НРКмания

Форум любителей сериала "Не родись красивой" и не только
Текущее время: 23 авг 2017, 21:21

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 799 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 40  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:29 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Тема начата 4 октября 2007г.

Название: Фантазии о непоказанном и не только
Жанр: мелодрама, зарисовки по сценам и событиям НРК

Всем привет! Меня зовут Наталья. Я приобщилась к миру НРК только в этом году. Хотелось бы поделиться впечатлениями, наблюдениями, эмоциями... Может быть, кто-нибудь захочет поностальгировать, ещё раз вспомнить магию этого чудесного мира. Присоединяйтесь!

----------------------------------------------------------------------------------
Список миниатюр в соответствии с хронологией сериальных событий:

Это ветер - ещё не любовь...
Мечты сбываются?..
Последняя ночь
Двое из десяти миллионов
Сказки зимнего Лондона
Падение вверх и Цветы для любимой
Чудо всё-таки случилось
По обе стороны стекла
Безо льда
Кукла
Мой сон
Скрипят качели
Прощание
Язык любви. Танцы любви. Февраль
Я люблю тебя, море!..
Была любовь
Так не получилось
Просто позвонить
У стены цвета белого
Любить
В последний раз
Из Киева с надеждой...
Возвращение
Остановки любви. Часть первая
Остановки любви. Часть вторая
Точные ноты сердца
Точные ноты сердца-2
Диалоги
Диалоги-2
Окно в мечту
Коротко


------------------------------------------------------------------------------------

Чудо всё-таки случилось

За стеной тихо шумела вода. Андрей лежал и думал о том, что вот, мол, опять он – в большой комнате, а Катя – в маленькой, за стеной… Эта забавная мысль немного смягчила другую, не такую легкую и простую, недавно поселившуюся в нем и не дававшую ему покоя.

Конечно, в глубине души он уже знал, что Катя обладает определенной способностью заводить его. Это не было спланировано и стало бы приятным дополнением к осуществлению плана, если бы он не убедился недавно, что механизмы его тела, неподвластные ему и живущие какой-то своей, отдельной жизнью, дали сбой. Сбой, который говорил его будущей жене гораздо больше, чем шитое белыми нитками вранье о вечерней занятости или бегающие глаза. Но и это не было самым пугающим: Кира делала вид, что понимает причину происхождения этого сбоя. В конце концов, он и сам заставлял себя верить в то, что ему сейчас не до любовных утех, что постоянная бессонница дает себя знать, да и темперамент свой он всегда считал умеренным. Но сегодня в галерее, когда он увидел Катин затылок, окинул взглядом всю ее фигуру, ему стало по-настоящему не по себе. Куда делась вдруг его усталость? недовольство? раздражение? В этот момент он почувствовал, что механизмы сбоят крайне избирательно. И испугался уже тогда.

А потом, в квартире, когда она обняла его и у него вдруг перехватило дыхание, и позже, когда он чуть не застонал, увидев ее обнаженные белые руки, высвобожденные из теплого плена шерстяной кофты, и когда замирал в предвкушении, помогая ей снимать это детское красное платьишко, на задворках сознания уже прочно поселилась мысль о жестокой реальности происходящего. Его тело тянулось к ней, подчинялось ей. И только ей.

Но теперь, когда вернулась способность трезво мыслить, он настойчиво прогонял от себя эту подтвержденную опытным путем данность. Десять минут назад он даже гордился в глубине души своим спокойствием, своей ровностью. Какое-то время они еще полежали на этом измятом Ромкином покрывале, он полюбовался ее красивым, поразившим его еще в прошлый раз, телом. И она, как и в прошлый раз, поднялась первой. Смущенно и счастливо улыбаясь ему, надела очки, собрала с постели и пола свою разбросанную одежду и ушла в ванную.
И он испытал одновременно и досаду, и облегчение от того, что все так быстро закончилось.

Но вот он повернулся и нечаянно коснулся щекой теплого места на подушке, где только что лежала ее головка. Ему вдруг показалось, что он почувствовал запах ее волос, кожи… И механизмы снова пришли в движение, заработали с удвоенной силой. Он вспомнил ее склоненное над ним близко-близко лицо, тепло ее подрагивающих маленьких пальчиков, переплетенных с его пальцами… И как он мог всего минуту назад почти холодно, почти отстраненно думать о ней?! Опять вернулась и заполнила сознание мысль о странностях поведения тела и - как неизбежный вывод – о том, что с ним будет, когда… И вдруг почти перестало биться сердце, сжатое тисками страха: он представил на секунду, что больше никогда не испытает такого, что она ушла навсегда. Катя! Катя!!! Господи, и зачем только он отпустил ее в эту камор… в эту ванную?
Не помня себя, он рывком подскочил с постели, окончательно сбив на пол покрывало, в три шага преодолел расстояние до ванной и распахнул дверь.
Она стояла в ванне, поставив одну ногу на край, держа в руках большое махровое полотенце, и широко раскрытыми глазами удивленно смотрела на него. Его затопила волна радостного облегчения, как бывает при пробуждении от страшного сна: она здесь, она не ушла, не исчезла. Вот она, перед ним, из плоти и крови, вот ее нежная белая кожа, ее шея, грудь, ноги, ее глаза… Он быстро подошел к ней, с силой привлек к себе, прижался лицом к груди. Она медленно опустила полотенце на край ванны, тихо сказала: «Андрей… Ты что?..», положила руки ему на плечи, несмело погладила. Он стал покрывать ее тело обжигающими поцелуями, прижался губами к теплой ямке над ключицей. Потом легко поднял ее, перенес через край ванны и вышел со своей ношей в комнату… положил на постель, нетерпеливо снял с нее очки, не глядя, отправил их на тумбочку рядом с кроватью… несколько мгновений вглядывался во встревоженное, доверчивое лицо… выдохнул хрипло: «Катюнь!» и, уже не думая ни о чем, отдался своему желанию – необычному, пугающему, восхитительному, всепоглощающему…

…Некоторое время они так и лежали, поперек кровати, тесно прижавшись друг к другу, отдавая друг другу свое дыхание и понемногу утихающий стук сердец. Наконец она приподнялась и, ухватив за край смятое одеяло, медленно забралась под него. И тут же, как будто ее сил хватило только на это, в изнеможении откинулась на подушку, закинув вверх руку… Он заставил себя встать, нашел на полу плавки, натянул их, лег рядом с ней, потом поднял с пола многострадальное покрывало и укрылся им. Он не может больше… не может поддаться… надо включать мозги… иначе он так и не попадет сегодня к Кире. К Кире?! Все его существо протестовало против этой мысли, он не мог себя заставить вспомнить о своей обычной жизни, о долге, о Кире… Он мог думать сейчас только о той, которая лежала рядом с ним – такая нежная, такая открытая, любящая… и красивая… необыкновенно, сказочно красивая. Как это Рома сказал? Открытие, которое он сделал в уходящем году? Пожалуй, так и есть. Но никого, даже Малиновского, он не спешил разуверять в заблуждении по поводу ее внешности. Пусть эти слепцы считают ее нелепой дурнушкой, пусть это будет его тайной, и только его. Но удовольствие от этого тайного знания неизменно омрачала мысль о том, что эта нежность, эта красота были чьими-то еще и она вот так же когда-то лежала рядом с кем-то, целовала кого-то… Он понимал, что ему незачем знать, что он не имеет права расспрашивать, что этим он может причинить ей боль, но волна протеста тут же поднималась в нем, сметая все доводы рассудка. Он должен знать… он просто не сможет думать ни о чем другом, если не узнает.

Бедная моя… опять эти очки. Скорее – заслон от внешнего мира, чем помощь близоруким глазам. Еще несмелая, стесняющаяся… но такая чУдная! МЧС? Ах, Малиновский, если бы ты только знал…

-------------------------------------------------------------------------------------


Последний раз редактировалось natally 24 авг 2010, 09:27, всего редактировалось 30 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Nedo писал(а):
Наташа, ВАУ!!!!!!!!
Люди, у нас появился новый Автор!!!
Вот так, с большой буквы!!
Благодарности моей нет границ!
Спасибо!!!!
Это - Вам!!!
Изображение
Я ваша навеки!

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Падение вверх и Цветы для любимой

Утро начиналось легко. Он улыбался Кире, весело болтал с Малиновским… Легко было до того момента, пока Малиновский не напомнил ему о Кате. А дальше стало только хуже, и ему пришлось опять писать ей открытку и, что ещё омерзительнее, упрашивать её снова подделать финансовый отчёт.
Катя. Маленькая женщина, которая на какой-то короткий миг в измерении вечности была его женщиной. Как только он увидел её, он понял, что ему не показалось тогда, не приснилось, что она всё-таки такая… Славная. Сладкая. Притягательная. Но об этом нельзя говорить, поэтому – «вы сегодня прекрасно выглядите»… Это понятно, это доступно. Это можно и ей, и при Малиновском, да хоть при Кире, пожалуйста! - чтобы усыпить бдительность.
Но сомнительный комплимент, произнесённый вслух, по контрасту ещё более усиливает смутное запретное ощущение тяги, желания.
Да, об этом нельзя говорить. Даже ей. Ей – тем более. Даже себе – только шёпотом. Потому что это – правда. А правда для него – непозволительная роскошь, недостижимая вершина высокой горы. Там, на этой вершине, искрится на ярком солнце кристально чистый снег и сквозь белое покрывало пробиваются на свет нежные голубые цветы, как это бывает только в горах. Там – спокойный крепкий сон, довольные лица родителей, счастливая Кира, процветающая компания.
Но его долг и ответственность – вечно стоять у подножия горы и лгать. Иногда, когда становится совсем невмоготу и он чувствует, что вот-вот задохнётся, - удаётся подняться чуть-чуть наверх, на небольшой выступ. Там перевал, там становится легче дышать. Там удаётся лгать, говоря правду. Но после короткой передышки почему-то всегда неизбежно скатываешься снова вниз, к подножию…
Нет, внешне он, как всегда, был лёгким, светлым, искрящимся. И никому не приходило в голову, чего стоит ему эта лёгкость и что на самом деле творится у него в душе.
В Лондоне он твёрдо решил в отношениях с Катей оставаться на перевале. Не говорить «люблю», не писать нелепых открыток, за которые потом бывает так стыдно, что ни о каких вершинах уже не думаешь, а, наоборот, хочется провалиться сквозь землю. Но Малиновский небрежно-безжалостно взял его за руку и снова увёл на землю, всучив свой очередной шедевр… Он посопротивлялся немного, поотталкивал Малину в грудь, но потом обречённо поплёлся за ним вниз.
Она прочитала открытку, радостно благодарила его. Снова спасительный подъём: несколько раз поцеловал в щёчку, порадовался подарку, но о любви – ни слова. Только работа. Пусть полуправда, но и не ложь.
А потом явилась эта дура – его будущая родственница – и надолго пригвоздила его к земле. Если ему и удастся заснуть в ближайшие ночи, то сниться ему будут только тролли, диггеры и прочие подобные твари. Весь день он метался, задыхался и даже в Катиной каморке, где ему почти всегда удавалось вздохнуть свободнее, тщётно пытался сделать шаг наверх и беспомощно топтался на месте. Заглядывал в глаза, брал за руки, звал на показ – хотел сгладить её потрясение от этого ужасного совещания и последовавшего за ним скандала в кабинете.
А потом он услышал её разговор с Зорькиным, и в душу снова проник тот старый страх – страх, из-за которого они с Малиновским и завертели ещё одну машину чудовищной лжи. Он вспомнил её день рождения, серенаду за закрытой дверью на лестничной площадке… И опять запаниковал.
А ещё – он жалеет её и не хочет причинять боль.
И поэтому не хочет обманывать.
И поэтому не может прекратить обманывать.
Но когда, собираясь уходить домой, она сказала, что с их отношениями пора покончить, и отгородилась от него вытянутой рукой, не давая подойти, в нём вдруг взбунтовались настоящие чувства. Он так давно хотел донести их до неё, что теперь какая-то невидимая сила понесла его наверх, к спасительному перевалу, и он спешил и нервничал, потому что боялся, что не сумеет убедить и удержать её, говоря правду.

***

И вот теперь, когда он сидел уже за рулём машины, слова лились сами собой, обгоняя друг друга. Он торопился объяснить ей то, что с лёгкой (или с тяжёлой) руки Малиновского обросло плотной паутиной лжи, почти забылось, поблекло и, однако же, было самым важным в его отношении к ней.

- Катя, когда вы пришли в компанию, в моей жизни появился человек, которому я могу абсолютно доверять... Мне казалось, что вы мне тоже верите. Но в последнее время я чувствую, что теряю ваше доверие...

Но она всё поняла не так. Всё поняла по-своему и единственно верно для неё. Стала говорить, что человек, которому он может доверять, - это Кира, сетовала на свои несбыточные надежды, ведь знала, что он не сможет отменить свадьбу…
Отменить свадьбу?!..
Господи, ну как же ей объяснить?!
Машина взвизгнула тормозами и криво встала у обочины.

- Послушайте меня! Я не собираюсь отменять свадьбу, но, Кать...

Как же это храброе сердечко защищается…
- Нет - и прекрасно! Тогда зачем эта встреча, этот разговор и вообще?...

- Катя! Катя, выслушайте меня внимательно! Помимо наших отношений существует ещё компания – если я отменю свадьбу, Александр разделит «Зималетто» между акционерами! Если, конечно, ещё осталось что-то делить!

- Хорошо, я перепишу завтра все документы «Ника-моды», и «Зималетто» будет принадлежать вам! Завтра же! Хотите?..

