НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 29 май 2017, 17:20

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 135 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 7  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ну, Жданов, погоди! (4)
СообщениеДобавлено: 15 май 2009, 20:33 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Ну, Жданов, погоди!

Рейтинг: R
Жанр: альт, драмеди
Пейринг: Катя/Андрей
Герои: Катя, Андрей, Рома, Кира
Сюжет: Вывести ЗимаЛетто из кризиса можно разными путями. Вот Рома и придумал. А Малиновский в роли Фея – это вам не пуп царапать левой пяткой!
Любовь и предательства, верность и коварство, правда и ложь - в новом сезоне в сериале «Не родись красивой – дубль 5 или Ну, Жданов, погоди!».
Благодарность:
Авторам резюме серий с Talkcity - с ними я сверяю сюжетные события и иногда беру небольшие описания. Любимым читателям – за то, что держат в тонусе


Последний раз редактировалось NEDO 06 июл 2009, 14:05, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 май 2009, 20:34 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Нет такой вещи, как судьба. Плач, гнев, непреодолимая сила безрассудства
и самое изысканное чувство - всё это закон притяжения.
Но однажды ты поймешь: убежать невозможно...
Убежать абсолютно невозможно


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15 май 2009, 20:38 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 1

- Ну, ты помнишь! Она нагадала страстную любовь Кати с Николаем! – волновался Андрей.
- Если он в ней что-то нашел, значит, тебе тоже придется! Да-да-да! Уведи Катю от страстного любовника! … Интересное дело наклевывается! – Ромка от волнения не мог сидеть на месте, он потирал руки и бегал около стола.
Но Жданову игра эта не нравилась, очень не нравилась:
- Вот ты, Малиновский, этим и займись!
- Это – гиблое дело! Шанс есть только у тебя! Это я тебе говорю как чемпион в таких играх!
- Какой, к черту, шанс? Я хотел выдать тебе одну страшную тайну: я никогда не соблазнял женщин.
- Ты это как-то по-другому называешь…
- Не в этом дело! Просто я никогда ни за кем не ухаживал… Понимаешь, я не знаю – о чем мне с ней говорить! Ну, какие у нас общие интересы, кроме работы – я не понимаю, я не могу просто вообразить! Ну почему, господи? Ну почему я не взял на работу красивую стройную секретаршу, все было бы проще бы!
- Не скажи, не скажи, дружок! Красавицам доверять нельзя! Да другая не сделала бы и десятой части того, чего добилась Катя! Понимаешь! Катрина – уникальна. Уникальна!
- Вот-вот… Как закрою глаза, тут же представляю себе эту уникальность. Эти брекеты – они преследуют меня! – Жданов для убедительности поклацал рукой, изображая смыкающуюся челюсть.
- Слушай, что ты такой черствый, Жданов? Что ты такой черствый? Ты что, не можешь отблагодарить девушку за все хорошее, что она для тебя сделала?
- Ну, не умею, не умею я благодарить некрасивых девушек! Ну, не умею, Малиновский! Пусть лучше все к черту провалится, но я тебе клянусь! – никогда! Ты слышишь? Никогда я не смогу относится к Кате как-то по-другому!
- Ай, Жданов, не зарекайся!
- Все, отстань от меня! – Андрей взялся за бутылку, стоящую перед ним и щедро плеснул в стаканчик, - Не хочу и не буду. Слышишь? Не буду никогда!!!

Малиновский ушел от него почти в ярости – он еще никогда так сильно не злился на друга. Нет, посмотрите – какие мы чистоплюйчики! Не умею – не могу – не хочу! А потерять компанию – могу и умею. Господи, да что Этот Жданов вообще может? За него все делает Катя – вот кому, на самом деле, нужно быть президентом, а не этому недорослю.
Разозлил его Жданов, разозлил. Не на шутку…

- До свидания, Сергей Сергеевич!
Улица встретила ее резким порывом ветра, Катя поежилась, автоматически задержав шаг и дверь, конечно, тут же слегка прихлопнула ее сзади – мол, проходи, не задерживайся. Вот, всегда так! Хорошо еще, что не поскользнулась; для полного счастья не хватало только этого!
Итак, что мы имеем? – сощурилась Катя, глядя на красотку, встречавшую с радостной улыбкой всех посетителей ЗимаЛетто, - А имеем мы то, что Андрей перестал мне доверять.
- Катя! – услышала она знакомый голос, а, обернувшись, увидела машину. Восседавший в ней Малиновский призывно махал рукой, - Катя, скорее, холодно же, черт возьми!
По опыту Катя знала, что вот кого-кого, а уж ее Роман Дмитриевич звать не может, однако, оглянувшись, с удивлением обнаружила, что никаких красоток, кроме той, что улыбалась с большого плаката, вокруг нет.
- Катя! Екатерина Валерьевна!
- Вы меня? - Катя удивленно ткнула ладошкой себе в грудь.
- Ну! А разве здесь есть еще кто-то? Садитесь!
Катя была настолько изумлена, что даже не спросила – зачем? Она забралась в машину, колючий ветер остался вне салона: хорошо-то как!
Рома искоса посмотрел на нее:
- Ну, что, Катюша, поехали?
До Кати, наконец, дошло – где она и с кем. Предположить, что Малиновский решил ее соблазнить, она не могла даже в страшном сне, но ведь зачем-то она ему понадобилась? И это нужно было выяснить в первую очередь:
- А-а-а… Роман Дмитриевич… А куда мы едем?
- Гм… Даже не знаю - как сказать… - и Рома глубоко задумался.
Кате стало как-то не по себе. Они едут не по делам. А куда? А зачем?
- Р-р-роман Дмитриевич? – осторожно позвала Катя.
- Д-д-да… - очнулся Малиновский от комы, - В общем, так, Катенька… Разговор у нас будет не простой, поэтому лучше всего нам заехать в какое-нибудь тихое кафе и там все спокойно обсудить.
Если он думал, что этими словами успокоил Катю, то глубоко ошибался. Катя занервничала еще больше – вот чего-чего, а таинственности она терпеть не могла. Но Рома уже заткнулся, и, похоже, намеревался молчать.

Кафе было маленьким, очень уютным, тихо играла музыка. Они сели за столик в уголке.
Начать разговор Малиновский смог только после пары порций виски.
- Катя! – торжественно начал он. Помолчал, - Тьфу, черт, Катя… Я, честное слово – даже не знаю: как начать. Вы все равно посчитаете, что я сошел с ума… Знаете, я еще выпью… Боюсь, что в трезвом виде я все-таки не способен…
Сказать, что Катя была в высшей степени заинтригована – не сказать ничего.
Рома выпил еще, отер со лба вдруг выступивший пот:
- Во-о-от… Катя, только у меня к Вам одна просьба… Нет, две. Во-первых, не рассказывайте о нашем разговоре Жданову…
Катя подозрительно посмотрела на собеседника.
- Нет-нет! Не подумайте ничего плохого! Я не собираюсь предлагать Вам взятку и вообще склонять Вас к тому, чтобы как-нибудь навредить ЗимаЛетто и Андрею. Нет, ни в коем случае!
- Ну… если это не во вред… тогда… не скажу… Но…
- Погодите, не перебивайте, я и сам собьюсь. Я, вообще, речь свою репетировал, но, сами, наверное, знаете – как это бывает: одно дело – представлять, а совсем другое – говорить… Вот… Да, и вторая просьба! Возможно, я ляпну что-нибудь не слишком приятное для Вас. Даже – скорее всего, точно ляпну. Увы, тактичность не входит в число моих достоинств, я знаю об этом. Но я Вас уверяю – я совсем не хочу Вас обидеть. И, если я что-то не то скажу, то, пожалуйста, не обижайтесь, не спешите влепить мне пощечину и не убегайте. Выслушайте все до конца, хорошо?
- Ну… я не знаю… после такой вводной…
- Катя, Вы должны знать одно – самое главное! Я не хочу Вас обидеть! И, если Вы согласитесь на мой план, то, поверьте – это будет лучше для всех. Серьезно.
- Я пока могу обещать только одно – я Вас выслушаю, Роман Дмитриевич…
- Вот, спасибо! – Рома глотнул еще раз, - Вы не обращайте внимания, что я пью, это – только для того, чтобы набраться решимости…
- Да, ничего…
- Спасибо! - Рома помолчал, собираясь с мыслями, - В общем, ситуация у нас такова: Андрей сомневается в Вас…
- Я это поняла. Я не поняла только – почему?
- Коля. Коля Зорькин. Кто он Вам?
- Коля – друг детства, я же сто раз об этом говорила!
- А Женсовет считает, что жених.
- Да… я однажды им так сказала, чтоб отстали.
- Но как же гадание Амуры? Я, конечно, в гадания не верю, но все кругом говорят, что предсказания Амуры всегда сбываются? И, если Ваш избранник – не Коля… То… есть кто-то другой?
Катя покраснела до ушей:
- Роман Дмитриевич, я думаю, мои личные дела Вас не касаются! Извините!
- Ошибаетесь, Катенька! Очень даже касаются! Сейчас Вы – хозяйка положения, скажем прямо. ЗимаЛетто юридически принадлежит Вам. И мы с Андреем не можем не волноваться…
- Я никогда!
- Катя, я знаю. Поверьте, и Андрей Вам доверяет! Но… Когда в Вашей жизни появится тот, кого нагадала Вам Амура… И, если у Вас с ним все будет так серьезно… понимаете?
- Я…
- Подождите! Вот ему! – понимаете! – не Вам, а ему не можем мы доверять.
Полыхая маленькими ушками, Катя теребила край скатерти. Вот уж не с Ромой обсуждать такие дела.
- Роман Дмитриевич, Вам совершенно незачем волноваться. Никого не появится. Нет никого.
- Катя… Вы ведь знаете – кто тот мужчина, так? Вы ведь в него влюблены? Значит, не можете не знать.
- Роман Дмитриевич… Как бы ни сложилось… От него неприятностей не будет – это я могу гарантировать чем угодно.
- Вы уверены?
- Абсолютно! Но все равно с гаданием все неправда. В моем случае Амура ошиблась. В этом я тоже абсолютно уверена.
- Катя… Давайте не будем ходить вокруг да около, скажите начистоту… Это – Жданов?
Катя сжалась и зажмурила в ужасе глаза. Уши стали малиновыми, впрочем, как и щеки. «Немедленно уволюсь – пронеслось в голове. И уеду куда-нибудь подальше… Какой позор!»
- Катя… Вы обещали не обижаться!
Катя распахнула глаза, в которых уже начали скапливаться слезинки, с вызовом посмотрела на Рому:
- Да! Да, я его люблю! Но если Вы кому-нибудь скажете!..
- Катя! – Рома не усидел, кинулся к ней и приобнял за плечи, - Катенька, только не плачьте! Пожалуйста! Ну, нет в этом ничего страшного и стыдного, честное слово! Ка-а-ать! Я Вас прекрасно понимаю – разве можно не влюбиться в Жданова!
- Что-о-о-о?
- Нет! Не то, что Вы подумали! – поспешно проговорил Рома, - Я не о себе!
- А-а-а… А я уж испугалась!
- Во, Катя, Вы уже шутите, значит, все не страшно! Да?
- Да… - но все-таки всхлипнула.
- Катя… Катя, послушайте меня… Если предсказания Амуры всегда сбываются… значит… ну?
- Что?
- Значит, Андрей может полюбить Вас!
- Чушь! – печально сказала Катя.
- Совсем не чушь! Просто… его надо к этому подтолкнуть…
- Угу… - Катя усмехнулась, - приковать наручниками к батарее и не кормить. «Мой папа прикажет бить тебя палками, и ты, как миленький, меня залюбишь!»
- Это… Вы что процитировали?
- «Красную шапочку». Ну, фильм…
- А, вспомнил! Это вредный пацан говорил!
- Да…
- Нет, палками мы, конечно, бить его не будем; наоборот… будем создавать положительную зависимость…
- Роман Дмитриевич, ну, что Вы такое говорите! Это же я, Катя Пушкарева! А не Ксения Ларина!
- Катенька, сравнение неудачное. Вот Ксению Ларину, Жданов, как раз, терпеть не может! А без Вас он не может жить!
- Работать.
- Что?
- Работать он без меня не может. Я у него числюсь ходячим компьютером, совмещенным с органайзером…
- Ерунда! Не без доли истины, конечно, но, тем не менее, изо всех женщин, которые его окружают, только Вы можете надеяться на серьезные чувства со стороны Андрея.
- Роман Дмитриевич, мне, конечно, приятна Ваша лесть, но я реалист и в сказки не верю.
- А зря! Сказки порой сбываются. Нужно только очень захотеть!
- Ерунда! – появившееся, было, шутливое настроение быстро испарилось, - Ерунда все это! Кстати… А Вам зачем это?
- А что тут непонятного? Я хочу быть уверенным в том, что в одно не самое прекрасное утро не окажусь безработным.
- Но теперь, когда Вы знаете, что никого страшного у меня за пазухой нет… Теперь-то чего Вы боитесь?
- Может появиться. Если не Жданов – значит, появится кто-то другой. Я предпочел бы Андрея, смею думать, что Вы тоже не отказались бы от него.
- Может, прекратим уже эту тему?
- Катенька, мы только начали! Я Вам обещаю! Я Вам обещаю со всей ответственностью, что вот сейчас, в эту самую минуту, я протягиваю вам шефа на блюдечке с голубой каемочкой! Правда, Вам придется потрудиться, но… нет ничего невозможного!
- Нет… Ерунда это.
- Катя! Но ведь попытка – не пытка? А вдруг? Ну?! Решайтесь!
Катя покраснела, побледнела, снова покраснела. И решилась:
- Ладно! Черт с Вами. Давайте попробуем!
- Я в Вас верил!
- Итак, что мне делать?
- Для начала, давайте перейдем на «ты» - мне кажется, так будет удобнее.
- Ну… хорошо.
- А теперь, - Рома плеснул чуть-чуть виски в ее стакан, - давайте выпьем за успех нашего предприятия!
- Безнадежного…
- Что это за упаднические настроения? За успех нашего стопроцентно надежного предприятия! Катя! – он поднял стакан.
- Рома! – чуть дрожащей рукой Катя подняла свой.
Тихий звон возвестил о рождении заговора.
- И еще за то, - добавил Рома, поднося виски к губам, - чтоб вот этот звон превратился в звон свадебных колоколов!
- Да ну тебя! - поперхнулась Катя.
- Я – неисправимый романтик!

Глава 2

Мечты сбываются? Я не верю. Я очень хочу верить, но… разве такое возможно?
Он мне нужен... Я не могу без него жить… И не могу отказаться от этого шанса… Я люблю его… Я не могу отказаться от своего счастья… Не прощу себе, если хотя бы не попытаюсь… И будь, что будет…
Бывают же в жизни чудеса! Вдруг он возьмёт и женится на мне! А что? Чем я хуже других?
Пушкарёва! И вот тебя совсем понесло… Ну возьми себя в руки! Спустись с небес на землю! Забудь и не мечтай! Но ведь сказку про Золушку не просто так придумали!
Малиновский сказал, что это – возможно!
Нашла кому верить!


Ромка, честно говоря, понятия не имел – как обустроить блюдечко с голубой каемочкой, которое он обещал Пушкаревой. Идея появилась у него спонтанно, и только теперь, когда он добился согласия одного из действующих лиц, Ромка начал думать. Додумался пока только до того, чтоб заехать в магазин и приобрести фильм «Самая обаятельная и привлекательная» - единственное известное ему пособие о превращении Золушки в принцессу (если не считать, конечно, собственно Золушки – но сил для превращения тыквы в карету и прочих чудес у него явно не найдется).
Дома воткнул диск в плеер и приготовил листочек для записей.
Когда он представил, как Пушкарева будет потчевать Жданова домашними пирожками, он заржал. О приглашении на концерт тоже придется забыть, не говоря уже о шахматах. Хотя…
Рома откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и…
Катя вышла из каморки, что-то держа за спиной… Чувственно улыбнулась:
- Андрей Павлович… А не сыграть ли нам партеечку в шахматы…

Да. Маразм полнейший. Из всего фильма годились только два рецепта – переодевание и ревность. Ревность точно подойдет – вон как Палыч бесится, когда о Зорькине речь заходит! Теперь этого Зорькина надо бы продемонстрировать. Пусть заедет, что ли, за Катей… И переодеть… Ну, переодеть – однозначно. Очки сменить, с головой что-нибудь сделать…
Ка-а-ашмар и тихий ужас!
Ромка! Во что ты ввязался, дурень недоделанный! Лучше бы Жданова уговорил – там, вообще, хлопот никаких бы не было. Эх!

Утром Малиновский проснулся рано. Он еще перед тем, как лечь, подумал о том, что надо бы с Катей провести инструктаж, а заодно спросить про Зорькина. В семь Рома рискнул позвонить Кате и предложил ей встретиться до работы, пораньше.
В восемь он заехал за ней.
Катя села в машину, поздоровалась.
- Кать, ты какая-то грустная? Что-то случилось?
- Нет, Роман Дмитриевич…
- Катя, мы, кажется, договорились?
- Извините… ой, извини… Рома… А, может, не надо всего этого?
Катя смотрела на него испуганно, ни дать, ни взять – первоклассница у доски. Рома внимательно, профессиональным, можно сказать, взглядом, ощупывал ее лицо. Собственно… - думал он, - а она не так уж страшна, как кажется… вполне такое милое личико… трогательное…
- А ну-ка! – Малиновский, конечно, не слышал того, что спросила Катя, - сними очки!
- Зачем? – испугалась Катя еще больше.
- Сними! И не спорь!
Очень смущаясь, будто она снимала не очки, а юбку, Катя выполнила приказание.
- Черт тебя возьми, Пушкарева! – завопил Ромка.
- Что? – глаза Кати округлились от ужаса, - Что?
- Ничего! Дай-ка, очки сюда, - он властно протянул руку.
- Зачем?
- Катя, ну, что за детский сад? Ты за Жданова замуж хочешь? – очень вовремя вспомнил Рома фильм.
- Хочу! – едва слышно пискнула Катя.
- Громче, не слышу!
- Хочу, - повторила Катя.
- Тогда дай сюда очки.
Она протянула очки:
- Рома, только осторожно, не разбейте… разбей…
- Бить еще рано…
- Кого?
- Катя! Ну, что ты все пугаешься? Смелее надо быть, смелее!
- Рома, мне все это не нравится, давайте не будем ничего делать…
- Поздно, Катюша! Поехали!
- Куда?
- К сожалению, пока не к Жданову.

В оптике Рома собственноручно выбрал ей подходящую оправу. Пока ждали очки, он втолковывал Кате, что у нее совершенно потрясающие глаза, это вообще – преступление: такие глаза прятать.
- Катя… - вдруг спросил подозрительно Рома, - а… что ты еще прячешь?
- В смысле? – не поняла Катя.
- Ладно… потом…
Подумал Рома, вообще-то, о том, что неплохо было бы посмотреть на ее фигуру. У нее вполне могут оказаться длинные ноги.. или осиная талия… или шикарные бедра… или королевская спина… или роскошный бюст…
Рома хмыкнул про себя – размечтался! Но, в конце концов, хоть что-то хорошее в ее фигуре должно же было быть! Не бывает так, чтоб уж совсем-совсем ничего не было! Вот, глазки уже обнаружили – классные глазки, сказочные, и ресницы длинные. Глазки еще подкрасить – аут Жданову будет, только не сразу, конечно…
Рому захватил уже спортивный азарт – сможет или не сможет он заставить Жданова пожалеть о словах «Никогда я не смогу относится к Кате как-то по-другому!». Эх, жалко – пари не с кем заключить!
Новые очки Ромка забрал к себе, Кате выдал старые – «Это – пока! Скоро заменим».

