НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 19 авг 2017, 03:48

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 222 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11, 12  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 июл 2009, 11:40 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Яна
а куды ж без вас? :wink:
тожа!!! :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 июл 2009, 11:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91199
Откуда: Ашдод
Рыжий писал(а):
а куды ж без вас?

:oops:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 июл 2009, 15:48 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий
Спасибо за главу первой части и за запчасти!
:bravo: :bravo: :bravo: :bravo: :bravo:
:Rose: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose:

ВС молодца, простил огурца. Не замариновал.
Как полезно иногда оказаться внужном месте в нужное время, да еще и фонариком подсветить дорожку в будущее!
Бабсовет неисправим. Как ты их терпишь? :pooh_lol:
Ну теперь главный вопрос - кто будет названным отцом Лялечки? А кто мужем? :pooh_lol:

зы:
мои клиенты сегодня с утра дочек из своей квартиры выгоняли, одна инвалид, а вторая с ребенком 1,5 года.
Вот так я себе отпуск порчу. Циник я, до мозга костей.

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 00:45 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Larissa(R) писал(а):
Бабсовет неисправим. Как ты их терпишь?

Нееее, они прикольные )))

Larissa(R) писал(а):
мои клиенты сегодня с утра дочек из своей квартиры выгоняли, одна инвалид, а вторая с ребенком 1,5 года.

это как?

Larissa(R) писал(а):
кто будет названным отцом Лялечки? А кто мужем?

хе-хекс )) :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 00:52 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 2/26

Жизнь потекла спокойно – Ждановы купались в своем обретенном счастье, Пушкаревы навещали их по мере возможности; Валерий Сергеевич больше не злился, но приятельских отношений с Андреем так и не завел: на дачу к дяде Володе он продолжал ездить с Малиновским.
Малиновский вел почти прежний образ жизни: у него вновь появились подружки, правда, привязанности к ним он испытывал еще меньше, чем прежде – да и скучно было одному: Жданов-то перестал составлять компанию. На Ляльку он обращал внимания не больше, чем на остальных секретарей.
Лялька работала.
Она нравилась Андрею – с девочкой они не промахнулись: обладая незаурядным интеллектом, она схватывала все на лету, и Жданов уже мечтал о «выращивании свиньи в своем коллективе». Конечно, Ляльке не хватало опыта, многих знаний, но девочка училась.
Женсовет, конечно же, взял над Лялькой шефство. Каждая из женсоветчиц: по-своему. Уютова – бытовыми и житейскими советами, Шурочка делилась премудростями секретарской профессии, Светлана помогала освоить кое-что из простейшей бухгалтерии, надобной для отчетов, Амура… Амура все-таки слегка сторонилась, ну а Маша… Маша, понятное дело, стала ответственной за сердце.
- Слушай, Лялька! – говорила она как-то, сидя на белом диване в приемной президента, - у тебя парень вообще есть?
- Нет, конечно! Откуда?
- А что Малиновский?
- Ничего…
- Что, не подходит, не говорит?
- Ну-у-у… так, здоровается, когда приходит к Жданову… спрашивает – как дела… и все…
- А Жданов?
- Маш, так ведь Жданов женат!
- Ай, Лялька, у нас Андрей Палыч ходок был еще тот! Всякое может случиться!
- Не-е-ет! Жданов еще меньше, чем Роман Дмитрич…
- Ничего не понимаю! – откинулась Мария на спинку дивана, - У Амуры карты не врут… Если она что нагадала – так то и будет… а с тобой как-то все странно…
- Маш… А почему она решила, что это могут быть только они? Может, я с кем другим познакомлюсь – тоже состоятельным, но не из ЗимаЛетто?
- Ну… собственно… почему бы и нет? Слушай, а давай сегодня с тобой куда-нибудь в клуб сходим, а?
- Сегодня? Неожиданно как-то…
- Да чего неожиданного? Завтра – выходной, когда еще отрываться?

Разговор этот – точнее, его окончание – услышал Андрей. Дождавшись, когда Маша покинет приемную, он подкараулил ее в коридоре.
- Мария… Вы в курсе, что Алле только семнадцать?
- Ну… А что такое, Андрей Палыч?
- А то, что не стоит таскать ее по барам и клубам, вы же прекрасно знаете – как печально это может закончиться, а у Аллы нет родственников и нет мамы, чтоб помочь! Оставьте, прошу Вас, девочку в покое – пусть спокойно работает и готовится в институт, обойдется без гулянок!
Он та-а-ак отчитал Машу… Та-а-а-акое у него сердитое лицо было!
- Да, Андрей Палыч, конечно! – послушно ответила шефу Мария, а сама задумалась… Черт возьми… Неужели и вправду Жданов положил на нее глаз, а?

Но такая ерунда, как торможение со стороны Жданова, не могла остановить Машу. Семнадцать лет, по меркам Марии - вполне взрослый возраст; если человек уже закончил школу, работает и обеспечивает сам себя, это значит, что он может себе позволить отдохнуть как следует.
Они и отдохнули.
Домой Лялька добралась около четырех утра, поблагодарила Бога, что с утра не нужно на работу и завалилась спать.
Спала до обеда, потом позвонила Маша:
- Лялька, ты проснулась? Давай, поднимайся, наводи марафет, мы к тебе едем!
- Мы – это кто?
- Лёнчик мой приехал! С другом! Ну, мы подумали, что лучше всего сейчас к тебе завалиться, а вечером куда-нибудь сходим, ага?
Лялька даже ответить не успела – трубка уже запищала: пришлось вставать и готовиться к приходу гостей.
Впрочем, это была не последняя неожиданность в этот день.
Когда гости уже прибыли, когда уже веселились – Машкин Лёнчик оказался парнем с чувством юмора, и все хохотали без устали от его рассказов, зазвонил телефон.
Лялька очень удивилась – ей редко кто звонил: слишком мало было еще знакомых. Смутно знакомый мужской голос спросил Катю.
- А Катя здесь больше не живет! – сказала Лялька, почему-то продолжая волноваться.
Незнакомец извинился, веселье продолжилось.
А через час задребезжал звонок уже входной двери.
- Ой, мы, наверное, слишком громко музыку сделали, - забеспокоилась Маша.
- Да ну! – ответил Саша, приятель Лёнчика.
Лялька пошла к дверям.
К ее абсолютному удивлению в квартиру ворвался Жданов. Ни слова ни говоря, он отодвинул Ляльку в сторону и сразу двинулся в комнату.
Через мгновение музыка молчала, а шеф надрывался:
- Вон, сию же секунду! Если вы посмеете появиться даже рядом с этим домом, я немедленно упеку вас за совращение малолетних!
Лёнчик и Саша могли бы поспорить о возрасте согласия и всем таком, но сочли за благо не связываться с орущим мужиком, явно имеющим права на девчонку. Оно им надо? Девиц в Москве мало?
- А с Вами, Мария, у меня будет особый разговор!
Дождавшись, когда гости уберутся, Жданов раздолбал по косточкам Ляльку, сначала громко, а потом нудно объясняя ей – как и где надо выбирать друзей, а также то, что девочки, желающие чего-то достичь в этой жизни, не шляются не пойми с кем по злачным местам, не водят мужиков к себе домой, а занимаются подготовкой в институт!
- А развлекаться? – пискнула Лялька. Вообще-то, она могла дать отпор, очень даже. Но почему-то Жданов давил на нее авторитетом, и со Ждановым спорить она не могла.
- Телевизор есть! – прогремел Андрей Палыч, - Буду ежевечерне проверять: чтоб сидела дома и занималась!
Он ушел, обалдевшая Лялька села на постель, поджав ноги.
Она ничего не могла понять.
Самое главное – какого икса президент компании так печется о свободном времени своей секретарши. Это у него так принято?
Ну а Марию теперь уже никто не мог убедить в том, что Жданов не интересуется Лялькой. Компромат был, как говорится, на лице.

Жданов вернулся домой злой как тысяча чертей:
- Уволю Тропинкину к чертовой бабушке! – пожаловался он Кате.
- А что такое?
Не вдаваясь в подробности, Андрей рассказал о своем визите к Ляльке.
- А-а—а… Прости, а ты…
- Да знаю я, что выгляжу глупо! Но посуди сама: она же совсем ребенок! Я все думаю – ну а вдруг нашей Светке так? А? Чем Мария думает? Главное – была бы курица какая, которой только замуж выскочить, но ведь Лялька – умница, действительно, умница! Не лету все схватывает! Ты представляешь, Светлана ей объясняла - как сводные отчеты по продажам делать, потом мне рассказывала, удивлялась – сходу девчонка все понимает, слету! А тут Тропинкина с пьянками-гулянками-мужиками! Ну? Разве это дело?
- Андрюша… конечно, это не дело, но… Алла все-таки не домашний ребенок, жизни не знающий… Думаю, она такое видала-пережила, что Тропинкиной и не снилось…
- Ты о чем это? – насторожился Андрей, - Ты что, думаешь, она с мужиками уже крутила?
- Не совсем… но вполне возможно, что она не такой уж цветочек…
- Нет, Катя, не верю я в это, она - чистое дитя, не знающее жизни. Да, если б жизнь знала – стала бы она отказываться от льготы при поступлении? Она что думала, что Москва – это как ее село, где всегда помогут? Это хорошо, что Малиновский ей встретился, а так – страшно подумать, что было бы…
- Ну и что ты собираешься делать? Посадить на цепь? Что? Лялька ведь не может привязанная сидеть… Ты не забывай, что к одиночеству она непривычная, она всегда была в обществе! А тут – одна в четырех стенах…
- Но что же делать?
- Кстати, а почему ты к ней поехал?
Андрей поморщился:
- Еще вчера я слышал, как Тропинкина приглашала ее на гулянку. Машу я потом попросил не трогать девочку, но решил удостовериться… Весь вечер Ляльки дома не было, я звонил… последний раз - около двух… Ну и сегодня позвонил просто чтоб удостовериться, что все в порядке… А там, в трубке, музыка, голоса, хохот… Я изменил голос и спросил как бы тебя… Просто – чтоб точно понять, что это не телевизор… Ну и… вот…
Катя посмотрела на мужа как-то странно:
- Андрей… прости, но не слишком ли много внимания?
- Ты что, ревнуешь? – уловил Жданов опасения жены, - Да нет, перестань! Лялька же ребенок! Я к ней как к дочери отношусь!
- Дай Бог, чтоб она не приняла это за что-то другое… И забота заботой… но… я поняла, что ты вчера вечером был беспокоен… я думала – это из-за показа…
- Кать… Ну, что показ? Конечно, я волнуюсь, чтоб все на уровне было, но ведь прошли те времена, когда могли быть неприятные неожиданности. Сейчас опасаться особо уже нечего…
- Твои родители?..
- Да, в этот раз обязательно приедут. Папа поправился полностью, они смогут побыть здесь не меньше недели.
- Я вот этого боюсь… Как с ними…
- Кать, ну, перестань! Они же не знают ничего такого, для них мы как поженились, так и живем вместе, не бойся…
- Не знаю, не знаю… добрые люди, знаешь ли…
- Да ладно тебе! – Андрей помолчал, потом добавил, уже переключившись на прежнюю тему , - Слушай, а, может, пусть Лялька к нам в гости приходит, а?
- Ты о чем? – удивилась Катя.
- Ну-у-у… Чтоб ей скучно не было… Пусть к нам приходит…
- Слушай, Жданов… а, может, ты к ней приходить начнешь, а? Ну, чтоб одиночество скрасить? – вспылила Катя, - Будешь ее развлекать, в клубы водить… а что такого – нормальная отеческая опека, правда?
- Ка-а-ать! – Андрей понял, что ляпнул лишнее.
- Все! – вывернулась Катя из его объятий, - мне некогда.