- Только не сейчас, Кать, прошу вас! «Зималетто» должно принадлежать «Ника-моде» до тех пор, пока мы не расплатимся с долгами! Иначе на нас обрушатся все эти кредиторы и поставщики, которым мы должны!

Молчание. Она горько смеётся сквозь слёзы.

- Вы правы, чёрт возьми... вы правы. Значит, вам... вам придётся жениться на Кире. Что и требовалось доказать...

Нет… Она не понимает. В бессильном отчании он попытался развернуть её к себе, но она отряхивала его руки со своего пальто, отстранялась, отворачивалась...

- Катя, посмотрите на меня. Посмотрите на меня, я прошу вас, посмотрите на меня! Кать!

…он так старался, так хотел убедить её, что забыл об осторожности, нога вдруг подвернулась и он полетел вниз по
склону…


- Приготовления к свадьбе позволят нам выиграть время, а потом я поговорю с Кирой – она всё поймёт!

- Жестоко это. Это слишком жестоко, так нельзя.

…С трудом поднялся и стал карабкаться снова вверх, к выступу… Вот, снова твёрдая почва под ногами. Она не поймёт, но это неважно, главное – он знает, что говорит сейчас - о ней, не о Кире…

- Я вынужден быть жестоким, Кать! Мне даже говорить об этом невыносимо! Но я не могу по-другому поступить!

Она закричала ему в лицо, словно умоляя о пощаде:
- Так нельзя с людьми поступать, нельзя - это жестоко, так нельзя… с ней!!!

Он схватил воротник её пальто и всё-таки развернул её к себе.

- Я с вАми поступаю, Кать, жестоко! Да, да, я поступаю жестоко, Кать!..

…И снова – камнепад, и снова он летит вниз…

- Но... но Кира – умная женщина. Она всё поймёт.

…И опять – из последних сил поднимается и упрямо бредёт к своему спасительному перевалу…

- Я не могу вас потерять, Кать.

Почти обессиленная, держалась она за его пальто и в отчаянии качала головой…
- Это какое-то сумасшествие...

И снова стала отчаянно вырываться, но он хватал её за руки, пытался успокоить…

- Кать, вы с ума сошли? Кать, Катя, подождите! Я не могу без вас, вы слышите, нет?

…наконец ему удалось снова притянуть её к себе, крепко сжав запястья её рук...

- Я не могу без вас...

Сдаваясь, она поникла, опираясь лбом о его лоб, и слабое эхо вырвалось из её измученной груди:
- Я не могу без вас... Андрей Палыч...

Он обнял её за шею под воротником, провёл рукой по пальто, ухватился за воротник, потянул к себе…

…стоя на цыпочках, застыл на мгновение…

…и вдруг она всем телом подалась навстречу его движению, обхватила его лицо руками, с громким стоном вдохнула воздух и прижалась губами к его губам…

…он оторвался от твёрдой почвы под ногами и полетел. Нет, не вниз, и не к вершине, а куда-то в сторону от горы, к облакам. Она бережно несла его своими маленькими ручками, дарила ему живительную влагу своего поцелуя, и он знал, что пока она держит его и он пьёт из этого сладкого источника, он не сможет упасть и разбиться… Они взлетали всё выше и выше, сплетаясь руками, губами, душами, и не было на свете сейчас человека свободнее и счастливее его…

…она положила ладонь ему на грудь, легонько отталкивая, погладила его шею и, улучив момент, когда он оторвался от неё, чтобы перевести дух, положила пальцы на его губы, прося о передышке… Она ведь тоже может не выдержать, как и он… Они сидели, низко склонив головы, крепко держась друг за друга…

…они парили высоко над землёй… И он чувствовал, что именно это нужно было ему, именно этого и ждал он все эти дни и что только это ожидание и придавало ему силы. И там, в этой обволакивающей вышине, где не было ничего и никого, только он и она, он говорил ей слова, которые сейчас только и могли быть правдой.

- Когда-нибудь, Катя, наступит время... и нам не нужно будет прятаться по углам и скрывать наши чувства...

- Неужели это время придет? Не может быть...

- Обязательно, Кать. Ведь если два человека любят друг друга... то им незачем скрывать свои чувства... Да?

Она кивала головой, подтверждала: «Да... Да…»

- Я очень рад, Кать, что мы понимаем друг друга...

Нежно, открыто, покорно шептала: «Я подожду. Я обещаю – я подожду...»

И опять, опять приподнимала лицо к нему навстречу, и снова он с наслаждением приникал к живительному источнику… и снова она вся тянулась к нему и отдавалась ему… и снова они обнимали друг друга и становились единым целым…

***

Медленно, очень медленно опускался он на землю. Он не упал и не разбился, она и здесь помогла ему. Но когда за ней захлопнулась дверь подъезда, он почувствовал себя совершенно обессиленным, распластанным на земле, и ему казалось, что он уже никогда не сможет подняться.

А после раздражённо-усталого отчёта привычно циничному Малиновскому стало ещё противнее, ещё невыносимее.

Ему нужна помощь. Он просто не сможет один справиться с предстоящей ложью. Необходимой. Отвратительной. Убивающей. Ложью.

И он остановил машину около цветочного магазина.

Он смотрел на себя со стороны. В этот вечер в квартире Киры появился призрак. В чёрном пальто, с чёрными пустыми глазами и огромным букетом ярко-красных роз. Чем больше букет, чем ярче розы, тем меньше сил надо будет потратить на ложь. Цветы помогут ему, они всё скажут за него.
И что с того, что выжженная ложью душа на какой-то миг взбунтовалась, взметнулась к заветной вершине и он сказал Кире правду о своём сегодняшнем разговоре с её братом и о том, почему сам он когда-то сделал ей предложение? Что с того, что, окончательно устав бороться с ней и с собой, с небрежным отвращением бросил цветочного монстра на кровать и собрался уходить?
Ведь она всё равно остановила его.
Ведь было необходимо, чтобы она остановила его.
Ведь он и пришёл к ней для того, чтобы остаться.

И снова – привычные коды, шифры.

Конечно, я люблю тебя.
Конечно, я скажу тебе, что я люблю тебя.

Конечно, я говорю правду.
Конечно, я скажу тебе, что я говорю правду.

Шифры, коды, которые она давно выучила наизусть.
Которые были ей дороже расшифровки.
Которые она лелеяла, берегла и перебирала в памяти.
И по правилам этой бесконечной игры по кругу должна была принять и понимающе смириться с тем, что вместо водоворота страсти он окунулся в спасительный сон. И по тем же правилам рылась в его карманах, убедившись, что он спит.

Держа в руках истрёпанную фотографию известной балерины, найденную в кармане его пальто, обречённо смотрела на него, крепко спящего. И привычно ошибалась, думая, что знает, кого он видит во сне.

Ему снилась не балерина.

И даже не чёрный иеромонах отец Сидор.

Ему снились горы - и облака.

-------------------------------------------------------------------------------------


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Сигма писал(а):
natally, спасибо! Я теперь обязательно буду заглядывать к тебе в темку в надежде на продолжение банкета. :D

Yana писал(а):
Наташа, я очень рада, что ты и здесь появилась.

Nedo писал(а):
Наташа, просто-таки фантастически здорово!!!!
*просительно заглядывая в глаза* а еще... будет?
СПАСИБО!!!!

natally писал(а):
Девоньки, как я рада!!! Недо, спасибо огромное за прекрасные цветы!
Я тогда выкладываю остальное... :oops:

Nedo писал(а):
natally писал(а):
Я тогда выкладываю остальное... :oops:

Да-да-да!!!

я тут пришла навеки поселиться!!!!

ТПРУжинка писал(а):
Это изумительно. Что сказать ещё? Больше нечего. Я уже давно не получала такого удовольствия... Буду ждать продолжения...

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Двое из десяти миллионов

Сегодня Алексей Демченков узнал, что ему изменяет жена. Ещё утром, выйдя из детективного агентства, куда он отнёс визитную карточку, вытащенную пару дней назад из кармана пальто жены, он был почти уверен в том, что это ошибка и что агент, заключающий сделки по обязательному страхованию автомобилей, дважды приходил к нему домой только для того, чтобы заключить эту самую сделку. Лена, жена Алексея, смеялась над его глупыми предположениями, которые он высказал ей, узнав об этих визитах. И только потому, что Алексей во всём любил порядок и ясность, утром по дороге на работу он заехал в это детективное агентство.
Через несколько часов ему позвонил детектив и сказал, что Лена уже месяц встречается со страховым агентом и что сегодня у них назначена встреча в небольшом, но фешенебельном отеле на окраине города. Алексей впервые слышал название отеля; он записал адрес и поблагодарил детектива. А ещё через час позвонила Лена и сокрушённо посетовала на самодурство начальника, отправляющего её сегодня в срочную командировку в Рязань. Алексей посокрушался вместе с ней; под конец разговора она выразила радость по поводу того, что ночным поездом она сможет выехать из Рязани и ранним утром уже будет в Москве, и они попрощались.
И теперь, паркуя машину в чудом отыскавшемся свободном месте на стоянке около гостиницы, Алексей напряжённо думал о том, почему это случилось именно с ним. За шесть совместно прожитых лет жена ни разу не давала повода усомниться в ней, и он только отстранённо смеялся над анекдотами про любовников в шкафах, будучи уверенным, что уж с ним-то такого произойти не может. И, однако же, вот, сидит он в три часа ночи на забитой машинами стоянке около гостиницы, в одном из номеров которой его собственная жена, его Лена, лежит сейчас в объятиях любовника… нет, это странный сон какой-то, этого быть не может.
Он тряхнул головой, огляделся. Прямо перед ним, через дорожку от проезда, в ряд стояли машины – некоторые были укрыты плотной шапкой снега, некоторые – лишь чуть-чуть припорошённые, видимо, припаркованные недавно. Весь день была довольно ясная погода, а поздно вечером вдруг начал валить снег, и за два часа белым пушистым покрывалом укрылись земля, деревья, дома… Сейчас снег перестал идти, и стало снова тихо, морозно, ясно… так ясно, что можно было разглядеть звёзды на небе.
Справа от него высилось небольшое здание отеля. Крыльцо и ряд стеклянных дверей, ведущих внутрь, были освещены ярким неоновым светом вывески и ламп, вделанных в потолок крыльца. Как только они выйдут, он сразу увидит их… а что он будет делать потом, он и сам пока не знал. И хотя всю жизнь он привык планировать каждый свой шаг, сейчас он упрямо гнал от себя мысли о всяком «потом». Он хотел всего лишь увидеть, удостовериться… а дальше мозг выставлял защиту и отказывался что-либо предполагать.

Через дверное стекло он увидел, что в вестибюле появились люди. Алексей быстро пригнулся, не сводя с крыльца напряжённого взгляда. Одна из дверей открылась, и из неё вышли двое – сперва женщина, за ней - мужчина. Алексей облегчённо выдохнул: это не Лена, это какая-то пигалица с растрёпанными тонкими косками в нелепом пальтишке из советского «Детского мира». На секунду он потерял интерес, но потом невольно продолжил наблюдать за этими двоими. В свете фонарей, окружавших стоянку со всех сторон, он хорошо видел их. Ну до чего же странная пара! Девица шла первой – пальто расстёгнуто, длинная юбка, какой-то пиджачишко поверх блузки; следом шёл мужчина – молодой, лет тридцати, в модном чёрном пальто. Одного взгляда на него Алексею хватило, чтобы понять, что он - один из представителей современной «золотой молодёжи» - либо сынок богатого папы, либо успешный бизнесмен, либо и то, и другое.
Что могло свести их вместе? Первой мыслью Алексея было то, что привело его самого сюда, но он тут же отбросил эту мысль. Нет, это скорей этого мужчину где-нибудь на десятом этаже пентхауса ждёт жена… пока он развлекается со своей странной маленькой любовницей в занесённой снегом гостинице на краю света. Ну что ж, на всякую кастрюльку находится своя крышечка. Ему не раз приходилось видеть рядом с красавицей невзрачного мужичонку и, наоборот, вот так, как сейчас, - страшненькую женщину рядом со статным покорителем сердец.
Но эти, однако, не производили впечатления счастливой пары. Пока шли до машины, не сказали друг другу ни слова, и вообще казались какими-то далёкими, чужими… Если бы не три часа ночи и гостиница, Алексей счёл бы их случайно встретившимися в купе поезда пассажирами.
Взвизгнула сигнализация; они сели в чёрный автомобиль, стоявший прямо напротив машины Алексея через дорожку для проезда. Загудел двигатель, но фары не включились, а зажёгся свет в салоне. Алексей понял, что мужчина хочет немного прогреть машину.