По дороге он ее наставлял:
- Значит, так… Жданов ни о чем не должен догадываться. Пока все по-прежнему. Держись, пожалуйста. На работе называть на «ты» друг друга не будем. В обед поедем и запишем тебя в фитнес-клуб…
- Зачем?
- Слушай, перестань задавать глупые вопросы. Ответ будет один, всегда один и тот же – тебе нужен Жданов? Если – да, то… действуй, сестра! Ясно?
- Да… - прошептала Катя.
- Теперь еще… Ты помнишь фильм «Самая обаятельная и привлекательная»?
- Помню… - улыбнулась Катя.
- Аутотренинг: Я – самая обаятельная и привлекательная! Все мужчины смотрят на меня и падают штабелями у моих ног!
Катя захохотала, да так громко, что Рома даже обиделся:
- И не вижу тут ничего смешного! Не бывает некрасивых женщин – запомни это!
- Бывает мало водки! – резко прекратив смеяться, продолжила Катя, - Рома! Я прекрасно понимаю, что я – уродина. И вот эти вот очки меня не спасут!
- Перестань! – Малиновский ударил по тормозам и вывернул к обочине, - Я не понимаю – за что ты себя так не любишь? Ты же умница, у тебя характер ангельский! У тебя голова золотая, чувство юмора! Черт! Глаза красивые! Знаешь, что твой разлюбезный Жданов говорил про тебя? Он говорил: Катя – ангел!
- Не ври, пожалуйста, - голос Кати предательски охрип.
- Не вру! Это – правда! Катя, я никогда не стал затевать бы эту аферу, если бы не надеялся на успех. Я не стал предлагать бы такой вариант Клочковой – да, она красивая, но у нее голова как кокос!
- Почему – кокос?
- Снаружи – твердо, внутри – жидко. Извилин – ноль. Жданову не нужны пустышки, неужели ты этого не поняла еще!
- Но я некрасивая!
- Это еще не доказано. Это мы еще посмотрим! Но, прежде всего, ты должна понять – ты сама! Понимаешь? Сама, внутри себя… должна понять… понять главное, Катя… Ты – достойна любви. Может быть, только такие, как ты, любви и достойны…

Позже Ромка сам удивлялся – откуда взялись у него такие слова и такая убежденность в своей правоте?

Незадолго до обеда Малиновский позвонил Кате:
- Солнце! Солнце! Я – Малина! Как слышите? Пр-р-рием!
- Рома! – улыбнулась Катя, - а почему Солнце?
- Потому что! Итак, что делает наш драгоценный Жданов?
- Он в кабинете. Бумаги перебирает, кажется…
- Значит, так. Скажи ему, что идешь на обед, Женсовету – что едешь в банк, а сама – в гараж. Я тут тебя буду ждать. Смотри внимательно, чтоб не было хвоста. Как поняли, Солнце? Пр-р-рием?
- Вас поняла, Малина! До связи!
Весь день настроение у Кати было прекрасным! Она даже тихонько напевала себе под нос: «Никуда не денешься, влюбишься и женишься, все равно ты будешь мой!» и пару минут посвятила убеждению себя в том, что она – самая обаятельная и привлекательная. Правда, ни один мужчина не торопился валиться штабелем – разве что Милко, но тот – от ужаса, но… Сумел все-таки Малиновский поселить в ее сердце надежду! И вообще – не такой уж он и противный.

Перед тем, как ехать в клуб, Ромка завез Катю в спорттовары и попросил девочек подобрать костюмчик для фитнеса этой особе. Одной из продавщиц успел что-то шепнуть на ухо, от чего та хихикнула.
Нет, он совсем не пытался склеить эту девочку, он просто сказал, что покупательница будет стараться выбрать себе что-нибудь безразмерное, а этого допустить нельзя. Костюм должен быть таким, чтобы… ну, понятно, каким!

В клубе Малиновский подвел Катю к знакомому тренеру, тот отправил ее переодеваться, а сам остался болтать с Ромой. Рома болтал, но косился на дверь раздевалки – ему не терпелось посмотреть на Катеньку в обтягивающем костюмчике.
Дождался.
Увидел и…
Тихо сполз по стенке на пол:
- Мама! Мамочка моя! Мамулечка моя, родненькая! Мамусечка, это что же такое деется на белом свете!
Катя смущенно остановилась, не понимая – что случилось с Ромкой. А он сидел на полу, обхватив голову руками и не сводил с Кати глаз:
- Мамочка! Мамочка, я этого не вынесу!
Потом он встал на четвереньки, подполз к Кате и снизу вверх посмотрел на нее:
- Пушкарева! Ты смерти моей хочешь?
- Рома? Роман Дмитрич?
- Катя! Катенька! – как-то сокрушенно бормотал вице-президент фирмы ЗимаЛетто.
- Я… кошмарно выгляжу? – пролепетала Катя.
Тут Ромка поднялся, прихватил ее за талию и горячо зашептал ей на ухо:
- Катька! А, может, ну его, этого Жданова, а? Давай я в тебя влюблюсь! Я уже почти влюбился, если ты еще позволишь мне коснуться… - взгляд его красноречиво уперся в то место, которого он хотел коснуться, - то… пропал Роман Дмитриевич Малиновский!
Рука Ромки слегка елозила у Кати на спине, норовя опуститься пониже, а глаза его подозрительно заблестели.
- Ром, хватит уже шутить!
- Я не шучу, принцесса! Я серьезен как никогда! Кать, я уже не хочу, чтоб Жданов в тебя влюблялся, я буду ревновать!
Тут подошел тренер, чему Катя была очень рада, ибо не знала – как реагировать на слова Ромки.

Малиновский не мог отвести глаз от этого чуда, называвшегося Катя Пушкарева. Нет, Жданов точно оторопеет, увидев – КАКАЯ на самом деле его невзрачная помощница. Секс-бомба – это мягко сказано.
Теперь Рома уже не сомневался, что сотворить из Кати красавицу – плевое дело. Вот только для выбора одежды следовало договориться с какой-нибудь женщиной; Рома подозревал, что близко к примерочной Катя его не допустит, особенно, при покупке интимных предметов туалета. А он бы, прямо скажем, не отказался…
Малиновский вздохнул:
- Эх, Жданов! Я тебе такой пЭрсик нашел! А ты даже не догадываешься!

После клуба Рома опять отчитывал Катюшу:
- Слушай, ну… я просто поверить не могу: с такой совершенно потрясающей фигурой, рядиться вот в это вот, - брезгливо оттопырив губу, он ткнул пальцем в ее безразмерный балахон, - ну… я даже не знаю, как это назвать! Преступление – мягко сказано!
Катя не верила – просто не верила своим ушам: известный на всю Москву бабник и эстет Ромочка Малиновский с пеной у рта доказывает ей, Кате Пушкаревой, что она может быть красивой. Фантастика – этажом выше! Непонятный сон – не то кошмар, не то галлюцинации.
- Но это, возможно, даже хорошо! Если бы ты сразу такая была, то, скорее всего, можно было рассчитывать только на небольшую интрижку… - продолжал Рома разглагольствовать уже в машине, - а та-а-а-ак… Катька! Ты представляешь, какой шок будет у Палыча, когда он свою обожаемую помощницу увидит преображенную? Ты представь только – заходишь ты в этаком платье… с умопомрачительным декольте… Эх! Сам бы ел, да деньги надо!
Катя молча слушала его болтовню и пыталась представить те картинки, которые щедро рисовало фонтанирующее воображение Малиновского. Они вызывали то короткий смешок, то задумчивость, то смущение – пора было уже как-то прервать Ромку: он в своих фантазиях начал заходить слишком далеко, еще чуть-чуть и можно будет вешать вывеску – «Детям до шестнадцати».
- Рома… Хватит уже!
Ромка довольно усмехнулся – он достиг желаемого: его подопечная начала верить в себя и в возможность собственной привлекательности. Но все-таки не удержался и добавил:
- Кать, скажи, а тебе точно вот так смертельно Жданов нравится, а? Может, я сгожусь вместо него?
- Не издевайся, а?
- А кто издевается? Если ты скажешь, что у меня есть хоть малю-ю-ю-юсенький шансик на твое внимание, то я наплюю на Жданова и...
- Рома, тебе девушек мало?
- Мне, Катя, девушек не мало. Пока хватает. Но вот жениться на них у меня нет никакого желания. А на такой, как ты, я бы, пожалуй, женился… Не сразу, конечно, но…
Катя закашлялась. Язык у Малиновского, конечно, без костей, но такое!
- Перестань, давай, кашлять! Повторяй за мной: Я – самая обаятельная и привлекательная!
- Я – самая обаятельная и привлекательная! – Катя хихикнула.
- Ничего смешного! Прекратить смех, сосредоточиться, поехали снова: Я – самая обаятельная и привлекательная! Все мужчины жаждут познакомиться со мной!
- Они оборачиваются на меня и штабелями падают у моих ног! В мире нет ни одной женщины, которая могла бы сравниться со мной…

Глава 3.

Утром Малиновский сразу помчался в президентский кабинет, надеясь застать Катю одну, но не тут-то было – Жданов уже сидел за своим столом, подпирая щеку ладошкой.
Рома принюхался:
- Слушай, а чего у тебя здесь так пахнет? Как будто варенье варили? Из герани…
- Это Катины духи! – громким шепотом пояснил Андрей.
- А-а-а-а! – протянул Ромка, посылая тысячу проклятий на голову инициативной Катюши, - а с чего вдруг?
- Н-н-не знаю… я боюсь, что Зорькин активизировался.
- С чего ты взял?
- Катя как-то изменилась…
- Как?
- Я не могу понять. Она стала как-то… увереннее, что ли… Улыбается, иногда - очень счастливо. Глаза как-то странно блестят…
- Как - странно?
- Не знаю… У меня такое ощущение, что она влюбилась… Знаешь – сияет просто… Даже симпатичнее стала… Может… и вправду приударить?
- Нет! – пожалуй, слишком поспешно ответил Рома.
- Почему? – удивился Андрей, - Ты же сам предлагал?
Угу. Предлагал. Но теперь все изменилось.
- Да… Но… я подумал – все-таки, это – подло. Катя – хорошая девочка, нельзя с ней так.
- Во! А тебе что говорил? Только… С Зорькиным этим что делать?
- Но Катя ведь говорила, что они – просто друзья!
- И ты веришь?
- А ты – нет?
- Я почти верил… - Андрей уставился на дверь каморки, - но теперь… Понимаешь… ну… произошло что-то в ее жизни… изменилось… Я чувствую это…
Это хорошо, что чувствуешь! И хорошо, что замечаешь! Это значит, Жданов, что ты, действительно, не равнодушен к Пушкаревой, и я на верном пути…
- Брось! Не бери в голову – у нее просто хорошее настроение. Может у человека быть хорошее настроение? Или, по-твоему, у Пушкаревой в жизни только один повод для радости – расплата с долгами ЗимаЛетто?
Андрей задумался. Очень странно, но он, действительно, как-то так связывал Катю только с ЗимаЛетто. Ему в голову не приходило, что у нее есть своя жизнь, какие-то интересы, помимо работы, помимо его, Андрея Жданова, дел. И когда он об этом подумал, ему стало неприятно. Не то, чтобы он хотел видеть Катю запертой в каморке, а просто… как будто домашние тапочки погулять пошли.
Вот явился он с работы, разул ботинки, а тапочек – нет. Только записка лежит: «Пошли, мол, подышать свежим воздухом, к ужину не жди, задержимся…»
- Тьфу! – Андрей тряхнул головой, отгоняя дурацкие мысли.
- Что с тобой? – участливо спросил Ромка.
- Нет, ничего… Да, конечно, ты прав насчет Кати. Только… все равно нужно держать это под контролем – не ровен час!
- Ну, разумеется!
Вернувшись к себе, Рома срочно вызвал Катю.
- Катерина! – сдвинув брови, произнес он, едва Катя переступила порог, - это что за самодеятельность?
- Что? – пискнула девушка.
- Вот это! – Малиновский выразительно помахал рукой перед носом, - Это что?
- Духи…
- Духи-и-и-и… - передразнил Ромка писклявым голосом, - духи – это когда несколько капель, а не когда ведро на голову! Катя! Ну, почему я должен учить тебя таким элементарным вещам? Даже самые изысканные духи, если их вылить на себя в таком количестве, будут гадостью!
- Я хотела как лучше… - покраснела Катя.
- А получилось, как у Черномырдина! В общем, так, подруга, пока не научишься пользоваться всей этой дамской фигней, никакой инициативы, ясно?
- Рома… - Кате было мучительно стыдно, она уже совсем не радовалась этой затее, - может, все-таки, не надо?
- Господи, Пушкарева! Ну, что ты как маленькая, в самом деле?! – возмутился Рома.
Катя слегка всхлипнула.
- Ну, хорошо! Ладно. Не будем, - Малиновский крутнулся в кресле и демонстративно отвернулся к окну, - Идите Пушкарева, Вы свободны. Можете выйти замуж за Зорькина или всю жизнь просидеть в каморке, вздыхая по шефу!
Ромка подождал немножко, повернул голову в сторону потупившейся Кати:
- Чего стоим? Кого ждем? Вы свободны!
- Нет…
- Что нет? Вы не согласны?
- Нет!
- Пушкарева, что вы там мямлите? Дайте мне развернутый ответ!
- Я не согласна.
- Не понял. Не согласны – что? Замуж за Жданова?
- Ромка, перестань уже придуриваться!
Малиновский широко улыбнулся, встал и подошел к Кате. Он ободряюще приобнял ее за плечи, Катя, конечно, тут же скукожилась, пытаясь освободить плечо.
- Катя… Я очень страшный?
- Почему?
- А что ты плечо выворачиваешь так, будто я – мумия фараона Рамзеса второго?
- Ну…
- Ка-тень-ка! Не надо меня бояться. И вообще – не надо вот так скукоживаться! Я всего лишь положил тебе руку на плечо! Жест приободрения. Расслабься…
Катя попыталась расслабиться – не получилось, плечо все равно оставалось вывернутым. Ромка опустил руку, хмыкнул.
- Да… Катя… Тяжелый случай… Если бы я ничего о тебе не знал, то голову бы дал на отсечение, что ты воспитывалась в монастыре…
- Я…
- И перестань краснеть! А то я себя чувствую совратителем несовершеннолетней! Ишь, Лолита выискалась! Садись, давай. – Малиновский придвинул ей кресло, усадил, встал за спиной, - Сядь спокойно, расслабься...
- Угу…
Он положил ей руки на плечи и мгновенно почувствовал, как затвердели все мышцы.
- Расслабься…
- Не могу, - прошептала Катя.
- Через не могу! – медленными движениями он начал массировать зажатую спину, - откинься на спинку, закрой глаза, представь что-нибудь приятное. И расслабляй спину, плечи… Хорошо?
- Угу…
- Катенька, не бойся ничего… Все получится, ты мне веришь?
- Да…
- Вот и умница.
Минуты через три-четыре закостенелость начала проходить, Ромка чуть не подпрыгнул от восторга: Ура! Получается!

- Что здесь происходит?
Катя и Рома, вскочили, почти что вытянувшись по стойке смирно, и испуганно переглянулись.

- Я спрашиваю – что здесь происходит? – в дверях стояла Кира и с нескрываемым изумлением переводила взгляд с Ромки на Катю и обратно.
Катя, смешавшись, отвернулась, а Рома, придя в себя, довольно развязно ответил:
- Кирочка, деточка, а стучать в дверь, прежде, чем войти, тебя не учили?
Кира опешила и не нашлась, что сказать.
- Ты свободна! – царственным жестом указал на дверь Роман, и обалдевшая Кира тут же скрылась.
- Ро-о-ом… - жалобно протянула Катя, - Что теперь будет?
- Ничего не будет! – Ромка за эти дни так привык к Кате, что его уже не смущало то, что может сказать или подумать Кира, - Ты, главное, не волнуйся! Скажем ,что ты пожаловалась на плечо – мол, побаливает, а я тебе сделал легкий расслабляющий массаж.
- Но…
- Катя! Ничего страшного в этом нет! Я даже Жданову иногда плечи массирую. Это просто массаж! Угу?
- Угу…
- Вот так, выше нос!
- Меня, наверное, Андрей Палыч уже потерял… Я, наверное, пойду…
- Да. Только еще одно: нам нужно полностью сменить тебе гардероб. Боюсь, один я с этим не справлюсь… Как ты смотришь на то, что я позову на помощь Юлиану Виноградову?
- Юлиану? – переспросила Катя, - А почему ее?
- Ну… - Рома с удовлетворением отметил, что против смены гардероба Катя ничего не имеет, - Она разбирается в моде, она хорошо к тебе относится, и она не слишком любопытна, поэтому ей достаточно сказать, что ты хочешь сменить имидж. Ты согласна?
- Ну… в общем, да…
- Отлично! Я с ней договорюсь и сообщу тебе – когда пойдем по магазинам.
- Рома…
- Внимательно слушаю, красавица моя?
- Ну! – Катя надулась.
- Привыкай! – строго одернул ее Рома, - скоро, очень скоро это будет абсолютной правдой не только для меня!

На Андрея Катя нарвалась в приемной.
- Катя! Где Вы ходите все утро? – возмущенно спросил он.
- А Катя развлекалась с Ромио! – ехидно пропела за спиной маленькая ябедница Кира.
- Что?
Кира обошла Катю, смерила ее взглядом с ног до головы и сообщила жениху:
- Представляешь, захожу к Малиновскому, а он твоей Лепорелле плечики массирует. Твоему другу пора посетить психоаналитика!
Катя покраснела, а Андрей одернул Киру:
- Перестань!
- Андрюша, я серьезно! Видел бы ты эту картинку!
Катя, потупившись, убежала в свою каморку. Слезы полились сами собой. «Не смей унижать Катю!» – услышала она голос Андрея. Жалобно всхлипнула. Что ответила Кира, она не расслышала, но через пару секунд Жданов ворвался к ней и тем же громовым голосом не спросил даже, а потребовал ответа:
- Чем вы занимались с Малиновским?!
Катя вдруг разозлилась. Уроки Ромки не прошли даром, она уже начала себя уважать, и теперь следовало поставить шефа на место – так, как Роман поставил недавно на место Киру.
- Это не Ваше дело, Андрей Павлович!
- Что-о-о-о? – Андрей изумленно уставился на свою помощницу. Понять он, конечно, ничего не мог, - Как это – не мое дело? Это мое дело – чем моя помощница занимается в свое рабочее время!
- Успокойтесь, Андрей Павлович, мы решали производственные вопросы…
- Путем массажа? – съязвил Жданов.
В этот момент, наконец, появился сам Ромочка:
- Палыч, ты что орешь на все ЗимаЛетто?
- А! Малиновский! Вот ты то мне и нужен!

Андрей закрыл дверь каморки:
- Расскажи-ка мне, Ромочка, что там было в твоем кабинете, а?
Роман, ничуть не растерявшись, изложил ту версию, о которой они договорились с Катей.
- Что-то верится с трудом, - подозрительно проговорил Андрей, - а может, ты решил за ней приударить?
- А если я скажу, что решил за ней приударить, ты мне поверишь?
- Нет! – честно признался Жданов.
- Ну, вот видишь!
- Послушай меня, Малиновский! Это я так, на всякий пожарный… Не вздумай, ты слышишь? Не вздумай трогать Катю! Если здесь кто-то и будет за ней приударять, то только я, понятно?
«Ого!» - подумали одновременно Роман и Катя, которая, конечно же, слышала весь разговор.
- Да больно ты ей нужен! – быстро нашелся Рома.
- Это почему это? – возмутился Андрей, потом вспомнил про Зорькина, - Но… ты сам меня утром убеждал, что Катя не обманывает, и Коля – просто друг?
- А разве только наличие жениха может быть причиной того, что ты неинтересен девушке?
- А что еще? – искренне удивился Андрей.
- Ну, Жданов, ты и тормоз!
- И хватит обзываться! Ну, подумай сам! Ты вечно на нее орешь, как хам какой, задерживаешь допоздна, никакого продыху не даешь… Это что? Нормально? Хоть бы – чисто из чувства благодарности, цветочки бы преподнес, шоколадку, там... Да хоть спасибо бы сказал!
- Я говорю! Я всегда говорю!
- Ну, молодец! Возьми с полки пирожок, там их два, возьми тот, который посередине!
- Спасибо, дорогой! Рома… А ты точно не ухаживаешь за Катей?
- Жданов, а ты ревнуешь!
- Ты с ума сошел?
- Жданов, ты точно ревнуешь!
- Иди отсюда! – Андрей отвернулся, - Или перестань говорить ерунду…

Глава 4

- Катя… - вкрадчиво прошептал в трубку Роман, - там Жданова рядом нет?
- Нет…
- Прекрасно! Сейчас будем бить очки!
- Что?
- Кира ушла на обед с Клочковой, никаких неожиданных визитеров не будет. Значит так: сейчас я приду к вам, позову тебя и попрошу какие-нибудь документы принести. Ты войдешь, за что-нибудь зацепишься и разобьешь очки.
- Рома… Они крепко сидят. Чтоб их уронить, надо очень сильно зацепиться!
- Нет, калечить себя не надо, гипс в мои планы не входит. Тогда ты их разбей перед тем, как войти к Жданову. Урони там, у себя, что-нибудь, шваркни очки на пол – только сильно, чтоб наверняка, сама позу прими соответствующую…
- Соответствующую – это какую?
- Ну, якобы упала…. Во! Юбку чуть приподними и за коленку держись!
- Рома!
- Катя, успокойся, у тебя красивые ноги и коленки показать совсем не стыдно!
- Но…
- Повторяй за мной: Я – самая обаятельная и привлекательная! У меня самые красивые в мире ноги! Ни у одной женщины нет таких красивых коленок!
Катя, улыбнувшись, повторила.
- Солнце, ты – умница! Потренируйся теперь принять позу – все должно быть красиво, а тебя должно быть жалко!