- Точно, дамочки! – рассказывала Маша Женсовету, - Жданов на Ляльку глаз положил! Подумайте сами! Нет, Шурочка, ну, вот ты, например, можешь себе представить, чтоб Андрей Палыч пришел к тебе домой – проверять: с кем ты?
- Маш, а, может, он к ней просто за чем-то зашел?
- Ага! За документами! В выходной день позвать на работу!
- Может, и не проверять… - задумчиво сказала Амура, - может, действительно в гости…
- Девочки, но он же Катю любит!
- Он и Киру любил, и Лейлу! Любил – пока она с Малиновским встречалась! А теперь своего добился, а вместо романтики – ребенок маленький, орет круглосуточно! – Маша, как всегда, все знала об этой жизни, - Ну и – прощай любовь! Нет, девочки! Надо Катю предупредить, а Ляльку с кем-нибудь другим познакомить!
- Ты уже познакомила… - ехидно произнесла Амура.
- Кто же знал, что он домой к ней явится! Просто в следующий раз если домой к ней и идти, то вечером, когда Жданов наверняка не сможет приехать. И телефон не брать!
- Маш… - осторожно заметила Светлана, - а, может, все-таки, не стоит? Сама она как-нибудь с кем-нибудь познакомится, а? Твои-то знакомые – не лучший вариант ведь, а?
- А где она сама с кем познакомится? – резонно заметила Маша, - дома сидя? Или у нас, в ЗимаЛетто? Так у нас только Малиновский, Жданов и мой Федька! Федьку я ей не отдам…
- Маш, а зачем он тебе? – спросила Шурочка, - он же тебе не нужен…
- Пусть будет! И вообще! Что это вы к Федьке прицепились? Может, я сама за него когда-нибудь замуж выйду!
- Вот-вот! Сама за приличного Федора, - укорила Светлана, - а Ляльке непонятного кого! Нет, девочки… Над Лялькой я сама шефство возьму!
- И что? – съехидничала Маша, - будешь по воскресениям вместе во своими детьми ее в зоопарк водить? Нет уж, Ляльке надо другое! Ладно, найду я ей хорошего парня.
- Маша! – предупреждающе поглядела на нее Шурочка.
- Клянусь – нормального! Не ботаник, конечно, но нормальный – сын маминых друзей. Ему двадцать, он в институте учится, не знаю, правда, в каком. Такой годится?
- Такой годится, - согласилась Светлана, - а он хоть симпатичный?
- Симпатичный! Сама бы им занялась, да только молодой слишком! – хохотнула Тропинкина.

- А Катю предупреждать будем? – уже на выходе спросила Амура.
- Надо бы… - задумчиво протянула Шурочка.
- А кто? Я не могу, - предупредила Амура, - Сами понимаете…
- А что такого-то? Я скажу! – вызвалась Мария.
На том и порешили.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 02:06 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий
спасибо за главу!
:dance: :dance: :dance: :dance:
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:

Машка и в сериале меня раздражала своей космической тупостью, а здесь... :evil:
Над собой бы шефство взяла и мужика нашла.
У Жданова отцовские чуйства на всех распространяться будут теперь? :pooh_lol: Попросил бы Малину приглядеть, а так и не долго до пика ревности.
:good: :good: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 11:04 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Larissa(R) писал(а):
Над собой бы шефство взяла и мужика нашла.

Так у нее Федя есть ))

:pooh_lol:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 11:10 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 3/27

А Жданов вызвал Ляльку, посадил перед собой и долго смотрел на нее изучающим взглядом, от которого девочка все больше съеживалась.
- Алла!
Лялька жалобно вскинула на него глаза. Просила же. Не называть ее так… Если возможно… Андрей поймал ее умоляющий взгляд, смягчился – в самом деле, он же не собирался уподобляться папе Пушкареву, хотя… ой, как понимал он сейчас папу Пушкарева. Тут просто за знакомую девчушку беспокоишься – с ума сходишь, а родная дочь? Да в терем запереть и не пускать!
- Ляля… Лялечка… Ну… как тебе объяснить?.. Ляль… Ты пойми – Маша, она ведь ни о чем не думает! Маше что? Она нагуляется, а потом за Федора нашего замуж выскочит, и все у нее будет в порядке, а вот тебя она с пути собьет! Поверь мне, Лялечка, я очень хорошо знаю – что бывает потом с такими вот милыми и доверчивыми девчушками, в кого они после таких подружек превращаются… Не будет, Ляль, уже никакого МГУ, и карьеры не будет, а будет ребенок без мужа или аборт. А потом – панель или, в лучшем случае, как твоя Юлька Какшина. Ты этого хочешь?
- Н-н-нет… - промямлила девочка, заливаясь краской от того, что чужой, в общем-то, мужчина, так легко и непринужденно вторгался в слишком интимные, по ее мнению, сферы.
- Ну, а чего ты тогда ждешь от этих друзей, которых у нашей Марии – сотни, а? Что они подгонят к твоему подъезду белый мерседес и увезут в ЗАГС?
Лялька совсем смутилась, не зная – что отвечать и как себя вести, а Жданов, вдобавок, поднялся со своего кресла, обогнул стол и присел рядом с ней на корточки, взяв за руку.
- Ну? – смотрел он снизу вверх нежными шоколадными глазами, - что делать-то будем, Ляль?
Этого Лялька выдержать уже не могла, она попыталась вскочить, но Андрей не дал:
- Ляля… Давай мы с тобой все решим, и тогда я больше не буду тебя мучить. Договорились?
- Д-д-да, - пробормотала девочка, чувствуя, как все мысли испаряются от его взгляда и от его безбожно красивых глаз, которые, конечно же, при таком приближении действуют убойно и на раз, - Андрей Палыч…
Голос ее сорвался на совсем тихий шепот. Она хотела попросить – отойти, все-таки, подальше, объяснять, что она, вот именно сейчас, в эту самую минуту, кажется, влюбляется… нет, этого она сказать, конечно, не могла…
А его взгляд увлекал в омут, еще чуть-чуть и она просто потеряет сознание, потому что и так все плывет перед глазами…
- Ой! Извините! – раздался громкий голос Марии, а следом – звук захлопнувшейся двери.
- А-а-а-а! Черт подери! – тут же вскочил Жданов, недовольным ором помогая Ляльке стряхнуть наваждение, - Черт! Ладно, Алла, идите к себе, мы позже все обсудим!
Сам он быстрым шагом покинул свои владения.
Лялька села за стол, зачем то провела пальцем по краю монитора.
- Жданов… Андрей… Жданов… - мечтательно прошептала она.

Жданов прогулялся до Малиновского и, не застав того, объявился на ресепшене.
- Мария! Где Малиновский?
- На обед уехал… - сквозь зубы ответила Мария, стараясь не смотреть шефу в глаза.
- Та-а-а-а-к…. – Андрей искал выхода своей злости, - та-а-а-ак… Мария… А почему Вы не скажете мне – что Вам от меня было нужно?
- Э-э-э-э… я-я-я-я…
- Так что? – рявкнул Андрей.
Маша подскочила, выпрямилась:
- Так я, это… Ляльку на обед… позвать… хотела… - по мере произнесения фразы, ее голос под грозным взглядом Жданова становился все тише.
- Ну и почему не позвали?
- Так… я… это… - покраснела Маша, - помешала…
- Действительно! – декламационным тоном произнес президент, - Действительно, Мария, Вы помешали! Только не тому, о чем, естественно, тут же подумали! Я всего-навсего втолковывал маленькой… Мария, зарубите это себе на носу – МАЛЕНЬКОЙ! – девочке опасности дружбы с Вами… Мария! Я Вас предупреждал?
- Предупреждали…
- Так вот! Если Вы… еще раз… позволите себе… у-во-лю!
На ресепшен высыпал Женсовет; они остановились поодаль, с интересом наблюдая за Ждановым и Марией.
- Маша, Вы меня поняли? – прервал обвинительную речь Андрей.
- Конечно, Андрей Палыч! – быстро закивала Тропинкина, выражая полное согласие со всем, сказанным президентом.
Андрей хотел еще что-то добавить, но ожил его телефон.
- Катенька! – отошел он, воркуя, в сторонку, - Катенька, солнышко, скажи мне что-нибудь хорошее и ласковое, а то я сейчас от злости все тут разнесу.
Судя по выражению лица Жданова то, что он услышал, было не просто хорошим и ласковым, а – очень хорошим и очень ласковым: Андрей расплылся в улыбке, словно котяра при виде тазика сметаны, предоставленного ему в единоличное пользование.
- Катенька, радость моя… - продолжил он ворковать. Женсовет прошествовал к лифту, Лялька – вместе с ними, напрягаясь, дабы услышать – что говорит Жданов жене. А тот говори-и-и-ил…
- Милая, мне тебя так не хватает! Каждую минуту, честно… Да-а-а-а… Я же тебе говорил – мне бы только подержаться за ручку, голос твой услышать – и сразу легче становится… Кстати, может, я на обед домой приеду, а?… Солнышко мое, ну… немножко то опоздать я могу, все-таки, кто тут президент?... Да, любимая… Ка-а-ать… Хочу… те…бя… ну, можно? А Светочка? Ну. Вот видишь?… Как раз, пока я доеду, вы покушаете, и детка спать ляжет, а?.. Все, Кать, целую, люблю, мчусь!
Двери лифта закрылись, Лялька, не принимая участия в общем разговоре, была погружена в мрачные размышления. Ну, с какой стати она решила, что шеф что-то там к ней питает? Господи, она же знала, знала, что Жданов любит жену! А его забота – так это, как он и говорит – забота о маленькой, как он считает, девочке! Как старший брат – не более того!
И не надо приписывать его поступкам тайный смысл, когда все лежит на поверхности!
Вот только… его глаза… Это просто свинство, когда у шефа такие красивые глаза! Эх, повезло Катерине – она попала сюда вовремя…