Пригнувшись за рулём, Алексей не сводил взгляда со странной пары в салоне автомобиля. Он увидел, как девица протянула руку, погладила своего спутника по щеке и, быстро подавшись вперёд, чмокнула его в лоб. Она уже хотела было снова отодвинуться, но мужчина задержал её руку, поцеловал ладонь, наклонился… и вдруг нетерпеливым властным движением поднял, отодвигая, воротничок блузки и приник к шее девушки. А она сидела, откинув голову назад, прикрыв глаза, обхватив его сильную шею своей маленькой ручкой. У Алексея дух перехватило: да этот здоровяк так вцепился в несчастный воротник, что сейчас порвёт его!.. Наконец рука мужчины скользнула вниз, по пиджачку, пальцы стали расстёгивать пуговицы… сперва он гладил грудь поверх блузки, потом рука забралась под блузку… Алексей не знал, куда ему деваться, от неловкости; похоже, он стал невольным свидетелем продолжения гостиничного времяпрепровождения этих двоих.
Но судьба сжалилась над ним. Видимо, здравый смысл всё же возобладал над желанием. Мужчина обнял девушку, напоследок несколькими лёгкими поцелуями покрыл её шею и лицо и отстранился от неё, вернувшись на своё место за рулём. А девушка так и осталась полулежать, вполоборота к нему, откинув голову на спинку сиденья. Тихо улыбаясь, она смотрела на своего спутника… что-то сказала ему. Алексей сейчас отдал бы многое, чтобы только узнать – что же она сказала. Проникнуть в связывающую этих двоих тайну, завеса над которой так неожиданно приоткрылась перед ним...
Удивительно: от ощущения несовместимости этих людей не осталось и следа. Напротив, теперь было такое чувство, что эту девушку может целовать только этот мужчина, что она появилась на свет только для того, чтобы однажды встретиться с ним, и что он всю свою жизнь ждал именно этой встречи…
Интересно, а они сами знают об этом? Судя по всему - нет… И Алексею вдруг мучительно захотелось сорваться с места, выбежать из машины и рассказать им… Чтобы не было в их жизни ненужной боли, которую им неизбежно придется испытать. А может быть, для того, чтобы понять, им как раз и нужно испытать боль?..
Последнее, что увидел Алексей перед тем, как потух свет в салоне, - всё ещё улыбаясь, девушка закрыла глаза… Вспыхнули фары, и машина медленно выехала со стоянки.

Алексею вспомнились первые встречи с Леной… незнакомое и радостное ощущение полёта, невесомости… вспомнились все счастливые мгновения, которые они подарили друг другу.
Несколько минут он посидел неподвижно, затем решительно повернул ключ в замке зажигания и, не думая уже ни о чём, уверенно вывел машину на улицу, ведущую к центру города - города, в котором так много людей, так много тайн. Где-то там, в этом городе, стоит их с Леной дом. Их общий дом; они вместе решат, что будет с их домом, с их жизнью. Ведь наступает новый день…

------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
699 писал(а):
О, белорусы подтягиваются. Проходи, третьей будеш. :D А чего на авке такая скукоженная? Тут народ добродушный.

Насчёт прочитанного. Просто великолепно. Увиденное по ТВ совместилось с чуствами героев и это чудесно.

ptichka писал(а):
Ах, красотища какая!
Спасибо Автору!!!

Nedo писал(а):
Наташ, у меня даже слов не осталось!
Удивительный такой ракурс... взгляд со стороны... удивление... и озарение... и предназначенность наша родная - куда ж мы без нее!
Ошеломиссимо!

Спасибо огромное!

Это было... сказочно!

Митя писал(а):

Привет, Наташ! Я читала твои зарисовки в Палате. Но там у меня не было возможности оставить тебе отзыв. Хорошо, что сейчас я могу сказать - СПАСИБО! Это прекрасно! И на самом деле возвращает в магию мира НРК. И еще я читала твои посты на Толкушке :wink: Мне было весьма интересно :) А зарисовки прелесть! Продолжай нам на радость :!:

Della писал(а):
Это просто замечательно. И правда, у нас сегодня праздник. Спасибо!

Маритана писал(а):
Очень красиво! Спасибо!

ПЧЕЛКА писал(а):
Потрясные зарисовки!Я в полнейшем восторге........Очень жду новых зарисовок......

wasilisa писал(а):
Наташа, спасибо , это сказочно!!
Изображение

Olga147 писал(а):
Чудесно! Сразу все перед глазами появилось опять... Пересмотреть заново эти моменты захотелось.

ma_mashka писал(а):
Уф, значит это публиковалось раньше в Палате? Слава богу! А то я решила, что я с ума сошла, потому что первый кусик я однозначно читала раньше!!!

Спасибо, Наташа! Очень чувственно и прочувствованно!

koriolis писал(а):
Браво! Просто тихо сидишь и замираешь от восторга. Спасибо!!! :D :D

natally писал(а):
Друзья, всем-всем-всем огромное спасибо! Я так волновалась и рада, что понравилось! Спасибо за отзывчивость, за то, что прочитали!

У меня сегодня, как назло, проблемы с Интернетом были. Вот только сейчас удалось прийти снова.

Митюш, привет! Да, я уже знаю, что на Толкушке мою темку многие читали. И это так здорово!!!

699, земляк, привет! А кто третий белорус? А аватарка называется "Хочу к тебе..." Без комментариев... :D

wasilisочка, спасибо за чудесную розу!

ma_mashka, да, я выкладываю миниатюры в Палате. Вот, решила поделиться и с вами. У меня сейчас "острый" период, подъём, море чувств, впечатлений!

Nedo, сказка продолжается! :)

-------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Мой сон

Длинный, утомительный день позади. Усилием воли заставляю себя нажать кнопку «Стоп» на пульте DVD. Поворачиваюсь спиной к телевизору и засыпаю…

Стены, выкрашенные светло-голубой краской. Широкие гулкие коридоры… как это их называли? рекреации!.. через зазоры чёрной чугунной решётки виднеются длинные ряды вешалок с куртками, шапками, какими-то мешками… Мимо раздевалки по коридору идёт маленькая девочка – коричневое платьице, на плиссированном переднике из чёрного прозрачного капрона приколотый маминой рукой октябрятский значок: звёздочка с портретом внутри. Передник – гордость и предмет зависти других чёрно-коричневых девочек – передали из Москвы бабушка и дедушка. Специально для них его привезли знакомые из Прибалтики. Прибалтика – это страна такая. Всё самое лучшее бывает в Прибалтике, ну, и ещё в Москве. Девочка ещё новенькая в классе, но все уже знают, что на каникулах, когда другие поедут к бабушкам в деревни, девочка поедет в Москву. Потому что тАм живёт её бабушка. А про деревню девочка только в книжке читала. Но в Тёплом Стане Москвы ничуть не хуже, чем в деревне. Длинные ряды новостроек, гастроном, кинотеатр, а чуть подальше – лес. Настоящий лес, с тропинками, зарослями, полянами, оврагами… В лесу так чудесно играть с подружками в «секреты» - развернёшь конфету, сунешь сладкую карамельку в рот, расправишь фантик, потом, сидя на корточках, положишь его в ямку в земле и прикроешь заботливо припасённым цветным стёклышком. Много таких «секретов» в лесу.
А ещё девочка хорошо учится – на одни пятёрки. И в тетрадках, и в дневнике, и в журнале – одна оценка, наивно запрограммированная мамой на сто лет вперёд. А девочка и не сопротивляется, ей пока и шестёрку нетрудно получить. Одноклассники отнеслись заинтересованно, девочки подлизываются, мальчишки просят дать списать. И все обращают внимание. И только один мальчик омрачает радость от школы… как же его… Казаркин! Андрей… постоянно норовит зацепить: то чернильной ручкой мазнёт в неосторожно оставленном без присмотра дневнике, то по спине больно хлопнет, то за косичку дёрнет… А косички у девочки знатные: толстенькие, туго скрученные баранками кверху, с вплетёнными в светлые волосы блестящими, белыми с красным ободком, широкими лентами. И от боли и обиды у девочки всякий раз на глаза слёзы наворачиваются.

Сегодня учительница попросила её полить цветы. Их много в классе – стоят себе в горшочках повсюду: на подоконниках, на полках, на книжных шкафах. Учительница просила полить те, что стоят на подоконнике. И кувшин с водой туда же поставила.
Девочка заходит в класс. Так необычно видеть его пустым и тихим – без вечного столпотворения, шума, летающих ранцев… Её собственный ярко-оранжевый ранец стоит на стуле возле первой парты. А чуть поодаль, на одной из парт крайнего ряда, - ещё один, тёмно-синий. Кто-то забыл, наверное.
Она подходит к подоконнику, берёт кувшин и начинает поливать цветы. Тихонько улыбается про себя – гордится важностью порученного ей впервые дела.
Сейчас она закончит, возьмёт ранец, зайдет в раздевалку за плащиком и пойдёт домой.
Скрип двери. Повернулась, увидела – в класс влетел тот самый… Казаркин. Смотрит на неё своими огромными светло-голубыми глазами… лицо постепенно заливает краска. Не ожидал её здесь увидеть. Одну.
- Маслова… а ты что здесь делаешь?
- Что надо, - с достоинством отвечает девочка, снова поворачиваясь к своим цветам. А где-то внутри уже поселился холодок страха.
Спиной она чувствует его присутствие, но он молчит и ничего не делает. Может быть, заберёт свой ранец и спокойно уйдёт?

Руки, держащие кувшин, чуть-чуть дрожали, но всё-таки закончила начатое дело. Только вот его появление испортило ей всю радость, и, поливая цветы из последнего горшочка, она с облегчением вздохнула. Поставила кувшин на подоконник, повернулась – стоит прямо у дверей. Взяла со стула ранец, подошла к нему.
- Пусти.
Мальчишка мотает головой.
Девочка влево – он, нахально ухмыляясь, туда же. Она вправо – он за ней.
- Пусти, - тихо и угрожающе говорит она.
- Не-а!
- Сказала, пусти! – пытается обежать его сбоку, но он тут как тут и опять загораживает проход.
Наконец она не выдерживает и толкает его в грудь. А он, как будто только этого и ждал, тут же хватает её за руку и крепко держит, а свободной рукой с силой сдёргивает с плеча невесомое крылышко нового передника. Крылышко трещит и беспомощно повисает на уровне локтя, держась только на малюсенькой полоске ткани…
Девочка только успевает увидеть растерянный, испуганный взгляд хулигана, и вдруг ручка двери поворачивается и в проёме появляется высокая строгая женщина – их учительница…
Девочка одновременно чувствует радость избавления и злорадное удовлетворение от сознания неминуемой кары своему обидчику… и что-то ещё… забыла только что…

Всё кружится, улетает куда-то. Зелёная поляна… пчела над белым цветком… раскрытая тетрадь со стихами… яркий ворох на траве – жёлтый вельветовый пиджак, пёстрая блузка… склонённое лицо… голубые глаза… горячее дыхание.

И опять – откуда сверху обрушилась и встала на своё место большая комната. И две фигуры, лицом к лицу. Только это не класс… в школе не было жалюзи… и часов таких не было… и дверей. И вроде же были дети?.. Но это не дети. Жаль только, что в дымке всё, в тумане. Голоса…
- Андрей Палыч, я пойду.
- Куда, Катюш? А как же доклад?
Голос. Мягкий, бархатистый, неповторимый. Говорит с улыбкой, но в голосе – скрытое напряжение. В руке – стакан с виски. Туман рассеялся.
Она в сторону – он туда же.
- Доклад я закончу завтра.
Внезапно хватает её за руку и, перекрутив вокруг оси, крепко прижимает спиной к себе, так крепко, что ей становится тяжело дышать.
- Завтра, Катюш, будет уже поздно.
Свободной рукой подносит к губам стакан и пьёт. Она, задыхаясь, обеими руками пытается оторвать его руку, как тиски, зажимающую её талию.
- И тем не менее… я очень устала, меня ждут.
Раскручивает её, продолжая левой рукой удерживать за руку, а правой – тянется к столу и ставит на него стакан.
- Кто? Неужели наш великий и несравненный Николя ЗорькИн? – и быстро притягивает к себе, одной рукой захватывает за талию под пальто, а другую вместе с её рукой поднимает, как в танце.
- Я устала… - Она пытается вырваться, но он не обращает внимания и танец продолжается. Склоняется к ней и жарко шепчет в ухо:
- Катюш, однако вы не устали издеваться надо мной… У вас как-то на всё это хватает сил!
- У меня не хватает больше сил слушать ваши упрёки! – в голосе уже надрыв, мольба, плачущие нотки. Он опять, как будто отпуская, раскручивает её от себя, но в последний момент с силой удерживает одной рукой, как на привязи.
- Вы останетесь здесь, Катя… - Утвердительно, проникновенно, чтобы не осталось сомнений. И снова привлекает к себе, её рука оказывается у него на груди, он берёт её в свою. – Со мной. Потому что я очень хочу с вами поговорить.
Она – надрывно и беспомощно:
- Нас могут услышать…
Внезапно почти отбросил от себя, взмахнул руками:
- А пускай слышат, Катюнь! Мне – плевать! – опять раскинул руки, разжав в воздухе кулаки. – Я сошёл с ума, а сумасшедший человек может позволить себе делать всё, что ему вздумается!
Он смотрел на неё неотрывно, и было что-то в глубине его почерневших глаз… какой-то непонятный огонь, которого она раньше не видела, не могла понять… и это заставило её в страхе отступить назад. Он медленно пошёл на неё, неумолимо надвигаясь, хоть она и продолжала отступать к столу. Подошёл близко, лёгким движением тронул шарф, длинным концами свисающий на воротник пальто.
- Я хочу…
Скользнул взглядом по волосам, как будто погладил… почти не касаясь, провёл пальцами по лицу, как когда-то... Она слабо попыталась отмахнуться, наклонила голову. И вдруг – закинул её руку к себе на плечо, с другой стороны обхватил за спину и, удерживая и ещё больше закидывая её руку, наклонился к ней, зарылся лицом под воротник, впился губами в шею… Она беспомощно хлопала ладошками по его огромным плечам, а он склонялся всё ниже и всё ниже наклонял её к столу…
Она знала, она знала, что нельзя допускать этого… что она не сможет сопротивляться… но с того момента, как она дала себе зарок не поддаваться, судьба, словно насмехаясь, снова и снова дарила ей его близость… опасную… желанную… лишающую сил. Не успев ещё опомниться, она поняла, что отвечает ему. Что-то сверкнуло, зажглось, повело её к нему навстречу, и сопротивляться собственному телу было невозможно. С ужасом она поняла, что он преодолел наконец зимнюю многослойность её одежды, и вздрогнула всем телом, почувствовав на своей обнажённой коже прикосновение его тёплой руки. Он нетерпеливо, настойчиво и в то же время нежно гладил её по ноге и животу, освобождая их от одежды и белья всё больше и больше. В какой-то момент по телу пробежала волна, она вцепилась руками в его плечи и еле сдержала стон… но он так сильно прижимал её к себе, что она почти не могла дышать.
Но что же… что же он делает? Ведь они – в его кабинете, где-то рядом – его отец и Кира, и рабочий день ещё не закончился…
Неужели он хочет… он действительно хочет…

Громко хлопнула дверь. От этого звука сердце её сделало резкий скачок и бешено забилось где-то у горла.
Задыхающаяся, растрёпанная, она подскочила со стола, заставила его оторваться от неё и обернуться. В страхе смотрела она на закрытую дверь.
- Нас видели…
- Кто-о-о? – недоверчиво протянул он…

Медленно возвращаюсь, выплываю из сна. Несколько минут лежу, пытаясь унять стук сердца. Затем рука тянется под подушку и нащупывает пульт.
Надо позвонить маме и спросить, сохранила ли она тот старый школьный передник.