Через несколько минут Малиновский появился у Жданова:
- Палыч! Мне нужен список потенциальных поставщиков!
- Зачем?
- Посмотреть одну фирму.
- Какую?
- Слушай, что ты меня, как конкурента, допрашиваешь? Просто надо посмотреть реквизиты, это преступление?
- Нет… Катя!
Катя выглянула.
- Катя, принесите, пожалуйста, списки поставщиков с реквизитами.
Катя скрылась, а через секунду оттуда раздался грохот.
Жданов был около каморки даже быстрее, чем Рома; он распахнул дверь…
«Не ученица – сказка!» - подумал Ромио.
Бывшие очки весело поблескивали там и сям, вокруг Кати; сама она сидела на полу, подогнув одну ногу под себя, другая была вытянута; юбка на ней поднята выше колена; коленную чашечку прикрывала, слегка потирая, маленькая ладошка.
Катя подняла на вошедших глаза; от смущения ее лицо покрылось легким румянцем, в уголках глаз поблескивали слезки.
Андрей застыл, глядя на нее.
«А ведь она почти красива, - отметил про себя Малиновский, - нежная, трогательная… Ее хочется защищать…»
«Какая она беззащитная»… - подумал Андрей. Он присел на корточки:
- Катенька, Вы ушиблись? Ну-ка, что там?
И он положил руку на ее ладошку, которая исчезла в его лапище – иначе не назвать. Даже Рома почувствовал искру, проскочившую между ними.
Катя судорожно натянула юбку на колено. «Молодец!» - отметил Ромка. Андрей помог Кате подняться.
- Очки… - растерянно произнесла Катя.
- Давайте я в оптику смотаюсь, - предложил Рома, - Катя, напишите – какие там у Вас диоптрии, я быстренько!

Ромка убежал, а Андрей даже не удивился – почему это он вызвался съездить за очками. Жданов, оглушенный, сидел у себя за столом, пытаясь понять – что только что произошло. Это же Катя Пушкарева – твердило сознание, но сердце почему-то сладко ныло в ответ сознанию. И рука мечтала вновь коснуться ее маленькой ладошки, и хотелось еще раз посмотреть в ее глаза – в них плескалась какая-то тайна…
Не осознавая, что делает, Жданов явился к Кате.
Присел около стола, положив подбородок на столешницу. Она посмотрела на него немного растеряно и ничего не сказала. Молчание становилось тягостным, чтобы его нарушить, Жданов спросил:
- Катенька, а как у нас с отчетом? – и тут же подумал, что ничего, более неподходящего, сказать он не мог.
- Сейчас… Роман Дмитриевич очки привезет, и я продолжу…
- Да, конечно… Катя…
И снова замолчал.

Тут нарисовался Рома; Андрей, услышав, его голос, поднялся.
- Катя, вот, надеюсь, подойдут…
Катя взяла очки, поблагодарила Романа.
- Ну, как? – участливо спросил Малиновский, да так естественно, что Катя чуть не фыркнула: вот ведь актерские способности пропадают!
- Спасибо Роман Дмитриевич, хорошо. В самый раз!
- Отлично!
- Ну, а теперь – за отчет! – сказала Катя Андрею и села за компьютер.
- Какой отчет? – заинтересованно спросил Рома, - неужели Воропаев опять придет? Только что ведь отчитывались!
- Да, кстати! – Катя вдруг поняла, что отчет делать вроде как рано, - Андрей Палыч?
- А я разве что-то говорил про отчет? – не отводя взгляда от преобразившегося лица Кати, спросил Жданов.
- Вроде бы… - несколько неуверенно ответила Катя.
- Странно… Я, наверное, что-то другое хотел спросить… Я забыл…
Андрей развернулся и быстро вышел. Рома шепотом поинтересовался:
- Что с ним?
- Не знаю… Он странный…
- Влюбился! – совсем тихо, почти без звука, сказал Рома.
Катя покрутила пальцем у виска.
- Точно! Если мужик вот так странно и неадекватно себя ведет, значит – влюбился. Только еще не понял этого.
- Это как?
- Наш Жданов – тормоз примороженный.
- Малиновский! – раздался голос подопытного кролика по фамилии Жданов, - Ты где там застрял?
- Ревнует! – сообщил Рома, - скоро мне морду бить начнет!
- Да, ну тебя!
- Вот увидишь!
- Малиновский! – уже громче позвал Андрей.
- Да иду уже, иду!
Рома вышел из каморки:
- Ладно, Жданов, я к себе.
- А-а-а… поставщики?
- Так я посмотрел только что все, что нужно.
- И что?
- Нормально. Жданов, это ты – что?
- Что?
- Тебе виднее…

Андрей подпер голову руками. Мозги плавились, пытаясь переварить неизвестно что.
- Я, наверное, идиот… - выплыла мысль на поверхность.
- Или с ума сошли все вокруг…
- Надо выпить…
Во! Третья мысль была самая правильная. Андрей достал пузырик и налил. Выпить успел, второй раз налить – нет: ворвалась Кира. Жданов неприязненно посмотрел на «любимую»:
- Что, Кира?
- Жданов, так что все-таки Малиновский с Катей делали?
Андрей поморщился:
- Кира, но тебе-то какое дело?
Эх, мужуки-мужуки! Никогда им не понять такой простой и понятной женской логики! Все ведь элементарно: если Малиновский жал плечики Пушкаревой, значит, он не испытывает к ней отвращения; если он не испытывает к ней отвращения как к женщине, значит, в Пушкаревой есть что-то такое, чего Кира не замечает, но что привлекательно для мужчин; если в ней есть что-то привлекательное для мужчин, значит, и для Жданова – ведь он тоже мужчина; а если в ней есть что-то привлекательное для Жданова, значит, она становится опасной соперницей. И соперницей – значительно более опасной, нежели всяческие модельки, ибо единственное, что удерживало Киру от неконтролируемой ревности к Пушкаревой – доверие ко вкусу Жданова. Но теперь это -единственное – оказалось пшиком.
В Пушкаревой что-то есть.
Что?
Вот это и хотела узнать Кира, пытая Жданова – что делали Катя и Малиновский?
Но он-то! Мужик! Он понимал этот вопрос буквально! И ответил на него буквально – слово в слово то, что сказал ему Роман.
Естественно, Киру это не устроило. А лишь – еще больше разозлило; так как ей стало понятно, что Андрей скрывает нечто важное.
Что?
- Андрей, и ты этому веришь?
- А почему я не должен этому верить? – удивился Андрей.
- Малиновский делает массаж твоей Пушкаревой, а ты считаешь, что все это – просто так?
Серое вещество Жданова и так сегодня было перегружено, а этот вопрос Киры поверг его в состояние белого каления.
И Жданов вышел из положения единственным известным ему способом реакции на чрезмерные раздражители – заорал:
- Кира! Да оставь ты меня в покое! Иди к Малиновскому и спроси у него – что ты ко мне пристала?
Кира нервно что-то гавкнула в ответ и ушла, громко хлопнув дверью.
Жданов налил и выпил.
- Дурдом! – подумал он.
- Кира начала ревновать, - подумала Катя, - что делать?

Позвонила Малиновскому:
- Рома, Кира, кажется, начала ревновать… Я боюсь… И вообще – все, что мы задумали – это нехорошо, по отношению к Кире!
- О! Совесть прорезалась! Катя, Жданов спит и видит – как избавиться от Киры, она его достала по полной программе…
- Но ведь она его любит!
- А он ее – нет. Более того – он ее уже почти ненавидит! Во-вторых, этот брак – династический: ради того, чтоб компания не попала в чужие руки. И ради голоса Киры на Совете. А компания все равно уже принадлежит тебе, так что, голос Киры ему нафиг не нужен! Успокойся, все нормально!
- Рома… Я даже не знаю…
- Катя… послушай меня… впрочем, что по телефону – вдруг Жданов услышит, давай ко мне!

- Андрей Палыч, я выйду ненадолго?
- Только ненадолго… - проворчал Андрей, - а то Вы как выходите, так будто в черную дыру попадаете…
- Да, я быстро…

- Катя! Слушай меня внимательно! – Ромка вдохновенно расхаживал по кабинету, - Андрей не любит Киру, понимаешь? Даже если они поженятся, то очень быстро разведутся; ну, не сможет, не сможет Жданов с ней жить!
- Но Кира…
- Кире будет лучше, если эта свадьба не состоится! И все, разговор закончен. Или… мы все отыгрываем назад?
Катя вспомнила – как унижала ее сегодня Кира – и помотала головой:
- Нет! Продолжаем!
- Отлично! Итак, что мы имеем? Жданов уже влюбился. Но нам этого мало, так ведь?
- Да…
- Ага. В общем, я договорился с Юлианой – едем сегодня по бутикам!
- Рома… Но ведь это все дорого стоит?
- А разве, Катерина Валерьевна не является владелицей богатенькой НикаМоды?
- Но… там же не мои деньги!
- Ах, ты, честная наша! Слушай сюда: во-первых, ты имеешь право на зарплату и представительские. Во-вторых, неужели Жданов для собственной невесты денег пожалеет?
- Но я же не невеста!
- Через неделю, максимум – две, будешь!
- Да ну тебя!
- Клянусь!
- Не клянись, Рома!
- Хорошо, скажем так – я уверен в этом! А если Жданов - полный идиот и будет долго тормозить, я женюсь на тебе сам!
- Спасибо, дорогой, я тронута! Но лучше все-таки – Жданов!
- Вот так! – трагически воскликнул Малиновский, - всю жизнь таскаю из огня каштаны не для себя! Но в свидетели-то, хоть, возьмете?
Катя рассмеялась:
- Ромка, знаешь, с тобой все кажется таким простым! Я уже начала верить в сказки!
- Нашу сказку мы сами сделаем былью! Но мне нравится ход твоих мыслей: ты веришь мне?
- Я пыталась тебе не верить, но… не могу. Верю!
- Угу! Верую в Бога единого и неделимого, и в его сына, Иисуса Христа…
- Тьфу на тебя, перестань!
Они веселились, как дети, хохот был слышен даже в приемной – что ввело в полное изумление Шурочку. Она хотела подслушать, но Кира бродила туда-сюда, кидая на дверь кабинета Романа злобные взгляды.
Ой, что-то происходит! – умирала от любопытства Шурочка; но уйти, поделиться новостью с подружками не могла: боялась что-нибудь пропустить.
А заговорщики тем временем еще раз созвонились с Юлианой и договорились о времени и месте встречи.

Всего несколько дней – и все так изменилось! Ромка, которого я раньше – чего уж скрывать – недолюбливала, оказался таким… замечательным! Все так перевернулось в жизни… А еще мы сегодня скупили пол бутика… Всю дорогу домой Ромка заставлял меня повторять «Я – самая обаятельная и привлекательная» и… я не могу ему не верить – он так убежденно об этом говорит… И еще он говорит, что Андрей уже в меня влюбился – и поэтому так странно вел себя сегодня…

Дверь в ее каморку открылась, на пороге стоял Жданов
- Катенька… Вы позволите?
- Д-д-да, Андрей Палыч… Заходите…
Андрей вошел, в его руках был роскошный букет.
- Катюша, я люблю Вас, выходите за меня замуж!
Потом было белое платье, свадьба, крики «Горько!» и поцелуи, от которых подкашивались ноги, а смутное желание томило все тело…
И они остались одни…
Он целовал ее долго, губы болели от поцелуев, но продолжали тянуться к нему; его горячее тепло, казалось, обволакивало ее всю, целиком, и заполняло ее – тоже всю, без остатка; сильные, резкие движения разбегались волнами наслаждения; она шептала ему слова любви и слышала ответные; напряжение тела стало невыносимым, она прижималась к его страстному гибкому телу, молила – «Еще! Еще!»…
Тело взорвалось изнутри…


Она проснулась в поту, с его именем на губах, сердце стучало гулко и быстро, счастье переполняло все ее существо.
Она еще никогда не испытывала этого, но почему-то сразу догадалась – что это было… Уткнулась в подушку, сгорая от стыда и от первого настоящего чувственного наслаждения.
- А с ним будет еще лучше… - прошептала, еще стесняясь своих мыслей…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 04:33 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий писал(а):
Не то, чтобы он хотел видеть Катю запертой в каморке, а просто… как будто домашние тапочки погулять пошли.
Вот явился он с работы, разул ботинки, а тапочек – нет. Только записка лежит: «Пошли, мол, подышать свежим воздухом, к ужину не жди, задержимся…»
- Тьфу! – Андрей тряхнул головой, отгоняя дурацкие мысли.

:LoL: :LoL: :LoL:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 04:35 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
А я чой то не пойму, хде прода?
А то щас Катька влюбиться в Малину, а я все пропущу! :o :o
Я так не играю. :tomato:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 09:07 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Larissar писал(а):
А я чой то не пойму, хде прода?

вечером ))

Larissar писал(а):
А то щас Катька влюбиться в Малину, а я все пропущу!

не пропууустишь :wink:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 12:03 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рыжий

До вечера! :friends:

http://www.youtube.com/watch?v=shi_TBr_ ... re=related

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 13:29 
Не в сети
Мирная

Зарегистрирован: 07 янв 2008, 20:02
Сообщения: 9825
Какая прелесть! И "Ну, погоди" люблю тоже... Даже не знаю, что больше... Замечательно, что все такое большое, страниц много - можно читать, читать, читать...
Спасибо, Рыжий


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 18:59 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Larissar
Синара
А вот и я )) :Rose:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 19:03 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 5

И улыбка, без сомненья, вдруг коснется ваших глаз,
И хорошее настроенье, не покинет больше вас! – напевала Катюша, собираясь утром на работу.
В 7-30 за ней должен был заехать Малиновский, и они отправлялись в салон – вчера еще Юлиана договорилась со стилистом. Явиться на работу Кате предстояло с новой прической.
Ровно в назначенное время зазвонил телефон:
- С добрым утром, я уже здесь! – отрапортовал Рома.
- Уже иду!

- Кать, сегодня мы будем Палыча убивать наповал – сначала прическа, потом прикид. И нужно договориться с твоим Зорькиным, чтоб он за тобой вечером заехал.
Катя поморщилась:
- Рома, боюсь, что Коля как объект для ревности не подходит.
- Почему?
- Ну… Колька – обычный парнишка, он не выглядит мачомэном…
- Да-а-а? А почему Женсовет говорит?
- А ты Женсовет не знаешь? Им скажи «А», остальное они додумают.
- Кать, это плохо. Нам нужно, чтоб Жданов ревновал…
- Ну… нет у меня никого…
- Так… Кого-то со стороны привлекать опасно… Не могу я тебя никому доверить… Ты у нас сегодня станешь настоящей принцессой и… осложнения не нужны…
Катя фыркнула.
- Перестань фыркать – ты у нас самая обаятельная и привлекательная, забыла, что ли?
- Не-е-ет…
- А если – нет, то и не фыркай! Ладно. Твоим якобы возлюбленным стану я… Ох, Катя, боюсь, точно мне Жданов физиономию начистит… Если я в травму попаду, ты меня навещать будешь?
- Все так серьезно?
- Не знаю… Но очень даже может быть. С другой стороны, мне не придется кого-то инструктировать, и мы не допустим лишних ошибок. Решено!
Машина остановилась около салона:
- Давай, Катя, с Богом! Извини, но потом до офиса тебе придется добираться самостоятельно. И не забудь позвонить Жданову, сказать, что задерживаешься.

В 8-40 Катя сказала шефу о том, что задерживается.
В 9-20 Андрей позвал к себе Малиновского:
- Малина, я вчера весь вечер думал и решил: я приударю за Катей.
- Палыч, да не надо! Думаю, без этого обойдется!
- Надо!
- Да разговаривал я вчера с ней – Коля ей, действительно, только друг и ничего больше. Я склонен ей верить…
- А Женсовет?
- Да напридумывали они!
- Ну а что, тогда, с Катей происходит? Почему она так изменилась?
- Да, нормальная она!
- Ты просто не видишь!
- Палыч. Стоп. Спокойно. Слушай меня: С Катей все в порядке. Все как обычно! Ничего не изменилось!
В этот момент дверь открылась и вошла Катя.
Две челюсти со стуком упали на пол.
«Обалдеть!» - подумал Рома.
Жданов не подумал ничего. Не мог просто. Он кивнул в ответ на приветствие и проводил Катю глазами.
Когда Катя скрылась в каморке, он перевел ошарашенный взгляд на Ромку:
- Вот… Ты видел?
- Ну… и что?
- Для кого?! – едва не завизжал Андрей.
- А, может, у ее родителей сегодня серебряная свадьба! – предположил Рома.

Катя едва дожила до обеда – Ромкины уроки благотворно повлияли на ее сознание, и теперь прежняя одежка в комплекте с новым лицом вызывала у нее чувство абсолютного дискомфорта.
Жданов, очумевший от перемен со своей помощницей, работать тоже не мог – он потихонечку попивал, сдерживая желание пойти к Пушкаревой и устроить ей допрос с пристрастием.
На обед Катерина улизнула вместе с Малиновским – теперь им предстояла последняя фаза преображения внешности будущей жены Жданова.
Наряд был еще с вечера оставлен на квартире Ромки – чтоб не доводить пока до инфаркта Пушкаревых-старших.
Катя переоделась и… Рома с тихим шепотом «Свят, свят, свят, чур меня!» отправился искать успокоительное. Не смотря на то, что он уже видел этот костюм, мало ему не показалось – ведь на примерке Катюша была еще с косичками, а теперь распущенные волосы небрежными локонами рассыпались по ее плечам, эффектно завершая убойный ансамбль.
(мне лень описывать ее наряд – пусть это будет тот костюм, в котором Катя была в 199-ой серии, когда они с Андреем сообщили родителям о том, что женятся. Только декольте побольше :- )
- Катя… - испив Новопассита, пробормотал Малиновский, - я еще раз тебя спрашиваю: уверена ли ты, что тебе нужен Жданов?
Катя, стоя перед большим зеркалом, пребывала в состоянии ничуть не меньшего потрясения, нежели Ромка.
- Черт возьми! – бубнил Рома, отираясь рядом, - где были раньше мои глаза? Какой я идиот! Никогда себе этого не прощу – так тупо проморгать женщину своей мечты!
- Ромка, - повернулась к нему Катя, - у тебя все равно не было бы шансов.
- Боже! Жестокосердная! И я ради этой женщины готов даже на то, чтобы убить лучшего друга!
- Что-что?
- В переносном смысле, Катюша. Морально убить!
- А может, пусть живет?
- Пожалела! Катя, кого ты пожалела – Жданова? Этого никчемного человечишку, неспособного разглядеть в женщине, посвятившей ему жизнь, принцессу! Ты его жалеешь? – голос Романа был полон патетики.
- Ты не на сцене, Малиновский!
- А жаль! Да-а-а, жаль! – голосом Аркадия Велюрова воскликнул Роман, - сейчас я готов сыграть любую трагедию! Что заморочки Макбета по сравнению с тем, что испытываю сейчас я? Ничто! Поверь мне, Катерина!
- Ромка, правда, хватит! Я больше смеяться не могу!
- Никто меня не понимает! Эх! Пушкарева, пообещай мне одну вещь!
- Если только это не обещание выйти за тебя замуж!
- Все издеваешься! Нет, гораздо проще – поклянись, что своего старшего сына ты назовешь Ромочкой и позовешь меня быть его крестным.
- Торжественно клянусь! – Катя подняла руку в жесте клятвы.
- Аминь! А теперь поехали в «Ришелье».
- Куда? Рома, ты в уме повредился?
- А неужели ты думаешь, что королеве пристало обедать в «Ромашке»?.. Хотя… в «Ромашке» с Ромашкой девочка-ромашка…
Малиновский еще раз оглядел Катю, вздохнул:
- Впрочем, какая уж тут девочка-ромашка… я рядом с тобой каким-то маловыразительным стал… ужас!
- Ромочка, ты маловыразительным не будешь даже рядом с какой-нибудь Анжелиной Джоули!
- Не сыпь мне соль на сахар! Джоули, по сравнению с тобой, простушка из задрипанной провинции… Ну, пошли…

Задачей номер один для Кати в ресторане было: привыкнуть к своему новому облику, не пугаться взглядов и не краснеть, когда на нее начнут таращиться мужики. К концу обеда она кое-как научилась не слишком смущаться.
В ЗимаЛетто они вошли вместе – чтоб не вводить в ступор Потапкина. Сергей Сергеич Катюшу не узнал, но пропустил, поскольку Рома сообщил, что эта девушка – к Милко. Ресепшен миновали без проблем – никто не обратил особого внимания на нее: мало ли красавиц тут бродит; на всех не насмотришься.
Малиновский заглянул в приемную президента: Клочковой, на их счастье, не наблюдалось. И вот теперь они разделились: Ромио вошел к шефу первым.
Андрей сидел там перед ополовиненной бутылкой виски и страдал в гордом одиночестве. Увидев друга, он обрадовался:
- Малина, ты куда пропал?
- На обеде был…
- А почему меня не позвал?
Ромка пожал плечами:
- А я не один обедал. У меня была встреча…
- Все с тобой ясно, - хмыкнул Жданов, - хорошо повстречался?
- Отлично! А ты что здесь делаешь? Где Кира?
- Кира… Кира ушла в туман…
- Вы поссорились, что ли?
- Нет… она с Викусю кормит.
- А-а-а…

И вдруг…
О, сказочное слово,
Затертое…
Где взять новей?
Она
в дверях возникла,
словно
и вовсе не было дверей.
Она вошла,
Она взглянула
и будто легким ветерком
по нашей комнате скользнула,
задела каждого тайком…
Принцесса?
Фея?
Что сравненья?
Пожалуй, лучшая из фраз –
«Как мимолетное виденье…»
И та – придумана до нас… *


- Пушкарева! – восхищенно воскликнул Малиновский: нарочно, конечно, чтоб Жданов понял – кто это.
Жданов мгновенно протрезвел. Собственно, это был уже не президент компании ЗимаЛетто Андрей Павлович Жданов, а мультяшный пес Плуто, которого треснули по кумполу так, что у него язык вывалился до пола, а глаза приобрели размеры суповых тарелок.
Челюсть глухо стукнулась об пол.
Поднимать ее было некому.