- Ну, и чего Андрей Палыч от тебя хотел? – вопросила Маша сразу же, едва девочки расселись за столом.
- Ничего особенного… - покраснела Лялька, - Маш… он мне запретил с тобой ходить куда-нибудь…
- Прямо вот так и запретил? – уточнила Шурочка, - А в каких выражениях?
- Ну… - виновница всеобщего интереса не хотела приводить точные выражения, - он сказал, что… что мне надо заниматься и думать о поступлении… а не о гулянках… и… ну… в общем…
- В общем, понятно! – заключила Маша, - он из тебя хочет сделать вторую Пушкареву! Зачем только?
- Вторую… Пушкареву… это как? – заинтересовалась Лялька. Она, конечно, уже знала о некоторых нюансах взаимоотношений Кати с Романом и Андреем, но что значили слова Марии?
И вот тут ей изложили историю Кати – ботаника, заучки, странной девушки, которая только и делала, что работала. Как при этом ей удалось охмурить и вице-президента, и президента – никто толком не знал. А уж – как ей удалось влюбить в себя Жданова… бабника этого… вообще – тайна за семью печатями.
- Так может, - робко поинтересовалась Лялька, - вторая Пушкарева – это не так уж и плохо? Она ведь смогла стать женой президента…
- Еще бы! – воскликнула Светлана, - Да они втроем столько времени вместе проводили, что Кира Юрьевна ревновала не по-детски! Даже когда Катя, прямо скажем, еще страшненькой была!
- Кира Юрьевна? Воропаева?
- Да. Она была невестой Жданова, - сообщила Шурочка, - до того, как он женился на Лейле. Но только с Лейлой он совсем недолго прожил, потом опять загулял, ну а потом уж на Кате женился. Но это мы тебе рассказывали.
- Бабник?.. – задумчиво спросила Лялька, - это значит… что он может начать гулять и от Кати?
Ах, как сладко стало тут у нее на душе! Нет, она не мечтала, что Жданов свяжет с ней свою жизнь, но роман с таким мужчиной… хоть короткий… это же… это же как воплощенная мечта о принце… Хоть побыть рядом с таким… хоть немножко, недолго…

Пусть любовь совсем короткой будет, пусть…
И долгою разлука…
Близко от тебя пройти позволь
И запомнить голос твой…
Ты, теперь я знаю,
Ты на свете есть
И всё, о чём прошу я,
Солнечным лучом
Мелькни в окне,
Вот и всё,
Что нужно мне…


- Э-эй! Ты это о чем размечталась? О Жданове? – очень точно квалифицировала робкие желания девушки Мария, - Нет, подруга, забудь!
- Разлакомилась! – поддержала Тропинкину Светлана, - Ты об Андрей Палыче даже не думай! Он женат и женат на нашей подруге, так что, ты уж, Ляль, прости, но мы тебе этого просто не позволим!
Лялька про себя подумала: так я вам и рассказала! Ха!

Пройти,
Не поднимая глаз,
Пройти,
Оставив лёгкие следы,
Пройти
Хотя бы раз
По краешку
Твоей судьбы.


- Кать… - уткнувшись в шею жене, блаженно промурчал Жданов, - Господи… ну почему мне с тобой так хорошо?.. Ненормальность какая-то…
- Почему – ненормальность?.. – тихо ответила Катя, оглаживая бицепсы мужа, - наверное, наоборот… ненормальность – когда ничего такого нет…
- Тогда такое… встречалось бы чаще… - возразил Андрей.
- Не-е-ет… нужно просто найти… своего человека…
- Но так трудно найти. Кать.. А ты уверена, что я – твой?
- А ты?
- Да… Кать, я – уверен… Но мне все время страшно, что ты… ты вдруг поймешь, что я – не тот…
- Глу-у-упый… Я же уже проверила… То, что я чувствую к тебе… это совсем не то… что было раньше…
- Мне так хочется… чтоб это было правдой…
- Это правда, Андрюша…
- Кать… а ты мне доверяешь?
- Ты о чем?
- Ну-у-у-у…у меня была такая репутация… а сейчас ты дома, а я… там… там модельки… и вообще… Ты веришь, что мне никто, кроме тебя не нужен?
- Ждано-о-о-ов… - Катя чуть приподнялась, на локте, - ты это о чем?
- Я о том, - серьезно сказал Андрей, - что могут быть недоброжелатели… и могут наболтать тебе всякого…
- Андрей? – Кате как-то не слишком понравился этот разговор. Ну, не мог Андрей его завести просто так… - Что-то было? Был… повод?
- Катька, ну, ты с ума сошла! Нет, конечно, это я так, теоретически…
- Андрюша, не надо, пожалуйста, так… если ничего не было…
- Неужели ты ревнуешь? – с каким-то детским восторгом спросил Жданов, - Меня? Ка-а-ать… Ты ненормальная!
- Я не хочу тебя потерять… - ответила Катя, - и вообще… я пока, наверное, слишком болезненно отношусь к таким вопросам…
- Я люблю тебя, Кать…
- Я тебя обожаю…

Лялька, напевая, вернулась на свое рабочее место. Настроение было великолепным.

Ты, теперь я знаю,
Ты на свете есть
И каждую минуту
Я тобой дышу,
Тобой живу
И во сне, и наяву.


Жданов существенно опоздал – пришел он довольным, предобеденная злость испарилась, он излучал счастье и абсолютную удовлетворенность.
Пусть у Ляльки и не было глобального жизненного опыта, но она прекрасно поняла – чем он только что занимался; ее настроение враз испортилось, но когда Андрей подмигнул девушке и широко улыбнулся, она ответила ему самой обаятельной из своих улыбок.
А, когда он скрылся, она упрямо спела громким шепотом:

Нет, мне ничего не надо
От тебя,
Нет, всё, чего хочу я,
Тенью на твоём
Мелькнув пути,
Несколько шагов пройти.

Пройти,
Не поднимая глаз,
Пройти,
Оставив лёгкие следы,
Пройти
Хотя бы раз
По краешку
Твоей судьбы.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 11:18 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 4/28

Лялька твердо решила соблазнить Жданова.
Современной женщине, даже если она и не имеет опыта, соблазнить современного мужчину гораздо проще, нежели дамам прошлых веков сделать то же самое. Во-первых, в арсенале современных женщин есть возможность использовать самую разнообразную одежду, во-вторых, макияж, а в-третьих, масса пособий по этому делу.
Советоваться с Женсоветом Лялька не стала – зачем, если есть Интернет?
Пару дней она изучала различные сайты нужной направленности, в выходные совершила шоппинг и в понедельник новой недели была уже во всеоружии.

Когда Жданов зашел в приемную, он чуть не упал в обморок от вида собственной секретарши: Лялька сидела, гордо задрав подбородок к небу, с необычайно выпрямленной спиной. Она лениво кивнула шефу и сделала вид, что ее безумно интересует нечто, находящееся на экране монитора.
Лялька была накрашена – достаточно неплохо, если не считать того, что ее нежное, почти детское личико, если и нуждалось в косметике, то лишь чуть-чуть; она же – не пожалела. Боевая раскраска выглядела на все сто, вот только годилась, скорее, для ночного клуба, а не для офиса.
На ней, также, была легкой прозрачности кофточка с глубоким декольте – это, впрочем, вполне ей шло.
Но, опять же – не совсем для офиса.
- Привет, Алла! – доброжелательно произнес Андрей, - ты сегодня прекрасно выглядишь… Какой-то праздник?
- Да нет… - стрельнула на него глазками девушка, - все, как обычно.
Ну, что ж, если - как обычно, значит, так тому и быть.
Жданов спокойно прошел к себе.
Спокойствие его закончилось в тот момент, когда он позвал Ляльку для распоряжений. И тут обалдел совсем – на секретарше красовалась юбочка, которую лучше было бы назвать пояском, черные чулочки в сеточку с кокетливо выглядывающими из-под юбчонки – самую малость! – резиночками и высоченные каблуки.
Лялька села на кресло, закинув ногу на ногу, предварительно кресло от стола, конечно же, отодвинув – чтоб любимый шеф имел возможность вдоволь насладиться стройными ножками, уложенными одна на другую с тем умыслом, чтоб правое бедро частично обнажилось, и ему была бы видна бархатная юная кожа, перехваченная черной резинкой чулочков.
«Ничего… сексуально…» - отметил про себя Андрей, ухмыльнувшись непонятно чему.
Записывая поручения, Лялька старательно демонстрировала Жданову запястья, многообещающе посасывала карандаш, и водила глазками: пристально смотрела в глаза шефу, когда он диктовал, потом вдруг отводила взгляд в сторону, а потом снова смотрела на него, но уже из-под ресниц.
Лялька растягивала рот в тонкой загадочной полуулыбке, говорила тихим грудным голосом, иногда срываясь на хрипотцу,
Закончив, она пошла к дверям - медленно, повиливая бедрами; у порога обернулась и сексуальным голосом поинтересовалась, не хочет ли Андрей Палыч кофе или чаю.
Жданов помотал головой, а, когда девушка, наконец-то, вышла, зажав обеими руками рот, рванул в каморку, плотно закрыл дверь, и, сползая по стенке, хохотал минут пять.
Он и представить себе не мог – как комично выглядят все эти приемы соблазнения, если их употребляют сразу все, да при таком абсолютно невозможном, детском непонимании – как вообще это все должно делаться.
Весь день Андрей был как на иголках – нет, не оттого совсем, что его мучили эротические видения с участием секретарши, а оттого, что его преследовали приступы истерического неконтролируемого смеха при ее виде.
Стараясь сдержать смех, он отводил взгляд, сжимал челюсти, краснея от напряжения и так далее – словом, внешне это выглядело (для невинной девчушки уж точно!) так, будто он сгорает от желания и изо всех сил пытается не показать его.
К вечеру Лялька считала, что шеф у нее почти в кармане.
В смысле – в постели.
Теперь надо было подумать о том, как эту самую постель обеспечить – ну, не в офисе же! А если и в офисе, то по окончании рабочего дня, когда все уже разбредутся; только вот беда – Жданов не сидел в конторе ни одной лишней минуты: как только позволяли дела, он тут же мчался домой.
Так что, подумать было над чем…

Андрей пришел домой, встал, прислонившись к косяку, с улыбкой наблюдая - как Катя пытается всунуть в ручку Светочки погремушку; погремушка, конечно же, не держалась, Светка на это не обращала внимания, а Катерина упрямо продолжала.
- Катюш… - наконец, обратил на себя внимание Жданов, - наверное, еще рановато… а?
- У нее должен срабатывать хватательный инстинкт! – сообщила Катя.
- Ага… книжек опять начиталась, - улыбнулся Андрей. Он подошел поближе, приобнял жену, чмокнул ее в щечку, а дочурку погладил и пощекотал ей малюсенькие пяточки, - Ах, вы, девоньки мои, чудесатые! Как же я вас люблю!
- Поиграешь с ней? – спросила Катя, - я пойду ужин поставлю.
- Какие могут быть вопросы! – Андрей взял девочку на руки и пошел следом за Катей.

