познакомилась с мамой Гриши.
Нет… они не были родственниками… во всяком случае, родня до третьего колена не пересекалась никак.
Так бывает…

О Воропаевых больше никто никогда не слышал…

- Стоп! Снято!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 июл 2009, 12:13 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91566
Откуда: Ашдод
СПАСИБО!!! :friends: :thank_you: :thank_you: :thank_you:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 июл 2009, 14:02 
Не в сети
Унесенная ветром
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 ноя 2007, 05:33
Сообщения: 6965
Откуда: Алматы
Все таки закончилось значительно приятней чем в оригинале.
Мерсибочки :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 22 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только