-------------
* Стихи Юрия Поройкова

- Это кто? – деревянно произнес Жданов, невидяще уставившись на дверь каморки, за которой скрылась Катя.
- Это Катя… - осторожно ответил Рома.
- Катя? – переспросил Андрей. Помолчал, добавил, - а что это с ней?
- Ну-у-у-у…. Да, по-моему, порядке…
- Ты уверен?
- Я не знаю….
Рома начал сомневаться за психическое здоровье президента. Взгляд его был более, чем странным.
- Катя! – вдруг заорал Жданов во всю силу легких.
Рома испуганно отшатнулся, прикрыв руками уши:
- Ты что так орешь?
Катя не появлялась.
- Катя! – опять заорал Андрей.
Вот теперь дверь открылась, Катя возникла на пороге. Жданов опять потерял дар речи – казалось, он позвал Катю лишь затем, чтобы убедиться, что это не галлюцинация.
- Да, Андрей Павлович? – произнесла «не галлюцинация».
Президент поедал глазами свою помощницу, как Иван Царевич на лягушку, у него на глазах внезапно превратившуюся в Василису Прекрасную. Катя ждала, слегка смущаясь – от легкого румянца и кокетливо прикрытых длинными ресницами глаз она стала еще прелестнее, и Рому распирала вполне законная гордость.
А Жданов тем временем поднялся и почти вплотную приблизился к Кате:
- Катенька! – задушевно произнес он, - а-а-а-а… скажите нам с Роман Дмитричем, что с Вами произошло.
Взгляд его при этом блуждал в глубоком вырезе Катерины и совершенно не собирался перемещаться куда-то в другое место.
Малиновский пришел девушке на помощь – такое они не предвидели и не репетировали: да мало кто из женщин не смутится, когда шеф так беззастенчиво пялится прямо, так сказать, в святая святых.
- Жданов! – воскликнул Рома.
Андрей с трудом перевел глаза на Рому, а Катя тем временем перешла чуть в сторону – поближе к Роме.
- Палыч, тебе не кажется, что…
- Малина, отстань! – Жданова тянуло к Кате как магнитом, он снова шагнул к ней; похоже, он не осознавал, что дедушка успела не на шутку испугаться начальника.
Ромка вскочил – он тоже не ожидал от Андрея такой реакции. Судя по всему, у него в организме образовалась ядерная смесь из гормонов и виски; если бы они с Катей были вдвоем, то… неизвестно, чем бы это закончилось.
- Катенька, я Вам, кажется, задал вопрос?
- Палыч, а тебе не кажется…
- Не кажется! Катя?
- Ничего особенного, - Катюша поняла, что Рома не даст ее в обиду, и частично пришла в себя, - просто я сегодня вечером приглашена в ресторан… Но я боялась не успеть после работы зайти домой переодеться…
- Ах, так… Всего-навсего в ресторан… И кто же Вас пригласил? Неужели НиколЯ ЗорькИн?
- Нет… Я же Вам говорила, что Коля – просто друг.
- Ах! Значит, есть еще и не просто друг?
- Ну… в общем… да…
- Может быть, жених?
- Н-н-нет… не жених… пока, во всяком случае… просто – мой молодой человек…
Рома удовлетворенно кивал – Катя все говорила правильно. За спиной Жданова он показал ей жестом – мол, все хорошо, держись!
- Ах, даже так! – едва не взвился Андрей, - значит, у Вас уже есть молодой человек… Интересно, как имя этого счастливчика?
- Палыч! – вмешался Рома, - Ей-Богу, ты ведешь себя как ревнивый муж! Тебе то что?
- Как это – что? – яростно обернулся к другу Андрей, - Моя помощница встречается неизвестно с кем, а мне должно быть все равно?!!
- Жданов! Помощница!!! Помощница, а не жена и не невеста! Она имеет право на личную жизнь и не обязана перед тобой отчитываться!
Но Остапа уже понесло:
- Как это - не обязана! Я же переживаю за нее! Я, в конце концов, несу ответственность!
- Мы не в детском саду и не в школе, а ты – не воспитатель!
- Я… - Андрей не нашелся, что ответить, он не мог найти слов, чтоб выразить то, что кипело в его душе; он не знал этому названия, знал он только одно… никто не имел никаких прав на его помощницу. «Катя – моя!» - это было самым главным. И именно эти слова вырвались стоном из его груди:
- Катя – моя!

Глава 6

Ситуация явно начинала выходить из-под контроля. Рома встал между Катей и Андреем, быстро шепнул Кате:
- Иди к себе!
- Ты чего это тут распоряжаешься? – заорал Жданов.
- Спокойно, Андрюша, спокойно… - и Рома придержал друга за руку, ожидая, когда Катя скроется.
- Что? – стряхнул Андрей руку Ромки.
- Жданов, ты с ума сошел? – теперь, когда Кати не было рядом, Малиновский надеялся, что президент будет способен соображать более адекватно.
- Что? – тоном ниже снова спросил Андрей.
- Палыч, ты рехнулся? Ты что на Катю набросился, как голодный павиан?
- Почему павиан?
- Потому что ты вел себя не лучше, чем братья наши меньшие в период размножения!
- Хм…
- Какая муха тебя укусила? Опомнись! Что с тобой?
Андрей смятенно опустился в кресло:
- Н-н-не знаю… Рома… Этот, ну… ее молодой человек…
- Ну, молодой человек. И что?
- Но он же может быть опасен!
- Опасен можешь быть ты! Веди себя прилично и все будет нормально!
- Нет. Мы не можем этого допустить! Я буду ухаживать за Катей. Решено!
- Ну-ну!
- Не, серьезно!
- Забудь! Это нечестно.
- Но ты же сам говорил!
- Говорил-калякал, говорила-калякала, абы только не плакала! Проехали уже, Андрюша. У Кати, может быть, только личная жизнь начинает налаживаться, а тут ты со своими грязными лапами к ней в душу полезешь.
- Почему с грязными? – обиделся Жданов.
- А что, с чистыми? Приударишь, разобьешь сердце, а потом отправишь в Гонолулу? Нет, Жданов. Это – подло.
- Кто бы говорил!
- Я пересмотрел свои убеждения. То, что я предлагал – мерзко и недостойно настоящих мужчин.
- Но что делать?
- Ничего. Я Кате доверяю.
Андрей молча переваривал сказанное Малиновским и прислушивался к своим ощущениям. Ощущения сообщали ему…
Впрочем, это не для посторонних ушей.
- Рома… - тихо, совсем тихо произнес Жданов, - я… я не знаю, что со мной… Но она мне ОЧЕНЬ нравится… Понимаешь? Очень!
- Жданов, у тебя есть невеста, ты забыл?
- Раньше ты говорил, что это – не помеха!
- Теперь – помеха. Ты женишься на Кире, а Катя? Нет, Жданов, оставь эти мысли. Катя заслуживает счастья, не порти ей жизнь.
- Да… Да, конечно… Только… Ромка, я не могу ее видеть такой. Я не могу с этим ничего поделать – я тупо ее хочу.
- Не ты один, - вырвалось у Романа.
- Что-о-о?
- Жданов, в отличие от тебя, я на девушку как бешеный не кидаюсь. Я себе вечерком спокойненько организую свидание, не терроризируя никого при этом. И тебе советую сделать то же. Позвони Кире, пригласи ее на романтическое свидание… Кира будет счастлива!
- Какая Кира, Ромка?
- Ау! Кира – невеста твоя!
- Ой, не надо об этом!
Андрей мечтательно откинулся на спинку кресла:
- Нет, но Катюша наша! Кто бы мог подумать!
Руками он обрисовал соблазнительные формы и уставился в пространство перед собой – так, будто прямо перед ним эти формы начали материализовываться.
- Жданов, пойдем-ка, выпьем кофейку, тебе взбодриться нужно.

Улучив момент, Малиновский позвонил Кате:
- Перемещайся в мой кабинет, тебе с ним наедине оставаться опасно.
- Ты думаешь?
- Я потом скажу – что я думаю…

Вернувшись к себе, Жданов сразу позвал Катю.
Тишина.
Он заглянул в каморку – пусто.
Черт! Он же ее напугал! Глупо-то как! Надо взять себя в руки, иначе Катя, чего доброго, захочет переехать в кабинет Ярослава, который он ей когда-то предлагал, а этого допустить никак нельзя. Теперь – тем более.
Что же происходит? Не с Катей – с этим он разберется чуть позже, сейчас нужно понять – что происходит с ним самим; почему он так набросился на Катю? Да, конечно, преобразившись, она не могла не нравится, но разве это повод? Вокруг него – толпы красивых женщин, но он же никогда не терял голову так, как это случилось сегодня! Ну… он был в шоке от того, что Катюша - его Катюша! – оказалась красавицей… и это не повод. Главное было в другом. И тут надо признаться честно – ему была невыносима мысль о том, что Катя принадлежала какому-то другому мужчине. Он так привык к ней, что не мог себе даже представить такую ситуацию! Она будет уходить каждый вечер – к другому. Он будет ее ждать. Встречать с работы, подвозить утром. Он будет ее… целовать…
Нет! Душа сопротивлялась! Андрей не хотел, чтоб Катя принадлежала другому. Он сам хотел встречать и провожать ее, он хотел иметь на нее все права, он… хотел…
Решено! Он смирит свои собственнические порывы, и будет ухаживать за Катей - не ради компании: ради ее самой; просто потому, что она должна быть его женщиной. И плевать на все остальное!

Ромка, между тем, давал указания Катюше:
- Главное – если он начнет клеить тебя, отшивай. Не бросайся ему на шею – ни в коем случае, даже если тебе будет очень хотеться этого! Катюша, это – очень важно! Сейчас он уже влюблен, это видно невооруженным взглядом, но, чтобы появилась любовь – настоящая, такая, какая тебе нужна, этого мало. Понимаешь?
- Да… Но… что я должна делать?
- Ничего особенного – просто отказывать. Отказывать в свидании, во встречах. Не соглашайся, чтоб он тебя подвозил. Если попытается лезть с поцелуями – смело лупи по мордасам.
- Рома! Я – ему? По мордасам? Как ты это себе представляешь?
- Катенька, я уверен, что в каждой женщине скрыта разъяренная тигрица. Если бы к тебе полез, скажем, Урядов? А?
- Ну… Урядов – другое дело!
- В данном случае – совсем не другое! Жданов должен думать, что он тебе безразличен, пусть пытается ухаживать – с самого начала, пусть добивается.
- А… как мне принимать его ухаживания?
- По ходу дела разберемся. Только…
- Что? Он ухаживать не умеет – женщины сами ему на шею вешаются, поэтому… если будет очень глупо выглядеть – все-таки не смейся. Влюбленные мужчины очень чувствительны к насмешкам. Отвергай, но не оскорбляй и не унижай.
- Ромка… Это так трудно!
- А что делать? Разве я обещал, что будет легко?

Андрей держался изо всех сил и больше не бросался на Катю. Он напряженно думал - как надо за ней ухаживать.
Ровно без десяти семь Катя вышла из каморки. Одетая:
- Андрей Павлович, мне я пойду?
- Д-д-да, Катюша. Конечно.

После ее ухода, он позвонил Ромке:
- Малиновский, иди ко сюда, скорее!
- Палыч, я не могу! У меня встреча!
- Какая еще встреча? – недовольно поинтересовался Андрей.
- Ну… какая… романтическая. Я же не могу заставлять девушку ждать!
- Черт! А отменить нельзя?
- Никак нельзя! Извини, тороплюсь.

И вот тут Жданов начал что-то подозревать.
Так. Малиновский делает Кате массаж. Малиновский отговаривает его ухаживать за Катей. Малиновский все время рядом, и Малиновский все время защищает Катю от него. А теперь вот… Катя идет на свидание и… у Малиновского романтическая встреча…
Он ухаживает за Катей?!!!!
Андрей вскочил и подошел к окну – как раз вовремя: машина Ромки подъехала ко входу в здание и тут же из-под навеса вышла… Катя.
Они уехали вместе.
ААААААААААААА!!!!!!!!!!
Вот, значит, как, Ромочка! Ну… мы еще посмотрим!
Где там виски?
- Андрюша, ты домой идешь?
- Да, Кира, чуть позже.
- Ты… к себе или ко мне?
- К тебе.

Выпил он за вечер изрядно.
Приехал к Кире - злой, пьяный. Приехал – и тут же пожалел: домой надо было…
- Андрей, что происходит в последнее время? Что с тобой?
- Кира… - привычно начал он врать, - Ну… ты же знаешь… Я устаю. Столько проблем – голова раскалывается…
- А что же твоя Пушкарева? Не помогает? Что все-таки у нее с Малиновским?
- Они встречаются.
- Что?
- То!
- Малиновский? С Пушкаревой? Он что, с ума сошел? С этим чучелом?
- С каким чучелом, Кира? Ты что, сегодня из своего кабинета никуда не выходила?
- Я? Ну… выходила вообще-то, но меня в офисе почти весь день не было… А что?
- И Клочкову не видела?
- Нет… А что?
- А то! Пушкарева у нас – сосем не чучело! А очень даже наоборот! Просто принцесса! – Андрей усмехнулся, - красавица… Хоть сейчас – на обложку журнала.
- Жданов, ты не перегрелся?
- Лучше бы я перегрелся…
- Ну… ладно… допустим, Пушкарева – красавица… Хотя, это трудно представить… Но я не понимаю – каким боком это тебя касается? Почему ты в трауре?
- Неужели не понимаешь? Она встречается с Малиновским!
- Ну и пусть! Тебе какое дело?
- Ты ничего не понимаешь! – Андрей, не раздеваясь, лег на кровать лицом вниз.
- Да нет… кажется. я понимаю…
Кира побоялась продолжить.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 19:06 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 7

Андрей, трусливо оглядываясь и прислушиваясь к каждому шороху, украшал Катюшину каморку. Отлично понимая, что поступает глуповато, он не знал – как по-другому. Вчера он надеялся на помощь Ромки, но вчера же он понял простую истину: «В любви каждый сам за себя».

- Здравствуйте, Андрей Павлович!
Катя не изменилась.
В смысле – она так и осталась красивой; сегодняшний костюм был менее откровенным, но выглядела она в нем не менее соблазнительно. Андрей вздохнул, проглотив готовый сорваться с губ ехидный вопрос, и изобразил радушную улыбку:
- Здравствуйте, Катенька! Проходите, пожалуйста!

Зайдя в каморку, Катя обомлела: - стеллажи были украшены разноцветными воздушными шариками. Она покачала головой: «А Вы романтик, Андрей Павлович!», однако, то, что она увидела дальше, заставило ее зажать обеими руками рот, чтоб не рассмеяться.
На краешке стола, очищенного от бумаг, маленькими шоколадками было аккуратно выложено сердце, пробитое стрелой; внутри его лежала открыточка – тоже в форме сердечка. Надпись на открытке гласила «И царствует в душе весна, когда в сердцах живет она!».
Для того, чтоб адресат ничего не перепутал, в уголке под этой странной надписью была тщательно разрисована буковка «А». Очень кстати разрисована…
Катя и представить себе не могла Жданова, покупающего в магазине такую пошлую открыточку. Интересно, «она» - это кто? Предмет обожания? Тогда почему – «в сердцах»?
Однако, нужно было как-то реагировать. Катя подозревала, что Жданов может отираться под дверью, поэтому она уронила пару папок. Теперь, если Андрей и подслушивал, он должен был бы испугаться шума, убравшись на свое место.
- Ромка, - очень тихо и очень быстро проговорила Катя, - он начал действовать: тут шарики, сердечко, выложенное шоколадками, и дурацкая открытка. Что делать?
- Шарики? – переспросил Малиновский, - Вот уж не думал…
- Ромка, быстрее! Он же может войти! Что мне делать?
- Поблагодари. Скажи, что тронута, но это, мол, лишнее.
- Ага! В смысле – я и так на все согласная! Ваня, я ваша навеки!
Малиновский хихикнул:
- Пушкарева, а ты уверена, что тебе так уж нужны мои советы по каждому поводу? По-моему, ты соображаешь лучше меня…
- Мерси, Ромочка за комплимент, но…
- Тогда действуй, как мы и договаривались – мол, я другому отдана, и буду век ему верна.
- Ром… А когда он догадается – кто этот другой?
- Не боись, разберемся.

Андрей с надеждой вскинул на Катю щенкообразные глаза. Катя вежливо улыбнулась:
- Андрей Палыч… Спасибо большое… Я очень тронута, но… все-таки, не надо этого…
- Катя! – Андрей подошел к ней, взял за руку, - Катенька… Поймите меня правильно… Я… Я сам ничего не могу понять, только одно… Я есть перестал, спать перестал… вот… глупо все, как все глупо! .. Я понимаю… Но я ничего не могу с собой поделать… Катенька, Вы мне нужны, понимаете?
- Андрей Палыч!
- Катюша… Ради Бога, не подумайте только, что это все вот из-за этого, - он провел кончиками пальцев по ее полуобнаженному плечу, от чего оба вздрогнули.
Катя мгновенно отпрянула, прижала к запылавшим щекам ладошки.
- Не надо! Не надо, Андрей Палыч, пожалуйста! Пусть все останется, как было! – она попыталась уйти каморку, но Жданов преградил ей путь:
- Катя, выслушайте меня!
- Не надо! – она поспешно направилась к выходу из кабинета.
- Катя! – надрывно позвал ее Андрей, но она уже затворила за собой дверь.
В приемной она столкнулась с Кирой. Та, быстро оглядев ее, поперхнулась – так вот что имел в виду Андрей! Ревность и злоба всколыхнулись в ней с невиданной доселе силой:
- Катя! Когда Вы уже научитесь смотреть по сторонам!
- Извините, Кира Юрьевна! – Катя быстренько обогнула эту преграду и умчалась из приемной.
Кира яростно толкнула дверь в кабинет.
- Катя? - воскликнул Андрей и осекся, увидев вместо ожидаемой помощницы Воропаеву.
- Ты немедленно уволишь Пушкареву! – зло произнесла Кира.
- С чего вдруг?
- Я так хочу! Я терпела ее, пока она была страшная, но теперь…
- Кирочка, дорогая… Тебе же не нравилось именно то, что она была страшная… Что теперь тебя не устраивает?
- Я не допущу, чтоб она была рядом с тобой! Я слишком хорошо тебя знаю! И знаю – как возникают романы между начальником и секретаршей! Я не позволю ей портить мне нервы!
- Она встречается с Малиновским… - глухо проговорил Андрей, - я ее не интересую…
- А! Так ты уже попробовал к ней подкатиться! Ну, конечно! Разве ты мог пропустить красотку!
- Кира, перестань! Для того, чтобы понять, что женщина тобой не интересуется, совсем не обязательно к ней подкатываться – достаточно знать, что у нее роман с другим…
- Но ты-то ею интересуешься!!
- Я? С чего ты взяла?
- Я не настолько глупа, как тебе кажется! Так ты ее уволишь?
- Нет.
- Тогда ты об этом очень скоро пожалеешь!