-------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Светик писал(а):
Наташ, от постороннего взгляда дядьки в машине на наших двоих голубков, аж дыханье перехватило :oops: :D :D красота!

natally писал(а):
Светик писал(а):
Наташ, от постороннего взгляда дядьки в машине на наших двоих голубков, аж дыханье перехватило

Спасибо, Светусь! Очень рада! :)
Как-то не хочется банально пересказывать сцены и диалоги, хочется какой-то новой формы, свежего восприятия...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:40 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Я люблю тебя, море!..

Мартовская ночь нехотя уступала утру свои права. В дворе уже появились редкие прохожие, из подъездов выходили люди, садились в машины и уезжали по своим делам.
Он сидел в машине и видел прямо перед собой обледенелую дорожку, по которой ездил раньше много раз. И никогда он не был спокоен или равнодушен, проезжая по ней.
Он был встревожен, подавлен, взволнован, растерян.
Он был удивлён, растроган, раздосадован, разъярён.

И только счастливым он не успел здесь стать.
Просто не успел…

Это был просто сон.
Сон будоражащий, небывалый по силе воздействия, пропитанный тревогой, страхом и наслаждением.
Этот сон взорвал его жизнь.
Она разлетелась на кусочки, словно дом, в который попал снаряд. В воздух взлетели окна, крыша, стены, которые раньше казались такими крепкими, такими надёжными. От дома почти ничего не осталось – только то тут, то там на голой, обожжённой взрывом земле валялись какие-то разрозненные предметы, позволяющие понять, что когда-то на этом месте что-то было. Посреди этого хаоса, в удушливом облаке пыли и дыма чудом остался в живых он сам – почти уничтоженный, больной, окровавленный. Он растерянно бродил по пепелищу и даже не пытался собрать обломки – ведь он знал, что один он не сможет построить новый дом. Но однажды, когда ему было особенно больно от ран, причинённых взрывом, он увидел блик света на осколках оконных стёкол, чудом уцелевших в своих рамах. Он пошёл на этот свет, чтобы отогреться около него.
И он стал просыпаться.
И он стал выздоравливать… от этой абсурдной любви.

Он целовал её. Как хорошо, как тепло ему было сейчас возле неё! Какой надёжной опорой она казалась ему в его пошатнувшемся, неустойчивом мире! Он словно впервые почувствовал тепло, идущее от неё. Он не понимал теперь, как раньше он мог не замечать этого тепла, отмахиваться от него. Какой назойливой, ненужной преградой казалась она ему в том сне! А теперь он целовал её и чувствовал, что только она способна помочь ему проснуться, вылечиться, забыть.
Забыть.
Забыть.
Забыть.
Другие поцелуи.
Другие руки.
Другие глаза.
Он почти не думал о них сейчас. Впервые за много дней не вызывал их в памяти, не гадал мучительно, кого обнимают теперь эти руки, на кого смотрят теперь эти глаза. Ему было хорошо. Он радовался наступившему дню и тому, что взрыв, уничтоживший его прежнюю жизнь, оказался лишь сном. Ну, или пока почти сном. Осталось только вставить новые стёкла в рамы, настелить крышу, установить двери. И для этого необходимо ещё раз вернуться… прикоснуться к своей ране. Но только для ремонта, для восстановления разрушенного он пойдет в т о т дом. А потом все раны затянутся, и, может быть, не останется даже рубцов.

Вдруг появилось какое-то неясное беспокойство, какая-то щемящая тревога сдавила сердце. Он не сразу понял, что произошло, и надеялся, что ему просто показалось. Он услышал голос – голос звучал сперва еле слышно, а затем со всё нарастающей силой, пока не перешёл в громкий, открытый, радостный крик, – и затих так же внезапно, как и появился. Он вздрогнул всем телом, отстранился, сел в постели, замер. Руки дрожали, лоб покрылся испариной, сердце бешено билось у горла. И тело… тело откликнулось в ту же секунду, когда зазвучал этот голос. Он сдавленно извинился, сказал, что переоценил свои силы. Всё было с точностью до наоборот: он недооценил их, поверил в то, что прошлое потеряло свою власть над ним.

Он лежал, смотрел на ту, что спала сейчас рядом с ним, и понимал, что тепло, которое он недавно принял за спасение, шло не от неё. Это он сам хотел поделиться с кем-то теплом, которое было у него внутри, которое переполняло его. Этот огонь сжигал его душу и никак не хотел затухать. А тот огонёк, около которого он надеялся отогреться, так и остался заключённым в равнодушную толщу стекла карманного фонарика. И не было, как и прежде, от этого огонька ни тепло, ни холодно.

Он лежал, отсчитывая минуты.
Больше всего на свете ему хотелось сейчас подняться, одеться и уйти… въехать во двор, припарковать машину и ждать… когда утихнет боль, когда уймётся дрожь… Когда можно будет ещё раз…
Вернуться.
Прикоснуться.
Жить.

-------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Была любовь

Нет, милая мудрая женщина с зонтиком, не бойтесь меня, я не причиню вам вреда. Позвольте мне просто пофантазировать. Побыть - пусть не такой же милой, но не менее мудрой. Я имею на это право, ведь я видела и слышала то, чего не видели и не слышали вы. Уступите мне на время свою волшебную палочку, и, может быть, тогда вы поймёте… Что была – любовь.

Засыпай, бедная девочка, спи на этой широкой красивой кровати, в этой чужой комнате, в этой чужой стране…

Ну, что же ты? Признайся, признайся самой себе, что он любил тебя. Ты не веришь? Но я покажу тебе эту любовь, я проведу тебя по её лабиринтам. По крутым, заросшим зелеными зарослями склонам мы поднимемся на её вершину, где растут чудесные белые цветы, накрытые подушкой розового облака…

Он не понял, что ты попрощалась с ним ещё тогда, в первый же вечер, когда отказала ему, когда сказала: «Поздно…». Он был так растерян тогда и до последней минуты не мог поверить в то, что ему придётся провести эту ночь одному. До этого только ему позволялось быть хозяином положения и диктовать условия. И ты с болью и мрачным удовлетворением представляла себе его досаду и злость от того, что ему не удастся отчитаться Малиновскому в блестяще исполненном главном пункте инструкции. Ты приписала ему сложные многоуровневые переживания, а на самом деле всё было гораздо проще, гораздо примитивнее.
Он просто хотел тебя - и не получил. Он просто думал, что ты - только для него, - и увидел тебя с другим.
В первый раз…

А потом эти простые чувства стали прирастать, как снежный ком, другими оттенками. В тот вечер… ты помнишь?.. когда вы оба играли в страшную и жестокую игру, мучительное объяснение оглушило его, сбило с ног, заставило остановиться, задуматься.

Ты мстила ему, не признавая его способности желать тебя и думая, постоянно думая лишь об одном – о том, что заставило его сблизиться с тобой. Ты всё стояла на перроне, ждала поезда, чтобы, едва завидев на горизонте, снова обогнать его, и не знала, что он давно ушёл с этой станции… вперёд… к тебе.

Каждый день начинался для него с одной мысли. Нет. Ты не угадала. Он думал не о фирме и потраченных Зорькиным и на Зорькина деньгах. Не об отце и Александре. Не об отчёте. И даже не об унизительном сравнении себя с невзрачным, нелепым соперником. Все эти мысли приходили уже потом, они просто обрамляли первую и главную – о том, что сказать и что сделать в течение дня, чтобы вечером можно было, сняв с тебя одежду, прижаться наконец к твоему обнажённому телу, вдохнуть его аромат и раствориться в наслаждении. Опасном и тем более желанном наслаждении, потому что, один раз испытав его, он уже не мог от него отказаться. Ведь ты дала ему то, чего прежде не давал никто на свете, - всё своё тепло, всю себя, без остатка. Ты стала нужна ему.

Но ты не знала об этом. Ты не хотела об этом знать. Ты больше вообще ничего не хотела.

Твоя добрая фея тоже ничего не хотела знать об этой любви. И когда сметённые алкоголем преграды рухнули для него и многодневное неутолённое желание грозило перейти во взрыв, - даже и тогда она видела только тебя, думала только о тебе и, ни о чём не спрашивая и безоговорочно считая его близость угрозой, пришла к тебе на помощь.

А ему некому было помочь. Ведь у него не было своей доброй феи.

А потом… в тот вечер, когда ты попрощалась с ним навсегда, но не сказала ему об этом… он был в первый и последний раз по-настоящему счастлив. Только один раз он был счастлив, и именно тогда. Он впервые смирился с тем, что ты уходишь, он отпустил тебя, потому что понял, что впереди у него – целая жизнь. С тобой. Много дней и ночей, лет и зим. С тобой.

Но ты не могла поверить в это и, закрыв наглухо сердце, поставила в своей игре точку. За которой уже ничего не могло быть – и никого не могло быть. Ни тебя. Ни его. Ни вас вместе.

Но он всё же звал тебя. Он ждал тебя. Вместо твоих волос зарывался лицом в грязный снег. Обдирал в страшной драке руки, которыми так мечтал гладить тебя. Он надеялся искупить этим всю боль твоего кровоточащего сердца.

Добрые феи желают только добра. Под их зонтиками можно укрыться от непогоды, уберечься от печалей. Залечить раны, воспрять духом и даже – кардинально изменить свою жизнь. Но ни новые платья, ни новые беленькие правильные мальчики, ни даже новое сознание не способны переродить сердце, в котором живёт любовь.

Ты его любишь? Ты его любишь, а, Кать?
И он любит тебя, Катя. Слышишь? Он любит тебя!

Да, ты слышишь. Ты тихо шепчешь, что любишь, что простишь… Но утром ты проснёшься и забудешь об этом. Завтра он снова, в бессильном отчаянии, не желая этого, ранит тебя. И добрая фея снова придёт к тебе на помощь, будет учить отпускать, учить забывать. А потом ты вернёшься… чтобы не вернуться.

Рано, рано пришла я в эту волшебную страну. Рассвет уже позолотил ровную гладь моря, твои ресницы дрожат... Я ухожу. К нему. Я расскажу ему о тебе, и у него всё будет хорошо. Нужно только немножко подождать...

-------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:46 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Активия писал(а):
Натали, спасибо за великолепно переданные эмоции и чувства! Воистину наш первоисточник не пересыхаем и хочется вновь и вновь пить свежую живительную влагу. Продолжайте утолять нашу жажду.

DNatali писал(а):
Озвученный "внутренний" голос Жданова - это то, что очень хотелось услышать в сериале. А сцена в машине перед отелем - просто супер...!
Спасибо, Наташа.

natally писал(а):
Активия, спасибо большое!
Как хорошо, что у НРК есть это чудесное уникальное свойство - не тускнеть никогда! Благодаря этому мне есть с кем обсудить, поделиться... А то у нас в Беларуси показ зарубили совсем, и НРКоманов - 2-3 человека на 10 млн. (((

Аквамарин писал(а):
Ох, прочитала всё залпом...
Большое тебе спасибо! Очень чувственно, нежно, очень эмоционально. Необычный (редкий) стиль рассказа. Нравится. Очень. Спасибо!

natally писал(а):
Аквамарин, спасибо большое!!! И отдельно - за похвалу форме, для меня это очень важно...

DNatali писал(а):
Озвученный "внутренний" голос Жданова - это то, что очень хотелось услышать в сериале. А сцена в машине перед отелем - просто супер...!


DNatali, спасибо!
Насчет внутреннего голоса... Когда я смотрела, мне очень хотелось заглянуть в какую-нибудь расшифровочку (ну, типа была такая), но её не было, и вот теперь сама решила попробовать.

Хотела завтра выложить, но раз уж заговорили об этом, то...

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:50 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
- У тебя лёд есть?
- Нет.
- Ну, значит...