- Что-то ты какой-то чересчур веселый сегодня, а? – спросила Катя после того, как Светочка уснула, и Андрей, отправив ее в кроватку, вернулся на кухню.
- Угу!.. – широко улыбнулся он, оседлав табуретку, - Ка-а-ать… скажи… я красивый?
- Что? – Катерина едва не уронила сковородку, которую в этот момент снимала с плиты, себе на ногу, - У тебя температура?
- Ну вот, почему сразу температура?
- Не знаю… Вопросы странные задаешь…
- Ну почему странные? Вот я, может, целый день не мог ничем заниматься, пытаясь понять: красивый я или нет… а, жена? Что скажешь?
- Не знаю…
- Как это? Кать? Вот ты – красивая!
- Это субъективное мнение. Для тебя – может, и красивая; а вообще – не факт.
- Хорошо, - сдался Андрей, - а субъективно… для тебя? Я красивый?
Он притянул к себе Катерину, руки непослушно заползли ей под халатик, ощупывая округлости так, что у Кати возникло сомнение в том, что ужин к моменту употребления так и останется горячим.
- Андрюш, ужин…
- Угу… - прошептал он, усаживая жену к себе на колени, и сразу же целуя – пока хватило дыхания, - так ты не ответила… Кать…
- Ну, конечно, красивый! – Катя взъерошила волосы у него на макушке, - очень красивый… нереально… красивый… а то ты этого не знаешь!
- Ну, как я могу знать про себя…
- И даже странно – с чего это вдруг девочки вешались на тебя, а не на Урядова, а?
- Ну-у-у… я был неженат…
- А то они сейчас на тебя не вешаются?!
- А вот ты никогда не вешалась!
- А ты мне не нравился…
- Не ври! – обиженно надулся Жданов, - как это – не нравился?
- Ну, так… как мужчина…
- Ух, Катька, ты и вредная! Как же я тебе не нравился, если сама говоришь, что я – красивый?
- Что ты как в детском саду?
- Ах, в детском саду? – Андрей приподнял жену и быстро сорвал с нее трусики, ладонь заняла их место, - Детский сад, говоришь?
И пальцы принялись дразнить и ласкать, прогуливаясь по нежной пещерке.
- Мы ужинать… кажется… собирались, - пробормотала Катя, расстегивая его рубашку.
- Обязательно, - потянулся к брючному замку Андрей.

Он оперся о стену, поудобнее устроив Катю у себя на бедрах; она провела ладонями по его груди, обвела пальцами бицепсы, прижалась всем телом.
- Про тебя нельзя сказать, что ты – красивый, на самом деле… Ты – мужественный… Ты мужчина… это важнее… но глаза у тебя… в них нельзя спокойно смотреть…
- Да-а-а-а?.. – приподнимая легонько ее подбородок, спросил Андрей, глядя в ее глаза, - Почему?
- Утонуть можно…
- А я в твоих утонул… - шепотом произнес он, начиная медленное движение.
- А почему ты спросил?
- А ты мне никогда этого не говорила…
- Да?
- Очень… хотелось… понять… почему…
- Что?..
- Почему ты… все-таки… со мной…
- И?..
- Тебе так удобно? Может, пойдем в комнату?
- Мне хорошо… а тебе?
- У меня спина соскальзывает… сейчас как упадем…
Они засмеялись, и Андрей осторожно поднялся, продолжая прижимать Катю к себе; они все-таки упали, но в гостиной, на мягкий лохматый ковер.
Катя раскинула руки:
- Дачу вспомнила… травка…
- О-о-ой… дача… поедем следующим летом…
- Но такого уже не будет…
- Будет другое… не хуже, не лучше… по-другому…
- Иногда хочется, чтоб вернулось то…
- Тогда я все время боялся… что еще не нашел тебя…
- И сейчас?
- Наверное…
- Глупый…
- Ты слишком дорога мне… я всю жизнь буду бояться…
- Значит, не веришь?
Он не захотел отвечать – сейчас можно было не отвечать, потому что тело требовало отнюдь не разговоров, а жарких действий, которые им не надоедали, даже если повторялись. Казалось бы –ну, чего уж тут такого, для него - особенно, ведь было не раз; почему только с другими никогда не случалось абсолютного растворения и абсолютной невозможности существования вне того пространства, которое они создали для себя?
Он верил – конечно, верил! Вот только, если бы она поехала куда-нибудь вдвоем с Романом – даже на несколько часов – он знал, что не сможет спокойно пережить эти несколько часов… К другим такой ревности не было… А так… пока все слишком хрупко…
И еще – он хотел довериться ей… рассказать про смешную Ляльку… спросить совета… Но опять же – было страшно: а вдруг она не так поймет… Он сам точно не так бы понял… Да если бы какой-то прыщ вертелся вокруг его Катеньки так, как вертится вокруг него Лялька… Ноги бы повырывал, чтоб неповадно было…
Но не рассказать?
Тогда, выходит, ему есть что скрывать?
А ведь могут и доложить, да преподнести так…
Нет, надо самому, но не сейчас; не сейчас, когда ее глаза закрыты, и когда она еще отдыхает в сладкой истоме… в том бесконечном наслаждении, которое раз за разом даруют им небеса..
Он провел пальцем по нежной коже живота, по еще не затянувшимся растяжкам… Если Богу угодно, то их второе дитя уже зародилось…
Не слишком ли авторитарно он настаивал на втором ребенке? Что, если она уступила только потому, что чувствовала вину… что хотела дать ему ребенка, в котором он бы не сомневался… она что-то говорила об этом… очень невнятно, а он не прислушался…
- Катя… - прошептал он, - Катенька…
- Да… - склонилась она головой к его плечу.
- Катюша, а ты сохранила кольцо?
Она сразу поняла – о чем он. Кивнула.
- Оно далеко?
Мотнула головой.
- Принеси, а? Сейчас…
Они оба поднялись и вернулись с кольцами. Андрей опустился перед ней на колени:
- Я буду с тобой – что бы ни случилось… в болезни и здравии, в радости и печали… Я люблю тебя, Катенька… и я хочу надеть тебе это кольцо… снова…как символ моей любви…
- Я люблю тебя, Андрюша… Я хочу надеть тебе это кольцо… впервые… как знак нашей любви… я счастлива, что ты есть у меня…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 13:19 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий
Спасибо за главу!
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose:
Лялечка, девочка. Становится все чудесатее. И что же с этим чудом будет делать Жданов? А Катька как отнесется к "новой" Лялечке. Девочка то - не промах!
Ждуууууууууууу!
:kissing_two: :drinks:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 15:10 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Larissa(R) писал(а):
Девочка то - не промах!

ага :pooh_lol: :pooh_lol:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 15:19 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 5/29

Ну, не смог, не смог Жданов рассказать Кате о притязаниях Ляльки. И Ляльку было жалко, и Катю… И вообще – получалось, будто он жалуется. Придется самому справляться.
На следующий день продолжилось то же самое. Андрею было уже не смешно – грустно. А еще он подумал, что любая его реакция может быть растолкована Лялькой в свою пользу.
Пришел Малиновский.
- Палыч, ты что такой грустный? У тебя секретарша-то смотрю, цветет, а ты что?
- Ой, Малина, вот не надо о грустном! Твоя протеже сбрендила!
- Ну-ка, ну-ка, что такое?! – заинтересовался Роман.
- Да что – ну-ка! Эта соплюшка малолетняя влюбилась в меня! И теперь соблазнить пытается! Тьфу!
- Жданов… - Рома нахмурился, - а ты не много на себя берешь? Тебя послушать – все женщины мира спят и видят…
- Мне не надо всех женщин мира, Ромка! И ты это прекрасно знаешь! Но поведение твоей Лялечки адекватным я тоже назвать не могу! Какого икса она мне второй день декольте демонстрирует и задницей виляет как малолетняя проститутка?! Из любви к искусству?
- Не смей о ней так говорить! – вспылил Роман, - Лялька – чистая, наивная девочка, если она и сняла свои вечные джинсы, то лишь потому, что хочет быть похожей на девушку, а не на пацана – нормальное желание, между прочим!
- Да ты не видел – КАК она тут вышивала, стриптизерша юная!
- Не говори о ней так! Может, она просто еще не умеет на каблуках ходить!
- О! Защитник! Так, может, ты ею сам займешься, а?
- Что ты распоряжаешься чужой судьбой?! Что значит – займешься?! Она тебе что? Вещь?
- Ага, так ты мне предлагаешь дождаться, когда она начнет раздеваться, изображая танец у шеста и трахнуть ее, чтоб отстала? Только не выйдет фокус! Если она не перестанет, я ее выгоню, к чертовой матери, и плевать мне на ее сиротскую судьбинушку, потому что, если наш родной Женсовет нашепчет Кате – что эта сопля тут вытворяет, я… я всех…
- Па-а-а-алыч! Не напрягайся! Нужен ты Ляльке как рыбе зонтик!
- Ага! Хочешь, проверим?
- Как?
- Я сейчас ее позову! А ты зайди в каморку, но дверь оставь открытой – чтоб видно было.

Увиденное Малиновского не порадовало – он помрачнел, задумался.
- Ну? – спросил Андрей, правда, торжества в его голосе не было, скорее, беспокойство и надежда на то, что ему все только показалось.
- Ну! – передразнил Роман, - Гад ты, Жданов!
- Я гад? – возмутился Андрей, но Рома уже покинул кабинет. Выходя из приемной, он отметил, что Лялька практически не обратила внимания на него. И вдруг ему безумно захотелось услышать ее смешное «дядечка», и чтоб она снова восторженно посмотрела на него – как тогда…
Рома чуть не вернулся, но… что он скажет ей?

Лялька обратила внимание, что, после визита Малиновского Андрей, и так бывший не в самом лучшем расположении духа, совсем разозлился. Полудетским своим разумом она не поняла – из-за чего, подумала – Роману не нравится ее отношение к Андрею. Но не в том смысле, в котором это отношение действительно не нравилось Роме.
И возникла у нее потребность сказать Жданову что-нибудь успокаивающее… Как только?
Найдя предлог, вошла в кабинет.
Андрей мрачно зыркнул на нее и углубился в бумаги, которые изучал.
- А…андрей… Палыч…
- Да, Алла?
Лялька поморщилась – опять!..
- Андрей Палыч, подскажите, пожалуйста.. вот… я тут понять не могу…
- Давайте посмотрим, - ответил Андрей более благожелательно.
Лялька положила на стол бумаги и встала рядом с его креслом – от нее не ускользнуло то, что Жданов чуть отодвинулся.
Случайно или нарочно?
Лялька, как бы невзначай, нагнувшись и показывая непонятное место, коснулась грудью его плеча – и вот тут Андрей отодвинулся совершенно недвусмысленно, а она… возликовала – значит, ему не все равно! И она снова приблизилась, втайне мечтая, чтоб он, отбросил, наконец, приличия, и обнял ее…
Что будет дальше – она не думала, ее воображение не заходило дальше поцелуев; нет, конечно, теоретически она знала – что бывает дальше, только вот по отношению к себе это представлялось очень смутно.
Жданов резко отодвинул кресло, встал. Посмотрел на Ляльку взглядом, в котором смешаны были и жалость, и злость, и сожаление – и еще что-то, чему она не могла найти определения; вот только, к ее страху, никакой любви – да что там! - симпатии даже не было в этом взгляде. Ни на йоту!
- Нам нужно с Вами поговорить! – проговорил президент совершенно официальным тоном и, кивнув на гостевое кресло, приказал, - Садитесь!
Ослушаться Лялька не могла, да и сказано было так, что оставалось только выполнять распоряжения.