- Ромка! Ну, слушай – как? Скажи мне, Бога ради, как же мне с ним теперь общаться и не обижать его? Я не могу, понимаешь? Мне его жалко!
- А себя тебе не жалко?
- А?
- Вот и «а»! И «б»! Ты его сейчас пожалеешь, а он тебя потом – нет. Ты еще не забыла – что бывает с девушками, которые ему надоедают? Ты же их видела! Вот, Изотову – недавно совсем. Ты этого для себя хочешь, Катя?
- Н-н-нет… Но…
- Ну а раз нет, то…
- Стой! Погоди. У меня есть вопрос – а с чего ты вообще взял, что у нас с ним может быть по-другому?
- Почему?.. Интересный вопрос – сам пытаюсь на него найти ответ… Катя, вот, честное слово – не знаю. Я просто в этом уверен, но почему это так…
- И я должна верить в этот бред? Зачем мне это? Все разрушить…
- Что – все?
- Все! Свадьбу с Кирой. Наши с ним отношения…
- Мы уже говорили о свадьбе с Кирой и о том, что это не нужно никому. Ваши отношения… Кать, ну, подумай сама… Вы ведь с ним настолько близки, что… для любви не хватает совсем малого… нужно просто, чтоб он тебя добивался. Завоевывал. То, что дается в тяжелой борьбе, становится для нас очень дорогим, таким, что потерять страшно… Если ты сейчас поддашься, то… тогда и будет – как обычно. Не раскисай, ладно?
- Но это так трудно…
Пропищал телефон – пришла смс-ка. Катя прочитала и с хихом рухнула в кресло:
- Ромка! А как этот-то воспринимать? А?
Она протянула Малиновскому телефон:
Для счастья мне совсем не много надо - хочу тебя я нежно обнимать, хочу всегда я быть с тобою рядом и никогда не отпускать ...
Рома тоже не выдержал и заржал:
- Да уж… Палыч… Такого я от него не ожидал…
- Где он эту графоманию, интересно, взял?
- Ну, Кать! Это не графомания, это любовные смс-стишки. Специальные такие. Ну, из серии «Ты рождена единственною быть, а я – чтобы тебя любить!»
Катя с ужасом посмотрела на Малиновского:
- Это что… вы таким кошмаром моделек клеите? И они клюют?
- Ну… - Роме было стыдно признаться, что у девушек определенного сорта с ай-кью не выше 80 такие смс-признания пользуются популярностью. Но Катя! Это же совсем другой уровень, Жданов точно рехнулся.
- Ну… Кать… с кем не бывает… Главное ведь – не как сказано, а что! Главное – что он чувствует!
- Не знаю, Рома, не знаю… Лично у меня подобные стишки вызывают сомнения в умственной полноценности отправителя… Если он таким образом будет ухаживать, то, боюсь, я быстро в нм разочаруюсь…
- Кать, да не торопись ты с выводами! Он еще научится! Палыч у нас – тормоз, а не дурак. А сейчас он просто растерялся.

В дверь просунулась голова Шурочки:
- Роман Дмитрич… а-а-а… Катю можно?
- Да, конечно.

Ни за что бы не рискнула Шурочка по своей инициативе выдернуть Катерину из кабинета шефа – об этом ее попросил другой шеф, Андрей Палыч. В результате Катя, внутренне сжимаясь, отправилась на внеочередное сборище Женсовета, где, по ее предположениям, из нее будут вытягивать всю подноготную ее преображения.
А сам Андрей Палыч завалился к вице-президенту и с грозным видом уселся в кресло:
- Итак, Ромочка, расскажи мне, пожалуйста, почему мне не стоит ухаживать за Катей?
Его елейный тон никак не вязался с глазами, метавшими молнии.
Так, - подумал Рома, - сейчас меня будут бить. И, возможно, ногами….
Но сделал вид, что ничего не понимает:
- А что таким странным тоном?
- А то, что я видел – как Катя вчера вечером садилась в твою машину!
- А-а-а-а! – облегченно протянул Роман, - ну, тогда, я очень рад. Я никак не мог решиться тебе сказать, что у меня с Катей… м-м-м-м… отношения…
- Малиновский! Оставь Катю в покое!
- Спокойно, Палыч! Я не собираюсь ее обижать! Это совсем не то, что ты подумал!
- А что я, по-твоему, подумал?
- Как что? Что я решил приударить… Ну, из-за фирмы!
- А ты?
- А я – серьезно! Ты видел – какая она красавица?! – Рома гордо улыбнулся, - И нужно-то было всего-ничего – никаких тебе операций, никаких тебе гримеров! Просто поменять прическу, да снять лишнюю одежду…
Тут Ромочка не выдержал и блаженно зажмурился, вспомнив Катю в фитнес-клубе и содрав с нее одежки. Он, кажется, даже промурчал что-то при этом.
- Что-о-о-о? – закричал Жданов, - Так у вас с ней уже было?!!!!
- Стоп-стоп!!! – Ромка испугался, - Нет, еще не было! Ты же понимаешь, что Катя – не такая. У нас все пока только начинается. Я не могу так сразу на нее набрасываться, она такая нежная…
- Значит так, Малиновский. Ты немедленно прекращаешь это! Я не позволю тебе сломать Кате жизнь!
- Значит так, Палыч! Я ничего не прекращаю! Мне очень нравится Катя, и я не собираюсь ей ничего ломать.
Тут он не выдержал и хохотнул – ну… каждый все воспринимает в меру своей испорченности, и Ромка, конечно же, тут же подумал – что бы он сломал Кате.
Жданов его прекрасно понял – друзья все-таки.
- Если! Если ты посмеешь! – Андрей вскочил, сжав кулаки.
- Остынь, друг! Тебе какое дело? Ты сам – как собака на сене! Ты же отказался от Кати, разве не так? Если ты так тревожишься за ее будущее, то я тебе обещаю: ничего плохого я Кате не сделаю! Если у нас все хорошо пойдет, то… я на ней женюсь.
- Что-о-о-о?
- То-о-о-о! И не ради фирмы - заметь, Палыч! А ради собственного удовольствия! Я тебе давно говорил, что Катюша – идеально подходит мне в жены, если бы не внешность. Но внешность, как оказалось, у нее замечательная, а фигура и вовсе умопомрачительная! Так что я не вижу больше никаких препятствий!
- Ты не посмеешь! – Жданов часто-часто заморгал ресницами, он открывал рот, но сказать ничего не получалось.
- Палыч, ты что? Чем я, по-твоему, плох как муж для Кати?
- Ты – бабник!
- У меня просто не было такой замечательной женщины!
- Ты будешь ей изменять направо и налево!
- Не суди по себе!
- А при чем здесь я?
- При том! Ты лучше позаботься о том, чтоб у твоей Киры было поменьше рогов! А мы с Катюшей как-нибудь разберемся.
- Если… Если… ты не отступишься… То ты мне не друг!
- Палыч! Да что ты бесишься?! Я понимаю, если бы я за Кирой ухаживал! Но Катя-то тебе – никто! Ты не имеешь на нее никаких прав! Не тебе решать – за кого ей замуж выходить!
- Мне! – заорал Жданов во всю силу богатырских легких, - мне!
- Да почему?
- Потому что я ее люблю!
Прокричал и замер, ошеломленный своим признанием и словами, вырвавшимися откуда-то из подсознания. Прислушался к себе. Это и есть любовь? Это так называется то, что он чувствует?
С трудом переведя дыхание, Андрей испуганно посмотрел на застывшего Ромку и, не сказав больше ни слова, ушел.
- Вот это – да…. – изумленно проговорил вслед Рома, - ну, Жданов…

Катя из последних сил отпинывалась от расспросов Женсовета.
Нет, она не встречается с Малиновским. Да, она, действительно, попросила его помощи в изменении имиджа. Почему – его? Потому что Милко послал бы ее по известному адресу, а Жданов – все-таки, ее начальник, неудобно. Да, и Малиновский помог. Зачем ей было это нужно? Нет, не для Коли. Просто у нее вчера вечером была очень важная встреча, и она хотела выглядеть как можно лучше. Нет, конечно, она не ожидала, что получится – настолько лучше. Нет, пока она не может ничего об этой встрече рассказать. Нет, даже не просите – она боится сглазить, поэтому не расскажет даже под пытками. Да, конечно, если все получится, они узнают первыми – непременно узнают.

Глава 8


Жданов не знал – что делать. Его удивил Малиновский, но еще больше его удивило собственное признание. Откуда оно взялось вообще? Почему – любовь? Влечение – да. Нежелание с кем-то делиться – да. Желание быть всегда рядом – да. Всегда? Откуда взялось это слово – «всегда»? Если сейчас Катя скажет, что тоже любит его – что он сделает? Ну, отвезет к себе домой и не отпустит до утра, это понятно. Это как раз понятно. А потом? А если она храпит? А если ее родители будут постоянно торчать у них дома? Или, наоборот, скажут, что он не достоин их дочери и не разрешат пожениться? Что? Откуда это слово – жениться? Он хочет, чтобы Катя стала его женой? Чушь какая! Он не хочет жениться ни на ком – в том числе и на Кате. А Малиновский –хочет. Что Ромка знает о Кате, чего не знает он? Ведь Катя самый близкий человек для него? Для него, Андрея, а не для Ромки! Это его, а не Ромку, она спасала после голубого бара, не побоялась ехать куда-то среди ночи; даже ведь не спросила – что случилось… Она всегда приходила к нему на помощь, а он всегда защищал ее. Тогда почему она – с Ромкой? С тем, который над ней смеялся. Более невероятной могла бы быть только дружба с Кирой и Клочковой…
Малиновский хочет жениться. Да, пожалуй, все-таки, это – самое невероятное. И этого нельзя допустить. Нельзя ей это позволить, нельзя позволить ей портить свою жизнь. Если понадобится, то он пойдет к ее отцу и расскажет: что за фрукт их Ромочка…
А если… Если у Ромки это и вправду серьезно? Если он вправду хочет женится?
Нет. Ерунда полная, Рома в роли мужа – нонсенс…
Как быть? Что делать?

Вернувшись к себе, Катя наткнулась на полнейшее равнодушие Андрея к своей персоне, он лишь чуть поднял голову от бумаг и тут же снова уткнулся в стол. Пройдя к себе, она внимательно осмотрела стол, приподняла все свои папочки, в надежде найти в них что-нибудь от Андрея, но… ничего не было.
В полном расстройстве она уставилась в монитор. И что? Теперь – все? Они с Ромой переиграли, и Андрей сдался? Почему он ничего ей больше не сказал? Ей было очень плохо – она только-только поверила Ромке, только-только начала лелеять свою надежду, мечты начали приобретать черты реальности и… все?
Телефон настойчиво потребовал внимания:
- Катя, иди быстро ко мне! Что скажу!

- Андрей Палыч, я отлучусь ненадолго?
Он даже не посмотрел на нее.
Уже выходя, услышала его слова, наполненные желчью:
- Что, Малиновский уже соскучился?

К Роме Катя зашла чуть не плача:
- Ромка! Все пропало! Он даже не смотрит на меня!
- Катька, глупая, ничего не пропало! Все сработало! – в порыве восторга Ромка поднял Катю на руки и закружил, - он тебя любит, Кать! Слышишь? Он мне только что об этом сказал!
Дверь открылась. Естественно. Странно было бы, если бы никто не вошел!

- О-о-о, какой прогресс! – язвительно сказала Кира, - Малиновский, смотрю, ты времени даром не теряешь! Ты как, всех лиц женского пола ЗимаЛетто окучить собираешься или у тебя какие-то определенные критерии есть?
Рома осторожно опустил Катю на пол, придержал за талию:
- Кирочка, ты опять без стука?
- Да я стучала…
- В своем воображении… Итак, я слушаю?
- Я к тебе по личному вопросу.
- О-о-о! Как интересно! Извини, но у меня сегодня не приемный день. Я, видишь ли, занят…
- Малиновский, ты на работе! Что ты тут дом свиданий устроил!
- Так… Все интереснее и интереснее… Что ты хотела, Кира?
- Я уже сказала – у меня личное дело!
- Хорошо, я к тебе зайду. Позже.
Кира, фыркнув, ушла.

- Ро-ом…
- Катя, не волнуйся, все нормально!
- Но она же…
- Жданов все равно уже все знает.
- Ой!
- Не ойкай, все в порядке! Мы его еще пару дней помурыжим, а потом согласишься встретиться.
- Ты сказал, что он…
- Да. Он признался, что любит тебя. Он сам от себя этих слов не ожидал, поэтому теперь будет думать. Вот, как раз, думаю, пары дней ему хватит, чтоб принять какое-то решение.
- Рома… А если он будет что-то активно делать?
- Что?
- Ну…
- Ты имеешь ввиду – если будет пытаться поцеловать?
- Да…
- Мы же договорились.
- Я не смогу… Я не смогу его оттолкнуть, если это случится… Я просто не смогу…
Рома внимательно посмотрел на нее – ведь и вправду не сможет: губки трясутся, в глазах – слезинки…
- Эх, Кать… Остается только надеяться, что пока не будет…
Слезинки превратились в ручейки.
- Кать! Ну, ты что?
- Ничего-о-о-о…
- Вот, женщина! Перестань, пожалуйста! Ну, если хочешь – давай пойдем к нему и скажем, что мы его испытывали!
- Нет! – испугалась Катя, - не надо! Вдруг он обидится!

Все это было так мучительно! Она знает, что мужчина ее мечты сказал своему лучшему другу о том, что любит ее. А она даже не может выразить симпатию и должна делать вид, что ей – все равно.
Она не выдержит.
Или – выдержит?

Андрей вошел в каморку. Катя подняла на него глаза. Он постарался быть очень деловым:
- Катенька, у нас сегодня важная встреча. Через час, в «Лиссабоне».
- С кем? Этого не было в плане..
- Да, звонил Полянский… Возникли какие-то проблемы, он предложил встретиться за ужином. Я понимаю, что у Вас могут быть личные планы, но это, сами понимаете, важно…
- А-а-а-а… Роман Дмитриевич тоже поедет?
Андрей поморщился, как от зубной боли:
- Нет. Это – не его компетенция. Извините.
- Нет, что Вы… Конечно. Извините…

Катя внимательно смотрела в окно:
- Андрей Палыч… возможно, я ошибаюсь, но, мне кажется, «Лиссабон» в другой стороне…
- Да. Нужно сначала заехать ко мне домой, забрать кой-какие документы, я их там случайно оставил.
Поверит или не поверит? Как дрожат руки… Как страшно… Впервые в жизни – страшно… Почему кажется, что от успеха или неуспеха этого разговора зависит вся жизнь? Я ничего не понимаю, а когда начинаю думать, то голова разламывается на кусочки… И даже не с кем посоветоваться… Как же не хватает Ромки! Никогда еще между нами не вставала женщина. Никогда…

Со мною вот что происходит:
Ко мне мой старый друг не ходит,
А ходят в праздной суете
Разнообразные не те.
И он не с теми ходит где-то
И тоже понимает это,
И наш раздор необъясним,
Мы оба мучаемся с ним…


Кира опять не могла дозвониться до Андрея.
- Андрей Палыч! Ответьте, пожалуйста!
- Я не знаю – что ей сказать. Меня утомляет ее назойливость.
- Если Вы сбросите звонок, будет только хуже…
- Ну… ладно… Да, Кира?
- Андрей?! Почему ты не брал трубку? Где ты?
- Кира, я еду на встречу с Полянским.
- Да? А Пушкарева?
- Я за нее не отвечаю. Спроси у Малиновского! Все, я позже перезвоню!

Со мною вот что происходит:
Совсем не та ко мне приходит,
Мне руки на плечи кладет
И у другой меня крадет…


Она молчит и смотрит в окно. Думает о чем-то… Или – ком-то?.. Нет, Жданов, потерпи до дома. Нельзя ее сейчас вспугнуть…

А той – скажите, Бога ради,
Кому на плечи руки класть?
Та, у которой я украден,
В отместку тоже станет красть.


Зачем ей Малиновский? Ну, зачем? И она ему – зачем? Неужели она не понимает, что ей нужен только я… И я должен это доказать. Должен… Только, не знаю – как. Как Ромке удалось обратить на себя ее внимание? Я не могу в это поверить. Здесь что-то не то…


Не сразу этим же ответит,
А будет жить с собой в борьбе
И неосознанно наметит
Кого-то дальнего себе…


- Андрей Палыч! Извините… А… эта встреча… Она надолго?
- Не знаю… Я даже не знаю толком – в чем проблема. А что?
- Мне надо позвонить. Родителям. Они волноваться будут.
- Да, конечно…
- Можно с Вашего телефона? У меня аккумулятор сел…
- Да, Катя, возьмите.
Катя взяла телефон, но медлила… Потом решилась:
- Андрей Палыч… Извините… Вы можете остановить машину?
- Ах, да… Конечно, Катя, извините. Я не подумал…
Прижался к обочине. Катя вышла.
Как забавно она разговаривает… Папа, наверное, ругается, что дочь опять задерживается… Все-таки, гад ты, Жданов. Девчонка уже не знает – как и изворачиваться перед родителями.

О, сколько нервных и недужных,
Ненужных связей, дружб ненужных!
Во мне уже осатаненность!
О, кто-нибудь, приди, нарушь
Чужих людей соединенность
И разобщенность близких душ…


- Все, Андрей Палыч… Можно ехать… Только, если мы до одиннадцати не управимся, надо будет еще перезвонить…
- Да, Катя, конечно…

Ах, ты, птаха моя… До одиннадцати… До одиннадцати ты или будешь нежиться в моих объятиях, или мне останется только с крыши прыгать…

- Кира Юрьевна? Ваш жених вместе с какой-то женщиной только что вошел в свой подъезд …


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 19:22 
Не в сети
Мирная

Зарегистрирован: 07 янв 2008, 20:02
Сообщения: 9825
Ух, классно! :good: Такие главы - как будто только что налитое в бокал шампанское, пузырьки газа вверх торопятся, все в движении
Света, спасибо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 май 2009, 22:23 
Не в сети
не отрекаются любя
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2007, 16:04
Сообщения: 3313
Откуда: г.Жуковский наукоград
Перечитываю с большим удовольствием.
Вот, когда ещё смотрела НРК, задавалась вопросом: была бы такая любовь, если бы Андрею не пришлось добиваться Кати? Или был прав поэт - "Чем меньше женщину мы любим...".
Вот и здесь - упади Катя сразу в объятия Андрея, случилась бы ТАКАЯ любовь, которая увлекла всех нас и держит здесь не первый год.
Света!
Какой у Вас Рома замечательный, влюбиться можно.
Жду продолжения, к сожалению, в связи с заменой винта многое из скачанного во времена старого НРК пропало, так что читаю заново, как в первый раз.
АВТОРУ, :thank_you:

_________________
Любить иных - тяжелый крест...(с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 май 2009, 02:30 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Синара
vicher
Спасибо, мои дорогие!!!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 май 2009, 02:32 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 9

- Катя, пойдемте.
- А-андрей Палыч… Я тут подожду…
- Катя, перестаньте. А если я задержусь?
- Ничего страшного, я подожду в машине…
- Катя, прекратите этот детский сад! Пойдемте!