Безо льда

В бессильной ярости Андрей ударил кулаком по захлопнувшейся двери подъезда.
Ну, вот всё и выяснилось.
О чём это он только что думал, преследуя по пятам их машину, почти на всех перекрёстках проскакивая на красный свет? Что и под Зорькиным она стонала так же?.. Что и на Зорькине она изгибалась, продевая пальцы между его пальцами, так же?.. Почему же «и»? Только с Зорькиным, только с этим дохляком и шутом гороховым она делает это. А его самого она использовала и выбросила, как одноразовый стакан. Ну, двухразовый…
Не замечая, что хлопья снега уже почти полностью облепили лобовое стекло, почти не глядя на дорогу, он нёсся по городу…
Да что этот кретин вообще может знать о женщинах?! Что Зорькин может знать о НЕЙ? Вот он знает о ней всё, только он знает. Ни этот калека Денис, ни Зорькин не смогли и не смогут полностью понять и почувствовать её… Но что-то подсказывало ему, что эта притягательность живёт в ней неосознанно, что каждый мужчина может почувствовать это и потянуться к ней. И эта мысль сводила его с ума, сжигала всё внутри, испепеляла.
Но зачем?.. Зачем она утром сказала, что всё остаётся по-прежнему? Испугалась его напора? От греха подальше? Он ведь выдавил из неё это согласие, буквально силой вырвал. И тоже – зачем? Почему это было так важно для него? Почему он так упорно силился понять, любила ли она его когда-нибудь? И любит ли сейчас? Вчера… Даже думать страшно об этом «вчера». Но трепет её тела, её рук, губ, весь надрыв её вчерашнего поцелуя так ясно предстали перед ним, что снова его всего обдало жаркой волной и стало трудно дышать.
Нет, так он до Киры точно не доедет… До Киры?.. Он огляделся по сторонам и обнаружил, что его машина стоит перед знакомым домом. Вот он, балкон… Да, хорошо же она его выдрессировала... Вообще сейчас не думал о ней, а приехал по привычке именно сюда. Но он не может сейчас… просто не в состоянии видеть её, разговаривать. Надо успокоиться, прийти в себя…
Что это она днём устроила? Заставила Катю заниматься этими мифическими приглашениями, чёрт бы их побрал. Он стал оправдываться, говорить, что это не имеет значения… Как она оборвала его! «Откуда вы знаете, о чём я думаю?».. Ну, вот он и узнал, долго ждать не пришлось. Как она вырывалась, сопротивлялась! С каким неприятием встретила его попытку поцеловать её! И он ещё надеялся увезти её! Нет, если бы бдительный папа не появился, он всё равно увёз бы её. Он бы заставил её забыть об этом новоявленном Ромео, да она у него забыла бы обо всех Ромео на свете! Ещё долго вспоминала бы эту ночь, в ногах бы валялась, чтобы это повторилось!..
И вдруг оборвалось что-то внутри, как будто окатили холодной водой. Нет, не валялась бы, не просила… И папа здесь ни при чём. Она сама не хотела ехать с ним, она вообще его не хотела… И только к уже существующему сознанию, что он не стоит уважения, добавилось бы презрение. С этим финансовым гением ей интересно, а с ним – нет. Ну, что он такое? Красивая картинка, вроде тех, что она каждый день лицезреет на открытках, которые покупает Малиновский… А внутри – насквозь пропитан ложью, как и те первые открытки. Теперь-то он сам пишет… но что?.. Понять бы самому…
Он горько усмехнулся. Использовала и выбросила? Молчал бы лучше, хоть себе бы не врал… Использовать и выбросить – это его прерогатива, его гордость, его наполеоновский план.
Холодное презрение к самому себе затопило его. Он вдруг ясно осознал масштабы собственной подлости и трусости. Вспомнилась эта сегодняшняя белая коробка с приглашениями, ежедневные примерки свадебного платья… А завтра предстоит смотреть квартиру. Квартиру, в которой он никогда не будет жить. Которую он увидит в первый и последний раз в жизни.
Ну что ж, хотя бы с этим он разобрался, хотя бы это стало ясно. Он не женится на Кире, этой свадьбы в его жизни не будет. Только надо свыкнуться с этой мыслью, полностью осознать её. И на это ему нужно время. Время? Опять?! Но больше лгать невозможно, невыносимо. Раньше – мог, а теперь – нет. Но Киру – жаль… Она не заслужила. Как он скажет ей, как посмотрит ей в глаза? И именно потому что жаль, надо потерпеть немного… или потому что скоро Совет директоров, надо потерпеть немного.
И вдруг опять зажглось что-то внутри, согрело. Он скажет… Кате. Да, завтра он скажет ей правду о том, что окончательно решил расстаться с Кирой. И, может, хоть тогда из её глаз исчезнет этот непонятный блеск и на лице вновь появится улыбка. Ведь всё же… вчера… Да что ж так жарко-то опять… Печка вроде давно не работает, за окном – мороз… А его опять сжигают воспоминания...

-------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
tatyana-gr писал(а):
Натали! Спасибо за это чудесное ожерелье из миниатюр! Каждая - как жемчужина, хочется наслаждаться, возвращаться вновь и вновь...

Oshera писал(а):
Натали, большое спасибо, это было сказочно! Добро пожаловать на наш форум.

spaceman писал(а):
Натали! Огромное спасибо тебе! Зачитался! Море удовольствия от твоих зарисовок! Красиво! Захватывающе! Необычно!
Изображение

DNatali писал(а):
Наталья! Ваши "расшифровочки" - это, что называется, бальзам на душу нркмана.
Большое спасибо.

Никитка писал(а):
Наташа, спасибо, столько красивых зарисовок сразу. Такие мгновения счастья и надежды. Спасибо. :D

olg3115 писал(а):
Наташа, читается на одном дыхании. Обо всем вокруг забываешь. Спасибо.

Wredina писал(а):
Натали! Спасибо Вам большое! Прочитала все залпом, получила колоссальное удовольствие! :D :P :D

Ликантра писал(а):
Уф, смогла зайти. Наконец. Интересно, а почему в прошлый раз , когда я зашла по ссылке Nedo, меня упорно выбрасывало в главное меню? Кто-нибудь знает ответ на этот вопрос? :roll:
Теперь о том, зачем я, собственно, зашла. natally, спасибо за зарисовки. Такое чудо. Жаль, что не читала их раньше.

Амалия писал(а):
Потрясающе. Вот это открытие! Передать так много в столь малых формах - для меня это высший пилотаж. Спасибо, Натали! :D

Екатерина писал(а):
natally писал(а):
Активия, спасибо большое!
Как хорошо, что у НРК есть это чудесное уникальное свойство - не тускнеть никогда! Благодаря этому мне есть с кем обсудить, поделиться... А то у нас в Беларуси показ зарубили совсем, и НРКоманов - 2-3 человека на 10 млн. (((

:( Зона-свободная от НРКмании... :twisted: Но есть этот форум, и здесь не надо зажигать звезд-они зажигаются сами! Спасибо, звездочка!

natally писал(а):
Большое всем спасибо за гостеприимство, за поддержку, за тепло в холодный день! spaceman, спасибо за прелестные цветы! От них на душе посветлело...

Катюш, так приятно, спасибо... :oops: Я так понимаю, о безобразиях, творящихся на белорусском экране, ты знаешь не понаслышке? Зона - и есть зона. Во всём. :cry:


Kuvelt писал(а):
Ра-сте-клась... Это волшебно!!! СПАСИБО!!!!!

Anuta* писал(а):
Спасибо, очень нежно и пронзительно.

natally писал(а):
Kuvelt, Anuta*, спасибо! Я очень рада!

Nedo писал(а):
Наташа, спасибо еще раз!

natally писал(а):
Недо, СПАСИБО большое за поддержку! :oops: :)

ТПРУжинка писал(а):
Наташ, просто ОГРОМНЕЙШЕЕ спасибо... Девчонки правильно сказали - это, действительно, ожерелье, но только из разных камней... Похожи они тем, что одинаково прекрасны. Пошла перечитывать по второму кругу :roll: Это тебе.

Изображение

Ангел Любви писал(а):
natally
Восхитительно, красиво!!!
Приглашаю тебя выложить свои зарисовки у меня, на форуме
Буду очень рада :) :D

natally писал(а):
Пружиночка... спасибо большое за такие замечательные слова... И за чУдную ромашку и бабочку... В промозглый осенний день такой кусочек лета! :)

ТПРУжинка писал(а):
Пошла перечитывать по второму кругу

Сейчас ещё кое-что появится... :oops:

Ангел любви, большое-большое спасибо за отзыв и за приглашение!!!

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 15:57 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Диалоги

…- Вот видишь: когда мы вместе, все проблемы легко решаются. Правда?
- Но у нас есть ещё одна проблема… которую не так-то просто разрешить…
- Какая?
- Мой папа!
- Да уж… Ну ничего, сегодня вечером мы постараемся решить эту сложную проблему.
- Ты слишком оптимистично настроен… А почему вечером?
- Ну, мы же едем сейчас ко мне… Ну во-о-от, а потом надо ещё в парикмахерскую зайти. Это недолго, она на первом этаже находится.
- Но зачем, Андрюша?
- Я просто не хочу, чтобы при первом же смотре у Валерия Сергеича был повод быть недовольным моим внешним видом!
- Тогда еще и туфли надо начистить… И портупею…
- А почему бы нет? Ты зря смеёшься… Чтобы завоевать его расположение, я готов на всё!
………………………………………………………………………………………………………

…- Андрюш, закрой балкон…
- Пошли со мной…
- Куда?! Балкон закрывать?!
- Ну да… Ладно, только лежи тихо. Я сейчас…
………………………………………………………………………………………………………

…- Благодарю вас, Екатерина Валерьевна. Андрей Павлович, все подробности мы обсудим с вами завтра у нас в офисе.
- Также благодарим вас, Сергей Александрович. Надеемся на дальнейшее сотрудничество. Всего доброго!
- Всего доброго, Сергей Александрович!.. Кать, пошли домой.
- Андрюш, полдвенадцатого!
- Пошли… Кира в офисе, попросим её, если что, заменить тебя.
- Ты с ума сошёл! Работы – выше крыши!.. Ну что ты делаешь, Андрюша…
- Значит, надо Валерия Сергеича уговорить как-то… чтобы ты у меня ночевала… Ночью – тебя нет… днём – работа эта бесконечная…
- Ты что! Папа никогда не согласится!
- Тогда пошли скорей…
- Андрюш, потерпи… совсем немножко… Мы же всё равно скоро поженимся…
- Я не доживу! Ну, Катя…
………………………………………………………………………………………………………

…- Ой, какая вода холодная!
- Не пей такими большими глотками! Давай стакан, принесу тёплой.
- Да ладно, я выпью эту, не надо…
- Кать, простудишься… Отдавай стакан сейчас же!.. Держи одеяло, укройся…
- Я не хочу… Поставь стакан и иди ко мне…
………………………………………………………………………………………………………

…- Кать, а почему ты сегодня целый час трубку не поднимала?
- Так я же тебе говорила – уехала, а телефон забыла…
- Опять! Привязать тебя к этому телефону, что ли?.. А куда ты ездила?
- К Полянскому… Ну, и ещё в аптеку заехала…
- В аптеку? Ну вот, я так и знал! Я говорил, что простудишься! Ты ещё и мороженое вчера ела… Что у тебя болит? Ты температуру мерила?
- Ничего я не мерила… Андрюш, успокойся… Ты… Ты только не волнуйся… Я… У нас будет…

- Куда ты?
- Всё, хватит. Пора выходить из подполья. Поехали к тебе… А где твоё платье?
- Не знаю… Наверное, там, на полу в прихожей…
- На полу?..
- Андрюш, ты что?
- Еще есть время…
………………………………………………………………………………………………………

- Кир, ты слышала? Пушкарёва родила! Девочку. Клоны атакуют!
- Вика! Попридержи язык. Не забывай, что эта девочка – ещё и дочь Андрея.
- Дочь Андрея, дочь Андрея… Если дочь Андрея, так уж и сказать ничего нельзя, да?
………………………………………………………………………………………………………
- Кажется, заснула… Сколько времени?
- Подожди… где телефон? Почти три часа.
- Ещё так рано… Знаешь, давай не будем больше спать. Ты вот сейчас спала, и я подумал… Когда ты засыпаешь, я теряю тебя… Ты где-то далеко, не со мной. А я не могу жить без тебя…
- Глупый. Ты не можешь потерять меня… Ведь я всегда с тобой, рядом…
- Нет… Когда мы спим, мы принадлежим только самим себе…
- Так ведь ты – это и есть я, а я – и есть ты…
- Ты – это я, а я – это ты… Я люблю тебя.
- Я люблю тебя…

--------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 16:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
ТПРУжинка писал(а):
Наташ, ещё раз пасибки :D Диалог о балконе - прелесть!!! И про сон - тоже... А если они снятся друг другу??? Тогда как? :wink: А тебе - ещё цветочек.

Изображение

zszu писал(а):
Здорово! А сколько мне зарисовок досталось за раз :P
Наташа, огромное спасибо!

natally писал(а):
Спасибо... :oops: Мне почему-то про балкон тоже больше всего нравится (ну, если последний разговор не считать)...

ТПРУжинка писал(а):
А если они снятся друг другу??? Тогда как?

Тогда вдвойне чудесно...
Он просто хочет быть уверен, что она с ним - всегда...

natally писал(а):
zszu писал(а):
Здорово! А сколько мне зарисовок досталось за раз :P
Наташа, огромное спасибо!

zszu, спасибо большое! Я рада, что удалось подарить много! :)

Люта писал(а):
Наташенька, солнышко! Ты здесь появилась! Оторвешься от форума на сутки, а тут такое событие!
Как я рада тебя видеть и вновь читать! Изображение

ПЧЕЛКА писал(а):
Спасибо......Очень мне диалоги понравились......
эт тебе.....
Изображение


natally писал(а):
Господи, девочки, я плАчу! Люточка, спасибо за такие милые цветочки! Пчелка, спасибки за мишку! Я и не знала, что такие подарки меня здесь ждут...