- Алла! Я, конечно, списываю все это на Вашу крайнюю юность… - очень недовольно начал вещать Андрей, - в противном случае просто указал бы Вам на дверь…
Лялька вздрагивала от каждого его слова, в носу противно щипало, возвещая о скорых слезах.
- Вы даже представить себе не можете – КАК квалифицируется Ваше поведение! Я даже слова этого не хочу произносить в Вашем присутствии!.. Почему Вы молчите?!
А что она должна была отвечать? Сам-то он знал об этом? Она что, должна ему сказать – «Извините, Андрей Палыч, я пошутила, это больше не повторится»? Что?
Но он кипел от бешенства, поэтому ждал хоть таких слов, хоть других – но он обязан прекратить дурдом, прекратить раньше, чем эта глупая девчонка найдет другие способы, и главное – прежде чем все это станет достоянием общественности.
Лялька уронила голову на грудь.

На ту беду лисица мимо пробегала.

В смысле – Мария Тропинкина примчалась сообщить малолетней подружке радостное известие: она договорилась о встрече с сыном своих знакомых, хорошим мальчиком, студентом. И сегодня они идут знакомиться.
В приемной никого, конечно же, не было, и Маша, не долго думая, собралась постучать в дверь президентского кабинета.
Да так и осталась стоять с поднятой рукой.

- Я… я… люблю Вас, Андрей Палыч… - услышала Мария голос Ляльки.
И потом – тишина.
«Целуются» - немедленно решила Маша, приходя в ужас.
Что же делать? Одна мысль была – немедленно звонить Кате.
Вторая – остаться и слушать: что будет дальше.

- Я… я… люблю Вас, Андрей Палыч… - вскинув голову, отчаянно произнесла Лялька, и слезы немедленно потекли по ее щекам.
Андрей обалдело уставился на нее.
Он просто не мог ничего сказать – ожидая всего, он не ожидал этого.
Того, что она вот так вот спокойно об этом скажет.
Хотя, какое же спокойно – вон, дрожит, слезы льются.
Но, хлопая мокрыми ресничками, смотрит на него, не отрываясь.
Надо что-то сказать… Что?

Почему он молчит?.. Как это стыдно, оказывается… он смотрит… он не ожидал… испугался, побледнел даже… я хоть немножко ему нравлюсь?.. или он сейчас рассмеется… и уволит меня… но я же не виновата… разве люди выбирают… кого любить… Как стыдно… почему он молчит… Андрей, пожалуйста, скажи что-нибудь!.. Или нет, молчи… Я хочу запомнить твое лицо… Глаза… они такие растерянные… рот… ты наверняка хорошо целуешься… ох, что я говорю – хорошо?.. божественно… наверное, с тобой божественно, ведь ты – самый-самый… самый красивый… самый…

Жданов откашлялся, но ведь все равно НАДО что-то сказать.
Напряжение снял телефонный звонок в приемной.
Оба нервно подскочили, Лялька отвела взгляд, Жданов сипло проговорил:
- Идите… возьмите трубку… и… возвращайтесь… - ка-ак тяжело дались ему последние слова, - мы… мы… должны… договорить…
Лялька порывисто встала.

Маша, услышав шум и последние слова Жданова, немедленно ретировалась.
Новость распирала ее.

Лялька робко возникла в дверях.
- Ну?
- Это… мне… девочки звонили… на обед…
- На обед… - задумчиво произнес Жданов.
Обед – это хорошо… На обед он, как обычно, собирался домой… Катенька… От предвкушения выражение его лицо стало таким умильно-блаженным, что Лялька глазам своим не поверила – Неужели? Неужели что-то может быть, признание не прошло даром?
Но лицо Жданова уже приняло обычный вид, однако голос смягчился:
- Вот что, Алла… - но нет… нельзя было оставлять разговор на потом, эта дуреха может навоображать себе невесть чего, а он сам… ну, как он сможет смотреть Кате в глаза, если сегодня же не положит конец этой истории? – вот что, Алла… Скажите девочкам, что у Вас дела.
- Да, конечно…
- И на обед мы с Вами съездим вместе, если Вы не возражаете…
Девчонка торопливо кивнула, в ее глазах зажглась надежда – и это утвердило Андрея в правильности решения.

Минут через пятнадцать они вышли, никем не замеченные – Женсовет, слава Богу, уже убрался. Кате Андрей позвонил, с сожалением сообщив, что не сможет сейчас приехать домой и будет с ужасным нетерпением ждать вечера.

А Женсовет тем временем горячо обсуждал новости Маши. Все сошлись на том, что Ляльке надо вынести строгое предупреждение держаться подальше от Жданова, срочно познакомить ее с Машиным протеже и сегодня же сообщить Кате о коварстве малолетки, подобранной в прямом смысле на улице.
- У-у-у, змея какая! – погрозила Шурочка кулаком в сторону ЗимаЛетто.

Для обеда Андрей выбрал неприметный ресторанчик; впрочем, кухня там была отменная – он не раз в нем бывал, если обед проходил с персоной, не желающей лишний раз светиться.
Поели почти молча.
Лялька все ждала, вскидывая на начальника глаза, но он, казалось, был поглощен процессом приема пищи. На самом деле, он собирался с мыслями, а, кроме того, полагал, что в сытом виде сможет более адекватно реагировать на возможные неожиданности и провокации.
Наконец, он отложил вилку, пригубил виски и негромко, будто рассказывал о чем-то постороннем, начал говорить.
Он не мог знать – правильно ли он делает, говоря именно это, но другого выхода не видел. Конечно, опасно, но… еще более опасно держать рядом с собой эту бомбочку не слишком замедленного действия…

Катерина положила трубку и нервно захихикала.
Это было просто непостижимо – то, что говорила Маша.
Нет, конечно, то, что Лялька влюбилась в Андрея – это, как раз, было не слишком удивительно, хотя, на ее месте, логичнее было бы влюбиться в своего спасителя – Малиновского… Но то… что Андрей мог увлечься этой девочкой?
Бред какой-то!
Маша, как всегда, что-то напутала…
Но гнусный червячок уже заполз в мысли и начал свое черное дело…

- Жили-были трое друзей… Можно считать… вполне необычным – потому что это были два мужчины и хрупкая девушка… Очень умная и очень… неформатная… Самим своим существованием девушка иллюстрировала пословицу – по одежке встречают… но провожают-то… по уму… А наших молодых людей одежки ее не слишком интересовали – вокруг них всегда было полно доступных девушек модельной внешности, а вот таких, на кого можно было бы положиться, не было вовсе.
Впрочем, до поры до времени, они на этот счет не задумывались…
А потом у них случились проблемы в бизнесе, и тут вдруг оказалось, что хрупкая неформатная девушка – человек совершенно незаменимый… они стали больше времени проводить все вместе; сначала только из-за дел, а потом как-то так вышло, что девушка эта двум друзьям стала необходимой не только в делах…
И один друг в нее влюбился… и второй… тоже… только не понимал еще этого… А потом один из друзей стал с этой девушкой встречаться… но они поссорились… крепко поссорились, и он – уехал… А девушка… оказалось, что она беременна. И второй друг женился на ней – фиктивно, потому что у девушки очень строгий папа. И стали они жить вместе… как брат и сестра… Вот только к тому времени, второй друг, ставший фиктивным мужем, понял, что влюблен… и не просто влюблен – любит… Любит так, что…
В общем – без нее и жизнь не жизнь… А она ждала другого.
Другой вернулся… они помирились, девушка ушла к нему… А ее муж-не муж остался со своим разбитым сердцем у разбитого корыта…
Только вот не заладилось у девушки с любимым… И жили они… не плохо и не хорошо… а разойтись не могли из-за ее беременности: она боялась, а он – слишком порядочный… И второй друг… который муж… не смог спокойно наблюдать за этим… и стал добиваться любви…
Так уж вышло… что те три месяца, которые они жили бок о бок, и для его фиктивной жены даром не прошли… чувства начали зарождаться…
И пришел день, когда оба поняли, что жить друг без друга не могут…
Вот такая незамысловатая история, Алла… И такой очень долгий и трудный путь к любви… Поверь, я не для того столько времени добивался взаимности, чтобы разрушить мой мир… Мир абсолютного счастья, Алла! Я надеюсь – когда-нибудь с тобой это тоже произойдет, и тогда ты поймешь… А сейчас… сейчас просто прошу не обижаться: я не обращаю на тебя внимания не потому, что ты какая-то не такая… Просто я люблю мою жену, Катю… люблю мою дочь Светочку… в общем – люблю мою маленькую семью и мечтаю, что у нас будет еще один ребенок, а, может, и не один... Вот так, Аллочка…
А ты найдешь, обязательно найдешь мальчика… И все у тебя будет.

Лялька, конечно, все поняла… И то – насколько глупо она себя вела… это – особенно.
Стало смертельно стыдно; она не расплакалась только потому, что вокруг были люди.
- Анд-рей Па-лыч… простите меня… я… не знала… - она уткнулась лицом в ладони, - Ох! Это так глупо! Вы… я… как дура!
Жданов был совершенно согласен с ее определением, но, разумеется, не стал говорить об этом вслух.
- Алла… Не говорите так… У Вас всего лишь нет опыта… жизненного… опыта отношений… я был рядом, хорошо к Вам относился, вот Вам и показалось… Уже завтра Вы посмотрите на все с другой точки зрения… и оставите все в прошлом… начнете свою жизнь… Да?
Лялька кивнула, сдерживая слезы.
- А сейчас я Вас отвезу домой, на работу сегодня не выходите.

В машине Лялька все-таки разрыдалась, но Андрей не сделал ни малейшей попытки ее утешить. Довез до дому, попрощался, и, когда она скрылась в подъезде, с облегчением вздохнул.
Кажется, все обошлось без эксцессов…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 21:37 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий писал(а):
Кажется, все обошлось без эксцессов…


Чой то не верится. :o :o :o
Спасибо за главу!
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:
:Rose: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 22:41 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
:Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 22:50 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 6/30

Примерно через час после того, как Жданов вернулся, к нему зашла Маша.
- Андрей Палыч, - поинтересовалась она, - а-а-а-а… Вы не знаете – куда Лялька подевалась?
- Я ее домой отпустил.
- Да? А она что, заболела?
- Нет… так, неважно себя чувствовала… Завтра, скорее всего, будет.
Маша получила ответ на свой вопрос, но продолжала стоять в дверях. Ее буйное воображение тут же дорисовало недосказанное – поскольку, когда Женсовет вернулся с обеда, не было ни Жданова, ни его секретарши… а потом секретарша так и не появилась… а у Жданова какое-то подозрительно довольное лицо…
Ну, какие тут можно сделать выводы?
Самые, что ни на есть, однозначные.
Они уехали вместе, ехали к ней… И Жданов так… хм… залюбил девочку, что она и шевельнуться была не в состоянии… вот поэтому он и разрешил ей не появляться в офисе… а еще потому, что, скорее всего, ее цветущий после секса вид мог бы привлечь слишком много внимания – ведь у них сегодня это было наверняка в первый раз.
А может – у нее это было вообще в первый раз: тогда еще понятнее – почему она дома осталась…
- Маша, Вы еще что-то хотели узнать?
- Н-н-нет… - Тропинкина поглядела на Андрея слишком уж странно…
Жаль только, тогда он не придал этому значения.
А Маша немедленно сообщила о своих догадках Женсовету, а потом – Катерине.
И еще она позвонила Ляльке.
Та очень хорошо скрывала настроение – вот Маше и послышалось, что она радостная.