Теперь Кате стало абсолютно ясно, что никакого Полянского не будет. Хорошо, что она предупредила Ромку. Или – зря? Может, наплевать на все?
В лифте мало места… И он совсем рядом. Не смотрит, дверь изучает – будто там что-то интересное изображено… Зато можно смотреть на него без боязни…
Господи, почему так сильно бьется сердце? Неужели сегодня все случится? Все? Нет, этого нельзя допустить… Но… господи… как же я люблю его… Андрюша…

Он обернулся – будто услышал ее мысли. Улыбнулся.

Боже! Что со мной делает его улыбка! Почему он только улыбается? Пусть… Пусть уже целует, я не стану сопротивляться…

Лифт остановился.

- Катенька, давайте я помогу Вам раздеться.
- Андрей Палыч… Вы сказали, что Вам только документы забрать.
Жданов взглянул исподлобья, секунду помолчал и рубанул с плеча:
- Катенька, на самом деле, нет никакой встречи с Полянским… Но нам с Вами нужно поговорить. В офисе это сделать невозможно, там все ходят, а здесь нам никто не помешает… Давайте Ваше пальто…
Катя отодвинулась к стенке:
- А-андрей Палыч… Вы уверены, что это нужно?
- Да, Катя. Это нужно. Нам необходимо расставить все точки над i…
Андрей помог ей снять пальто, осторожно придержав за локоть, провел в комнату:
- Вот, присаживайтесь… Я сейчас… э-э-э-э кофе сделаю…
- Не надо ничего!
- Не волнуйтесь, я быстро.
Что сейчас будет? Зачем, зачем она согласилась? Да еще и телефон не работает…
- Катюша, вот и кофе, - Андрей поставил на стол маленький подносик с чашками.
- Андрей Палыч, а можно я поставлю телефон на зарядку? Мне могут позвонить…
Эх, хотел Жданов высказаться по адресу предполагаемого звонильщика, но сдержался:
- Да, конечно… Давайте Ваш телефон!
- Я сама… Вы только покажите – где у Вас розетка…
Разобравшись с телефоном, Катя, перепуганно сжавшаяся в комочек, села на краешек дивана. Андрей навис над ней – он и так своим ростом подавлял ее, а сейчас и вовсе виделся неким сказочным великаном, и Катя ощущала себя мохноногим малышом перед исполинским антом. Зачем она пошла сюда? Чего хотела? Сейчас, в это мгновение, только одного – бежать куда глаза глядят, пока не произошло непоправимого…
А у него нежность подступила к горлу, он не мог произнести ни слова, затопленный этим совершенно несвойственным ему чувством; он перестал понимать – чего хотел, чего ждал от этого разговора…
Молча присел на корточки, взял в свои руки ее ладошки:
- У-у-у, какие холодные… - и погрузил лицо в ладони, отогревая дрожащие пальчики дыханием и поцелуями, - Катенька... Катя…
Не переставая целовать ей руки, Андрей плавно перетек на диван; и вот она уже надежно спрятана в его объятиях; а он, забыв обо всем, потянулся губами к пульсирующей жилке на ее шее…
Сигнал мобильника грянул разорвавшейся бомбой, Катя выскользнула из его рук:
- Это… это меня!
- Не бери! – растерялся Андрей.
Но она уже нажала кнопку:
- Катя! – чрезвычайно взволнованно быстро проговорил Малиновский, - Ты где? Быстро, это очень важно!
- У… у Андрей Палыча…
- Дома?
- Да…
- Дай его, быстро!
- Но…
- Катя, нет времени!
Катя обернулась к Жданову, держа аппарат на ладони:
- Андрей Палыч… Вас Роман… Говорит, что очень важно…
Нехотя, ругая все на свете, Андрей взял трубу:
- Ну?
- Жданов, я только что подъехал к твоему дому, и видел, как Кира вошла в подъезд! Через пару минут она будет у тебя!
- Что-о-о-о?
- Жданов, не тормози!

- Катя?! – только и успел сказать Андрей.
Очень тихо, но для застигнутых врасплох вполне заметно, проскрежетал ключ в замке. Андрей подмигнул Кате: мол, держись!

Кира ворвалась в квартиру.
- Полянского, значит, встречаем! – заорала она с порога.
Зря она это сделала.
Это Кира, в смысле, подумала – зря я это сделала. Они одеты, не сидят в обнимку, ничего - взгляд быстро проскользил по комнате – криминального.
- Кира? – повернулся к ней Жданов.
- Кира Юрьевна?
- Жданов! – голос Киры срывался на визгливые ноты, - объясни мне: что эта делает у тебя? Она, я вижу, исполняет обязанности не только секретарши? Нет, что я говорю?! Как раз обязанности секретарши, ведь постель в них тоже входит? Ну и как? Она, наверное, ураган, раз ты не в состоянии с ней расстаться? Может, ты на ней и женишься?
- Ой, а что случилось?
Все обернулись.
В дверях, поигрывая ключами от автомобиля, стоял Малиновский и с интересом разглядывал присутствующих.
- Роман? – недоумевающе уставилась на него Кира.
- А почем ты смотришь на меня так, будто я привидение? Я не понял – может, я умер?
Рома подошел к Кате, приобнял ее за талию, чмокнул в удивленно полураскрытый ротик:
- Катюня, я жив?
- Вполне…
- Кира, я жив! Ау-у-у-у!
- Э-э-э-з… Малиновский, а ты откуда взялся?
Рома обиженно надул губки:
- Ну, вот… А почему я должен браться? Я пришел туда, где меня ждали!
- Зачем?
- Как зачем? Мы вообще-то на встречу с Полянским собирались…
Кира ничего не понимала:
- Здесь? У вас здесь встреча с Полянским?
- Ну-у-у-у… я думаю, все-таки, не здесь…
- А здесь что?
- Здесь меня ждут…
- Зачем?
- Стоп! Погоди, Кира, перестань истерить! Давай я все расскажу по порядку, хочешь?
- Хочу, - вконец растерялась Кира.
- Итак, мы договорились встретиться с Полянским. А я забыл в офисе свой телефон. Поэтому мы договорились, что Андрей с Катей подождут меня тут, а я сгоняю…
- А почему тут?
- Да мы тут рядом были, так удобнее.
- И ты свою драгоценную Пушкареву оставил наедине с Андреем?
- Ну а… почему нет?
- И ты не побоялся?
- А чего бояться? Вроде бы, Андрей не боится меня с тобой наедине оставлять, мы вон, даже в Прагу ездили вместе… Или… - с деланным ужасом он перевел глаза на Андрея, - Жданов - маньяк?
Кира нервно кусала губы. Она опять оказалась полной дурой – ну, почему бы не подождать немножко: зачем она рванулась сразу?

Кира раздраженно хлопнулась на диван.
- А ты что молчишь? – повернулась она к Андрею.
- Но… Рома все тебе правильно рассказал…
- Но почему ты по телефону сказал мне, что Пушкаревой с тобой нет?
- Ее и не было. Она ехала в машине с Ромкой.
Ничего. Ничего у Киры не получилось! Она, пересилив себя, наняла частного детектива, и ей сразу пришла козырная карта. А она так глупо ею воспользовалась! Вернее – совсем не воспользовалась – покрыла тузом шестерку в самом начале игры. В покер ее точно играть не возьмут. Она вообще ни на что не годится! Хотя…
- А…
У Ромы подал голос мобильник.
- Да?.. Да, я у него.. Что?… - Рома повернулся к Андрею, - Жданов, а у тебя мобильник что? Выключен?
- Н-не знаю… Может, аккумулятор сел?
- Тебе Полянский дозванивается!
- Дай сюда!
Ромка протянул ему трубку, а сам шепнул Кате на ушко: «Дядя Степа в этот раз утопающего спас!» и пожал ей ручку.
- Слушаю?.. Да…Да, извини… Мы ждем… Да, конечно… Где? Как договорились?.. Хорошо, выезжаем…
Андрей вернул телефон Малиновскому:
- Ну, что? Едем?
Катя, уже отошедшая от произошедшего, восхитилась всей этой сценой: все-таки друзья, даже в импровизации, действовали так слаженно… просто удивительно…
- Куда? – спросил Ромка, - как договорились, в «Лиссабон»? Или он переиграл?
- В «Лиссабон».
- Ну, ладно, мы с Катюшей пошли, а ты догоняй.

- Кира… Тебе не надоело делать из меня идиота?
- Я поеду с тобой, - упрямо повторила Кира.
- Да едь! Только не стони потом, что тебе скучно!

- Ромка! – уже в лифте Катя кинулась на шею Малиновскому, - Ты гений! Как ты успел?
- Да, собственно, я же подъехал сразу за Кирой.
- Нет, это понятно, я про Полянского!
- Про Полянского? Но я не…
- Что? Ты не договаривался с Полянским?
- Нет…
- Так выходит, встреча все-таки намечалась? Но…
- Так, Катя, это мы еще успеем выяснить, давай-ка ты мне по дороге расскажешь – что там у вас со Ждановым вышло?
И Катя все рассказала. В том числе и о том, что почти потеряла голову от прикосновений Андрея, и только телефон спас ее от грехопадения.
- Телефон! – хмыкнул Рома, - не телефон, а Кира! Я, честно говоря, мог бы приехать раньше, но медлил, пытаясь собраться с мыслями и понять – а стоит ли Палыча дальше мучать…
- И что?
- И то! Стоит!
- Но… почему?
- Кать… Скажи – ты собираешься стать его любовницей?
- Фу!
- А тогда подумай сама – если он так серьезно к тебе относится, то почему не порвет с Кирой? Почему терпит все это?
- Но… ты же сам говорил о фирме, о голосе на Совете…
- И что? Ты будешь дожидаться - когда он женится на Кире? Если он любит по-настоящему, то ты должна быть для него дороже всех фирм мира! Вот когда он ради тебя сможет наплевать на ЗимаЛетто…
- Рома… Но это же сказка какая-то, так не бывает! Нельзя ставить человека перед таким выбором! Это жестоко!
- А с тобой так поступать не жестоко? А с Кирой?
- Но… разве Кира так просто уйдет в сторону? Кстати, а откуда там взялась Кира? Она ведь явно знала – кого там застанет?
- Мне это тоже очень хотелось бы знать… Я могу предположить только одно – она следила за вами. Или – консьержка… Надо будет последить за Кирой…

Андрей с Кирой ехали молча. Кира пыталась извиняться, но Андрей никак не реагировал. Он пытался понять сразу несколько вещей: откуда Кире стало известно о том, что он с Катей? Откуда взялся Малиновский? Что нашло на Полянского? Почему Малиновский не устроил сцену ревности, а прикрыл его, Андрея.
Впрочем, часть вопросов решалась просто – Малиновскому Катя сама сказала: где она. То есть – она звонила не родителям. И Ромка приехал разбираться, но, застав Киру, решил нейтрализовать скандал, в котором могла пострадать и Катя.
А вот остальное… Остальное было непонятным.

В зале Андрей сразу нашел глазами Катю. Сердце сжалось – это ощущение стало для него уже привычным: так было всякий раз, когда он видел свою помощницу.
Быстрым шагом, даже не думая поджидать замешкавшуюся Киру, он направился к столику. Поприветствовал Полянского, сел.
Трудно понять – какое случилось чудо, но у Полянского действительно было к ним дело, в обсуждение этого дела все и включились. Все, кроме Киры.
Она не понимала – что все так оживленно обсуждают; нет, она, конечно, поняла бы – если бы кто-то объяснил ей: в чем дело. Но на нее никто не обращал внимания.
И Кира имела возможность рассмотреть внимательно всех действующих лиц этой беседы. Полянский, понятное дело, ее не интересовал.
Пушкарева.
Она хорошо вжилась в новый имидж, возможно, вне дела она и чувствовала себя не слишком уверенно, но сейчас именно вокруг нее концентрировались мужчины. Быстро перебрала стопку бумаг, достала какой-то лист, ткнула пальцем, сказала несколько слов – и все склонились над этим листочком. А она чуть отодвинулась назад, давая остальным возможность ознакомиться с документом. Только Жданова магнитом повело вслед за ней, лицо повернуто к листочку, глаза косятся в сторону, на Пушкареву. Оп! – почти незаметным жестом коснулся ее руки, а она тут же руку спрятала под столом. А теперь он плечом явно притирается к ее груди, что вынуждает Катю отодвинуться от стола еще дальше, и она как за спасательный круг цепляется за Малиновского. Тот, мгновенно оценив ситуацию, забирает документ к себе – теперь уже Андрей не может делать вид, что рассматривает там что-то и вынужден принять исходное положение.
Чуть зардевшись, Катя посмотрела на Романа, он понял взгляд: ручку ей пожал, коснулся губами щеки около ушка и, кажется, что-то шепнул. Катя улыбнулась и кивнула.
Наблюдая эту сценку, Кира даже позабыла о ревности – настолько увлекательным было такое подсматривание. Но, как только обсуждение снова стало сугубо деловым, и ревность вернулась.
Однако, что можно инкриминировать Жданову? Ровным счетом, ничего. Пусто. Взгляды и касания к дел не пришьешь.
Полянский, решив все вопросы, извинился и, распрощавшись со всеми, ушел.
- Андрей, мы тоже идем?
- Иди, если хочешь, - довольно грубо ответил Жданов, - а я посижу…
Он плеснул в стаканчик виски и залпом выпил.
Рома с Катей пошли танцевать.
Андрей не сводил с них взгляда.
- Андрюш… может, потанцуем… - робко предложила Кира.
Любимый посмотрел на нее так, будто она была бородавчатой жабой. В Воропаевой проснулась гордость.
- Тогда я пойду!
Жданов пожал плечами – мол, флаг тебе в руки и попутного ветра в горбатую спину.
Когда «влюбленные» вернулись к столику, Кира уже ушла.
- Малиновский! – Андрей все-таки был признателен другу за помощь, - спасибо тебе за сегодня.
- Друг спас жизнь друга! – передразнил Ромка Карлсона, - ладно, проехали! А вот – что Катя у тебя делала?
- Ничего. Мы заехали за договором.
- Ясненько… - ответил Рома, сделав вид, что поверил.
- Ну что, по домам? – предложил Андрей.
Ромка посмотрел на Катю, улыбнулся ей:
- Катюша, а мы, наверное, задержимся, да?
- Да, Ром, конечно!
- Палыч, ты иди, - сказал Малиновский, - мы еще тут побудем.
И он снова пригласил Катюшу на танец.
Андрей посидел еще немножко. Собственно, а что ему тут делать? Смотреть на Катю, наливаясь виски, а потом устроить драку с Малиной? Глупо!
Пока не поздно, нужно уйти.
И подумать над тем, что делать дальше.
Андрей тяжело поднялся и ушел.
У него сегодня был очень тяжелый день. А завтрашний – не легче.

Глава 10

Катенька… Что происходит? Почему я не могу поверить в то, что Вы – с Малиновским? Он Вам не подходит, и я очень надеюсь, что Вы поймете это раньше, чем произойдет непоправимое… Я знаю, что и я – не принц на белом коне, но, Кать, ведь между нами что-то есть, разве не так? А.


И сверху открытки положена красная роза.
- Андрей… - прошептала Катя, - Андрей…

Жданов заскочил в каморку – ему очень важно было увидеть ее реакцию. Катя, не раздеваясь, стояла около стола, держа в руках открытку; На шум подняла глаза, в которых… ему не показалось?
Андрей шагнул к ней, но Катя быстро заговорила:
- Андрей Палыч… Я очень Вам благодарна… Я тронута… Но… я прошу Вас… не нужно… не нужно этого, пожалуйста…
- Кому не нужно, Кать? – Андрей был уже рядом, и, не смотря на сопротивление, завладел ее руками, - Вам? Или мне? Мне как раз нужно, очень нужно! Я даже не знаю – может ли сейчас быть для меня нужным что-то другое… Понимаете? Катенька, Вы меня понимаете?
- Андрей Палыч… - Катя пыталась высвободить руки, - нет…
- Это из-за Малиновского, да? Он Вам не нужен! Поверьте мне, прошу Вас!

- Андрей! Ты здесь? - раздался в кабинете голос Киры.
Андрей чертыхнулся, но был вынужден выйти.
Катя усмехнулась – да, конечно, Рома прав. Если у Андрея такая любовь, как он говорит, то он должен расстаться с Кирой. Иначе – к чему это все? Он надеется, что Катя станет его любовницей? Удобное дополнение к калькулятору, ничего не скажешь…

- Кира, я тебя слушаю… - устало произнес Андрей, опускаясь в кресло.
- Нет! Это я тебя слушаю!!! Ты мне так вчера и не ответил толком: что Пушкарева делала в твоей квартире?!
- А мне интересно другое… - растягивая слова, парировал Жданов, - Что в моей квартире делала ты?
- А? – Кира не ожидала нападения, - я… я зашла… просто…
- Да-а-а? А почему же у меня создалось такое впечатление, что ты абсолютно точно знала – что ты там увидишь? Правда, поспешила… Абыдно, да? Надеялась меня с Пушкаревой в постели застукать, а тут такой облом!
- Я…я…не… - мекала Кира.
- Ты в следующий раз не торопись – выжди хотя бы полчасика, ты ведь меня кроликом не считаешь?
- А… почему кроликом?
- Потому что только кролики все эти дела за минуту делают… Ты же обо не такого плохого мнения, а? Ты же ведь знаешь, что я никогда не тороплюсь, а, Кира?
- Но я…
- А еще ты можешь поставить видеокамеры у меня в квартире и в кабинете, подкупить соседей и консьержку. Или ты уже кого-то подкупила? А? Кира? Кто тебе сообщил о том, что я приехал домой с Катей?
- Я… не.. я…
- Ты не ты? А! Ты сама следила, да? Так вот что, дорогая… Дай-ка, сюда, пожалуйста, ключи от моей квартиры - это раз. Два – подумай над своим поведением. А я подумаю над тем – хочу ли я такую жену. Тебе все понятно?
- Ты подумаешь?! – вспылила Кира, - Нет! Это я подумаю! Это я не хочу такого мужа, которого надо из чужих постелей вытаскивать!
- Кира! – обрадовался Андрей, - так это же чудесно! Если я тебе не нужен, то к чему весь этот фарс со свадьбой?! Зачем это все? Давай расторгнем помолвку и заживем спокойно, без этого дамоклова меча, который не дает покоя ни мне, ни тебе!
- Ты… Так ты не хочешь на мне жениться? – у Киры на глаза навернулись слезы.
Андрею стало ее жалко:
- Кирюша, по-моему, это ты только что сказала, что я не гожусь тебе в мужья…
- Я говорила не о том, что не годишься! А о том, что я устала, устала от всего этого!
- Ну, так и отдохни, Кира!
Воропаева, хлопнув дверью, покинула кабинет.

Андрей тут же вернулся в каморку:
- Катенька… Я прошу Вас, дайте мне возможность поговорить с Вами…
- Говорите… Я разве…
- Катюша, не здесь! Вы же видите, что здесь невозможно! Поедем ко мне!
- И опять придет Кира Юрьевна…
- Надеюсь, не придет. И я заберу у нее ключи.
- Значит, тем более придет! И будет караулить у подъезда. Андрей Палыч, зачем Вам все это надо, я не понимаю!
- Катя, я люблю Вас! Ну, что же в этом непонятного!
- Простите… но… я Вам не верю…
- А Малиновскому – веришь?
- Что? А при чем здесь Рома?
- Но ты же встречаешься с Малиновским! – возмущенно вскрикнул Андрей.
- Это совсем другое дело! У Ромы нет невесты, и он – не мой начальник!
- Он – бабник! – прокричал Жданов еще на тон выше. Но можно ли до нее достучаться?
- Простите, Андрей Палыч, возможно, это прозвучит грубо, но разве Вы – нет? Сказки Вы можете рассказывать Кире, но я-то хорошо знаю о ваших похождениях…
- Катя! Катя, ну… как Вам объяснить…Это же совсем не то! Ты не так все поняла!
- Андрей Палыч, возможно, я и произвожу впечатление наивной девочки, но то, что детей находят не в капусте, я знаю.
- Да? Знаете? – Андрей раздражался все больше. Да кто она такая, что осуждает его! Кира хоть невеста, а она? – А что Вы еще знаете? Может быть, Малиновский, успел Вам и на практике все показать?
Катя вспыхнула:
- Может, и успел! Но, в любом случае, это не Ваше дело!
- Мое!
- А, Вы беспокоитесь о моем моральном облике? Полагаю, о нем есть кому позаботиться, помимо Вас! Я всего лишь Ваша помощница, а не невеста!
- Вот именно! И Вам не мешало бы взять с моей невесты пример! В отличие от Вас, она не шляется неизвестно с кем!
- Вы! Вы!.. – задохнулась Катя.
- Что?!!!!
- Вы – хам!
Андрей дернулся, как от пощечины. Провел ладонями по лицу, как бы стирая с себя то, что только что произошло. Сел на табуреточку.
- Господи! Что я такое творю! – как бы сам себе отчаянно пробормотал он. – Что я говорю! Катя… Вы… Вы меня не простите?
Катя молчала.
- Катя, я с ума сошел от ревности… Знаете, какой вопрос вертится у меня на языке с самого утра?.. – Жданов усмехнулся, - нет, не скажу… Если скажу, Вы снова обзовете меня хамом и будете правы…
- Но, Катя, - он посмотрел на нее так, как родные умирающего смотрят на врача, - Катя… Скажите – есть ли у меня шанс? Пусть маленький, самый маленький? Дайте мне надежду. Не отталкивайте, попробуйте узнать меня получше – возможно, окажется, что я не такой уж мерзавец, каким кажусь… Катя?..
Их телефоны зазвонили одновременно.
- Кира?
- Рома?
Катя не хотела разговаривать при Андрее.
Андрей хотел слышать их разговор.
- Кира, я перезвоню…
- Рома, я зайду…

Когда Катя входила к Роме, пришла смс-ка: «Так у меня есть надежда?»