Ещё?.. :oops:


травка писал(а):
Очень-Очень ЗДОРОВО!
Все зарисовки - просто сплошное удовольствие.

БОЛЬШОЕ СПАСИБО!!!!!


natally писал(а):
Травка, я рада, что понравилось! Спасибо!

травка писал(а):
natally писал(а):

Ещё?.. :oops:


КОНЕЧНО, ДА!!!!!!!!!

ЖДЁМСССССС!

Anuta* писал(а):
Наташа, и еще раз спасибо огромное!
Изображение

Della писал(а):
Наташенька! Так здорово! Без лишнего пафоса и патоки, но очень нежно и правдиво.
Спасибо

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 16:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
Любить
(Из 172 серии)

Страшно.

Этот страх был ему знаком.
Он уже владел им когда-то. В той, прошлой жизни. Он не опутывал его паутиной, не обхватывал со всех сторон щупальцами. Он разрывал его на части изнутри, стремясь дать выход чему-то неосязаемому, но очень сильному, и это вырывалось наружу, но не растворялось, не исчезало, а, повисев несколько мгновений в разряженном, липком, пустом вакууме, возвращалось обратно и душило его ещё сильнее.

Сработали ли какие-то защитные механизмы, или мудрые жизненные законы взяли верх, но сначала страх ослабил свою хватку, потом отошёл на второй план, освободил место мыслям, дыханию, каким-то простым движениям, а постепенно и вовсе затих. Он уже думал, что страх умер, что он избавился от него.
И даже сегодня, когда он увидел её, всё было нормально. Он радовался инерции своего спокойного хронического состояния, приняв её за постоянство. Чувствовал себя сильным, способным переломить неверие, надеялся всё объяснить и убедить.

И вот теперь он чувствовал, как исподволь, с каждым её словом, этот старый, забытый страх возвращается и снова завладевает всем его существом.

Пусти меня. Пожалуйста…

Оставь меня в покое. Пожалуйста…

Снова он очутился в вакууме, снова не мог дышать, думать. Этот страх от её неверия и собственного бессилия не был острым, мгновенным, он не ввергал в панику. Он просто опять становился его частью, становился им самим. В нём предстояло жить.
Хватать ртом воздух. Чувствовать, как слабеют и безвольно повисают такие обычно сильные руки. Не думать ни о чём и ни о ком, кроме неё. Не видеть ничего и никого, кроме неё. И быть одному - во всём мире, в галактике, во Вселенной. Надо найти спасение. Ухватиться. Прислониться. И он ответил на телефонный звонок.

Я люблю тебя… История стара, как мир… Она права. Как он мог убедить её? Разве могут эти слова сказать ей о том, что он чувствует? На свете просто нет таких слов.
А может, это не любовь? Или какая-то другая любовь? Да, он не любил раньше, и ему не с чем сравнивать. То, что он когда-то в юности чувствовал к Кире, нельзя было назвать любовью даже в привычном, обжитом людьми смысле. Но ведь ему не раз в своей жизни приходилось видеть счастливые пары, любящих людей. Эти люди ссорились, мирились. Изменяли, уходили, возвращались обратно. Отдыхали друг от друга, находили компромиссы. И, конечно же, они любили. Ну, или думали, что любят, - и вместе с ними так думали окружающие.
Лишь один раз ему довелось увидеть чувство, в чём-то схожее с его собственным. Это было давно, лет двенадцать назад, когда он, будучи ещё совсем юным студентом, пришёл с родителями в дом их старого приятеля, с которым они не виделись много лет. Рассматривая семейный альбом, Павел Олегович случайно наткнулся на фотографию давно умершей жены хозяина. Он неожиданности и неловкости он замешкался и не успел перевернуть страницу альбома. Родители и супруга хозяина, с которой он прожил долгую счастливую жизнь, обменялись встревоженными взглядами, а Андрей был потрясён выражением лица друга родителей. Больше нигде и никогда он не видел такой боли, такой обречённости.
Он знал, что никогда не захочет отдыхать от неё. Никогда не изменит ей. Что ему всегда будет её мало. Чем больше будет видеть её, тем больше будет влюбляться. Чем больше будет целовать её, тем сильнее будет любить. Будет ревновать её к воздуху, которым она дышит, к снам, которые будут ей сниться. Она прорастёт в нём, станет его неотъемлемой частью, его дыханием, его жизнью.
Почему это произошло именно с ним? Почему именно он избран этим чувством? Как могло оно родиться из мгновений, которые все - наперечёт? Из нескольких прикосновений, взглядов, поцелуев? Всего лишь из двух ночей - неосмысленных сказочных подарков судьбы, ставших единственным его богатством? Непостижимо. Но это было. Это жило, цвело. И, несмотря на то, что он всё ещё надеялся исцелиться, в глубине души он чувствовал - он ничего не сможет поделать с этим, это умрёт только с ним самим. И даже и тогда - умрёт ли?..
Но её, той, которая могла бы быть рядом с ним, которую он будил бы по утрам, которой расчёсывал бы волосы, целовал руки, дарил цветы, - её нет. Он сам, своими руками, убил её.

Страшно.
Ухватиться. Прислониться. Спастись.

Какой долгий, спокойный, умиротворяющий поцелуй. Он качается на волнах своего спасения, он старается материализовать эфемерность своей последней соломинки. Нет, он не представляет, что это она. Каждым миллиметром своей кожи, каждой, самой мельчайшей, частичкой удара своего сердца он знает, что это не она. Он просто хочет - не хотеть, чтобы это была она. Он просто хочет - чтобы это была она.

Я люблю его…

До сих пор люблю, как раньше. Я думала, что всё прошло, но мне только показалось.

Я люблю его…

Невозможно. Невозможно любить человека, который тебя унизил, обманул, использовал.

Но я люблю.


Как это просто.
Услышать. Почувствовать. Понять.
Протянуть руку, связать невидимые нити.
Воскреснуть самой и воскресить другого.
Любить.

--------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 16:17 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
natally писал(а):
Anuta*, Della, я очень рада! Спасибо!

Anuta*, спасибо за шикарную розочку!!!

Della, иногда, наверное, всё-таки проскальзывает романтичность... :) Но иначе сейчас не могу - слишком свежо восприятие, я вся в этом мире...

nadin писал(а):
Первый раз прочла это еще в Палате, теперь перечитала снова.
Здорово! Очень проникновенно.

Спасибо, natally!

Митя писал(а):
Цитата:
Как могло оно родиться из мгновений, которые все - наперечёт? Из нескольких прикосновений, взглядов, поцелуев? Всего лишь из двух ночей - неосмысленных сказочных подарков судьбы, ставших единственным его богатством? Непостижимо. Но это было. Это жило, цвело. И, несмотря на то, что он всё ещё надеялся исцелиться, в глубине души он чувствовал - он ничего не сможет поделать с этим, это умрёт только с ним самим. И даже и тогда - умрёт ли?..
Но её, той, которая могла бы быть рядом с ним, которую он будил бы по утрам, которой расчёсывал бы волосы, целовал руки, дарил цветы,

Наташ, это ВОЛШЕБНО :!: Спасибо!

natally писал(а):
Мить, Надин, это вам спасибо! За мой полёт от радости... :oops:

Дуся писал(а):
Всего на сутки реал оторвал меня от форума, а тут такое событие - у нас новый автор, и КАКОЙ!!! Natally, если бы после каждой серии читались твои миниатюры, заболевших НРКманией было бы на порядок больше! Каждое слово прямой наводкой в сердце, удивительно, талантливо.красиво! Очень понравились "Диалоги"- маленькие кусочки фраз складываются в большую, цельную картину жизни! Спасибо! :) Я поздравляю нас всех- опять повезло! :D

natally писал(а):
Ой, Дусь, как же приятно читать такое... Нет слов, чтобы передать, что я чувствую. Что ни напишу сейчас, всё равно всех эмоций моих не выразит... :oops: Спасибо за то, что вы есть, что вы со мной, что вы с НРК!!!

ТПРУжинка писал(а):
Это просто счастье какое-то... Ты что-то спрашивала, Наташ? Я отвечаю - ЕЩЁ!!!!

Митя писал(а):
Наташа, прости меня ради бога за то, что я сейчас спрошу у Дуси. Пойми меня правильно - я не в коем случае не хочу проводить какие то сравнения, честно. Но прочитав вот эту фразу

Дуся писал(а):
Natally, если бы после каждой серии читались твои миниатюры, заболевших НРКманией было бы на порядок больше!

очень хочу Дусю спросить - читала ли она на Толкушке Описание серий и Впечатления Милы Hammamelis? Я то заболела после прочтения Милы. Я думаю ты меня поймешь.

Дуся писал(а):
Митя писал(а):
Наташа, прости меня ради бога за то, что я сейчас спрошу у Дуси. Пойми меня правильно - я не в коем случае не хочу проводить какие то сравнения, честно. Но прочитав вот эту фразу

Дуся писал(а):
Natally, если бы после каждой серии читались твои миниатюры, заболевших НРКманией было бы на порядок больше!

очень хочу Дусю спросить - читала ли она на Толкушке Описание серий и Впечатления Милы Hammamelis? Я то заболела после прочтения Милы. Я думаю ты меня поймешь.
Читала. Это просто сказочно! (я озвучила свои впечатления, а не название одного из ее фиков).Я Милу про себя прозвала "Эльф лесной", очень романтичная девочка! Я её тоже люблю, она даже одна из САМЫХ любимых! :)

Митя писал(а):
Вот, вот! :lol: Как приятно встретить единомышленников :!: :lol:

ma_mashka писал(а):
Мне кажется. что моя болезнь тоже началась с Милочки. Я ведь зашла в сеть, чтобы найти описание серий, прочесть содержание всех серий до самого конца и забыть сериал, как страшный сон. Может быть, если бы эти "описания" писала не Милочка, а кто-то другой, все бы для меня этим и кончилось?
Фан-артом я заболела уже после нее. Потому что прочтя Милочку, я потом старательно выискивала те чувства героя, которые увидела она, на телеэране. Выискивала и чаще всего не находила, потому что кое-кто играл гораздо хуже, чем зрительницы СМОТРЕЛИ, ВИДЕЛИ И ПОНИМАЛИ.

Митя писал(а):
ma_mashka писал(а):
Мне кажется. что моя болезнь тоже началась с Милочки. Я ведь зашла в сеть, чтобы найти описание серий, прочесть содержание всех серий до самого конца и забыть сериал, как страшный сон. Может быть, если бы эти "описания" писала не Милочка, а кто-то другой, все бы для меня этим и кончилось?
Фан-артом я заболела уже после нее. Потому что прочтя Милочку, я потом старательно выискивала те чувства героя, которые увидела она, на телеэране. Выискивала и чаще всего не находила, потому что кое-кто играл гораздо хуже, чем зрительницы СМОТРЕЛИ, ВИДЕЛИ И ПОНИМАЛИ.

:lol: Маш, а у меня немного по-другому было. Я смотрела забавный сериал, готовая в любой момент бросить просмотр, как только перестанет быть смешно. А в сцене монолога Кати перед первой ночью, после слов - А любовь она.... - НУ сделала паузу и... я в утонула в этой паузе и вынурнула из нее поклонницей актрисы Уваровой и дальше смотрела спектакль с Уваровой в главной роли :lol: И в инет зашла поискать инфу - что Уварова играет, билет заказать и т.д. И вдруг Мила (оказывается там такое в этом спектакле), потом я сбегала купила диски, ну а уж потом ОС и АРТ :D


Ну вот опять вернулись воспоминания - как это было. Эх. Наташа..... :lol:

Ксения писал(а):
Natally! Добрый день. С премьерой Вас и аншлагом!
Вашей собственной пьесы под названием «История любви».
Первая читка этой пьесы состоялась 23.11.2006 г. Меня Вы не видели, но я сидела в первом ряду и очень внимательно следила, как Вы работали над ролью. День за днём. Увлекательное зрелище, поверьте. Пьеса о любви, а главная героиня не то, что не любит, а вообще не верит в любовь. А пьеса так хороша, а режиссер так терпелив и труппа помогает изо всех сил …поверить в любовь и полюбить. Ну, не могли все ошибиться, очень уж талантлива была актриса. И трудолюбива. Душой. А репетиции каждый день, на то они и репетиции. И актриса расцветает, и роль - уже не роль, а состояние души. А зритель в первом ряду наслаждается восхитительным действом того, как рождается любовь. Ведь актриса талантлива и трудолюбива. Хотя сама она, нy, как главный герой, наверное думает, что просто очень хорошо играет свою роль. Только нас, тех которые на сцене и в зрительном зале, не обманешь: полюбила, по настоящему полюбила.
И, наконец, 17.05.07 г. – прогон, генеральная репетиция. Актриса на сцене со своей главной репликой: «Пора признаваться этой пьесе - я влюбилась». Занавес. Успех. И актриса так воодушевлена, что на вопрос режиссера и труппы – когда же это произошло - отвечает: «Очень давно, ……..на первой читке». И я, зритель в первом ряду, ей верю. Уж больно пьеса хороша и актриса талантлива.
Natally! А сегодня у Вас премьера и аншлаг. Так держать!
P.S. По материалам ТОЛКУШКИ "Не родись красивой" в Беларуси. Обсуждение серий.

natally писал(а):
Люба, огромное спасибо!!! Такие талантливые люди, как вы, не могут быть просто зрителями, я уверена в этом... :) А за слова Андрея, вложенные в мои уста, - особенное спасибо... Ведь, как и у него, в моей жизни - произошло настоящее чудо. И я благодарна вам за то, что вы почувствовали это в полной мере.
Буду очень рада, если мы будем общаться в дальнейшем!