По дороге домой Андрей купил огромный букет – ему безумно хотелось забаловать сегодня Катерину, заласкать, окутать своей любовью… Он чувствовал, что никак не может высказать всю ту огромную любовь, которую испытывал, что ему не хватает слов, что он слишком не романтичен – и даже придумать ничего не может… ничего, кроме банальных цветов…
Все, что приходило на ум, казалось глупым, странным, а своего желания он даже стеснялся – может, она устает… а тут он – здрасьте, любимая женушка, пожалте в постель, ваш драгоценный муж явился с работы.
Но что делать с необуздываемым желанием, если оно появляется в тот самый миг, когда он видит Катерину… и не только видит… думает о ней, вспоминает… каждое слово и поворот головы, прищур глаз, улыбку… выражение лица в разные моменты и при разных настроениях… голос… то звонкий, то хриплый полушепот, появляющийся в страсти, и от которого он впадает в настоящее безумие.
Безумие – вот что.
Безумие, что их жизни могли не соединиться… вот так и работали бы бок об бок, ничего не понимая, никого по настоящему не любя…
Но нет, конечно, все равно их бы захватило однажды – недаром влечение было уже давно…

- Катенька! – ринулся с порога к ней и затормозил от непонятного, но неприятного взгляда; отчужденного и холодноватого.
- Цветы? – изогнулась в изумлении ее бровь, - с чего бы? Праздника, вроде, нет…
- Да нет… просто так… - забормотал он и вдруг отчаянно струсил, струсил от того, что произошло что-то… неприятное… а он – не готов к этому. И осознал еще – насколько он зависим от нее, как беззащитен перед ее настроением; более беззащитен, чем Светка – ведь та, по крайней мере, может не бояться, что ее бросят.
- Просто так? – излом брови стал страдальческим, а голос наполнился ехидством, - неужели?
- Кать… - проговорил тихо, почти шепотом, ощущая немалую тяжесть цветов и видя свое дурацкое отражение в зеркале, - Кать? Что? Случилось что-то?

Она не ответила.
Андрей видел, что она силится выдавить улыбку – только получается плохо.
- Да что ж такое? – отбросив букет, он обнял Катю и почувствовал – как дрожит она всем телом, только что зубы еще не стучат.
Он не на шутку испугался.
- Кать, Катя! – а сам прижимал ее к себе все сильнее, стесняясь того, что и в этой ситуации его собственное тело слушается только себя, слишком явственно выдавая потаенные желания.
Катя всхлипнула, он чуть отстранился, пытаясь поймать ее взгляд, это не удавалось – она прятала от него глаза.
- Катюша! – прошептал он отчаянно, - ну, родная моя, что случилось?
Она все так же молча высвободилась из его рук и ушла на кухню; он, конечно, отправился следом.
- Катя… ты так и не скажешь? Что происходит вообще, а?
- А сам? Ты сам ничего не хочешь сказать?
- Я? – тут его осенило, - Скажи-ка Катенька… а не Машеньке ли Тропинкиной я обязан столь прелестным твоим поведением?
Катя снова всхлипнула, давая тем самым повод мужу понять, что так оно и есть.
И тут Жданов расхохотался.
Катерина подняла на него изумленные глаза с мокрыми ресничками – а Андрей хохотал так, что уже не мог спокойно стоять; корчась, он ухватился за стол, склонился ниже, одной рукой обнимая себя за живот – словно удерживал его от того, чтоб он не лопнул; сгибаясь еще, уже почти касался лбом столешницы; наконец, просто свалился на пол.
Еще немного и он бы начал подрыгивать ногами, как это делают клоуны, но Катя, испугавшись столь странной реакции, присела рядом с ним на корточки и принялась тормошить за плечо:
- Андрей… Андрей, что такое? Что случилось?
А он вместо ответа сгреб жену и повалил ее на себя, крепко придерживая – чтоб не убежала. И перестал смеяться.
- Я завтра же уволю Тропинкину, - доверительно сказал он, - разрушительная сила этой прелестной во всех отношениях дамочки равна водородной бомбе. Возможно, не одной!
Ах, так? Он решил таким образом отреагировать на сплетню? У Марии язык без костей, а вместо извилин – телеграфные провода, но дыма без огня не бывает!
Как ни крути – не бывает дыма без огня, это знают все!
Катя недовольно заворочалась в руках Андрея, пытаясь освободиться, но не тут то было – он перевернулся, не выпуская ее из рук, и пригвоздил к полу.
- Пусти! – полузадушенно пискнула Катя, - мне даже дышать нечем!
Он кивнул, приподнимая торс – от этого вся тяжесть сместилась на бедра, и Катя почувствовала, как наливается желанием его плоть.
- Ты безумец! – воскликнула Катя.
- Заметь – я с этим не спорю! – улыбнулся Жданов, - рядом с тобой я действительно теряю голову! Впрочем… ты такая умница, что твоей нам хватит одной на двоих, правда?
В его голосе послышались какие-то жесткие нотки, глаза стали сердитыми.
- Ты о чем?
- Так что тебе там наболтала наша мадам сплетница?
Он хочет все узнать от нее… чтобы потом знать – как выкрутится…
Жданов будто услышал ее мысли:
- Не волнуйся, я все расскажу тебе сам. Я и так собирался это сделать, только – чуть позже…. Вижу – меня опередили…
Гнусная тоска обернула сердце колючими ладонями, боль плеснулась слезами; Катя с вызовом заглянула в его глаза, клокочущие гневом:
- А ты надеялся скрыть… Конечно… жена как полная дура…
- Почему – как? - он снова едва не засмеялся, - жена в данной ситуации дура и есть! прости, ради Бога, но это ты сама сказала!

- Пусти меня! – заворочалась Катя.
- Ни за что!
- Пусти, мне неудобно и твердо!
- Хорошо, но с условием, - он неосознанно слегка терся о нее низом живота, отчего глаза уже начали затуманиваться.
- С каким?
- Мы переберемся в комнату и продолжим разговор… в той же позе…
- Нет!
- Значит, лежим здесь…
- Ладно… - пробурчала Катя, - я согласна…
Чтобы жена не передумала, Жданов подхватил ее на руки и в комнате бережно опустил на ковер.
- Кать… теперь рассказывай…
- Ты так спрашиваешь, будто я в чем-то виновата! – возмутилась Катя.
- Конечно! И я буду тебя наказывать, ты еще не поняла разве? – приподнявшись, Андрей быстро расстегнул верхние пуговицы ее халатика и раскинул полы в стороны, - ах, какая непослушная у меня жена… я вообще не понял – почему ты еще одета?
Катя не хотела – умом не хотела – сейчас близости; слишком хорошо знала себя и его, осознавала, что еще немного – и они перейдут ту грань, за которой она уже не будет вспоминать об его измене, и там будут существовать в реальности только тела, руки, обжигающие поцелуи и волнующие касания.
Нет… не сейчас! Она должна узнать все, иначе он…
Андрей неотрывно следил за ее лицом и глазами: как она то хмурилась, то морщилась, то оценивающе оглядывала его лицо и вдруг замирала взглядом на его губах, тогда и ее ротик приоткрывался, будто просил поцелуя, но тут же бровки снова скорбно сдвигались, губы сжимались в узкую ехидную полоску, а глаза убегали рассматривать что-то за его спиной.
- А я знаю! – со смешком произнес Андрей, вдруг осененный приступом телепатии, - я знаю о чем ты сейчас думаешь?
- Да ну?.. – скривилась в усмешке Катя.
- Ага! Ты думаешь: ну вот, еще немножко, и я не выдержу, потому что дико хочу этого мерзкого совратителя, но ведь, если я ему сдамся, то он будет считать, что может изменять мне всегда, а я…
Катя ладошкой закрыла ему рот, расползающийся в улыбке и отрицательно завертела головой, но хохочущие искорки в ее глазах ясно возвещали о том, что он прав.
Или – почти прав.
- Ты нахал! – сказала она.
- Мммм, - вместо ответа он облизывал кончики ее пальцев, потом пощекотал языком ладошку и, не торопясь, отправился путешествовать губами от запястья к нежной коже в изгибе локтя… и сразу же перебрался к животу, сосредоточенно вылизывая ямочку пупка. Одновременно он расстегнул и снял свою рубашку, и когда поднялся выше, чтоб прикусить мочку уха, они коснулись уже обнаженными животами, и оба ахнули, прижавшись плотнее.
- Я не хочу! – попыталась уклониться от его вездесущих губ Катя, а он снова тихонько засмеялся и прошептал:
- А кто тебя спрашивает?
Через пару минут волшебным образом с тела Кати исчезла вся одежда; но сама она все еще сопротивлялась, вот только натыкалась в сопротивлении на ехидные улыбки и слова «А кто тебя спрашивает?»
Катерина не знала – что и думать.
С одной стороны – информация.
С другой – он ведет себя так, словно ему не в чем себя обвинять: так, как человек с чистой совестью, а ситуация с недоверием, с выяснением отношений все больше напоминает игру.
«Эротическую игру, Пушкарева, - добавил гнусный внутренний голос, - которая тебе безумно нравится!»