Малиновский внимательно выслушал все, что рассказала ему Катя. Не смотря на то, что внешние проявления чувств Андрея вполне вписывались в их план, Рома почему-то тихо затосковал.
- Катя… - осторожно начала он, - а можно я задам тебе не совсем корректный вопрос?
- Ну…
- Только не бей меня, пожалуйста… Скажи… А… по поводу детей и капусты… ты это все в теории знаешь или на практике… кхм… тоже?..
Катя немедленно заалела таким нестерпимо ярким цветом, что Рома заинтересовался таким феноменом – он даже не предполагал, что цвет кожи может приобрести такой оттенок.
- Катя… - напомнил о себе Рома, так как девушка явно не собиралась отвечать, - Ка-а-ать… Это важно… Я не из любопытства…
Черта с два – не из любопытства! Если девушка становится похожей на знак «Стоп!», то это сразу вызывает массу вопросов. Ведь только что она вполне свободно грызлась со Ждановым на эту тему, чуть раньше – прикрывала похождения шефа, явно понимая, что он с дамочками не кулички в песочнице печет; а чуть дело коснулось ее персоны… Можно подумать, что в прошлом она была стриптизершей, и страшно этого стесняется…
Катя только помотала головой.
- Объясняю ситуацию, - очень серьезно сказал Роман, - если ты уже.. кхм.. имеешь некоторый опыт, то никто и ничто не переубедит Жданова в том, что я не имею к этому отношения. Понимаешь? Так что, мне прямо сейчас нужно запасаться бронежилетом, а лучше – полным комплектом доспехов, ибо получу я по полной программе. И хорошо еще, если после этого я смогу продолжать… хм… активную жизнь. Теперь понятно?
Катя посмотрела на него и продолжала молчать, кусая губы.
- Та-а-ак… судя по всему, я прав, и мне пора за доспехами… Да-а-а… Катюша… Я попал не по-детски… Тебя-то он, в конце концов, простит, а вот меня…
Цвет лица Кати постепенно становился более нормальным, и она, наконец, смогла из себя выдавить:
- Да… Ты прав… Я не… в смысле… ну, в общем… у меня, да… уже было…
Сердце Малиновского ушло в пятки - он, кажется, понял сакральный смысл этого выражения, потому что левая пятка немедленно зачесалась, да так сильно, что он автоматически поскреб каблук ботинка. Чертыхнулся.
- Эх, Катюша… Недаром говорят – в тихом омуте… Кто бы мог подумать…

Сказать, что Кира была вне себя – не сказать ничего. Она металась по своему кабинету разъяренной тигрой и разве только по потолку не бегала. Она должна вывести Жданова на чистую воду. Она должна. Для чего? Этот вопрос она себе не задавала. Но она должна была застукать его непосредственно на месте преступления и ущучить, наконец, мерзкую Пушкареву, змеюкой подколодной прокравшуюся в ЗимаЛетто и в жизнь Андрея.
Кира была вполне уверена в том, что именно Пушкарева – виновник всех ее бед; ведь с ее появлением Андрей начал отдаляться от Киры, а теперь отдалился настолько, что уже заговаривает о расторжении помолвки! Ну, вот уж нет! Такой радости он не дождется – Кира все равно, назло всем, выйдет за него замуж. И станет госпожой Ждановой! И утрет нос Пушкаревой. Но для начала она их поймает.
Кира не верила – не верила абсолютно в то, что у ненавистной Лепореллы роман с Малиновским – чушь какая! Дружище Ромик просто прикрывает парочку – они с Андреем всегда прикрывали друг друга. Конечно, ведь Пушкарева в качестве жены для Жданова Малиновскому гораздо удобнее!
Стоп!
Почему – удобнее? Почему Пушкарева удобнее для Ромы?
И тут Кира вспомнила, что Сашка постоянно говорил о том, что эта троица что-то скрывает, вот только он не может понять - что именно. А понять не может потому, что у него нет доступа ни к каким документам, кроме официальных отчетов. Наверное, надо поподробнее расспросить его о подозрениях.
Кире казалось, что, раскрыв тайну катиного компьютера, она сможет вернуть себе Жданова.
Кира прикинула план действий.
Первое – расспросить Сашку. Второе – помириться с Андреем. Третье – пусть детектив продолжает следить за Ждановым, а сама она будет следить за Пушкаревой. Или – тоже сыщика нанять?

Малиновский с Катей опять уехали с работы вместе.
Жданов надирался на рабочем месте.
Кира сидела у себя. Несколько раз она порывалась позвонить Андрею, но останавливала себя в последнее мгновение.
Андрей, уничтожив бутылку, обнаружил, что в запасе больше ничего нет; поэтому пришлось покидать любимый кабинет.
Кире надоело тупо пялиться в стенку, она решила пойти домой.
Они столкнулись у лифта.
- Ки-и-ирочка! – обрадовался ей Жданов. Он действительно ей обрадовался, не шутя. Полное равнодушие Кати убивало его, ее встречи с Романом выжигали ему сердце, и он совершенно не знал – что делать дальше. Он не понимал – каким образом он может отвлечь Катю от Малиновского, и чем больше думал, тем больше утверждался в мысли, что все бесполезно.
Кира в этот момент появилась как нельзя кстати. Вот. Кира. Знакомая абсолютно, не предвещающая сюрпризов – во всяком случае, когда они были вдвоем. Она покричит, потом простит, они уснут в одной постели. Все будет просто и обыденно.
Может, так оно и лучше? Вот эта простота и обыденность – может, это и есть счастье?
- Ки-и-ирочка! А ты еще здесь?
- Нет, уже домой еду, - холодно ответила Кира. Но сердце ее пело от того, что любимый мужчина один. Здесь. Пьяный? Ну и что? Зато – никакой Пушкаревой!, - А ты?
- А я – тоже… Давай вместе поедем?
- Ко мне?
- К тебе… Если позовешь…
Разве могла она не позвать? Они так давно не были вместе – неделю уже, наверное. Даже когда он приезжал, то жаловался на усталость и сразу засыпал. Киру кольнула робкая надежда - может, сегодня?

Не без труда, но Кире удалось разбудить в нем мужчину. Только на этот раз все произошло как-то быстро и очень «по дежурному». Андрей, правда, виновато извинился: Усталость, алкоголь, проблемы.
- Ничего, Кирюша, переживем.
Он ушел в душ.
Стоя под горячими струями, ужасался тому, что произошло. Не процессу, конечно, а своим ощущениям при этом. Быстро? Да. Быстро только потому, что постарался отвлечься – если бы он попытался делать все чуточку медленнее, то не получилось бы вообще ничего; в иные мгновения резиновая кукла казалась ему желаннее. Наверное, примерно так чувствовал бы себя Милко, которого под страхом смерти засунули бы в постель к женщине.
Андрей ожесточенно тер тело жесткой мочалкой, будто стирал с себя не только прикосновения Киры, но стирал вообще всю свою прошлую жизнь.
Он никогда больше не ляжет в постель со своей невестой. Потому что он не просто равнодушен к ней, она не просто не вызывает желания. Она вызывает отвращение.
И это – все. Финиш.
- Тебе лечиться надо, Жданов, - сказал он своему отражению в зеркале.
Вот только лекарство ему нужно не простое – его лекарство выскальзывает из ладоней как рыбки-мальки на отмели. Ни на удочку их не поймать, ни сетью. Серебрятся себе веселой стайкой, кажется – вот, только руку протяни, но - ап! А в ладонях только вода сквозь пальцы убегает.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 май 2009, 02:39 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Глава 11

Вчера Катя с Малиновским решили, что имеет смысл немножко поддаться. И больше не провоцировать.

- Доброе утро, Катенька!
Катя быстро взглянула на часы, от Жданова этот взгляд не укрылся:
- Нет, Вы не опоздали, это я рано пришел. Не спалось, знаете ли…

Твое равнодушие убивает меня.
Я схожу с ума, когда думаю, что ты можешь любить другого. Что могу тебя потерять.
Я готов на всё, лишь бы ты была со мной.
Ты нужна мне.
Не лишай меня надежды, Катенька!
А.


Катя вышла из каморки. Андрей сидел за столом, уронив голову на руки. Катя знала, что в офисе еще никого нет. Она подошла к Андрею и, замирая, сделала то, о чем мечтала уже давно: запустила пальцы в его черную шевелюру.
Андрей замер, не веря; душа наслаждалась, и наслаждение было столь острым, что он не выдержал и шумно вздохнул. Катя, вдруг испугавшись своего жеста, убрала руки, но Андрей тут же развернулся и привлек ее к себе.
- Не отпущу больше… - пробормотал он, - ни за что!
Он усадил девушку на колени и, торопливо найдя ее губы, осторожно коснулся их. В следующий миг они уже самозабвенно целовались. Андрей свободной рукой жадно исследовал ее тело, восхищаясь совершенством форм и уже мечтая о той минуте, когда сможет, наконец, скинуть одежду и раствориться в упоительном полете.
Телефонный звонок возвестил о том, что находятся они все-таки не дома, а рабочий день вот-вот начнется.
- Ну, его! – прошептал Андрей.
- Нет, вдруг это важно!
Катя знала, что звонит, скорее всего, Малиновский. Да-да, это он подвез Катю до работы. Специально пораньше. Но, увидев машину Жданова, они немножко переиграли план, поэтому Ромка остался дежурить внизу в качестве сторожа, пообещав позвонить, когда народ начнет подтягиваться.
Кира давно так не расстраивалась. Вчера Андрей был с ней, но как будто не был; даже когда он сказывался усталым и просто спал рядом, не делая попыток сближения, даже тогда он не был настолько далек от нее.
Вчера она ощутила себя девочкой на одну ночь; ей казалось, что жених брезгует к ней прикасаться, что он отбывает тяжкую повинность и думает только о том, чтоб все это поскорее закончилось…
Утром Андрей ушел еще до того, как она проснулась.
Станет ли это началом конца или есть еще возможность побороться за него? Это все потом. Сейчас главное – нейтрализовать Пушкареву.

- Кать, кто это? – заглянул Андрей в каморку.
- Мама. Напомнила кое-что.
- Что-то серьезное?
- Нет, так, домашние дела…
- Ка-а-а-атя… - Андрей, прислонившись к косяку, с нежной улыбкой смотрел на нее, - я, кажется, сейчас сойду с ума от счастья… Иди ко мне…
Они снова обнялись.
- Кать.. знаешь… вот даже просто обнимать тебя, быть рядом, знать, что теперь ты – моя, это уже счастье… Я теперь и не знаю – как я жил без тебя… Я и не жил… Господи, хорошо-то как! – и он, вдыхая пряный аромат, зарылся лицом в Катины волосы, - я люблю тебя, слышишь?
- Да-а-а…
Если человек может быть в шоке от счастья, то, значит, Катя и пребывала в состоянии шока. Всё – дела, окружающее пространство, люди - было затуманенным, размазанным, бесцветным; и только Андрей, единственный из внешнего мира, стал для нее реальностью. Сказка, мечта… Так не бывает!

Не бывает так, чтоб сбылась сказка, и ничего плохого при этом не случилось. Когда лягушка превратилась в Василису Прекрасную, муж сжег ее шкурку. И тут же злобный Кощеюшка схапал добычу. А Иван-царевичу пришлось потом все пятки истоптать, до Тридесятого царства добираючись – воистину говорят: дурная голова ногам покою не дает, а еще говорят: не ищи приключений на свою… хм… задницу.
Но разве Иваны, эти самые, царевичи да королевичи, к умным словам прислушаются? Фигу! Нагадят, а потом прут напролом, долбятся лбом об стену, надеясь прошибить; не понимая, что выход есть всегда – а если его нет, то, значит, искать надо в другом месте.
И хорошо, если на помощь кто-нибудь придет; например, серый волк – обличье у него гадское, воет страшно, а душа – добрая. Ежли Ивашка не окажется полным уж придурком и не станет со всей дури палить по волчику из гаубицы, то, глядишь, мудрая животная что и подскажет.
Отсюда вывод: волков бояться – красавицы не видать.
И второй вывод: за каждую пакость воздастся по лбу.
Но есть и третий, обнадеживающий: если аффтар не хочет по лбу получить, то изволь фанфик так захеппиендить, чтоб Андрюшенции лямура полный рюкзачок навалить и Катюшку в придачу.
И тогда всем будет Щастье.
Большое.
И никому за это ничего не будет, если, конечно, трафик вовремя оплатить.

- Катя! – услышали они голос Шурочки и, как ошпаренные, отскочили друг от друга.
- Я выйду? – прошептала сияющая Катя.
- Конечно… - в последний раз чмокнул ее Андрей, с сожалением разжимая объятия.

Катя вышла, и тут же раздался дружный рев «Happy birthday to you!»
- Что? – выглянул Андрей в приемную.
А там Женсовет в полном составе плюс Федя плюс Потапкин поздравляли Катю с Днем Рождения.
Андрею стало мучительно стыдно – а он то почему ничего не знал?
На шум нарисовался и Малиновский – этот был в курсе: со счастливой улыбкой он преподнес Катюше огромный букет и небольшую коробочку, не забыв при этом поцеловать (в щечку). Получалось, что только Андрей остался не у дел.
В полном расстройстве он вернулся в кабинет. Через полчаса появилась и Катя – вместе с Ромой они тащили огромную картину-абстракцию, подаренную Женсоветом.
Ромка чертыхался:
- Это ж экспонат из Третьяковки, Кать, куда ты его денешь?
Жданов мрачно посмотрел на них.
- Палыч, а ты что стоишь? Ты не видишь, что девушка сейчас сама в экспонат превратится, думаешь, оно такое уж легкое? Интересно – кто его в ЗимаЛетто пер, Потапкин, что ли?
Устыдившись, Андрей отодвинул Катю и занял ее место. Пока мальчики затаскивали картину в каморку, Катя вернулась в приемную за остальным – двумя букетами и коробочкой. Букеты так и лежали на диванчике, а вот Роминого подарка видно не было. Катя растерянно оглянулась – ну, конечно же! Клочкова уже прихватизировала коробочку, и теперь пыталась ногтем подцепить упаковку.

- Вика, тебе не кажется, что эта вещь принадлежит не тебе? – вполне доброжелательно (насколько это было возможно) спросила Катя.
- А тебе жалко, что ли? - насупилась Виктория, - я только посмотрю…
- Я сама посмотрю.
- Ну и забирай, подумаешь! Да и – что там тебе Малиновский мог подарить, небось, кабор скрепок со степлером!
- Ты даже не представляешь, Вика, как я буду счастлива получить от Ромочки степлер. Ромочка – такой обаятельный мужчина! – Катя восторженно прижала руки к груди, - Ах!
Забрав подарок, Катя решила сделать таки Виктории «приятность» и развернуть его, не отходя от кассы.
Тут то Викуся и взвыла!

Малиновский с Андреем заволокли картину в каморку; Рома сразу увидел на Катином столе открытку, развернул, хмыкнул:
- Та-а-ак, дружище… Значит, пользуясь служебным положением, девушку мою охмуряешь? А как же наш договор о том, что мы девушек друг друга не трогаем?
Андрей хмуро играл желваками:
- Малина… Это совсем другое. Те девушки… да какая разница тогда была – одна или другая. А Катя… Ромка, Катя – это серьезно. Это очень серьезно, я действительно ее люблю, понимаешь?
- Жданов, а если я тоже ее люблю?
- Рома, давай начистоту. Ты ее так любишь, что жить без нее не можешь? Она тебе снится? Ты теряешь остатки разума в ее присутствии? Готов ради нее на все? Ромка, только честно.
- Ну-у-у-у… Если честно, то, конечно, не так. Она мне очень нравится, но так, чтоб голову терять – все-таки нет. Мне не хотелось бы ее терять, но жизнь без нее не остановится.
- Вот видишь… А моя – остановится.
- .Ну-у-у-у… Если так, то… конечно… Но… Катя? Что она думает по этому поводу? Тебе не кажется, что у нее надо спросить?
- Она меня любит.
- Чтоо-о-о? – Малиновский едва не поперхнулся. Это что? Катюха уже в любви ему призналась? Эх, женщины! - она, что, так тебе и сказала?
- Не… не сказала… Я чувствую… - Жданов блаженно улыбнулся, - просто чувствую…
- Чувствительный ты наш! Ну… дай Бог тебе не ошибиться. Только уговор – если ты ошибаешься, и Кате я нравлюсь больше, чем ты, то ты перестаешь ее преследовать.
- Нет.
- Что – нет? Ты не допускаешь, что я могу нравиться?
- Нет, не в этом дело. Я не отпущу Катю никуда, я буду добиваться ее любви.
- Ну, Палыч… Что тут сказать? Дерзай. Да, есть еще один момент – я подарок ей сделал ко дню рождения; это вещь на память. Я прошу – не запрещай ей ее носить, и не думай ничего такого. Я хотел, чтоб эта вещь стала для нее талисманом. С тем и дарил… Обещай.
- Обещаю, - серьезно ответил Андрей и протянул другу руку для пожатия, - теперь мир?!

Раздался душераздирающий крик Клочковой.

На дне бархатной коробочки покоилось маленькое чудо. Катя не знала – смеяться или злиться на Ромку, его чувство юмора могло порой довести и до истерики. Но вещица была настолько хороша и настолько оригинальна, что обижаться было невозможно. К коробочке была приложена записка: «Это - талисман для самой очаровательной в подлунном мире принцессы, заставившей меня понять очень важную вещь. Какую? Ты и сама знаешь. Будь счастлива, ты – лучшее, что было в моей жизни. Спасибо за все!»

Викуся узрела что-то явно золотое в коробочке, а потом – открыточку, которую Катя положила на стол для того, чтобы лучше рассмотреть подарок.
В приемную ворвались:
С одной стороны – Андрей и Рома.
С другой – Кира.
- Что случилось?! – спросили они хором.
Клочкова, выпучив глаза, беззвучно тыкала пальцем в сторону Пушкаревой. Катя, улыбнувшись, зажала подарок в кулачок и обернулась к Малиновскому:
- Ромка! Ты… ты… у меня просто нет слов! – в ее сияющих глазах блестели слезинки, - Спасибо! Ты – чудо!
Катя, не сдерживая чувств, обняла Романа:
- Тебе понравилось? – спросил он, - Ты не обиделась?
- Нет, конечно! Я в восторге! До такого мог додуматься только ты!
- И это будет твоим талисманом?
- Ну, конечно! Только – ты сам оденешь мне его, ладно?
- Конечно.
- Ром, еще – но ведь это явно не серийная вещь? Где ты ее взял?
- Просто у меня есть знакомый ювелир. Но это – не важно.
Катя, Малиновский и слегка взвинченный Андрей скрылись в кабинете.

- Вика, что там? – спросила заинтригованная Кира.
- Кулон золотой! И открытка! Кира, он мне никогда ничего подобного не писал, он что, правда, влюбился в Пушкареву? Я ее убью!
- Боюсь, Вика, что они оба влюблены в нее… - раздраженно ответила Кира.
- Жданов? – удивилась Вика.
- Да. Мне вообще кажется, что главный тут Жданов, а Малиновский только прикрывает.
- Да ну-у-у-у, Кира! Не может этого быть! Чтоб Жданов влюбился в Пушкареву?
- А Малиновский – может?