Как здорово, Митюш, что ты вспомнила Милу. Она - мой талисман, моё первое и самое сильное впечатление от фан-арта. Это незабываемо и неперебиваемо - как первая любовь. Я ведь вообще ничего не знала о фан-арте, мне девочки на Толкушке, как ребёнку, объясняли (благодарна им буду за это общение до конца жизни, ведь, если бы не они, осталась бы я на просторах нашей безНРКшной страны как на необитаемом острове), а я только слушала и внимала, открыв рот.))) И вот случайно наткнулась на Милины "Впечатления" и поняла - нашла то, что душе моей нужно. Ну, а потом прочла "Это было сказочно"... и болею этой темой до сих пор...

Митя писал(а):

Ну вот опять вернулись воспоминания - как это было. Эх. Наташа.....

Мне и на Толкушке, и в Палате девочки это говорят - что из-за меня у них рецидив начинается, они как бы в молодость возвращаются...)))

Друзья! А теперь - не поехать ли нам... (вместо Марьино)???

zszu писал(а):
Здорово :P
Наташа, спасибо!

natally писал(а):
zszu, спасибки тебе за то, что читаешь!

tatyana-gr писал(а):
Натали! СПасибо огромное за твои миниатюры, за Любовь, такую простую и такую необъятную... За те чувства, которые рождаются под впечатлением прочитанного.

spaceman писал(а):
Натали! Спасибо за радость, которую ты щедро даришь нам всем здесь - твои чудесные зарисовки, которые как яркие цветы радуют душу и тревожат сердце...
Изображение

Никитка писал(а):
Натали, спасибо. Просто очаровательно. :D

Ликантра писал(а):
natally, спасибо за "диалоги". Это просто чудо!! 8)
И спасибо за любовь, которой нельзя переболеть.

natally писал(а):
tatyana-gr, спасибо! За мои чувства от таких отзывов...

spaceman, спасибо за прекрасный букет! От таких цветов в хмурый осенний день сразу и настроение становится ярким!

Никитка, спасибо!!!

Ликантрочка, привет! Спасибо тебе! За любовь - НРК спасибо...

Ксения писал(а):
Митя писал(а):
А в сцене монолога Кати перед первой ночью, после слов - А любовь она.... - НУ сделала паузу и... я в утонула в этой паузе и вынурнула из нее поклонницей актрисы Уваровой.....

Потрясающе сказано. Браво!

natally писал(а):
natally писал(а):
А теперь - не поехать ли нам... (вместо Марьино)???

Ну, раз никто не захотел поехать, поеду одна... :D

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 16:18 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
По обе стороны стекла

Безответная любовь, безответная.
А была б она – твоя, беззаветная…


***

Он и она сидели за столиком в ресторане.

На арене гладиаторского цирка, на сцене театра, на виду у любопытных рукоплещущих зрителей.

У неё были – душа, не живая больше; мечты, небрежно скомканные равнодушной рукой; и воспоминания – сначала бывшие неожиданно подаренным судьбой чудом, а потом оказавшиеся криво отражёнными в зеркале наивности и простодушия фантазиями.

У него были – проблемы на работе и в семье; досада и недоумение от странного поведения любовницы, ещё недавно считавшей его богом, а теперь смеявшейся над ним; и те же воспоминания – ни в чём не отражённые, а просто дразнившие и будоражившие его.

Она видела перед собой человека, которого сначала боготворила, потом очень сильно любила, а теперь хотела проучить и наказать за смерть своей души. Ну, и за то, что у него не хватило сил вместе с душой убить и её любовь к нему.

Он видел перед собой женщину, которую сначала через силу соблазнял, потом с удивлением узнавал, а теперь очень сильно хотел. Которая сперва вознесла его на сверкающий в лучах солнца пьедестал, а потом почему-то сбросила оттуда.

Он и она были близки когда-то. Какой-то небольшой отрезок времени они встречались, целовались, ссорились, мирились, шептали другу другу одними ими слышимые слова, нехотя разъединяли мокрые от пота, горячие, ослабевшие в жаркой схватке страсти тела.
Он почти забыл, а она не знала, что между ними была стена.

Прочная стеклянная преграда, в которой сейчас преломлялся изумрудный свет от неоновых букв вывески с названием ресторана, висевшей над возвышением для музыкантов, - как в стекле маленькой рюмки, из которой она пила водку.
Водки было много – как в тот вечер, когда, заливая спиртным своё неприятие происходящего, он впервые поцеловал её. Теперь она хотела поменяться с ним ролями, чтобы он на себе испытал те чувства, которые им же были тогда уготованы для неё.

А он так хотел вернуться на свой пьедестал, сооружённый когда-то её преданным и любящим сердцем. Ему было так страшно и неуютно очутиться вдруг в обычной толпе, и он растерянно оглядывался по сторонам, надеясь схватить протянутую ею руку, которой она снова вернёт его на прежнюю высоту. Но её рука была сейчас почему-то протянута другому, и он злился и не мог с этим смириться.

Каждый, даже самый малейший, поворот её головы, её такие характерные порывистые и угловатые движения напоминали ему об испытанном наслаждении и заставляли желать испытать его вновь. Он вспоминал, как она запрокидывала голову навстречу его поцелуям, как робкими, мимолётными движениями останавливала его, а потом снова тянулась к нему… Как среди вроде бы таких неопытных, таких неумелых движений вдруг неосознанно появлялось одно – неуловимо манкое, ловкое, как будто кто-то специально научил её приёмам, чтобы сводить мужчин с ума… Это сочетание необыкновенной чистоты и сильной природной сексуальности, это стремление отдать ему себя всю, стать его частью - заслоняли и перечёркивали все прежде испытанные им удовольствия, делало их блеклыми, пресными и не имеющими никакой ценности.
Он изучил все оттенки её голоса и в последнее время часто ловил себя на том, что невольно прислушивается к его звукам, угадывая переход от бархатисто-хрипловатых до переливчато-нежных ноток. Даже стоя спиной к двери, он уже мог почувствовать её появление в помещении. Какие-то невидимые, но очень прочные нити притягивали его к ней, и иногда он балансировал на грани, с трудом удерживая желание прикоснуться к ней, привлечь к себе, снова ощутить её всю, полностью, без остатка.

Но он хорошо помнил правила затеянной им самим когда-то игры, и по этим правилам никто, кроме них двоих, не должен был знать обо всём этом. Его друг должен был продолжать считать их отношения холодным и рассчитанным обманом, все остальные – отношениями начальника и помощницы. И он пытался осуществить своё желание в тайне от всех, как всегда, как раньше, когда она его понимала и не требовала легализации отношений. А если даже и заговаривала об этом, то ему всегда удавалось убедить её. Но сегодня с самого начала всё пошло не так. Она захотела поехать в этот ресторан, где всегда было полно его знакомых, и произошло то, что и должно было произойти, - знакомые удивлённо разглядывали её, а его бывшие пассии, абсолютно не стесняясь её, бесстыдно обнажали перед ней его отношения с ними.

И он мучился от стыда перед ней и от контраста собственных чувств. От стремления разобраться в причинах её поведения и неловкости от соседства с ней у всех на виду. От желания обладать ею и сознания нелепости её присутствия рядом с ним в глазах окружающих.

Он требовал у неё подтверждения её любви и боялся, что кто-нибудь сочтёт эту любовь разделённой им.

И он снова и снова пытался разбить стену между ними, но так, чтобы не пораниться разлетающимися от удара осколками.

***

- Вы меня в чём-то подозреваете?
- Нет. Просто однажды…однажды вы сказали, что любите меня. Вы помните? Почему вы молчите? Я вам совершенно безразличен?

Андрей, умоляющий любить его. Аферист, наступающий себе на горло ради денег. Разве могла она себе представить такое?.. Как же ему должно быть тяжело сейчас!
Алкоголь раздвинул границы сознания, и она перешагнула через все преграды, наставленные ею самой себе. В сущности, в них не было уже никакого смысла и никакие слова уже не были в силах что-либо изменить.

- Нет. Я всё ещё люблю вас, - устало и спокойно сказала она.

Он ожидал этого ответа. Разве мог он по-настоящему представить себе какой-то другой ответ?.. И он продолжал почти без перехода:

- Простите, Кать, но мне как-то во всё это не очень верится.

Нет, она не предаст единственного, что у неё осталось. Она не будет лгать себе и ему. Быть может, ей больше никогда не придётся сказать ему правду. Она поддастся его игре и скажет то, чего он ждёт.

- Посмотрите на меня, - просто сказала она. Спокойно и открыто смотрела она ему в глаза, не стыдясь своей любви, вложенной в этот взгляд.

Ему этот взгляд был знаком – и незнаком. Раньше в нём не было такой взрослой боли, такого зрелого отчаяния. Но игра есть игра, и он, решив не обращать внимания на внезапно появившийся комок в горле, продолжал плыть по её течению.

- Тогда почему вы не со мной?

Вот она, возможность снова стать самой собой, дать себе передышку, оживить надежду…

- Я с тобой… - простонала она, опустив голову, и вдруг, порывисто поднявшись с места, пересела на стул, стоявший совсем близко от него. Низко наклонившись к нему, тихо говорила:

- Я с тобой… Это ты не со мной, понимаешь?.. Ты стыдишься меня, вот в чём проблема! И не надо ничего говорить, это всё слова, а на деле можешь быть со мной только в тёмных закоулках…

- Это не так! - машинальный, заученный, ожидаемый ответ.

Но её отчаянная надежда уже рвалась наружу, сметая всё на своём пути. Она не боялась пораниться самой и поранить его – ведь только с этими ранами стена между ними могла исчезнуть навсегда.
И она медленно поднялась над ним, почти касаясь его.

- Нет? Тогда докажи это! Тогда поцелуй меня прямо здесь, в этом ресторане, где тебя все знают! Уверяю, что все твои сомнения развеются!

То, чего он боялся с самого прихода сюда, всё-таки случилось. Вначале он ещё надеялся, что ему удастся обойти острые углы, но теперь она безжалостно обнажила весь этот спутанный клубок его противоречивых чувств и поставила его перед выбором, которого он так боялся.
Выход был только один, и он тоже знал это с самого начала. Он не мог сейчас не оттолкнуть обеими руками то, чего в последнее время хотел больше всего на свете.
И он тоже поднялся. Теперь они стояли вплотную друг к другу, и он озирался по сторонам, цедя сквозь зубы:

- Пожалуйста, не просите меня, Катя… не могу я этого сделать… здесь… не могу!!! И потом – я вообще не понимаю, как это можно целоваться при всех!

Всё бесполезно… надежда умерла.

- В начале вечера у вас прекрасно получалось – потому что вы целовались с красивыми девушками, и они не могли оставить след на вашей репутации. Со мной всё по-другому?..

И, получив подтверждение исправной работы механизмов старой игры, со словами: «Со мной можно целоваться только в темноте и на необитаемом острове. Я поняла, спасибо за урок!» она быстро вернулась на своё прежнее место за столиком и отвернулась от него.

А он, убедившись в том, что опасность миновала, снова оказавшись в своей привычной стихии, рванулся за ней следом, опустился на краешек стула возле неё, пригнулся к ней.

- Катенька, давайте уйдём…
- Зачем? Зачем?.. В этом прекрасном заведении, я уверена, есть какой-нибудь подвал, где можно выключить свет, а если взять с собой бутылку виски - у вас всё получится!
- Вы что, хотите добить меня окончательно?
- Нет, я бы не посмела!
- Вам, конечно, всё равно, наверное, я циник, наверное, я негодяй, но мне нравится целовать вас в темноте… – Она, всё так же отвернувшись, смеётся над этими словами… - м-м-м… в смысле, когда никого нет! Я… ну.. ну, наверное, это глупо звучит – но я не могу иначе, Катя!

И она, повернувшись к нему, ставит точку в этой бесполезной гонке, в этом бессмысленном фарсе, объясняя ему, как маленькому ребёнку, очевидное:

- Но мы же с вами не вампиры, чтобы постоянно жить в темноте и скрываться.

Он устал бороться с ней. Она не хочет понимать его!

- А вы стали совсем другой, Катенька... И это не случайно - как только появился... Николай Зорькин...

Опять смешно. Что же он так смешит её сегодня? Её грозный друг не даёт президенту покоя. Бедный, как он, должно быть, измучился за эти месяцы! Ему, наверное, постоянно снится Коля в окружении хмельных красавиц и белых мерседесов…
Но она не даст, не даст ему шанса всё свалить на Колю. Она всё-таки заставит его вспомнить о ней самой и о её чувствах.

- Опять Николай… Вы всё ещё думаете, что между нами что-то есть?
- Я это чувствую!
- И вы думаете, что мои чувства к нему сильнее, чем к вам?.. Вы ошибаетесь, и я вам могу это доказать. Прямо сейчас… В отличие от вас я ничего не боюсь!

Он снова с опаской озирается по сторонам…

- Что… что вы собираетесь делать?
- Я вам спою...
- Что?!

Близко-близко склонившись к его лицу, она тихонько начинает петь. Как смешно вспоминать тот вечер, когда она впервые пела эту песню… как он смеялся, наверное… забавно, нелепо… больно, страшно.

…Собираю наши встречи, наши дни, как на нитку – это так долго...

Но что это? Музыка? Кто-то аккомпанирует ей… Кира аккомпанирует ей.

Растерянный, дезориентированный, он извиняется и выходит из зала, чтобы поговорить по телефону. У выхода оглядывается на неё – она продолжает петь, глядя в пустоту…

…Только мысли все о нём и о нём. О нём и о нём...