- Так ты скажешь? – голосом Каа продолжил допрос Жданов, - что там тебе на меня наговорили?
- Сначала ты – что было!
- Не-е-ет… - рука Андрея, скользнув ей между ног, принялась дразнить и гладить там; вот уж этого организм Катерины вынести спокойно не мог и мощными волнами погнал по венам кровь, заставляя разум - заткнуться, а губы – прошептать:
- Хо-чу… те-бя…
- Умница! – кивнул Жданов, усиливая давление.
Бедра ее сами собой поднимались, стремясь увлечь тело в пучину сексуального пиршества, но Андрей отнял руки, вызвав недовольный стон, и поднялся.
- Эй! – только и смогла возмущенно выговорить Катя, но он молча принялся расстегивать брючный ремень, и женщина успокоилась. Хотя, конечно, успокоением это состояние назвать было нельзя, оно было – напряженное ожидание: дрожали даже кончики пальцев, и, едва Андрей снова лег на жену, она облапила ладонями его ягодицы, принуждая вжаться, и шире раздвинула ноги, чтоб скорее наполниться его плотью.
Но этот отъявленный хитрец не торопился – он, наоборот, уперся коленями и приподнялся над ней так, что едва касался ее живота, но руку все-таки отправил гулять по страждущему лону – распаляя его сильнее и сильнее.
Дразнящие ласки привели ее на грань невыносимости, они приносили уже не удовольствие, а разочарование, ей хотелось большего, и она умоляла войти в нее и прекратить эту пытку, словечко «хочу» не сходило с ее уст; Андрей заглушал мольбы и требования поцелуями, но она вырвалась и жалобно прорычала:
- А то я сама тебя сейчас изнасилую!
Он расхохотался, а Катя даже обиделась – как он мог смеяться сейчас, он что спокоен?
Опустив глаза, она нашла взглядом его член: побагровевшая головка раздулась так, что казалась огромной, она томно блестела и подрагивала, и выглядела так… аппетитно, что Катя не удержалась и плотоядно облизнулась.
Это не ускользнуло от внимания Андрея, его дыхание сбилось с коротким всхлипом, а затем грудь заходила ходуном – будто он только что разорвал своими великолепными грудными мышцами финишную ленточку и теперь предвкушал приз.
- Это… это…. – враз охрипшим голосом спросил он, - это… то, что я думаю?
Катя коротко кивнула.
- Ты уверена?
- Конечно… иди сюда…
Андрей покачал головой.
- Чуть позже…
- Что?
- Через пару минут… если не передумаешь…
Он все-таки был джентльменом.
Нельзя получать удовольствие самому до тех пор, пока дама не удовлетворена, поэтому сначала… она… он и так слишком долго ее дразнил… и только потом…
Фантазия разыгралась, и сразу же вспомнилось восхитительное ощущение кольца ее нежных губ и плавные, сводящие с ума движения, а короткий взгляд на ее полуоткрытый сейчас ротик вызвал настолько безумный приступ похоти, что он едва сдержался, дабы не распрямиться над ней прямо сейчас, вонзаясь в приветливо раскрытые влажные губы.
Андрей яростно встряхнул головой, отгоняя бешеное вожделение, отполз назад, и, обхватив руками ее бедра, дал волю своему языку - тот, радуясь данной воле, заплясал в сладком лоне любимой, вгоняя в экстаз и хозяина, и повелительницу его сердца.
Бурные пляски отозвались в Катином теле немедленно, она с каким-то даже сожалением ощутила приближение оргазма, но в тот же миг, вскрикнув, взлетела, рассыпавшись огненными брызгами, и не сразу потом пришла в себя.
Андрей лег рядом и прижал к себе все еще вздрагивающую Катюшу, нежно баюкая и нашептывая ей на ушко ласковые слова.
Вот теперь ему надо собраться со всеми силами и перетерпеть свое невозможное желание – потому что именно сейчас он собирался рассказать жене об инциденте с Лялькой.
Сейчас – когда она находится в спокойном умиротворении и не зависит от зова тела; теперь она сможет спокойно решить – поверить ли ему. А он должен перетерпеть: или несколько минут, или несколько часов; а если она не сможет поверить, то он – честное слово! – вызовет на очную ставку и Ляльку, и трепливую Тропинкину.
Катя, наконец, выплыла из неги, и ее взгляд встретился со взглядом Андрея – таким любящим, что захотелось плакать от нежности и нереального счастья.
- Андрюшка… я… я…люблю тебя….
Жданов наклонился, легко поцеловал жену и грустно улыбнулся.
- Катенька, а теперь я тебе все расскажу…
- Но… как же… ты? – Катя положила руку ему на бедро.
- Нет… - он с сожалением отвел ее руку, - после… я расскажу сначала… а ты потом решишь… веришь ли ты мне… или Маше…
Кате вдруг стало стыдно за то, что она могла не верить ему, да как это ей вообще в голову взбрело: сомневаться в Андрее! Чтобы Жданов мог ей изменить с какой-то малолеткой! Жданов, который без малого год хвостом за ней ходил! Который терпел – пока она решит что-то… который… делил ее с Ромкой… вот этот ревнивец сумел подавить в себе все собственнические инстинкты ради того, чтоб она могла сама, без принуждения, решить – кто ей дорог на самом деле… вот этот человек принял ее ребенка как собственного, забыв о кровном родстве… и принял этого ребенка, в том числе, и в буквальном смысле… не испугавшись роддома…
Он всегда рядом, он угадывает ее желания, чувствует настроение, он из кожи вон готов вылезти ради того, чтоб ей было хорошо и комфортно… он любит ее, наконец… любит так, что и сомнений никаких быть не может…
А она? Она умудрилась поверить Маше Тропинкиной – как будто она не знала об отсутствии мозгов и тормозов этой дамочки!
- Андрюша… я тебе верю…
Он растерянно улыбнулся:
- Но я ведь ничего еще не рассказал…
- Позже… мы, кажется, занимались сейчас совсем другим… не будем отвлекаться, - она уперлась ему в плечо, заставляя лечь на спину.
- Кать… но… тебе же сказали…
- Ты правильно сказал – твоя жена полная дура! Я не знаю – что на меня нашло, и почему я вдруг поверила Машке, хотя у меня не было еще ни одного повода не верить тебе…
- Так ты…
- Да. Андрюш, я тебе верю безоговорочно… - говоря все это, Катя уже оседлала мужа и чуть выгнулась, когда он обхватил ладонями ее груди – как бы взвешивая и касаясь большими пальцами сосков.
- Осторожно, - засмеялась она, - а то сейчас опять молочные ванны будут.
Улыбнулся и Андрей, вспомнив, как однажды он слишком увлекся.
- Ка-ать… неужели это правда, что они потом уменьшатся?
- Естественно!
- А мне та-а-ак нравится… я бы не отказался, чтоб так и осталось…
- Они все равно будут больше, чем раньше…
- Больше – не меньше, - приподнявшись на локте, он попытался поймать губами пуговку соска, но ему это не удалось, - Нагнись чуть-чуть… я не достаю…
- Позже, - улыбнулась Катя, - ты ведь так говорил?
- Катюша… но, может, все-таки…
- Ты зануда, Жданов! Ты это знаешь? – Катя, пригнувшись, поцеловала ложбинку между его ключицами, задумчиво повертела в ней язычком и спустилась ниже.
Она не торопилась – из вредности.
Конечно, Андрюшку жалко, но!
Он сам сколько времени мучил ее, хотя можно было быстрее? Но когда дольше, потом та-а-а-ак волшебно! И хотелось, чтоб ему сегодня было очень. Очень.
ОЧЕНЬ. Хорошо.
Как никогда раньше.
Чтоб он ни на секунду не пожалел о том, что из всех женщин земли выбрал ее.
Правда, у нее еще не так много опыта – но зато – море любви.
Катя задержалась на сосках: покусывая, оглаживая языком, посасывая – вспоминая, как это делал он, но опасаясь, что эта ласка – не для мужчин.
Но, взглянув в его лицо - глаза зажмурены от удовольствия, рот до ушей растянулся улыбкой, решила, что ему нравится.
Едва касаясь губами завитков, начинающих «тещину дорожку», общекотала его кончиком языка, и он тихо взвыл; плохо уже контролируя себя, обхватил ладонями ее плечи, тихо, но настойчиво толкая ниже, а она оторвалась от него и пересела сама, устроившись между его ног.
Погладила внутреннюю поверхность бедер сначала ладонями, потом – кончиками пальцев, стараясь не смотреть на вздрагивающий от нетерпения член; не смотреть – потому что было жалко его; так и подмывало побыстрее доставить ему удовольствие; но терпела сама, вынуждая к терпению и Андрея.
Сложив пальцы колечком, проехалась сверху вниз и вверх, и снова вниз, заставляя его стонать; и, наконец, решилась приступить к самому важному. Сначала лизнула его, зажмурившись; Андрей с громким стоном выгнулся, проталкиваясь глубже; и когда она вобрала в себя его естество, руки его, лежавшие по бокам, сжались в кулаки, прихватывая длинный ковровый ворс, и Катя почувствовала, как резко съежилась и поджалась мошонка, а потом под пальцем, удерживающим основание, словно вспухло; Андрей, выгнувшись, напрягся, застыл на сотую долю секунды и тут же забился в судорожных спазмах, взрываясь и фонтанируя.
- Катя! Катя! Катенька! – то громче, то тише бормотал он в сладостном забытьи; ухватил ее за руки, потянул на себя, прижал к себе, и она ощущала сумасшедшее сердцебиение – даже страшно стало за него - за то, что вырвется сейчас сердце, а он шептал и шептал слова любви, тесно прижавшись к ней всем телом.
Отдышавшись, он не выпустил ее из объятий, а, устроившись поудобнее, спросил:
- Ну, теперь то мы можем поговорить серьезно?
- Как хочешь…
- Очень хочу!
И Андрей рассказал про Ляльку – все, ничего не утаивая: закончил на том, как подвез ее домой и последующем визите Тропинкиной. Рассказав, умолк.
Молчала и Катя – Андрею казалось, что слишком долго.
- Ка-а-ать? Ты мне веришь?
Катя вздохнула и ответила:
- Убью Машку! А мне нужно выдать орден почетной дуры… А ты… - и она зашарила ладошками по его спине, - повернись-ка…
- Что? Зачем? – не понял Жданов.
- Крылышки хочу поискать. Как тебе удается их прятать? А?
- Крылышки? – недоуменно переспросил Андрей, а потом они оба расхохотались.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 11 июл 2009, 22:58 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 7/31

Проснувшись утром задолго до звонка будильника, Андрей едва сдержал смех, увидев своих девочек: рано утром Катя кормила дочку, да так они и уснули в процессе – малышка крепко вцепилась в грудь мамочки и время от времени лениво причмокивала, растягивая завтрак на несколько часов.
Всепоглощающая нежность омрачилась уколом ревности – а он, ведь, и сам не прочь засыпать вот так, как Светка, но именно она лишила его возможности наслаждаться в полной мере пышной грудью жены.
И засвербело желание немедленно зацепиться губами за сосок и вобрать в себя столько этой восхитительной мякоти, сколько возможно… а другую грудь ласкать ладонью, скользя и сжимая… Андрей до того замечтался, пожирая глазами запретные плоды, что не сразу заметил момент пробуждения жены и ее взгляд - испуганный и восхищенный одновременно.
- Ты так смотришь… словно собираешься съесть меня…
Жданов хмыкнул:
- Ну-у-у… в общем-то да… что-то в этом роде… Ты не будешь против, если я отнесу малышку в кровать?
- Ей в любом случае давно пора туда отправиться… но… Андрюш… ты на работу не опоздаешь?
- Катенька, радость моя, да ты взгляни на часы – у нас есть еще море времени!
Когда Андрей откинул одеяло, Катя, отметив его полную боевую готовность, удивленно посмотрела на мужа:
- Жданов… судя по твоему состоянию, можно предположить, что у тебя как минимум год не было женщины… Странно… а мне припоминается вчерашний вечер…
- И что же было вчера вечером? – с притворным удивлением спросил Андрей.
- Что было? Ну-у-у-у… был восхитительный секс прямо на ковре в гостиной… а потом еще в постели… не менее восхитительный… припоминается мне даже, что никак не менее двух раз…
- С ума сойти! – покачал головой Жданов, - представляешь: память отшибло! Напрочь… Ты непременно должна мне напомнить – что же такого восхитительного было вчера… Надо повторить, да?
Переложив дочь в кроватку, он вернулся к жене:
- Что любимая, повторим?