- Что там? – ревниво спросил Жданов сразу же, как только он вошли в кабинет.
Катя раскрыла ладошку.
К маленькому золотому ободку в форме сердечка крепиласьфигурка - лягушечка. Ее глаза светились изумрудами, а голову венчала платиновая корона, инкрустированная крошечными бриллиантиками.
Андрей восхищенно охнул – талисман был великолепен: и не столько воплощением, хотя фигурка была сделана безупречна, сколько смыслом, вложенным в это – без патетики – сокровище. Сокровище для тех, кто понимает.
Сразу за восхищением пришла горечь: разве он, Андрей, сможет преподнести Кате что-то, что могло бы конкурировать с подарком Малиновского? Жданов расстроился, его состояние не ускользнуло ни от Кати, ни от Романа.
А от него не ускользнуло то, насколько хорошо эти двое понимают друг друга: едва заметно дрогнувшие губы, слегка приподнятая бровь – и вот уже Катя, чуть кивнув, скрылась в каморке, а Рома внимательно посмотрел на Андрея:
- Палыч… Я понимаю… Ты…
- Но почему ты МНЕ ничего не сказал о ее дне рождения?! Почему? Ты же знал – КАК я к ней отношусь!!
- Я думал – ты знаешь! Андрюха, честное слово – я понятия не имел, что ты не знаешь?
- Да откуда мне знать? У нас не такие отношения, чтоб она мне рассказывала что-то о себе. Ну, иногда было, но про день рождения… А ты то сам откуда знаешь?
- А я в личном деле посмотрел…
- Так просто? Я даже и помыслить не мог!
- Жданов, ты об очень многом почему-то не мыслишь! Но сейчас дело не в этом. Не бери в голову про мой подарок. Это – моя благодарность Кате, она научила меня смотреть вглубь. Общаясь с ней, я многому научился, и понял очень важную в этой жизни вещь: внешность – не главное!
- Да ну? Это я слышу от человека, именовавшего себя эстетом?
Рома засмеялся:
- Эстетство – это большая глупость. Эстетствуют те, кто ничего не понимает в этой жизни!
- А ты теперь понимаешь?
- Да, Андрюха, теперь я многое понимаю.
- Что ж, поздравляю…

Глава 12


Едва Катя зашла в каморку, ей позвонила мама – еще раз поздравить, спросить, как дела. Но Кате-то хотелось послушать разговор Ромы с Андреем. Ей было не совсем понятно – состоялась ли уже передача, девушки, так сказать, из рук в руки, а, следовательно, как себя вести при общении с ними двумя.
Что знает Андрей? Что сказал Рома? Ромка сделал такой подарок, что Жданову придется трудно. Догадается ли Андрей? Догадается ли о том, что самый главный подарок для нее – это он сам, его любящее сердце?
По закону подлости, до обеда она не смогла поговорить ни с тем, ни с другим – ЗимаЛетто в этот ожило, все сновали туда-сюда, как нарочно, одержимые жаждой деятельности. На обед подружки утащили ее в «Ромашку» - поедать именинный пирог, Жданов вслед даже «мяу» сказать не успел.

Возвращаясь с обеда, она натолкнулась на Жданова с Малиновским: ребята о чем-то спорили, размахивая руками, но, при виде Женсовета, мгновенно успокоились и быстро заскочили в освободившийся лифт.
На столе Катю ждала записка:
Хочу пожелать многого и отдал бы все, что есть. А есть у меня только жизнь…
Возьмешь?

Кира с Викторией строили планы разоблачения Пушкаревой и выведения Жданова на чистую воду. Вариант один – слежка. К черту сыщика: они сменят машину, наденут парики, и сами проследят за президентом.

Катя, подперев голову, сидела в каморке, мечтая неизвестно о чем. Вернее - конечно, об Андрее. Забежал Ромка:
- Кать, короче, все нормально – я со Ждановым поговорил; мне пришлось уступить право на твою руку и сердце.
- Ты серьезно?
- Серьезнее некуда. Эх, Катюша… В такой день! А я уж настроился, что вечером буду трескать знаменитые пирожки твоей мамы…
- Ромочка, я тебе обещаю столько пирожков, сколько ты сможешь унести!.. А… - Катя не могла не спросить о том, что интересовало ее сейчас больше всего, - где Жданов?
- В конференцзале, с Кирой ругается.
- Из-за меня?
- Возможно… Хотя, Кире не нужен конкретный повод, скандалит она, по-моему, из любви к искусству.
- Ром… Как ты думаешь… Андрей расстанется с Кирой?
- Я думаю, что – да. Рано или поздно.
- Скорее поздно, чем рано?
- Да нет… Она доведет его раньше…
- То есть, он расстанется с ней потому что она… его доведет? А не потому, что…я?..
- Кать… Ты меня, конечно, извини, - Ромка уселся на стол, - но вопросы ты задаешь странные, честное слово!
- Почему?
- Потому что, Кать. Так не бывает, чтоб вот так сразу… Что он возьмет сейчас и расстанется с Кирой. Между вами же еще толком ничего не было – а ты вообще уверена, что будет? А, может, завтра выясниться, что в быту вы раздражаете друг друга? Кать, вы, конечно, на работе с Палычем много общаетесь… а в жизни? Ты знаешь – какой он в жизни?
- Думаю, что знаю…
- Уверена? А тебе понравится, если, скажем, в ресторане, к нему то и дело будут подходить девицы? А?
- А почему они будут подходить?
- Кать, ты как ребенок, честное слово! Ты извини, но ты себе хотя бы примерно можешь представить – со сколькими девицами Жданов знаком и со сколькими он имел… хм… нежные отношения? Представляешь? Неужели ты думаешь, что Кира его к каждому столбу ревнует из-за вредности характера? А? Или ты надеешься, что он исправится?
- Ну…
- Угу! Кира так тоже думала. И что получилось?
- Так… что же делать? Я не хочу – как Кира!
- Вот поэтому, ты и вести себя будешь по-другому!

- Катенька! – Жданов рывком распахнул дверь и остановился, будто натолкнулся на преграду. Зрелище мило беседующих Кати и Малиновского, по-хозяйски рассевшегося на ее столе, его отнюдь не обрадовало. Лицо Андрея закаменело.
- Катя, у меня к Вам дело. Заканчивайте тут, - Андрей неопределенно махнул рукой, - побыстрее. Пожалуйста.
И вышел.
- Ну, вот, - сказал Ромка, - он еще и ревнив не по-децки. Оно тебе надо?

- Иди уже! – Катя вытолкала Малиновского, посмотрела на себя в зеркало.
- Ну… - она вздохнула, потом улыбнулась, потом скорчила рожицу, - Пушкарева, что ты делаешь? Ты сошла с ума? Да… сошла… И это так приятно!

Жданов нервно теребил пакетик, держа его под столом; на Малиновского он не среагировал, буркнув ему: «Иди отсюда!»
Где же Катя? Почему она не идет?

- Андрей Палыч… Вы звали…
- Катенька! - Андрей кинулся к ней, обнял; вспомнил о подарке, и со словами «Сейчас!», вернулся к своему столу, - Знаете, пойдемте к Вам...

Катя, стоя в опасной близости к Андрею, нервничала. Она не понимала – почему он действует на нее так, что голова начинает кружиться, а в теле появляются непонятные ощущения. «Это и есть то, что называется желание? Но… не слишком-то это…»
- Кать… - голос Андрея дрогнул, - Катенька… Почему же я не знал, а? Почему Вы мне ничего не сказали?
- Но… у Вас столько дел, а я…
- Катя, я себя чувствую полным идиотом! Какие могут быть дела? О каких делах может идти речь?
- Перестаньте, этот день для меня совершенно... ни к чему все эти поздравления!
- Я должен быть подготовиться...
- Это совершенная ерунда! Я....
- Это не ерунда! Для меня это важно!..
- А для меня нет!..
- Кать! Что Вы постоянно со мной спорите?! Я – это я, Вы – это Вы, Вам это понятно?!.. - не выдержав, повысил голос Андрей, но тут же исправился, - Простите, вырвалось. Я не хотел на Вас кричать... Просто я очень расстроен...
Катя подняла на него глазки и ответила шепотом:
- Простите, пожалуйста...
- У Вас такой день!.. А я как упырь, просто...
- Совершенно обыкновенный день, - засмеялась Катя, - я никогда не отмечаю его... Не волнуйтесь, пожалуйста...
- Теперь, Катя, теперь, вот с этого самого дня, Вы его будете отмечать, хорошо? И я об этом позабочусь…
- Спасибо… Только… зря это…
- Катенька, ну, хватит уже надо мной издеваться…
- Ой… простите, Андрей Палыч… конечно…
- Катюша… Мне, конечно, уже невозможно тягаться с Малиновским… Да, что там говорить – я никогда бы до такого не додумался, - Жданов, вздохнув, осторожно потрогал лягушечку, уютно устроившуюся на вздымающейся от волнения груди девушки, - Фантастика какая-то… Да?
- Да… - голос Кати сошел на сипение.
- Ну… а я… вот… - Андрей протянул ей плоский пакетик, - посмотрите.
Катя дрожащими пальцами попыталась его открыть, но ничего получалось. Жданов, улыбнувшись, забрал у нее подарок и вскрыл сам.
- Что это?
- Это две путевки в Прагу – на Рождественскую неделю… Если хотите – можете поехать со мной. Или… - он внимательно вгляделся в лицо Катюши, - с кем-то другим… Если он Вам дороже…
Катя, конечно, поняла, что речь идет о Ромке.
- Я… я согласна… - тихо прошептала Катя, краснея от собственной откровенности, - с Вами…
- Катенька! – Андрей обнял ее и крепко прижал к себе. Катя покраснела еще больше, почувствовав в нем мужчину, от смущения она попыталась отстраниться. Андрей понял ее по-своему:
- Катя… Но… скажите – может быть, я Вам неприятен? И Вы уступаете только потому, что я Ваш начальник?
- Нет… что Вы Андрей Палыч! – Катя положила путевки на стол, смело посмотрела в любимые глаза, и сама потянулась к его губам.
«Как волшебны его поцелуи… Я хочу только одного – быть с ним… Что бы ни случилось потом…»

- Андрей!
Кира, как всегда, некстати – нюх у нее звериный, сразу чует: когда надо появляться.
Жданов нехотя высвободился из объятий Катерины:
- Прости, ради Бога! Потерпи это, - он кивнул головой в сторону кабинета, - еще немного. Я объясню тебе все, надеюсь, ты сможешь понять. Поверь – отношения с Кирой для меня стали кошмаром. Но сегодня я не стану с ней объясняться, все-таки она заслуживает обстоятельного разговора, а я сегодняшний день хочу посвятить только тебе. Если, конечно, ты согласна подарить мне вечер…
- Я согласна…
Андрей наклонился к ней, чтобы еще раз коснуться губами, но новый окрик Киры заставил его чертыхнуться.

- Что, Кира?
- Ты, я вижу, счастлив меня видеть!
- Я работаю, а ты меня отвлекаешь.
- От Пушкаревой я тебя отвлекаю? Интересно, над чем таким вы все время работаете, а? Может, просветишь? Глядишь – и я смогу чем помочь?
Андрей поморщился, увидев это, Кира совсем перестала сдерживаться:
- Не смогу, думаешь? Ну… наверное… Работа там у вас слишком интимная, да? Как здорово ты придумал с этой каморкой, что главное – никто ничего не заподозрит, да? Интересно, вы там все дела на столе делаете или предусмотрена откидная кровать?
- Кира!
- Что – Кира?! Жданов, тебе все этот еще не надоело?
- Кира! А тебе?! Тебе не надоело? – Андрей схватил невесту за руку и увел в конференц-зал, - извини, но, по-моему, нам лучше поговорить здесь.
- Что так? – Кира зло вырвала руку, - раньше твоя драгоценная Пушкарева тебе не мешала!
- Катя очень много делает для компании, и она имеет право не слышать твоих бредовых оскорблений!
- Да ну? Так ты боишься, что она оскорбится?! – сделав нарочито сочувственное лицо, посетовала Кира, - и – не дай Бог – уволится? Ах, какой кОшмар! И за кем тогда вы с Малиновским будете бегать на привязи?!
- Кира!
- Я двадцать восемь лет Кира! Мне надоело, что эта мымра значит в твоей жизни больше, чем я! Ты готов ругаться со мной, оскорблять и унижать меня, лишь бы твоя крысиная королева была довольна! Я уже не думаю, что это она тебя ублажает, по-моему, ублажаете ее вы с Малиновским!
- Ну, что ты такое говоришь!
- Я видела – ЧТО подарил ей Ромочка на день рождения! Извини, но это вещь эксклюзивная, она стоит бешеных денег! С какой-такой радости Ромочка ей такие подарки делает?
- Они встречаются…
- Расскажи эту сказочку кому-нибудь другому. Малиновский и с Викой встречался…
Жданов захохотал.
- Ты чего смеешься? – опешила Кира.
- Ничего! Просто Вика не относится к числу тех, кому хочется дарить подарки…
- Перестань оскорблять мою подругу!
- А ты перестань оскорблять мою помощницу!
- Так… Кстати, интересно, а какие у тебя планы на Новый год? Я в них фигурирую или все только для Пушкаревой?
Андрей слегка смешался, помедлил с ответом. Кира тут же сорвалась:
- Господи, какая же я дура! Я отвлекаю тебя по таким пустякам! Это такая ерунда, прости, конечно!
- Слушай, сегодня много дел, давай отложим этот разговор на завтра…
- В скором времени ты меня тоже отложишь, - слова эти Кира произнесла упавшим голосом, - Так, ненадолго… прости, пожалуйста, что я тебя отвлекла…
И Воропаева направилась к дверям. Андрей остановил ее, взял за руку:
- Прости... ужасное состояние... нервы ни к чёрту... ну прости меня, пожалуйста!.. Я обещаю тебе, что у нас всё будет хорошо, всё наладится... честное слово – вот увидишь!.. в новом году Андрей Жданов превратится в совершенно другого человека!.. ты сама в этом убедишься!
- Андрей Жданов, ты сам хоть в это веришь? – устало спросила Кира и покинула конференц-зал.
Андрей остался. Сел, обхватив голову руками. Что он делает? Почему ему не хватает смелости прямо сказать Кире, что все кончено? Нежелание это делать сегодня он пытается объяснить днем рождения Кати, но… это ведь не так. Дело вовсе не в этом. Скорее всего, он не сможет поговорить с Кирой и завтра…

Вечер подкрадывался неумолимо. Катя жалобно попросила Андрея все-таки не мешать ей – работы много, нельзя откладывать, иначе завтра ей придется просидеть гораздо дольше.
А мама устроила Кате сюрприз. Все уверены в том, что сюрпризы в День рождения бывают только приятные? А вот – фиг! Катя получила крайне неприятный. Не успела она отмазаться от домашнего застолья – для того, конечно, чтоб провести вечер с Андреем, как мама все решила за нее – она позвонила девочкам на ресепшен и пригласила их в гости.
Мама, конечно, руководствовалась самыми добрыми намерениями, которыми, как известно вымощена дорога в ад – а врать родителям меньше надо. Ведь Катюша не сообщила, что идет в ресторанчик-чик с шефом, а соврала, будто мероприятие будет отмечаться Женсоветом; ну, вот мама с папой и решили – что там, в ресторане делать? Дома-то гораздо лучше!
Впрочем, девочки тоже так подумали – они с радостью согласились прийти в гости, а Катьке попеняли – мол, чего там с общественным питанием связываться, когда…
И были девочки крайне удивлены, когда Катя чуть не расплакалась. Пристали, конечно. Стойко держалась Катюшка, чтоб не выдавать свою страшную тайну, так стойко, что от нее почти отстали, выцарапав, однако, что запланирован у нее поход в ресторан с молодым человеком, а маме знать это совсем не надо. Ну и - имя его Катерине удалось сохранить в тайне. Не кололась, хоть ты тресни – прямо, как Мальчиш-Кибальчиш.
Когда Катя ушла к себе; девАчки нашли, что молчание Кати весьма подозрительно, такое молчание можно объяснить только одним – молодого человека зовут Роман Малиновский, он, вон, и подарок ошеломительный преподнес.
- Эх, Катька! – вздохнул Женсовет.
Но как наставишь подругу на путь истинный, если от романа с Романом она открещивается?

Пока Катя общалась с подругами, Кира снова посетила Андрея. Мандражируя, он все-таки признался ей, что идет вечером на День рождения к Кате. Да нет между ними ничего такого! Просто Ромка стесняется один.
Кира взбесилась, пришлось Андрюшке выкинуть козырь, он нежно приобнял Киру:
- Кирочка, ты спрашивала про Новый год… Я вот тут подумал… Может, мы на Новый год поедем к моим, в Лондон?

Вечер.
Вика и Кира караулят мальчИков.
Катя и Женсовет – уже у Кати.
Малиновский и Жданов, каждый на своей машине, отправились в путь.
Вика и Кира - за машиной Андрея, до дома Кати, а там добры молодцы честно пошли, действительно, к Кате. Впрочем – кто бы сомневался.
Катя нервничала – как Женсовет воспримет появление начальников? Что они скажут?
Звонок в дверь…
Ах, красавцы удалые! Оба – как на подбор, да еще с цветами. Один букет – маме, другой – Катюше.
Катя, страшно засмущавшись, представила родителям Ромку; мама с папой счастливы, ну а Женсовет, конечно, все понял. Значит, у Кати действительно роман с Малиновским…

Вика и Кира – в машине. Там, на улице, все происходило точно по сценарию – дворовые хулиганы подоспели вовремя, милиция – тоже.
Точно так же Кира успела увидеть только Андрея, точно так же уехала его машина. Точно так же незадачливых сыщиков повезли в отделение.

Маме Катя соврала, что Рома и Андрей Палыч пригласили ее в ресторан.
Как это – с чего вдруг? Они же команда! Они и на работе всегда вместе!
Малиновский успел шепнуть Кате, чтоб она ни в коем случае, не отправлялась со Ждановым в постель.

Катя и Андрей пробыли в ресторане недолго.
- Народу здесь... Музыка очень громкая... А может быть нам, Катенька, пойти куда-нибудь, где тихо и никого нет, а?..
- Где никого нет...
- Конечно, если Вы не против...
- Я не против...

Они подъехали к гостинице.
- Гостиница! – ошарашено прошептала Катя, - Мы приехали в гостиницу? Зачем?
Стоп! – сказала она сама себе. А, разве ты не этого хотела? Да, этого. Только… страшно… и… почему в гостиницу, а не к нему? Ах, да! Кира… Она же может звонить. И вдруг приедет?
- Простите! – нервно засмеялся Андрей, - я поспешил... Конечно, Катя... Давайте я отвезу Вас домой, да?.. Глупость какая – гостиница...
- Домой... конечно, домой, да...
И они одновременно начинали говорить – сбивчиво, так, что никто друг друга не понял все равно. А потом возникла неловкая пауза. И Катя смотрела на огоньки. Она прошептала про себя до десяти. И еще до десяти. И еще.
И Андрей не выдержал паузы:
- Ну что, Катя, пойдемте...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 май 2009, 03:04 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Рома завертел, аж сам закрутился. Жданова ждет облом. Катя наверное совета у Малины просила, а он и рад,Кире позвонил.
Чой то бууудет!!!
:dance: :dance: :dance: :dance:
:friends: :drinks:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 май 2009, 04:01 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
Верхний пост я оставляла до 9 главы. Поспешила, а ты тут раз и продуууууу.

Жалко мне Рому. Столько усилий по превращению лагушки в царевну, а все напрасно.
Другана заклинило на Кире. Да отпусти ты её, или ты его.
Кошмарная парочка. :o
Что там будет в гостинице. Катя будет слушать Рому или нет????
:Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!:
:Rose: :Rose: :Rose: :Rose: :Rose:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 май 2009, 01:35 
Не в сети
Акын
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 ноя 2008, 13:18
Сообщения: 21530
Откуда: Tallinn
:hi: :oops:

_________________
Пришли инопланетяне и съели мой мозг! Так что стучите, если я вас забыла.... в голову.
Это любовь несовместимая с жизнью...

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20 май 2009, 17:19 
Не в сети
Фантом
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 ноя 2007, 11:11
Сообщения: 7857
Larissar писал(а):
Кошмарная парочка

чем и привлекательна :grin: :grin:

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 135 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 7  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только