***

Закончив разговор, он уже собирался вернуться в зал, но вдруг вспомнил, что в начале вечера она просила у него телефон, чтобы позвонить домой. На экране высветился незнакомый номер: это не её домашний телефон. Все подозрения последних дней саккумулировались в этом номере. Чувствуя, как в глубине души тихо закипает злость, он нажал на кнопку вызова. Через две минуты, когда подозрения подтвердились, недобрая улыбка появилась на его лице. Волна какой-то весёлой ярости поднималась в нём.
Любовь? Чистая, сильная любовь?.. А Зорькин – просто друг, как говорится, ничего личного? Что за дурацкая игра? Она играет – с НИМ! В это невозможно поверить! Чтобы она осмелилась… Предпочла ему плюгавого коротышку, клоуна, идиота! И врёт ему!
Сидит, низко склонив голову над столом… Вот бы сейчас подняться на сцену к музыкантам и объявить на весь мир о своём позоре! Она бы и тогда продолжила издеваться над ним?!.
Еле сдерживая рвущуюся наружу ярость, подсел к ней. Подняла голову, презрительно улыбнулась:

- Господин Жданов… вы ли это? А я уже не ожидала вас увидеть… при свете!

И снова тянется к рюмке.

- Не откажите бедной девушке, составьте компанию…

Решительно забрал у неё рюмку и отставил в сторону.

- А что случилось? А… вам пора!..

Нет, мало ей сейчас не покажется.

- Давно пора. Нам давно пора с вами разобраться, Катя.
- Я внимательно вас слушаю.
- Так на чём мы остановились?
- Если мне не изменяет память - на том, что вы не можете меня целовать при свете и на том, что я… всё ещё вас люблю.
- Ах, любишь? То есть ты – меня – любишь?.. Перестань надо мной издеваться! Я всё узнал! Ты звонила не домой, ты звонила Зорькину – для того, чтобы рассказать ему, где, как и с кем ты развлекаешься!!!
- Не смей на меня орать!!!

Выплеснутая из рюмки водка залила лицо, очки…

- Катя, ты меня не понимаешь… Что я должен делать?! Я сижу здесь вместе с тобой, ты меня уверяешь, что между вами ничего нет, и тут же идёшь звонить своему Зорькину! Что происходит?! Где правда, Катя, я не понимаю!

Опять смешно. Он – и не понимает, где правда. Может, забыл, Малиновского попросить – чтобы напомнил?
Передразнила его, прикрыв глаза. Да ничего уже не страшно… только смешно. И поздно.

- Это всё, что ты хотел мне сказать?

Капли водки стекают по стеклянной стене, а стена становится всё толще, всё непроницаемей…

- Сколько я должна тебе за звонок с твоего мобильного?

Нет, этому нелепому фарсу нет конца… Он не может поверить, что всё это происходит на самом деле...

- Что?.. Прости - что ты сказала?
- Я выражусь яснее: сколько я должна тебе за звонок с твоего мобильного? Я ведь подорвала твой бюджет… видимо, существенно.

Он рассмеялся, оглянувшись по сторонам.

- Катенька, перестань, я тебя прошу… Это смешно…
- Жданов, ты шею свернёшь… Посмотри на меня… Ты мне веришь?

Всё. На сегодня хватит. Из кошелька на стол легли купюры.

- Это за звонок. И за водку.

Со всей силы стиснул ей руку. Не уйдёт.

- Пусти… пусти меня!
- Постой, Катя.
- Пусти, ты делаешь мне больно!
- Катя, нам нужно поговорить.

…Не много ли разговоров для одного вечера? С мёртвой душой не так-то легко столько разговаривать. Но тело ещё живо, оно чувствует боль и ещё… ещё что-то, чего не должно чувствовать. Он удерживает её силой, не понимая, что она давно уже не с ним – тем, что есть, настоящим. Он - чужой. Ей нечего делать в ресторане со своим почти женатым начальником. Вечер воспоминаний о его бонусах своей секретарше закончился. А если он не хочет понимать этого, если он по-хорошему не отпустит её, то она сделает так, что весь ресторан будет вспоминать вместе с ними… Но есть ли предел его жестокости? Она хотела помучить его, а теперь сама умирает от боли…

***

Она любила его и хотела больше никогда не видеть и не слышать его.
Он не любил её и был готов на всё, чтобы она осталась с ним.
Она вырвалась и убежала. Он догнал её.
Земля уходила у него из-под ног, дымилась, горела. Дымился и горел он сам, в накинутом наспех пальто, не обращая внимания на мороз. Он оправдывался, умолял, упрашивал начать всё сначала.
Он дрожит? Ему просто холодно. Он в растерянности, в отчаянии? Он опять проигрывает и ему не в чем будет отчитаться Малиновскому. Нет…
В последний момент она выскальзывает из-под его склонённого для поцелуя лица и опять пытается уйти… но он удерживает её за ручку сумки. Как раз в тот момент, когда на крыльце ресторана появляются люди. У неё нет больше сил злиться на него, он переходит все границы.

- Ты с ума сошёл!

Да, да, всё правильно, он сошёл с ума, он обезумел - от ожидания, от неутолённого желания, от ревности!..

- Ты что, ты убить меня хочешь… Кать…
- Нет, это ты сам… ты сам себя убиваешь… а я так больше не могу, мне надоело, я не хочу тебя больше видеть…

Она уходит от него, и в спину ей врезается крик.

- Зачем ты врёшь, Катя!!!

Всё закружилось перед глазами, полетело куда-то… ОН обвиняет во лжи – ЕЁ?!. Этот жестокий лживый мир не заслуживает её правды. В этом мире все лгут друг другу и все ждут друг от друга лжи. И она будет играть по правилам этого мира и бить мир его же оружием.

- Я не вру… Я не вру, слышишь? Я никогда не вру – меня не так воспитали!!! А если хочешь знать правду – я скажу!.. Да, я люблю вас обоих, только с одним я сплю при свете, а с другим – в кромешной тьме и с бутылкой виски!!!

Вот и вся разница! То ли всхлип, то ли смешок…

И из последних сил она пытается уйти снова…
Нет. Это не может быть правдой. Она солгала ему, солгала от отчаяния. Она просто защищается, она любит его, любит по-прежнему! И от этой мысли огонь, пожирающий его, полыхнул ему в лицо, он задохнулся, захлебнулся в нём! Ещё немножко потерпеть, ещё пара мгновений – и они сгорят… сгорят вместе! Специально сдерживая себя, чтобы не растратить, не расплескать, чтобы отдать ей этот огонь сполна, он рванулся к ней, развернул за плечи, тихо, чтобы не спугнуть, сказал: «Катя, подожди!» и… впился губами в её губы, сердцем в её сердце…

Я скучаю по тебе… Я устала дышать без тебя… Я таяла, я исчезала… Я живу только тобой… Я люблю… тебя…
Но ты миф, ты – сказка, живущая только на моих губах. Тебя – нет…

Он подарил ей себя прежнего. Себя несуществующего...

- Спасибо… Спасибо, Андрей Палыч…
- Кать…
- А теперь… мне пора.

Она пытается убрать его руки, но он с ещё большей силой цепляется за её пальто… Она – последняя и единственная его опора, без неё – его не будет, он – исчезнет, он – умрёт…

- …Я прошу тебя, не уходи! Я не могу без тебя, Катя!! – Это не голос, это душа его молит её в последней надежде… - Мы должны быть вместе!.. Сегодня.

Сегодня. Всё – по правилам.

- Нет…

Как же так… Она не верит. Всё равно не верит… А он… он же… И те слова, которые раньше были необходимы для достижения цели, впервые разорвали оболочку лжи и, зажив своей собственной жизнью, вырвались из его отчаявшейся души...

- Катя, я богом клянусь – я-люб-лю-те-бя!
- Что?

Она уже думала, что сегодня больше не будет смешно… Даже жаль, что больше никто этого не слышал. ТАК он ещё никогда не говорил! В этот раз – высший пилотаж…
И она попросила его повторить… на бис.
Но душа его уже была опустошена, испугана своим неожиданным выплеском. И во второй раз она слышит только глухое упрямое эхо… И руки его уже повисли, словно плети.
Как же ему холодно. От мороза его всего трясёт мелкой дрожью. Вот до чего она довела его… Она не хотела, чтобы он заболел.
Заботливо укутала его шарфом.

- Завтра… завтра поговорим. Вы простудитесь, Андрей Палыч…

И вдруг – вышмыгнула из-под него, побежала с поднятой рукой к подъезжающему такси… Села внутрь почти в тот же миг, когда он, очнувшийся, подбежал к машине…
Вот она, эта стена. На этот раз видимая, осязаемая. Между ними – оконное стекло машины. Ему не удалось и не удастся разбить стекло силой. Он может только растопить его своим теплом… отдать его ей, чтобы она согрелась, чтобы она успокоилась… И он разжал ладонь и бережно приложил к стеклу.
А она уже опять замёрзла без него… Увидела его руку и потянулась к ней… прильнув к стеклу.

Когда машина тронулась, тепло постепенно покидало её щёку, улетало невидимым облачком, растворялось в морозном воздухе… И, прижимаясь к уже холодному и равнодушному стеклу, она заплакала от обиды.

***

Она увезла всё его тепло с собой, и ему действительно, впервые стало холодно.
Он вернулся в ресторан.
Полночи просидел в том же зале, за тем же столиком.
Думал…
О цветах, которых он ей никогда не подарит.
О летнем рассвете, который они никогда вместе не встретят.
И просто – о своей любви, в которой было бы всё это.

Которой никогда не было.

-------------------------------------------------------------------------------------

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 16:20 
Не в сети
тяжелый случай
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 окт 2007, 22:03
Сообщения: 3098
Спасибо! :cray:

Натали, это чудо! :cray:
Наконец-то, я прочитала то, что увидела в фильме. То, за что этот фильм полюбила. Именно за это вот непоказанное я теперь могу пересматривать сотни раз любую серию. И глупо улыбаться глядя на них. Просто любоваться. Потому что они пережили это. Потому что актеры сумели это показать. За это и полюбила их обоих - и Гришу и Нелю. Особенно Гришу. Потому что ему было сложнее.

Еще раз спасибо большое! :cray:

_________________
Кукусики, дядьки и тетьки!


Последний раз редактировалось kvaki 29 окт 2007, 16:24, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29 окт 2007, 16:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 окт 2007, 16:37
Сообщения: 9908
Откуда: Беларусь, г.Минск
zszu писал(а):
Охх, как ярко стала передомной эпизод в Лиссабоне. Их боль, непонимание.....
Браво автору!

Olga147 писал(а):
Изображение

Наташа,слов нет! Цветы Вам за такой подарок! Читала " Лиссабон" с замиранием сердца! Я очень люблю это момент в сериале.

Светик писал(а):
Наташк,..словей нет :oops: ... ты теперь будешь моим вторым любимым описателем серий , после МИЛЫ :oops: :D :D :lol: :P

Nedo писал(а):
А моим - первым!!!!

Я сахар не люблю.

Спасибо, Наташечка!!!!

Никитка писал(а):
Ух, это уже не чары, тут уже сплошной накал страстей. Как все ярко, выпукло так, объемно.
Спасибо.

Margarita писал(а):
Напал ступор,все слова выветрелись,это просто великолепно.
СПАСИБО!

Yana писал(а):
Margarita писал(а):
Напал ступор,все слова выветрелись,это просто великолепно.
СПАСИБО!


+1

Nюрочка писал(а):
Наташа!
Читала ваши все предыдущие зарисовки. Да, они очень хороши!
Но последняя про "Лиссабон" сокрушила меня окончательно! Это действительно прекрасно! Не всё правда совпадает с моим личным впечатлением, но... ваши описание прочувствовала полностью!
Спасибо! :D

natally писал(а):
Дорогие мои - Olga147, обе Светочки, Никитка, Margarita, Yana, Nюрочка, спасибо вАм! Уже третий день летаю от радости... :)

Olga147, спасибо за такие замечательные тюльпаны!

Nюрочка писал(а):
Не всё правда совпадает с моим личным впечатлением

Нюр, этот кусок такой сложный, психологически глубокий, что раз от раза восприятие как-то меняет угол, многое переосмысливается. Например, реакция Андрея на "правду" Кати об отношениях с Зорькиным... Сначала я воспринимала её так, как лежит на поверхности: он поверил и заревновал ещё больше. Но потом, внимательно наблюдая за его реакцией, а главное - слушая то, что он говорит назавтра (а отношения с Зорькиным - главная тема следующего дня), я поняла, что он всё-таки не поверил ей, он почувствовал, что это защита...

Спасибо!!!

Della писал(а):
Наташа, а можно нескромный вопрос? А новенькое Вы выложите, или только то, что есть в Палате? Очень бы хотелось надеяться на новенькое (просительно)

natally писал(а):
Della писал(а):
Наташа, а можно нескромный вопрос? А новенькое Вы выложите, или только то, что есть в Палате? Очень бы хотелось надеяться на новенькое (просительно)

Dellочка, спасибо за такой вопрос! :D Конечно, выложу. Я в процессе постоянном нахожусь. Так что как только - так сразу. :)
Кстати, а пока что - может, стихи? У меня есть несколько тоже событийных... :oops:

Никитка писал(а):
natally писал(а):
Кстати, а пока что - может, стихи? У меня есть несколько тоже событийных... :oops:

Конечно. :D Ждем. :D

_________________
Огонек


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 799 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 40  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB

Сериал Не родись красивой и всё о нём История одного города Фанфики 13й сказки и не только