На работу Андрей ехал в самом благодушном расположении духа – утренние сценки всегда были наполнены иной чувственностью, не такой, как вечером, да, к тому же, они давали такой заряд бодрости и хорошего настроения, что даже самые сложные проблемы на работе не казались слишком существенными; а когда все-таки что-то слишком доставало его, он думал о том, как приедет вечером домой, обнимет жену, и потом снова голова станет ясной, а проблемы покажутся не стоящими тех нервов, которые он на них тратит.
Сегодня его радовало и другое: то, что он разобрался с Лялькой, что сумел рассказать все Кате, но пуще всего то, что Катя безоговорочно поверила ему, поверила в то, что он не способен ей изменить ни морально, ни физически: слишком сильной была его привязанность к одной-единственной женщине, дававшей ему счастье и веру в себя.
Все это было хорошо еще и тем, что на следующей неделе намечалась презентация новой коллекции, а это значит, что ему придется задерживаться; и так прекрасно, что Катя не станет ревновать понапрасну.

Жданов вышел из лифта. Женсовет, как всегда по утрам, толпился у ресепшена.
Конечно, радужное настроение президента не мог бы сейчас испортить никто, но никто и не смеет расстраивать Катю. Если бы сплетня давила только на Андрея, он бы простил, но Катя? За Катю он рассчитается, поэтому кому-то предстоит показательная казнь.
Жданов, улыбаясь, поприветствовал женщин и с тем же счастливым выражением на лице, с каким здоровался, продолжил:
- Мария, Вы уволены. Я сейчас подготовлю приказ.
Веселый гомон моментально прекратился, все уставились на Андрея, а Маша тоненько всхлипнула.
- За что, Андрей Палыч? – вступилась за подругу Шурочка.
- За длинный язык.
Ничего уточнять он не стал, а спокойно направился дальше. Закрывая дверь, услышал громкие рыдания.
- Вот-вот! – подумал мстительно, - а то, что такими же рыданиями с твоей, Машенька, подачи должна была заходиться Катя? Не, дорогуша, не подумала?
Войдя к себе в приемную, Андрей с удовлетворением отметил, что Лялька выглядит не как малолетняя проститутка. Кивнул одобрительно:
- Другое дело! Доброе утро, Лялечка!
Лялька расцвела: так много хорошего и светлого прозвучало для нее в этой фразе!
- Здравствуйте, Андрей Палыч! Ознакомитесь с сегодняшним расписанием?
- Конечно! Можно прямо сейчас!
Пока согласовывали дела, звонки и встречи, натянутость и вовсе исчезла, вернулся прежний дружески-деловой настрой.
Ввалился Малиновский:
- Лялька, привет! Здорово, Палыч! Слушайте, а там Мария наша, Тропинкина, превращает холл в Меотийское болото!
- Почему болото? – спросила Лялька.
- А почему Меотийское – ты, конечно, знаешь? – засмеялся Рома.
- Нет… не знаю…
- Меотидой греки называли самое маленькое в мире море, по-нашему оно?..
- Азовское?
- Совершенно верно, садись, по географии пять! Ну а римляне презрительно именовали его вот этим самым болотом.
- Значит, Маша плачет? – догадалась Лялька, - А почему?
- А потому что наш драгоценный президент ее уволил. Вот, как вышел из лифта, так сразу и уволил! Интересно бы знать – чем ему не угодила наша славная труженица помела?
- Почему – помела? – вновь спросила Лялька.
- И на этот вопрос я вам отвечу, - с какой-то детской радостью отозвался Роман, - потому что язык у нее как помело!
- Вот за это и уволил! – мрачно сообщил Жданов, - кстати, Лялечка, подготовьте, пожалуйста, приказ на увольнение.
- Вы это серьезно? – ахнула Лялька.
- Серьезнее не бывает.
- Палыч? – удивленно посмотрел на него Малиновский, - может, расскажешь?
- Расскажу… Ляля, Вы свободны.
Лялька ушла.
- Представляешь! – горячо начал Андрей, - Наша неописуемая Машенька отличилась вчера по полной программе. Она тоже заметила Лялечкины маневры, тут же придумала любовную историю и красочно ее изложила Кате!
- Да ты что?! - присвистнул Рома, - Маша мо-о-о-ожет…
- Вот-вот! К счастью, Катя ей не поверила, но весь день, до моего возвращения, естественно, ей было не по себе - все равно мыслишки гнусные бродили.
- Катя не поверила? – усомнился Рома.
- Ну, конечно! – воскликнул Андрей, - Она же знает, что это – глупость абсолютная, что мне никто, кроме нее не нужен!
Рома поморщился… А ведь, пожалуй, если бы Катерине что-то наговорили про него, то она, пожалуй, поверила бы… Такой веры к нему у Кати не было никогда… И хоть Роме стало от этой мысли грустно, он отметил для себя еще раз предопределенность их расставания.
- Послушай… Маша, конечно, не права…
- Не права? – взвился Андрей, - а если бы Катя поверила?
- Хорошо. Ты прав. Все это противно… Но, может, увольнять не стоит?
- А что? Поблагодарить за хорошую работу?
- Ты отнесись философски… - предложил Малиновский.
- Да ну? – скептически поджал губу Андрей.
- Ну! Ведь этот инцидент дал тебе возможность узнать, что Катя абсолютно доверяет тебе!
- А если бы нет? Катя на нервах, скандал, а у нее еще бы и молоко бы пропало! Прелесть что за философия!
- Ну… не знаю… Палыч, ну наори на нее, сделай выговор, штраф там… Но увольнять то зачем?
- Затем, - нагнулся над столом Андрей, - чтоб в нашей компании больше не было ничего подобного! Я хочу, чтоб настроение моей жены не зависело от сплетниц! И все, тему закрыли, я не отменю своего решения.

Действительно – не отменил. Просили все: и Женсовет, и Федор, и Лялька, и Кира, и даже Урядова каким-то образом уговорили выступить в защиту, но Андрей был непреклонен.
Маша ушла.

Андрей открыл дверь и прислушался: Катя с кем-то разговаривала.
Раздевшись, он прошел на кухню.
- О-о-о-о! Мария! Какими судьбами! – ехидно проговорил, почти пропел, он.
- Добрый вечер, Андрей Палыч! – пролепетала Маша, вжимаясь в стенку, - я… вот…тут…
- Ага! Шла мимо и зашла к подружке, за жизнь поболтать, да?
- Андрюша… - попыталась одернуть мужа Катя, но Андрей только приподнял бровь в ответ на ее заступничество.
- Ну что, Машенька… что Вы ЕЩЕ хорошего моей жене рассказали? С кем я ЕЩЕ имел связь, а?
- Андрей Палыч! – скороговоркой забормотала Тропинкина, - простите меня, пожалуйста, я… я… не хотела, чтоб было плохо, я думала…
- Ах! Вы еще и думать умеете? – загремел Андрей во весь голос, - и часто?
- Андрей! – Катя встала и положила ладонь ему на грудь, пытаясь слегка привести в норму, Жданов, не отвлекаясь, заключил ее в объятия.
Маша молчала, только глаза часто-часто моргали, разбрызгивая слезинки.
- Вы не ответили! – продолжил Андрей чуть тише, близость Кати, безусловно, умиротворяла его.
- А? – хлопнула в очередной раз ресничками Маша.
- Ладно. Давайте по-другому. Зачем Вы к нам пришли? – уже почти спокойно спросил он. Катя, поглаживая его по спине, уткнулась в плечо, чтобы никто не увидел ее улыбку. Жданов сейчас был похож на большое, якобы дикое животное – только что он был в ярости, но нежные поглаживания приводили к тому, что еще чуть-чуть – и он замурчит от удовольствия, распластается котом по полу и подставит ухо для почесывания.
- Андрей Палыч! – сжала Мария руки в замочек и прижала их к груди, - я очень виновата, не увольняйте меня, пожалуйста!
- Да ну? Маша… скажите… как Вам только пришло в голову идти искать защиты у женщины, чью семью Вы собирались разрушить? – с горечью спросил Жданов, покрепче прижимая к себе жену, - как… как Вам только не стыдно?..
- Андрей Палыч! Я знаю, что я виновата… я…
- Машка, не говори лучше ничего! – повернулась к ней Катя, - только хуже будет. Андрюша…
- Катя, не уговаривай… Я не отменю своего решения.
- Андрей Палыч! У меня же ребенок!
- А о нашем ребенке Вы не думали?! О том, что у Кати от переживаний может молоко пропасть? Нет? Такие простые мысли Вам в голову не приходили? С такими друзьями и врагов не надо!
- Андрей Палыч…
- Все. Уйдите, Маша.
Тропинкина, всхлипнув, ушла в прихожую – она почему-то даже не стала продолжать упрашивать, ей вдруг показалось, что от этого станет лишь хуже: впрочем, сегодня уже были испробованы все способы, последний – сейчас.
Бесполезно.
Катя подняла к Андрею лицо, покачала головой.
- Катька, нет! Если ее простить, она, конечно, немножко подержит себя в узде, а потом все начнется сначала. Я не хочу, слышишь? Я не хочу, чтобы тебя обижали, даже непреднамеренно!
- Андрюша… Ты же добрый… И вообще… благодаря этому… Андрюш… я многое поняла…
- Что, например?
- Доверие… Я поняла – что это такое…
- А… раньше?
- Андрюша… давай мы скажем Маше, что ты ее восстановишь… и потом мы поговорим, ладно?
- Нет. Сейчас. Я должен понять.
- Только когда я столкнулась с… этим… я не верила, но сомневалась… а потом… когда ты пришел… до меня вдруг дошло, что… ну, такая глупость – ты и эта малолетка…
- Только малолетка?
- Нет… не только. Сейчас я уверена, что не только… Я не знаю – что будет потом, но… у меня нет оснований сомневаться в твоей любви… и… в твоей честности…
Андрей посмотрел ей в глаза, наклонился, поцеловал.
- Кать… хорошо…но она этим обязана – тебе. Сам я все равно не простил.
Они вместе вышли в прихожую, где Маша потерянно стояла около стены.
- Мария… Выходите на работу… в понедельник. Сегодняшний и завтрашний день – за свой счет. Завтра не вздумайте выходить, если появитесь – вас не спасет уже ничто. Ясно?
- Ясно! – выпалила Тропинкина и постаралась быстрее скрыться с глаз Ждановых.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12 июл 2009, 02:13 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий
Спасибо за главу! Даже за две!
Клевые!

:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Rose: :Rose: :Rose:
Эрочки замечательно пишешь, жаль только муж нажралси, как порося, пришлось из гостей на себе тащить. :pooh_lol:

Жду, кто дальше выстрелит по отношениям Ждановых.
:dance: :dance: :dance: :dance:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12 июл 2009, 10:25 
Не в сети
Унесенная ветром
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 ноя 2007, 05:33
Сообщения: 6965
Откуда: Алматы
:Rose: :kissing_you:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12 июл 2009, 10:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 13:33
Сообщения: 91199
Откуда: Ашдод
:thank_you: :Rose:

_________________
Жизнь - это лестница...Когда будешь подниматься по ней - здоровайся... Чтобы спускаясь вниз, тебя узнавали и подавали руку...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 12 июл 2009, 12:39 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Пасибки, мои дорогие )) :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 222 ]  На страницу Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11, 12  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только